Мобильная версия сайта |  RSS |  ENG
ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
 
   

 

» ПОЛОВНИКИ В ВОЛОГОДСКОЙ ГУБЕРНИИ
Се аз Иван Алексеев сын Ведров, Семен Семенов, сын Прахов, порядилися есми у старосты церковного у Григория, Иванова сына, да у попа Евдокима, Григорьева сына, с крылошаны Афанасия Александрыйского и великомученицы Варвары на церковную деревню, что словет Деревенька, на трех лошадех своих половничьих, снасть всякая деревенская железная и деревянная наша половничья, семяна ржаные и яровые, всякие, сколько земля подымет, церковные, а за семяны что Бог уродит и приполонной хлеб делить нам половникам на пятеро: хозяину три меры, а нам половником две меры, корм гуменной и сена что стает, то нам половникам на себя. А живучи нам половником хозяйского хлеба не стравить, а буде что стравлено, то наше половничье, а цело хозяйское. А порядилися есми мы половники на три годы ряд и в ряд Георгиев день осенный; а приряды нам половникам делать в те срочные годы: изба поднять в струбах в стопу готовая, рубленая на Деревеньке трех сажен, и нутро сделать в лесу в готовом, в церковном, а желобы и драницы церковные, как ведется делать в лесу добро и безохулно, а та изба и струбы избные приплавить под берег под Сметанино ему старосте, а возить струбы избные из-под Сметанина нам половникам на своих конех на Деревеньку, да сарай против избы перетрести старый, в лесу готовой их, как им надо, и кровля и драницы и желобы сделать новые в церковном лесу и покрыть до готова; назем нам половником возить с Устюга, где староста добудет, по сту возов на всякий год на лошадь, да нам же половником назем изо двора и с улицы и з гумна возить на поле до чиста по надобным местом и пары здынуть, а отживем урочные годы и приряду всего не сделаем, избы в стопу не поставим и нутра в избе не сделаем, за став ему старосте взять на нас половниках два рубля, а назму не вывезем всего на который год сколько возов, за недовозку за всякий воз по алтыну, а за жерди за сто за всякое по гривне, а назем с посаду возить готовый откуды велят, а заламывать нам половинкам, а огородцы и капустники и конопленики нам половником на себя, и приполонный хлеб своей пахоты нам половником возить на посад, когда велят, на своих половничьих конех без ослушания, да и ко храму из-под берегу церковные дрова возить нам половником на своих конех, да огуменник, опричь церковного попова конопленика, нам половником на себя. Хто сею порядною станет, тот есть истец. На то послух Баженко Исаков сын Тарховых. Порядную писал площадной пищик Моска Григорьев Копосов. Лета 7154 года, октября в 12 день.
Полный текст
» ПЕТЕР АНТОНИН ЛОФЕЛЬДТ - КРАТКИЕ СВЕДЕНИЯ О РУССКОЙ ТОРГОВЛЕ 17 ВЕКА
Из Англии поступают сукна разного цвета, которые особым способом делаются легкими, чтобы они не были слишком тяжелыми для долгополой русской одежды; далее фиолетовый, темно-синий и других цветов камлот, изготовленная также из шерсти ткань, итальянский бархат, атлас, камка, тафта, золотая и серебряная парча, английские и нидерландские обойные ткани («Тапетен» может быть и «ковры».), кроме того, ювелирные изделия, жемчуг, серебряная посуда, весовое золото и серебро, олово, свинец, сахар и пряности, бразильское дерево и т. д.
Из Голландии как через Архангельск, так и через Лифляндию ввозятся различные итальянские шелка и шелковая одежда, изготовленная также в Италии, бархат, атлас, камка, тафта, золотая и серебряная парча, также шелковая ткань, богато расшитая (Значение слова «ангешеймендес», употреблено как определение к «сейден цеузк» — «шелковая ткань», неясно.) (узором) из цветов; далее позументы как высшего сорта, так и простые, атлас из Брюгге, камка, большей частью цветная и с узором из цветов; далее тонкие полотна и постельное белье, также сукно, изготовленное в Голландии из шерсти английским способом; далее ювелирные изделия, жемчуг, серебряная посуда, весовое золото и серебро, также мишура, имитирующая рюсельскую («Брюссельскую» (?), тогда речь идет о плетеных из мишурной проволоки кружевах.) работу, и (мишурная) проволока. Далее разные французские и нюрнбергские товары, как например, маленькие часы, бритвы, инструмент для цирюльников, зеркала и тому подобное; далее значительные партии испанских н французских вин, рейнское вино в несколько меньшем количестве и только для знатных людей и гурманов; много красных французских вин любого качества, так как русские употребляют их при своем богослужении; далее сахар и сласти, пряности. Часто упомянутые предметы и товары дешевле купить в городе Москве, чем в шведских городах, потому что их ввозят в больших количествах и в Архангельске с них берется лишь незначительная пошлина, а подводы (Автор пользуется русским словом «подводы», придавая ему широкий смысл — «привоз любыми средствами сообщения».), иначе говоря, провоз по воде и суше очень дешевы.
