Мобильная версия сайта |  RSS |  ENG
ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
 
   

 

» ПОЛТОРАЦКИЙ В. А. - ВОСПОМИНАНИЯ
Гребенкин схватил ближайших людей и бросился с ними прямо в лоб, на стену. Под губительным залпом со стены, вырвавшим из этой горсти храбрых людей Козловского и около 20 нижних чинов, охотники быстро добежали до гласиса крепости и вскочили в глубокий ров, из которого ни вперед, ни назад не было никакого хода. Здесь-то Гребенкин и много других поражены были ударами каменьев, во множестве посыпавшихся со стены на их головы. Увидев безвыходное положение передовой части своей штурмующей колонны, начальник отряда, распоряжаясь о поддержке ее, сам был ранен в живот ружейной пулей, пробившей кожу, но не внутренности желудка. Пока ему делали перевязку, в суматохе одна за другою пошли вперед на выручку своих три роты 9-го батальона, но в несколько минут потеряв ранеными своего батальонного и двух ротных командиров, не выдержали несоразмерно сильного огня неприятельского и с громадною убылью, в беспорядке и, бросив всех убитых и раненых, ринулись назад к батарее. Напрасно Раевский в пылу неудавшейся атаки пытался красноречием увлечь солдат за собою вперед: оглянувшись назад, он не увидел их грозных штыков и сам в эту минуту был ранен. Соболев, подстреленный в ногу, Меллер-Закомельский с громадной шишкой на лбу, Гребенкин с разбитою камнем головою и все прочие, за исключением Козловского, непостижимо счастливо успели достигнуть батареи, по пятам преследуемые неприятелем, в припадке торжества высыпавшим за ними из крепости. Два удачных выстрела картечью из наших орудий охладили пыл врагов, поспешивших укрыться за спасительную стену свою и временно положили предел этой кровавой тамаше.
Абрамов, страдая физически от раны, а еще более нравственно от тяжелой неудачи, стоившей многих жизней человеческих, лежал на ковре у бруствера, не в духе и расстроенный. Кругом него расположились и все члены штаба его, с Троцким во главе, изредка перекидываясь лаконическими фразами. Провизии с собой никакой у нас не было, да и вряд ли кто хотел бы есть или пить. Отведя в сторону Троцкого, я просил его уговорить Абрамова отсрочить штурм до завтрашнего утра, но он решительно отклонился от вмешательства в это дело, напомнив, что я отправлен в отряд, как опытный и боевой кавказский офицер. Хотя рассуждение Вит. Ник, отчасти ласкало мое самолюбие, однако ставило и меня в очень щекотливое положение. Резко высказывать свое мнение я не считал себя в праве и не смел, и как ни старался я косвенно выставить, на сколько рискованна попытка атаки при наступлении ночи, общество, вполне разделявшее мое мнение, не смело открыто подать голоса, сам же генерал делал вид, что не слышит и не понимает меня, а когда я снова обращался к нему, он нетерпеливо повторял одну и ту же фразу:
— Ведь вы не знаете, какой перед нами неприятель. Он буквально гроша медного не стоит!
А в это время этот презренный неприятель праздновал и торжествовал победу. С самой минуты отбитого штурма, вдоль барбетов, по наружному фасу, толпами скакали всадники, по всей линии трубили победные сигналы, везде раздавались громкие песни, не заунывные, а радостные. Очевидно, весь гарнизон Китаба ликовал неудержимо...
Полный текст
» СЫСКНОЕ ДЕЛО 1697 ГОДА О ДОРОГЕ В ХИВУ
А крепости де в Туркестане и в городах валены, валы земляные и по валу кладены стены кирпича необожженаго, а вышиною и с валом стена сажени в полтретьи, а шириною местами в сажень, а в иных местах больше и меньше, а к верху аршина по полутора и по два; а больше де у них в городах валенье одни земляные валы без кирпичу, а земля плотна и не сыпуча, а рвов де копаных нет. И во всех тех городех живут Бухарцы, а казаков мало, а казаки де все живут для пашенных земель по кочевьям, а пахоти де их скудны, коней и овец много, а коров мало; кормятся мясом и молоком. А к бою де удачливы, волшебству де учены от Донских беглецов, а по смете де всех их казаков будет тысячь с двадцать и больше. А бой де у них лушной и копейный, а пушек де нет и мелкаго, длиннаго, огненнаго ружья мало, а кузнецев де у них не сказывают, а огненное де ружье и порох и свинец и луки привозят из большой Бухарии: а сказывают де, что берут селитру по кислым озерам и варят в котлах, а сера де топится и из камени близко Еркенских городов, а свинец де плавят из руды в городе Карнаке и порох де чинят приезжие Бухарцы-полоненники; а руду де красной меди плавят на Тобольской дороге. А рек де больших в земле их нет, а три де реки из под камени пали и те средния, а Сырт де река течет из под камени, от городов их не в близости, а рыбы де в ней мало, да и не ловят, а пала де устьем в море Хивинское или Аральское, течет с обедника (С полудня, с юга) в ночь, а ходу де до устья ея дней на двадцать; а полным де рекам [400] ходу дней по пяти и по десяти, и те де реки не широки, и перевозов по ним нет, броды в них мелкие, а степь голая. А по всей де степи, по рекам и по речкам, круг озер и болотин, большаго лесу нет, ростет белый и черный мелкий таль, местами и ветельник, а иного нет; а по пескам и по камням ростет небольшое дерево Соксоус, а походит листьем на жимолость, а корою на сандал, а угодьем жарок и не гаснет, часто уголья дни три и больше, а в кочевьях де есть варят конским калом и камышем. А от Туркестана де земли в низ по Сырту-реке на три дни до города Юзуганту, и в том де городе Тевкихан в прошлом в 203 году поступился Каракалпаком для сбору половиною городов и пашут пашню с казаками живучи сообща. И от Юзюганту в низ же по Сырту по обе стороны кочуют Каракалпаки на десяти днищах до мечети их Курчут. А городов де особых нет, а к воинскому де делу с казаками одного ученья и кормятся воровством, а будет де человек их тысяч с шесть и больше, а ружье де казачье, пушек нет же; а владелец де их Тобурчак-султан.
Полный текст
» АРМИНИЙ ВАМБЕРИ - ПУТЕШЕСТВИЕ ПО СРЕДНЕЙ АЗИИ

