Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПРИЛОЖЕНИЕ II.

Посольство Иоанна Грамматика к арабам и судьба полководца Мануила.

До последнего времени о посольстве Иоанна Грамматика к арабам сообщались сведения, по нашему мнению, не особенно точные. Взгляд на время отправления этого посольства был установлен Вейлем и сохранил свою силу до наших дней 1.

Вейль относил посольство Иоанна Грамматика в Багдад к началу правления Мутасима. Он говорил: мы знаем, что после смерти Мамуна Мутасим удалился из Малой Азии в Багдад в 833 году; далее, из арабских источников известно, что хуррамиты в этом году были разбиты арабами, а из византийских, что эту победу одержало искусство Мануила и пленных греков; наконец, из перечисления патриархов видно, что Иоанн после своего возвращения из Багдада в конце 833 года был выбран патриархом; поэтому нет ни малейшего сомнения, что посольство Иоанна в Багдад, куда Мутасим вступил 20 сентября 833 года, было в последние месяцы этого года, и что Мануил, некоторое время спустя после победы над хуррамитами, возвратился в Константинополь. С этим согласуется и Симеон Магистр (р. 632), который эти события относит к пятому году правления Феофила, вступившего на престол в октябре 829 года.

Этот взгляд Вейля о посольстве Иоанна Грамматика после смерти Мамуна, т. е. в конце 833 года, был принят последующими учеными почти без оговорок 2. Гирш назвал взгляд Вейля sicher festgestellt 3. Нам осталось неизвестным, на основании чего греческий ученый [128] Папарригопуло сообщает о том, что посольство Иоанна выступило из Константинополя весною 833 года, и что во время его пребывания в Багдаде умер Мамун, после чего Иоанн еще месяц оставался у Мутасима 4.

Если же мы посмотрим внимательнее на доказательства Вейля, то увидим, что все они опираются на неясные и противоречивые известия византийских хроник, кроме довольно произвольного сближения победы над хуррамитами с известиями византийцев о победах Мануила во время его плена у арабов.

Совершенно прав был поэтому проф. Ф. И. Успенский, заметив: Вейль не нашел в арабских источниках известий о греческом посольстве, почему и приводимая им дата — конец 833 года — имеет относительную вероятность 5.

Рассмотрим сначала византийские источники.

I. Georg. Hamart. p. 705-707 = Leo Gramm. p. 218-220 = Sym. Mag. p. 632- 634.

Оклеветанный перед Феофилом Мироном (Murwn), логофетом дрома, Мануил бежал к арабам к сирийским ущельям (mecri twn kleisourwn SuriaV), где и был ими радушно принят. Опечаленный Феофил советуется о возвращении Мануила с Иоанном синкеллом, который говорит, что он готов отправиться к арабам с грамотой Феофила к Мануилу о безопасном возвращении последнего на родину, а вместе с тем посетить заключенных в темнице греческих пленных. С большими деньгами и подарками отправился Иоанн к арабам, которые были поражены его богатствами, посетил тюрьмы и, передав письмо императора Мануилу, возвратился в Константинополь. Мануил между тем с сыном эмира совершил победоносный поход против какого-то враждебного народа (kata eqnouV [129] tinoV polemiou); но, задумав возвратиться в отчизну, он спустя некоторое время (meta kairon tina) предложил халифу покорить Романию, если только с ним пойдет сын эмира и войско. Выступив в поход и находясь вблизи фемы Анатоликон (plhsion tou qematoV thV anatolhV), он с сыном эмира, как бы охотясь, удалился от войска. Здесь, распрощавшись с последним, Мануил возвратился к Феофилу, который с почетом его встретил, сделал магистром и доместиком схол и был восприемником его детей.

