Войти
Закрыть
Полная версия сайта

МИХАИЛ ШИЛЕ - ИЗВЕСТИЕ О КОНЧИНЕ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ И ЦАРЯ МОСКОВСКОГО ФЕОДОРА ИВАНОВИЧА

Но Великая Княгиня, по совершениивышесказанного дела (т. е., похорон), оказалась врешительном горе о покойном своем Государе:совсем отреклась от высокой мирской почести ивсякого величия, поручила приказанное ейпpaвление Царством Князьям и Боярам, добровольнорассталась и простилась с своим обычнымКняжеским жилищем и покоями и поступила вмонашество в девичий монастырь (Teutsche monstra),находящийся в полумиле расстояния от Кремля,однако ж в стенах города. Toлько что проведав оволе у намерении Великой [12]Княгини, еще до отправления ее в монастырь, весьМосковский народ пошел в Кремль: с великимсетованием, плачем и рыданием он сказал Княгине:“Ах, Милостивейшая Княгиня! Ты покидаешь нас ирасстаешься с нами: кто ж будет нашею защитою ипомощью? Ты наша отрада, надежда и прибежище; тебеприказал и вверил правление бывший наш ВеликийКнязь, покойный Государь”. — “У вас есть Князьяи Бояре, отвечала им Великая Княгиня; пусть они иначальствуют и правят вами”.
А народ объявил опять ей: “Князья иБояре нам не начальники; ты — наша МилостивейшаяКнягиня; тебя мы хотим, да твоего брата, БорисаФедоровича (Boris Fedrowiz) и никого другого”. ЗатемБорис Федорович сказал народу, чтобы ониоставались спокойными: во все продолжениепечального времени (траура), которое у нихпродолжается 40 дней, он берет на себя управлениеЦарством, а Князья и Бояре будут его помощники.
Полный текст

Метки к статье: 16 век Московия Российская империя

МИХАИЛ ШИЛЕ - ДОНЕСЕНИЕ О ПОЕЗДКЕ В МОСКВУ ПРИДВОРНОГО РИМСКОГО ИМПЕРАТОРА, МИХАИЛА ШИЛЕ

7-го Октября опять приходил ко мне переводчик Рейхардт Бекман, спрашивал меня от имени Верховного Государственного Канцлера, Василья Яковлевича Щелкалова (Bassilio Jacoblowiz Solokalof), нет ли со мной чего-нибудь от Вашего Императорского Величества для подарка Великому Князю, но я отвечал на это переводчику, что, по случаю великой опасности от Поляков, в теперешнее время мне ничего не было дано; есть только у меня двое своих боевых часов; если они понравятся Г. Великому Канцлеру и не очень плохи для подарка, я с охотою отдам их. Переводчик дал знать мне, что об этом сообщит он Великому Канцлеру.
15-го того же месяца Г-н Великий Канцлер потребовал от меня через переводчика посмотреть двои мои часы.
16. Переводчик явился опять с уведомлением, что они понравились Великому Канцлеру; только он, Канцлер, хотел назначить к ним еще другие вещи, которые и должно мне поднести Великому Князю от имени Вашего Императорского Величества; потом Его Державность сам лично возьмет письма Вашего Императорского Величества и дозволит мне представиться ему, (Autienz geben), в Качестве большого Посла. Г. Великий Канцлер приказал втайне переводчику привести ко мне трех человек в Немецком платье, а потом хотел отрядить еще троих, которые должны будут нести подарки, так как при мне было только трое служителей. Но он велел мне сказать это по чрезвычайной доверенности, а то никто не знает об этом, кроме его, да переводчика и меня; такое распоряжение сделано для большего и лучшего значения Думных Бояр и целого народа, а более всего для Великокняжеского почета.
Полный текст

Метки к статье: 15 век Московия Российская империя Австрия

БАКУНИН М. - ПРИ ДВОРЕ ИМПЕРАТОРА В СУРАКАРТЕ (СОЛО)

