Мобильная версия сайта |  RSS |  ENG
ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
 
   

 

» САМУИЛ МАСКЕВИЧ - ДНЕВНИК
В 1605 году, 6 июня простившись с матерью моею в Сервече, я отправился к Москве с отрядом, и доехав до Московской границы, остановился в Брагине, местечке князей  Вишневецких. Здесь я узнал, что царь Димитрий I, вступив в столицу, короновался в день св. Михаила.  Посему не имея причины торопиться, я остался в Брагине при пане Яне Юндзиле. Тут мне было так хорошо, что разве в раю будет лучше. В сем же году, около Успения пресвятой Богородицы, Татары опустошили Подолию и, разграбив вокруг Киева дворянские домы, отвели в неволю множество жен и девиц благородных. Набирали квартное войско;  гетманом его был сам Жолкевский; ротмистрами: Ян Потоцкий, Староста Каменецкий Яков Потоцкий, Андрей Потоцкий, пан Струсь, пан Прентвиц, князь Рожинский, сын Русского воеводы Гульский, Творжиянский, Свирский и Михайло Вишневецкий.  Сей последний отставлен от службы за неявку.
Полный текст

Метки к статье: 17 век Лжедмитрий Московия

» Н. МАРХОЦКИЙ - ИСТОРИЯ МОСКОВСКОЙ ВОЙНЫ
Стародуба. Появился он в Литве, на Белой Руси, в местечке Пропойске, где его поймали, приняв за шпиона, и неделю держали в тюрьме. Там он назвал себя свояком убитого в Москве царя Дмитрия [Андреем] Андреевичем Нагим и объявил, что прячется от Шуйского, который уничтожал все «Дмитриево племя», а по-нашему — родичей. Он просил отослать его в Стародуб — северский город и крепость. Подрядился некий Грицко, лавочник из местечка Пропойска (его я потом знал при Дмитрии в подскарбиях ), и другой — Рогожиньский, бургграф  того же Пропойска. Вдвоем они привезли его в Стародуб и там оставили. Немного погодя этот человек послал некоего москвитянина Александра (который был с ним заодно), чтобы тот разгласил по северским крепостям, что Дмитрий жив и находится в Стародубе. Расчет оправдался: люди готовы были поверить, ибо Северская земля и Рязанское княжество не признали Шуйского государем, и все северские крепости Шуйский брал силой.
Полный текст

Метки к статье: 17 век Лжедмитрий Московия

» ЖАК МАРЖЕРЕТ - СОСТОЯНИЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ И ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА МОСКОВИИ
Сказанный Иван Васильевич, прозванный Тираном (le Tiran), будучи неуверен в преданности своих подданных, испытывал их различными способами. Главный был, когда он возвел на императорский трон вместо себя царя Симеона, о котором говорилось выше, короновал его, передал ему все императорские титулы, а для себя приказал выстроить дворец сразу против замка, повелев называть себя великим князем московским. Он [Симеон] правил целых два года, занимаясь как внутренними делами, так и посольскими и другими внешними делами. Разумеется, сначала испросив у него [Ивана] совета, который значил столько же, сколько безоговорочный приказ. По прошествии двух лет [-Иван] отстранил его от власти и даровал ему большие имения.
Полный текст

Метки к статье: 16 век Иван Грозный Московия

» СКАЗАНИЕ О МАМАЕВОМ ПОБОИЩЕ
Тот же безбожный Мамай стал похваляться и, позавидовав второму Юлиану-отступнику, царю Батыю, начал расспрашивать старых татар, как царь Батый покорил Русскую землю. И стали ему сказывать старые татары, как покорил Русскую землю царь Батый, как взял Киев и Владимир, и всю Русь, славянскую землю, и великого князя Юрия Дмитриевича убил, и многих православных князей перебил, а святые церкви осквернил и многие монастыри и села пожег, а во Владимире соборную церковь златоверхую пограбил. И так как был ослеплен он умом, то того не постиг, что, как господу угодно, так и будет: так же и в давние дни Иерусалим был пленен Титом-римлянином и Навуходоносором, царем вавилонским, за прегрешения и маловерие иудеев — но не бесконечно гневается господь и не вечно он ненавидит
Полный текст