II. Генесий.

р. 62-63. Оклеветанный Мануил, бежав от царского гнева, перешел к арабам. По прошествии долгого времени (cronou de pollou parippeusantoV), когда агаряне, пользуясь услугами византийского “Ахилла", одерживали над греками победы, Феофил для мирных переговоров и для обмена пленных посылает к арабам монаха Иоанна (monacon Iannhn) с дорогими подарками, которые удивили эмира и его двор. Здесь Мануил виделся с Иоанном, получил от него наперсный крест (staurikon egkolpion). Иоанн, посоветовав ему возвратиться к Феофилу, отправился из Сирии обратно.

р. 72-73. Генесий, рассказав уже об аморийском походе и о посольстве Феофила к франкам, говорит, что th de proteraia Мануил, отличившись у арабов в борьбе с ближайшими и отдаленными врагами, покорил эмиру Хорасан (Cwrwsan). Пользуясь громадным значением у арабов, он выступил с сыном эмира против Византии (kata Rwmaiwn). Около византийского местечка Герона 6 (proV policnhn h Gerwn ekeklhto) расположившись лагерем, Мануил бежал туда, прислал сыну эмира благодарность за расположение к нему и возвратился в Константинополь, где был почетно принят Феофилом и пожалован званием магистра.

III. Продолжатель Феофана.

р. 95-99, С. 9. Феофил, желая показать величие империи или желая внушить арабам более страха, отправляет [130] Иоанна синкелла с несметными дарами. На всем пути до самого Багдада (Bagda) Иоанн раздает награды, деньги и подарки направо и налево; то же самое продолжается и в Багдаде. Сарацины были положительно ошеломлены его богатствами. Сам халиф возвратил сто пленных. По возвращении в Константинополь Иоанн рассказывал императору о том, что было с ним в Сирии.

р. 118-119, С. 25. Мануил, избегая императорского гнева, бежал к арабам, где нашел почетный прием, удачно боролся с их соседями корматами (kata twn plhsiazontwn autoiV ecqrwn, oi outw dh Kormatoi kalountai) и подчинил эмиру Хорасан (Corasan).

p. 119-121, С. 26. Император, сожалел о бегстве Мануила, желал его возвратить. Для этого, как рассказывают одни, он отправил Иоанна монаха к арабам с письмом, с уверениями в безопасности и с просьбою возвратиться. Другие рассказывают, что этот Иоанн, переодевшись в платье иверийских монахов, идущих на поклонение в Иерусалим, тайно пробрался в дом Мануила в Багдаде, где и сообщил ему о раскаянии Феофила, вручил ему письмо и basilewV egkolpion. Уговорив халифа отпустить с ним на войну с греками сына, Мануил двинулся в границам Каппадокии, где завел сношения с византийским стратегом, и, распрощавшись с сыном эмира, бежал через Каппадокию в Константинополь, где Феофил принял его с почетом, сделал магистром и был сам восприемником его детей.

IV. Кедрин.

Т. II р. 126-128. Кедрин, следуя Продолжателю Феофана, излагает его 25 главу с именами Керматов и Хорасана (р. 126) и 26-ю; при чем, у Кедрина нет имени Иоанна, а просто сказано dia tinoV agurtou monacou; вторая версия о переодевании Иоанна совершенно выпущена; остальное есть (р. 127-128). Главы о путешествии Иоанна в Багдад у Кедрина нет.

V. Зонара.

XV, С. 28. Dind. III p. 413-414. Рассказ Зонары есть сокращенное изложение Кедрина без керматов и [131] Хорасана, но с Каппадокией; имени Иоанна нет: meta tinoV monacou (р. 413).

Из сопоставления вышеприведенных византийских источников видно, что сведения Продолжателя Амартола (=Лев Грамм. = Симеон Магистр) и Генесия о бегстве Мануила и посольстве Иоанна подтверждают друг друга. Но у Генесия мы находим несколько географических определений, отсутствующих у Амартола, который дает только следующие указания: Мануил бежал от Феофила к сирийским ущельям (mecri twn kleisourwn SuriaV) и бежал обратно в Византию, находясь близь фемы Анатоликон (plhsion tou qematoV thV anatolhV). Генесий же сообщает, что Мануил покорил халифу Хорасан, бежал к Феофилу около византийского местечка Герон; Иоанн же возвратился после своего посольства из Сирии (SuriaV apaneisi).