Глаза у яванцев коричневые или черные,волоса черные, лоснящиеся, des cheveux plato и жесткие,собраны в шиньон и завязаны узлом на затылке.Лицо большей частью лишено всякойрастительности, так что безусого и безбородогояванца на первый взгляд не легко отличить отженщины, тем более, что и одежда т. е. саронг,обмотанный вокруг бедер, у тех и других почтитожественная. Нельзя сказать, чтобы яванский типбыл вообще красив; выдающиеся азиатские скулы,толстые губы, подпиленные и черные зубы, десна,красные от жевания “сири” (бетеля), делаютяванца и яванку мало привлекательными дляевропейского глаза. Но они грациозны, и вседвижения их гибки и плавны.
Вместо отсутствующей на лицерастительности высшие классы наводят себечерною краскою искусственную, клиномзаостренную, бородку, усы, уходящие кверхуострием, и такие же заостренные густые брови, неимеющие ничего естественного. Эти две темныелинии бровей, начинаясь непосредственно по обестороны носа почти достигают висков и пропадаютпод искусно и живописно сложенным цветнымплатком, который плотно обтягивает голову иобразует на лбу маленький открытый треугольника.
Благодаря таким густо намалеваннымбровям, усам и эспаньолки, plus noirs que nature, скуластыеи коричневые, например, камергеры его величестваимператора в Соло, в цветных саронгах с резкимиразводами, в широких панталонах с вопиющеколющими глаза узорами, с турнюром позади, как уженщин, с шиньонами, затканными бисером ижемчужным нитями, являют собою нечто неимоверноизвращенное и исковерканное. Эти удивительныефигуры напоминают своим внешним обликом техларв, суккубов и инкубов, которые порою являютсяво сне и кружатся в вихре ужасающего кошмара. Всеэти яванские гранды и сановники в полном параде,т. е. обнаженные до пояса, согласно требованиямпридворного этикета, с кривыми криссами, которыеторчат сзади и сбоку над левым бедром, малопохожи на живых людей. Они искусственны иусловны, подобно кожаным марионеткам идеревянным куклам своего национального“вайонга” (театра), которые, со своей стороны,составляют условное воспроизведениедревнеяванских героических типов с угловатымичленами и изгибами преувеличенно удлиненных руки ног, с длинными клювообразными носами искошенными глазами.
Полный текст

Метки к статье: 19 век Юго-Восточная Азия и Океания

КРАСНОВ А. - ИЗ ПУТЕВЫХ ВПЕЧАТЛЕНИЙ ПОД ТРОПИКАМИ

Этот пайдан был очень интересная личность. Ловкий и цепкий, как обезьяна, смуглый малаец, он без малейшего затруднения влезал на самые высокие вершины в самых непроходимых дебрях девственных лесов. Не было, кажется, названия растения среди бесконечного разнообразия их, которого бы пайдан не знал. Правда, названия эти туземные, но сыны девственных лесов, среди пышной тропической флоры живущие, не теряются среди нее, как мы, сыны бедного севера. Растительность составляет их обстановку; сама жизнь заставляет малайца точно различать ее формы. И он задолго до Линнея создал здесь роды и виды я двойственную номенклатуру растений, которую оставалось, только немного изменив, вставить в списки наших систематиков. Потому то многие формы малайской флоры, не смотря на их латинизированные окончания, еще звучат часто по-малайски; на ряду с другими, чисто латинскими названиями существуют соответственные туземные.
Пайдан, сопровождая приезжего ботаника, получает соответствующую инструкцию от своего директора. Он уже знает, где надо остановиться, за сколько нанять экипаж, где переночевать, по какой тропинке леса повести путешественника, чтобы тот мог встретить интересные для него виды, и т. п. Он верный, честный и неоценимый спутник, с которым, однако, подобно тому, как и со всеми окружающими, путешественник в большинстве случаев, увы, лишен бывает возможности разговаривать, так как ни пайдан, ни другие жители острова не знают ни одного иностранного языка, не исключая и голландского. Особая система управления колониями, которой нам придется коснуться ниже, ввела за правило строго запрещать туземцам изучать европейские языки. Голландские властители предпочитают сами выучиться по-малайски, чем дозволить малайцу говорить по-голландски. Поэтому, приезжий, пока не изучит наречия туземцев, находится в весьма неприятном положении человека, лишенного возможности понимать окружающих его людей, и сам не бывает ими понят, играя роль глухонемого и будучи принужден объясняться знаками.
Полный текст