В предлагаемом русском переводе знаменитой книги Арминия Вамбери рассказывается о его странствованиях по Средней Азии в 1863 г. Полное опасностей и лишений, это путешествие было в духе его эпохи, ознаменованной важными географическими и другими открытиями. Интерес к этому загадочному региону подогревался слухами о его несметных богатствах, самородном золоте, диковинных рынках, работорговле, самобытных обычаях, кочевой вольнице, фанатичных деспотах Хивы, Бухары, Коканда.
"Юрта, в которой я теперь жил в компании с десятью другими товарищами по путешествию, принадлежала не Кульхану, а другому туркмену, который присоединился к нам для того, чтобы вместе со своей женой, бывшей рабыней, украденной из племени каракалпак, отправиться в Хиву; его жена, захваченная ночью во время разбойничьего нападения и привезенная сюда, хотела узнать, остался ли в живых ее бывший муж, которого она покинула тяжелораненным, и кто купил их детей, и где они теперь живут. Особенно ей хотелось узнать, что сталось с ее двенадцатилетней дочерью, о красоте которой она рассказывала со слезами на глазах. Бедная женщина своей верностью и необычайным трудолюбием сумела настолько привязать к себе своего нового повелителя, что он вместе с нею отправился на поиски. Я все спрашивал его, что он будет делать, если найдется первый муж, однако это его мало беспокоило, так как закон гарантировал ему его собственность."
Полный текст

 

» ХАНЫКОВ НИКОЛАЙ ВЛАДИМИРОВИЧ - ОПИСАНИЕ БУХАРСКОГО ХАНСТВА

Амир-Сеид получил престол в начале XIX века (1802) после благоразумного царствования Ишан-Мурад-Бия, - почти весь Маверо-Ииняхрь повиновался его воле, на Юге, Балх и Гиссар платили подати молодому повелителю, а на Севере Ура-Тюбя и Ходжент беспрекословно исполняли его требования; но не в таком виде передал он Бухарское Ханство своим наследникам, духовные прения отучили его напоминать мечем о необходимости исполнять его волю и потому с начала отложился Балх надеесь на сильную защиту представляемую ему Аму-Дарьею, безнаказанность этого поступка повлекла за собою отложение Ура-Тюбя(Первое отложение Ура-Тюбя относиться ко второй половине 18 столетия, но после того она снова подпадала под Бухарское владычество) и завоевание Ходжента Кокандцами. В короткое время Бухара потеряла все свое политическое значение и даже Aму-Дарья, которая так хорошо защищала n защищает это Ханство с Ю. В. стороны не спасла Каракульских ворот от сожжения.
Полный текст