Продолжатель Феофана как мы видели, говорит в двух местах о посольстве Иоанна.

Первый рассказ (р. 95-99, С. 9), независимый от Генесия, заставляет Иоанна отправляться в Багдад, чего мы не видели в показаниях предыдущих историков; о Мануиле в этой редакции не говорится ни слова.

Надо сказать, что весь этот эпизод у Продолжателя Феофана имеет чисто анекдотический характер; источником ему, очевидно, послужила народная молва, где часто настоящие исторические факты получают легендарную окраску; зерно рассказа верно: и Генесий и Продолжатель Амартола говорят, например, о богатствах Иоанна, которые поразили арабов. Но все эти подробности посольства вместе с географическим именем Багдад, куда вряд ли оно и приходило, не позволяют видеть в этом рассказе настоящего исторического источника, а анекдотическое изложение предания, заимствованного из народных уст и дополненного самим автором 7.

К тому же не надо забывать, что Продолжатель Феофана еще раз рассказывает о посольстве Иоанна уже в связи с бегством Мануила. Здесь у него являются два источника: один — Генесий, на основании которого он излагает события согласно истине; другой — очевидно, опять [132] какой-нибудь анекдотический рассказ, предание, на основании чего рассказывается невероятная история о переодевании Иоанна и его тайном посещении Багдада.

Таким образом, известие о посольстве Иоанна к халифу в Багдад, упоминаемое только одним Продолжателем Феофана, признанное уже Гиршем, как народное предание, а между тем служившее главным источником для рассказа об этом посольстве, нами вполне признается несостоятельным 8.

Посольство Иоанна и не было никогда в Багдаде.

До сих пор время бегства Мануила к арабам, посольства Иоанна и посвящения последнего в патриархи определялось очень приблизительно, противоречиво и даже произвольно.

Когда бежал Мануил к арабам?

Из византийских хроник, которые обыкновенно дают очень скудные и чрезвычайно редко точные хронологические указания, выделяется одна, изданная при Продолжателе Феофана, известная под названием хроники Симеона Магистра, которая сообщает целый ряд, по-видимому, точных хронологических дат. Долгое время эти указания считались вполне достоверными, и ученые, работавшие в области византийской хронологии, как напр., Круг, Муральт, полагали данные Симеона Магистра в основу своих хронологических определений.

Но в 1876 году Гирш в своей превосходной работе “Byzantinische Studien" неопровержимо доказал полную несостоятельность хронологии Симеона: определения времени вступления на престол византийских императоров оказались сплошь неверными; из тридцати шести других определений, которые можно было проверить иным способом, верными оказались только десять, да и то семь из последних падают на время императора Льва VI. Одним словом, автор хроники заимствовал свои определения не из [133] какого-нибудь источника, а сам создавал их по собственному произволу 9.

Эта хроника относит бегство Мануила к пятому году правления Феофила, т. е. к 833 году 10. Другие источники указаний не дают.

Но к счастью имя Мануила оставило след в арабских хрониках.

Так Табари под 215 годом (28 февраля 830 — 17 февраля 831 г.) говорит:

В этом году отправился Абу-Исхак-ибн-Рашид из Египта и встретился с Мамуном до его вступления в Мосул. И встретились с ним Мануил и сын его (Мамуна) Аббас в городе Рас-ал-Айн 11.

Итак, Мануил был уже среди арабов в 830 или в начале 831 года.

Якуби, рассказывая об этом же походе, говорит:

Выступил Мамун, направляясь в греческую землю, в месяце Мухарреме 215 года (в марте 830 г.). Он сделал летний поход, взял Анкиру 12 на половину мечом, на половину миром и разрушил ее. И бежал из нее патриций Мануил 13.

