Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

НУРМУХАМЕД АЛИЕВ

«Сказка» ташкентского сарта Нурмухаммеда Алимова о казахских ханах, городах Ташкенте, Туркестане и о прочих достопримечательностях этих мест от 15 марта 1735 г.

1735 года, марта 15-го в Уфе приехавший из Ташкента сарт (купец) Нурмухамет мулла Алимов объявил о себе, что в Ташкенте Большой киргиз-кайсацкой орды Жолбарс-хан 1, услышав о приезде в Меньшую кайсацкую орду к Абулхаир-хану 2 из России от е. и. в. посла мурзы Тевкелева 3, для принятия в подданство по пересылке от Абулхаир-хана послал от себя двух — Конай-мурзу Балыкова и Сарамбетя и при них одного кощея 4 с письмом к нему, мурзе Тевкелеву, и градские их держатели, или первые магистратские пять человек: Ашербай, Ханкильды-батырь, мулла Мехет-Баки, мулла Авес-Батиджан, Тюрсюмбай Чамгарь со своей стороны послали с ханскими посланцами: Ашербай его, Нурмухамета, двоюродного своего племянника; Тюрсюмбай — сына Наурус-Бакея, который остался в Юрматинской волости у башкирца Кулчюка для подлинного разведывания, что о подданстве учинитца; и послано было с ними от магистрата письмо за магистратскою печатью.

Выехали они из Ташкента в 1734 году в марте месяце, имели при себе малое число товару корсаков, и, приехав к Абулхаир-хану, который тогда кочевал при реке Иргизе, и мешкали у него все лето до осени за тем, что у башкирцев с Среднею ордою была война, а в осень отпустил со своими посланцами в Россию. А как приехали в башкирцы, то ханские посланцы отправились в Уфу, а они остановились в Юрматинской волости у башкирца Кулчюка и были тут, ожидая от ханских посланцов известия; а ныне он, Нурмухамет, приехал в Уфу, а товарищ его дожидается у того ж Кулчюка.

В ту их бытность у башкирца Кулчюка из вьюка украли пять-десять корсаков, где было письмо магистратское, да лошадь украли ж с поля, да оставленную от Жолбарс-хана, посланца Конай-мурзы, с поля же пропала лошадь добрая.

Ныне они, увидав подлинно о принятии в подданство, желают возвратиться, по-прежнему, в Ташкент.

Он же, Нурмухамет, в разговорах показал: [25]

О ханах кайсацких

Как-де он от отца своего слыхал, что в Кайсацкой орде было два хана: первый — в Большой, а другой — в Средней и Меньшой ордах. И владели от Большой орды ханы Ташкентом и другими, к нему принадлежащими городами, а Средней и Меньшой — Туркестантом с прочими городами; а имянно тех ханов, сколько он может знать и памятовать: Большой орды — Иман-хан, сын его Рустан-хан 5, а с ним был другой — Абдулла-хан, нынешнего Абулхаир-хана отец 6; от Рустана — сын его Есфендиар, после Есфендиара были конуратова роду, который произошел от ханов — Турсун-хан 7, а после его были вдруг три хана: первый чемирева роду — Турсун-хан, другой, кулыева роду — Урус-хан, которого свои подданные кайсаки, поймав, отдали в полон калмыцкому владельцу контайше, третий же, кубыва роду — Джагангер-хан, который ныне жив в самой старости. А нынешний, Жолбарс-хан, лет с пятнадцать ханом, отроду ему около сорока пяти лет, а с отцом его Абдуллою-ханом и с Рустаном-ханом был дядя его родной Карабак первым салтаном. У Жолбарс-хана два сына. Средней орды ханы: Дженгер-хан 8, после его — Батырь- хан, после Батыря —Тявка-хан 9, после Тявкея — Гаип-хан 10, а по Гаипе ныне — Шемяка-хан 11, Тявки-хана сын; у него два сына. А Абулхаир-хан Меньшой орды получил себе ханство по случаю войны зюнгарских калмык владельца контайши 12, а до того был салтаном; к тому же, когда в последний башкирский бунт башкирцы Алдар 13 с товарищи — призывали к себе оного Абулхаир-салтана, тогда назвали ханом, и так себя в Меньшой орде особым ханом утвердил и далее к Аральскому морю откочевал.

