Полная версия сайта Версия для слабовидящих

ТУРКЕСТАНСКИЙ АЛЬБОМ 1871–1872 ГГ.

Во второй половине XIX века Российская империя расширила свои владения за счет Центральной Азии, присоединив к себе территории, которые в настоящее время входят в состав Узбекистана, Казахстана, Туркменистана, Таджикистана и Кыргызстана. В 1865 г. российские войска заняли Ташкент, а в 1868 г. — Самарканд. В 1867 г. царь Александр II утвердил создание Туркестанского генерал-губернаторства Российской империи. По распоряжению генерала Константина Петровича фон Кауфмана (1818–1882 гг.), первого генерал-губернатора Туркестана, был создан "Туркестанский альбом" — собрание наглядных материалов о Центральной Азии, включающее в себя около 1200 черно-белых фотографий, а также архитектурные планы, акварельные зарисовки и карты. Работа состоит из четырех частей, разбитых на шесть больших томов в кожаном переплете: "Часть археологическая" (два тома), "Часть этнографическая" (два тома), "Часть промысловая" (один том) и "Часть историческая" (один том). Первые три части работы составлены русским востоковедом А. Л. Куном при помощи Н. В. Богаевского. Альбом был подготовлен и издан в 1871–1872 гг.
Туркестанский альбом, Часть 1 этнографическая
Туркестанский альбом, Часть 2 этнографическая
Туркестанский альбом. Часть промысловая
Туркестанский альбом, Часть историческая
Туркестанский альбом, Часть 1 археологическая
Туркестанский альбом, Часть 2 археологическая

Метки к статье: 19 век Российская империя Центральная Азия

РУМЫНСКАЯ КНИГА НАСТАВЛЕНИЙ (1646 г.)

1. Тот, кто сопровождает преступника после совершения им преступления, чтобы он смог спасти свою голову, будет наказан по усмотрению судьи, но не так, как сам преступник; однако, если он его сопровождает для того, чтобы он не был схвачен людьми князя, которые посланы специально, чтобы его поймать, он будет наказан смертью.
2. Жена, которая окажет помощь своему мужу-преступнику после того, как он совершил преступление, дабы его не убили, не подвергается наказанию.
3. Тот, кто будучи безоружным, сопровождает виновного после совершения им преступления, но лишь немного провожает его, чтобы показать ему дорогу, не подлежит наказанию.
4. Тот, кто провожает убийцу, после того, как он совершил убийство, не зная о том, что это убийца, и что он только что совершил убийство, не подлежит наказанию.
5. Тот, кто будет сопровождать виновного после того, как он причинил кому-либо вред, будет наказан, как и виновный, хотя некоторые ученые говорят, что он должен быть наказан только в размерах по усмотрению судьи; но если он будет сопровождать виновного значительно позже, через несколько дней, то он не подлежит наказанию.
6. Тот, кто зная о том, что другой совершил преступление, даст или подарит ему затем свою лошадь для того, чтобы он мог избежать кары, должен быть наказан по усмотрению судьи.
7. Если человек спрячет вора или какого-либо иного преступника после того, как тот совершил преступление, для того, чтобы он не был схвачен пострадавшими лицами или людьми князя, или если он предоставит ему средства для бегства, он должен быть наказан по усмотрению судьи, хотя некоторые ученые говорят, что его надо наказать, как виновного.
8. Тот, кто спрячет труп убитого человека, чтобы его не нашли, подлежит наказанию как убийца.
Полный текст

