Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

От Коломны до Ульяниновой считается по прежней верстовой росписи

32

по нынешней

34

От Ульяниновой до Островцов

38

по прежней (в рукописи описка; должно быть «по нынешней». – Ред.) росписи

39

От Островцов до Москвы по прежней росписи

25

по нынешней

27

 

Итого: 95-100 верст

Дабы не иметь никакой остановки, ниже привязанности к почтовым станам, чтоб можно свободно было остановиться, где захочется, или и переночевать, где вовсе перемены нет лошадям, нанял я в Коломне непеременных до Москвы лошадей и порядком дешевле указных прогонов. В сей дистанции паче всего примечания требует село Бронницы для имеющагося там казеннаго конскаго заводу и приписаннаго к оному заводу дистрикта. Сие село лежит на правом берегу Москвы-реки при большой дороге в 14 верстах от Ульяниновой, а от Коломны в 48 верстах. Конюшня устроена в четырех каменных палатах на 300 лошадей, которое число не всегда в полном количестве. Жеребцы разных пород держатся в стойлах, а кобылы ходят по окололежащим лугам, на коих и сено косят с великим изобилием. По четвертому году лошади посылаются в Пахрино-такой же конской завод при реке Пахре в 30 верстах от Бронниц,-где им чинится разбор для предбудущаго употребления. Начало сего завода неизвестно. Говорят, будто от князя Меншикова. Правда, что князь Меншиков оным владел, но первое учреждение конских заводов в России должно приписать царю Алексею Михайловичу, о коем известно, что хороших коней чрезмерно любил, почему, вероятно, кажется, что как Бронницы, так и Пахрино от сего государя состроены 13. Каменныя конюшни в Бронницах [233] построены во время государствования императрицы Елисаветы Петровны. Над заводом управитель из штаб-офицеров, зависит от Московской конюшенной канторы.

При заводе всякую работу исправляют жители села Бронниц и прочих ко оному приписанных сел и деревень крестьяне, по последней ревизии из 1047 душ состоящие. В Бронницах две церькви каменные: 1) Михаила Архангела, 2) Ивана Милостиваго с приделом Николая Чудотворца. Прочие к Бронницам приписные села называются Велино да Борщево, окроме двух деревень- Морозовой и Колупаевой, из коих последняя лежит за рекою Москвою, но все от села Бронницы не в дальном разстоянии. К сему заводу принадлежала прежде и Гвоздинская волость Московскаго уезда, рекою же от Бронниц отдаленная, но сие назад тому несколько лет отменено.

В Бронницах я ночевал. Оттуда в 6 верстах следует село Кривцы, при реке же Москве лежащее, коим Коломенской уезд граничит с Московским.

От Кривцов в 19 верстах есть чрез реку Москву мост, из плоченных бревен сделанной (по здешнему: живой мост), с названием Боровицкой, чаятельно, для того, что в давныя годы был около сего места при реке Москве бор или лес, коего ныне уже следов нет. Оной так сделан, что для проезжающих стругов ярус бревен вынимают и опять сплачивают. Сим мостом переехал я через реку Москву. Оттуда лежит дорога в разстоянии от мосту в 5 верстах к шереметевской деревне Островцам, где есть почтовый стан. Но я, желая видеть находящуюся выше моста в версте ломку белаго камня, употребляемаго в Москве на строение, велел туды меня повесть, и оттуда прямо к Москве. Белой камень ломается по обоим берегам реки Москвы при двух селах- Верхняго и Нижняго Мячкова, коих жители за свою собственность оной почитают и никому иному добывать не дозволяют, почему и называется мячковским. Село Верхнее Мячково лежит на левой стороне, а Нижнее на правой, не на самых берегах, но в небольшой от оных отдаленности, один от другаго в виду. Камень сей из числа известных способен к добыванию и тесанию. В земле он бывает несколько мягок, а от воздуха крепнет. Верхняго слоя камень крепчае нижняго, но от воздуха разседается и за тем в дело негоден. Он же желтоват и известных частиц в нем мало. Из прямаго белаго выходят большия камни на могилы, а употребляемыя на строение бывают длиною в три четверти и в аршин, шириною и толщиною в четверть и в шесть вершков, меньшия куски употребляются в бут и в известь, которая сжигается там же. Фигурных и окаменелых вещей в камнях сказывают, что никаких нет. Для избежания замешательства в именах напоминается, что есть и другое село Мячково не в дальном разстоянии от Коломны, но при оном каменной ломки не имеется.

Когда я хотел от Мячкова прямым путем ехать в Москву, то извощики сказали, что, хотя и есть прямая дорога, по которой возят в город камень, но она тесна и коляскою проехать не можно; посему я принужден был [234] возвратиться к мосту, откуда ехал мимо Островцов и, не занимая Кусково, мимо Вешняковой, его же сиятельства графа Шереметева по имеющейся в ней каскаде достопамятной деревне, и по-прежнему чрез государевы деревни Карачарово и Хохловку приехал назад в Москву 15 июня около полудни во всем благополучно.

2. Описание Коломны 14

Коломна — город Московской губернии, расположен на правом берегу реки Москвы почти в 5 верстах от ее впадения в Оку; причина названию, равно как и возраст города, неизвестны. Когда утверждают, что маленькая речка Коломенка, впадающая у города в Москву, возможно, и передала ему свое имя, то представляется, что Коломенка не могла иметь оное до основания города, следовательно, река получила название от города, а не город от реки. Существует также род судов, назывемых «коломенки», посредством которых на реке ведется торговля. Имя свое они, вероятно, носят по причине той, что изначально и преимущественно их строили в Коломенском уезде, как и поныне заведено в Дединове, хотя впоследствии строительство их и употребление распространилось по всей России, вплоть до Сибири. Труднее объяснить, отчего местность в Петербурге называется Коломна. Я справлялся о сем, но удовлетворительного объяснения не получил. Хотя литовские историографы числят среди предков своих прежних великих князей итальянский дом Колонна, от коего некоторые выводят и название города Коломна, то такое пустое, ничем не доказуемое измышление не заслуживает уважения.

Когда и кем был основан город, о том в русских летописях ничего не находим. Первое упоминание о нем имеется под 1234 годом при описании нашествия татар на Русь 15. 1 сентября Коломна была взята ими приступом, разорена и сожжена. В 1353 г. в Коломне уже был епископ по имени Афанасий. С тех пор и по сей день в Коломне свой епископ, кроме тех лет, когда епископство преобразовывалось в архиепископство, как то обыкновенно происходило. В 1364 г. в Коломне, как и во многих иных местах, свирепствовало моровое поветрие, отчего умерло много людей.

В сем городе в 1365 г. великий князь Димитрий Иванович, получивший впоследствии прозвание Донской, вступил в брак с Евдокией, дочерью великого князя суздальского Димитрия Константиновича.

Коломенские рати упомянуты под 1369 г. вместе с московскими и дмитровскими, кои бились на стороне великого князя Димитрия Ивановича против великого князя литовского Ольгерда. Князь Владимир Андреевич, племянник великого князя Димитрия Ивановича Донского, в 1374 г. повелел выстроить в Серпухове деревянный замок; при сем летописец заметил, что случилось это в вотчине князя, Московской земле и Коломенской. Из сего, однако, нельзя еще заключить, что Москва и Коломна принадлежали князю Владимиру Андреевичу. В разных публикованных духовных грамотах великого князя Димитрия Ивановича видим, что Коломна не [235] только никогда не передавалась в удел, но, паче того, в завещании города великим князем старшему сыну, Василию Димитриевичу, содержалось намерение сохранить оный как великокняжескую вотчину.

На сей земле, и особенно в долине речки Северки, собирались ратники для отражения частых набегов татар. Свидетельством тому являются известия о походе великого князя Димитрия Ивановича Донского на татарского хана Мамая. Было то в 1380 г. Поход и победное возвращение проходили через Коломну (Далее зачеркнуто: Тогда, в 1380 году, тамошний епископ звался Герасим. Он упомянут при описании похода и, пространнее, победного возвращения князя, прибывшего в Коломну 21 сентября и расположившегося здесь на несколько дней. — Ред.).

В 1382 г. (В рукописи ошибочно: 1383 г. — Ред.) хан Тохтамыш совершил свой ужасный набег на Русь. Особенно претерпела Коломна при его отходе (Далее зачеркнуто: Епископ Герасим спасся бегством в Новгород. — Ред.). Другое нападение, к которому жители совсем не были готовы, приключилось от князя Олега Рязанского в 1385 году. Великий князь (Далее зачеркнуто: бывший тоща в затруднении. — Ред.) в замирении с рязанским князем прибег к помощи знаменитого настоятеля Сергия (Далее зачеркнуто: Сей поступок новгородцы сочли призрения достойным и отказались платить великому князю дань. Весной 1386 г. Коломна получила нового епископа — архимандрита владимирскою Павла, после смерти за год до того Герасима. — Ред.). В 1398 г. великий князь Василий Димитриевич находился в Коломне, когда великий князь литовский Витовт (польские повествователи называют его Витольд) вел войну с Рязанским княжеством. Дочь Витовта, София, была женой Василия Димитриевича. Витовт посетил его в Коломне, был радушно принят и щедро одарен (Далее зачеркнуто: С преосвященным собором русского духовенства 1401 г. в Москве связано упоминание епископа коломенского Григория, преставившегося в 1405 г. Ему наследовал в 1406 г. епископ Илларион, а оному в 1409 г. — епископ Амвросии. В 1449 г. при описании поставлена в митрополиты Ионы находим на сем месте епископа Варлаама, а в 1461 г. его сменил Геронтий. Оный в 1473 г. стал московским митрополитом. Место его занял епископ Никита, который умер в 1480 г. и имел преемника игумена Пафнутиева монастыря Герасима Смердкова. Оный умер в 1489 г. На его место в 1490 г. пришел игумен Угрешского монастыря Авраамий, в 1502 г. скончавшийся, после чего епископом стал Никон, игумен Павловой пустыни. — Ред.).

В 1423 г. великий князь Василий Димитриевич снова был в Коломне, в то время как его супруга навещала отца в Смоленске.

В междоусобную войну великого князя Василия Васильевича с дядей, князем Юрием Димитриевичем, к 1433 г. под властью великого князя ничего более не оставалось, кроме сего города. Но только обстоятельства переменились, и Василий вновь получил великое княжение. Коломна же, напротив, на малое время была назначена местом заточения сына князя Юрия, который в 1446 г. отомстил за то великому князю жестоким способом, оставившим последнему прозвище Темный 16.

Великое несчастье постигло Коломну в 1439 г., ибо хан Махмет 17, [236] подступив к Москве и не достигнув чаемого, по возвращении обрушил всю злобу на беззащитную округу. Город был сожжен, а большинство жителей вырезано.

Во время татарского нашествия 1480 г., когда река Угра отделяла неприятеля от Русских дружин, великий князь Иван Васильевич с 23 июля по 30 сентября находился в Коломне.

* * *

Последний раз Коломна подверглась вражескому нападению в июле 1523 г. Свирепые орды стеклись от берегов Волги и из Крыма, застали врасплох несчастных жителей сей местности и увели с собою множество пленных. Дабы уберечь Коломну от подобного разорения в будущем, великий князь Василий Иванович в 1525 г. повелел окружить часть города каменной стеной. Оное событие в наше время ложное толкование получило, будто бы именно тогда заложен был город Коломна. О сем можно прочесть в топографических известиях, напечатанных в 1771 г. обеими Академиями наук на русском языке 18. Виной сему недоразумению послужило двойное значение слова «город». Желая знать возраст города, получают ответ о возрасте каменной крепости (Далее зачеркнуто: Она воздвигнута в августе 1530 г. — Ред.). С тех пор Коломна более не подвергалась нападениям неприятеля. Последующее описание раскроет нынешнее состояние города.

Окруженная каменной стеной часть города Коломны первой встает на пути, как только переезжаем мост через Коломенку. Дорога идет за ворота под башней-стрельней по узким, темным улицам, к неудобству которых должно привыкнуть, затем чтобы находить оные хотя бы по малой части сносными. Стена не имеет правильного очертания, но размеры пространства, заключенного в ней, предупреждая вопросы, следует указать. Длина стены 980, а ширина 815 саженей. Стена примечательна обилием башен, однако, помимо того, не обведена ни валом, ни рвом. Внутри стоят 5 каменных церквей: 1) Соборная церковь Успения Пресвятой Богородицы, 2) Тихвинской Богородицы, тоже соборная, для зимних служб, 3) Воскресения Христова с приделами Космы и Дамиана, 4) Николая Чудотворца с приделами Пресвятой Богородицы и Всех Скорбящих, 5) Воздвижения Креста Господня с приделом Николая Чудотворца.

