Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

АБУЛГАЧИ БАЯДУР ХАН

ИСТОРИЯ РОДОСЛОВНАЯ О ТАТАРАХ

Том II.

ЧАСТЬ ПЯТАЯ

Содержащая историю о Чагатай-Хане, втором сыне Чингис-Хановом, также и о владельцах его потомства, которые государствовали над городами и государствами Кашгарскими, и Ма-Уреннерскими.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

О жизни и государствовании Чагатай-Хановом.

Чагатай-Хан имел нечто весьма свирепое в своем лице, так что каждой боялся на него смотреть; однако [4] у него было чрезвычайно много разума. Для сего то Чингис-Хан дал ему в удел всю Ма-Уреннерскую землю, и всего того половину, что принадлежало к городам и земле Харассм, также Уигуров, и городы Кашгар 159, [5] Бадагшан, Балк и Гасмиен со всем тем, что к ним принадлежит до самые реки Сирр-Инди. Однако оной [6] непрестанно пребывал при брате своем Угадай-Хан, а правление поручил над провинциями своего владения таким [7] офицерам, которые имели совершенное, благоразумие. Имел при своем дворе одного волхва, который так умел [8] обморачивать глаза у тех, которых хотел обмануть, что они думали, будто видели, что идут целые армеи, [9] а в самой вещи ничего того небыло. Чагатай-Хан также возымел любопытство, чтоб сие ему показано было, а потом так отвратился от того человека, что по жалобе, какова ему учинена была от одного из господ его двора немного времени спустя после того на оного волхва, велел ему связать руки и ноги, и бросить в темницу в которой так и умер. Но Чагатай-Хан и сам после оного не долго жив был; ибо напала на него [10] неисцельная болезнь, от которые умер в лето 640 (лето благ. 1243). Из великого числа жен и наложниц, которые у него были, любил двух больше нежели всех протчих, которые были обе сестры, дочери Каба-Нояна, главы над поколеньем Канкраттов, из которых первая называлася Буссулун, которая ему родила многих детей мужеского пола, коих любил больше всех протчих своих детей; а второй было имя Тархан-Хатун, которую взял за себя после смерти первой. Дети Чагатай-Хановы называлися так, 1) Мутуган, 2) Мучи, 3) Балда-Шаг, 4) Сагинлалга, 5) Сарманс, 6) Буссумунга, 7) Баидар.

ГЛАВА ВТОРАЯ

О Принцах потомства Чагатай-Ханова, которые государствовали в земле Ма-Уреннер после смерти Чагатай-Хановой.

