Мобильная версия сайта |  RSS |  ENG
ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
 
   

 

ПЕРВАЯ ПОЛОСА
Сайт древних рукописей DrevLit.Ru - сайт для любителей старины, для тех кто любит историю и хочет разобраться в ее тайнах и хитросплетениях. Мы не ставим своей целью создать полновесную библиотеку древних знаний, но будем стараться публиковать материалы, которые самостоятельно сможем найти в сети Интернет и полученные от наших читателей. Команда разработчиков и администраторов сайта будет благодарна за помощь в расширении библиотеки и рассчитывает на ваше участие своими знаниями и материалами.
Сайт находится в состоянии наполнения, поэтому будем крайне признательны за замечания по его улучшению и обнаруженные неточности.
 
ПОСЛЕДНИЕ ПОСТУПЛЕНИЯ - ДРЕВНЯЯ ЛИТЕРАТУРА
» САМУИЛ ГЕОРГ ГМЕЛИН - ПУТЕШЕСТВИЕ ПО РОССИИ ДЛЯ ИССЛЕДОВАНИЯ ТРЕХ ЦАРСТВ ПРИРОДЫ
Астрахань в 18 векеКнязь Вяземский, овладевший неприятельским станом, послал атамана Федора Павлова с вооруженными казаками и стрельцами искать убежавших неприятелей. Который и действительно привел со стрелками и огнестрельным оружием великое множество, а князь у пленных допытаться не мог, куда точно Емтурчей убежал, то он возвратился в город где Дербиш Але объявлен царем астраханским, и те татары, кои или в Астрахани остались, или в бегстве пойманы, России и новому их владельцу в верности присягали. Между тем, главнокомандующие имели между собою военный совет, на котором положено за приведенным в страх Емтурчеем гнаться. Для того снабдили нового астраханского царя достаточным гарнизоном, а над оным начальствующим сделали князя Андрея Барятинского и Петра Тургенева, а армию разделили на многие части. Та, с которою Вяземский взял неприятельский лагерь, осталась при нем и он с нею отправился в море.
Предводители передового полка заняли протоки волжские Ризан, и Чаган, и Иванчук полковники Полиахтий Тимофеев и князь Давид Кордуров, другие ж протоки стерегли другие начальники. Все команды собрали знатное число варваров, кои или в лодках, или на берегу находились. Многие так же из россиян, кои у них из давних лет как пленники служить принуждены были, получили свою вольность; наконец, узнали, что Емтурчей с великим числом войска на ту сторону Волги, которая Мочак называется и Кизлярскую степь напояет, в сторону Белого озера ушел. Россияне, за ним погнавшись и пришед к тому месту, услышали только сие, что он убежал в Тюмень.
Вся дорога, туда ведущая, была занята, а сверх сего легкие войска разосланы по островам, близ берега находящимся. Сии захватили великое число сообщников Емтурчеевых с деньгами, сокровищами и ружьями, и от них спознали, что жены Емтурчевы живут в стороне Сшимошагской, а об нем самом никакого известия не получили. Итак, Павлов и Федор Рышков с имеющимися при них войсками туда поехали, а чтоб никакого о сем подозрения не было, то ехали денно и нощно, и противились, порубили и овладели сокровищами.
Полный текст