Подле первой соборной церкви отстроены архиерейские палаты, сгоревшие два года назад. Там имеется еще одна каменная церковь Живоначальной Троицы. Далее, в пределах крепостной стены расположен небольшой женский монастырь — Брусенской, с одной каменной церковью Успения Пресвятой Богородицы и двумя приделами: Казанской Богородицы и Иоанна Златоуста. За стеной, в предместьях, насчитывают 9 каменных и 2 деревянные церкви, а именно, каменные: 1) Архангела Михаила с приделом Трех Святителей, 2) Иоанна Богослова с приделом Иоанна Воина, 3) Покрова Пресвятой Богородцы с приделом Григория Богослова, [237] 4) Воскресения Христова с двумя приделами — Иоанна Богослова и Николая Чудотворца, 5) Рождества Христова, 6) Воздвижения честного креста с приделом Великомученика Никиты, 7) Богоявления Господня, при которой стоит старая деревянная церковь, 8) Симеона Богоприимца и Анны Пророчицы, 9) Вознесения Господня с приделом Великомученицы Екатерины; деревянные: 1) Алексея, Человека Божия, с приделом Великомученицы Параскевии, нареченной Пятницы, 2) Симеона Столпника. Сверх того, имеется мужской Спасский монастырь с тремя каменными церквями: 1) Преображения Господня, 2) Происхождения Честных Дев, 3) надвратной — Спаса Нерукотворного Образа.

Вот список архиереев, возглавлявших Коломенскую епархию, начиная с самых ранних известий:

1353 г.

Афанасий

1502 г.

Митрофан

1380 г.

Герасим

1520 г.

Тихон

1383 г.

Павел

1525 г.

Вассиан, при коем была возведена каменная церковь

1401 г.

Григорий, ум. в 1405 г .

 

 

1406 г.

Илларион, ум. в 1409 г.

1542 г.

Феодосий

-

Иоанн

1560 г.

Герасим

1419 г.

Амвросий

1564 г.

Варлаам

1449 г.

Варлаам

1565 г.

Иосиф

1461 г.

Геронтий, ставший в 1473 г. московским митрополитом

1572 г.

Давид

 

 

1581 г.

Иов, позже патриарх

1473 г.

Никита, ум. в 1480 г.

1588 г.

Иосиф

1481 г.

Герасим Смердков, ум. в 1489 г.

1617 г.

Рафаил

 

 

1643 г.

Александр

1490 г.

Авраам, ум. в 1502 г.

1657 г.

Павел

1502 г.

Никон

1667 г.

Михаил

Митрополиты

1672 г.

Иосиф, велел построить соборную церковь, возведение которой завершено его преемником

1676 г.

Павел

1719 г.

Иоаникий, греческий митрополит, писался пред тем ставропольким

1682 г.

Никита

 

 

1705 г.

Антоний

 

 

Архиереи в последние годы

1724 г.

Варлаам, позже астраханский архиерей

1755 г.

Порфирий, позже митрополит белгородский 1763 г.

1731 г.

Вениамин, ум. в 1740 г.

1763 г.

Феодор, в заслугу оному следует поставить новый иконостас тонкой работы и колокол весом 800 пудов для соборной церкви

1740 г.

Киприан

 

1741 г.

Сава, велел крыть соборную церковь железом

 

1749 г.

Гавриил Кременецкий, позже митрополит казанский

 

Поскольку архиереи и митрополиты в России именуются не только по главному городу епархии, но и по одному из прочих, стоящих под его духовным надзором, то здешний архиерей носит титул Коломенского и Каширского; к епархии оного принадлежат 900 церквей. Перед [238] конфискацией церковных имений он пользовался доходами с 2796 душ мужского пола. И теперь еще прислуга его состоит из 46 человек.

Главой города является воевода, коллежский советник, имеющий себе в помощь асессора. Канцелярскими делами заправляет секретарь с 13 канцеляристами. Подпоручик с 29 унтер-офицерами и солдатами служат при канцелярии для охраны и посылок. Здесь находятся зимние квартиры Невского пехотного полка, его лазарет и каменный полковой сарай. Городская канцелярия помещается в довольно невзрачном деревянном доме.

В городе, включая посад, 11 кабаков и столько же в округе. Винные откупа составляют нынче до 31 600 рублей, но при подновлении кабаков могут заметно возрасти.

Улицы в пределах крепостной стены очень узки. На посаде просторнее. Всего в городе 30 каменных и 757 деревянных домов. Жители — большею частью купцы или причисляемые к оному сословию. Делятся они на 3 гильдии:

1-я состоит из 17,

2-я — из 192,

3-я — из 406 душ,

Всего 615 душ.

Среди них, однако, не следует искать мелких торговцев и ремесленников, кои носят общее именование мещане, или горожане, и платят подушные деньги; купцы, напротив, того, платят подати по размеру торгового капитала (Далее зачеркнуто: Сюда относят еще 98 душ, работающих на фабриках. — Ред.).

Справедливо удивление малому числу тамошних ремесленников, которое, однако, соразмерно потребностям, ибо большинство готовых изделий приходит из Москвы, или же сложные работы доделываются в Москве. Лишь кузнецы имеют свой повседневный заработок. Их здесь 39 душ. Прочих ремесленников, напротив того, менее 30:

слесарей — 3,

сапожников — 7,

портных — 4,

подмастерий — 15 (Далее зачеркнуто: Понеже через Коломну проходит лишь единственная большая дорога из Москвы в Рязань, то представляется чрезмерным устройство тут 2 слобод из 445 ямщиков. Помимо Коломны в уезде больше нет ямщиков. По последней ревизии 1764 г. в Коломне и уезде числится... (пропуск в тексте. — Ред.) душ, выплачивающих подушные деньги. — Ред.)

Чума 1771 г. не причинила сей местности большого урона. В Коломне умерло 59, а в Москве коломенских жителей — 37 человек. В ямщицких слободах было не более 5 умерших. Среди них — 2 мужчин, 2 женщины и 1 ребенок, все из одной семьи, целиком вымершей.

В Коломне не заведены ярмарки, но дважды в неделю бывают базары — в понедельник и четверг, куда крестьяне привозят для продажи излишки зерна, хмель и разную ручную работу. Небольших деревянных лавок здешних торговцев насчитывают до 370. Из оных в недавнее время сгорело от пожара 277, но вскоре были отстроены заново. В них можно найти много всякого шелкового тканья, сукно, холсты, сатин, китайку, кумач, стеклянную посуду, фарфор, скобяные товары, сахар, пряности, [239] фрукты, воск, мед, свечи и т.д. Пусть не все товары отменного сорта, но вполне пригоды к здешнему употреблению. Есть также погреба с несколькими скверными сортами иноземных вин.

Первейшее пропитание городу издавна давала торговля скотом, которая и поныне существует. Летом скототорговцы едут на Дон и в Малороссию, откуда под осень пригоняют в Коломну до 16 000 голов скота, забивают его в огромной бойне за городом, засаливают мясо, вытапливают жир и переправляют то и другое для продажи в Москву и Петербург. Считается, что ежегодно 35 000 и более пудов жира приходит в Петербург; шкуры идут на выделывание юфти. Становится тогда понятно, коим образом торговцы могут вместе с тем быть держателями боен, а держатели боен — торговцами. Через сие предприятие они до того обогащаются, что становятся во главе горожан ратманами, бургомистрами. В бытность мою здесь дюжий мясник, муж, однако, здравого рассудка, носил звание первого бургомистра. Только поварское искусство, которое в Германии привязано к ремеслу мясника, у них не заведено.

Торговля здешних жителей ведется старинным путем, по которому они ездят с товаром на ярмарки разных городов и с зерном в Астрахань, а оттуда они привозят рыбу и икру. Строительство стругов в Дединове и судоходство по рекам кормит многих людей.

Новыми предприятиями жителей Коломны, посредством которых многие заметно разбогатели, являются мануфактуры и фабрики, последние 30 лет здесь, как и всюду, процветающие. Имеется одна суконная фабрика в 17 станов, где выделывают сукна разного сорта и цвета, большею частью, однако, для обмундирования армии, и скверную каразею для подкладки. Фабрика поставляет ежегодно 300 и более кусков сукна на мундиры и в основном тонкого, из неокрашенной шерсти, в каждом куске 27 аршин. Каразеи — до 200 кусков, каждый в 60 аршин. Шерстяное сукно продают в Тамбов и в малороссийские города. На трех полотняных фабриках на 71 стане ткут парусину и сукна подобного сорта до 2000 кусков, каждый в 50 аршин.

Кумач, благодаря более стойкой окраске предпочитаемый персидскому, фабрика производит до 12 550 кусков, каждый по 8 аршин. На 5 станах делают на китайский манер китайку темно-синего цвета, до 1830 кусков, каждый по 7 аршин. На 22 станах двух фабрик приготовляют всякого рода шелка, сукна, кружева, для чего ежегодно употребляют около 66 пудов персидского и китайского шелка. Сбывают товар частью здесь, частью в Риге, частью же в малороссийских городах. Набойные фабрики, делающие ситцы, ситцевые платки, набойку и хлопчатую бумагу, не оправдывают издержек, ибо мода изменчива и не дает возможости рассчитывать на постоянную прибыль. Больший доход приносят 15 кожевенных заводов, где выделывается столь же отменная юфть, как и в Ярославле, всегда находящая сбыт в Москве и Петербурге. Столь же прибыльны и 14 солодовенных заводов, на которых вываривают около 30 000 четвертей ржаного и ячменного солода для продажи на горшечный и изразцовый [240] промыслы, а также на кирпичные заводы, во множестве имеющиеся близ города. При сем следует заметить, что здешняя природа, равно как почти повсеместно в Московской провинции, богата горшечной глиной, употреблять которую можно было бы с большей выгодой и к общему благу.

Население Коломны и уезда, положенное в подушный оклад, по ревизии 1764 года состояло из 68 284 душ мужского пола. (В будущую ревизию 1782 года явится, насколько возросло население.) Из них, согласно находящейся в Московской губернской канцелярии ведомости:

Удельных, принадлежащих императрице

2280

Дворцовых имений

1085

Бывших духовных имений, управляемых Коллегией экономии

10 387

Конфискованных и заложенных в Дворянском банке вотчин

219

Помещичьих вотчин

51 846

Сюда относят также купечество, заводчиков, ямщиков. Все податное население состоит из 68 284 душ. Казенный сбор с оного исчисляется в 160 000 рублей, из коих 751 руб. 80 коп. платят 1423 раскольника обоего пола, объявившие о своем нерасположении к церкви.

Но поскольку с означенной ведомостью заметно расходится другая, полученная мною в городской канцелярии Коломны, то я и привожу ее здесь равным образом. Она более согласна с нынешним состоянием, хотя также подвергнута некоторым исправлениям. В городе и в уезде число душ:

Купечества первой гильдии

19

 

Купечества второй гильдии

167

 

Купечества третьей гильдии

574

 

Мещан

1205

 

Семигривенных 19

65 595

 

Состоящих не в окладе ямщиков

445

 

Сокольих помытчиков

3

 

 

[Всего:] 68 008

душ

С них сбор:

Подушных

40 851

рублей

С экономических крестьян оброчных

20 766

 

Отписных вотчин оброчных

546

 

С фабрик

188

 

С раскольников за раскол

879

[руб.] 80 коп.

С купечества капитальных

4 464

[руб.] 15 коп.

Питейных

31 600

[руб.]

Неокладных сборов

19 217

[руб.] 20 1/4 [коп.]

От торговой бани

24

[руб.] 1 [коп.]

 

Всего 118 536

руб. 16¼ коп.

Расстояние от Коломны до близлежащих городов:

Москва — между 90 и 100, среднее число

95

верст

Зарайск

35

 

Переславль-Рязанский

90

 

Кашира

40

 

Серпухов

90

 

Владимир

180

[241]

3. Поездка в Троицкой Сергиев монастырь, в Александрову слободу и Переславль-Залесской 20

Почувствовав от первой моей поездки в Коломну некоторое в здоровье облехчение, разсудилось мне без дальняго отлагательства вступить во вторую поездку, которую я к Троицкому Сергееву монастырю возприял и 2-го числа июля начал.

Целой час почти прошел, пока из моего дому прибыл я на тот край города, где ведущая к Троицкому монастырю большая дорога при учрежденной там заставе начало свое имеет. Отсюда считаются и версты, кои по всей дороге на вновь поставленных столбах означены.

Село Алексеевское — первое примечания достойное место по сей дороге, разстоянием от заставы в пяти верстах. Здесь находятся остатки прежде бывшаго деревянного царскаго дворца, во многих комнатах состоявшаго, где государь царь Алексей Михайлович иногда имел пребывание, а особливо, когда ездил молиться в Троицкий монастырь, на возвратном своем пути обыкновенно тут делал приуготовления для въезду в город. Две большие каменные церкви придают сему месту прекрасный вид. Деревня Алексеевка, из 30 дворов крестьянских состоящая, отделяется от дворца маленькою речкою, которая течет в Яузу. Как село, так и дворец состоят под ведением Дворцовой канцелярии.

Ростокино — село в 5 верстах от Алексеевскаго, принадлежит равным образом к дворцовым волостям. Разныя источники реки Яузы, во сем месте протекающия, подали повод к сему наименованию.

Малыя и Большия Мытищи лежат: первое в трех верстах от Ростокина, второе, в коем есть церьковь, в 4 верстах от перваго. Оба состоят под ведением Дворцовой канцелярии. Здесь переезжают последний рукав реки Яузы, о коем в сем описании более упомянуто не будет. Большия Мытищи — разстоянием в 17 верстах от Москвы.

Клязьма — река, довольно знатная и весьма тихое течение имеющая, выходя от запада и протекая в юго-восточную сторону мимо города Володимера, впадает потом в Оку. Разстояние ее от Больших Мытищ 6 верст, шириною она здесь около 10 сажень. На полуденном берегу Клязьмы лежит деревня Тарасова, под ведением Коллегии экономии.