О житье ханов

Ханы имеют особые дворы, замками в главных городах: Большой орды — в Ташкенте, а Средней орды — в Туркестане; а живут по своей воле, когда хотят, а больше в поле с ордою кочуют, а по выезде в домах живут и управляют дятьки их 14: И после калмыцкой войны Жолбарс-хан, по-прежнему, в Ташкенте принят, а Шемяка-хан в Туркестане принят ли, о том не ведает. [26]

О Ташкенте

Ташкент-город стоит по здешнюю сторону от Сырдарьи-реки день езды, а подле его течет речка, быстрая по камню, называется Чилчик; окружен стеною кирпичною на четыре угла; в него въезжих ворот с башнями тридцать двое. Городовая стена — толстая, что-де по ней верхами по два человека в ряд ездят; в такой случай, когда неприятеля с войною уведают, то караульщики, по стене скачучи, кричат, дабы к обороне были готовы. Длиною тот город от ворот до ворот езды обеден до вечерен и поперек то ж. Строение мечетей и домов все кирпичное, и почти у всякого дому над воротами башни жилыя, палаты в одно, в два и три жилья, однако ж больше в одно жилье, потому что не столько тщатся в строение, сколько в сады, в коих бы были хорошие плоды. Мечетей соборных в городе — 40, т. е. в коих по вся пятницы на молитву собираются; а прочих малых мечетей сколько, о том неизвестен. Улицы большия, прямыя от городских ворот до других ворот, а малые переулки есть всякие. Вода приведена из помянутой речки от гор во весь город, и тем довольствуются все дома без нужды. В том же городе Ташкенте, в середине, кремль также имеет особую каменную стену крепкую, в него во все стороны шесть ворот; называют тот кремль — старый Ташкент; жилье тесное, а живут духовные их, также школы, да магистратский суд у ворот, называемых Кукча, при мечети. И в тот кремль ханов никогда не впускают, да и сами ханы не входят, боясь, чтобы не засадили.

О правлении магистратском

Градодержателей, или магистратских членов, главных всех десять человек, в том числе и вышеписанные; они живут в кремле у ворот Кукча ж, и всякие главные дела судят и посылают от себя в другия орды, с ведома и без ведома ханов своих, а для прочих судных дел у всяких большого города ворот определены по одному старшине, кои тут судят и всякую расправку делают, все на словах, сыскивая правды; а чего рассудить не могут, спрашиваются с первым духовным ахуном, который разбирает по китапу, то есть Курана по судным главам, и власть имеют казнить городских жителей, не спрашиваясь с ханом, а к хану отсылают только винных кайсаков. [27]

О довольстве Ташкента

В самом Ташкенте в садах и около Ташкента в садах же, также вместо деревень при хуторах в уезде имеют: виноград, шепталу, биги (подобно сливы), нак и нашвату (вкусом не так приятен, как прочий фрукт, только видом красив, а подобен яблокам), каралю (плод, подобно черносливу, крупный, сперва бывает бел, потом как созреет, то почернеет), олбалю и алюче (сливы скороспелые), янгак, подобно грецким орехам, яблоки разных родов, арбузы, дыни, репа, морковь, всего того довольство; полевых плодов: пшена сорочинского 15 премножество, пшеницы, ячмень, просо крупное, подобно семени конопляному, евгари, подобно сорочинскому пшену, зыгирь (подобно конопли, делают масло), кунжут (подобно льняному семяни), куник, подобно просе. Из винограда делают тайно вина для того, что духовные пить запрещают, изюм крупный, средний и мелкий, да вместо меду из винограда ж сок давят. Плод огородный и полевой бывает одиныжды в год. Лошадей, и коров, и овец в городе мало держут для того, что в поле на корм выгонять далеко, а за городом в уезде довольно. В шелку и в бумаге хлопчатой довольство, и делают всякие на домашний расход парчицы, полотна и выбойки 16. Рыбы мало, а привозят с устья Чилчик, ловленную в Сырдарье: белуги большие, и осетры, и другие, мелких родов.

О монете

В Ташкенте деньги изстари одни ходят, подобно здешним пятикопеечникам, только потоне, в них половина меди, а другая - серебра, кованы при прежних ханах, под именами их, а как военныя времена с калмыками зачались, с того времени деньгу куют, да и нужды в них им мало, что меняют товар на товар. Золотой монеты у них не бывало.

О торгу ташкентском

Торг в Ташкенте внутренний в четверток, в пятницу, в понедельник всякими товарами, и прежде бывало приезжие купцы становились кто где хотел, и принимали жители без всякого найму. А рынок главный в кремле, у которого недавно сделаны городские [28] анбары, и пускают в них из малой платы приезжих — складывать свои товары, при чем и сами живут. Прочих малых рынков в большом городе множество, а во всяком базаре один товар: в коем хлеб, в том другого ничего нет, бумага хлопчатая, шелк, кафтаны, сапоги, выбойки, шелковые парчицы и прочее все по разным рынкам. Приезжают к ним из других городов купцы, и ташкентские купцы ездят в Бухары, Миянгар (за Бухарами город), Анху (тоже за Бухарою на Амударье), Самарканд (на речке Куган, впадающей в Амударью), Карши (на той же речке, ниже Самарканда), Сабис (еще ниже Кутана), Кулеп (за Бухарою) и из других городов, ниже сего именованных, лежащих по Сырдарье, потому что во всех тех городах живут сарты, да из Балха и Водокшана и Хивы, а русские товары получают они из Бухар; когда уведают караван астраханский, пришедший в Бухары, тогда и ездят; от Кайсацкой орды получают больше корсаки и лисицы, кои на привозные товары меняют и в Ташкенте на платье расходятся.

