Мобильная версия сайта |  RSS |  ENG
ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
 
   

 


» БУДНИ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ. (ИСТОРИИ ЗАКЛЮЧЕННЫХ НИЖНЕЙ ОВЕРНИ, РАССКАЗАННЫЕ ИМИ САМИМИ)
Просмотров: 27
Роковым для этого республиканца стало участие в эпизоде, обозначенном в анкете как «мятеж 25 августа». Суть дела состояла в следующем. Среди клермонских якобинцев — членов Народного общества — существовали острые разногласия относительно дальнейших действий двухтысячного батальона, набранного в Пюи-де-Доме, по приказу Дюбуа-Крансе, генералом Ж. Л. Николя для осаждавшей Лион армии. В обстановке царившей по всей стране смуты и неразберихи, когда изредка доходившие из Парижа сведения носили крайне противоречивый характер, а недостаток точной информации восполнялся самыми невероятными слухами, когда в охватившей соседние провинции гражданской войне по обе стороны фронта оказались бывшие союзники — республиканцы, часть революционеров Клермона, включая, очевидно, и Дезанжа, считала преждевременным и опасным отправлять до прояснения ситуации батальон к Лиону, лишая Пюи-де-Дом последней вооруженной защиты. Накануне выступления батальона, 25 августа, полемика в Народном обществе достигла кульминации и вылилась в потасовку, в которой вспыльчивый Дезанж, похоже, сыграл не последнюю роль. Правда, по горячим следам никто не расценивал это как контрреволюционное деяние, и даже после ареста Дезанж, судя по его петиции, не предполагал, что подобный эпизод мог оказаться причиной его задержания. Однако с приездом Кутона любое несогласие с политикой центра стало рассматриваться как преступление, а события 25 августа — как мятеж.
По инициативе Кутона в сентябре были произведены аресты лиц, заподозренных в неблагонадежности. В их число попал и Ф. Дезанж. Обращаясь к «проконсулу», он и не догадывался, что именно тот является главным виновником его несчастий. На петиции Дезанжа, в отличие от ряда аналогичных документов, нет резолюции Кутона, но последний отнюдь не обошел вниманием ее подателя. Накануне своего отъезда из Пюи-де-Дома в конце ноября 1793 г. Кутон, по свидетельству анкеты, 22-го числа отдал приказ продлить заключение Дезанжа в тюрьме. Дабы мотивы дальнейшего содержания под стражей бывшего революционного активиста в качестве «подозрительного» выглядели более убедительно, члены Наблюдательного комитета квалифицировали его в своих документах как отъявленного контрреволюционера. Причем никого из них, очевидно, не беспокоили явные противоречия между разными пунктами анкеты. Так, в 6-й графе говорится, что Дезанж «изображал из себя патриота» лишь до начала 1790 г., в 5-й — временем его «падения» назван конец 1791 г., а в 7-й —  период после возвращения из армии, т.е. 1793 г. Столь же мало составителей документа (который в конечном счете мог стоить человеку жизни!) волновало и то, что в 1791 г. Дезанж не мог связаться ни с какими «федералистами», поскольку тогда подобной категории «врагов революции» еще просто не существовало.
Полный текст

Метки к статье: 18 век Франция


Если Вы заметили в тексте опечатку, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


 
Другие новости по теме:

  • МЕЙЕНДОРФ ЕГОР КАЗЕМИРОВИЧ - ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ ОРЕНБУРГА В БУХАРУ
  • К.-К. РЮЛЬЕР - ИСТОРИЯ И АНЕКДОТЫ РЕВОЛЮЦИИ В РОССИИ В 1762 Г.
  • КРИСП ГАЙ САЛЛЮСТИЙ - О ЗАГОВОРЕ КАТИЛИНЫ
  • КОРНЕЛИЙ ТАЦИТ - АННАЛЫ
  • М. КЛЕМЕНТЬЕВ - РУССКОЕ ГОСУДАРСТВО ПОСЛЕ СМУТЫ ГЛАЗАМИ НОВГОРОДСКОГО ДВОРЯНИНА

  •  



    Главная страница  | Обратная связь
    COPYRIGHT © 2008-2023  All Rights Reserved.