Известно, что Курра была взята Мамуном 21 июля 830 года 14.

Мы предполагаем, что это и есть момент перехода Мануила на сторону арабов; если же он перешел на сторону арабов не тотчас после взятия Курры, то, во всяком случае, вскоре после этого (см. Табари выше).

Из этого следует, что рассказ византийских хроник о спасении Феофила Мануилом 15 должен относиться к первому походу Мамуна на греческую землю в 830 году; в этом нет ничего невероятного, так как византийцы во время него потеряли много городов 16, т. е. другими [134] словами, было не мало случаев, когда Мануил мог спасти императора.

Кроме того, позднейший сирийский писатель XIII века Григорий Абульфарадж (Барэбрей) в своей “Сирийской Хронике" замечает:

Патриций Мануил отложился от Феофила, пришел к Мамуну и побуждал его нападать на греческую землю. В июне месяце Мамун, напав на Каппадокию, взял четыре крепости 17.

Здесь речь идет, очевидно, о походе 830 года, когда были завоеваны четыре крепости: Маджида, Курра, Сундус, Синан, тем более, что о следующих походах сирийская хроника говорит дальше. Конечно, трудно допустить, чтобы поход 830 года состоялся по настоянию Мануила, который не мог бежать до его начала, так как тогда уже не было бы ему никакой возможности спасти императора; поход 830 года был первым столкновением на восточной границе в правление Феофила. Имея в виду эту неточность позднейшей сирийской хроники, мы не можем не отметить, что ее показание только подтверждает наш 830 год бегства Мануила.

Таким образом, на основании восточных источников бегство Мануила произошло в 830 году.

На первый взгляд этому должны противоречить показания Генесия, у которого Мануил спасает императора во втором столкновении с арабами, когда по Табари, Якуби и Абульфараджу это должно было произойти во время первого похода.

Но показания Генесия в данном случае настолько неопределенны, что отнюдь не заставляют думать непременно о двух походах. Сказав лишь несколько слов о неудаче Феофила в начале правления, когда часть персов, находившихся в войске императора, перешла на сторону арабов (р. 52), Генесий прерывает рассказ; он начинает подробно, с оттенком легенды, излагать судьбу перса Феофоба до самой его смерти, т. е. до года смерти самого Феофила (р. 53-61), и потом говорит: prospesontwn de [135] allhloiV twn stratopedwn allote и т. д., после чего следует рассказ о спасении Феофила Мануилом (р. 61-62). Слово allote нисколько не заставляет думать о другом новом походе; все это без всякой натяжки может быть отнесено к одному походу. Вообще от византийских, да еще несовременных событиям хроник невозможно требовать отчетливого изложения частых, далеких столкновений на арабской границе.

Труднее примирить наш вывод с показаниями Продолжателя Феофана, который относит факт спасения Мануилом императора к третьему походу.

Первый рассказ Продолжателя (р. 112-114, с. 22) излагает какой-то поход Феофила против Ибрахима (Ibrahm), во время которого греческие войска были разбиты Абухазаром (Aboucazar). Сам Феофил с императорской фалангой и двумя тысячами персов с Феофобом во главе спасся на какую-то гору, где и был окружен арабами. Ночью Феофоб придумал хитрость: на горе зажгли огни, затрубили в трубы и т. д. Враги, недоумевая, что это обозначает, отступили и тем самым дали возможность императору спастись. После этого Феофоб, как спаситель Феофила, стал пользоваться его исключительною любовью, и сделан был начальником персов.

Сопоставим теперь с этим рассказом Продолжателя его же 24 главу (р. 116-118), где говорится о следующем. Феофил, выступив с наступлением весны против арабов и будучи ими побежден, оказался вдруг окруженным врагами. Увидев это, его полководец Мануил пробился сквозь неприятельские ряды к императору, уговаривал его бежать, в случае отказа грозил даже смертью и, наконец, схватив за узду его лошадь, спас императора от плена, за что вошел в большую милость у Феофила, который часто называл его своим спасителем.

