Мобильная версия сайта |  RSS |  ENG
ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
 
   

 

» БУЛАНЦОВ - ЗАПИСКИ ЛАЗУТЧИКА, ВО ВРЕМЯ УСМИРЕНИЯ МЯТЕЖА В ПОЛЬШЕ, В 1863 ГОДУ
Наши военные, еще с 1861 года, отдалились от поляков и не бывали в их семействах, а потому и не могли знать положительно о приготовлениях к открытому восстанию; хотя все понимали, все чувствовали, что вокруг их готовится что-то недоброе. Поляки в своих действиях и поступках в отношении к русским стали чрезвычайно дерзки, нахальны. Русскому в Польше была жизнь не в жизнь: худо и дома, еще хуже вне его. Дома — русский каждую минуту мог ожидать, что или выбьют стекла его квартиры или устроят кошачью музыку. (Эта музыка состояла в том, что соберутся под окнами квартиры и начнут кричать, как кому вздумается: кто по-собачьи лает; кто мычит, как корова; кто мяукает по-кошачьи и т. д. И это делала толпа иной раз в две или три тысячи человек и более). Вне квартиры русский подвергался неприятности быть избитым или оплеванным. Не буду приводить всему этому примеры: они известны из газет 1861 и 1862 годов. Начальство не приступало к решительным мерам, полагая, что поляки опомнятся, придут в себя, и действовало мерами кротости. Приведу в доказательство следующее наставление военным начальникам покойного наместника князя Горчакова: держать себя с приличною гордостью, не давая вида, что подобное положение дел унижает их значение. Это наставление было объявлено по случаю жалоб на то, что жители-поляки, при встрече на улице с военными, не взирая на звание, проходя мимо, или обгоняя их, нарочно задевали и толкали их, либо  харкали и плевали. Все это я упоминаю, чтобы показать, как обходились русские с поляками до мятежа и как поступали поляки с русскими. Всякая мера правительства, клонившаяся к восстановлению спокойствия, тишины и порядка, нарушаемых поляками, выставлялась ими в виде насилия; всякое бесчинство, публичное оскорбление, наносимое русским, оправдывались, по иезуитски, патриотизмом. Словом сказать, смотря по обстоятельствам — из мухи делали слона и из слона — муху.
Полный текст
» ДЖАКОМО КАЗАНОВА - ЗАПИСКИ ВЕНЕЦИАНЦА КАЗАНОВЫ О ПРЕБЫВАНИИ ЕГО В РОССИИ, 1765-1766
...Еще присутствовал я зимою, в день Богоявления, при особенном обряде: я хочу сказать, при водосвятии на реке Неве, покрытой в это время толстым слоем льда. Церемония эта привлекает бездну народа, ибо после водосвятия крестят в реке новорожденных и не посредством обливания, а чрез погружение нагих младенцев в прорубь на льду. Случилось в тот день, что поп (le pope), совершавший крещение, старик с белою бородой и трясущимися руками, уронил одного из этих бедных малюток в воду, и ребенок утонул. Встревоженные богомольцы приступили с вопросом: что значит такое предзнаменование?
- “А это значит”, отвечал с важностью поп, “это значит... вот что: ...подайте мне другого”.
Более всего удивила меня радость родителей бедной жертвы. Потерять жизнь при самом крещении, говорили они с восторгом, значит прямо войти в рай.
...Прогуливаясь близ Екатерингофа вместе с Зиновьевым, мы встретили очень молоденькую, еще неразвившуюся девушку, поразительно-хорошенькую, но дико-застенчивую; при нашем приближении она бросилась бежать; а мы, по ее следам, вошли в избушку, куда она скрылась и где мы нашли ее отца со всею семьей. Девочка спряталась в углу и глядела на нас с тоскливым выражением испуга, как горлица, попадающая на зуб волку.
Зиновьев вступил в разговор с отцом ее. Сколько я понял, речь шла о девочке, потому что она, по знаку своего отца, послушно подошла вперед. Через четверть часа мы вышли из хижины, подарив несколько рублей детям. Тут Зиновьев мне сказал, что он предложил хозяину купить у него дочь себе в служанки, на что тот согласился.
- Сколько же он хочет за это сокровище?
- “Цену непомерную: сто рублей... Вы видите, что тут ничего не поделаешь”.
- Как ничего не поделаешь? Да это просто даром!
- “Так, значит, вы не прочь дать сто рублей за девочку?”