Пушкино — село економическое, содержащее в себе около 70 дворов крестьянских с изрядною каменною церьковью, в 3 верстах от деревни Тарасовой, лежит по обе стороны реки Учи, которая в нескольких верстах оттуда с Клязьмою соединяется. Церьковь стоит на северной стороне реки 21. Можно бы было думать, что название сие произошло от некоторой известной фамилии, которая бы имела во владении сие село, но с самых дальних времен иных владетелей, кроме прежних московских митрополитов и патриархов, неизвестно, а потом сим селом управлял Святейший Синод даже до воспоследовавшей с монастырскими волостями перемены. [242] Сие самое также письменными известиями о мятежах, во время малолетства Петра Перваго воспоследовавших, подтверждается, где, между прочим, упоминается о боярине князе Иване Андреевиче Хованском, что его тогда близ патриаршаго села Пушкина поимали. Некоторые называют сие место по церькве село Константиново, но первое название больше в употреблении.

От Пушкина до села Братовщины разстояния 6 верст, всего от Москвы до Братовщины считается по нынешним новым верстовым столбам 32 версты, а изстари по всем находящимся известиям сия дорога содержала только 30 верст. Я следовал изчислению верст, на нынешних верстовых столбах означенному.

Братовщина, или село Братовщино, лежит на половине дороги от Москвы до Троицкаго монастыря. Оно есть большое селение под ведением Дворцовой канцелярии. По северной стороне онаго протекает маленькая речка Скауба, коя при Пушкине впадает в Учу. В сем месте находится почтовый стан, по обыкновению о осьми лошадях. Крестьянских там дворов около 50. До моровой язвы 1771 году было оных гораздо более. Простой народ, бегущий из Москвы и отчасти уже зараженный или несущий заразу в платье и в других вещах, разпространил мор по большим дорогам, а особливо по сей, по всем местам, где зараженные ни приставали. В одной Братовщине погребено обоего пола до семисот человек, четыре только двора остались от заражения свободны. После того прозорливым правительства учреждением переведены сюда новыя поселенцы из других мест, где больше народа, нежели земли было, а особливо из Володимерскаго уезда. Сие самое учинено и в Пушкине, и в Тарасове. Оставшияся впусте вымершия дворы после разломаны.

Сие место пред прочими примечания достойно по старому деревянному дворцу, где прежния цари, когда обыкновенныя для богомолья к Троицкому монастырю путешествия предпринимали, для отдохновения останавливались 22. Чего ради там находится и деревянная старая церьковь. Оной дворец и церьковь стоят на северном конце деревни, близ начинающейся недалеко оттуда речки Скаубы, которая помощию плотины до нарочитой широты возрастает, так что оная уподобляется почти продолговатому озеру. Августейшая монархиня, имев в 1775 году путешествие в Троицкой монастырь, по приятному положению сего места приказать соизволила новой императорской дворец и церьковь на том месте построить каменныя, чему, может быть, в будущем году, поелику уже довольное множество кирпича навезено, начало будет сделано. Для осмотрения стараго строения должно при выезде из села поворотить налево и ехать чрез усаженную по обе стороны в два ряда молодыми березками аллею, которая прямо ведет к самой средине строения. Идучи оттуда от села в разстоянии около полуверсты — озеро, от речки Скаубы сделавшееся, по левую сторону дороги в виду, а по правую находится дом для нынешняго надзирателя. Такая же аллея насажена и в правую руку от дворца даже до следующей большой дороги, так что, естли новой дворец, как [243] надеяться можно, займет место стараго, то обе аллеи, сомкнувшись при средине будущаго дворца, равно как и озеро речки Скаубы, приятной вид показывать будут. Сказывают, что преж сего озеро насажено было рыбою, которая, однакож, за неимением довольнаго присмотра и за редким туды двора приездом вся почти из онаго пропала.

Я прибыл в Братовщину при захождении солнца, осведомился о старом дворце, пошел с одним из тамошних жителей для смотрения онаго и, переночевавши в оном селе, продолжал в следующий день при возхождении солнца мою поездку.

Третьяго июля проехал я следующими местами:

Талица — деревня и речка того же звания, в 9 верстах от Братовщины. Речка в 10 верстах отсюда в западной стороне начинается и впадает к востоку в маленькую речку Вору, вытекающую из-под севера. Сия небольшая, равно как и другие, в сей стране находящиеся, деревня принадлежит к дворцовым волостям.

Софорино — село помещичье, на реке Талице, лежит влеве от дороги в виду. Оно принадлежит вдовствующей графине Головкиной, урожденной княжне Ромадановской. Господской дом придает оному издали хорошей вид.

Село Рахманово — економическое, с деревянною церьковью, в 5 верстах от Талицы. Маленькая речка Сулир течет подле и впадает в Талицу.

Голыгино — деревня на реке Воре, чрез которую есть здесь мост, в 4 верстах от Рахманова, принадлежит к дворцовым волостям. Река Вора впадает в Клязьму.

Здвиженское — село с деревянною церьковью, в двух верстах от Голыгиной, принадлежит равным образом к дворцовым волостям. Я написал оное звание по здешнему произношению, а по-настоящему надлежало бы сказать: Воздвиженское, ибо оно взято, как видно, от имени церькви Воздвижения Креста Господня. Село сие лежит на речке Поже, которая из-под севера от Хатьковскаго монастыря начало восприемлет и впадает в Вору. Хатьковской монастырь есть женской, разстоянием в 7 верстах от Троицкаго монастыря в западную сторону.

В 1682-м году двор находился в Воздвиженском, когда 2-го сентября того ж года, опасаяся боярина и главнаго начальника над стрельцами князя Ивана Андреевича Хованскаго, возимел свое прибежище в Троицком Сергиеве монастыре. В Истории о малолетстве Петра Перваго называется сие первым Троицким походом 23. Старый и, как кажется, безвинный князь Хованский вместе с сыном своим, князем Андреем Ивановичем, привезены были в Воздвиженское и по повелению царевны Софии Алексеевны с наивозможнейшею скоростию 17 числа сентября казнены смертию. Я привожу сие обстоятельство для того, что мест, в коих таковыя достопамятныя случаи произходили, заслуживают пред прочими замечены быть в географии, хотя ничего особливаго об оных сказать не можно. Чрез таковыя анекдоты землеописание зделается истории полезным и [244] читателю приятным. Того ради я при каждом случае охотно об оных и упоминаю.

От Воздвиженскаго до Троицкаго монастыря считается по столбовой дороге 12 верст, следовательно, от Братовщины — 32, а всего от Москвы до монастыря — 64 версты, что преж сего за 60 только верст почиталось. Сие, однакож, так разуметь должно, что, как монастырь различными окружен слободами, 64-я верста кончится при самом въезде в первую монастырскую слободу, которая Клементьевой называется. А проехавши монастырь, 65 верста назначена на столбе при выезде из последней слободы.

Жители монастырных слобод не иное что, как крестьяне, кои прежде еще введеннаго рабства крестьян отчасти из набожности, отчасти же для воспользования вольностями и покровительством монастырским добровольно себя оному подвергнули. Покамест они за монастырем состояли, то не имели собственной, им принадлежащей земли, но обрабатывали жалованныя мало-помалу монастырю для содержания онаго земли, смотря на хлебородство за пятой или десятой сноп. Но как при учинившейся в 1763 году перемене наблюдаемо было, чтоб монастырския земли не лежали впусте, то ближние земли были разделены между столькими жителями слободскими, на скольких доставало, и сии то теперь настоящие крестьяне. Прочия же жители, кто без земли остались и числом прежних почти в ¾ превосходят, называются бобылями, однакож разными рукодельями, постоялыми дворами и извозом не менее имеют случаев снискать себе довольное пропитание. Потому здешния обыватели без различия, а особливо те, кои собственное свое прилежание к тому употреблять не оставляют, довольно зажиточны и, следовательно, для них двухрублевой оклад, положенной на каждую душу мужескаго пола, что они вносят в Коллегию экономии или определенному от оной казначею, да сверх того подушных по 70 коп. с души, не может быть тягостен. Я прошу дозволения приобщить здесь особенное примечание, которое мне теперь, между тем как я сие пишу, в мысль впало.

Многими за истинно почитаемое, но в самой вещи неосновательное мнение, якобы крестьяне в России не имеют собственно им принадлежащей земли, примером здешних монастырских крестьян опровергается. Все вообще економическия крестьяне так, как и государевы или под ведением Дворцовой канцелярии состоящие, находятся в равном состоянии. Також и честной помещик не захочет отнять у своего крестьянина назначенную ему для обработывания землю, разве такой чрез нерадение или другия безпутства сделается недостойным милости своего помещика. Никто не запретит економическому крестьянину, чтобы он не удобрял своей земли, дабы иметь от того больше выгоды. Да и самой, думаю, помещик сего не сделает, когда он разсудит, что собственное его благосостояние тесным образом с благосостоянием его крестьян сопряжено. Но как при том со стороны крестьян в разсуждении государевых управителей, також и помещиков недоверенность остаться может, будут ли они равно [245] защищаемы от их преемников при владении удобренных ими земель без возвышения податей, то нужно бы было к тому всевысочайшее ея императорскаго величества повеление, чтобы крестьян по крайней мере на некоторое определенное число лет избавить от сего страху и удостоверить их в твердом и ненарушимом владении оными ими удобренными землями, на что можно положить 20 или 30 лет, потому что в оное время цена на сельския производства, как из опытов известно, приметно возвышаться может. При сих то обстоятельствах справедливо возвысить и подати, что крестьянину нимало тягостно не будет. Сие, по моему мнению, есть на подлинном состоянии государственных земель основанное решение вопроса, которой в 1766-м году задан был с награждением от Санкт-Петербургского Вольнаго економическаго общества 24.

Клементьева слобода, для того, кажется, имеет особливое название, что она некогда отделена была от прочих слобод. Но мало-помалу порожнее место между ими от размножившагося числа жителей застроено. Однакож в переписных книгах пределы наименования и поныне наблюдаются. Одна Клементьева слобода состоит из 148 душ крестьян и из 458 душ бобылей, прочия же слободы содержат 948 душ. Во всех находятся каменныя и деревянныя церькви, а над всеми слободами определен от Коллегии экономии казначей, которой отправляет здесь также и светския разправы. Под его же ведением находится и большая часть других экономических деревень Московскаго уезда, которой весь разделен на четырех таковых казначеев. Здешней казначей имеет пред прочими то особливое, что у него на руках как приход, так и расход денежной казны. От него монастырь непосредственно получает все свое содержание, а не так, чтоб деньги сперва внесены были в Коллегию экономии.

Я прибыл в 10-м часу поутру к монастырю, стал на постоялом дворе и, отобедавши, послал уведомить господина наместника онаго монастыря о моем прибытии и сказать, что я намерен его посетить. Тотчас прислал за мною сей дружелюбивой муж свою карету, запряженную в 4 лошади, и вышел ко мне сам навстречю из своих покоев, чтобы меня проводить, естьли желаю посмотреть находящиеся в сем монастыре достопамятныя вещи. Он называется наместником в сем монастыре потому, что преосвященный архиепископ московский Платон, архимандрит онаго, в отсутствии. Он сперва учился в тамошней семинарии, а после того находился несколько времяни в Московском университете для обучения немецкому и французскому языкам, кои он столь основательно разумеет, что достоин для преподавания в оных наставления в тамошней семинарии. Приняв монашеской чин, произведен в иеромонахи и определен от архиепископа наместником. Мне был он с того времени знаком, как жил еще в Москве; он назывался тогда Петр Пономарев. Отец его живет и теперь иереем в Александровой слободе, где мне случилось его видеть. При вступлении в монашество принял он имя Павел. Сей муж, почтения достойной, скромной и ученой, будет всегда украшением Российскаго духовенства. [246]

Вскоре потом подошел к нам и ректор семинарии, котораго я несколько лет знал студентом в Московском университете и корректором при университетской типографии под именем Андрея Байбакова. Он принял монашеской чин в Москве, в Заиконоспасском монастыре, в коем переименован Аполлосом. Он был потом учителем в оном монастыре, называемом Московскою академиею. Чрез несколько же времяни перевел его преосвященный архиепископ в Троицкой монастырь ректором в тамошнюю семинарию. Оба сии мужа по их должностям почитаются наравне с архимандритами.

Я не могу довольно хвалить то усердие, с каковым мне все примечания достойныя вещи в монастыре показаны были. Чрез то нахожуся я в состоянии зделать оному описание, полнее того, что мною сочинено в Географическом лексиконе 25, которое, однакож, до тех только пор служить будет, пока не издано будет в свет другое описание, что сочиняется по достохвальному повелению преосвященнаго Платона и объясняется рисунками. Как начало смерькаться, посидел я еще несколько у отца наместника в его кельях, из коих в лежащия подле монастыря увеселительныя и плодовитыя сады есть изрядной вид. Осмотрение семинарии было отложено до следующаго дня с учтивым притом от отца наместника приглашением меня и при мне будущих к себе на обед. Чрезмерно рад, что оной день с довольною пользою я препроводил, возвратился в наместниковой карете на постоялой двор и лег отдыхать, надеяся несомненно, что и следующий день препровожу в монастыре с не меньшею пользою и удовольствием.