Полный текст
» ЛЕГЕНДА О ВАСИЛИИ МАНГАЗЕЙСКОМ
Сия чюдеса новоявленнаго Мангазейскаго святаго великомученика и чюдотворца Василиа, еже содеяшася в последнем роде нашем рускаго православия, в словенском нашем языце, в сибирских краех.
Не престану повествуя пиша, ниже умолчу поведати святаго новоявленнаго великомученика Василиа, Мангазейскаго чюдотворца. Да не получю аз, окаянный, части лениваго раба, скрывшего талант,  ниже буду подобен оному чернцу, скрывшему главу предтечеву, еже не славитися о ней имени господню. Но аще и ленив есмь и жестосердечен, но подобает ми всяко отдати вам, добрым торжником, по глаголющей истинне. И ясне поведаю вам, благочестивии и истиньнии делателие винограда Христова, о новосотворшемся чюдеси пред очима нашима и всех, иже во граде тогда Мангазейской прилучившихся. Сотвори бо ся сие чюдо не в древних летех, ниже в далних странах, но в Сибирском царстве, в Мангазейском граде, сего великомученика Василиа, новоявленного чюдотворца.
Полный текст
» «ГОСУДАРЕВА СЛУЖБА» И ИМЕННЫЕ СПИСКИ «КОННОЙ ЧЕРЕМИСЫ» В ДОКУМЕНТАХ СЕРЕДИНЫ XVII ВЕКА
В нынешнем во 162-м году ноября в 17 день в приказ Казанского дворца боярину ко князю Алексею Никитичю Трубецкому да дьяком к думному Лариону Лопухину, да к Федору Грибоедову, да к Гомилу Перфильеву в память за твоею, Григорьевою, приписью Лариона написано: Государь, царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Русии указал быти на своей государево службе понизовых и мещерских городов дворяном, и детем боярским, и князем, и мурзам, и новокрещеном, и татаром и черемисе, а которых городов дворяном. и детем боярским, и князем, и мурзам, и новокрещеном, и татаром и черемисе, и сколким человеком и в которых городех быть и тому в приказе Казанского Дворца прислана из Розряду под памятью роспись. И по той памяти и по росписи посланы ис приказу Казанского дворца в понизовые и мещерские городы к воеводам государевы грамоты: велено дворян, и детей боярских, и князей, и мурз, и новокрещенов, и иноземцев, и татар, и черемису прислати и для государевы службы к Москве к указным сроком апреля к 23-му да мая к 1-му числу против государева указу сполна. И ныне ис понизовых городов в присылке к Москве для государевы службы служилых людей с Уржума семь человек детей боярских, дватцать один человек конной черемисы и с Царево-Санчюрска шездесят семь человек конной же черемисы. И по государеву указу те уржумцы дети боярские и иноземцы, и конная черемиса уржумская и царевосанчюрская ис приказу Казанского Дворца посланы к вам в Розряд, а хто имяны уржумцы дети боярские, и иноземцы, и черемиса и имян их список послан к вам под сею памятью.
