Мобильная версия сайта |  RSS |  ENG
ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
 
   

 

» СИМЕОН АГАФОННИКОВИЧ (СИЛЬВЕСТР) МЕДВЕДЕВ - СОЗЕРЦАНИЕ КРАТКОЕ ЛЕТ 7190, 91 И 92 В НИХ ЖЕ ЧТО СОДЕЯСЯ ВО ГРАЖДАНСТВЕ
В лета от мироздания 7189 (1681) году, идущу ему, лету, от начала дней царства благочестивейшаго в. г. ц. и в. кн. Феодора Алексеевича (т) (Т. е. “великий государь царь и великий князь всея Великия и Малыя и Белыя России самодержец”, иже бе зело (весьма, очень) в благочестии ревнитель и всякого добра и благочинства в государстве своем истинный желатель, по многих войнах и великих бранех с агаряными, внуки махометанския проклятые веры, с салтаном турецким Махметом постановлен бысть мир на 20 лет. А от рождения своево в то время имяше он, государь, 20 лет.
Полный текст
» ИСААК МАССА - КРАТКОЕ ИЗВЕСТИЕ О НАЧАЛЕ И ПРОИСХОЖДЕНИИ СОВРЕМЕННЫХ ВОЙН И СМУТ В МОСКОВИИ, СЛУЧИВШИХСЯ ДО 1610 ГОДА ЗА КОРОТКОЕ ВРЕМЯ ПРАВЛЕНИЯ НЕСКОЛЬКИХ ГОСУДАРЕЙ
[1530 Рождение [царя] Ивана Васильевича] ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ, великий князь Московии, прозванный за свою великую жестокость тираном, родился в столице этой страны, Москве, в 1530 году в августе. [Его отец Василий умирает] Отец его по имени Василий Иванович, благочестивый князь, как сообщают историки, вскоре после рождения тирана тяжко занемог, болезнь с каждым днем усиливалась, и он умер от нее в 1534 году, оставив юного князя, которому тогда было три года и три месяца, и великую княгиню по имени Елена (Olevna), весьма добродетельную женщину, которая, видя, что сын ее не достиг совершеннолетия и не может управлять государством, правила сама вместе с несколькими самыми мудрыми и способными вельможами, кои, как она полагала, пекутся об общем благе. [Смерть матери [царя Ивана]] И так правила она не более 4 лет в добром мире и покое и опочила в бозе в 1538 году, когда помянутому сыну было только семь лет или около того...
Полный текст
» САМУИЛ МАСКЕВИЧ - ДНЕВНИК
В 1605 году, 6 июня простившись с матерью моею в Сервече, я отправился к Москве с отрядом, и доехав до Московской границы, остановился в Брагине, местечке князей  Вишневецких. Здесь я узнал, что царь Димитрий I, вступив в столицу, короновался в день св. Михаила.  Посему не имея причины торопиться, я остался в Брагине при пане Яне Юндзиле. Тут мне было так хорошо, что разве в раю будет лучше. В сем же году, около Успения пресвятой Богородицы, Татары опустошили Подолию и, разграбив вокруг Киева дворянские домы, отвели в неволю множество жен и девиц благородных. Набирали квартное войско;  гетманом его был сам Жолкевский; ротмистрами: Ян Потоцкий, Староста Каменецкий Яков Потоцкий, Андрей Потоцкий, пан Струсь, пан Прентвиц, князь Рожинский, сын Русского воеводы Гульский, Творжиянский, Свирский и Михайло Вишневецкий.  Сей последний отставлен от службы за неявку.
Полный текст

Метки к статье: 17 век Лжедмитрий Московия

» Н. МАРХОЦКИЙ - ИСТОРИЯ МОСКОВСКОЙ ВОЙНЫ
Стародуба. Появился он в Литве, на Белой Руси, в местечке Пропойске, где его поймали, приняв за шпиона, и неделю держали в тюрьме. Там он назвал себя свояком убитого в Москве царя Дмитрия [Андреем] Андреевичем Нагим и объявил, что прячется от Шуйского, который уничтожал все «Дмитриево племя», а по-нашему — родичей. Он просил отослать его в Стародуб — северский город и крепость. Подрядился некий Грицко, лавочник из местечка Пропойска (его я потом знал при Дмитрии в подскарбиях ), и другой — Рогожиньский, бургграф  того же Пропойска. Вдвоем они привезли его в Стародуб и там оставили. Немного погодя этот человек послал некоего москвитянина Александра (который был с ним заодно), чтобы тот разгласил по северским крепостям, что Дмитрий жив и находится в Стародубе. Расчет оправдался: люди готовы были поверить, ибо Северская земля и Рязанское княжество не признали Шуйского государем, и все северские крепости Шуйский брал силой.
Полный текст