4-го июля. Карета, присланная от господина наместика, стояла уже в 9 часу пред постоялым двором, и я поехал с моими сотоварищами для осмотрения семинарии, где начальники монастырския меня ожидали и водили по всем классам. Мы сделали начало с нижних классов, куда мы чрез покои учительские и учеников препровожены были. Учители тамошния суть более из воспитанников семинарских, молодыя и ученыя люди, кои, окроме двух главнейших, все бельцы, пока не вознамерятся вступить в монашество, чрез что получают надежду достигнуть вышших степеней духовенства. Они живут в семинарии, и каждой из них имеет свою особенную комнатку; ученики же, или семинаристы, живут по 4 или до 6 человек в одной комнате, из коих каждой имеет особенную кровать, под которою стоит равной длины и ширины сундук для поклажи платья, белья и книг, а подле онаго небольшой столик. Что касается до ученых языков и до всего того, что мы к свободным наукам причисляем, в том преподается здесь основательное наставление. Сие особливо доказывается примером одного ученаго человека, которой, хотя окроме сей семинарии нигде в другом месте не обучался, однакож особливое снискал знание в латинском стихотворстве, подражая римским стихотворцам златаго века. Напоследок был он префектом в оной семинарии, то есть занимал первое место по ректоре, к коему званию присовокупляется наставление в философии. Но как он женитьбою дорогу себе к дальному при монастыре произвождению [247] пресек, то по милости преосвященнаго Платона определился к другим должностям (Далее зачеркнуто: Ради его достоинств весьма его жаловал и исходатайствовал ему чин титулярнаго советника, сделал его с год тому назад секретарем в Московскую консисторию, обещевая при том, что при первой ваканции какого выгоднейшаго для него места не преминет о нем стараться. Мне остается только сказать, что его зовут Михайлом Ивановичем Ильинским, то каждой, кто его знает, без сумнения признается, что я разве мало, а ничего излишняго не сказал в похвалу сего мужа, которой, будучи наставником юношества, много бы добра зделать мог. — Ред.).

Не без довольнаго основания преосвященный архиерей положил не быть впредь в должности префекта опричь монашествующих, ибо префекту надлежит занять место ректорское в случае его отбытия. Нынешней префект еще человек молодой, хорошей надежды. Мы прошли чрез его класс, где преподается философия, в класс богословской, в котором ректор преподает богословския наставления. Один из учителей низших классов, взошед на кафедру, говорил краткую речь. Между тем розданы были написанныя тезесы, о коих диспут иметь надлежало. Наместник, подле коего я сидел, сказал мне, что ректор сие в честь мне делает, но я себе того не причитаю (Далее зачеркнуто: потому что время приспело вакаций, пред началом которых обыкновенно держатся диспуты, как то и в Москве, в Заиконоспасском монастыре в употреблении. — Ред.). Другия три учителя делали объекции, а наместник и ректор, кои сидели на стульях по обе стороны кафедры, решали иногда их словопрения. Что все сие происходило на латинском языке, каждой и без моего упоминания поверит.

По окончании диспутов отец наместник повторил свое приглашение с тем, что уже время обедать наступило. Отец ректор позвал нас наперед к себе, чтоб посетить его келью. Потом пошли мы с отцом наместником в его покои и были угощены изрядным монастырским обедом. Во время стола главныя наши разговоры произходили о произшествиях монастырских, из коих уже иное помещено мною в Географическом словаре, напечатанном в 1771-м году 26. Я спрашивал и о лежащей поблизости отсюда деревне Деулине, где в 1618 году принужденной мир с поляками заключен был; мне хотелось посмотреть оное место, потому что деревня Столбова, где в 1617-м году мир с шведами заключен был, хотя я в 1743-м году на возвратном моем пути из Сибири, будучи в той стране между Тихвиным и Старой Ладоги, прилежно о том проведывал, безизвестною для меня осталась. Равная участь и с другими таковыми местечками воспоследовала. Нет уже ни Заполья, ни Андруссова, где в 1582-м и 1667-м годах мирныя трактаты с поляками учинены были; по крайней мере уже не под сими названиями известны. Деулино стоит и теперь в целости. Отец наместник приказал туда меня отвезть, но прежде, нежели сие учинилось, осмотрели мы еще некоторыя примечания достойныя вещи в монастыре, которых в вчерашней день за множеством вещей посмотреть не удалось. Заутрешней праздничный день не дозволял отцу наместнику пробыть с нами долее: ему надлежало в оный день не только отправлять Божию [248] службу, но и сказывать проповедь. Сей праздник, каждой год торжествуемой, тем более приличествует монастырю, что в оный день совершается память, когда мощи св. Сергия по прошествии 30 лет после его смерти нетленны найденны были. Услышавши о сем от господина наместника, просил я его, чтоб он исполнил то, что должность от него требует, и с ним разстался. Между тем карета, запряженная в 6 лошадей, у ворот нас ожидала, и мы поехали в Деулино.

Село Деулино состоит из 25 крестьянских дворов с построенною во имя св. Сергия церьковию, разстоянием в 4 верстах от монастыря к северу по углицкой дороге. Нет там ни реки, ни речки. Тамошняя страна высока, откуда реки, начинаяся от их източников, разделяются надвое: одна часть произтекает к полудню в реку Оку, другая к северу реке Волге свои воды сообщает. Прежде принадлежало оное село монастырю, почему ныне экономическое. Число мужескаго полу состоит из 74 душ. Чрез сие подтверждается примечание, в разных странах мною деланное, что число людей в деревнях от мала до велика обыкновенно втрое превышает число дворов, но как в переписных книгах один только мужеской пол щитается, то можно без ошибки положить на каждой двор или семью по 6 душ обоего пола. Можно бы было положить оных и более, взяв в разсуждение известную и чрезмерную плодовитость сельских жителей, естли бы не было толь великаго упадка детей от двух до пяти лет. Здешней священник знал, что на сем месте произходили мирныя договоры. Он нам показал батареи, от той или от другой стороны зделанные; он называл патрона своего села святым Сергием Миротворцом и приписывал его ходатайству, что Россия чрез сей мир освободилась от великаго притеснения. Церковь — малая, деревянная, в тогдашную войну превращена была в пепел, а потом не лучше опять построена. По ней не видно, что в оном месте происходило столь достопамятное приключение, однакож мир был по тогдашним обстоятельствам таков, как желать было можно. Польской королевич Владислав отказался от своих требований на российский престол, признал царя Михайла Феодоровича за настоящаго царя, а отец государев Филарет Никитич освобожден был из польскаго плена. Напротив того, и нет причины о сем мире много радоваться, особливо же в разсуждении великаго ущерба, России чрез то ненасеннаго и заменаемаго уже по прошествии 30, даже 40 лет чрез победы, царем Алексеем Михайловичем над поляками одержанные.

Мне разсудилось еще осмотреть загородной увеселительной дом архимандричей, где они летом разгулываться обыкли, хотя господин наместник, чаятельно, из скромности мне ничего о том не упоминал.

Возвратившись из Деулина к монастырю, я туда поехал. Место то называется Корбуха, может быть, по двум небольшим прудам, над коими дом построен, и находится в 2-х верстах от монастыря в юго-восточную сторону. Там не видно ничего великолепнаго и ничего изящнаго, кроме веселаго положения в просеченной в разныя стороны для прогулки рощи, от которой есть и приятной вид и на противолежащия пруды, кои также [249] по нескольку рыбою насажены. Дом деревянной, без богатых уборов, из немногих комнат состоящий. Кажется, что построен только по нужде, чтоб можно было выехать куда-нибудь.

Все то, что я в два дни пребывания моего в монастыре видел или что мне и окроме того об оном известно, в одной связи описать, сие должен я отложить до другаго способнейшаго времяни. Я старался простирать мое путешествие еще несколько далее, хотя по прежде принятому разположению надлежало было мне возвратиться в Москву. Известныя мне уже прежде достопамятности Александровой слободы и города Переславля-Залезскаго возбудили во мне желание туда поехать, в чем уповаю получить прощение в разсуждении того, что я там видел или о чем известился.

Александрова слобода лежит в 40 верстах от Троицкаго монастыря к востоку при речке Сере, текущей в южную сторону к реке Клязьме. Туда ведет большая и ровная дорога, которая продолжается оттуда и до Переславля-Залезскаго, но есть к сему городу и другая прямая дорога от Троицкаго монастыря, по которой те, кои никакого дела в Александровой слободе не имеют, обыкновенно ездят. А что оная несколько подается к северу, тому легко можно поверить, но что разстояние обеих между собою дорог на их средине около 25 верст содержит, как меня и заподлинно в том уверяли, того по ландкартам, и по самым новейшим, усмотреть не можно. Весьма удивительно, что на новой генеральной карте Российской империи ни о Александровой слободе, ниже о Троицком монастыре не упоминается. Из сего можно разсудить, сколь великие на изданных до сего ландкартах поправки учинить должно.

5-го июля выехал я из Троицкаго монастыря поутру, вскоре по возхождении солнца. По дороге находятся следующия селения, между коими те, в которых есть церькви, словом село от простых деревень отличаются. Я намерен вкратце показать их разстояние, число в оных крестьянских дворов и их зависимость либо от Коллегии экономии, либо по конским в Александровой слободе заводам от Дворцовой конюшенной канцелярии.

Бирюгино — село

в 8 верстах

30 двор[ов]

Економич.

Слатино — “ —

7 — “ —

60 — “ —

Конюшен.

Воскресенье — деревня

7 — “ —

30 — “ —

Економич.

Шаблыкова — “ —

5 — “ —

20 — “ —

Економ.

Коринское — село

6 — “ —

60 — “ —

Конюшен.

Александрова слобода

7 — “ —

 

 

Итого: 40 верст

 

 

 

Прибыл я в Александрову слободу в 10 часов пред полуднем, переменивши однажды лошадей на дороге, что сделать разсудилось мне за нужное, дабы не отяготить крестьян по причине их тогдашней в жаркую пору работы, ибо по сей дороге почтовых лошадей не имеется. Перемена учинена была в деревне Воскресения; в ней прежде была церьковь, по которой тогда Воскресенским селом называлась; уповательно, оная прежнее свое звание некогда опять получит.

Как маленькая река Сера разделяет Александрову слободу на две [250] части, так и жители тамошния и их разпоряжения и учреждения суть двоякаго рода и свойства. На западной стороне есть конской завод, для коего жители, на той стороне живущие, кои все посадскими считаются, исправляют казенную работу или платят положенную на них подать. На восточной же стороне стоит славной девичей монастырь с двумя обывательскими селениями, а монастырь между оными в середине. Часть жителей на сей стороне такие же посадские, как и прежния, другую часть составляют економическия крестьяне, кои преж сего к монастырю принадлежали.

Во-первых, посетил я определеннаго над заводом управителя, что ныне есть майор фон Норденберг, уроженец лифляндской. Сей оказал мне всевозможное удовольствие. Вставши из-за стола, к коему он и его почтения достойная супруга меня пригласили, поехали мы к новостроенному конюшенному двору, которой находится поблизости от слободы вверьх по реке Сере. Сие то есть большое, четвероугольное, каменное строение, таким же образом разположенное, как то, что в Бронницах, кое на возвратном моем пути из Коломны в Москву мною описано. Оно не совсем еще окончано, потому что не более 4 лет тому назад как строение начато. Недостает только одних ворот со стороны слободы, что однакож, надеются привести к концу нынешним же летом. Там содержится до трехсот кобылиц и около сорока жеребцов разных пород. Одни жеребцы были в то время в стойлах, коих различной красоте, когда их при мне выводили, не мог я довольно надивиться. Кобылы же с их жеребятами гуляли на пастве. Когда жеребята становятся по четвертому году, то отсылают их, так, как и из Бронниц, в Пахрино, где уже их далее обучают и разбирают для будущаго употребления. Изправляющия при заводе казенную работу посадские, живущие на западной стороне, состоят из 300 дворов, а на восточной стороне из 150 дворов, в коем числе, однакож, включаются и економические крестьяне. Первыя имеют изрядную каменную церьковь Рождества Христова и Николая Чюдотворца, при коих протопоп и два попа. У других одна старая деревянная церьковь во имя Богоявления Господня, а другая новая каменная Захарии и Елисаветы.

Тамошней монастырь можно бы было по двум в оном находящимся соборным церквам называть либо Троицким, или Успенским, но оной под именем монастыря Александровой слободы более известен и приятным пением тамошних монахинь славен. Он окружен обширною четвероугольною каменною оградою, которая, как сказывают, во время государствования царя Феодора Алексеевича построена. Монастырския кельи в нем каменныя, так, как и все в оном находящияся изрядныя и пространныя церькви, которые суть следующия: 1) собор Живоначальныя Троицы с двумя приделами — Симеона Богоприимца и св. Сергия Чудотворца, 2) собор Пресвятыя Богородицы с двумя приделами: Иоанна Предтечи и Марии Египетския, 3) теплая церьковь Покрова Пресвятыя Богородицы, 4) Стретения Богородицы подле больницы, 5) под колокольнею — Воздвижения Креста Господня, 6) над вратами — Феодора Стратилата. [251] Толикое число церквей придают монастырю великолепной вид; из сего можно равным образом заключить и о величине онаго.