Полный текст
» ПРИКАЗ СТОЛЬНИКА КОЛОНТАЕВА СЛУГЕ ЕГО В МОСКВУ
От Елисея Васильевича человеку нашему Артемию.– А как получишь ты сию грамотку,–и сходить бы тебе к Петру Ильичу, а буде тебе Петр Ильич скажет идти тебе к дьяку Василию Сычину, и сходить бы тебе к нему, а пришедши к дьяку, в хоромы не входи, а прежде разуведай, весел ли дьяк, и тогда бы тебе войдти к нему и побить челом крепко, и грамотку, буде Петр Ильич даст тебе, дьяку отдать, а примет дьяк грамотку прилежно, и тебе бы ему три рубля дать, да обещать еще, а курей, и пива, и ветчины самому дьяку не отдавай, а стряпухе. Буде дьяк не весел, не ходи, а жди Петра Ильича совета. А отдать бы тебе однорядку мурано-зелену Петру Ильичу, да телогрею камчатую Федосье Васильевне, а кунью шубу у Петра Ильича возьми, да с Гришкою пришли, а соболей на Москве приторгуй и о том ко мне отпиши. А о Прошкином деле сходить бы тебе к подъячему Степке Ремезову, и попросить бы его тебе, чтобы сделал, а к Кирилл Семенычу не ходи: тот проклятый Степка все себя в лапы забрал; а от моего имени Степки тебе не просить: я его подлаго вора чествовать не хочу; а понесть бы тебе ему три алтына денег, да рыбы сушеной, да вина, и он тебе Прошкино дело сдеает; – а он Степка – жадущая рожа и пьяная. А сходить бы тебе Артемью к Немцу Грейнзию, да напомнить бы ему, да побить челом о вине заморском, и о том мне отпиши с Гришкою. А отцу Дорофею поклонись и благословение попроси, и чтобы молебен отслужил, а рыбу ему отдай, а Гришке накажи, чтобы у Петра Ильича боярской мед сытить и мед с зельем сытить выучился, а зелья того для меда пришли. А я твою работу помню и не забуду.
Полный текст
» ПОДМЕТНЫЕ ПИСЬМА 17 ВЕКА - ОСКОЛЬСКАЯ ГРАМОТКА 1649 ГОДА
Государю и многим людем добродею и к нам многомилостивому Юрию Даниловичю бьют челом и милости просят от бога забвенные и пред человеки паче всех человек грешные племянники твои пять человек. Умилостивись, государь наш дядюшка Юрья Данилович! Пожалуй, не вводи нас в большай грех, а себя в большай убытак и не вводи и детей своих в напрасную смерть. Ото всево от тово откупись, дай нам денег пятьдесят рублев. А положи, едучи к Вяблонову: сверх Халани речки по левую сторону дороги стоит столб на гранях, от тово столба отмерей дватцать шахов влево ж, и тут ямка, а в ней поставлен маленькой кусток вишневой, и тебе бы тут положить. А будет не положишь, или то будет от тебя или от тово, кто станет прочитать вслух, и тот у нас жив не будет. А у тово места у нас будет караул. И тебе бы тово не учинить, что нас не наделить — отнюдь от нас нигде и з детьми не укроесся. Уже нам лихим лиха за обычей всякое делать! А пишем мы к тебе для тово, чтоб доспеть тайно, а тебя бы добре не разгневить. А буди не положишь, житье твое достанетца нивесть кому. А больше недели ждать не станем-то уже нас буди опасен...
Полный текст
» ИСТОРИЯ О РОССИЙСКОМ ДВОРЯНИНЕ ФРОЛЕ СКОБЕЕВЕ И СТОЛЬНИЧЕЙ ДОЧЕРИ НАРДИНА-НАЩОКИНА АННУШКЕ
В Новогородском уезде имелся дворянин Фрол Скобеев; в том же Новогородском уезде, у стольника Нардин-Нащокина имелись его вотчины, и в тех вотчинах того стольника имелась дочь Аннушка, которая жила в тех вотчинах. Испроведал Фрол Скобеев о той стольнической дочери, и взял себе намерение, чтоб возъиметь любовь с тою Аннушкою и видеться; однакож, умыслил спознаться той вотчины с прикащиком, и всегда ездил в дом того прикащика. По некоторому времени случилось быть Фролу Скобееву в дом, и в то ж время пришла к тому прикащику мамка дочери Нардина-Нащокина; и усмотрел Фрол Скобеев, что та мамка живет всегда при Аннушке. И как пошла та мамка от прикащика к госпоже своей Аннушке, Фрол Скобеев вышел за нею, и подарил тое мамку двумя рублями. И та мамка объявила ему: «господин Скобеев, не по заслугам моим ко мне милость свою казать изволишь, для того, что моей услуги к вам никакой не находится». Фрол Скобеев отдал оные деньги той мамке и пошел от ней прочь, и ничего о том ей не объявил. И мамка та пришла к госпоже своей Аннушке, ничего о том