Метки к статье: 17 век Лжедмитрий Московия

» ЗАЙН АЛ-АБИДИН МАРАГАИ - ДНЕВНИК ПУТЕШЕСТВИЯ ИБРАХИМ-БЕКА ИЛИ ЕГО ЗЛОКЛЮЧЕНИЯ ПО ПРИЧИНЕ ФАНАТИЧЕСКОЙ ЛЮБВИ К РОДИНЕ
Случилось так, что мне изменило счастье, и я крайне обеднел. У всех своих знакомых я уже занял деньги и не мог больше рассчитывать, чтобы кто-нибудь помог мне хотя бы одним шаи.  Я отказался от мысли взять в долг, и дело дошло до того, что я уже не знал, что буду есть на ужин. А хуже всего было то, что уже шесть месяцев я не платил за квартиру. Хозяин дома, араб, которому надоело выслушивать мои «не сегодня — завтра», подал жалобу в суд, и оттуда пришла бумага с предписанием, чтобы я, уплатив двенадцать лир, освободил квартиру. После бесконечных просьб и молений я получил отсрочку на десять дней. Боже мой, что было делать?! И вот как будто мне сердце подсказало, что помощь я найду у Ибрахим-бека. Чтобы привести в исполнение свой план, я написал копию со старого письма, которое мне некогда прислал один родственник из Тегерана. Затем я пошел к хаджи Мирза Рафии, исфаханскому купцу, взял у него старый конверт, на котором была почтовая иранская марка, вложил в него мое письмо и отправился туда, где, по моим сведениям, каждый день проходил Ибрахим-бек
Полный текст

Метки к статье: 17 век Персия Кавказ

» АВГУСТИН МАЙЕРБЕРГ - ПУТЕШЕСТВИЕ В МОСКОВИЮ
Не было тайною для нас, что, по Царскому запрещению, никому из Москвитян нельзя заносить ногу за пределы отечества, ни дома заниматься науками, оттого, не имея никаких сведений о других народах и странах мира, они предпочитают свое отечество всем странам на свете, ставят самих себя выше всех народов, а силе и величию своего Царя, по предосудительному мнению, дают первенство пред могуществом и значением каких бы то ни было Королей и Императоров. Предаваясь мечте о своем высоком превосходстве, они до того презирают всех иноземцев, как людей ниже себя, что если доведется им принимать посланников какого-нибудь Государя, те, кому прикажет Царь это дело, берут смелость требовать от них, точно несомненного долга, чтобы они первые выходили из кареты или слезали с лошадей и первые же снимали шляпы. А потом, когда поедут провожать их, не стыдятся прежде всех занимать для себя самые почетные места.  И все это с такою наглостью, что иногда, после нескольких часов жаркого спора, им приходит охота показать, будто бы из одной только вежливости они отказываются от своего права, соглашаясь, чтобы настойчивый Посол в одно и то же время с ними ступал на землю или снимал шляпу. Так, для предупреждения подобных состязаний мы положили поручить переводчику, чтобы он, едучи впереди Пристава, предупредил его, что я не новичок в исправлении Посольских дел, а потому и превосходно знаю, что следует ему и что нам. Стало быть, пусть он избавит нас от употребительных при исправлении его должности комедий своего рода, в которых мы вовсе не желаем быть действующими лицами Полный текст

Метки к статье: 17 век Московия

» ДЖОСИАС ЛОГАН - ПУТЕШЕСТВИЕ ДЖОСИАСА ЛОГАНА НА ПЕЧОРУ И ЗИМА,
Пятого июля мы получили известие о том, что воевода (governor) и солдаты Томска сожгли город и бежали оттуда по причине недостатка съестных припасов и невыплаты жалованья. Около трехсот человек из них имели намерение прибыть в Усть-Цильму (Ust-Zilma) и ограбить население этого города. В этот день мне сказали, что от Пустозерска (Pustoser) вверх по Печоре до реки Усы (Ouse) три недели плавания при благоприятном ветре; оттуда вверх по реке Усе до Подкаменья  (Podcamen) — десять дней, а оттуда до Оби восемь дней езды на оленях; оттуда же шестнадцать дней до Березова (Beresoua) — торгового города.  Хозяин мой рассказал мне,  что он был в плену (prisoner) в Березове и в Тобольске (Tobolsko); он утверждает, что Тобольск ведет крупную торговлю  и что таджики (Teseesks), бухарцы (Bowhars) и татары приезжают туда торговать и привозят шелка, бархат (veluets), гробгрины  (Grogran), сендали  (sendames) и киндяки  (kindackes) и что там можно продать большое количество сукна, оловянной и медной посуды. Там имеется также большой запас мехов, как-то: соболей, белок, лисиц, росомах (Rosamackes) и бобров.
Полный текст

