Мобильная версия сайта |  RSS |  ENG
ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
 
   

 

» МАРКОВ Е. Л. - НА ОКСУСЕ И ЯКСАРТЕ. РУССКАЯ СИЛА В БУХАРЕ
Павел Михайлович Лессар — русский военный инженер и дипломат, участник Среднеазиатских походов, дипломатический агент в Бухаре, посланник в Китае. Действительный статский советник.Было всего 8 часов утра, но деятельный агент наш уже был за работою и принял нас очень радушно. Мне очень хотелось познакомиться с человеком, игравшим такую видную роль в наших последних движениях к пределам Авганистана, и так близко изучившим интересовавший меня край. П. М. Лессар — человек еще молодой, того сухого и нервного  типа, который, обыкновенно, проявляет много энергии и решительности. Он мне напомнил несколько генерала Баранова, героя Весты, теперешнего талантливого губернатора Нижнего-Новгорода. Смелые поездки Лессара по пустыням Мургаба и по горным трущобам Гинду-Куша, к сожалению, сильно подорвали его здоровье. Я воображал, что он родом Француз, а он оказался Черногорцем. Дед его один из первых поселился в Одессе, а отец воспитывался в Ришельевском лицее; сам П. М. по профессии — инженер путей сообщения; он строил Закаспийскую железную дорогу до Кизил-Арвата во время Скобелевского похода; когда Ахал-Текинский оазис был присоединен к России, Лессар вызвался расследовать местность около Мерва. Мерв тогда еще был независимым гнездом текинских разбойников, ненавидевших Русских. Бесстрашный инженер наш явился чуть не в одиночку на базары этого враждебного нам города, в сопровождении всего нескольких казаков, рассчитывая единственно на потрясающее впечатление недавнего разгрома под Геок-Тепе, и своим смелым появленьем до того озадачил Мервцев, что они беспрекословно исполнили все его требования. Он призвал к себе, как власть имеющий, двух влиятельных ханов, объявив им, что послан от русского начальства в Бухару и без церемонии приказал немедленно доставить себе верблюдов и лошадей. Ханы безотговорочно прислали все, что им было приказано, а Лессар за все заплатил им. Потом, когда взят был Мерв, Лессар, пользуясь таким же “психологическим моментом”, имеющим особенное значенье среди впечатлительных восточных народов, отправился к Сарыкам и Салорам в Пенде и далее, по теченьям Мургаба и Теджена, проехал на Парапамиз к границам Авганистана, убедился, между прочим, что никакие воображаемые хребты гор не отделяют его от Туркменских равнин, и благополучно возвратился домой. Нигде никто не посмел его тронуть, хотя он все время странствовал среди независимых разбойничьих племен. Но несколько месяцев, проведенных без отдыха на седле, ночлеги под открытым небом, зной, холод и всякие лишения и опасности, который приходилось испытывать, жестоко расстроили здоровье предприимчивого путешественника; у него обнаружилось страданье спинного мозга и паралич ног; пришлось долго лечиться у Шарко в Париже и на разных водах, но все-таки поправленное здоровье не восстановилось еще вполне, так, что и до сих пор он слегка хромает. В виде отдыха Лессара послали консулом в Ливерпуль, а после битвы при Кушке призывали к участию в разграничительной комиссии в Лондоне. Лессар писал довольно много об английских делах в Голосе, Новом Бремени и других наших журналах и не раз выступал с очень вескими опроверженьями против писании разных руссофобствующих политиканов Англии.
Кабинет П. М. — целая интересная библиотека, специально посвященная Азии. Тут собраны выдающиеся книги и художественный издания, английские, французские, немецкие, русские, относящаяся до Закаспийского края, Туркестана, Афганистана и Индии.
Нашему дипломатическому агенту в Бухаре дела очень довольно. Все проживающее здесь иностранцы подчинены его суду. Эмир точно также обращается к нему по всякому мало-мальски серьезному делу не только из области внешней политику но и своего внутреннего управления. Советы русского агента считаются за приказ и исполняются беспрекословно. «Перваначи-баши», министр иностранных дел эмира, каждый день является к нашему агенту за получением инструкций. Заехав к нему, несколько часов спустя, позавтракать, мы едва не захватили в его кабинете этого халатника-дипломата. И со всем тем, по словам г. Лессара, между Россией и Бухарой не существует никакого писанного договора о подчинении её России. Общее убеждение, господствующее в Закаспийском крае и даже между самими Бухарцами, будто Бухара останется самостоятельною только до смерти нынешнего эмира, а после смерти его будет присоединена к России как одна из её губерний, оказалось тоже басней.
