Мобильная версия сайта |  RSS |  ENG
ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
 
   

 

» КРАТКАЯ ПОВЕСТЬ О ЗЛОПОЛУЧИИ И СЧАСТИИ ДИМИТРИЯ, НЫНЕШНЕГО КНЯЗЯ МОСКОВСКОГО
У Василия, Князя Московского (Разумеется, у Ивана Грозного, а не у Василия, но для сочинителя этой повести, Поляка, или Немца, все равно, что Иван, что Василий, все равно и одно.), было три сына: Федор, Димитрий и Иван. В то время как Стефан, Король Польский, вел войну с Москвою, и дела Москвитян находились уже в расстроенном положении, Князь Василий, отец, спросил у меньшего сына совета, заключить ли мир c Поляками, или продолжать дальше войну? сын советовал мириться, чтобы ни самому отцу, ни Царству его, не дойти до крайности, так как не было никакой возможности противиться Полякам. Отец, прогневавшись, разбранил сына за этот совет и, еще недовольный тем, ударил его по голове тростью. Истекая кровью, сын упал мертвый к ногам отца. Осталось двое сыновей: Федор и Димитрий, и по кончине Василия Федор, как старший, получил Царство, а Димитрию, в то время еще отроку возрастом, дал отец Княжество и город Углич (Uglik), где в то время было очень много ученых людей, и между ними особенно один Доктор, Августин (Doctor quidam Augustinus), постригшийся потом в монахи Греческой Виры (monachus Grecae fidei). Больше всех преданный Димитрию, он чрезвычайно заботился об его здоровье, опасаясь неверности слуг, то же, впрочем, приверженных к молодому Князю. А Великий Князь Федор вполне посвятил себя набожности и богоугодной жизни: все строил да посещал монастыри, больницы, церкви; все вел беседы с монахами о своем душевном спасении. Управление же всем Царством и всеми владениями поручил Великому Конюшему (Agazonum Magistro), главному сановнику в Московии, Борису Годунову (Boris Hodun): пусть его правит всем, как ему угодно.  Увидав себя поставленным в такое положение, Борис стал помышлять, как бы коварством да происками извести Князя (е medio sublate) и самому сделаться Государем всей Московии; только сначала было погубить другого, младшего по рождению, брата Димитрия. 
Полный текст
» ПЬЕР ДЕЛАВИЛЬ И ЕГО СОЧИНЕНИЕ О СМУТНОМ ВРЕМЕНИ
Находившиеся в Москве иностранцы сначала были весьма любимы как императором, так и народом, но они вели себя с такой наглостью и злостью, что это дало императору повод не платить им более, а пользоваться собственными людьми. Однако, видя, что враги сильны, и получая каждый день от своего брата просьбы прислать ему на помощь иностранцев, он удовлетворил их требования и отправил из Москвы. Что же касается моего полка, пришедшего в числе последних и сражавшегося шесть месяцев без платы, взявшего четыре или пять крепостей, то наше жалованье было нам послано уже в армию. По приказу господина генерала наши войска отправились к главному войску, за исключением двух рот, которые я удержал за собой в Погорелом Городище (Polongovisch), взятой мною крепости, где я оставался больной. 
 Иностранцы, соединённые с русскими войсками, получив известие, что польский полководец Жолкевский (Sevlosky) в одной из крепостей, продвинулись вперёд для оказания ему помощи и расположились лагерем в трёх лье от неприятельской армии. Польский генерал атакует их на рассвете, согласно тайному сговору, который генерал имел с иностранными войсками, ибо за день до того перебежали к нему несколько солдат, которые заверили поляков, что иностранцы недовольны, и, если дело дойдёт до драки, они перейдут на их сторону под тем предлогом, что устали служить русским.
Полный текст
» ЛЕГЕНДА О ЖИЗНИ И СМЕРТИ ДИМИТРИЯ, ПОСЛЕДНЕГО ВЕЛИКОГО ГЕРЦОГА МОСКОВСКОГО
Въезд в сказанный монастырь происходил в пятницу, а выезд в следующую среду, ибо она была снова ввезена во дворец, в богато убранные комнаты; галерея (по коей надлежало проходить) была устлана алым сукном, а стены упомянутых покоев обиты парчею. На следующий день в вечерни совершено венчание в церкви Божией Матери патриархом, причем она также коронована; кругом храма было постлано алое сукно, шитое золотом и шелком, и мостовая была покрыта тем же. Корона, скиптр, держава, меч были несены перед императором русским, а корона, для возложения на главу императрицы, несена на подушке из алого бархата. Сии церемонии и торжества продолжались почти два часа; они вышли из храма, ведя друг друга за руку, с коронами на головах; с правой стороны шел император, ведомый господином князем или герцогом Федором Ивановичем Алисгостою (Alishosta), а императрицу вела за левую руку герцогиня, супруга сказанного вельможи. Трубачи, литаврщики и все  музыкальные орудия громко играли, и весь Двор был в радости; но вечернего стола не было. Я забыл сказать, как посол короля польского привез пребогатые подарки, кои он поднес на следующий день по приезде своем; то были серебряная посуда с позолотою, большое количество чаш и чашек, и два добрые коня с превосходною собакою; и когда он представил императору кредитивную свою грамату, тот, приняв письмо и видя, что в титуле не означены слова: «император и монарх России», тотчас отбросил реченное письмо, и сам отдал его сказанному послу, на что посол, возражая, сказал, что предшественники его и предки никогда не требовали и не присвоивали себе сего титула, и потому нельзя иначе его называть, как именем великого князя; а если он желает титла вышесказанных своих предков, то должен постараться покорить империи Великой Тартарии, или завоевать скиптр турецкого императора, и тогда будет признан от всех императором и монархом. От такого, столь колкого ответа, воевода, отец супруги, весьма удивился, а Димитрий так раздражился, что хотел бросить скипетром своим в голову сказанного пасла. Когда гнев так прошел, некто спросил у посла: как поступил бы он, еслиб скиптр был в него брошен? Он отвечал, я поднял бы его и ушел со скиптром, и тотчас  уехал бы в страну свою; однакож весь спор прошел тихо, и расстались в доброй дружбе и мирно; но письмо не было прочитано. В пятницу, 9-го мая, в день коронации, бросали монету, а на следующий день, по совершении коронации и свадьбы, должна была быть выставка подарков от послов и от других придворных; но добрый Димитрий забыл встать утром, и показался публике очень поздно, от чего в тот вечер не было важного пира при Дворе. Но в субботу, в день великого праздника, почитаемого Русскими выше Светлого Воскресенья, к крайней досаде Русских, празднована свадьба князя. Император и императрица, с венцами на головах, сели в большой зале, куда во первых патриарх, а потом бояре, а наконец иностранные купцы и другие знатные люди вошли, целуя руку у новой императрицы, и каждый подносил ей подарки.
Полный текст
» СЕВАСТИЯН ЧИЯМПИ - КРИТИЧЕСКИЙ РАЗБОР НЕИЗДАННЫХ ДОКУМЕНТОВ, ОТНОСЯЩИХСЯ ДО ИСТОРИИ ДИМИТРИЯ, СЫНА МОСКОВСКОГО ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ ИОАННА ВАСИЛЬЕВИЧА