Даже до последняго новаго разпределения монастырей в здешнем до 300 монахинь находилось, но после по штату положено 100, коим получать свое пропитание из казны, то есть из Коллегии экономии. Сверх того живут многие на собственном их пропитании, потому что число оных инако как их смертию уменьшено быть не может. Довольно, что даже до положеннаго числа монахинь вновь не принимают. Не противоборствует тому, что нынешний архиепископ Переславля-Залезскаго, к коего епархии принадлежит сей монастырь, приказал недавно набрать в оной 12 девушек, детей от бедных родителей и без призрения сирот, всех ниже двенатцатилетняго возраста, кои одеты, как будто бы под искусом состоящия, и к тому, кажется, назначены, чтоб им заменить со времянем будущей в монахинях недостаток. Оныя дети воспитываются на архиерейском иждивении и обучаются у монахинь читать, писать, петь и прочим женским рукодельям. Но как немало к тому времяни требуется, пока в монастыре будут порожия места, потому что до коих пор есть монахини за штатом, то сии в упалыя места штатных вступают, к тому же едва надеяться можно, чтоб дети, кои теперь в разсуждении их призрения оказывают охоту к монашеству, удержали оную склонность и в взрослых летах, то можно почесть сие действие тамошняго архиерея, во всяком разсуждении преизящнаго мужа, за единственное из человеколюбия произтекающее призрение бедных сирот, кои впредь ни малейшему принуждению подвержены не будут. Итак, не приличествует сюда, что к принятию в монашеский чин потребны из Святейшаго Синода указы, ибо к получению таких времени будет довольно, когда случай прийдет, что из теперешних детей некоторыя, достигши совершенных лет, по здравом изследовании и с истинным желанием захотят совершенно себя посвятить в монашество.

Примечания достойная вещь видна здесь подле больничной церкви, нигде инде во всей Российской империи. Когда монахини умирают, то тела их кладут гроб подле гроба и гроб на гроб в пространной, бревнами выкладенной яме, над которою зделана деревянная кровля. Естли яма наполнится, то засыпают оную землею, вырывают новую, покрывают кровлею и поступают по-прежнему. Такую яму называют усыпальницею. Другая, в близости той находящаяся усыпальница есть по виду великолепнее и по произхождению знатнее. Положены там две царевны, сестры Петра I, что явствует по следующему письменному известию: «В 7207 году пострижена в здешнем монастыре царевна Марфа Алексеевна на 43 году своего возраста, пребыла в оном 8 лет, 6 месяцов и 22 дни, а преставилася в 1706 году июня 19 дня. Тело ея по изустному ея приказанию положено было в общей усыпальнице. По прошествии же 5 лет сестра ея, царевна Феодосия Алексеевна приказала тело ея перенести в сию каменную усыпальницу с тем, что, когда она сама умрет, то тело ее успокоить на сем же месте». Так то точно и исполнено, и сие двумя вместе стоящими и бархатными покровами покрытыми гробницами подтверждается. О [252] царевне Феодосии Алексеевне, жила ли она здесь также монахинею и когда она скончалась, нет ни надписи, ни другаго какого письменнаго известия. Вниз, к мертвым телам ходят по прямой каменной лестнице в каменное подземное здание, которое под сводом чрес маленькие окошки, сверьху сделанные, несколько свету получает, но множеством восковых свеч освещается, когда кто из посторонних оное смотреть желает или когда обыкновенныя над усопшими поминовения совершаются. Гробницы стоят одна подле другой посреди сего подземнаго здания, коего внутренняя обширность довольно пространна, что вокруг гробниц свободно ходить можно. Как изнутри походит оное здание на часовню, так и снаружи сверх свода таким же почти образом устроено и в хорошем состоянии, как видно, содержится. В разсуждении обеих царевен надобно мне еще напомянуть следующее. Государь Петр I имел сестру Марфу Алексеевну, которая, по находящимся у меня известиям, родилась 26 августа 1652 года. Естли сия царевна была 43 лет, когда она приняла на себя монашеский чин, то пострижение ея, естли год рождения ея справедлив, должно случиться в 1695-м году. Когда же она, постригшися, жила 8 лет, 6 месяцов и 22 дни и умерла 19 июня 1706 года, то пострижение ея падает на 29 ноября 1697 года. Я признаюся, что надпись не мною самим списана, почему в разсуждении чисел не совершенно я удостоверен; того ради постараюся достать с оной другой список, потому что время вступления в монашество сей царевны, в разсуждении тогдашних обстоятельств, не без важности. Такоже и имя Марфа может возбудить сомнение. Мейерберг (на стр. 61) называет ее Мариею, но может статься, что она имя Марфа при вступлении в иночество получила. Что же касается до царевны Феодосии, то я нахожу в моих записках, что ее рождение было 7 июня 1662 года, что с Мейербергом, у коего стоит № 11 Idus Iunii, сходствует. Здесь видно, что она жила в 1711-м году; о кончине же ея нигде не упоминается 27.

Благородныя девицы или вдовы всегда с преимуществом против прочих в здешней монастырь принимались. Нынешняя игуменья из фамилии Геевых, хотя не весьма из знатнаго дворянства, однакоже и не из последних. Не застал я ее в монастыре: за день пред прибытием моим уехала она в Москву. Ее место тогда занимала вдова Полыбина, урожденная фамилии Давыдовых, госпожа изрядных качеств, которая, хотя не постригшись, живет в монастыре. Майор Конной гвардии Иван Иванович Давыдов — ее родной брат, а ротмистр той же гвардии Иван Иванович Полыбин — ея сын. Сверьх же того живет в сем же монастыре уже немолодая княжна Барятинская без обязательства.

Что касается до истории сего монастыря, то мои изыскания не много пользы возимели. В соборной церкви сего монастыря находится по правую сторону при входе в придел двойныя медныя двери, подобные тем, что в Новгороде Корсунскими дверями называют. Здесь названия Корсунских не слышно, но мне кажется, что и в Новгороде оно неправильно. Новгородские двери имеют латинские надписи и имя одного магдебурскаго [253] епископа; они же при прежних великих торгах с Ганзейскими городами по Балтийскому морю, а не из Корсуна, или Херсона привезены быть могли. На здешних дверях, на коих множество святых изображено, читают следующую надпись: «В лето «SWМД декабря (1335) изписана дверь сия повелением боголюбиваго архиепископа новогородскаго Василия». Посреди дверей: «При князе благоверном Иване Даниловиче, при посадничестве Федора Данилова, при тысячном Авраме». Должно ли из сего заключать, что Александрова слобода в тогдашнее время от Новагорода зависела? Сие не подтверждается никакими известиями. Можно бы и легко погрешить, естли отсюда старину слободы, церквей и монастыря от сих надписей выводить, ибо двери могли туда привезены быть спустя после того много времяни и совсем при ином случае, а именно, по приказанию царя Ивана Васильевича, которой весьма часто имел пребывание в Александровой слободе и, уповательно, в то время, когда он посетил Новгород с известным жестоким наказанием 28. Около 1560 года установил царь в Александровой слободе свою так называемую опричнину. Там он обыкновенно с своими избранными придворными и телохранителями (сии то были его опричники) не только забавлялся, но и отправлял церковныя обряды и епитимии. Теперь еще видны остатки от каменной плотины, коею он приказал зделать на реке Сере пруд. Здесь заведено было царем первое печатание книг. Lucas de Linde «Descrptio orbis», p. 125 пишет: «Nulla alia in Russia reperitur Typographia quam ilia in sloboda Alexandriae» («Нигде больше в России не найти типографии, как только в Александровой слободе» (лат.). — Ред.). Он давал также здесь послам (не могу теперь вспомнить которым?) аудиенции. Новогородской архиепископ Пимен был от него сослан в Александрову слободу в заточение. Сии суть произшествия, кои достоверными свидетельствами подтверждаются. Девичей монастырь, коего начало и основание столь же мало, как и слободы, известно, должно думать, что еще вовсе тогда не был. По внешнему виду церквей, келей и ограды разсуждая, оне не старее времяни царя Алексея Михайловича 29. Сказывают, что Коллегия экономии все жалованныя и учредительныя грамоты, касающиеся до церквей и монастырей, к себе отобрала. Естли сие справедливо, то должно еще там быть довольному множеству разных исторических известий.

Слобода, в коей живут посадския, была, чаятельно, прежде монастыря. Знаменование слова посадские, под коим разумеются жители городские, упражняющиеся в торговле, есть не всеобщее. Посадския во всякое время находились и без городов, а особливо, естли слово город взять в его изстари принятом и на российском языке основанном точном знаменовании, что город некоторым родом укрепления обнесен быть должен. Лальской посад в Устюжском уезде и многие другие о том свидетельствуют.

Небезизвестно, что Александрова слобода принадлежала государыне [254] императрице Елисавет Петровне к собственным ея вотчинам с того времяни, как она была еще принцессою. Наследовала ли она сею слободою вместе с другими вотчинами от покойной своей матери императрицы Екатерины Алексеевны, хотя вероятно, но заподлинно неизвестно. Некоторые уверяют, что император Петр II подарил сперва Александрову слободу сестре своей великой княжне Наталии Алексеевне, а после ея смерти цесаревне Елисавет Петровне, но о сем можно еще известиться. Императрица Елисавета, вступив на престол, учредила для управления собственных своих вотчин особливую канцелярию, которая собственною и называлась. Почему Александрова слобода зависела также от оной канцелярии. Будучи принцессою, имела она собственную свою конюшню, которая осталась также и во время государствования ея императрицею и называлась малою конюшнею под ведением особливаго шталмейстера, которой не зависел от обер-шталмейстера, ниже от Придворной конюшенной канцелярии. Чаятельно, в сие также время и конской завод учрежден или оное заведение должно приписать императрице Екатерине Алексеевне. Или оное не старее ли? Сии обстоятельства постараюся я при способнейшем случае подробно изследовать и объяснить. Ныне славно государствующая всемилостивейшая государыня императрица за благо разсудила собственныя вотчины пресветлейших ея предков присоединить к государственным доходам. Итак, теперь Александрова слобода зависит от Главной дворцовой конюшенной канцелярии и находящейся от оной в Москве канторы.

Сии суть мои примечании о месте, кое до сего в географии мало известно было что тем менее излишним казаться может, чем удостоверяет, что Александрова слобода будет городом и по его положению будет причислен к Володимерскому наместничеству.

К сему должно еще прибавить, что к Александровой слободе для работы при заводе и для внесения туда податей, кои на тамошние разходы употребляются, приписано 8300 душ мужескаго пола, в следующих местах живущие:

1. Посадские в самой слободе

2. В Слатине, на прежде упомянутой большой дороге

3. В селе Коринском, на прежде упомянутой большой дороге

4. В Старой слободе, коя ниже упоминаема будет, не в дальнем разстоянии

5. В Новой слободе, не в дальнем разстоянии

6. В Ивановской, не в дальнем разстоянии

7. В Андреевской, не в дальнем разстоянии

8. В Ирсковской, не в дальнем разстоянии

9. В Рождественской, не в дальнем разстоянии

Сверьх того управитель в Александровой слободе имеет надзирание над двумя малыми конскими заводами в Суздальском уезде, кои суть: Гавриловская слобода, в 90 верстах от Александровой слободы, от Суздаля — 24, а от Юрьева Польскаго — 28 верст; там содержится 20 жеребцов и 100 кобылиц; Шакшова — в 6 верстах от Гавриловской, где 10 жеребцов и 60 кобылиц, по большой части вороночалых. [255]

Отсюда простирался мой путь к Переславлю-Залезскому, прежде бывшему провинциальному городу Московской губернии, которой впредь принадлежать будет к Володимерскому наместничеству.

6-го июля поутру на разсвете отправился я из Александровой слободы и прибыл в 9 часов пред полуднем в Переелавль-3алезской. Дорога вела меня чрез следующия места:

Старая слобода, 6 верст от Александровой, принадлежит к конскому заводу. В сем месте была перемена лошадям, потому что управитель обыкновенно старается посадских в Александровой слободе от подвод освободить.

Риминское — село в 9 верстах от Старой слободы, помещичье, содержащее в себе около 70 дворов. Оное принадлежало к собственным вотчинам императрицы Елисаветы Петровны, которая пожаловала оное некоторому Шубину вместе с другими деревнями, всего с 2000 душ. Маленькая речка Сера мимо сего села протекает к Александровой слободе, к Киржацкому монастырю и до Клязьмы.

Самарово — село в 10 верстах от Риминскаго, есть экономическое. Оттуда до Переславля-Залезскаго 10 верст, всего от Александровой слободы 35 верст. По сей дороге любопытствовал я примечать на тот большой лес, от коего город Переславль мог называться Залеским, но нигде большаго лесу не усмотрел. Густые кустарники около Риминскаго и Самарова можно почесть за признаки, что прежде там большия леса были. При сем может притти на мысль усердному патриоту, сколь великаго впредь в лесах недостатка опасаться должно, но сие касается не только до сих стран, но и до ближних мест подмосковных, чего ради при таком путешествии, коего предмет не на то склоняется, о том умолчу.