— У эмира есть наследник, признанный Россиею, да и России нет никакой выгоды брать на себя далеко не дешевую обузу управляться со здешним фанатическим и беспокойным населением! объяснял нам Лессар. — Вмешательство России в дела Бухары — это просто-напросто естественное последствие существующего положенья вещей. Иначе нельзя — вот и вся причина; и ее все сознают, и мы, и Бухарцы. И русский посёлок Новой Бухары, и русские военные колонии в Чарджуе и Керки — все это только одиночные, совершившиеся факты, не основанные ни на каких общих правах и договорах. Все это допущено, как частные случаи и делалось как-то само собою по неотвратимому течению событий.
Полный текст
» МАРКОВ Е. Л. - В ТУРКМЕНИИ. АСХАБАД
Вагон для магометан Закаспийской железной дороги, 1887 г.Посидев в Асхабаде сколько было нужно, пора было и собираться дальше. Поезд отходил рано, и, не надеясь на плохую прислугу, я чуть свет побежал на базары — отыскать извозчиков под нас и наш изрядный таки багаж. Город уже давно был на ногах и торговля в полном разгаре. Мы приехали на вокзал вовремя, но были поражены довольно  неприятным известием: оказалось, что почтовые поезда ходят только два раза в неделю, а сегодня отходит товаро-пассажирский, в котором, к довершению удовольствия, не будет на этот раз вагонов второго класса (первого класса совсем нет на Закаспийской дороге). Приходилось или садиться в вагон третьего класса на этот сравнительно медленный поезд, или ждать еще два дня. Мы подержали военный совет с нашим Американцем и решились отправляться немедленно, чтобы не перепутать предположенного маршрута....
Хорошо еще, что мы с женой заранее запаслись всякою провизией и утварью, необходимою для странствований по варварским землям, так что это неожиданное злополучие не захватило нас врасплох. Русский чай очень удобно заваривался и распивался в вагоне, к особенному удовольствию м-ра Крэна, а запас кавказского вина и разных консервов, закупленных в Тифлисе и Баку, оказался неистощим, даже при участии еще двух случайных потребителей...
К великому еще нашему счастью Закаспийская дорога придумала прекрасную вещь — особые вагоны для магометан. Это в высшей степени практично и политично. Туземцы чрезвычайно довольны, что им не приходится перевозить своих жен и дочерей рядом с русскими солдатами, что они могут и сидеть по-своему, и молиться по-своему, не оскверняемые присутствием собак-Русских, а русский православный люд еще того довольнее, что все это лохматое зверье, кишащее всевозможными насекомыми, не по-людски говорящее, не по-людски сидящее, — не набивается в его вагоны и не возмущает его православных вкусов. Иначе бы в вагоны третьего класса и войти было нельзя. Теперь же все-таки спутники наши если и не принадлежали к числу особенно галантных людей, то всё-таки были народ порядочный и подчас не безынтересный...
Полный текст
» МАРКОВ Е. Л. - В ТУРКМЕНИИ. НА КАСПИИ
Туркмен-текинец, 1890 г. Фото Поля Надара.«Туркмен не нуждается ни в тени дерева, ни в сени власти»! говорит характерная текинская поговорка.
Эта многовековая обстановка зверя выработала в них вкусы зверя, силы зверя. Если настоящая текинская лошадь может по четыре дня не пить воды и скакать восемь дней сряду по 120 верст в день, как уверяют здешние жители, то и сами Текинцы поражают такою же сверхъестественной выносливостью, такою же нечеловеческою умеренностью своих потребностей. Горсть риса или проса, глоток воды из соленой лужи — вот обычный обед Туркмена при переходах пустыни. Это не мешает ему на каком-нибудь праздничном пиршестве, на каком-нибудь даровом угощении, в одиночку убрать целого барана, как убирает его голодный волк, после недели вынужденного поста.