Московский посол отправлен был преимущественно для совершения брака великого князя с дочерью палатина. Он привез ей от имени своего государя богатейшие подарки, состоящие из множества кусков персидской парчи, мехов соболиных, чернобурых лисиц, рысьих и горностаев, множества жемчуга и драгоценных камней, между которыми [62] отличались серьги, кажется из трех жемчугов, перемешанных с брилиантами и рубинами, обделанные так искусно, что едва можно было заметить золото, на котором они держались; другие подарки были: корабль из позолоченного серебра, весом до 100 фунтов; павлин настоящей величины, также из серебра, и олень величиною с павлина, но весь из золота, усыпанный рубинами и восточными сафирами, с коралловыми рогами и с седоком на спине; далее чаша, формою венецианской гондолы, из яшмы, украшенная золотом и рубинами, и другая чаша, из сердолика, с отделениями из драгоценных камней; большой золотой кубок в виде быка; церковный престол, по московскому обряду, из серебра с рубинами и сафирами, и серебряные часы в два браччио вышиною и полтора шириною, с фигурами вооруженных людей и музыкантов, приходящими в действие при бое часов..
Полный текст

» АЛЕКСАНДР ЧИЛЛИ - ИСТОРИЯ ПРИМЕЧАТЕЛЬНЫХ ВОЗМУЩЕНИЙ, ПРОИСХОДИВШИХ В ПОЛЬШЕ

Димитрий, имея от роду около двадцати пяти лет, разъезжал по Литве и Польше, сопутствуемый теми Москвитянами, которые считали его сыном покойного Василия, в чем их уверили воспитатели Димитрия, или, как кажется правдоподобнее, те, которые, для собственных выгод, желали возмущений и новизны! Вместе с ними находилось небольшое число Поляков, которые, услышав о такой новости, надеялись приобрести имущества и богатства, не рассуждая о том, был ли Димитрий истинный или ложный государь, тем более что видели на его стороне Москвитян, оставивших своего законного государя. От этого произошла вскоре тесная связь между польскими вельможами и Димитрием, который, дав им знать о себе и о том, что намерен сделать, если Богу будет угодно возвратить ему отцовский престол и наследие, приступил наконец к делу и в первый раз открыл себя в доме сендомирского воеводы Николая Мнишка, вельможи весьма откровенного и доброго. Разговаривая с ним в продолжение многих дней и недель и рассуждая со своими приближенными о делах в Московии, о своих притязаниях на престол, о правлении покойного отца и нового государя, он убедил не только воеводу, но и всех тех, которые слушали его, в том, что он настоящий сын Bacилия Великого, в чем еще более убеждали их величавое oбращение Димитрия и щедрость, которую он оказывал своим подчиненным от того малого достатка, которым мог располагать в подобных обстоятельствах.
Полный текст