Метки к статье: 19 век Юго-Восточная Азия и Океания

ТИХОМИРОВ В. - ОЧЕРКИ И ВОСПОМИНАНИЯ КРУГОСВЕТНОГО ПЛАВАНИЯ

На другой день, однако, океан этот оказался предателем в полном смысле слова: при наступившей пасмурной погоде, мелком дожде и безпрестанно вспыхивающих на горизонте молниях, пароход попал в полосу так называемой у моряков мертвой зыби.
Явление это состоит в том, что под влиянием течений различной температуры, или каких-либо иных совсем неизвестных причин, при совершенно спокойной поверхности моря на некоторой глубине его появляется волнение, которое передается пароходу и всему на нем находящемуся. Тогда людям, подверженным морской болезни, приходится не только плохо, но и обидно! Лежит себе такой будущий страдалец на палубе в своем длинном плетеном кресле-кушетке, нежась под плотным тентом (натянутою над всею почти палубою в виде крыши двойною парусиною), или сидит в салоне под освежающими непрерывными размахами гигантского веера — так называемая "панка" — ряда широких и плотных полотняных, спускающихся с потолка стор, приводимых в движение электродинаномашинною силою или чаще, по старому обычаю, веревкою, которую непрерывно дергает предназначенный исключительно для этой цели и сидящий за дверьми салона китаец — эта необходимая живая принадлежность каждого почтового парохода индокитайской линии. Пассажир радуется, что море так смирно сегодня... Вдруг пассажиру становится что-то не по себе. Не замечая никакой качки, он решается посмотреть, кланяются ли поочередно нос и корма морю; устанавливает свое кресло ради этого по возможности у грот-мачты, т.-е. в центре судна, убеждается, что все обстоит благополучно, и вдруг... едва успевает, а подчас и не успевает добежать до своей каюты, чтобы там, вдали от нескромных и часто даже насмешливых взоров скрыть внезапно предательски охвативший его недуг, близости которого он не допускал в эти минуты: морскую болезнь.
Полный текст

Метки к статье: 19 век Юго-Восточная Азия и Океания

ЙОАХИМ ФОН БРЕННЕР - ТРИ МЕСЯЦА СРЕДИ ЛЮДОЕДОВ СУМАТРЫ

Этим островом владеют голландцы, и в числе их колоний Суматра одна из самых ценных. Голландские колонисты разбили в удобных местах обширные плантации, приносящие обильную жатву и хороший доход. Эти европейские поселения раскинулись по берегам острова, потому что до сего дня голландцы, вопреки всем усилиям, не могли подчинить себе дикие племена, живущие вовнутренности страны. В северо-западном конце острова живет еще много неукротимо диких туземцев, не подчиняющихся ничьей власти. Это страна знаменитых батаков, диких людоедов. Племена их обитают на высокой плоскости, окруженной со всех сторон крутыми склонами горных хребтов, и за этой стеной воины их соружием в руках стерегут все подступы, не пропуская чужих и особенно европейцев, хотя бы те приходили в их страну с самыми мирными целями. Всередине страны батаков лежит одно таинственное озеро. Известие о нем проникло впервые до слуха европейцев в начале нашего столетия через англичан, владевших в то время Суматрой. Их миссионеры пытались проникнуть с евангелием в руках в страну кровожадных дикарей, но батаки, справедливо опасаясь, что за миссионерами придут другие европейцы, которые завладеют их землей, избили первых вестниковновой веры и пожрали их тела на торжественном пиршестве. Они поступили так, исполняя повеление Синга-Магараджи, "Великого Льва", как называют верховного жреца батаков. Он редко издает какие-нибудь повеления, но если издает, тоему подчиняются беспрекословно.
Полный текст

Метки к статье: 19 век Юго-Восточная Азия и Океания

МИНАЕВ И. П. - ДНЕВНИК ВТОРОГО ПУТЕШЕСТВИЯ В ИНДИЮ (январь — май 1880 г.)

Сегодня утром в 11 часов я отправился в Жам-булвади 5, смотреть жилище студентов к Shivram Sadashin Nadkarni (Шиврам Садашин Надкарни — маратское собственное имя).
Живут они в верхнем этаже в четырех комнатах. Их четверо. За квартиру они платят 11 рупи; у них две прислуги, что обходится 7 рупи. Двое из них брахманы, остальные двое принадлежат к другим кастам. Брахманы не обедают со своими товарищами, но кухарь у них один. В кухню они не пустили меня.
Вид комнат оригинален. В низеньких каморках полное отсутствие мебели. Для меня был принесен стул. Хозяева сидели на полу. Двое из них готовятся к юридическому экзамену и читают книги Strange.
Православные брахманы есть и в коллеже, но в значительном меньшинстве.
Во время моего разговора пришел один бедный студент, он дает уроки латинского языка в семействе одного парса и получает за это 20 рупи. Он сын писца и все время своего учения содержал сам себя. Воспитывался в школе St. Xavier. Вначале жил на всем готовом в семействе и учил детей за стол, квартиру и 5 рупи в месяц.
Воспитанникам коллежей места трудно достаются. Начальники не любят их за независимость. Люди, получившие воспитание университетское, в подозрении у британского начальства, но подозрение это, разделяемое даже теперешним главою Educational Dep., не основательно. Юноши независимы, но лояльны. Они охотнее служат под начальством англичан, нежели туземцев.
Полный текст

