Мобильная версия сайта |  RSS |  ENG
ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
 
   

 

» АВГУСТИН МАЙЕРБЕРГ - ПУТЕШЕСТВИЕ В МОСКОВИЮ
Не было тайною для нас, что, по Царскому запрещению, никому из Москвитян нельзя заносить ногу за пределы отечества, ни дома заниматься науками, оттого, не имея никаких сведений о других народах и странах мира, они предпочитают свое отечество всем странам на свете, ставят самих себя выше всех народов, а силе и величию своего Царя, по предосудительному мнению, дают первенство пред могуществом и значением каких бы то ни было Королей и Императоров. Предаваясь мечте о своем высоком превосходстве, они до того презирают всех иноземцев, как людей ниже себя, что если доведется им принимать посланников какого-нибудь Государя, те, кому прикажет Царь это дело, берут смелость требовать от них, точно несомненного долга, чтобы они первые выходили из кареты или слезали с лошадей и первые же снимали шляпы. А потом, когда поедут провожать их, не стыдятся прежде всех занимать для себя самые почетные места.  И все это с такою наглостью, что иногда, после нескольких часов жаркого спора, им приходит охота показать, будто бы из одной только вежливости они отказываются от своего права, соглашаясь, чтобы настойчивый Посол в одно и то же время с ними ступал на землю или снимал шляпу. Так, для предупреждения подобных состязаний мы положили поручить переводчику, чтобы он, едучи впереди Пристава, предупредил его, что я не новичок в исправлении Посольских дел, а потому и превосходно знаю, что следует ему и что нам. Стало быть, пусть он избавит нас от употребительных при исправлении его должности комедий своего рода, в которых мы вовсе не желаем быть действующими лицами Полный текст

Метки к статье: 17 век Московия

» ДЖОСИАС ЛОГАН - ПУТЕШЕСТВИЕ ДЖОСИАСА ЛОГАНА НА ПЕЧОРУ И ЗИМА,
Пятого июля мы получили известие о том, что воевода (governor) и солдаты Томска сожгли город и бежали оттуда по причине недостатка съестных припасов и невыплаты жалованья. Около трехсот человек из них имели намерение прибыть в Усть-Цильму (Ust-Zilma) и ограбить население этого города. В этот день мне сказали, что от Пустозерска (Pustoser) вверх по Печоре до реки Усы (Ouse) три недели плавания при благоприятном ветре; оттуда вверх по реке Усе до Подкаменья  (Podcamen) — десять дней, а оттуда до Оби восемь дней езды на оленях; оттуда же шестнадцать дней до Березова (Beresoua) — торгового города.  Хозяин мой рассказал мне,  что он был в плену (prisoner) в Березове и в Тобольске (Tobolsko); он утверждает, что Тобольск ведет крупную торговлю  и что таджики (Teseesks), бухарцы (Bowhars) и татары приезжают туда торговать и привозят шелка, бархат (veluets), гробгрины  (Grogran), сендали  (sendames) и киндяки  (kindackes) и что там можно продать большое количество сукна, оловянной и медной посуды. Там имеется также большой запас мехов, как-то: соболей, белок, лисиц, росомах (Rosamackes) и бобров.
Полный текст

» АДОЛЬФ ЛИЗЕК - ДОНЕСЕНИЕ О ПОСОЛЬСТВЕ
На другой день Нового Года (по нашему 12 Сентября) Царь назначил аудиенцию. Царице очень хотелось видеть эту церемонию; но как ее любопытство не могло быть удовлетворено, если б мы представлялись Царю в Палате, для аудиенций назначенной, потому что там не было места, с которого она могла бы смотреть, не быв сама видимою, то Царь положил дать аудиенцию в Коломенском Замке, отстоящем от Москвы на одну Немецкую милю, уверив наперед, что от этого не произойдет для Послов никакого неприличия. К нам прибыли вышеупомянутые Приставы и Переводчик, с Царскою каретой и верховыми лошадьми, под пышными, богато украшенными попонами. Осведомившись о здоровье Послов, они пригласили нас в Коломенский Замок, куда Царь отправился еще утром. Шествие открывал конный отряд Татарской стражи, в алых одеждах. Потом Царские слуги несли Императорские подарки в футлярах. За ними следовали десять наших служителей и десять дворян верхами по два в ряд, а по средине Царский Вице-Конюший; наконец ехала карета с Послами и Приставами, запряженная шестью превосходными конями в пятнах, на подобие тигров; сбоку один из наших Чиновников нес Императорскую грамоту к Великому Князю, а за ним следовали и секироносцы. Порядок нашего поезда не изменялся во всю дорогу. Царица завидела нас издали, и, чтобы доставить ей удовольствие смотреть на нас как можно далее, прислан ездовой, за которым мы своротили с дороги, и поехали дальним путем, по открытому полю. Две палатки были раскинуты для нас в долине. Здесь мы отдыхали, пока из футляров вынули Императорские подарки, и для Послов впрягли свежих лошадей еще в пышнейшем уборе, с разными погремушками и бубенчиками. Наконец приехали в Замок. На двух довольно больших дворах стояли воины с знаменами и разным оружием, между которым отличались две серебряные пушки, называемый змеиными. На первом дворе мы остановились у вторых ворот Замка, сошли с лошадей, сняли мечи, кроме Послов (они одни шли в плащах), и пошли пешком в прежнем порядке, между рядами воинов. Из окна смотрел Царь с Боярами и сыном, который в этот день в первый раз на публичной аудиенции наименован Наследником Престола. Как скоро мы увидели Великого Князя, замечавшего из окна весь порядок нашего шествия, тотчас все Чиновники Посольства сняли шапки. Послы, по неоднократной просьбе Пристава, сделать то же, по крайней мере из учтивства, в присутствии Царя, шли также с открытыми головами, пока Царь мог их видеть. У лестницы какой-то Сановник приветствовал Послов от имени Царя; здесь они надели шапки и пошли вверх. Нас принял новый Пристав, и чрез покои, наполненные Придворными служителями, провел до аудиенц-залы. У дверей два Князя осведомились о здоровье Послов, и мы вошли. Его Царское Величество сидел на троне без балдахина, и по левую руку Августейший сын его. В руках каждого был скипетр, с полумесяцем на верхнем конце. На обоих кафтан и ферязь (тога), ниспадавшая складками до самой земли, были шелковые красные и застегивались, по народному обыкновению, золотыми пуговицами. Множество крупного жемчужного ожерелья на шее более отягощало их, нежели служило украшением. На митре (венце) драгоценные камни спереди и сзади имели такой необыкновенный блеск, что она казалась вся в огне. С правой стороны стояли Главный Воевода и родственник Царя, Долгорукий, и первый Боярин, Артамон Сергеевич Матвеев; с левой сидело много Бояр, а пред Царем стояли четыре драбанта в шапках, с секирами на плечах, искривленными на подобие серпов. Полный текст