- Еще бы. Только согласится-ли она следовать за мной и принадлежать мне?
- “Она обязана будет к этому, как только поступит в ваше владение, - и если рассудок не вразумит ее, то вы в полном праве пустить в ход палку”.
- Следовательно, не смотря на ее нежелание, я могу заставить ее быть при себе, сколько мне угодно?
- “Без всякого сомнения. - по крайней мере, покуда она не возвратит назад ста рублей”.
- Если я ее возьму, какое жалованье должен ей давать?
- “Ни полушки: только кормить ее да отпускать, по субботам, в баню, а по воскресеньям - в церковь”.
- При окончательном выезде моем из Петербурга, дозволено-ли мне будет увезти ее с собой?
- “Да, только нужно получить на это разрешение, со взносом денежного обеспечения (sous une garantie pecuniaire), ибо эта девушка, прежде чем она раба ваша - есть царская”.
- Вот и все, о чем я хотел знать. Теперь угодно вам будет взять на себя труд договориться о сделке с ее отцом.
- “Хоть сейчас, коли хотите, - и вздумай вы на брать себе целый гарем, так стоит лишь молвить одно слово; в красивых девушках недостатка здесь нет”.
...На другой день утром мы с Зиновьевым опять направились туда; я отдал своему спутнику сто рублей, и мы вошли в избу. Предложение, которое от моего имени заявил хозяину Зиновьев, привело доброго человека в немой восторг и удивление. Он стал на колена и сотворил молитву святому Николаю, потом дал благословение дочке и сказал ей несколько слов на ухо; девочка, посмотрев на меня с улыбкой, проговорила: “Охотно”...
Зиновьев выложил сто рублей на стол; отец взял их и передал дочери, которая тотчас вручила деньги своей матери. Покупной договор (le contract de vente) был подписан всеми присутствовавшими; мои слуга и кучер, вместо рукоприкладства, поставили на акте кресты, после чего я посадил в карету свою покупку, одетую в грубое сукно, без чулок и рубашки.
...Я одел ее в платье французского покроя. Однажды я повел ее, наряженную таким образом, в публичную баню, где 50 или 60 человек обоего пола, голых как ладонь, мылись себе, не обращая ни на кого внимания и полагая, вероятно, что и на них никто не смотрит. Происходило-ли это от недостатка стыдливости, или от избытка первобытной невинности нравов - представляю угадать читателю.
...Кажется, эта девушка (Заира) сильно привязалась ко мне и вот отчего: во-первых, потому, что я всегда обедывал с нею за одним столом, что очень ее трогало; во-вторых, за то, что я иногда ее водил к ее родителям,- льгота, которою рабы редко пользуются от своих господ; а наконец, если уже все высказать, так и за то, что я, от времени до времени, поколачивал ее палкой - действие, общераспространенное в России, но, большею частью, применяемое без толку. Этот обычай, не всегда удовлетворительный (defectueux) в своем практическом приложении, в принципе превосходен, как местная насущная необходимость. От русских ничего не добьешься путем убеждений, коих и понимать они, кажется, неспособны; словами из них не сделаешь ровно ничего, а колотушками (les horions) - все что угодно. Побитый раб всегда так рассуждает: “барин мой мог бы прогнать меня долой, да не сделал этого; следовательно, он хочет держать меня при себе, потому что любит; и так, мое дело любить его и служить ему усердно”.
Полный текст
» Детектив 1663 года - О вымышленном ритуальном убийстве христианского ребенка евреями местечка Войня в брестском воеводстве
Документъ этотъ воочію свидетельствуетъ о сильномъ возбужденіи христіанъ противъ евреевъ за многія ихъ неправды въ томъ роде и направленіи, какъ это изложено нами выше; ибо только это возбужденіе могло вызвать у христіанъ города Войня попытку изыскать случай, чтобы, вопреки самой очевидной несправедливости и бездоказательности, обвинить евреевъ этого города въ страшномъ преступленіи—въ ритуальномъ убійстве, последствія признанія котораго могли быть для евреевъ страшны. Въ виду исключительной важности этого документа, приводимъ его здесь въ русскомъ переводе съ польскаго языка. Онъ гласитъ такъ:
Полный текст