Метки к статье: 18 век Росс

» БЕЛЬКОВИЧ Л. Н. - ЗАМЕТКИ О ПОЕЗДКЕ В НИНГУТУ ОСЕНЬЮ 1896 ГОДА

Помещение это состояло из одной большой и сырой комнаты, в которой царил неприятный полумрак. Дверь, ведущая наружу, была сделана из старых и гнилых досок, закрывалась неплотно и сквозь дыры свободно пропускала наружный холод, который по ночам был очень чувствителен. Нары в этой комнате давным-давно были уже не топлены, да и топить-то их было нельзя, так как очаги под ними были сломаны. Жить в таком помещении в течение нескольких дней было невозможно, а потому мы и не согласились его занять. Сделав подробную рекогносцировку всех построек, помещающихся на дворе кумирни, мы нашли большую, чистую и светлую комнату, занятую под помещение какой-то канцелярии, в которой стояли большие столы, заваленные испещренными иероглифами бумагами. В этой же комнате помещались и служащие в канцелярии люди (писаря), коих было шесть человек. На заявление об отводе нам этого помещения последовал отказ, в виду того, что не было получено на сей предмет никаких распоряжений. Тогда мы решили ехать в город и искать там помещения в одном из постоялых дворов и хотели уже привести этот план в исполнение, как во двор кумирни верхом въехал какой-то старик, с красным и одутловатым лицом и одетый в белую замшевую куртку, отороченную по краям черным потертым бархатом; на голове у него была шапка с цветным шариком, из чего можно было заключить, что он чиновник. Подъехав к нам, он отрекомендовал себя городским полицмейстером.
С приездом этого полицмейстера обстановка переменилась для нас в лучшую сторону. Он посмотрел на отведенное нам помещение и, убедившись в его полнейшей непригодности, начал тут же распекать, со свойственным в данном случае полицейской власти авторитетом, хозяина этого помещения, за то, что он, получив еще неделю тому назад приказание о приготовлении для нас помещения, не потрудился привести его в порядок. Затем он немедленно же приказал очистить для нас помещение канцелярии, что и было тотчас же приведено в исполнение и, посидев с нами с 1/4 часа, уехал, очень довольный тем, что ему так наглядно пришлось проявить действие своей власти перед иностранцами.
Полный текст

» ПОЕЗДКА В АСХАБАД
Николай Каразин «Штурм Геок-Тепе»Как-то вечером, я с Груневым сидел у дверей нашей палатки. Мы пили чай и мирно беседовали. В это время, к укреплению подъехал верхом щеголеватый офицер высокого роста в черкеске и папахе. Его сопровождали два казака. Офицер ловко соскочил с коня и, отдав его казаку, сам быстро пошел к кибитке воинского начальника. 
— Кто это приехал? спросил я из любопытства.
— Это из Питербурха князь, сказал казак, гладя потную шею великолепного текинского коня.
— Откуда вы едете? спросил Грунев.
— Из под Гок-Тапа.
— Куда?
— В Рассею. В это время я заметил невысокого смуглого офицера, который спускался к нам по узкой тропинке холма.
— Видали фазана? спросил офицер, протягивая мне руку.
— Нет, сказал я: — разве здесь водятся фазаны?
— А сейчас прилетел.
— Вы говорите про офицера, который только что приехал? спросил я, недоумевая. Офицер кивнул головой и усмехнулся.
— Почему же вы величаете его фазаном?
— Тут их много поналетело из столиц за чинами и орденами, заметил иронически офицер. После я узнал, что кавказские офицеры прозвали „фазанами" столичных франтов, наехавших в Ахал-Текинскую экспедицию, в отряд Скобелева. Не нравилось кавказским офицерам, что они составляли свиту Скобелева, занимали тепленькие места в штабе, между тем как вся тяжесть похода падала на сопровождение транспортов по бесплодной и знойной пустыне. После взятия Геок-Тепе, столичные „фазаны" вспорхнули и улетели, захватив лакомую добычу в свои гнезда.
Полный текст
» КАЗИМИР ВАЛИШЕВСКИЙ - ЕКАТЕРИНА ВЕЛИКАЯ. (РОМАН ИМПЕРАТРИЦЫ)
Емельян Пугачев был сын донского казака. Он тоже, как простой солдат, принимал участие в Семилетней войне, отличился в ней, потом сражался против турок и наконец дезертировал. Его поймали, но он опять бежал и начал жизнь outlaw и бродяги, завершившуюся страшной, кровавой эпопеей. Рассказ о том, будто случайное сходство с Петром III помогало ему играть роль самозванца, теперь опровергнут и, по-видимому, не имел под собой никаких серьезных оснований. В сохранившихся портретах Пугачева нет ни одной черты, напоминающей Петра; тот походил на кривляющуюся обезьяну, а Пугачев был типичный русский мужик. Он принял имя покойного императора только потому, что другие поступали так до него. Но, в противоположность другим, он сумел выбрать подходящую минуту для общественного переворота. Он не вызвал движения, приготовлявшегося издавна; напротив, скорее это движение овладело им. И Пугачев не пытался даже руководить им. Он только стал во главе его и, ничего не разбирая на своем пути, ринулся вперед, увлеченный бушующими и грозными волнами восставшего народа. Шествие это было ужасно: оно покрыло дымящимися и окровавленными развалинами половину громадной России. Но через четыре года дисциплинированная сила одолела силу дикую и неорганизованную. Пугачев был взят в плен одним из помощников Панина, привезен в Москву в деревянной клетке, приговорен к четвертованию и казнен. Но палач отрубил ему голову прежде, чем начать пытку. Екатерина уверяла, что это было сделано по ее приказанию: она хотела показать, что у нее больше гуманности, нежели у Людовика XV, четвертовавшего Дамиена. А между тем преступления Пугачева были неизмеримо тяжелее: жертв, погубленных им и его шайкой, было положительно не счесть. И хотя, – пока он не был пойман, – Екатерина и посылала Вольтеру более или менее остроумные остроты по адресу «маркиза Пугачева», но в душе сознавала, какая он был грозная сила, и до трепета боялась его!
Что характерно во всей этой истории и что, между тем, повторяется нередко при аналогичных обстоятельствах, это то, что, восстав против государства и той его формы, в которую оно вылилось при Екатерине, Пугачев и его товарищи не нашли ничего лучшего, как начать именно с подражания этому самому государству или, вернее, с рабской и грубой копировки его в его мелких внешних подробностях. Женившись на девушке из народа, самозванный император сейчас же окружил ее свитой «придворных дам». Выдрессированные под палкой, они – с бесконечно-грубым комизмом – разыгрывали фрейлин, упражнялись в церемонных реверансах и почтительно целовали ручку «императрицы». Чтоб усилить иллюзию своего царского сана, Пугачев назвал приближённых себе разбойников именами первых сановников Екатерины: казак Чика получил фамилию Чернышева с чином генерал-фельдмаршала; другие назвались: графом Воронцовым, графом Паниным, графом Орловым и т. д.
Полный текст

