Мобильная версия сайта |  RSS |  ENG
ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
 
   

 

» ЖАН БАПТИСТ ТАВЕРНЬЕ - ШЕСТЬ ПУТЕШЕСТВИЙ В ТУРЦИЮ, ПЕРСИЮ И ИНДИЮ В ТЕЧЕНИЕ СОРОКА ЛЕТ, С ОСОБЫМИ ЗАМЕТКАМИ ОБ ОСОБЕННОСТЯХ РЕЛИГИИ, УПРАВЛЕНИИ, ОБЫЧАЯХ, ТОРГОВЛЕ КАЖДОЙ ИЗ ЭТИХ СТРАН ВМЕСТЕ С МЕРАМИ, ВЕСАМИ И СТОИМОСТЬЮ ОБРАЩАЮЩИХСЯ ДЕНЕГ
Вот что они практикуют при свадьбах. Когда желающий жениться увидел понравившуюся ему девушку, он посылает кого-нибудь из своих близких родных для согласования вопроса о том, что он дает ее отцу и матери, или, если она не имеет таковых, тому родственнику, который заменяет ей отца или опекуна. Обычно то, что он дает, заключается в лошадях, коровах или других животных. Если обе заинтересованные стороны живут в одном селении, то после того, как соглашение достигнуто, родители и жених вместе с правителем местечка идут в жилище девушки и отводят ее в дом того, кто должен стать ее мужем. Там уже приготовлен пир; после обильного угощения и танцев муж и жена отправляются спать без выполнения каких-либо других церемоний. Если обе стороны происходят из различных селений, то правитель селения, где живет юноша, провожает его вместе с его родственниками в селение девушки, которую они берут для того, чтобы отвести ее в дом мужа, где все происходит так, как я уже говорил.
Если в течение нескольких лет у мужа и жены нет детей, ему разрешается взять еще несколько жен, одну после другой, пока у него не появится потомство. Если замужняя женщина имеет любовную историю и муж, вернувшись домой, застает ее лежащей со своим любовником, он выходит, ничего не говоря, и никогда не упоминает об этом. Жена поступает точно так же, когда застает врасплох своего мужа с другой женщиной, которую он любит. Чем больше мужчин ухаживает за женщиной, тем больше ее уважают и в ссорах между собой они упрекают друг друга в том, что будь они менее некрасивыми и не имей они некоторых недостатков, у них было бы воздыхателей больше, чем у них в настоящее время имеется. Эти народы, как и в Грузии, обладают здоровой кровью, в особенности женщины, которые чрезвычайно красивы, очень хорошо сложены и имеют свежий вид до 45 или 50 лет. Они все настолько трудолюбивы, что сами добывают железную руду, которую затем расплавляют и из которой изготовляют различную домашнюю утварь. Они делают много вышивок золотом и серебром, для украшения лошадиных седел, колчанов, луков, стрел, своих легких башмаков и полотна, из которого они делают платки.
Если муж и жена, часто ссорясь, не могут ужиться вместе и муж идет первым с жалобой к местному правителю, то этот последний посылает за женой, продает ее и дает мужу новую жену. То же случается и с мужем, если жена приходит жаловаться первой. Если имеют место частые ссоры мужчины или женщины со своими соседями и если соседи идут с жалобой, то правитель забирает то лицо, на которое поступила жалоба, и продает его иностранным купцам, приезжающим для покупки рабов: это делается с целью увода этих лиц из страны, так как эти народы желают вести спокойную жизнь.
Полный текст