Метки к статье: 17 век Румыния

“БОГАТСТВО ЦАРЕЙ" - Трактат о династическом перевороте в Абиссинии в XIII веке

Опять обратимся к рассказу. Когда царь Заэльмакнун не нашел этой головы петуха в сосуде, он испугался, стал скорбеть, смутился и плакал сильно и катался по земле. Встал и пошел со свитой своей к отцу нашему Такла Хайманот. Они встретились и удалили от себя людей, как и раньше и остались одни. И спросил его отец ваш Такла Хайманот о голове петуха. И сказал он: «я поступил, как ты приказал мне и посоветовал мне, а женщина потеряла голову петуха и не нашла ее там, куда ее бросила, ибо думалось, что я не буду есть голову петуха. И поэтому, я печалюсь и сокрушаюсь очень, и пришел к тебе рассказать и поведать об исчезновении этой головы петуха. Отче, на сколько возможно тебе, помоги мне и посоветуй мне, ибо у тебе власть (от) Бога, ибо молитва твоя много может поспешествуема, как сказал Иаков Апостол, брат Господень». Когда сказал это Заэльмакнун отцу нашему Такла Хайманот, отец, наш Такла Хайманот блаженный и могучий исполин, услыхав этот рассказ из уст царя, встал и стал прилежно молиться, и поднял лицо свое к небу и сказал: «Боже, Боже Богов и Господи господей, и Царю царей, услыши молитву мою и моление мое, Который услыши молитвы всех Пророков и Апостолов праведных и мучеников, девственных и монахов, молитвы бодрствующих Ангелов и молитвы Владычицы всех нас, не имеющей подобия из подобий и приятелища молений, и молитвы меня грешного, и открой этому царю исчезновение головы этого петуха». И когда это сказал, молясь, отец наш Такла Хайманот, явился ему Ангел с небес и сказал Ангел Божий: «не молись об этом царе Загвее; довольно с него данных мною ему многих дней — 372 лет, хотя он и не достоин. Говорить сие тебе Бог: оставь, не молись и ныне я возвращаю царствие Божие Иекуно-Амлаку, сыну давидову и семени его до века. И возвращает ему царство не царство только, но с рогом помазания по обычаю отцов его царей; и имена благовоний суть: фимиам и стакти, кинамон, пистики, мандрагора и миндальная вода, яблоки вместе с плодами винограда. Составив это и собрав, помести в один сосуд, а сам взяв числом три горсти ладану, ступай в святилище Божие и кади кивот завета Божия три седмицы дней. Когда же выйдешь из этого святилища, возьми рукою пепел кадильный и соединив его с водой, помести в эту чашу помазаний и повтори над ним из слов Давида: Вскую шаташася.... Господи, что ся умножжшася.... Внегда призвати ни.... Услышит тя... Господи, силою твоею... Суди Господи.... Боже, ушима нашима слышахом.... Отрыгну сердце.... Помилуй мя Боже по велицей милости... Да воскреснет Бог... Боже в помощь... На Тя, Господи, уповах... Боже, суд Твой цареви даждь...Благоволил еси... Приклони, Господи, ухо Твое... Милости Твоя, Господи, во веки воспою... 
Полный текст

Метки к статье: 13 век Абиссиния Африка

ГЕНРИХ ШТАДЕН - ЗАПИСКИ О МОСКОВИИ

Много, много (viel tausent) богатых торговых людей (Kauf-leute), много бояр и богатых гостей (Kaufhern) из земских — те, что не служили на войне — закладывались (begaben sich) — вместе с вотчинами, женами и детьми и всем, что у них было — за тех опричников, которых они знали; продавали им свои вотчины, думая, что этим они будут ограждены (frei)  от других опричников. Но опричники, пограбив их, говорили им: “Мы не можем держать вас дольше; вы же знаете, что мы не можем общаться с земскими; что это противно нашей присяге. Уходите, откуда пришли!". И [земские] должны были еще бога благодарить, что ушли непобитые!
Опричники обшарили всю страну, все города и деревни в земщине, на что великий князь не давал им своего согласия. Они сами составляли себе наказы; [говорили] будто бы великий князь указал убить того или другого из знати или купца, если только они думали, что у него есть деньги, — убить вместе с женой и детьми, а деньги и добро забрать в казну великого князя.
Тут начались многочисленные душегубства и убийства в земщине. И описать того невозможно! Кто не хотел убивать, те ночью приходили туда, где можно было предполагать деньги, хватали людей и мучили их долго и жестоко, пока не получали всей их наличности и всего, что приходилось им по вкусу. Из-за денег земских оговаривали все: и их слуги, работники и служанки, и простолюдин из опричнины (der gemeine in Aprisna) — посадский или крестьянин. Я умалчиваю о том, что позволяли себе слуги, служанки и малые (Jungen) [опричных] князей  и дворян! В силу указа все считалось правильным.
Полный текст

Метки к статье: 16 век Московия Российская империя Иван Грозный Опричнина

ГРАМОТА ЦАРЯ БОРИСА ГОДУНОВА К ИМПЕРАТОРУ РУДОЛЬФУ II ЯНВАРЬ, 1599 Г.