Метки к статье: 18 век Российская империя

» АРМИНИЙ ВАМБЕРИ - ОЧЕРКИ СРЕДНЕЙ АЗИИ
Арминий Вамбери или Хаджи-Мехмед-Решид-эфенди во время его путешествия по Средней АзииЦена невольников мужчин одинакового возраста зависит от, физических их свойств и от национальности. Турки северного Ирана предпочитаются всем остальными, так как, во первых, они легче обучаются родственному для них среднеазиатско-турецкому диалекту, а, во вторых, они более крепкого телосложения и привычнее к работе, чем жители остальных частей Ирана. Дешевле всех ценятся афганцы, потому что они плохие работники и кроме того опасны по своей мстительности и горячности характера, что для жестокого хозяина имеет часто печальные последствия. Что касается до невольниц, то надо сказать, что они недолго пользуются тем положением, которое занимают черкешенки и грузинки в Турции и Персии: скорее же участь их можно сравнить разве с участью негритянок в последних странах. Причина этого легко понятна: во-первых, дочери Туркестана соответствуют более обитательниц Ирана понятиям узбеков и таджиков об изящном — последним за их оливковый цвет лица и большой нос они никогда не присудят яблока Париса в ущерб своих белых, полнолицых дев. Во вторых, многоженство у среднеазиатов, по причине их бедности, встречается реже, чем у западных магометан. Кроме того, узбек слишком аристократ, чтоб разделить стол и ложе с невольницею, купленною за деньги, а если это иногда и случается в среде высших сановников Бухары, то они берут только таких невольниц, которые приобретены были в детстве и получили туркестанское воспитание; в среднем же классе подобные явления весьма редки. Да и жениться то здесь легче, чем на остальном магометанском востоке. Вообще невольницы держатся тут, как предметы роскоши в гареме у богатых, или приобретаются для услуг. Относительно невольников нельзя того же сказать. В течение нескольких столетий установившееся снабжение рабочими людьми из туркестанских степей стало так необходимо земледельцам узбекам, что без него они едва ли могли бы добывать себе насущный хлеб.<...>
Цена невольников на среднеазиатских рынках зависит, конечно, как и цена всякого другого товара, от количества их на рынке: в мирное время их бывает меньше, а во время войны больше, но есть все-таки и постоянная цена, которая в на стоящее время может быть обозначена так:
Невольники
 В ХивеВ Бухаре
От 10-15 лет 40 тилл35 тилл*
15-25 лет6045—50
25-40 лет70—8080
Невольницы
 В ХивеВ Бухаре
От 10-15 лет особенно красивые70—80 тилл70—80 тилл
15-25 лет50—6050—60
25-40 лет4040