Метки к статье: 17 век Польша Евреи

» МУСТАФА НА'ИМА - ИСТОРИЯ НА'ИМЫ

«Если вы хотите мириться с нами, то должны ежегодно платить нам дань в определенное время, никогда не покорять земель, принадлежащих Султану, не делать никаких покушений на земли Казацкие, дать нам в заложники сыновей двух ваших Вельмож, быть друзьями наших друзей и всегда готовыми выставить войско по востребованию нашему для нападения на наших неприятелей. Вы ныне заставили многочисленное войско Татарское и Ногайское выступить в поход и подвергнуться утомлению и издержкам (неразлучным с войною): и так оно не захочет возвратиться во-свояси без богатой добычи, и мы должны позволить ему ограбить ваши крепости, укрепленные местечки и деревни, какие оно само пожелает: ибо на таких только условиях может быть заключен мир. В противном случае более 100000 Татар и Ногайцев и около 80000 Казаков вторгнутся в ваши земли и пройдут их от Эльбадира (Львова) до Варшавы, сожигая и разрушая все встречающееся на пути».
Полный текст

Метки к статье: 17 век Орда Польша

» ТОМАС КАНЦОВ - ПОМЕРАНСКАЯ ХРОНИКА

«В это время Русские, Прусаки и Померане, жившие еще в язычестве, заключили союз против Польского Герцога Болеслава, вторгнулись в его землю, и овладев городами и монастырями, разорили их, убили и увели в плен народу без числа, и пробравшись до Кракова, взяли этот город. Здесь Померане, из особенной ненависти к Полякам, вырыли гробы Королей и Герцогов, и, разбросав на все стороны кости их, совершив всякого рода насилия и неистовства, увели с собою людей и скот. Между тем Герцог Болеслав, подкрепленный друзьями своими, сразился прежде всего с Русскими и нанес им такое поражение, что они принуждены были просить мира и выдать за Болеслава дочь Короля своего, чрез что между ими водворилось на некоторое время согласие

Полный текст

» ВИНЦЕНТИЙ КАДЛУБЕК - ПОЛЬСКАЯ ХРОНИКА

Вот умирает сын Мешко Болеслав, заколотый стражником, [вот] слава известных мужей погибает, а вот и [самого] Мешко какой-то рядовой воин, ранив, хочет убить, но [Мешко], откинув шлем, восклицает: «Я князь!» Узнав его, [воин] просит за ошибку прощения и, защищая его от нападения других, помогает покинуть [поле] боя. Но и князь Роман, потеряв многих своих, лишившись многих помощников, страдающий от немалых и тяжелых ран, отчаявшись в победе и снедаемый болью, думает повернуть назад. Ведь большая часть русских в начале сражения бежала, лишив малолетних князей победного триумфа. Ибо многие [из войска поляков] думали не о битве, а преследовали убегающих русских: кто из-за жажды наживы, кто в пылу негодования.
Полный текст

» ЭПИТАФИЯ КНЯЗЕЙ СИЛЕЗИИ

Польская хроника 13-14 веков.
"В лето Господне одна тысяча … в декабрьские ноны (1266 г., 5 декабря – А. Д.) умер от яда знаменитый вроцлавский князь Генрих Третий, второй сын убитого татарами Генриха Второго."
Полный текст

» ЯН ДЛУГОШ - АННАЛЫ ИЛИ ХРОНИКИ СЛАВНОГО КОРОЛЕВСТВА ПОЛЬШИ
Польская знать, стремясь к славе и склоняясь к грабежу, презирает опасности и смерть, слабо держит обещания, тягостна для подданных и низших [сословий], несдержанна на язык, имеет обыкновение тратить сверх меры возможностей, верна своему князю, предана земледелию и разведению скота, человечна и радушна к иноземцам и гостям, и привержена гостеприимству сильнее прочих народов. Простой люд склонен к пьянству, дракам, клевете и убийствам; и не легко найти другой народ, столь запятнанный домашними убийствами и несчастьями. Он не уклоняется ни от какой работы или бремени, способен переносить разом и холод, и голод, привержен к суевериям и басням, склонен к грабежу; он – сторонник вражды, жаден до новизны, алчен и зарится на чужое. Мало деятельный в строительстве домов, он довольствуется жалкими хижинами. Он смел и безрассуден, хитрого нрава и не слишком сговорчив, благороден жестами и осанкой, невероятно силён; он отличается высоким и стройным ростом, крепким телом, соразмерными членами, белым и чёрным цветом вперемешку.
Полный текст

Метки к статье: Польша 15 век



Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2022  All Rights Reserved.