Прибывши в Переславль-Залезской, представил было я себе взять квартиру на берегу тамошняго озера, где есть большая так называемая Рыбная слобода, потому что я предпринял сие путешествие наибольше для того, чтоб осмотреть Переславское озеро и признаки бывшаго на оном кораблеплавания императора Петра Великаго, но не было к тому способности. Я принужден был стать на постоялом дворе по ту сторону реки Трубежа, так, как и все проезжающие, которые здесь только переменяют или кормят лошадей, или много что ночь здесь препровождают. Здешней воевода Василей Петрович Чичерин — человек честной и весьма обходительной — просил меня стать в его доме, однакож я на то не мог согласиться. Между тем не пропускал он ни одного дня, чтоб не пригласить меня и со мной находящихся к себе обедать; когда же посылал меня звать, то всегда присылал за мною свою карету. Сверьх того пользовался я его учтивостию сколь часто во время моего здесь пребывания куда-нибудь мне ехать понадобилось. С архиереем, от коего полезных бесед я также уповал получить пользы, виделся я только однажды, и то было в самой день моего приезда. Он приготовился к отъезду для осмотрения своей епархии, куда он в следующий день поутру и отправился. [256]

Я пробыл в Переславле-Залеском три дни и собрал толикое число надобных известий, что мне не было тужить, что туда заехал (Далее зачеркнуто: Князь Василий Никитич Мещерский, порутчик гвардии, которой просил меня, чтоб дозволить ему быть со мною во время сей поездки, отправился отсюда в Ростов и по достохвальной своей склонности точнее осведомиться о всех обстоятельствах своего отечества охотно принял на себя труд осмотреть и описать тамошния достопамятности. — Ред.).

9-го числа июля под вечер в 6 часов вступил я в обратной путь к Троицкому монастырю, которой учинил по прямой большой дороге. Ради великаго дневнаго зноя разсудил я ехать ночью; нигде уже не останавливался, разве где ямщики хотели переменить усталых лошадей. Следует роспись лежащим по пути деревням.

Деревня Щолканка — в 7 верстах от Переславля.

Село Глебовское — в 4 верстах от Щолканки. В нем две деревянные церькви и около 40 дворов. Речка Вышеда течет посреди села, съединяется с речкой Кубом и впадает в реку Нерль. Помещик онаго некто Макаров.

Выползова — слобода в 4 верстах, в оной 40 дворов и деревянная церьковь на вышеупомянутой же речке. Она принадлежит двум помещикам — Трубникову и Хвостову, из коих первый имеет здесь изрядной дом.

Куб — маленькая речка в 2-х верстах.

Село Новое — в 3-х верстах, в нем около 100 дворов и деревянная церьковь.

Деревня Овинка — 4 версты, 24 двора.

Василева — дерев[ня], 1 верста, в ней 36 дворов.

Сии три деревни принадлежат Абраму Степановичу Волкову. До сих мест все помещичьи деревни, следуют теперь економическия.

Саля — речка, а на оной —

Лисава — деревня, 3 версты, в ней 20 дворов. До сей деревни от Переславля щитается 25 верст. По приказу воеводы переславскаго, которой послал для того наперед солдата, приготовлены здесь были перемены лошадей.

Кирибрива — дер[евня], 5 верст, в ней 15 дворов. Сия деревня в дорожных календарях означена почтовым станом, чего там не бывает. Такоже она за малым числом жителей к перемене лошадей не способна. Здесь щитается половина дороги между Переславлем и Троицким монастырем. Я спрашивал, сколь далеко отсель или от Лисавы до Александровой слободы. Сказали: около 25 верст.

Корело — село в 4 верстах, с деревянною церьковью, в оном 25 дворов.

Дубна — речка и деревня, в 3 верстах, в ней 15 дворов. Речка сия втекает в Волгу.

Едриковы горы — 3 версты, деревня, состоящая из 25 дворов.

Душищева — дер[евня] в 4 верстах, 17 дворов, в 17 верстах от Лисавы. Здесь в другой раз переменили лошадей. [257]

Роганова — дер[евня], 4 версты, 17 дворов.

Сватково — село в 3-х верстах, в нем 10 дворов с деревянною церьковью. Оное село почитается последним в Переславском уезде по сей дороге.

Зубанева — дерев[ня] в 6 верстах, в ней 20 дворов. Отсюда почитается еще 4 версты до Троицкаго монастыря, всего от Переелавля-3алезскаго до Троицкаго монастыря числится 60 верст.

10-го числа июля в 6 часов поутру прибыл я к монастырю. Время сие было неудобно, чтоб приятелям моим монастырским засвидетельствовать вторично мое почтение; я поспешал также, чтоб в сей день прибыть обратно в Москву. Итак, позавтракавши немного, дабы не было нужды останавливаться на дороге для обеда, продолжал я путь мой на свежих лошадях и, переменивши оных в Братовщине, прибыл я в 3 часа после полудня обратно в Москву, утомившися весьма от дороги.

Собранныя мною в Переславле-Залезском известия следовать будут в особенном описании 30.

4. [Описание Переславля-Залесского] 31

Переславль-Залесской построен, как надобно думать, в последней половине 12 столетия великим князем Георгием, или Юрьем, Владимировичем, сыном киевскаго великаго князя Владимира Всеволодовича Мономаха. Сей город принадлежит к числу тех, коим наложил он имена городов Южной России 32. Вместо потеряннаго Переславля на реке Трубеже построил он Переславль на озере Клюшине; даже и речке, впадающей в озеро Клюшино, на устье коея заложен сей город, дал он название Трубежа. То же учинено с Переславлем-Рязанским. Такое сходство названий трех рек, впадающих в Днепр, Оку и упомянутое озеро, никак нельзя почесть за случайное дело. Нет никакого различия между Переяславлем и Переславлем. Перьвым именем назывались оба последние города как в речах, так и на письме.

В истории не прежде упоминается о Переславле-Залесском, как уже оный в 1213 году достался в удел князю Ярославу Всеволодовичу, внуку основателя сего города. Переславль остался ему в наследственное владение, когда он, княжив в Новегороде, должен был уступить своевольству новгородцев. Сын его, великий князь Александр Невский, удержал Переславль за собою и оставил его в наследство сыну своему Димитрию. Сей владел Переславлем независимо от великаго князя, а потом в 1276 году и сам учинился великим князем; таким же образом Переславль остался за сыном его, Иваном Димитриевичем, которой не был великим князем. В 1302 году скончался он бездетен и оставил Переславль, как собственное свое владение, дяде своему, князю Даниилу Александровичу Московскому. Сей ездил туда для принятия его во свое владение, откуда возвратясь, скончался в 1303 году. Сыновья его присоединили Переславль к великому княжеству. Святый Сергий, основатель Троицкаго монастыря, в [258] 1354 году посвящен был в Переславле епископом Афанасием в игумена. В 1407 году великий князь Василий Димитриевич отдал город Переславль перешедшему к нему литовскому князю Александру Ивановичу Ольгамонтовичу для его содержания. То же самое учинено было в 1408 году с Швитригайлом Ольгердовичем, когда он с другими литовскими князьями прибыл в Москву. Переславль и многие другие городы отданы были во власть их, ибо никаким иным образом удовольствовать их было не можно. В то же самое время в Переславле и почти во всей Московской области была опасная заразительная болезнь, от которой много людей померло. Кто желает получить большее сведение в истории города Переславля, того отсылаем к книге, именуемой «О мятежах» 33.

Городское укрепление состоит из землянаго вала, на коем в старину была деревянная стена, которыя теперь и следа не видно. По показанию одного канцелярского известия 7174 (1666) года, сделана была новая деревянная стена, а по другому известию, столь же вероятному, земляной вал имеет в окружности 1047 сажень. По одну онаго сторону течет Трубеж, прочее же пространство объемлет большой и глубокой ров, в коем, как сказывают, прежде сего была вода, и тогда назывался он ручьем Гроблею; ныне зарос он травою. Сверьх сего вблизи озера Клюшина находится крепость. Большая часть западнаго его берега и та сторона, где Трубеж в озеро впадает, занята предместиями; сказывают, что в длину от юга к северу имеет оно 8, а в ширину 7 верст. В древних письменных делах озеро сие называется Кишиным, которое имя ошибкою переменено в Плещино, а потом в Плещеево; теперь известно оно наиболее под именем Переславльскаго озера и славится более сельдями, нежели перьвым потешным кораблеплаванием Петра Великаго.

В разсуждении моем о потехах уже описано 34, каким образом император Петр I в 1691 году завел строение фрегатов, яхт и других судов на Переславльском озере и что часто для увеселения своего ездил по озеру, пока не нашел для себя довольно обширнаго к мореплаванию места у Архангельскаго города. Император жил на холму, неподалеку от деревни Бесковой (4 версты от Переславля), ниже устья реки Трубежа, в нарочно построенном для него дворце, коего ныне и следов не видно. Есть, однакоже, люди, кои помнят еще оный дворец; под горою была корабельная верфь и гавань. Когда сии потехи в 1694 году окончились, то суда были разобраны и положены в двух на берегу озера построенных анбарах. Там должны они были для вечной памяти в целости сохраняться, что и сам император, будучи в Переславле 1722 года, собственноручно подписанном указом от 7 февраля всем тамошним начальникам подтвердить изволил под опасением своего неблаговоления, но, поелику анбары стояли на низменном и сыром месте, то остатки сих судов согнили. Остался в сохранности один только корабельный бот, подобный тому, которой Петр Великий в 1723 году повелел привезти из Москвы в Петербург и назвал «праотцем Российскаго флота». Оный стоит в целости в одном анбаре на горе подле деревни Весковой и подле того места, где стоял императорской [259] дворец 35. Деревня Вескова и к Переславлю принадлежащая рыбачья слобода на устье реки Трубежа пожалованы были от императрицы Елисаветы Петровны фамилии Будаковых.

Кто желает представить город Переславль с окрестностями Переславльскаго озера в приятном виде, тому стоит только взойти на то место, где стоит корабельной бот: оттуда видна верьхняя половина озера к городу Переславлю. В таком отдалении город со всеми своими церьквами и монастырями представляет весьма великоплепный вид, которой не приметен при входе в самой город, как то обыкновенно случается. Искусной рисовальщик для лучшаго разумения географическаго его положения может присовокупить к оному изображение нижней части озера, где река Вокса, вытекая из онаго, впадает в озеро Сумино, из коего выходит река Нерль и впадает в Волгу. Озеро Сумино по описанию имеет в длину около версты, почти столько же в ширину и отстоит от Переславльскаго озера на 4 или на 5 верст.

Земляной вал, собственно городом называемый, заключает пространство 1047 сажен по левой стороне реки Трубежа. В старину вал был выше, нежели теперь. В нем нет ворот, но только проезды. Его едва приметить можно, когда едешь с московской стороны. С ростовской стороны есть мост через р[еку] Трубеж. Вокруг города лежит посад с предместиями и слободами, кои все одна к другой примыкаются.

Внутри вала находится, во-перьвых, старинная каменная соборная церьковь, о которой в следствие канцелярскаго известия в книге, «Торжественник» называемой, которую я, однакож, не видал, упомянуто, что она построена великим князем Георгием Владимировичем Долгоруким, сыном великаго князя Владимира Мономаха, от Сотворения мира в 6660, от Р.Х. в 1152 году. Сим подтверждается древность города. Ни город без церькви, ни церьковь без города не может быть построена. Писатель, показавший год ея построения, конечно, имел причины и известия, коих уже более нет. В сей церькви погребены князь Димитрий Александрович и сын его Иоанн. Близ оной был древле дворец, в котором цари во время своего присутствия в сем городе имели свое пребывание. В Евангелии, серебром оправленном, написано следующее: «Сию книгу пожаловал государь, царь и великий князь Михайло Феодорович в Переславле-Залесском в церковь Петра Митрополита на государевом дворе лета 7147 (1639) октября в 1 день; подписал сию книгу по Приказу Большаго дворца подьячей Иван Николаев».

О двух других церьквах, почитающихся теперь главными, а прежде бывших монастырскими, буду я говорить после.

Казенныя строения в городе суть канцелярия и воеводской дом, оба деревянныя. Из частных домов лучший, который, однакож, деревянной на каменном основании, принадлежит фабриканту Александру Филипову сыну Фадееву, Угрюмовым также называющемуся, который приобрел чин коллежскаго ассессора. Отец его, Филип Фадеев сын Угрюмов имел титул обер-директора; он посредством откупов и заведением большой [260] полотняной фабрики положил начало достатку своего сына; немало также иждивения употребил на выстройку монастыря, которой служит украшением городу. Впрочем, в пространстве, валом обнесенном, находится 5 купеческих домов, 16 церьковнослужительских, 25 принадлежащих приказным служителям, 27 разночинцам, 24 городским солдатам или таким, кои отставлены от службы. Итак, вообще 147 частных домов.

Вне вала в предместиях и слободах щитается 320 домов, принадлежащих купцам разных гильдий, 27 церьковнослужителям, 5 приказным, 89 разночинцам, 10 солдатам, да в Рыбачьей слободе 161 дом. Всего вне вала находится 594, а сложа с прежними, в Переславле находится 741 дом, из коих большая часть в худом состоянии.

Итак, Переславль не может похвалиться зданиями частных людей, напротив того, церьквами и монастырями. Прежде, нежели я об них что скажу, упомянуть мне должно о бывших доселе переславльских епископах. Императрица Елисавет Петровна учредила сию епархию в 1744 году и присоединила к ней Дмитров. Также и Волоколамской принадлежит к сей епархии. Епископом оныя был Арсений, которой немного спустя потом поехал в Киев и там скончался. По нем был Серапион, а потом Амвросий, коего жизнь и нещастную смерть описал г. Новиков в «Словаре Российских писателей». По нем был Сильвестр, которой теперь на покое в Воскресенском монастыре. Геннадий, которой, как из надгробной его надписи видно, скончался епископом в Переславле 1773 года 26 августа. Антоний, переведенный 1778 года в Астрахань; сему наследовал в том же самом году Феофилакт, ученый и многими изрядными качествами одаренный муж, бывший пред тем ректором семинарии и архимандритом в Заиконоспасском московском монастыре. Для жительствования назначен им Горицкой монастырь, за тем, чтоб не строить новаго дома, почему оный кафедральным и называется.