Кapa-Галаку, сын Мутуганов сделался государем в земле Ма-Уреннер после смерти деда своего Чагатай-Хана. Оной Принц имел [11] наследника по правде сына своего Мубурак Шага по смерти своей. Но как еще был почти младенец при смерти своего отца, то мать его Аргата-Хатун объявила себя правительницею, пока сын ее выростет до надлежащих к государствованию лет. По смерти Мубарак-Шага, Алу сын Баидаров восприял корону, а наследника имел внука Мутуганова, который назывался Бакар-Хан, сын так называемого Ясунту, который государствовав два года, принял Магометанский закон, и стал называться Султан Геласудин. Сей был первый из потомства Чагатай-Ханова в Магометанском законе. После его смерти вручили Ханское достоинство Беги, сыну Сармансову, которому был наследником правнук Мутуганов именем Буга-Тимур. После смерти Буга-Тимур-Хановой, Доичи-Хан сын Барак-Ханов возымел скипетр, и имел наследника сына своего Конча-Хана. Когда Канча-Хан умер; то Балига, который был также внук Мутуганов, преемником его учинился. После Балига-Хана, Исан-Бога второй сын Доичи-Ханов государствовал в земле Ма-Уреннерской, а по [12] нем наследником был брат его Дуи-Тимур. Дуй-Тимуру последовал на престол брат его Тармашир, которой вторично принял Магометанской закон: ибо хотя Барак-Хан и его подданные приняли уже оной закон, и прилежно содержали в свое время, однако случилось так, что следующие по них роды помалу так от него уклонились что почти не возможно было найти самого малого следа сего закона в земле Ма-Уреннер, и в провинциях ей принадлежащих, когда Тармашир-Хан предприял оной возобновить. Тармашил-Хан убит был от своего брата Бутан-Хана, которой похитил потом престол, а наследник ему был племянник его Чангши, сын брата его Улугана. Чангши-Хан имел брата именем Янус-Тимур, который завидуя ему в престоле, намерился его убить тайным образом; но оставшаяся вдовою жена Улуганова, которая обоим была им мать, возымевши подозрение о его намерении, объявила Чангши-Хану, чтоб хранил себя, которой тотчас вышел в поле против своего брата; однако по нещастию потерял баталию и с жизнию в сем случае. Потом [13] Янус-Тимур обрезал груди своей матери в отмщение за то, что она уведомила Чангши-Хана о намерении, которое имел, чтоб его убить. Во время его государствования был один Принц от потомства Угадай-Ханова именем Алы-Султан, которой стал быть так страшен, что Ясун-Тимур-Хан, также и другие Принцы, от потомства Чагатай-Ханова, не могли ему противиться, и так по смерти Ясун-Тимур-Хановой, Алы-Султан привел землю Ма-Уреннерскую под свою державу. Но по его смерти Качан-Султан сын Ясуров, сын Урек-Тимур-Ханов, сын Кутучаиев, сын Босаиев, сын Мутуганов, сын Чагатай-Ханов, возвратил себе отеческое наследие дому Чагатай Ханова. И так всех было 16 Ханов от потомства Чагатай-Ханова, которые не прерывно государствование имели над провинциями Ма-Уреннерскими. Сие подлинно, что после сих были другие Ханы в сей земле; однако они токмо были именем, не имея почти никакие власти: ибо каждый главный над поколением взявши вольность делать, что ему было нравно, был послушен Хану токмо так, как [14] находил за благо. Качан-Султан был Принц весьма жестокий. Имел сначала весьма щастливо войну против Амир-Качагана, так что его принудил, разбивши у него армею, спасаться бегством. Но потом когда Качан-Султан-Хан зимовал в земле Карши, то потерял в сию зиму, которая была весьма жестока, столько лошадей своей армеи, что почти вся его конница принуждена была пешком ходить. Между тем Амир-Качаган, которой был совершенно уведомлен о худом состоянии войска Качан-Султан-Ханова, возвратившись тотчас напал на него, и отнял у него жизнь с скипетром земли Ма-Уреннерские. Сие случилося в лето 749 (лето благ. 1349). Качан-Султан-Хан был последний из 16 Принцов потомства Чагатай-Ханова, которые государствовали непрерывно чрез 109 лет в земле Ма-Уреннерской с должною властию самодержавному правлению, какое они имели. [15]

ГЛАВА ТРЕТИЯ

О разных других Ханах, которые государствовали в земле Ма-Уреннерской до Амир-Тимур-Хана.

Но смерти Качан-Султан-Хановой, Амир-Качаган восшел на престол Ма-Уреннерские земли. Сей Принц был сын Данишманчаев, сын Кайдуев, сын Кашиев, сын Угадай-Ханов, сын Чингис-Ханов. Был они убит государствовав два года; однако не известно кто его убил. По его смерти Баянкули сын Сургаев, сын Доичи-Ханов, сын бараке-Ханов, сын Ясунтуев, сын Мутуганов, сын Чагатай-Ханов, похитил престол; хотя Амир-Качаган и оставил многих сынов, между которыми был один, которой назывался Абдулла, и которого Баянкули-Хан повелел убить, для того, что они подозрение имел, бутто тот беззаконную имел дружбу с его женою. Амир-Гуссаин был племянник сего Абдулла, а сын одного из его братов. Тимур-Шаг преемником был после Баянкули-Хана, был он сын Ясун-Тимур-Ханов, сын Улуганов, сын Дочи-Ханов, [16] сын Барак-Ханов, сын Ясунтуев, сын Мутуганов, сын Чагатай-Ханов. После Тимур-Шага, Адилл-Султан получил престол. Сей был от потомства Чагатай-Ханова, будучи сын Магомет-Гиулатов, сын Конча-Ханов, сын Доичи-Ханов, и прочая. Между подчиненными Адилл-Султану были два главные над поколеньями, из которых один назывался Амир-Тимур сын Тарагаиев от поколения Бурлассов, а другой Амир-Гуссаин, племянник Абдулаев от потомства Угадай-Ханова, как то мы недавно объявили. Сии оба согласившись между собою против Адилл-Султана, поймали его самого, и связавши ему руки и ноги, утопили. На его место выбрали они Кабулл-Султана в Ханы. Сей Принц был Дорциев, сын Илчактаев, сын Доичи-Ханов, от потомства Чагатай Ханова. В его государствование оба оные помянутые господа завладели городом Балком, и Хана убили, которой в нем государствовал тогда; однако не известно, как он назывался. После Кабулл-Султан-Хана оные оба господа посадили Соирук-Тамиша на Ханство. Сей происшел от [17] потомства Угадай-Ханова, будучи сын Данишманчаев, сын Кайдуков, сын Кашиев, сын Угадай-Ханов. По смерти Соирук-Тамиш-Хановой, сын его Магомет Сулнан восприял титул Хана 160. [18] Все Ханы, которых мы теперь именами объявили от Качан-Султан-Хана, были токмо именем Ханы, не имея никакие действительные силы; потому что каждый вельможа из их подчиненных, которой был главою над каким нибудь многолюдным поколением, думал, что он имеет право выбирать Хана по своему изволению, и отдавать ему такое послушание какое ему нравно было.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