Для последнего рассказа Продолжателю служил источником Генесий 18, для первого — не он; для 22-й главы источником Продолжателю послужило такое же народное предание, такая же сага, как мы видели раньше при разборе его двойного рассказа о посольстве Иоанна [136] Грамматика. Весь рассказ о спасении Феофила хитростью Феофоба должен казаться весьма сомнительным; он, вероятно, принадлежит к циклу тех преданий о Феофобе, из которых еще и Генесий черпал о нем свои сведения 19.

Мало того, нам кажется, что эти оба рассказа представляют из себя изложение одного и того же факта, а именно спасения Феофила Мануилом, о чем говорят все византийские хроники. Народная же молва только из Мануила сделала Феофоба, который также был очень видным деятелем времени Феофила. Поэтому 22 главу мы не можем рассматривать, как источник для какого-нибудь отдельного похода. Продолжатель вставлял в свою историю заимствования не из Генесия, мало сообразуясь с последовательностью событий, так что далеко не всегда можно быть уверенным, что изложенное им раньше событие действительно случилось раньше его последующих событий.

Глава 23 (р. 114-116) говорит о счастливом походе Феофила на следующий год после похода, описанного в 22 главе (tw d'epionti eniautw). Феофил, победив арабов, торжественно возвратился в столицу. Далее идет анекдот о единоборстве Феодора Кратера с одним из арабских пленных 20.

Известие о счастливом походе Феофила под Тарс и Массису существует и в арабских хрониках; но по их показаниям, в которых мы в данном случае должны видеть истину, поход этот был уже в 831 году, т. е. после спасения Феофила Мануилом, что мы относим к 830 году, т. е. ко времени первого похода.

Но так как это место почерпнуто Продолжателем не у Генесия, который об этом ничего не говорит, то место, занимаемое этим рассказом у Продолжателя, отнюдь не может служить доказательством того, что это событие случилось раньше.

Своими начальными словами tw d'epionti eniautw 23 глава как бы связывается с предыдущей главой, которая, как мы сказали уже выше, есть не что иное, как видоизмененное преданием изложение первого похода; в последнем [137] случае слова tw d'epiwnti eniautw не только не противоречат нашему предположению, но его подтверждают.

Следующее известие о столкновении греков с арабами мы находим в начале 28-й главы. Продолжатель говорит: в следующем году агаряне и Феофил, выступив друг против друга, оставались из обоюдной боязни совершенно в бездействии и возвратились в свои пределы (р. 122).

Это упоминание у Продолжателя находится после посвящения Иоанна в патриархи, что, по нашему убеждению, было 21 апреля 832 года (об этом см. ниже).

Таким образом, для этого похода остаются два возможных, упоминаемых арабами: поход 832 года, когда была осада крепости Лулу, которая сдалась на капитуляцию арабам, и летний поход арабов 833 года, который ограничился тем, что Аббас, сын Мамуна, укрепил Тиану, а сам халиф успел дойти только до Подендуна, где заболел и умер, после чего военные действия прекратились, и преемник Мамуна Мутасим сейчас же после своего вступления на престол приказал уничтожить все возведенные Аббасом в Тиане укрепления.

Если предложить вопрос, который из этих походов более подходит к словам Продолжателя, то это будет, конечно, второй поход 833 года, когда, действительно, арабы выступили, но военных столкновений не имели. И хотя на скудные, неопределенные хронологические указания Продолжателя особенно полагаться нельзя, тем не менее надо сознаться, что его tw d'epionti etei, т. е. после посвящения Иоанна Грамматика, подходит как нельзя более.