» ФЛОРИО БЕНЕВЕНИ - ПИСЬМА, РЕЛЯЦИИ, ЖУРНАЛЫ
Всепокорно доношу Вашему Величеству, что 6-го прошедшего ноября 1721-го года по милости божий прибыли мы сюда, в Бухары, и со всякою приязнию и честию от сего двора принят был. А 15-го декабря аудиенцию получил у хана, которой зело рад явился и Вашу царскую грамоту благоприятно принял.
Нарочного куриера до сих пор послать не мог, для того что все дороги взаперте и проезду не было для учинившейся войны в Хиве между двумя партиями озбецкими под намерением, чтоб Ширгазы хана переменить и на его место поставить Мусы хана сына, еще в четырнадцати годах Шах Темир Султаном нарицаемого. Экзекуция по се число не учинилась, однако ж на сих днях надеемся помянутой перемене.
При сем прошу Вашего Величества, дабы чрез сего куриера повелели указ ко мне прислать, по которой дороге прикажете мне назад возвращатися, понеже я отсель без указу Вашего тронуться не смею.
Полный текст
» МИРЗА 'АБДАЛ'АЗИМ САМИ - ИСТОРИЯ МАНГЫТСКИХ ГОСУДАРЕЙ, ПРАВИВШИХ В СТОЛИЦЕ, БЛАГОРОДНОЙ БУХАРЕ
Что касается Абу-л-Файз-хана, то за отсутствием у него здравого ума и способностей он был склонен к плотским вожделениям, стремился к обществу прекрасных юношей и женщин и не занимался ничем, кроме питья красного вина, приятного проведения времени с юношами да музыки. [Поэтому] государственные дела неизбежно пришли в расстройство и законы шариата не выполнялись. Все домогались главенства, и каждый добивался начальствования. Сверх того, упомянутый хан старался истребить старинные семейства и проливать кровь высоких эмиров. Он казнил несколько эмиров и предводителей и твердо решил бесчестить знатных и благородных людей государства. Где бы он ни услышал о красивом юноше или миловидной женщине, он силой и принуждением уводил [их] из домов и овладевал [ими]. Поскольку его безобразные деяния и самовластье сошли с пути, на коем покоится божеская милость, то со стороны всемогущества [Аллаха] подул ветер отмщения, и стал [Абу-л-Файз-хан] мишенью стрел взыскивающих и наказующих.  [Вот подробное изложение этого краткого [сообщения].
Полный текст
» МУХАММАД НАРШАХИ - ИСТОРИЯ БУХАРЫ
Царица имела обыкновение каждый день выезжать за крепостную стену Бухары и останавливаться у ворот Ригистана, которые назывались “воротами продавцов сена”. Она садилась на трон, пред ней стояли рабы (Слово гулям прилагалось тоже к царской гвардии; в этом смысле оно, по-видимому, употреблено здесь.) и придворные, т. е. евнухи и высокопоставленные лица. Она установила правило для сельского населения, чтобы ежедневно на службу являлись 200 молодых людей из дихканов и потомков царских родов. Они являлись опоясанные золотыми поясами, с саблями, привешенными к поясу, и становились в отдалении. Выходила царица, и все приветствовали ее. Молодые люди становились в два ряда. Царица обсуждала государственные дела и отдавала приказания и кому хотела — выдавала награду, а кому находила нужным – [16] назначала наказание. Так проходило время от намаза "бамдад" (Намаз "6амдад"— первая из пяти обязательных мусульманских ежедневных молитв (намаз), совершается одновременно с восходом солнца) до времени завтрака, а потом царица возвращалась в крепость и посылала угощение и пищу своим приближенным.
Полный текст
» МУХАММЕД МИР АЛИМ БУХАРСКИЙ - ИСТОРИЯ ЭМИРА НАСРУЛЛЫ

Шахзаде решил строго наказать возмутителей, по вине которых произошли все беспорядки и возникло столько беспокойства для всех жителей этой страны. Кроме того, приказано было доставить к шахзаде и тех, кто оказывал бунтовщикам какую-либо помощь или содействие, чтобы их также подвергнуть наказанию.
Приближенные схватили бунтовщиков вместе с теми, кто им помогал и сочувствовал, и доставили их к шахзаде. Насрулла отдал приказ о том, чтобы некоторых из приведенных казнили, а некоторых задержали в качестве пленников.
Четыреста или пятьсот человек было казнено палачами у ворот города. Головы их были погружены на арбы и вместе с пленными мятежниками были отправлены в Бухару.
После этого шахзаде стал приводить в порядок здешние дела как в городе, так и его окрестностях, радуя своей справедливостью сердца жителей. После того как пленные и головы казненных были доставлены к эмирскому двору, весть о победах шахзаде облетела все концы света, вызывая у всех радость и ликование
Полный текст



Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.