Метки к статье: 19 век Индия

БОЛОТОВ АНДРЕЙ ТИМОФЕЕВИЧ - ЖИЗНЬ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ АНДРЕЯ БОЛОТОВА. ОПИСАННЫЕ САМИМ ИМ ДЛЯ СВОИХ ПОТОМКОВ

Со всем тем он был жив и претерпевал все суровости плена; с лишком двадцать лет принужден он был, удаленным от отечества, от дома и родных своих, стонать под игом жесточайшей неволи, быть рабом у многих переменных и немилосердных господ, и отправлять все должности раба и невольника. Многажды покушался он уйтить, но все его покушения былин тщетны и произвели только то, что содержать его стали жесточее, а для отвращения от побега, по варварскому своему обыкновению, взрезали ему пяты, и насыпав рубленных лошадиных волос, зарастили оные в них, дабы не способен был к долговременной ходьбе.Наконец судьба соединила его с одним земляком, таким же дворянином, каков был он, и который был не только ему знаком, но и несколько сродни. Сей несчастный был фамилии Писаревых, и будучи взят тогда же в полон, претерпевал такую ж неволю и рабство. Хотя сей столько же мало мог подать ему помощи, сколько он ему, однако обоим им приносило соединение сие великую уже отраду. По крайней мере могли они совокуплять все слезы и жалобы на суровость своего жребия, и вспоминая свою родину, говорить друг с другом и утешать себя взаимно. Несколько времени препроводили они вместе, служа одному татарскому господину. Наконец убежден был мой предок товарищем своим к испытанию еще раз своего счастия в побеге. Близость тогдашнего их пребывания от пределов и границ российских и явившейся удобный к тону случай подавал им к сему поводы - но и в сей раз не были они счастливее прежнего. Они ушли, но их догнали и наказали наижесточайшим образом. Сие прогнало в них охоту к предприятию впредь тому подобного. Однако в самое то время, когда они всего меньше о том думали, и когда лишились уже навек надежды видеть когда-нибудь любезное свое отечество, явился неожиданный и новый благоприятствующий им случай. Одна старушка, раба того ж господина, сжалилась на их несчастье. Благоприятствуя им во всякое время, не могла она без соболезнования смотреть на раны ими претерпеваемые. Она утешала их и говорила, что им никогда не уйтить, если не похотят они пользоваться ее помощию, при ее ж вспоможении они верно отечество свое увидеть могут. Легко можно заключить, что не надобно было им сие два раза предлагать. Они пали к ее ногам и просили, чтобы помогла, если только может. Татарка обещала им сие сделать и велела дожидаться, покуда найдет она к тому удобное время. Чрез несколько дней она и исполнила свое обещание: "добро!", сказала она пришед в один день с поспешностью к ним: "мне надобно сдержать свое обещание, не могу более видеть ваших слез и горести, - добродушие и постоянство ваше меня тронуло - вот возьмите сие, и не теряя времени бегите и будьте счастливы. Бог да поможет вам увидеть вашу землю и родных ваших". В caмое то время отдала она им связку и напоминала, чтобы они в нужном случае хоть бы все кинули, но не бросали б, а берегли маленький узелок, завязанный в связке. Они не знали, что это значит, однако, поблагодарив старушку и простившись с ней, отправились того часа в путь свой.
Полный текст