Теперь приступаю я к монастырям города Переславля и начну с кафедральнаго монастыря.

Горицкой кафедральной монастырь стоит в некотором отдалении от крайных посадских жилищ, неподалеку от Московской большой дороги, на некотором возвышении, так что он совершенно виден по левую руку, когда с той стороны в Переславль едешь. Изнутри города считается до него полторы версты. Горицким назван монастырь сей по возвышенному своему местоположению, которое наипаче к городу и к озеру чрезвычайно приятно. Сие место называлось сперва Горицы. Довольно пространные архиерейские покои и главнейшая церьковь весьма много поправлены были тщанием преосвященнаго Амвросия, великаго знатока и любителя архитектуры. О построении и деяниях монастыря сего ничего неизвестно, кроме того, что он был еще во время великаго князя Василья Васильевича Темнаго, как то видно в Прологе из жития св. Даниила, основателя Даниловского монастыря 36. Главнейшая церковь наречена во имя Успения Пресвятыя Богородицы с двумя приделами — Благовещения и Сретения Пресвятыя Богородицы. При ней есть также трапеза несравненной [261] архитектуры, в которой должны представлены быть все страсти Христовы и которую преосвященный Амвросий не имел времени довершить. Подле архиерейских покоев находится келейная церьковь во имя всех святых, а на святых воротах церьковь святаго Николая. Неподалеку от перьвой церкви находится изрядная колокольня, под коею должна быть также церьковь 37. Весь монастырь обнесен четвероугольною каменною оградою, и где прежде были монашеския кельи, там живут теперь архиерейские служители. Вне ограды живут прежде бывшие монастырские крестьяне, коих часть осталась за архиерейским домом, часть отошла к Коллегии экономии.

Данилов монастырь находится на сей же стороне Переславля, только более к югу и в двух верстах от города. Когда к нему едешь, и город еще в виду находится, то кажется, что в правую сторону стоит он в ближайшем разстоянии от Александровской, нежели от Троицкой дороги. Имя его происходит от его основателя, который потом причтен во святые, и потому есть в Прологе краткое начертание его жизни 7 числа апреля, на которое ссылаются и Четьи-Минеи. Из онаго видно, что основатель сего монастыря жил во время великих князей Василия Васильевича Темнаго и Ивана Васильевича I. Родители его переселились в Переславль из Мценска; до восприятия на себя монашества назывался он Димитрием; в оное состояние вступил он в Боровском Пафнутиеве монастыре и наречен Даниилом. Там препроводил он девять лет и два года в пустыне. По смерти отца своего возвратился в Переславль, где старцы монастыря Пречистыя Богородицы на Горицах избрали его себе архимандритом; потом построил он для себя особой монастырь, которой и поныне Даниловским называется. Великий князь Василий Васильевич, быв некогда в Горицком монастыре, приказал архимандриту Даниилу перейти из Горицкаго в свой собственной монастырь и собрать там братию. По учинении сего, при великом голоде число братий умножилось до 70 человек, но он малым запасом не только монастырь, но и жителей оныя страны чрез 8 месяцов до следующей жатвы прокормил. Великий князь и супруга его, великая княгиня Елена, столь высоко его почитали, что при крещении детей своих, князя Ивана Васильевича и Георгия, имели его воспреемником. Наконец, в 7048 (1540) 7 апреля скончался он, пожив немного более осмидесяти лет, и погребен в церькви святыя Троицы у самыя стены святаго жертвенника. При сем случае учиню я краткое примечание, касающееся до летоисчисления. Великий князь Василий Васильевич княжил от 1425 года по 1462 год, следовательно, не может быть, чтоб св. Даниил жил в его время. Вместо Василья Васильевича должно положить великаго князя Василья Ивановича, правительствовавшаго от 1505 до 1533 года, притом же не перьвой, но последний имел супругу Елену; она была дочь литовскаго князя Михаила Львовича Глинскаго. Итак, с большим основанием сказать можно, что св. Даниил родился в 7016 (1508) году, естьли он не более 80 лет жил. В монастыре находится на камне высеченная надпись такого содержания, что в 7161 (1653) году 30 декабря [262] найдено тело сего святаго угодника невредимо. От сего знаменитаго времени почитается он святым.

Главнейшая каменная церковь в монастыре во имя Живоначальныя Троицы построена в 1693 году иждивением боярина князя Ивана Петровича Барятинскаго; сие известно также из надписи. Но когда построены монастырския каменныя кельи и ограда, то неизвестно. Прежде времен св. Даниила, а может быть, долгое время и после того, все там было деревянное. Строение каменное, по-видимому, едва ли было до времен царя Алексея Михайловича 38. Монастырь сей по новому уложению Святейшаго Синода относится ко второму классу; в нем определено быть 24 монахам. Нынешний архимандрит называется Иосифом, он же ректором при семинарии, состоящей из 50 учеников, которую основал преосвященный Феофилакт в прошлом 1777 году. Преподают в ней теперь начальныя основания латинскаго языка взятые из Заиконоспасскаго монастыря студенты.

Никитской монастырь, в четырех верстах от города, стоящий по ту сторону озера на некотором возвышении, с котораго озеро и окружности его видны в некотором отдалении от города, есть третий Переславской мужеской монастырь, достойный примечания по древности и по строению своему. В оном почитают св. Никиту Столпника, о коем я предлагаю здесь известие, из Пролога взятое, за тем, чтобы оно служило к познанию истории сего монастыря. Он уже был в то время посвящен святому великомученику Никите, когда сей новый угодник, раскаясь о многих и тяжких своих согрешениях, постригся в нем в монахи. В Прологе не означено времени, когда сие происходило, также не сказано, когда он скончался. Однакож о времени, в которое он жил, можно заключить из упомянутаго в том же месте произшествия, что князь Михаил Черниговский посещал его для получения от него в тяжкой своей болезни исцеления и возвратился здрав. Сему никому иному быть нельзя, кроме Михаила Всеволодовича, которой в 1245 году от татар в Орде убит. Следовательно, монастырь сей построен в одно почти время с городом Переславлем. Итак, он еще древнее Святотроицкаго Сергеева монастыря, которой почитается древнейшим во всей Северной России.

Столпником проименован св. Никита по следующей причине. В восточной церьковной истории с 5 и 6 столетия по Рождестве Христове известны уже стилиты (которое слово на российском языке может быть переведено столпником), что они в пустынях высокие столбы (по-гречески (греческий текст)), а поверьх оных малое жилье строили, в коих они приносили о грехах своих покаяние и, не будучи никем в оном благоговении обеспокоеваны, остальную жизнь провождали. История повествует, что они на столбах по 20 и 30 лет жили, и окрестные монахи, которые также в пустынях жили, им пищу приносили. Таковой был Симеон Стилит, или Столпник, коего память Греческая и Российская церьковь 1 сентября празднует. О другом столпнике того же имени (ибо различное их житие оное свидетельствует) в Четьи-Минеи и Прологе 24 маия читать можно. С сим [263] хотел житием сравниться св. Никита. Но он построил свое жилище не на столбе, а на земле, на самом том месте, где в 1763 году возобновлено каменное здание; впрочем, если прежнее с нынешним, чему и верить должно, одинакой величины было, то оно столь узко, что он там лежать не мог, но всегда стоять, сидеть или, опершись руками на перекладину, вперед наклоня голову, спать был должен. Для большаго еще покаяния носил он на голом теле чрез грудь и спину крестообразно тяжелыя цепи (вериги). По Прологу, в таком состоянии святой муж находился, как его посетил черниговский князь Михаил. По преданию, был он убит людьми, которые пришли туда не с добрым, но со злым намерением, чтоб отнять у него железную цепь, которую почли они за золотую, потому что она от употребления светилась. Его погребли в церкве. На том месте воздвигнута не великолепная гробница. На оной лежат для памяти цепи, на которыя ради тяжести без удивления смотреть не можно. В Четьи-Минеи и Прологе для того на 24 число маия память его назначена, что в тот же день празднуется память и другаго Симеона Столпника. В Четьи-Минеи стоит в тот же день преставление преподобнаго отца нашего Никиты Переславского Чудотворца, о нем же в Прологе. Но о сем в Прологе совсем не упоминается, а должно искать в другом месте. Построение монастыря, церквей, келей и ограды каменных приписывают царю Ивану Васильевичу, а до того времени было все строение деревянное 39. Частое царское пребывание в Александровой слободе было тому поводом. Монастырь причисляется к 3 классу. В нем находится настоятель (игумен) и 12 монахов.

Никольской монастырь лежит в городе, но за земляным валом и назначен к уничтожению. Малое число монахов, там находящихся, не получает никакого жалованья. Они испросили себе оной на собственное попечение и питаются от церкви и милостиваго подаяния городских жителей.

Борисоглебской. Под сим именем заключались два мужеские монастыря: один в городе, из коего монахи переведены в другой, а церковь объявлена приходскою; другой находится вне города, неподалеку от Никитскаго монастыря, на берегу Переславскаго озера. Теперь он служит епископу загородным домом. Оба монастыри каменные.

Федоровской девичей монастырь лежит вне города, неподалеку от Горицкаго; в нем находится игуменья и 30 монахинь. Церьковное монастырское строение каменное, ограда не столь хороша, как у других монастырей, и, кажется, что оной мало посещают, ибо все внутреннее пространство заросло травою. Но в нем находятся 3 каменныя церькви: 1) Феодора Стратилата, 2) Казанския Богородицы, 3) Введения Богородицы с двумя приделами — Знамения Богородицы и Адриана и Наталии. О истории монастыря ничего неизвестно 40.

Богородицкой, был до 1740 года малой девичей монастырь посреди города, о происхождении и древности коего ничего неизвестно 41. Все строение было деревянное. Богатой мещанин Филипп Фадеев сын Угрюмов вместо деревянной церкви Владимирской Богородицы выстроил [264] новую, весьма хорошую в то же имя, каменную. Он построил еще и другую церковь во имя св. Александра Невскаго, потому что сын его Александром назывался; ограду сделал также каменную. Он бы и кельи построил каменныя, если бы Святейший Синод по новому учреждению 1763 года не повелел монастырь уничтожить, а монахинь, коих числом было 80, разделить в Федоровской монастырь и Александрову слободу. Поистинне довольно монастырей в Переславском уезде. Новым, иждивением Угрюмова построенным церквам, лежащим посреди города и возле старой соборной церкви Преображения Господня, приличнее быть соборными, каковыми оныя Святейшим Синодом и объявлены.

Вознесенской, бывшей девичей монастырь в городе по ту сторону Трубежа, деревянной, в то же время объявлен приходским.

Сего уже довольно о монастырях сказано. Теперь следуют приходския церкви, которыя не были монастырями.

Каменныя: Петра Митрополита, Симеона Богоприимца, Сергия Чудотворца, Иоанна Предтечи и Илии Пророка. Деревянная Рождества Богородицы, по ту сторону Трубежа. В сих монастырях и церьквах находятся четверы публичные бьющие часы. В Горицком, Даниловом и Никитском считают часы иностранным образом. В Никольском древний Российский сохраняет образ.

Число жителей в городе Переславле следующим известием определить можно.

В службе находятся:

Воевода и его товарищ, прокурор и казначей, 2 секретаря,
16 канцелярских служителей,
1 порутчик и 56 солдат с унтер-офицерами при канцелярии,
1 порутчик для посылки,
1 дворцовой мундшенк с повелением, чтоб определить его к делам.

Подушной оклад платят:

По ревизии 1763 года купцов 913 душ
По новому учреждению, которые платят по капиталу, купцов 223
В подушном окладе находящихся мещан 522 по другому известию 531
Один токмо и был перьвой гильдии купец, которой в прошлом году объявил себя банкрутом.

Роспись всем в городе теперь подушной оклад платящим:

Мещан, как выше

531

Разночинцов

2

Разсыльщиков, бывших прежде при канцелярии

21

Сокольих помытчиков, прежде бывших служителей при соколиной охоте

70

Дворцовых садовников

6

Кузнецов

87

Кирпишников

30

Ведомства Коллегии економии

112

В ведомстве Дворцовой канцелярии находящихся жителей Рыбачей слободы

5092

За разными чинами при домах дворовых людей

27 [265]

В числе мещан находятся следующие ремесленники:

2 живописца,

12 сапожников,

2 набойщика,

11 серебреников,

20 перчатошников,

6 канатников,

9 кузнецов,

1 стекольщик,

21 скорняк,

7 портных,

3 свешника,

2 хомутника,

9 шапошников,

1 столяр,

2 тележника.

У города находятся 165 ямщиков.

Питейных домов: в городе — 10, в уезде — 29.

Откуп питейных домов в городе и Переславском уезде простирается до 38 443 руб. Сказывают, что новой откуп по крайней мере четвертью, ежели не третью, возвысится.

Чтобы дать хотя несовершенное понятие о здешней торговле, то надлежит знать, что здесь находится несколько купцов, которые довольно ездят по России и посылают людей для закупки товаров, кои в окрестных городах разходятся. Здешней главной промысел составляет полотно. Жители Александровой слободы и Троицкаго Сергиева монастыря наиболее в том упражняются. С 23 июля начинается ярманка и продолжается до Петрова дни, на которую московские и другие иногородные купцы съезжаются. Каждую неделю бывают по вторникам, четвергам и субботам ярманки, на которых крестьяне продают муку, скот и разныя земляныя произведения, также деревянную и глиняную посуду, колеса, хомуты и другия вещи.