Туркмен изумительный наездник, изумительный стрелок, а Текинец особенно. Текинец силен, смел и ловок как прирожденный хищник, у которого и течение долгих веков все успело приспособиться к главной цели и содержанию ею жизни. Ведь и у волка недаром выработалась могучая челюсть с зубами-кинжалами; несокрушимая шея, способная держать на бегу барана и теленка, и неутомимые ноги. Текинец действительно производит своею фигурой среди мирного населения, его окружающего, впечатление какого-то крупного и могучего хищного зверя, который только ждет удобной минуты для кровавой поживы. Он и лохмат, как хищный зверь, и глядит на вас глазами хищного зверя.
«Не расти дереву, где есть верблюд, не быть миру, где есть Туркмен!» с откровенною похвальбой говорит старая пословица Текинцев.
Недаром Персияне, испытавшие горьким опытом силу и смелость своих степных соседей, до такой степени трепетали одного вида и даже одного имени Текинца, что целая толпа отдавалась без боя в плен двум, трем всадникам, послушно перевязывая друг другу руки и ноги. Случаюсь, что один вооруженный Текинец, появившийся на базаре пограничного персидского городка, обращал в отчаянное бегство весь базар, все население города и хозяйничал в его лавках, как его душе было угодно. Случалось нередко, что текинский разбойник в одиночку пригонял к себе в аул несколько человек Персиян, не трудясь их даже связывать, хотя, казалось бы, они безо всякого труда могли стащить его самого с лошади и сделать с ним все, что бы им ни вздумалось.
Вот что, например, рассказывал один Текинец моему железнодорожному спутнику, понимающему по-туркменски: ходили мы в атаман за Атрек, в Персию; вот я наловил человек пять Персов и веду с собою; связать их нечем, караулить некому; а хочется еще пленников набрать, дело вышло способное. Вот я говорю им: слушайте, Персы! Вы знаете, что я всех вас знаю, откуда каждый из вас. Садитесь у этого куста и ждите, пока я вернусь, на один шаг отойти не смейте. Кто с места двинется, тому не жить больше на свете! опять вас всех найду, и жен, и дочерей ваших всех перережу... Да и отправился опять за добычей. Захватил еще троих, привел их к кусту, где прежних оставил, смотрю, все в кучке сидят, будто кто веревкой их к кусту привязал... Даже для себя не смели отлучиться, тут же делали...
Полный текст
» СЕРЕБРЕННИКОВ А. Г. - К ИСТОРИИ КОКАНСКОГО ПОХОДА
Константин Петрович фон КауфманПосле боя с огромным скопищем коканцев под Махрамом и удачного штурма этой крепости 22-го августа 1875 г. Генерал-адъютант фон-Кауфман, командовавший войсками, действовавшими в Коканском ханстве, всеподданнейше донёс Государю Императору телеграммой об этом событии и засвидетельствовал пред Его Императорским Величеством, что войска вели себя славно, молодецки и что дело это было сделано чисто.
Донеся, что неприятель понёс полное поражение и что впечатление победы огромное, генерал-адъютант фон-Кауфман присовокупил, что он затрудняется определить все последствия боя под Махрамом и решил продолжать движение на город Кокан, столицу ханства, как только прибудут из Ходжента интендантский и артиллерийский транспорты.
В ожидании этих транспортов, 24-го августа, на биваке под Махрамом, генерал-адъютант фон-Кауфман получил телеграмму от военного министра генерал-адъютанта Милютина, в которой сообщалось, что Государь Император весьма доволен успешными действиями против коканцев наших войск, оправдавших и на сей раз ожидания Его Величества и что коканцам следует нанести примерное наказание.
Вместе с тем сообщалось, что Государь Император желает, чтобы без крайней необходимости наши войска не оставлялись в коканских владениях и что, благодаря громадному расстоянию, недостатку средств передвижения и неблагоприятному для этого времени года, не представлялось возможным рассчитывать в скором времени на прибытие с Волги подкреплений, которые понадобились бы в этом случае.