» АДОЛЬФ ЛИЗЕК - ДОНЕСЕНИЕ О ПОСОЛЬСТВЕ
На другой день Нового Года (по нашему 12 Сентября) Царь назначил аудиенцию. Царице очень хотелось видеть эту церемонию; но как ее любопытство не могло быть удовлетворено, если б мы представлялись Царю в Палате, для аудиенций назначенной, потому что там не было места, с которого она могла бы смотреть, не быв сама видимою, то Царь положил дать аудиенцию в Коломенском Замке, отстоящем от Москвы на одну Немецкую милю, уверив наперед, что от этого не произойдет для Послов никакого неприличия. К нам прибыли вышеупомянутые Приставы и Переводчик, с Царскою каретой и верховыми лошадьми, под пышными, богато украшенными попонами. Осведомившись о здоровье Послов, они пригласили нас в Коломенский Замок, куда Царь отправился еще утром. Шествие открывал конный отряд Татарской стражи, в алых одеждах. Потом Царские слуги несли Императорские подарки в футлярах. За ними следовали десять наших служителей и десять дворян верхами по два в ряд, а по средине Царский Вице-Конюший; наконец ехала карета с Послами и Приставами, запряженная шестью превосходными конями в пятнах, на подобие тигров; сбоку один из наших Чиновников нес Императорскую грамоту к Великому Князю, а за ним следовали и секироносцы. Порядок нашего поезда не изменялся во всю дорогу. Царица завидела нас издали, и, чтобы доставить ей удовольствие смотреть на нас как можно далее, прислан ездовой, за которым мы своротили с дороги, и поехали дальним путем, по открытому полю. Две палатки были раскинуты для нас в долине. Здесь мы отдыхали, пока из футляров вынули Императорские подарки, и для Послов впрягли свежих лошадей еще в пышнейшем уборе, с разными погремушками и бубенчиками. Наконец приехали в Замок. На двух довольно больших дворах стояли воины с знаменами и разным оружием, между которым отличались две серебряные пушки, называемый змеиными. На первом дворе мы остановились у вторых ворот Замка, сошли с лошадей, сняли мечи, кроме Послов (они одни шли в плащах), и пошли пешком в прежнем порядке, между рядами воинов. Из окна смотрел Царь с Боярами и сыном, который в этот день в первый раз на публичной аудиенции наименован Наследником Престола. Как скоро мы увидели Великого Князя, замечавшего из окна весь порядок нашего шествия, тотчас все Чиновники Посольства сняли шапки. Послы, по неоднократной просьбе Пристава, сделать то же, по крайней мере из учтивства, в присутствии Царя, шли также с открытыми головами, пока Царь мог их видеть. У лестницы какой-то Сановник приветствовал Послов от имени Царя; здесь они надели шапки и пошли вверх. Нас принял новый Пристав, и чрез покои, наполненные Придворными служителями, провел до аудиенц-залы. У дверей два Князя осведомились о здоровье Послов, и мы вошли. Его Царское Величество сидел на троне без балдахина, и по левую руку Августейший сын его. В руках каждого был скипетр, с полумесяцем на верхнем конце. На обоих кафтан и ферязь (тога), ниспадавшая складками до самой земли, были шелковые красные и застегивались, по народному обыкновению, золотыми пуговицами. Множество крупного жемчужного ожерелья на шее более отягощало их, нежели служило украшением. На митре (венце) драгоценные камни спереди и сзади имели такой необыкновенный блеск, что она казалась вся в огне. С правой стороны стояли Главный Воевода и родственник Царя, Долгорукий, и первый Боярин, Артамон Сергеевич Матвеев; с левой сидело много Бояр, а пред Царем стояли четыре драбанта в шапках, с секирами на плечах, искривленными на подобие серпов. Полный текст

Метки к статье: 17 век Московия



Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.