Если мы вышеупомянутое известие Продолжателя относим к 833 году, то это позволяет нам определить довольно точно другую очень интересную хронологическую дату, именно: время посольства к Феофилу хазарского кагана Пеха с просьбою о постройке Саркела.

В той же 28-й главе, сразу после сообщения о вышеупомянутом походе, говорится: kata de ton auton kairon o te caganoV CazariaV kai o Pec proV ton autokratora Qeojilon epempon presbeutaV и т. д. Если даже определение kata de ton auton kairon и нельзя считать непременно одним годом с выступлением войска арабов и греков, то все-таки, по нашему мнению, отнесение этого события тоже к 833 году [138] повлечет за собою очень небольшую неточность, а, может быть, будет и верным 21.

Когда было отправлено посольство Иоанна Грамматика?

Как известно, целью этого посольства, кроме обмена пленных, было желание императора вернуть Мануила, что подтверждается показаниями всех византийских хроник, кроме указанного выше анекдотического изложения Продолжателя Феофана.

Византийские источники хронологических указаний не дают. Амартол о времени ничего не говорит (р. 705-706). Генесий говорит, что посольство было отправлено cronou de pollou parippeusantoV kai twn ex Agar taiV nikaiV katorcoumenwn hmwn (р. 62); но это настолько общее указание, что основываться на нем нельзя. Продолжатель Феофана ни в одной из своих редакций указаний на время не дает.

Между тем арабский историк IX века Якуби, излагая события второй войны, т. е. 831 года, говорит:

Мамун отправил своего сына Аббаса, и этот встретится с Феофилом и разбил его... И послал греческий царь Феофил к Мамуну своего приближенного епископа 22....

Вспомним в общих чертах события этого похода. Феофил сделал удачный поход, избил население Тарса и Массисы, после чего возвратился в Константинополь, где имел триумфальный въезд. Услыхав, однако, о приготовлениях Мамуна к походу, Феофил отправляет в Адану посла с обещанием возвратить пятьсот арабских пленных. Это не помогло. Мамун выступил против греков и нанес им ряд поражений. Побежденный Феофил снаряжает тогда упомянутое у Якуби посольство с епископом во главе. [139]

Якуби дает сведения о богатствах епископа: Феофил через него предлагал халифу 100000 динаров и обещал выдать ему 7000 находившихся у него в плену арабов, если только Мамун возвратит за это завоеванные города и крепости и заключит на пять лет перемирие. Мамун не обратил особенного внимания на это посольство и не отвечал даже императору (Jaqubi. II p. 568).

Кто же может быть этот епископ во главе такого богатого посольства, как не Иоанн Грамматик, в то время еще синкелл, одним словом лицо духовное, о богатствах которого так много говорят византийские хроники?

Итак, посольство Иоанна Грамматика прибыло к Мамуну в конце его похода. Это обстоятельство дает возможность определить точнее время прибытия посольства к халифу.

Табари говорит, что Мамун вступил в греческую землю в понедельник 19 числа Джумады I и оставался в ней до половины месяца Ша'бана. 19 число Джумады I соответствовало в этом году 4 июля, а первое число Ша'бана — 13 сентября. Таким образом, поход продолжался с 4 июля по конец сентября. Посольство было отправлено после поражения Феофила уже в конце похода, т. е. в сентябре 831 года.

В Багдаде посольство не было. Между тем Багдад очень смущал историков, потому что Мамун последние годы своего правления в Багдаде не был: время между вторым и третьим походом, т. е. между 831 и 832 годами, он должен был провести в Египте и Дамаске, а между третьим и четвертым, т. е. между 832 и 833 годами, в Салагусе и Ракке.

Вследствие этого посольство Иоанна относили к началу правления Мутасима, который действительно вскоре после своего провозглашения прибыл в Багдад.