О владении Ташкентском

К Ташкенту владение Большой орды ханов по речке Чилче и в сторонах городов немалое число, укрепленных каменными стенами; а живут в них все сарты, а имена их тех городов, о коих он может памятовать: Чалек, Хандолек, Хажекет, Нушбя, Намденяк, Пяркет, Затнет, Карамут, Сайрам — город немалый, Чимин, также и другие мелкие. И с тех, со всех городов, Жолбарс-хан берет ясак, т. е. подать, а больше раздает в пожить тем, кого из своих подданных любит или боится.

О Туркестане и о владении к нему

Туркестан — город старинный, столичный, только селением против Ташкента разве сотая доля. В нем живут сарты, и по примеру Ташкентскому градские дела управляют, а в первых — Абдрагим-ходжа. Тот город, по Сырдарье вниз, ходу от Ташкента наскоро в полтора дни, лошадьми — в четвертый день, а верблюдами с вьюками — в шестой день. Во владении Туркестана города, в коих живут сарты же, по Сырдарье: Акак, Курган, Сауран, Сырнагата, Сузак (который был город немалый, а разорили калмыки и людей к себе вывезли), Карнак, Уранга, Баулюк, [29] Мехат, Чачай, Чюманак, Ташеник, Ихкан, Утрар, Карачюк и при них другие мелкие местечки или деревни. А довольство в плодах, в хлебе и в прочем такое же, как в Бодокшане.

О податях

Ханы кайсацкие и их ближние люди, кто которым городом пожалованы, ясак берут с сартов, живущих в городах и в уездех, деньгами и товарами, а поскольку чего, о том не знает, токмо в уезде от хлеба пятую, а инде и десятую долю и скот — коров и овец. А к тем сборам определяют кайсаки своих сборщиков, а ташкентский магистрат, также и туркестанский дают от себя во все городы старшин, чтоб при них собирали и никаких обид не делали, однако же кайсаки многих побивают до смерти, но на то несмотря, права своего не теряют, новых, выбирая, посылают, а об убитых от ханов никакой управы получить не могут.

О Хожанском усиловании нынешнем

Хожант — город на Сырдарье выше Ташкента, езды наскоро в сутки, а налегке в полтора дни, а со вьюками тяжелыми в четвертый день. Селением город - в половину Ташкента. В нем хана ныне нет, а владеет Рахамбек-батыр 17, природный города Доконта узбек, минского роду (которым городом он особливо владение имел). А понеже, около Хожанта, частое селение узбеков и сартов, то может в скором времени 50 000 войска коннаго собрать, и имеют множество пансырей и огненное ружье, а лучший и похвальный бой, кто смел копьями битца. А назад тому три года оный Рахамбек убил бывшего в Хожанте владельца из узбеков бухарских Акбута-бека, или князя, кой владел с тридцать лет и женат был на сестре родной оного Рахамбека, при том ж побил больше четырехсот человек таких, кои за прежнего владельца стояли, и по убийстве соединил свой город к Хожанту и другие городы, коими владел зять его, все к себе присовокупил, да и вновь многие завладел, а именно: бывшего хожанского владельца Акбута-бека городы по другую сторону Сырдарьи, на который стоит Хожант, зачиная снизу к верховью — Шагар, Кури, Мулкенчинаст, Такачи, Наудан, Чим корган, Нукуранди, Ахкутян, Дизах, Зомин, Уретепя, Кизиги, Хоштаир, Азанцеряк, Наууле, Кандяс, [30] Коштигирман, Чиникорган, Куламбаш, Чош, Казнак, Чарсурумал, Кисакю, Мехрам, Кендю, Богдам, Беш, Арек. Живут в тех городах сарты, и меж городов кочует народ карык-юсцы. Да Рахамбек завладел вновь старинного киргизского владения сверху Сырдарьи: Намонган, в котором городе Иман, хан Кайсацкой орды, жил и умер, а тот город великий и торги пространные с контайшею и другими, Тура, Курган, Сан, Корсан, Урум, Сарай, Аш, Робут, Чоодак, Ашове, Понгаст, Аблек, Карастай, да и Ташкента половину из доброй воли, боясь, Жолбарс-хан назад тому не с большим год уступил.

Оный ж Рахамбек завладел Самарканд и другие к нему мелкие города и на Бухару ходил воевать.