*1 тилла = 5200 современных рублей

Полный текст

Метки к статье: 19 век Центральная Азия

» ИСТОРИЧЕСКИЕ РАССКАЗЫ И АНЕКДОТЫ - ЕКАТЕРИНА II
Екатерина Великая в молодостиВсем известно, сколько великая Екатерина любила Россию, новое свое отечество и все русское: язык, одежду, обычаи и проч. Известно также, что Александра Петровна Левшина, воспитанная в «Обществе благородных девиц», имела счастие с первого взгляда понравиться императрице. Привязанность сия достигла до того, что государыня вела с ней любопытную переписку, называя ее «черномазой Левушкой». Государыня иногда нарочно приезжала в «Общество», чтоб ею утешаться, и наконец при выпуске оттуда, пожаловала ее во фрейлины, где она пользовалась отличными милостями.
В подтверждение вышеписанному: — случилось в Царском-Селе в обществе у императрицы все заговорили одним французским языком; она, заметя сие, сказала:
— «Мы русские и в русском селе, можем обойтись без иностранного языка и говорить на отечественном».
Докладывают ей, что русский язык не имеет ни приятности свойственной французскому, ни легкости к свободному изъяснению и что нет возможности составить и одной шарады.
Екатерина, обратясь к Александру Юрьевичу Нелединскому-Мелецкому, которого по уму и познаниям называли encyclopedie portative спросила:
— Как вы думаете?
Нелединский вместо ответа предложил следующую шараду:
«Мое первое в лесу (лев), мое второе в колесе (шина), а целое здесь в величайшей милости и уважении (Левшина)».
Екатерина была отменно довольна, много шутила и весь вечер занималась шарадами на русском языке.
Полный текст
» ГМЕЛИН И. Г. - ПУТЕШЕСТВИЕ ПО СИБИРИ

Тунгус редко женится ранее 15 лет, обычно это происходит в 20 лет. Если у него есть сестры, то он выпрашивает у отца одну из них и идет к другому тунгусу, который тоже имеет сестер, и с ним меняется. Женщины при этом никакого права голоса не имеют, обмен происходит без их согласия. А когда обмен совершен, женщины считаются замужем. Других брачных церемоний у них нет. Часто случается, что девочке нет еще пяти, а то и четырех лет, а ее уже обменивают, и о ней заботятся, пока она не будет зрелой. Если сестер для обмена нет, то тунгус заявляет о своем желании [жениться] отцу той, которую наметил взять в жены, сначала через третье лицо. В случае благоприятного ответа, он говорит с отцом [девушки] сам и договаривается о калыме. За красивую девушку отдают до 10 оленей и сверх этого еще различные деревянные вещи. Тунгус берет себе от одной до семи жен, в зависимости от достатка. Если жена изменила мужу, он ее выгоняет, не давая ничего из имущества. Но она скоро находит себе другого мужа. Тунгусы имеют право брать жен только из своего рода.
Когда тунгус умирает, то родственники на другой же день делают гроб из четырех досок, кладут в него покойника в повседневной одежде вместе с его личными вещами — луком, стрелами, ложкой, чашкой, топором, трубкой и идолом. Некоторые кладут еще котел. К покойнику привязывают также кусочек мяса. Когда труп положен в гроб, приходят близкие родственницы и громко плачут. Тут же закалывают оленя или собаку и их кровью обмазывают гроб. При этой церемонии присутствие шамана необязательно. Если убивают оленя, то внутренности и срезанное мясо с костей уносят в чум; кости; складывают в сосуд, а жир подвешивают на кол. Если же убивают собаку, то труп с кожей насаживают на кол у могилы. Летом роют могилу, опускают в нее гроб, а сверху; наваливают деревья и кустарники, чтобы дикие звери не вырыли труп. Зимой гроб, ставят на замерзшую землю и тоже вокруг и сверху плотно укрывают деревьями. На небольшом расстоянии от могилы разводят огонь, чаще из сырого кустарника, чтобы было больше дыма, и бросают туда все, что остается у могилы. Дым, по мнению тунгусов, должен очистить все вокруг. После этого идут в чум и съедают оленье мясо, а на другой день покидают это место, так как тунгусы боятся покойников, особенно: своих ближайших родственников. Шамана хоронят точно так же, только в могилу с ним кладут бубен и шаманскую одежду, а вокруг могилы вбивают высокие палки. Страх перед умершим шаманом у тунгусов так велик, что все, кто живет поблизости от его могилы, переезжают очень далеко, даже если шаман был не из их рода.
Полный текст