Отметим, что армянский историк XII века Вардан относит возвращение Мануила в грекам ко времени до смерти Мамуна, т. е. до 833 года, что также подтверждает наше мнение о годе посольства Иоанна 23. [140]

В Багдаде Продолжателя Феофана, может быть, надо видеть Адану; куда действительно не раз приходили византийские послы. Но вероятнее, Багдад надо всецело отнести к составленному в позднейшее время фантастическому рассказу о посольстве Иоанна Грамматика, о котором вообще ходило много самых необыкновенных рассказов.

Когда был поставлен в патриархи Иоанн Грамматик?

После своего возвращения от халифа Иоанн через некоторое время был избран в патриархи. Амартол (р. 707) и Генесий (р. 75) не дают никаких указаний на время. В хронике Симеона Магистра (р. 635) говорится, что Иоанн сделался патриархом на восьмом году правления Феофила; но мы уже видели выше, насколько ненадежны хронологические данные этой хроники.

Зато Продолжатель Феофана дает на этот раз точную дату: Иоанн был посвящен в патриархи в воскресенье 21 апреля (р. 121). Года у него не обозначено.

В тридцатых годах IX столетия воскресенье на 21 апреля приходилось или в 832 году, или в 838.

Вследствие путаницы с определением времени посольства Иоанна, 832-й год, конечно, казался слишком ранним, а 838-й слишком поздним. Вопрос еще усложнялся тем обстоятельством, что продолжительность времени патриаршества предшественника Иоанна Антония, определяется различно — от 16 до 20 лет 24.

Поэтому появился целый ряд догадок. Муральт, принимая не самое воскресенье, а ночь с субботы на воскресенье, относит посвящение Иоанна в 21 апрелю 837 года 25; Гергенретер ко времени от 834 до 837 года 25; Папарригопуло приблизительно к 833 году 26; Финлей некоторое время спустя после издания эдикта против иконопочитателей, в 832 году 27.

В последнее время де Боор, предположив в дате [141] Продолжателя Феофана ошибку или в дне (вместо hmera prwth нужно читать hmera trith), или в числе (вместо kata thn eikada prwthn читать kata thn eikada ekthn), относит вступление Иоанна на патриарший престол к 21 (26?) апреля 834 года 28, а русский исследователь Иван Андреев к половине 836 года 29.

При нашем же определении времени посольства Иоанна нет никакой нужды менять точную дату Продолжателя Феофана, и воскресенье 21 апреля 832 года является единственным верным определением времени посвящения Иоанна в патриархи 30.

Мало того, у Продолжателя Феофана, в рассказе уже о правлении Михаила III, преемника Феофила, есть очень интересный, подробный, очевидно заимствованный из какого-нибудь хорошего источника рассказ 31 об известном ученом геометре и астрономе Льве, который в царствование Феофила попал ко двору халифа Мамуна (Mamoun) и приобрел там громкую славу своими научными сведениями. Феофил, раньше не ценивший ученых познаний Льва, узнал об этом, отозвал его от Мамуна и, желая почтить ученые заслуги Льва, приказал Иоанну, занимавшему тогда патриарший престол (tou patriarcikou tote qronou antipoioumenon), посвятить его в епископы Фессалоники 32.

Мамун, как известно, умер в 833 году. Но, по словам Продолжателя, Иоанн был патриархом до его смерти. Следовательно, для посвящения Иоанна в патриархи возможна только одна дата — воскресенье 21 апреля 832 года.


Комментарии

1. Weil. Geschichte der Chalifen, B. II, S. 297.

2. См., напр. Hergenrether. Photius, B. I, S. 289. Finlay, History of Greece, ed. Tozer, II p. 154-155 с подробным рассказом о посольстве в Багдад на стр. 207-209.

3. Hirsch. Byz. Studien, S. 348.

4. Paparrhgopoulou. Istoria tou ellhnikou eqnouV. Aqhnai, 1867, III p. 749 и 751. Во втором издании (1886, III p. 677-679) сказано, что Иоанн выступил из Константинополя весною 831 года.