» МАТВЕЙ ШАУМ - ИСТОРИЯ ДОСТОПАМЯТНЫХ ПРОИСШЕСТВИЙ
Дабы не было подозрительно и никто бы не мог заметить умысла совершенна завладеть скипетром, Борис велел короновать глупого Феодора Царем и Великим Князем, а сам по нем назвался Феодоровичем (?!). За сим он и спал и видел, как бы истребить древнее Великокняжеское колено и наперед умертвить младого Димитрия. Супруга великого князя была бесплодна, а у Русских такое право и обычай, что ежели Великий Князь, или даже какой либо из мелких князей имеет бесплодную супругу, то он, с дозволения Патриарха, может с нею развестись и взять другую.
Полный текст
» ДЕ ТУ - СКАЗАНИЯ
Достопамятное событие потрясло в 1605 году Московское государство и на несколько лет оставило обильную пищу внутренним неустройствам, которые в последствии колебали державу, объемлющую северные страны Европы и Азии. Много разных бедствий испытала она пред началом всеобщего волнения: никогда в северной Европе не было стол лютого глада, столь губительной язвы, как за два года до войны, воспламененной в Pocсии Димитрием; тогда находили матерей, готовых сожрать своих малюток, и с трудом удерживали их от такого злодейства. Мясом сыновей, убитых голодом, питались родители везде, безнаказанно, после того, как они переели всех кошек, крыс и других нечистых животных. Голод разорвал все узы любви, погасил все чувства природы и благопристойности. За меру пшеницы, стоившую не более 12 су, платили 19 талеров. Но уже не хлеб, мясо человеческое лежало на рынках; туда свозили трупы кто только мог: родные продавали родных, отцы и матери сыновей и дочерей, мужья своих жен.
Полный текст
» МАРТЫН СТАДНИЦКИЙ - ИСТОРИЯ ДИМИТРИЯ, ЦАРЯ МОСКОВСКОГО И МАРИИ МНИШКОВНЫ, ДОЧЕРИ ВОЕВОДЫ САНДОМИРСКОГО, ЦАРИЦЫ МОСКОВСКОЙ
Причины погибели Димитрия были следующие:
Он выбрал себе в жены не московитку, а польку. Польские нравы и обычаи, предпочитал московским; чрезмерно расточал московскую казну, раздавая ее чаще всего полякам; жене и польскому королю подарил предметы великой драгоценности, которые услал за границу; раздавал поместья и должности полякам; запросто беседовал с ними, дозволял им свободно и фамильярно беседовать с собою. Все это удивляло и оскорбляло московитов...
Кроме того, Димитрий ел телятину; не каждую неделю ходил в баню; не бил перед образами обычных московских поклонов и водил с собой в церковь собак...
...Мятеж больше всего поддерживал подозрение, что этот Димитрий — ложный, вымышленный. Московитам сильно надоело распутство поляков, которые стали обращаться с ними как со своими подданными, нападали на них, ссорились с ними, оскорбляли, били, напившись допьяна, насиловали замужних женщин и девушек.
Зачинщиком этого бунта, мятежа и неповиновения Димитрию был Василий Шуйский, тот самый, которого Димитрий по просьбе поляков помиловал в последнюю минуту, когда он уже стоял... под топором палача. Он и в самом начале не хотел признать Димитрия истинным наследником престола. Вот этот-то Василий Шуйский задумал погубить Димитрия, чтобы самому овладеть царством, не воображая, что и ему предстоит быть постыдно свергнутым с престола, попасть в неволю к полякам и умереть в польской темнице...
...27 мая (1606 года)... вдруг ударили... в колокола. Отовсюду стекается несметное количество вооруженных людей во дворец, которым они без труда овладевают. Алебардщики рассеяны. Затем сам Шуйский врывается с вооружейными людьми во дворец. Димитрий, испуганный набатом, криками, смятением и звоном оружия, окруженный со всех сторон, в отчаянии ищет какого-нибудь убежища, чтобы спасти жизнь, но нельзя ему нигде укрыться; неприятель не дает ему времени, гоняясь за ним из покоя в покой. Тогда он прыгает в окно и, падая вниз, причиняет себе поранение. Враги убивают его и на веревке, затянутой вокруг шеи, по грязи тянут на рынок на глазах черни. Тут они его постыдно обнажили, плевали на него, отрезали нос и уши, испачкали труп в зловонных клоаках, привязали к хвосту лошади и всячески издевались над ним. Наконец оставив его в течение двух дней на рынке... Они обливали его голову помоями и вонючей жидкостью, а на третий день, привязав к шесту, сожгли.
Полный текст

Метки к статье: 17 век Московия Лжедмитрий



Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.