Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Приведенная нами опись всех рукописных материалов, хранившихся в портфелях Миллера, представляет интерес по распределению этих материалов на рубрики. Распределение это не сохранилось в позднейшем распорядке портфелей, и самая нумерация, принятая в настоящем реестре, значительно изменилась; лишь в немногих случаях позднейшая нумерация, вообще крайне неправильная и произвольная, совпадает со старою.

Все 11 реестров отправлены были на усмотрение [56] императрицы, которая настолько заинтересовалась некоторыми из принадлежавших Миллеру рукописей, что приказала выслать копии с них к себе в Петербург. Гр. Остерман отношением от 5-го апреля 1784 года известил об этом Архив, при чем представил список рукописей, копии с которых пожелала иметь императрица. Большинство из этих рукописей содержали летописные и исторические статьи, выписки из старых летописцев и известия об отдельных событиях русской истории (избрание на царство Михаила Федоровича Романова, стрелецкий бунт и др.). Сверх того потребовано было выслать материалы к сочинению истории имп. Екатерины II в 4 частях (№№ 137-140 по вышеприведенному реестру) 27. В конце мая отправлены были в Петербург копии с шести рукописей из числа потребованных императрицей (№№ 16, 53, 56, 57, 70 и 79) 28. Следующие отправки происходили 7 июня, когда послано было еще четыре нумера (№№ 6, 54, 55 и 58) 29. 21 июня послано было два портфеля (№№ 17 и 51) 30. Отправляя 2-го июля портфели, заключающие в себе материалы по истории царствования имп. Екатерины, М. Соколовский писал, что они содержат почти исключительно печатные указы и ведомости, но что «собственного сочинения г. Миллера нет ни единого листа» 31. Все упомянутые портфели отправляемы были в копиях, с приложением к ним реестров их содержания. 17 декабря отправлены были в Коллегию Иностр. Дел 3 портфеля под №№ 141, 142 и 143, содержащие «примечания на разных авторов сочинения касательно России». В приложенном к ним реестре обозначено, почему тот или другой из входивших в них документов не послан; главной причиной того было то, что он уже напечатан 32.

После того высылка в Петербург документов из собрания Миллера прекращается; только в конце следующего [57] 1785 года, по требованию графа А. Безбородко, отправлено было к нему два портфеля под №№ 253 и 254, заключавшие в себе «дела до адмирала графа Остермана касающиеся» 33 Граф Ив. Гр. Чернышев в феврале того же года потребовал, чтобы ему возвращен был перевод с немецкого сочинения Миллера «Nachrichten von den neuesten Schiff-fahrten am Eys-Meere und in der Kamtschatkischen See» 34; перевод этот сделан был в Петербурге и рукопись его принадлежала Адмиралтейской Коллегии, президентом которой состоял Чернышев 35.

В предыдущих строках мы задались целью проследить в кратких чертах процесс пополнения печатными книгами оставленной Миллером библиотеки и судьбу его портфелей два-три года спустя после его смерти. Интерес к приобретенной Моск. Архивом богатой коллекции книг и рукописей историографа, выразившийся и в заботах правительства о покупке ее, и в высылке некоторых портфелей в Петербург на усмотрение самой императрицы, и в составлении подробной описи всему собранно Миллера, стал постепенно падать. Оставаясь в Моск. Архиве, библиотека и портфели Миллера не послужили исследователям русской старины богатым материалом, из которого они могли бы черпать новые научные сведения; разработка этого материала, хотя и не всесторонняя, была предоставлена будущим поколениям историков, и самое существование Миллеровой коллекции было на время почти позабыто в ученых сферах. Так, в 1830 году академик Гамель говорил, что он «отыскал» в Моск. Архиве множество рукописей Миллера. При каких обстоятельствах высказано это было Гамелем и по какому поводу, покажет дальнейшее изложение судьбы знаменитых портфелей Миллера.