О металлах

В Ташкентском и Туркестанском владениях довольно железа копают в горах, а наипаче по реке Чилчи; медь привозят из самаркандской стороны, и продается дешевою ценою; свинца, вблизи Туркестана в горе, называемой Сувунду, великое множество, где всяк, кому надобно, берут и льют пули, а золото добывают песчаное в верховье Чилчи-речки и в верховье же Сырдарьи, и отвозят на продажу в Бухарию, а много ли как добывают, того не ведают. А блиски города к местам, где на верховье Сырдарьи золото добывают, хожантского владельца: Куламбаш, Чош, Казнак; жители тем золотом себя и содержат, а на Чилчи-речке золото в Бухарах похваляют лучше Сырдарьи.

О товарах русских

В Ташкенте русские товары нужны: кармазинные сукны 18 — лучшия на их деньги — два рубли с полтиною, а на корсаки сменять — дадут 40 корсаков, а на парчицы шелковыя — кусков пять или шесть, прочие по доброте — сукон разные цены; одна юфть 19 красная — на деньги три рубли, а корсаками — 60; бобры немецкие по доброте по два рубли и с полтиную, и по три рубли, а корсаков — 40; иглы на бумажке, в коей 250 игол, по гривне 20 и по четыре алтына 21, а корсаков - два; бисер и каралки покупают на взгляд; конселеное семя 22 золотник 23 по корсаку. А их товар: корсаки, лисицы, бобры и барсы, шелковые разные парчицы, и бумажные [31] выбойки, и полотно бумажное, да привозные из Водокшана и Балха каменья цветные.

О расстоянии от Ташкента

От Ташкента до Туркестана ходу, как выше писано, со вьюками верблюжьими в шестой день, а от Туркестана до первого кочевья Абулхаир-хана 14 дней, а кочевьем до ханской юрты, коя была на реке Иргизе, 7 дней, оттуду до Уфы 16 дней, всего 43 дни; от Ташкента же до Бухар с такими ж тяжелыми верблюжьими вьюками 10 дней, до Балха — 23 дни, а за Балхом до Водокшана — 5 дней, а от Водокшана в Индию сколько ходу дней, того не знает.

РГАДА. Ф. 248. Кн. 1131. Л. 167-172. Опубл.: Добросмыслов А. И. Материалы по истории России. Т. 2. Оренбург, 1900. С. 55-64.


Комментарии

1. Жолбарс-хан (Июлбарс, Юлбарс-хан, Юрбарс-хан) (ок. 1690 — 5 апреля 1739) — хан Старшего жуза (1720 — 5 апреля 1739), сын хана Абдуллы, неизвестного происхождения. Унаследовал ханский титул и власть над южными казахами непосредственно от своего отца. В 1723 г. первым из казахских ханов принял на себя массированный удар джунгарских войск, вторгшихся на территорию Старшего жуза. В период 1723-1727 гг. понеся в борьбе с джунгарами огромные людские и материальные потери, оказался в политической зависимости от джунгарского хунтайджи Цэван-Рабдана. Но в 1730 г., в результате вынужденной передислокации джунгарских войск из Южного Казахстана на границу Джунгарии с Цинской империей в связи с очередной ойрато-цинской войной (1728-1734), восстановил на некоторое время свою суверенную власть над кочевым и оседло-земледельческим населением южных территорий. В 1734-1735 гг. вследствие возобновления военной экспансии Джунгарского ханства в направлении казахских степей вторично утратил политический суверенитет и с этого момента до конца своих дней находился на положении вассала джунгарского хана Галдан-Цэрена. Стремясь освободиться от джунгарского протектората, в 1734 г. отправил своих доверенных лиц к хану Абулхаиру с целью переговоров с русским послом А. И. Тевкелевым относительно принятия его с подвластным народом в российское подданство, но уполномоченные Жолбарса уже не застали царского дипломата в Степи. В 1738 г. обратился через российского посланника К. Миллера, находившегося тогда в Ташкенте, к русской императрице с письмом о подданстве. Однако ввиду сложного характера международных отношений в Центральной Азии царские пограничные чиновники в Оренбурге задержали ответную грамоту императрицы Анны Иоанновны от 19 октября 1738 г. об удовлетворении указанной просьбы и не отправили ее по назначению.

В 1739 г. совместно с султаном Среднего жуза Аблаем вел борьбу против джунгарского господства в Южном Казахстане. Но 5 апреля 1739 г. был убит в ташкентской мечети местными ходжами, недовольными поборами и актами насилия со стороны хана. Похоронен в г. Туркестане. Был женат на дочери некоего ташкентского сарта. О других женах сведений не имеется. Имел двух сыновей. Из его детей известен хан Абулгазы (Ерофеева И. В. Казахские ханы и ханские династии в XVIII — середине XIX вв. // Культура и история Центральной Азии и Казахстана: проблемы и перспективы исследования. Материалы к Летнему Университету по истории и культуре Центральной Азии и Казахстана (4-23 августа 1997 г.). Алматы, 1997. С. 77, 111-112).