Метки к статье: 14 век Московия Славяне

» АВГУСТИН МАЙЕРБЕРГ - ПУТЕШЕСТВИЕ В МОСКОВИЮ
Не было тайною для нас, что, по Царскому запрещению, никому из Москвитян нельзя заносить ногу за пределы отечества, ни дома заниматься науками, оттого, не имея никаких сведений о других народах и странах мира, они предпочитают свое отечество всем странам на свете, ставят самих себя выше всех народов, а силе и величию своего Царя, по предосудительному мнению, дают первенство пред могуществом и значением каких бы то ни было Королей и Императоров. Предаваясь мечте о своем высоком превосходстве, они до того презирают всех иноземцев, как людей ниже себя, что если доведется им принимать посланников какого-нибудь Государя, те, кому прикажет Царь это дело, берут смелость требовать от них, точно несомненного долга, чтобы они первые выходили из кареты или слезали с лошадей и первые же снимали шляпы. А потом, когда поедут провожать их, не стыдятся прежде всех занимать для себя самые почетные места.  И все это с такою наглостью, что иногда, после нескольких часов жаркого спора, им приходит охота показать, будто бы из одной только вежливости они отказываются от своего права, соглашаясь, чтобы настойчивый Посол в одно и то же время с ними ступал на землю или снимал шляпу. Так, для предупреждения подобных состязаний мы положили поручить переводчику, чтобы он, едучи впереди Пристава, предупредил его, что я не новичок в исправлении Посольских дел, а потому и превосходно знаю, что следует ему и что нам. Стало быть, пусть он избавит нас от употребительных при исправлении его должности комедий своего рода, в которых мы вовсе не желаем быть действующими лицами Полный текст