Метки к статье: 18 век Российская империя

» КАЗИМИР ВАЛИШЕВСКИЙ - ДОЧЬ ПЕТРА ВЕЛИКОГО
Алексей Григорьевич РазумовскийРазумовский с 1731 г. был певчим императорской капеллы. Федор Степанович Вишневский проезжал через Украину на возвратном пути из Венгрии, где он закупал вина для погреба Анны Иоанновны, и, остановившись в селе Лемеши, был поражен мощным басом, колебавшим стены маленького местного храма. Он узнал, что голос этот принадлежал молодому крестьянину, который не прочь был бы петь и в другом месте. Отец его, казак и горький пьяница, часто колотил его и даже как-то чуть не убил, запустив ему топором в голову. Назывался отец Григорием Яковлевичем и носил прозвище Розума, вследствие того, что в пьяном виде говорил о самом себе: «Ей! що то за голова, що то за розум!» Сын его пас общественное стадо и нередко предоставлял его собственной судьбе, чтобы сбегать к дьячку, учившему его читать и петь. Хорошие церковные певчие тогда, как и теперь, ценились в России. Певчие императорской капеллы были почти все малороссы, и недалеко от Лемеш, в Глухове, была даже особая школа на двадцать четыре человека, где обучались эти артисты. Вишневский взял с собой молодого пастуха, за что был вознагражден чином генерал-майора и местом при дворе Елизаветы. Цесаревна, выпросив себе певчего, недолго наслаждалась его красивым голосом; Алексей Григорьевич вскоре его потерял. Но она сделала из него бандуриста, и он сумел, очевидно, отличиться в этой новой должности, потому что вскоре она поручила ему управление одним из своих имений, а затем своим двором. <...>
Поселившись во дворце, в апартаментах, смежных с покоями государыни, он был уже не «ночным императором», а открыто признанным участником всех удовольствий, всех поездок ее величества, со всеми внешними признаками почета, принадлежащими принцу-супругу. Одно путешествие ее величества было отменено по причине легкого нездоровья Алексея Григорьевича в последнюю минуту, когда великий князь и великая княгиня уже сидели в санях. Выходя из театра в сильный мороз, императрица заботливо запахивала шубу Алексея Григорьевича и оправляла его шапку. В Опере итальянские певцы чередовались с малороссийскими, так как их таланты больше нравились фавориту. Малороссийские блюда входили в меню даже официальных обедов, и Разумовский сидел за столом всегда рядом с государыней. Эти черты еще многозначительнее интимного обеда, подсмотренного великим князем в щелочку, просверленную им в стене, когда временщик сидел напротив императрицы в халате.
Полный текст

Метки к статье: 18 век Российская империя



Главная страница | Обратная связь | ⏳Вперед в прошлое⏳
COPYRIGHT © 2008-2024  All Rights Reserved.