2. Абулхаир (ок. 1680-1748) — хан Младшего жуза, приблизительно с 1719 г. — старший хан казахов. Был средним сыном султана Кажи, кочевавшего в Северо-Восточном Приаралье и на Северо-Западе Казахстана. Рано остался без родителей и при неизвестных обстоятельствах попал в плен к хану волжских калмыков Аюке, в ставке которого провел несколько лет, а затем возвратился в западноказахстанские степи. Согласно народным преданиям казахов, смог возвыситься в Младшем жузе благодаря поддержке авторитетного и влиятельного в Степи казахского батыра Жаныбека Кошкарулы, сохранившего свою глубокую премудрость Абулхаиру до конца жизни.

В 1709 г. по призыву башкирских повстанцев откочевал в Восточную Башкирию, где по инициативе их предводителя знатного башкирского тархана Алдара Исянгельдина был провозглашен башкирским ханом. В начале 1710 г. вследствие военного наступления джунгар на южные кочевья казахов Абулхаир спешно покинул Башкирию и прибыл в приаральские степи, где в том же году на курултае народных представителей и знати Младшего и Среднего жузов в Каракумах был избран ханом Младшего жуза. В течение восьми лет он почти постоянно кочевал на северо-западе Казахстана, а после смерти хана Каипа в конце 1718 г., заслужив статус старшего казахского хана, стал проживать в г. Туркестане.

С самых первых месяцев трагической ойрато-казахской войны 1723-1730 гг. Абулхаир фактически возглавил народное сопротивление, направленное против завоевателей. В результате на состоявшемся в местности Ордабасы в 1726 г. объединительном съезде командиров ополченских отрядов казахские ханы, султаны и батыры избрали его главнокомандующим объединенным народным ополчением казахов трех жузов. В последующие годы казахи под верховным командованием Абулхаира одержали крупные победы над войсками джунгар в сражении при р. Буланты (1727 г.) и Анракайской битве на юго-восточном побережье озера Балхаш (конец 1729 — начало 1730 г.).

Весной 1730 г. при получении известий о внезапном вторжении воинских дружин башкирских батыров в северные кочевья Младшего и Среднего жузов ханы Абулхаир и Семеке в срочном порядке заключили перемирие с джунгарским ханом Галдан-Цэреном, который сам был остро заинтересован в этом мире в связи с началом на южных границах Джунгарии очередной ойрато-цинской войной (1729-1734).

В мае 1730 г. на собрании народных представителей Младшего и Среднего жузов в летней ставке Абулхаира казахские старшины приняли постановление о заключении мирного договора с царским правительством с целью прекращения набегов волжских калмыков и башкир на пограничные кочевья казахских родов и предоставления казахам право беспрепятственного кочевания по берегам Яика и Тобола. Выполнение этой дипломатической миссии старшины поручили непосредственно хану Абулхаиру, «присоветовав» ему отправить специальных посланников в Уфу с официальным письмом о мире на имя русской императрицы.

Однако по совету своего старого сподвижника башкирского тархана Алдара Исянгельдина Абулхаир решил в нарушение постановления майского съезда представителей двух жузов просить русскую императрицу не о заключении мирного договора с Россией, а о принятии казахов в российское подданство. Тем самым он рассчитывал побудить царское правительство разрешить спорные вопросы, возникшие между башкирами и казахами по поводу использования водных источников и пастбищ в бассейнах рек Яика и Тобола, содействовать казахским ханам и султанам в возвращении под их контроль захваченных джунгарами присырдарьинских городов, и в первую очередь г. Туркестана; а также усилить верховную власть в Степи за счет определенных военно-технических, организационных и прочих преобразований. С этой целью в июле 1730 г. Абулхаир отправил в Москву к императрице Анне Иоанновне свое посольство в количестве 11 человек во главе с батыром из рода шекты Младшего жуза Сеиткулом Койдагуловым и бием из племени керей Среднего жуза Котлумбетом Коштаевым. 28 сентября 1730 г. его посольство прибыло к императорскому двору, а 19 февраля 1731 г. императрица Анна Иоанновна подписала две грамоты — Абулхаиру и казахским старшинам, в которых выражала согласие принять казахов в российское подданство на условиях, предложенных ханом.

Для приведения Абулхаира к присяге царское правительство отправило в Степь специальное посольство во главе с переводчиком Коллегии иностранных дел мурза А. И. Тевкелевым, который прибыл в ставку хана Абулхаира, располагавшуюся в урочище Манитюбе на правом берегу р. Иргиз, 5 октября 1731 г. Пять дней спустя, 10 октября 1731 г., на курултае казахской знати и старшин Младшего жуза в обстановке острого противоборства сторон состоялось подписание Абулхаиром присяги на верность российскому престолу. Вместе с ним присяжные листы аналогичного содержания подписали 30 знатных старшин. С этого юридического акта начался длительный и сложный процесс присоединения казахских земель к Российской империи и постепенного утверждения российского колониального присутствия в Казахстане.