Метки к статье: 17 век Кавказ

» СЫСКНОЕ ДЕЛО 1697 ГОДА О ДОРОГЕ В ХИВУ
А крепости де в Туркестане и в городах валены, валы земляные и по валу кладены стены кирпича необожженаго, а вышиною и с валом стена сажени в полтретьи, а шириною местами в сажень, а в иных местах больше и меньше, а к верху аршина по полутора и по два; а больше де у них в городах валенье одни земляные валы без кирпичу, а земля плотна и не сыпуча, а рвов де копаных нет. И во всех тех городех живут Бухарцы, а казаков мало, а казаки де все живут для пашенных земель по кочевьям, а пахоти де их скудны, коней и овец много, а коров мало; кормятся мясом и молоком. А к бою де удачливы, волшебству де учены от Донских беглецов, а по смете де всех их казаков будет тысячь с двадцать и больше. А бой де у них лушной и копейный, а пушек де нет и мелкаго, длиннаго, огненнаго ружья мало, а кузнецев де у них не сказывают, а огненное де ружье и порох и свинец и луки привозят из большой Бухарии: а сказывают де, что берут селитру по кислым озерам и варят в котлах, а сера де топится и из камени близко Еркенских городов, а свинец де плавят из руды в городе Карнаке и порох де чинят приезжие Бухарцы-полоненники; а руду де красной меди плавят на Тобольской дороге. А рек де больших в земле их нет, а три де реки из под камени пали и те средния, а Сырт де река течет из под камени, от городов их не в близости, а рыбы де в ней мало, да и не ловят, а пала де устьем в море Хивинское или Аральское, течет с обедника (С полудня, с юга) в ночь, а ходу де до устья ея дней на двадцать; а полным де рекам [400] ходу дней по пяти и по десяти, и те де реки не широки, и перевозов по ним нет, броды в них мелкие, а степь голая. А по всей де степи, по рекам и по речкам, круг озер и болотин, большаго лесу нет, ростет белый и черный мелкий таль, местами и ветельник, а иного нет; а по пескам и по камням ростет небольшое дерево Соксоус, а походит листьем на жимолость, а корою на сандал, а угодьем жарок и не гаснет, часто уголья дни три и больше, а в кочевьях де есть варят конским калом и камышем. А от Туркестана де земли в низ по Сырту-реке на три дни до города Юзуганту, и в том де городе Тевкихан в прошлом в 203 году поступился Каракалпаком для сбору половиною городов и пашут пашню с казаками живучи сообща. И от Юзюганту в низ же по Сырту по обе стороны кочуют Каракалпаки на десяти днищах до мечети их Курчут. А городов де особых нет, а к воинскому де делу с казаками одного ученья и кормятся воровством, а будет де человек их тысяч с шесть и больше, а ружье де казачье, пушек нет же; а владелец де их Тобурчак-султан.
Полный текст
» Детектив 1663 года - О вымышленном ритуальном убийстве христианского ребенка евреями местечка Войня в брестском воеводстве
Документъ этотъ воочію свидетельствуетъ о сильномъ возбужденіи христіанъ противъ евреевъ за многія ихъ неправды въ томъ роде и направленіи, какъ это изложено нами выше; ибо только это возбужденіе могло вызвать у христіанъ города Войня попытку изыскать случай, чтобы, вопреки самой очевидной несправедливости и бездоказательности, обвинить евреевъ этого города въ страшномъ преступленіи—въ ритуальномъ убійстве, последствія признанія котораго могли быть для евреевъ страшны. Въ виду исключительной важности этого документа, приводимъ его здесь въ русскомъ переводе съ польскаго языка. Онъ гласитъ такъ:
Полный текст