Всемогущаго и во всех всяческая деиствующаго вездесыи, и вся исполняющего, и утешения благая всем человеком дарующаго, того силою и действом человеколюбия, и жизнидателя в Троице славимаго милостию и в[ла]стию, и хотением, и благоволением утвердившего избранным скифетр держати в православии во осмотрение и во обдержание великого Росийскаго царствия и многих новоприбылых государств и з божиею помочью соблюдати мирно и безмятежно навеки. Мы, великий государь царь и великий князь Борис Федорович всеа Руси, Владимерскии, Московскии, Новгородцкии, царь Казанскии, царь Астараханскии, государь Псковскии, и великий князь Смоленскии, Тверскии, Пермскии, Вяцкии, Болгарский и иных, государь и великий князь Новагорода Низовские земли. Черниговскии, Резанскии, Ростовский, Ярославскии, Белозерскии, Лифлянскии, Удорскии, Обдорскии, Кондински и всея Сибирские земли и Северныя страны повелитель, и государь Иверские земли грузинских царей,  и Кабардинские земли черкаских и горских князей, и иных многих государств государь и облаадатель, — великому государю брату нашему дражайшему и любезнейшему Руделфу второму, божиею милостию избранному цесарю римскому, всегда прибавителю царства Неметцкому, Угорскому, Чешскому, Долматцкому, Кроатцкому, Шлявонскому и иных, королю и арцыкнязю Аустреискому, арцуку Бургунскому, Барабаннскому, Стырскому, Карскому, Краинскому, Люцемборскому, Витенборскому, Вышние и Нижние земли Шлезскому князю, Швабскому марграфу Римского царства, бурграфу Мерецкому, Вышние и Нижние земли Лаузнитцкому князю и графу Аузбурскому, Тиролскому, Фиртцкому, Кибурскому, Хосцкому, ланграбе Элситцкому, государю Вендеискому, Портонавскому и Соленитцкому и иных.
Полный текст

Метки к статье: 16 век Российская империя Австрия

ЗАКОНЫ ВАВИЛОНСКОГО ЦАРЯ ХАММУРАПИ

Царь Хаммурапи (слева) и солнечный бог Шамаш (рельеф верхней части столба Свода Законов Хаммурапи)Я — заботливый, покорный великим богам потомок Сумулаэля, могучий наследник Синмубаллита, вечное семя царственности, могучий царь, солнце Вавилона, давший свет стране Шумера и Аккада, царь, вынудивший к послушанию четыре страны света, любимец богини Иштар.
Когда Мардук направил меня, чтобы справедливо руководить людьми и дать стране счастье, тогда я вложил в уста страны истину и справедливость и ублаготворил плоть людей. Отныне:
(§ 1) Если человек клятвенно обвинил человека, бросив на него обвинение в убийстве, но не доказал его, то обвинитель его должен быть убит.
(§ 2) Если человек бросил на человека обвинение в колдовстве и не доказал этого, то тот, на которого было брошено обвинение в колдовстве, должен пойти к Божеству Реки и в Реку погрузиться; если Река схватит его, его обвинитель сможет забрать его дом. Если же Река очистит этого человека и он останется невредим, тогда тот, кто бросил на него обвинение в колдовстве, должен быть убит, а тот, кто погружался в Реку, может забрать дом его обвинителя.
(§ 3) Если человек выступил в суде для свидетельства о преступлении и слово, которое он сказал, не доказал, а это дело — дело о жизни, то человек этот должен быть убит.
(§ 4) Если же он выступил для свидетельства по поводу зерна или серебра, то он должен нести наказание этого дела.
(§ 5) Если судья разобрал дело, вынес решение и изготовил документ с печатью, а затем решение свое изменил, то этого судью следует изобличить в изменении решения, которое он постановил, и исковую сумму, имевшуюся в этом деле, он должен уплатить в двенадцатикратном размере; кроме того, в собрании его должны согнать с его судейского кресла, и он не должен возвращаться и заседать вместе с судьями в суде.
(§ 6) Если человек украл имущество бога или дворца, то этот человек должен быть убит; а также тот, который принял из его рук краденое, должен быть убит.
(§ 7) Если человек купил из рук сына человека или раба человека либо серебро, либо золото, либо раба, либо рабыню, либо вола, либо овцу, либо осла, либо же что бы то ни было без свидетелей или договора или же принял на хранение, то этот человек — вор, он должен быть убит.
Полный текст