15 или 17 августа 1748 г. Абулхаир был убит в местности между реками Улькаяк и Тургай в неравной схватке со своим главным политическим противником султаном Среднего жуза Бараком (Ерофеева И. В. Символы казахской государственности (позднее средневековье и новое время). Алматы, 2001. С. 107-114; Ерофеева И. В. Хан Абулхаир: полководец, правитель и политик. Алматы, 1999; Журналы и служебные записки дипломата А. И. Тевкелева по истории и этнографии Казахстана (1731-1759 гг.) / История Казахстана в русских источниках XVI-XX веков. Т. 3. 2005. С. 399-401, коммент. 1).

3. Тевкелев Алексей Иванович (Кутлу-Мухаммед) (1674-1766) — переводчик Коллегии иностранных дел, российский посол, генерал-майор, помощник оренбургского губернатора И. И. Неплюева. В 1731—1732 гг. возглавлял российское посольство к хану Абулхаиру, направленное для приведения казахов к присяге на верность российскому престолу. О нем: Журналы и служебные записки дипломата А. И. Тевкелева по истории и этнографии Казахстана (1731-1759 гг.). С. 5-50.

4. Кощей (от каз. кошчи) — обозначение прислуги, казахской знати во время длительного путешествия «ли похода, которая смотрит за лошадьми, седлает их и т. д. См.: Будагов Л. Сравнительный словарь турецко-татарских наречий, со включением употребительных слов арабских и персидских и с переводом на русский язык. Т. 2. СПб., 1871. С. 83.

5. Рустем (Рустан-хан) (ум. 1712) — сын хана Имана, генеалогия которого неизвестна. Наследовал титул и власть в начале XVIII в. непосредственно от отца, хана Имана. Под его властью находилась часть родоплеменных групп Старшего жуза: предположительно роды жаныс, сийкым шымыр племени дулат, племена чанышклы и сргели и некоторые другие, кочевавшие в районе среднего течения р. Сырдарья, долины рек Чирчик, Арыс, около г. Ташкента. Резиденцией его был г. Ташкент. Умер в Ташкенте, там же похоронен при мазаре шейха Хавенд-Тахура (Шейхантаур), где еще в начале XX в. над его могилой сохранилась каменная плита с высеченной на ней надписью на чагатайском языке (Ерофеева И. В. Казахские ханы и ханские династии в XVIII — середине XIX вв. С. 76, 110).

6. Здесь ошибка. Абдулла-хан был отцом Жолбарс-хана, а не хана Абулхаира. См. коммент. 1 и 2 настоящего сборника.

7. Турсын-хан (Турсун-хан) (ум. 1717) — представитель династической линии султана Жадика, сын султана Кодайменде, внук султана Кушыка. Был избран в ханы еще при жизни хана Тауке старшинами родов племени конрат и частично найман Среднего жуза, некоторых родов Старшего жуза, кочевавших в окрестностях г. Туркестана, в долине среднего течения р. Сырдарья. Управлял г. Икан и прилегающими к нему селениями. Принимал участие в отражении казахскими отрядами агрессии Джунгарского ханства (Ерофеева И. В. Казахские ханы и ханские династии в XVIII — середине XIX вв. С. 76, 111).

8. Жангир-хан (Дженгер-хан) (ум. 1652) — сын Есым-хана, старший казахский хан (с середины 40-х гг. XVII в.) и отец старшего казахского хана Тауке. Практически всю свою жизнь провел в войнах с ойратами. В 1635 г. был у них в плену. В 1643 г. в Орбулакской битве Жангир с небольшим отрядом разгромил многотысячное джунгарское войско. Погиб в одном из сражений с джунгарами (Султанов Т. И. Поднятые на белой кошме. Потомки Чингиз-хана. Алматы, 2001. С. 223-225; Андреев И. Г. Описание Средней орды киргиз-кайсаков. Алматы, 1998. С. 244, коммент. 49).