Недолго спустя после посещения Москвы Александром Гумбольдтом, 25 февраля 1830 года, вице-канцлер гр. [58] Нессельроде сообщил управляющему Московским Архивом А. Ф. Малиновскому письмо министра народного просвещения кн. Ливена от 4 февраля, в котором согласно ходатайству президента Академии Наук Уварова указывалось на то, что академик Гамель, сопровождавший Гумбольдта при его посещении Моск. Архива, «отыскал в оном множество рукописей знаменитого Миллера, частью к учиненному путешествию его по Сибири, частью к истории Академии (Наук) относящихся, что по имеющимся в Академии сведениям число сих рукописей простирается до 200 портфелей материалов и 26 квартантов переписок и выписок, что непременный секретарь Академии при сем случае изъяснил, что в Архиве Конференцни Академии находятся весьма не полные отрывки помянутой истории, писанные рукой покойного Миллера, по коим видно, что Миллеру во время бытности его в Москве официально поручена была редакция истории Академии, для чего протоколы и акты были по временам к нему туда пересылаемы, и что от сего вероятно и произошло, что разных протоколов первых годов со времени учреждения Академии или вовсе не имеется в Архиве Конферянцни, или токмо в червовых списках». В виду этого министр просил передать в Академию все относящиеся к ее истории портфели Миллера. Вице-канцлер, «находя совершенно справедливым исполнить желание Академии Наук, требующей возвращения принадлежащих собственно ей бумаг», предписывал Малиновскому отобрать и выслать в Петербург все рукописи, относящиеся к путешествию Миллера по Сибири и к истории Академии Наук 36. Это требование, основанное на несправедливом убеждении в том, что Архив Конференции, которым тогда никто не занимался, обладает лишь отрывочными сведениями по истории Академии, и что Миллер, воспользовавшись рукописями этого Архива, не возвратил их 37, повергло Малиновского в смущение и негодование. Повинуясь предписанию гр. Нессельроде, он извещал его 15 апреля 1830 г. об [59] отправке в Петербург 19 портфелей Миллера с подробным их реестром и обещал заняться пересмотром других рукописей. Но при этом он присовокуплял, что «пятидесятилетняя его служба приучила его дорожить вверенными ему бумагами и считать Архив — российской энциклопедией, где сосредоточиваются все отрасли государственная управления, не исключая и свободных наук»; поэтому он просил, во-первых — оставить в Моск. Архиве по одному экземпляру тех бумаг, которые окажутся вдвойне, и во-вторых — списки Сибирских актов, уже напечатанных в Собрании Государственных Грамот и Договоров, равно исторические сведения, собранные Миллером, и вообще все бумаги, не относящаяся собственно до Академии, также оставить в Архиве. «Простите, ваше сиятельство, пристрастие к Архиву семидесятилетнего старика», прибавлял Малиновский; «я не мог равнодушно прочесть употребленного г. Гамелем выражения, будто он отыскал требуемые Академией портфели. Он воспользовался мнимым своим отысканием тогда, как я при нем показывал посетившему Архив г. Гумбольдту разные бумаги, имеющие отношение к учености, и особенно к минералогии и геогностике. Сделайте милость, ваше сиятельство, удостойте сказать мимоходом его светл. г. министру народная просвещения, что Миллеровы бумаги хранились у чиновников ваших, знающих цену оным; всякий, кому показываются хранящиеся в Архиве бумаги, не менее г. Гамеля легко отыщет замеченное. Убеждаю вас сею просьбою для того, чтоб кн. Ливен не счел и меня за невежду, а сие предосудительно будет для всего Московская университета, потому что я — член всех ученых обществ оного» 38.

Вице-канцлер письмом от 26 марта 1831 г. разрешил Малиновскому сделать те ограничения при отсылке портфелей, о которых он просил, и вместе с тем приказал продолжать разбор бумаг Миллера, которые требовала Академия. В апреле 1831 г. Малиновский извещал гр. Нессельроде, что он собрал до 60 портфелей, подлежащих отсылке в [60] Петербург; из них в мае того же года он послал 25, в октябре — 33, в ноябре еще 18. «К прежннм 72 (77?) портфелям», писал он графу Нессельроде 3 ноября 1831 г.., «посылаю восемнадцать... Сие четвертое отправление есть уже последнее, и чрез то исполнено в точности Высочайшее повеление, объявленное мне Вашим Сиятельством от 26 марта сего года» 39.

Итак, всего отправлено было в Петербург 95 портфелей. При этом следует заметит, что подробные описи их, о которых извещал Малиновский при каждой новой отправке, не сохранились в Моск. Главном Архиве Мин. Ин. Дел, кроме тех, который были составлены к первым 19 портфелям; описи эти находятся в Архиве Академии Наук. Благодаря любезному содействию С. Петербургского Главного Архива М. И. Д., мы теперь обладаем копиями с них. Приводим их in extenso.


Комментарии

27. М. Гл. А. М. И. Д. Входящие и исходящие дела 1784 г., лл. 132-134.

28. Ibid., лл. 228-230.

29. Ibid., л. 249.

30. Ibid., л. 259.

31. Ibid., л. 264.

32. Ibid., лл. 472-476.

33. М. Гл. А. М. И. Д. Входящие и исходящие дела 1785 г., лл. 293-301.

34. Напечатано в IV т. Sammlung Russischer Geschichte и по-русски – в Ежемесячн. Сочинениях за 1758 год.

35. М. Гл. А. М. И. Д. Входящие и исходящие дела 1785 г., лл. 39 и 40.

36. М. Гл. А. М. И. Д. Входящие и исходящие дела 1830 г., л. 377.

37. См. Пекарский История Ак. Н., т. I, стр. 401.

38. М. Гл. А. М. И. Д. Входящие и исходящие дела 1830 г., л. 566.

39. М. Гл. А. М. И. Д. Входящие и исходящие дела 1831 года.

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.