5. Ф. Успенский. Патриарх Иоанн VII Грамматик и Русь-Дромиты у Симеона Магистра в Журн. Мин. Нар. Пр. 1890, ч. 267, с. 9: в этой же статье приведен рассказ на основании Продолжателя Феофана о посольстве Иоанна в Багдад (с. 8-9); этот же рассказ повторен в статье того же автора Константинопольский собор 842 года и Утверждение Православия в Журн. Мин. Нар. Пр. 1891, ч. 273, с. 133-134. Его же. Очерки по истории византийской образованности. С.-Петербург, 1892, стр. 62-64.

6. Недалеко от Хадаса, крепости между Марашем и Мамбиджем. Ramsay, op. c. p. 301.

7. См. Hirsch, Byz. St. 203.

8. Ср. Иван Андреев, Константинопольские патриархи. Сергиев Посад, 1895,с. 200-201: известно, что Иоанн два раза был посылаем на Восток. Автору, по-видимому, оставалась неизвестной работа Гирша «Byzantinische Studien».

9. Hirsch. op. c. S. 342-355.

10. Sym. Mag. p. 632.

11. Tabari, III p. 1103.

12. Нужно читать Kyppy, см. выше при изложении событий.

13. Jaqubi Hist. ed. Houtsma, II p. 567.

14. Tabari, Ш p. 1103: 26 числа мес. Джумады I.

15. Georg. Ham. p.710 = Leo Gr. p. 222 = Sym. Mag. p. 636. Genes p. 61-62. Cont. Theoph. p. 116-118, C. 24. Cedr. II p. 125-126.

16. См. Tabari, III p, 1103: города Маджида, Курра, Сундус, Синан.

17. Gregorii Abulpharagii sive Bar-Hebraei Chronicon Syriacum. ed. Bruns et Kirsch. Lipsiae, 1789, p. 154.

18. Genes. p. 61. Hirsch. Byz. St. S. 200.

19. См. Hirsch. op. c. S. 203-204.

20. См. Hirsch. op. c. S. 204.

21. Построение Саркела относилось ко времени около 837 года. См. В. Г. Васильевский. О построении крепости Саркела (Журн. Мин. Нар. Пр. ч. 265, 1889, с. 273). Эта статья была направлена против попытки отнести построение Саркела к началу X века; см. Ф. Успенский, Византийские владения на северном берегу Черного моря в IX и X веках (Киевская Старина, май—июнь, 1889; есть и отдельное издание, Киев, 1889). Его же. О миражах, открытых В. Г. Васильевским. (Журн. Мин. Нар. Пр. ч. 266, 1889, с. 550 и 555). В. Васильевский. Ответ на статью Ф. И. Успенского (ibidem, ч. 266, 1889, с. 555-557).

22. Jequbi, Hist. II p. 568.

23. Всеобщая История Вардана Великого. Перевел Н. Эмин. Москва. 1861, с. 101.

24. Le Quien. Oriens Chriatianus, I p. 243.

25. Muralt. Essai de Chron. Byz. p. 417.

26. Hergenrother, Photius, I S. 291.

27. Paparrhgopoulou. Istoria tou ellhnikou eqnouV, III, p. 764 (1-е изд.), р. 690 (2-ое изд.).

28. Finlay. History of Greece, ed. Tozer. II p. 148-149.

29. De Boor, Der Angriff der Rhos auf Byzanz в Byzantinische Zeitschrift. B. IV (1895), S. 454.

30. Иван Андреев, Константинопольские патриархи от времени Халкидонского собора до Фотия. Выпуск первый. Сергиев посад, 1895, с. 201-202.

31. Эту дату оставил еще и Le Quien, Or. Chr. I p. 243-244.

32. См. Hirsch, Byz. St. St. 216: auf guter Kunde beruht.

33. Theoph. Cont. p. 185-191, C. 27. Cedr. II p. 165-170.

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2023  All Rights Reserved.