Метки к статье: 17 век Московия

» СИМЕОН ЛЕХАЦИ - ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ
Итак, 15 февраля 1057 года армянского летосчисления (1608), в понедельник второй недели великого поста, волею и могуществом всесильного бога, я, будучи 24 лет, выехал из столицы Львова, уповая на Дух святой истинного бога. Я пустился в путь с молдавскими купцами-армянами. Так как стояла зима, мы лишь через десять дней с трудом достигли города Сината, который является границей и концом страны поляков и началом страны валахов. Там мы пробыли один день. Оттуда мы за девять дней достигли богом построенного города Сечова, который был резиденцией молдавских господарей  и престолом патриарха армян и валахов. Этот Сечов был [расположен] на очень возвышенном, приятном взорам и красивом месте с умеренным и здоровым климатом. Вокруг города протекала большая река . В этом городе жили триста-четыреста домов  армян; [имелись] три каменные церкви и два очень красивых и превосходных каменных монастыря вне города: один совсем рядом с городом, другой – на расстоянии двух миль.
Полный текст
» ФРАНСУА ДЕ ЛАРОШФУКО - МЕМУАРЫ
Таково было положение дел, когда королева Английская отправилась к королю, своему супругу. Сопровождали ее герцог  и герцогиня Шеврез. Церемония встречи доставила герцогу Бекингему столь желанный для него случай показать себя и управляемое им королевство во всем блеске великолепия, и он принял г-жу де Шеврез с почестями, какие мог бы воздать столь любимой им королеве. Герцогиня Шеврез вскоре покинула двор английского короля и вместе со своим мужем герцогом вернулась во Францию; она была встречена Кардиналом как лицо, преданное королеве и герцогу Бекингему. Тем не менее он пытался привлечь ее на свою сторону и заставить служить ему, шпионя за королевой...
Полный текст
» КЫРЫМЛЫ ХАДЖИ МЕХМЕД СЕНАИ - КНИГА ПОХОДОВ
Затем и другие члены правительства, представители власти были расставлены по местам, и на каждое место и должность был назначен кто-либо из знатных, и все, какие ни есть, должности были заняты, и согласно древним Чингизовым обычаям, бей, называемые «дёрт карачи», то есть четыре столпа, каждый получил свой флаг как знак отличия...
Полный текст

Метки к статье: 17 век Крым Московия

» ГРИГОРИЙ КОТОШИХИН - О РОССИИ В ЦАРСТВОВАНИЕ АЛЕКСЕЯ МИХАЙЛОВИЧА
По смерти же того царя, на Московском  царстве учинился царем  сын его царевичь Феодор Ивановичь, а другому сыну его, царевичю Димитрию,  с материю его,nbsp; дан был в удел город Углечь с уездом. Бысть же той царь и великий князь Феодор Ивановичь всея Русии на Московском государстве зело тих и боголюбив, не таков яко отец  его, и некоторого велможу, зовомаго Борис Годунов, перваго конюшего боярина, учинил над государством своим во всяких делах правителем а сам предался смирению и на молитву
Полный текст
» ФЕДОР КОТОВ - О ПУТЕШЕСТВИИ ИЗ МОСКВЫ В ПЕРСИДСКОЕ ЦАРСТВО, ИЗ ПЕРСИИ В ТУРЕЦКУЮ ЗЕМЛЮ, В ИНДИЮ И В УРМУЗ НА БЕЛОМ МОРЕ, КУДА НЕМЦЫ ПРИПЛЫВАЮТ НА КОРАБЛЯХ
В 7131 (1623) году по указу государя и великого князя всея Руси Михаила Федоровича и великого государя святейшего патриарха московского и всея Руси Филарета Никитича московский купец Федор Афанасьевич Котов с восьмью товарищами был послан с царскими товарами за море в Персию.
Из Москвы отправились по Москве-реке 6 мая в день святого и праведного Иова многострадального. От Москвы до Коломны сухим путем 90 верст, а рекою больше. Город Коломна стоит на Москве-реке, со стороны течет речка Коломенка и впадает в Москву-реку. Город каменный, как московский Кремль.
Полный тест


Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.