Метки к статье: 18 век Российская империя

РАФФЛЗ ТОМАС - МЕМУАРЫ О ЖИЗНИ И ОБЩЕСТВЕННОЙ СЛУЖБЕ СЭРА ТОМАСА СТЭМФОРДА РАФФЛЗА

Сей народ обитает на острове Суматре, занимая довольно большое пространство земли, ограниченное к северу Королевством Ахимским, к югу Королевством Менангкабу, к востоку и западу морем. В округах прибрежных почти нет жителей, но во внутренности сплошные деревни, и все народонаселение простирается до двух миллионов душ. У Баттасов есть правильный образ правления и народные собрания, где важную роль играет, красноречие. Баттасы храбры, гостеприимны, чрезвычайно откровенны и прямодушны в делах. Язык и письмена их, так-же как законы и обычаи, кажется, имеют признаки Индийского происхождения; нельзя сказать того-же о их религии. Они признают Всевышнего Бога и поклоняются ему, называя его Дибата Асси Асси, обожая три нисшие существа, созданные им, и называемые: Башара Гуру, Сири Пада и Мангала Булен. Народ сей, как видно, довольно образованный, ибо у него письмо и чтение в общем употреблении, народ сей – человекоядцы! Это показалось-бы невероятно, если-бы не было решительно утверждено свидетельством Сира Томаса Реффлеса, который посетил страну Баттасов, объезжая остров Суматру, и был там принят дружески. Начальники народа сказывали Сиру Томасу, что соотчичи их едят мясо человеческое не из склонности, и не от зверства нравов, но единственно исполняя законы и установления своих предков, и стараясь не удалиться от древних обычаев. Закон дает им право есть неприятелей, убитых в сражении и взятых в плен. Он также осуждает некоторых преступников быть съеденными заживо. Преступления, за которые изрекают сей приговор, суть: нарушение супружеской верности, ночная кража и брак Баттаса с женщиною одного и того-же поколения, почитаемый кровосмешением. В этих различных случаях, обвиняемый судится своим поколением. Если признают его виновным, то начальники, помешкав дни два или три, приглашают народ как-бы на празднество. Обвиненный выводится на публичную площадь и привязывается к столбу. По данному знаку, обвинитель прежде всех подходит к нему и отрезывает ему уши; за ним следуют другие, с ножами; каждый отрезывает у несчастного какую нибудь часть тела, и на месте съедает ее. В заключение, когда уже все сожрано, начальник отрезывает голову осужденного и с торжеством уносит ее, тщательно сохраняя из сей головы мозг, которому приписывают чудесную силу. Женщины исключены из этого ужасного празднества, потому что право есть мясо человеческое принадлежит одним мужчинам. Хотя сии последниe предпочитают его всякой другой пище, но едят только в случаях, предписанных законом. Впрочем, какова-бы ни была причина осуждения, но обиженная сторона всегда имеет власть спасти виновного от страшного наказания и даровать ему жизнь: в сем случае он делается рабом обвинителя. Сир Томас Стамфорд справлялся, часто-ли случаются сии казни; ему отвечали, что в Таппанули, главном месте государства, бывает оных от пятидесяти до шестидесяти в год. По великому числу черепов, виденных им перед домами, в деревнях, через которые привелось ему проезжать, он заключает, что казни сии должны совершаться часто, во всей стране Баттасов, разве за исключением мест, находящихся в соседстве Европейских колоний. Начальники поколений Баттасов неохотно отвечали Сиру Томасу на вопросы о подобных предметах, и он уверился, что они почти стыдятся сами своего варварского закона. В самом деле, законе сей резко противоречит их нравам, тихим и кротким.
Полный текст

Метки к статье: 19 век Юго-Восточная Азия и Океания

ДЮКРЕ ДЕ ВИЛЬНЕВ - ПЛАВАНИЕ ШХУНЫ "MOUCHE"

Между тем как я садился в шлюпку, меня остановили и пригласили к народному начальнику. Приближаясь к его дону, я заметил около двух сот вооруженных туземцев. Мои опасения сбылись: мне объявлено, что я арестован до получения приказаний из Маниллы. Тщетны были мои представления, что эта мера излишняя, потому что, согласно моим инструкциям, я сам, добровольно, явлюсь к генерал-губернатору и что я зашел в Батангос единственно из опасения встретить в виду Маниллы английских крейсеров, и что, наконец я готов, для успокоения народного начальника, войти со шкуною в реку. На это он мне ответил, что и без того шкуна будет в реке, и что я останусь на берегу аманатом.
Затем он пригласил меня посетить местного настоятеля. Зная влияние духовенства на Испанцев вообще и на жителей колоний в особенности, я охотно отправился к монаху, в надежде, что знакомство мое с ним принесет мне пользу, и не ошибся в этом предположении, хотя первый прием духовной особы быль весьма сух, что происходило, как я узнал после, из опасения попасть под подозрение со стороны народа.
Около 400 вооруженных людей провожали меня в монастырь и хотя подобная толпа не могла внушать доверия, я всеми силами старался казаться спокойным, чтоб по возможности отстранить всякое подозрение. Появление на горизонте двух больших судов заставило жителей думать, что шкуна моя есть передовое судно целого отряда, намеревающегося сделать ночью высадку. По выходе моем из монастыря, меня отвела в казенный дом, в котором и заперли под присмотром 8 часовых.
Полный текст

Метки к статье: 19 век Юго-Восточная Азия и Океания

В будущее В прошлое

Навигация