В лавках, коих числом 61, находятся следующие товары:

В 10 лавках

— шелковыя и бумажныя материи, сукна, каразеи, сшамед, байка, ленты и прочая.

В 9

— мыло, чулки, рукавицы и крестьянския шляпы.

В 2

— шапки.

В 5

— сапоги, муские и женские башмаки и туфли.

В 2

— юфт для делания башмаков и сапогов.

В 2

— разныя железныя вещи, как-то сковороды, замки, гвозди.

В 4 лавках

— толстое и тонкое полотно.

В 6

— хомуты, возжи и веревки.

В 10

— яблоки, орехи, пряники, чай, сахар, соленая рыба, икра и вязига,

В 2 лавках и погребах

— разнаго рода вина.

В 6

— ржаная и пшеничная мука, крупа и просо. Удивительно, что за Москвою нельзя найти крупичатой пшеничной муки и из нее печенаго хлеба.

В 15 лавках

— солонина и свежая говядина и баранина.

К сему принадлежат еще 6 харчевен. Свежую рыбу покупают в Рыбачьей слободе, где она в изобилии токмо весною и осенью. Во время рыбной ловли в Переславском озере ловят род сельдей, которыя коптят и зимою замороженых отвозят в Москву, но вкусом оне не столь хороши, как голландския и архангельския. Сверх сего водятся в Переславском озере еще следующия рыбы: лещи, щуки, язи, окуни, ерши, налимы, плотва и карзоха. [266]

Из фабрик одна токмо полотняная ассессора Угрюмова в Переславле хороша; на ней 312 станков, там делают разнаго рода полотна, а именно полотна фламския, равендуки полуфламские и каламенки, которые скорее распродать можно, нежели тонкое полотно. Их отвозят в Санкт-Петербург и Архангельск. Малая бумажная, полотняная и шляпошная фабрика в Переславском уезде в деревне Скопиной принадлежит вдове Евдокии Солениковой. Также находится у разных городских жителей 37 станков для сукна и 17 для шелковых материй, 4 кожевенные завода и 2 мыльныя варницы, которыя не более как токмо для здешняго городскаго разхода приготовлять могут.

Переславской уезд разделяется на 22 стана, при которых я покажу число жителей, то есть крестьян, по ревизии, учиненной в 1763 году, с присовокуплением женскаго пола, чего при казенных ревизиях не бывает. В число сие входят все обоего пола, как дети, так и старики, каковы они при ревизии были. Напротив того, в следующих годах приращение, которое до невероятности простирается, к тому не причисляется и не могло бы возбудить подозрения на погрешность и нерадение, естьли бы с недельными росписьми умерших и рожденных, в Москве из уездов получаемыми, не подвержено было сомнению. О неравном содержании между обоими полами судить я не могу. Может быть, причиною тому обстоятельства места, которыя в своем месте изыскать и разсмотреть должно.

Роспись станов

Мужеск[ий] пол

Женск[ий] пол

Борисоглебской

14277

14495

Кадаев

6741

6852

Слободской

6052

6337

Никитской

3667

3740

Кучерской

4183

4416

Зубов

1249

1363

Болшев

326

332

Нерлской

634

627

Кинельской

3922

3842

Гулятин

1544

1505

Верходубенской

2707

2684

Серебужской

6921

6943

Рождественской

904

922

Мишутин

809

766

Михайловской

686

760

Шуромской

4308

4297

Пневицкой

820

850

Новосельской

5613

5902

Замыцкой

2679

2947

Кистенской

2346

2223

Конютской

2146

2173

Нильской

2094

2149

Итого в уезде:

74628

76123

Всего в городе и уезде:

76023

77019

За погрешности исчисления я не отвечаю.

Жителей считают еще другим образом, смотря по различным их обязанностям. Для познания числа каждаго состояния служит следующее показание:

По городу Переславлю

Чис[ло] душ

Всякаго звания платежных

1395

В Переславском уезде

 

Ведомства Дворцовой конюшенной канцелярии

8347

Описных ведомства Канцелярии конфискации

23

Состоящих за фабрикантами

730

Помещичьих

38692

Економических

26692

Ведомства Дворцовой канцелярии

144

 

75923

Хотя сумма с прежнею и не совсем равна, но если смотреть на число жителей земли, то сие ничего не значит.

По другому и старинному известию полагается число народа, в подушном окладе находящегося, кроме купечества, в Переславле и Переславском уезде 82039.

Все городские доходы, как в канцелярии получаются, включая откуп питейных домов, простираются до 172346 руб. 53 коп.

Прежде был Переславль провинциальный город, и Ростов причислялся к сей провинции, но как Ростов при учреждении наместничеств стал причисляться к Ярославлю, то и Переславль причислен к Володимерскому наместничеству.

К Переславскому уезду надлежат теперь Александрова слобода и монастырь Киржач на Володимерской дороге. То место описал я на путешествии моем в Ярославль, а о сем недостает полных известий. Я упомянул в своем Географическом словаре под именем Троицкаго Сергиева монастыря, по известиям тогда у меня находившимся, что Киржач построен св. Сергием, из чего следует, что он с Троицким одинакой древности. Но если там сказано, что он отстоит от Троицкаго на 40 верст, то сие очевидная погрешность. Ибо до Переславля от Троицкого монастыря уже 60 верст, то Киржач должен отстоять далее.

Я присовокуплю еще разстояние города Переславля от окрестных ближайших городов, так, как оно в известии тамошней канцелярии показано:

В Юрьев Польской

50 верст

В Ростов

60 верст

В Дмитров

80 верст

В Кашин

90 верст

В Володимер

100 верст

В Москву

123 версты

Здесь собщил я все то, что во время девятидневнаго моего прибывания в Переславле приметить, изведать и собрать мог.

Комментарии

1. Печатается по: РГАДА. Ф. 199. П. 362, ч. 1. Д. 6.

2. Дворцовое, т.е. принадлежащее императорской фамилии, село Люберицы (Люберцы) получило статус села после постройки в 1632 г. церкви Преображения. Отсюда, видимо, и название села, данное во время владения им. А. Д. Меншиковым. После опалы Меншикова село было отписано в казну. С 1925 г. Люберцы-город, один из промышленных центров Московской области.

3. Основанный Екатериной II Воспитательный дом для сирот был построен архитектором К. И. Бланком в 1764-1770 гг. (ныне: ул. Солянка, 12). Миллер был директором Воспитательного дома в 1765-1766 гг.

4. Казанская церковь в с. Марково была построена в 1672-1680 гг., как предполагают, крепостным зодчим князя Я. Н. Одоевского П. Потехиным. Церковь отличается необычным убранством в виде зеленых изразцов, резьбы карнизов и наличников, белокаменных деталей.

5. Постройка нового архиерейского дома в Коломне велась, как считается, М. Ф. Казаковым или кем-то из его учеников.

6. Голутвин монастырь в Коломне был основан Дмитрием Донским по совету преподобного Сергия Радонежского в 80-е годы XIV в.

7. Стены и башни Голутвина монастыря были возведены в 70-е годы XVIII в., как считается по проекту М. Ф. Казакова. Древнейшее сооружение монастыря-Богоявленский собор XIV в.-неоднократно перестраивался и приобрел свой современный облик уже в XVIII-XIX вв.

8. Корабль «Орел» был построен в Дединове в 1668 г.

9. Автором сочинения «Описание Каспийского моря и чиненных на оном Российских завоеваний, яко часть истории Петра Великого» был Ф. И. Соймонов. Миллер редактировал и дополнил это сочинение, впервые опубликованное в «Ежемесячных сочинениях» в 1763 г.

10. В 1688 г. в с. Измайлово Петр I обнаружил английский бот, который, по его собственному признанию, пробудил в нем страсть к мореплаванию. В настоящее время бот хранится в Центральном военно-морском музее в Петербурге.

11. Гродетур-плотная шелковая ткань.

12. Бобренев монастырь основан в XIV в., а первый каменный собор в нем, согласно имеющимся сведениям, построен в 70-е годы XVI в. Сохранившийся до наших дней Рождественский собор перестроен в 1830 г.

13. Село Бронницы впервые упоминается в летописи под 1453 г. Государственный конский завод был создан здесь в конце XVII в. В 1700 г. село было подарено Петром I А.Д. Меншикову.

14. Печатается по: РГАДА. Ф. 199. П. 362, ч. 2. Д. 2. Перевод с немецкого Е.Е. Рычаловского.

15. Миллер ошибся: первое упоминание в летописях о Коломне относится к 1177 г.

16. Великий князь Василий Васильевич был захвачен Дмитрием Шемякой и князем Иваном Можайским в Троицком монастыре и ослеплен 16 февраля 1446 г.

17. Имеется в виду хан Улуг-Мухаммед.

18. См.: Топографические известия, служащие для полного географического описания Российской империи. СПб., 1771.

19. Т.е. платящие семигривенную подушную подать.

20. Печатается по: РГАДА. Ф. 199. П. 362, ч. 2. Д. 4.

21. Никольская церковь в патриаршем селе (ныне город) Пушкино построена в 1692 — 1694 гг.

22. Путевой дворец в селе Братовщине снесен в 1819 г.

23. Миллер имеет в виду свое сочинение «Воспитание государя императора Петра Великого» // Опыт трудов Вольного Российского собрания при Императорском Московском университете. 1780. Ч. IV.

24. В 1766 г. Императорское Вольное экономическое общество к поощрению в России земледелия и домостроительства объявило конкурс на лучший ответ на вопрос о праве крестьян иметь в собственности землю и движимое имение. Считается, что задача была сформулирована императрицей Екатериной II. На конкурс было прислано свыше 160 работ. Первая премия была присуждена французскому ученому Беарде де Аббей, вторая-А. Я. Поленову.

25. В 1770-1773 гг. Миллер подготовил к изданию составленный Ф. А. Полуниным «Географический лексикон Российского государства», в котором заново написал ряд статей.

26. Миллер ошибся в дате издания словаря, должно быть: 1773 г.

27. Царица Марфа Алексеевна действительно родилась 26 августа 1652 г. Умерла же она в июле 1707 г. Царевна Феодосия Алексеевна родилась 28 мая 1662 г. и умерла в декабре 1713 г.

28. Новгородские (Васильевские) врата действительно находятся в Александровой слободе. Они были сняты с Софийского собора в Новгороде по приказу Ивана Грозного в 1570 г.

29. Миллер ошибся: ансамбль Успенского девичьего монастыря в Александровой слободе включает постройки XVI-XVII вв. Так, Троицкий собор построен в 1505-1513 гг., в XVI в. построены Покровская церковь и колокольня, в XVII в.-Успенская церковь, возведены стены с четырьмя угловыми башнями и надвратной церковью Федора Стратилата, построены Келейный корпус и Трапезная палата.

30. См. [«Описание Переславля-Залесского»] в настоящем издании с. 257.

31. Печатается по: Новые ежемесячные сочинения. 1789. Декабрь. С. 3-34.

32. Миллер не ошибся: Переславль-Залесский действительно основан Юрием Долгоруким в 1152 г.

33. Имеется в виду «Летопись о многих мятежах»-сочинение XVII в. по истории Смутного времени. Впервые издана в 1771 г.

34. Имеется в виду сочинение Миллера «Известие о начале Преображенского и Семеновского полков» // Опыт трудов Вольного Российского собрания при Императорском Московском университете. 1778. Ч. IV.

35. В 1803 г. для хранения бота было выстроено специальное здание-усадьба «Ботик», существующее с того времени в качестве музея.

36. Пролог-древнерусский житийный сборник.

37. Горицкий монастырь в Переславле-Залесском основан в XIV в. В первой половине XVI в. здесь были сооружены пятиглавый Успенский собор и церковь Иоанна Предтечи, в XVII в. -Святые ворота, считающиеся одним из интереснейших памятников русского зодчества этого времени. В XVIII в. по приказу епископа Амвросия был перестроен Успенский собор и проведены обширные работы по убранству храма. Неподалеку от собора, на месте сломанной Ивановской церкви началось строительство здания так называемой «Гефсимании», оставшееся незавершенным и разобранное в конце XIX в.

38. Расчеты Миллера верны: Троицкий Данилов монастырь в Переславле-Залесском действительно основан в 1508 г. в правление великого князя Василия III. Однако Троицкий собор был возведен уже в 1530-1532 гг. ростовским зодчим Григорием Борисовым. На средства князя И. П. Барятинского были выстроены: в 1687 г. Всехсвятская церковь, в 1689 г. шатровая колокольня, в 1695 г. трапезные палаты при Похвальской церкви, келейный корпус и монастырская ограда.

39. Каменные стены Никитского монастыря были действительно возведены при Иване Грозном. Тогда же был перестроен собор над могилой св. Никиты Столпника, сооруженный при Василии III.

40. По преданию, Федоровский монастырь был основан в XIV в. на месте битвы московского войска с тверским в 1304 г. До настоящего времени сохранился лишь собор XVI в.

41. Богородицкий Сретенский женский монастырь, по-видимому, был основан в середине XVII в.; он существовал уже в 1660 г.; в 1764 г.-выведен за штат, а в 1788 г.-преобразован в приход.

 

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.