Полный текст
» ГУЛЯЕВ А. Г. - ПОХОД НА АМУ-ДАРЬЮ И В ТЕКИНСКИЙ ОАЗИС УРАЛЬСКИХ КАЗАКОВ В 1880-81 ГОДАХ

Правитель Хивы Мухаммад Рахим-хан II9 марта мы приблизились к г. Хиве. Хан в прекрасном бархатном халате, на котором блестела Станиславская звезда, встретил отряд верст за 8 до города. С ним была многочисленная свита. Полковник Куропаткин пропустил отряд мимо хана церемониальным маршем, при чем каждая часть на приветствие хана громко отвечала “здравия желаем Ваше Высокостепенство”.
Хивинский хан еще довольно молодой человек, лет 35, высокого роста, красивый брюнет с умными выразительными глазами. Он имеет вообще очень симпатичную наружность.
По вступлении в город наш отряд, весь целиком, был расположен в одном из ханских дворцов. Громадные самовары с фамильным и зеленым чаем, плов, лепешки, жареная и вареная баранина были припасены в большом изобилии, как угощение от хана для всех чинов отряда.
10-го была дневка, и полковник Куропаткин со мной и заведовавшим ротами — майором Богаевским представлялись хану в его дворце. Хан встретил нас у входа в свой внутренний двор, пригласил на эстраду и очень любезно разговаривал с нами в продолжении часа времени. При этом мы были угощаемы чаем, сервированным совершенно по европейски. Прекрасные хрустальные стаканы были на блюдечках с золотыми ложечками очень хорошей русской работы.
На другой день утром хан отплатил визит начальнику отряда; а перед выступлением объехал войска, выстроенные на дворцовой площади. Пройдя два раза церемониалом, отряд двинулся по улицам города. По обеим сторонам улиц, по которым мы шли, стояли громадные толпы народа. Близь базара какой то фанатик кричал что-то с большим воодушевлением, но был сейчас же схвачен и куда то препревожден по приказанию хивинского министра Мат-Мурата, провожавшего нас. Знающие язык перевели, что этот фанатик взывал к тени того хана, по приказанию которого погиб в Хиве русский отряд князя Бековича-Черкасского. Посмотри, о великий хан, как оскверняют твою священную Хиву эти собаки”, кричал изувер.
Полный текст

Метки к статье: 19 век Центральная Азия

» ПОЛЬ НАДАР - ТУРКЕСТАНСКАЯ ВЫСТАВКА СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА И ПРОМЫШЛЕННОСТИ, ТАШКЕНТ, 1890 Г.
Сменили тарантас на комфортную бричку с туземным извозчиком. Нашли неплохую гостиницу. «Ташкентские номера для г.г. проезжающих».Преодолев по пыльной узбекской степи на тарантасе почти 320 верст,  Поль Надар с компаньонами добрался до конечной цели  своего путешествия, г. Ташкента, а точнее до Туркестанской выставки сельского хозяйства и промышленности открывшейся в главном городе Сырдарьинской области и Туркестанского генерал-губернаторства 30 августа 1890 г.
Ниже предоставлен его фотоотчет о выставке, который дополнен очерком (Маев Н. Туркестанская выставка 1890 г. Путеводитель по выставке и ее отделам. Ташкент, 1890.) очевидца этого события Н. Маева, разбавленный гравюрами Шублера, сделанными с фотографий Николаи.
» ПОЛЬ НАДАР - САМАРКАНД-ТАШКЕНТ - ПУТЕШСТВИЕ ПО УЗБЕКСКОЙ СТЕПИ НА ТАРАНТАСЕ, 1890 Г.
Сырдарья. Паромная переправа.От Самарканда до Ташкента железная дорога еще не построена, поэтому Поль Надар с ассистентами и  князем Александром Гагариным  отправляются в  главный город Сырдарьинской области и Туркестанского генерал-губернаторства на тарантасах - четырёхколёсных конных повозках на длинных дрогах, уменьшающих дорожную тряску в длительных путешествиях. 
Благодаря опеке князя Гагарина, адъютанта  генерал-губернатора туркестанского края барона А.Б. Вревского и казенной подорожной, которая  давала возможность менять лошадей без промедления, путешествие группы Надара длинною в 320 верст (от Самарканда до Ташкента) с остановками для фотосъемок в достопримечательных местах  заняла около четырех дней.