Метки к статье: 17 век Московия

» ЭРИХ ЛЯССОТА - ДНЕВНИК
Затем, когда асаулы (начальники, которых можно приравнять поручикам) обошли вокруг большое коло и все сказанное изложили прочим казакам, чернь снова отделилась, образовала особое коло и после новых совещаний опять выразила согласие громкими восклицаниями, сопровождавшимися бросанием шапок вверх. Когда мы вслед за тем вышли из кола, тотчас загремели войсковые барабаны и трубы, сделано было десять пушечных выстрелов, а ночью пущено еще несколько ракет. Но в тот же вечер некоторые беспокойные головы вместе с более зажиточным казаками, каковы например охотники или владельцы челнов, ходили из хаты в хату и смущали простой народ, указывая на отдаленность и опасности пути, предостерегали, убеждали пораздумать о том, что они намерены предпринять, чтобы не раскаиваться впоследствии. Они указывали на незначительность присланной казакам суммы, на которую невозможно продовольствовать такое количество людей в таком далеком походе, тем более что в числе их много людей бедных; затем спрашивали, куда они намерены употребить эти деньги — на покупку хлеба или на покупку лошадей, причем ставили на вид, будто е. и. в. может завлечь их далеко в глубь страны и затем, когда минует надобность, оставить их ни при чем, особенно если они не имеют никакого определенного письменного обеспечения, скрепленного его печатью. Такими и подобными речами они так настроили простой народ, что те, собравшись снова в коло на утро следующего дня, 21 июня, пришли к совершенно противоположному заключению, а именно: что при столь неопределенных условиях они никак не могут и не хотят выступать в поход, тем более, что им неизвестно, действительно ли существуют обещанные деньги или нет, и от кого они могут быть получены, так как им не представлено никакой грамоты от е. и. в., равно как и письменного удостоверения в том, что им действительно будут уплачены добавочные суммы и подарки. Наконец они прислали в наше помещение нескольких казаков, чтобы сообщить нам такое решение. На это я отвечал, что им легко было бы убедиться в том, что эти деньги присланы действительно е. и. в. и что я сам от себя не мог бы предложить им таких даров. Что, наконец, было бы безрассудно с моей стороны обнадеживать их в получении суммы, если бы она действительно не существовала и тем накликать беду на свою голову. Напротив они могут быть уверены в том, что получат эти деньги, как только согласятся на условия, предложенные нами от имени е. и. в. Наконец, в подтверждение своих слов, я показал им также свою инструкцию, скрепленную императорскою печатью. Когда же эти посланные возвратились в коло с моим ответом, а чернь, не смотря на это, продолжала упорствовать в своем решении, то вождь и некоторые из старшин, в особенности Лобода, прежний гетман, при котором Белгород был разрушен, всячески просили и уговаривали их хорошо обдумать, что они делают, и не отвергать милостивых предложении императора, которые они должны бы почитать за великое счастье. В противном случае они рискуют по меньшей мере подвергнутся всеобщему позору и посмеянию, если откажутся теперь от участия в таком похвальном предприятии, направленном против закоренелого врага христианства, и если не пожелают выступить в поход, не смотря на милостивое предложение, сделанное им столь могущественным монархом. Но когда они и после всех этих доводов настаивали на прежнем решении, то вождь, тут же среди кола, в гневе отказался от своего достоинства и сложил свою должность, мотивируя отказ тем, что он не может и не хочет оставаться вождем людей, которые так мало дорожат своею славою, честью и добрым именем. После этого коло разошлось.
Полный текст
» ДЖОСИАС ЛОГАН - ПУТЕШЕСТВИЕ ДЖОСИАСА ЛОГАНА НА ПЕЧОРУ И ЗИМА,
Пятого июля мы получили известие о том, что воевода (governor) и солдаты Томска сожгли город и бежали оттуда по причине недостатка съестных припасов и невыплаты жалованья. Около трехсот человек из них имели намерение прибыть в Усть-Цильму (Ust-Zilma) и ограбить население этого города. В этот день мне сказали, что от Пустозерска (Pustoser) вверх по Печоре до реки Усы (Ouse) три недели плавания при благоприятном ветре; оттуда вверх по реке Усе до Подкаменья  (Podcamen) — десять дней, а оттуда до Оби восемь дней езды на оленях; оттуда же шестнадцать дней до Березова (Beresoua) — торгового города.  Хозяин мой рассказал мне,  что он был в плену (prisoner) в Березове и в Тобольске (Tobolsko); он утверждает, что Тобольск ведет крупную торговлю  и что таджики (Teseesks), бухарцы (Bowhars) и татары приезжают туда торговать и привозят шелка, бархат (veluets), гробгрины  (Grogran), сендали  (sendames) и киндяки  (kindackes) и что там можно продать большое количество сукна, оловянной и медной посуды. Там имеется также большой запас мехов, как-то: соболей, белок, лисиц, росомах (Rosamackes) и бобров.
Полный текст

» МИХАЛОН ЛИТВИН - О НРАВАХ ТАТАР, ЛИТОВЦЕВ И МОСКВИТЯН
Хотя татары (tartari)  считаются у нас варварами и дикарями, они, однако, хвалятся умеренностью жизни и древностью своего скифского племени, утверждая, что оно происходит от семени Авраама , и они никогда ни у кого не были в рабстве, хотя иногда бывали побеждены Александром , Дарием , Киром , Ксерксом  и другими царями и более могущественными народами: а ныне оно разделено на разные орды (ordas) , то есть народы (nationes). Ведь за соседними с нами перекопскими (Precopenses)  [татарами] и тесно связанными с ними белгородскими (Belhorodenses) и добруджскими (Dobricenses), живущими на границе Молдавии (Moldaviae), к востоку находятся сильные орды, враждебные перекопским. Одни — ногаи (Nahai) , другие — астраханы (Chastorakani) , третьи — за рекой Танаисом (Tanaim), называемой Волгой (Volha) , заволжские (Zawolsca), [это] родина царя Батыя (caesaris Bati) , разорителя Венгрии (Ungariae), некогда господствовавшая над москвитянами (Moschorum) и всеми рутенами (Ruthenorum) , принадлежащая ныне нагайцам (Nahaiensibus), четвертые — казанские (Kozanii) , пятые — казахские (Kazaczka) , также Бухара (Buchar) , Самарканд (Samarchan) и, говорят, многие другие, разделенные между 12 императорами (imperatoribus), как обещал господь предку их Исмаилу в книге Бытия, 17, что он родит двенадцать вождей и превратится в великий народ.
Полный текст

Метки к статье: 16 век Орда Татары Московия



Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.