ей не объявила; а Фрол Скобеев посидел у того прикащика, и поехал в дом! И во время увеселенных вечеров, которые бывали в веселость девичеству, называемые, по девическому званию, святки, и та стольника Нардина-Нащокина дочь Аннушка приказала мамке своей, чтоб она ехала ко всем дворянам, которые в близости той вотчины стольника Нардина-Нащокина имеют жительство; у которых дворян имеются дочери девицы, чтоб тех дочерей просить к той стольничей дочери Аннушки, для веселости на вечеринку. И та мамка поехала просить всех дворянских дочерей к Аннушке, для веселости на вечеринку, и потому ее прошению все обещали быть. И ведает та мамка, что у Фрола Скобеева есть сестра девица; и приехала та мамка в дом Фрола Скобеева просить сестры его, чтоб она пожаловала в дом к дочери стольника Нардина-Нащокина, к Аннушке. И та сестра Фрола Скобеева объявила той мамке пообождать малое время: «я схожу к брату своему; ежели прикажет мне ехать, то вам о том объявлю». И как пришла сестра Фрола Скобеева к брату своему, и объявила ему, что приехала к ней мамка от стольничей дочери Нардина-Нащокина Аннушки, просить меня, чтоб я приехала в дом к ним. Фрол Скобеев сказал сестре своей: «поди, скажи той мамке, что ты будешь не одна, а некоторого дворянина с дочерью девицею». И та сестра Фрола Скобеева о том весьма стала думать, что брат ей сказать велел; однакож, боялась преслушать воли брата своего, и объявила той мамке, по приказу брата своего, яко она будет к госпоже ее сей вечер с некоторою дворянскою дочерью девицею. И та мамка поехала в дом к госпоже своей Аннушке.
Полный текст
» ПОРОШИН С. А. - НЕКОТОРЫЕ ИЗВЕСТИЯ О ДЕТСТВЕ ПОКОЙНОГО ИМПЕРАТОРА ПАВЛА ПЕРВОГО
21 Сентября. Был день отдохновения. Заказаны делать Турецкие платья к назначенному на 23 число маскераду. Обедал у нас Александр Петровичь Сумароков. Его Высочество весьма смеялся, когда он описывал господина Эмина и свои с ним ссоры, и также бывшие побранки свои с Обер-Маршалом Сиверсом. Следующие назначены были товарищами Его Высочеству в маскераде, и определено было им идти показанным здесь порядком: Церемониймейстер Сергей Алсуфьев. Капитан Янычарской Князь Белосельской в паре с Бостанжи Башею Степаном Апраскиным. Начальник стражи Граф Петр Разумовский в паре с Капитан Башею Графом Андреем Разумовским. Визирь Граф Николай Шереметьев в паре с Муфтием Графом Матюшкиным. Султан Его Высочество. Евнух черный Граф Скавронский в паре с Капитаном Гвардии Неплюевым. Евнух белыйСеликтар-АгаЛибрагдар-Ага, Пеик Алексий Спиридов, двое Вадковских, Граф Лев Разумовский. Ввечеру для всех сих господ написаны билеты, и послана к ним повестка.
22 Сентября. День коронации Ее Императорского Величества. Поутру Его Высочество ходил к Государыне с поздравлением и потом с нею же в церковь. В галлерее, не доходя дверей церковных, стояло тридцать шесть человек кавалергардов в новом своем уборе, надетом на них в первый раз нынешний день. Командовал ими вахмистр их Дмитрий Васильевичь Арсеньев. По окончании обедни говорил проповедь Преосвященный Гавриил, а после его Преосвященный Митрополит Новгородский, Дмитрий Сеченов, поздравлял Ее Величество по обыкновению своему в словах кратких, но важных и выразительных. Ввечеру был во дворце бал. Часов в восемь перед окончанием бала, Его Высочество, занят будучи в воображении завтрашним маскерадом, и желая лечь поранее, чтобы встать завтра также ранее, начал показывать нетерпеливое желание возвратиться в свои покои - дело дошло почти до слез. Никита Ивановичь, для сохранения благопристойности, принужден был его удовлетворить; но пришед в опочивальню, весьма порядочно журил Его Высочество; потом пошел к себе, а нам приказал обходиться с ним соответственно его поступку. Во время ужина до самой той минуты, как Его Высочество лег опочивать, наблюдали мы особливую скромность, и представляли Английскую беседу, говоря с великими расстановками и важностию.
Полный текст


Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2022  All Rights Reserved.