9. Тауке (Тявка) (не позднее 30-х гг. XVII — начало 1715) — старший казахский хан (1680-1715), сын хана Жангира (ум. 1652), внук хана Есыма (1598-1628). Согласно народным преданиям казахов, получил ханский титул за совершенные им «геройские подвиги» на поле брани в ходе военных походов против джунгар, кыргызов и каракалпаков, а также за проявленное искусство примирять спорящих и пленять сердца даром красноречия. Однако в дальнейшем свое многолетнее и относительно благополучное пребывание на ханском престоле он обеспечивал не только и даже не столько за счет военной силы, а главным образом благодаря природному уму и дипломатическим способностям, удачно сочетавшимся в его характере с солидными практическими познаниями в области народных традиций, обычного права и специфики судопроизводства казахов, а также с большим личным опытом разрешения межродовых споров и навыками ораторского искусства. Но, несмотря на эти очевидные личные достоинства, Тауке, как следует из тех же казахских преданий, «не имел полной власти над народом своим» и в своей практической деятельности был ограничен постановлениями ханского совета и съезда народных представителей и знатных биев. С именем Тауке устная народная традиция связывает объединение семи малочисленных и слабых родов Младшего жуза в одно поколение жетыру, а уаков и кереев Среднего жуза — в одно племя уак-керей. В исторических преданиях казахов утверждается, что эти новации позволили повысить боеспособность казахского ополчения, учитывая, что только крупные племена и роды могли поставлять сильные и хорошо вооруженные отряды на борьбу с неприятелем.

Кроме того, согласно народной версии, по инициативе Тауке для устранения межгрупповых разногласий и конфликтов по поводу земли и воды, советом биев и старейшин будто бы были более четко распределены места кочевания родов и племен, упорядочено использование родовых тамг внутри родоплеменных подразделений, осуществлены ревизия и частичная кодификация исторически сложившихся в казахском обществе норм обычного права.

Все известные сегодня устные предания казахского народа, относящиеся ко времени правления Тауке, единодушно констатируют усиление роли степного законодательства в практике регулирования социальных отношений у казахского населения в первой четверти XVIII в. Между тем историкам известен только один законодательный памятник казахского общества дореволюционной эпохи — «Жеты жаргы», или «Семь установлений». Совокупность правовых обычаев и норм, зафиксированных в «Жеты жаргы», предстает в народных преданиях как законодательная инициатива Тауке-хана и его ближайшего окружения.

В некоторых из них излагается версия о том, что хан Тауке будто бы опирался в своей политической деятельности на нескольких влиятельных биев: в Старшем жузе — Толе-бия (Тюля) Алибекулы (1663-1756) из рода жаныс племени дулат; в Среднем жузе — бия Казыбека (Казбек) Кельдибекулы (1667-1763) из рода каракесек племени аргын; в Младшем жузе — алимулинца Айтеке-бия (Итка) Байбекулы (1682-1766), внука знаменитого самаркандского эмира Жалантос-батыра и т. д. Согласно этим историческим преданиям казахов, ежегодно осенью самые авторитетные представители трех жузов собирались на один-два месяца для совещания возле ставки хана Тауке на холме Культобе, расположенном на левом берегу р. Ангрен в 40 верстах от г. Ташкента. Но политическое лидерство принадлежало в тот период хану Тауке, занимавшему наиболее высокое социальное положение в кочевом обществе и выполнявшему роль официального патрона-протектора по отношению к другим казахским ханам и султанам.

Приблизительно с начала 90-х гг. XVII в. он имел в Степи номинальный статус старшего казахского хана. Вел многолетнюю упорную борьбу с джунгарами. Наладил относительно регулярные посольские связи с Россией. Умер в начале 1715 г. в Туркестане и там похоронен. Из его детей известны двое — ханы Болат и Семеке (Ерофеева И. В. Казахские ханы и ханские династии в XVIII — середине XIX вв. С. 74, 102-103; Султанов Т. И. Поднятые на белой кошме. Потомки Чинигиз-хана. Алматы, 2001. С. 225-247).

10. Каип (Гаип-хан) (ум. в конце 1718) — хан группы родов Младшего и Среднего жузов (после 1703-1718), представитель династической линии султана Жадика. Избран в ханы, еще при жизни Тауке-хана. Много лет боролся с джунгарской экспансией. С 1715 г. — преемник Тауке в роли старшего казахского хана. В период 1715-1718 гг. постоянно проживал в г. Туркестане. Предположительно 13 конце 1718 г. убит в борьбе за власть султанами Среднего жуза (Журналы и служебные записки дипломата А. И. Тевкелева по истории и этнографии Казахстана (1731-1759 гг.). С. 425, коммент. 71).

11. Семеке-хан (Шемяки-хан) (ум. 1737/1738) — сын хана Тауке, хан Среднего жуза (1723/1724-1737/1738), преемник своего старшего брата Болат-хана (1715-1723/1724). Выдвинулся из сословия чингизидов и был избран ханом старшинами многих родов Среднего жуза в ходе ойрато-казахской войны 1723-1725 гг. Во второй половине 1720-х гг. был одним из предводителей казахских воинских дружин во многих походах против джунгар и волжских калмыков. До начала 1730-х гг. кочевал в казахских степях по р. Тургай между кочевьями Младшего и Среднего жузов, в конце 1720-х гг. некоторое время владел г. Туркестаном. 19 декабря 1731 г. по примеру хана Абулхаира принял в своих кочевьях российское подданство. Однако в конце 1732 и в 1733 г. совершал военные набеги в приграничные кочевья башкир, где дважды потерпел крупное поражение от башкирских воинских отрядов знаменитого батыра и тархана рода каратабын Сибирской дороги Таймаса Шаимова. В связи с этими поражениями в начале 1734 г. возобновил перед русской императрицей свое прошение о подданстве. Указом от 10 апреля 1734 г. оно вторично было предоставлено ему на прежних условиях (Ерофеева И. В. Казахские ханы и ханские династии в XVIII — середине XIX вв. С. 77, 112).