Метки к статье: 18 в до н.э. Вавилон Древний Восток

МИХАИЛ ШИЛЕ - ИЗВЕСТИЕ О КОНЧИНЕ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ И ЦАРЯ МОСКОВСКОГО ФЕОДОРА ИВАНОВИЧА

Покойный Великий Князь и Царь Московский, наикротчайшей и блаженнейшей о Христе памяти, Феодор Иванович, скончался и позван был всемогущим Богом из этой юдоли плача в ночи 15 Генваря, 98 года, а по Греческому счислению, употребительному у них по всей Русской (Reussischen) земле и в Москве, в 7006 году oт coтворения мира. Находясь еще в смертельной болезни, Его Державность вспомнил, что он оставляет пo ceбе Царство и скипетр без наследственного Государя и поколения, а потому передал и приказал правление всею страною своей любезной супруге, Ирине (Gerina), и Духовному Патриарху, заведующему вероисповеданием. 18 Генваря тело (todter Leichnam) Великого Князя наикротчайшей памяти предано было земле в Кремле (Schloss), в церкви Святого Архангела Михаила, где похоронены частью и другие давно умершие Великие Князья Mocковские. Тотчас же по всей земле все пределы (Grаnizen) были заняты и охраняемы войском, чтобы никому не было ни входа, ни выхода. Княжества, власти и города повсеместно присягнули и по своему обычаю целовали крест Великой Княгине Ирине, а это имеет такое же значение, как если бы поднять три пальца вверх и произнести клятвенное oобещание.
Но Великая Княгиня, по совершении вышесказанного дела (т. е., похорон), оказалась в решительном горе о покойном своем Государе: совсем отреклась от высокой мирской почести и всякого величия, поручила приказанное ей пpaвление Царством Князьям и Боярам, добровольно рассталась и простилась с своим обычным Княжеским жилищем и покоями и поступила в монашество в девичий монастырь (Teutsche monstra), находящийся в полумиле расстояния от Кремля, однако ж в стенах города. Toлько что проведав о воле у намерении Великой Княгини, еще до отправления ее в монастырь, весь Московский народ пошел в Кремль: с великим сетованием, плачем и рыданием он сказал Княгине: “Ах, Милостивейшая Княгиня! Ты покидаешь нас и расстаешься с нами: кто ж будет нашею защитою и помощью? Ты наша отрада, надежда и прибежище; тебе приказал и вверил правление бывший наш Великий Князь, покойный Государь”. — “У вас есть Князья и Бояре, отвечала им Великая Княгиня; пусть они и начальствуют и правят вами”.
А народ объявил опять ей: “Князья и Бояре нам не начальники; ты — наша Милостивейшая Княгиня; тебя мы хотим, да твоего брата, Бориса Федоровича (Boris Fedrowiz) и никого другого”. Затем Борис Федорович сказал народу, чтобы они оставались спокойными: во все продолжение печального времени (траура), которое у них продолжается 40 дней, он берет на себя управление Царством, а Князья и Бояре будут его помощники.
Полный текст

Метки к статье: 16 век Российская империя Борис Годунов Австрия Московия

ГЕОРГ ВИЛЬГЕЛЬМ СТЕЛЛЕР - ОПИСАНИЕ ЗЕМЛИ КАМЧАТКИ

Георг СтеллерЕсли кто-нибудь из ительменов задумает жениться, то он не иначе может добыть себе жену, как отслужив известный срок ее отцу. Выбрав себе девушку, он отправляется в ее жилище, не произносит по поводу своего намерения ни одного слова, но делает вид, как будто уже давным-давно знаком с семьей. Он начинает принимать самое деятельное участие во всех работах по дому и старается, выказывая особую силу, исполняя самую тяжелую работу и угождая своим будущим тестю и теще, а также невесте, снискать всеобщее благоволение. Хотя с самых же первых дней как родители невесты, так и сама невеста понимают, на кого именно имеет виды гость, тем более, что он постоянно старается быть около понравившейся ему девушки и особенно угодить ей и ночью укладывается спать по возможности ближе к ней, все же никто не спрашивает его о цели его стараний, и после года, двух, даже трех лет службы не только будущие тесть и теща, но и невеста не изменяют своего безразличного к нему отношения. Если же ему не удается снискать их благоволение, то вся его работа оказывается тщетною и сделанною впустую, и ему приходится безо всякого вознаграждения и благодарности убираться восвояси. Жених только в том случае просит у отца руки его дочери, если последняя дает ему доказательства своего благоволения, и тогда он объясняет цель своих стараний. Бывает и так, что сами родители заявляют ему: «Ну вот, ты очень ловкий и прилежный человек. Поэтому продолжай действовать в том же духе и постарайся сам поскорее захватить свою невесту врасплох и овладеть ею». Отец невесты обычно никогда не отказывает жениху в руке своей дочери, но ограничивается только словом «гватей» («хватай») и больше ни во что уже не вмешивается.