Метки к статье: 17 век Польша Евреи

» 1645 г. Отписка торгового человека в Якутскую приказную избу о восстании казаков Якутского острога
153-го году июля в 3 день у казенных анбаров соболиных стояли служивые люди на карауле Алешка Коркин, Данилко Скребычкин, Фетька Чюкичев, Лазарко Аргунов. Тово ж числа с утра велено выдать к потписке соболи государевы и тово ж числа извещали торговые люди стольнику и воеводе Петру Петровичю Головину: у казенного де анбара лестницы нет, отнесена де под башню в ворота, а на карауле де стоит у казенных анбаров служивый человек Алешка Коркин один, и ево де посылали по лестницу и он де не идет. И тово ж числа распрашивал стольник и воевода Петр Петрович Головин того де служивого человека Алешку Коркина, а для чево он, Алешка, по лестницу не пошел под башню и Олешка Коркин сказал: для того де яз, Алешка, по лесницу не пошел один: десять на карауле, а товарищи де мои служивые люди Данилко Скребычкин, Фетька Чюкичев, Лазарко Аргунов на карауле в тоя поры не были, розошлись по домам. Июля ж в 4 день стольник и воевода Петр Петрович Головин тех служивых людей караульщиков 3-х человек Данилка Скребычкина, Фетьку Чюкичева, Лазарка Аргунова велел добыть их деньщиком Ивашку Дубову, да Офоньке Медветчику, хотел им дать поученье, бить батоги, потому что приказано им, велено у казенных анбаров стоять им безпрестанно двум человеком, а другим двум человеком велено быть под приказом в потклети безпрестанно для береженья и для сполошного времяни и для пожару. Тово ж числа деньщики, пришед, сказали: служивые де люди караульщики Данилко Скребычкин, Фетька Чюкичев, Лазарко Аргунов не слушают и в приказ не идут и после тово, помешкав, те служивые люди караульщики Данилко Скребычкин, Фетька Чюкичев, Лазарко Аргунов в приказ пришли и стольник и воевода Петр Петрович Головин велел тех караульщиков Данилка Скребычкина с товарищи деньщиком бить батоги и ис сеней служивые люди почали говорить тем караульщикам, велели выбежать из приказу вон и те служивые люди, караульщики, [240] Данилко Скребычкин, Фетька Чюкичев из приказу вон выбежали и стольник и воевода Петр Петрович Головин вышел в сени почал говорить служивым людям: для чево приходят шумом и служивых людей от наказанья отымают: и из служивых людей выступался пятидесятник Мартынко Васильев, почал говорить: не бей де нас, не дадим де бить никово. И стольник и воевода Петр Петрович Головин хотел ево, Мартынка зашибить рукою и Мартынко ухватил стольника и воеводу Петра Петровича Головина за груди и отпехнул от себя прочь и тут же стоя закричал служивой человек тобольской Алешка Коркин – не бей де нас, не бей, не дадимся де бить и стольник и воевода Петр Петрович Головин велел взять ево, Алешку Коркина, служивым людям и служивые люди за нево, Алешку, не приметца нихто. И стольник и воевода Петр Петрович Головин принялся за нево, Алешку, и сам Олешка Коркин принял стольника и воеводу Петра Петровича Головина за груди и поволок из сеней на крыльцо и приволок к порогу к сенному, а кличет к себе служивых людей, а служивые люди стоят на крыльце многие и тюремщики и стоя крычат великим шумом.
Полный текст
» Челобитная сына боярского Петра Бекетова о поверстании его казачьим головой в Енисейском остроге за походы в «новые земли» и построение Якутского острога
Служу я, холоп твой, тебе, праведному государю, в Сибири всякие твои, государевы, службы зимние и летние, конные и струговые, и нартные 17 лет, и своим службишком и раденьем многую тебе, праведному государю, прибыль учинил.
В прошлом, государь, во 136-м году посылан был я, холоп твой, а со мною служивые немногие люди, по Верхней Тунгуске реке на Рыбную и Чадобчю к тунгусом, что те тунгусы тебе, праведному государю, были непослушны, твоего, государева, есаку не давали и служилых и промышленых людей побивали...
Да я ж, холоп твой, в прошлом во 137-м году послан на твою, государеву, службу для твоего, государева, есачного збору на годовую, под Братцкой порог. И я, холоп твой, на твоей, государевой, годовой службе тебе, государю, служил, ходил ис Братцкого порогу по Тунгуске вверх и по Оке реке, и по Ангаре реке, и до усть Уды реки, и твой, государев, есак з братцких княжцей и улусных людей взял вновь, и братцких людей под твою, государеву, высокую руку подвел. И по се число те братцкие люди твой, государев, есак дают в Енисейской острог. А преж, государь, меня в тех местех никакой руской человек не бывал.
Да в прошлом же, государь, во 139-м году посылан я, холоп твой, на твою, государеву, службу из Енисейского острогу с служивыми людьми на великую реку Лену. И ис под Ленского волока ходил я вверх по великой [реке Лене и дошел] до брацкие же землицы до иных... ны людей. И те брацкие люди, не похотя тебе, праведному государю, ясаку платить, собрався, меня осадили. И с служивыми людьми в своей Братцкой землице настепу... сидел я в осаде... Да под теми ж, государь, братцкими людьми жили тунгусы Наляские землицы и есак давали братцким людем. И я, холоп твой, тех тунгусов Наляские землицы под твою, государеву, высокую руку привел, и твой, государев, есак с тунгусов взял вновь, и по ся место тое Наляские землицы тунгусы тебе, праведному государю, ясак платят.
Полный текст
» Челобитная тобольского казака Ивана Реброва о поверстании его в атаманы за походы по pp. Яне, Индигирке и Оленеку
Милосердый государь, царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Русии, пожалуй меня, заочного холопа своего, за мои смертные службы и раденье, и за раны, и за кровь, и что я, холоп твой, служил тебе, государю, не щадя головы своей без твоего, государева, без хлебного и без денежного жалованья, и за острожную зимовейную поставку, вели, государь, мне, холопу твоему, быть на великой реке Лене в Ленском остроге в казачьих атаманех. А мне, государь, твоя, государева, служба за обычей, рад тебе, государю, служить до смерти живота своего. И вели, государь, мне, холопу своему, быть на Кулыме реке у твоего, государева, дела у ясачного збору приказным человечишком и для росправы всяких людей 3 годы, а я, холоп, в те годы на той реке учиню тебе, государю, в твоем, государеве, ясачном зборе при прежнем вновь прибыль.
Царь, государь, смилуйся, пожалуй.