12. Контайша — искаженный русский вариант обозначения титула правителей Джунгарского ханства — хунтайджи — ханов Батура (1635-1653) и Цэван-Рабдана (1697-1727). Остальные джунгарские правители в русских и китайских документах XVII— XVIII вв. называются главным образом ханами или владельцами.

13. Исянгельдин Алдар (1670-е гг. — 1740) — башкирский батыр, тархан, старшина Бурзянской волости Ногайской дороги, главный предводитель башкирского восстания 1704-1711: гг. В 1709 г. в период наибольшего размаха восстания пригласил молодого султана Абулхаира в Зауральскую Башкирию, где инициировал его провозглашение ханом башкир. В последующие годы сохранил дружеские отношения с Абулхаиром и неоднократно приезжал погостить в его кочевья вместе со своими приближенными и детьми. В связи с обострением казахско-башкирских отношений из-за плодородных пастбищ по берегам Яика и Тобола, вызванным массовой откочевкой больших групп казахов Среднего и Младшего жузов в приуральские степи после оккупации джунгарами южных земель казахских земель, Алдар весной 1730 г. прибыл в ставку Абулхаира и посоветовал ему для урегулирования возникшей между соседними народами земельной проблемы просить царское правительство принять казахов в российское подданство и отправить с этой целью казахское посольство в Петербург. Летом-осенью 1730 г. он сопровождал казахских посланников до Москвы; в 1731-1732 гг. был участником посольства А. И. Тевкелева и содействовал принятию казахами Младшего и Среднего жузов российского подданства. За это в 1734 г. вторично получил от императрицы ярлык на наследственное тарханство и именную саблю с серебряными ножнами. В марте 1740 г. после подавления царскими войсками нового башкирского восстания попытался добиться от оренбургского начальства смягчения наказания повстанцам, но по подозрению в соучастии в восстании (1735-1740) был арестован и в кандалах привезен в Мензелинск, где после жестоких пыток казнен (Акманов И. Г. Башкирские восстания XVII — начала XVIII в. Уфа, 1993. С. 202-217; Ерофеева И. В. Хан Абулхаир. С. 100-103, 185-187; Башкортостан. С. 113).

14. То есть аталыки (букв, «заступивший» или «занимающий место отца») — воспитатели и попечители. В Бухаре и Хиве титул «аталык» сначала означал то же самое, что у русских «дядька», а впоследствии употреблялся для обозначения высших чинов при дворе. У казахов он имел в основном первое значение и использовался в смысле наставник, воспитатель и опекун детей знатных казахов.

15. Сорочинское пшено (сарацинское пшено) — рис.

16. Выбойка — грубый ситец с выбитым на нем узором в одну краску.

17. Имеется в виду независимый правитель Ферганы и Ходжента Абд ар-Рахим-бий (ум. 1739/1740), сын Шахрух-бия (ум. 1721) — основателя династии кокандских ханов из узбекского племени минг (Валидов А. З. Некоторые данные по истории Ферганы XVIII в. // Протоколы заседаний и сообщения членов Туркестанского кружка любителей археологии. Вып. 2. Ташкент, 1916. С. 68-118; Лэн-Пуль Стэнли. Мусульманские династии: Хронологические и генеалогические таблицы с историческими введениями. М., 2004. С. 204, 263).

18. Кармазин — тонкое, ярко-алое сукно; кармазинный — ярко-алый, багряный.

19. Юфть — кожа комбинированного дубления с предварительной обработкой жиром, выделываемая из шкур крупного рогатого скота, свиней, лошадей. Характеризуется значительной толщиной и водостойкостью; предназначена для изготовления обуви, шорно-седельных изделий.

20. Гривна (гривенник) — русская разменная монета в 10 копеек, чеканившаяся из серебра, иногда из меди.

21. Алтын — старинная русская монета из серебра или меди, равная 3 копейкам.

22. Канцелярское семя (конселеное семя) — красная краска, добываемая из насекомых — кошенили.

23. Золотник — русская дометрическая мера массы (веса), равная 4,266 г.

Текст воспроизведен по изданию: Путевые дневники и служебные записки о поездках по южным степям. XVIII-XIX века // История Казахстана в русских источниках XVI-XX веков. Том VI. Алматы. Дайк-пресс. 2007

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2022  All Rights Reserved.