Метки к статье: 18 век Российская империя

СПРИРИДОВИЧ А. И. - ЗАПИСКИ ЖАНДАРМА

Спиридович, Александр ИвановичСледуя общей среди молодежи моде, я стал готовиться в академию, выбрав военно-юридическую, но в то же время подумывал о переводе в корпус жандармов. О службе жандармов я много говорил с одним из моих товарищей. Мы не понимали тогда, конечно, всей серьезности службы этого корпуса, не знали его организации и всех его обязанностей, но в общем она казалась нам очень важной. Мы знали смутно, что жандармы борются с теми, кто бунтует студентов, крестьян, рабочих, вообще, как считали мы, социалистами. Эти последние, в глазах многих из нас, отождествлялись со студентами и казались нам революционерами. Понятие о революционерах у нас было примитивное. Мы считали, что все они нигилисты и представляли мы их в лице Волоховых, Базаровых и вообще как «Бесов» Достоевского. Мы слыхали о них по сдержанным рассказам об убийстве ими царя-освободителя; мы слышали, что убил какой-то Рысаков, а раньше стрелял какой-то Каракозов. Кто они, мы хорошо не знали; говорить о них считалось вообще неловким и неудобным, так как это было из запрещенного мира.
За последние годы, около 1 мая, мы всегда слышали, что рабочие вновь хотят что-то устроить, где-то будут собрания и надо будет их разгонять, для чего от полка посылались наряды. Получала наряд и моя рота. Лежишь, бывало, с полуротой в лощине, за городом около «Нового Света» и ждешь этого сборища. Лежишь час, другой, третий, никто не собирается; ждать надоело, лежишь и ругаешь в душе бунтовщиков, что зря из-за них треплешься и попусту теряешь время. Мы знали, что в Ярославле Фаногорийский гренадерский полк здорово проучил бунтовщиков при каких-то беспорядках, и государь объявил им свою благодарность. Видно, действительно, молодцами работали!

Метки к статье: 19 век Российская империя

КОРНЕЛИЙ ТАЦИТ - ИСТОРИЯ

Началом моего повествования станет год, когда консулами были Сервий Гальба во второй раз и Тит Виний. События предыдущих восьмисот двадцати лет, прошедших с основания нашего города, описывали многие, и, пока они вели речь о деяниях римского народа, рассказы их были красноречивы и искренни. Но после битвы при Акции, когда в интересах спокойствия и безопасности всю власть пришлось сосредоточить в руках одного человека, эти великие таланты перевелись. Правду стали всячески искажать — сперва по неведению государственных дел, которые люди начали считать себе посторонними, потом — из желания польстить властителям или, напротив, из ненависти к ним. До мнения потомства не стало дела ни хулителям, ни льстецам. Но если лесть, которой историк пользуется, чтобы преуспеть, противна каждому, то к наветам и клевете все охотно прислушиваются; это и понятно: лесть несет на себе отвратительный отпечаток рабства, тогда как коварство выступает под личиной любви к правде. Если говорить обо мне, то от Гальбы, Отона и Вителлия я не видел ни хорошего, ни плохого. Не буду отрицать, что начало моим успехам по службе положил Веспасиан, Тит умножил их, а Домициан возвысил меня еще больше; но тем, кто решил неколебимо держаться истины, следует вести свое повествование, не поддаваясь любви и не зная ненависти. Старость же свою, если только хватит жизни, я думаю посвятить труду более благодарному и не столь опасному: рассказать о принципате Нервы и о владычестве Траяна, о годах редкого счастья, когда каждый может думать, что хочет, и говорить, что думает.
Полный текст

Метки к статье: 1 век Римская империя

В будущее В прошлое

Навигация