На л. 95 об. помета: Дать грамота, велеть ему на Лене быть в Якуцком остроге в пятидесятниках на умершаго место, которой ныне зарезан в Туринском, и в ево окладе. И отпустить ево в то зимовье бес перемены на 4 года, где бьет челом.
Полный текст
» ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ ИСТОРИЧЕСКИХ ЗАПИСОК ДАЙВЬЕТА

В [правление] Хунг-выонга шестого поколения в селении - хыонге Фудонг области - бо Вунинь жил богатый господин. [У него] родился сын, который в возрасте трех с лишним лет стал толстым и здоровым [от обильной] пищи и питья, но не умел ни говорить, ни улыбаться. А тут как раз в царстве стало неспокойно, и выонг приказал [своим] людям искать того, кто сумеет одолеть врагов. В этот день ребенок внезапно заговорил, попросил мать пригласить посланца [Сына] Неба и сказал: «Дайте мне меч и коня, и тогда государь не будет ведать печали». Выонг даровал ему меч и коня. Ребенок тут же пустил коня вскачь и, размахивая мечом, помчался вперед. Государево войско шло [за ним] следом. Разбили врага у подножия горы Вунинь. Враги сами обратили оружие [друг против друга] и сошлись на битву. Убитых было великое множество. Все уцелевшие обступили [ребенка], поклонились ему с громким приветствием «Небесный воитель» и сдались. А ребенок пустил коня вскачь,  поднялся в воздух и исчез. Выонг повелел расширить дом и двор, где он жил, и построить храм - миеу для сезонных жертвоприношений. Впоследствии Ли Тхай-то пожаловал ему звание Чудесный Выонг, взмывающий в Небеса <храм этого духа находится в селении - хыонге Фудонг, возле монастыря Киеншо.
Полный текст

» ОПИСАНИЕ ПОСОЛЬСТВА ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ МОСКОВСКОГО В 1668 ГОДУ

На следующий день по прибытии ко двору (5марта 1668 г.) посол великого князя Московского, который должен был явиться на целование руки их в-в 15-го числа того же месяца, отложил эту церемонию по причине осложнений, возникших в обхождении с ним самим и его заместителем. Когда некоторые из них были преодолены, в И часов утра он вышел из дома и направился во дворец в сопровождении представителя королевского двора и с теми почестями, которые присущи подобным церемониям.
Собралось много народу, поскольку всеобщее любопытство было вызвано необычностью события и диковинностью одеяний, не изготовленных ни греками и ни турками, хотя и у них такой товар покупают. Украшавшие одеяния камни и жемчуг были оценены очень высоко. Впереди процессии шли 100 гвардейцев, которые несли подарки: меха куницы, горностая и иного зверя, обитающего в их стране. Такие меха высоко ценятся при нашем дворе, но хотя прошел слух, что стоимость подарков достигала 60 тыс. дукатов, она явно не приближалась к 30 тыс. Примечательно, что, если посол Франции (который привез французские товары, вызвавшие безумное любопытство всех женщин) увез наши меха отсюда, то посол Московии предподнес такие, какие больше всего ценятся в его государстве. По прибытии во дворец он был принят их в-вами в Зеркальном зале и стоял под балдахином, который, говорят, принадлежал Карлу V. Не будем описывать балдахин, украшенный жемчугами и бриллиантами.
Посол произнес свою речь на московском языке, его переводчик перевел ее на латинский, а наш — на испанский. Церемония несколько затянулась, и, поскольку хрупкое здоровье нашего короля не позволило ему вынести столь длительное стояние, посла усадили, объяснив ему причину такого нововведения, при этом он выразил полное понимание и удовлетворение. Далее посол оставил подарки и письмо, излагавшее причины его приезда, вручив письмо маркизу де Айтоне, мажордому королевы, который вложил его в руки е. в-ва.
Полный текст

 



Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.