По пути путешественники останавливаются на почтовых станциях (расстояние между станциями в среднем 25 верст), где на каждой имеется по три или по четыре тройки и потребная на это число лошадей сбруя. Во время остановок на почтовых станциях все путники имеют возможность отремонтировать повозку, передохнуть и перекусить.
» ПОЛЬ НАДАР - ОБЗОР САМАРКАНДА - САМАРКАНД ДРЕВНИЙ, САМАРКАНД СЛАВНЫЙ, 1890 Г.
Самарканд. Шахи-Зинде. Мавзолей Шади-МулькПреодолев на поезде 260 верст от Бухары до Самарканда, конечной точки Закаспийской железнодорожной магистрали, Поль Надар со своими спутниками прибыл на недавно отстроенный железнодорожный вокзал.
Русская часть города основана в 1871 г., распланирована широкими шоссированными улицами, обсаженными роскошною растительностью. От азиатской части русская отделяется особенно красивым "Абрамовским" бульваром, обсаженным аллеями тополей, белых акаций, карагачами, айлантусами. Название бульвара в честь первого устроителя города, бывшего военного губернатора Самаркандской области генерала А. К. Абрамова. Внутри города обширные парки и скверы, которые в связи с холмистою местностью, придают всей русской части живописный вид.
Туземная часть города широко раскинулась на 4.629 десятинах, представляя вид обычного Средне-Азиатского города; улицы за немногими исключениями узкие, извилистые, немощеные; дома глинобитные и фахверковые, без печей и окон на улицу, с плоскими земляными крышами. При скученности городских построек — древесные насаждения и цистерны с водой (хаузы) встречаются не часто. Всех домов в этой части 6.184, лавок 1.169, караван-сараев 28. Четыре базарных площади, 2 сквера, 105 мечетей, еврейская синагога, 6 еврейских молитвенных домов, 91 мактабов, 14 медресе, 10 еврейских хедеров. 
Базары, торговые дворы и ряды: Горшечный ряд — на углу медресе Улуг-Бек по Ташкентской дороге. Медный ряд по той же дороге против медресе Шир-Дор — медные изделия туземные и русские. Сапожный ряд позади медресе Шир-Дор. Обувь туземная. Чарсу —мелочная торговля: тюбетейки, чалмы, сухие фрукты, меха, мерлушки. Менялы. Ряд аттаров по Сузангаранской улице — мелочная торговля косметическим, фармацевтическим и проч. товарами. Сундучный ряд на улице Кушбеги, у Чарсу. Сундуки и чай зеленый. Железный ряд у Чарсу, — железный, скобяной товар. Ковровый ряд — в конце Старо-Ташкентской дороги, при выезде на Биби-Ханымскую площадь. Ковры, палацы, курджумы, попоны, дорожки, тесьма и др. изделия из шерсти. Фонарщики, лудильщики и часовщики—между мостом Пулисафит и медресе Улуг-Бек. Плотники, столяры, кузнецы, жестянщики, лудильщики, серебряных дел мастера — на улице медресе Тилля-Кари. Лесные дворы по Ташкентской дороге и выезде из города — продажа лесного материала, камыша и камышовых изделий. Скотный базар — там же, продажа коров, лошадей, быков, ишаков, овец. Сенной базар — против крепости по Старо-Ташкентской дороге, — продажа сухой люцерны и самана. Птица — живая и битая, по той же дороге. Хлебные ряды— на Биби-Ханымской площади. Продажа зернового хлеба, муки, сушеных фруктов, орехов, туземного хлопка. В базарные дни — воскресение и среду, привоз разного рода продуктов сельского хозяйства из окрестных селений. Арбакешная биржа — у моста Пулисафит. Дровяной базар — против мечети Рухабад. Хлопковый сарай (Пахта-сарай) — продажа исключительно американского хлопка сырца, близ Чарсу, позади Биби-Ханымской улицы.
Начало обзора


Главная страница | Обратная связь | ⏳Вперед в прошлое⏳
COPYRIGHT © 2008-2024  All Rights Reserved.