О жизни и главных действиях Амир-Тимур-Хановых.

Когда правление было толь колеблющееся в Ма-Уреннерской земле; тогда Амир-Тимур сын Тарагаев от поколения Бурлассов, вел [19] войну со всеми другими поколениями сей земли, имея иногда щастие а иногда нещастие. Тогалак-Тимур-Хан Кашгарские земли, которой учинился весьма страшен во время сих смятений, увидев благопотребный случай умножить свою силу, вошел с великою армеею в Ма-Уреннерскую землю. Когда он приближался, то великая часть из жителей той земли, утруждены будучи междоусобными браньми, поддалися ему без всякого сопротивления. Но другая часть из оных которые хотели противиться сему Принцу, все были порублены; а оставшиеся ушли с Амир-Тимуром и с Амир-Гуссаином в Харассмскую землю Тогалак-Тимур-Хан бывши целой год в Ма-Уреннерской земле, отдало ее в управление сыну своему Илыасу-Ходже; а сам возвратился в Кашгар, где и умер год спустя по своем возвращении. Когда о смерти его уведомились Амир-Тимур, и Амир-Гуссаин, то тотчас возвратилися в Ма-Уреннерскую землю, и принудили Илыаса-Ходжу пойти в Кашгар. Сии два вельможа жили чрез несколькое время в великом согласии и разделили между собою самодержавную власть в [20] Ма-Уреннерской земле. Но напоследок пришли в несогласие, так что имели кровопролитную баталию недалеко от города Балка. При сем случае пощастливилось Амир-Тимуру; а Амир-Гуссаин убит был на той баталии: и так чрез свою смерть оставил противника своего одного владетелем в Ма-Уреннерской земле. Правда, что помянутой Магомет-Султан-Хан имел всегда имя Хана; однако Амир-Тимур действительно государствовал; а Магомет-Султан-Хан так ему в том не завидовал, что еще и непрестанно молил бога, чтоб оной благоволил сохранить жизнь Амир-Тимуру. Амир-Тимур государствовав таким способом 33 года, вошел, будучи 60 лет, в землю Рум, и учинил кровопролитную баталию с владеющим Принцом той земли, которой назывался Султан-Баячет. Сия баталия продолжалася с великим и страшным убийством от утра до ночи; но наконец Султан Баячет принужден был побежать, а армея его вся была порублена. Амир-Тимур, видя, что получил победу, отправил немедленно Магомета-Султан-Хана в погоню за Султаком Баячетом. Сей [21] его догнавши на другой день около полудни, порубил всех оставшихся, которых было не много, и которые за ним следовали; а самого пленником привел в лагере. Амир-Тимур бывши чрез целой год в провинциях принадлежащих к земле Рум, возвратился в свои области. Тогда умертвил он нетокмо пленника Баячета; но и Магомет-Султан-Хана, да и объявил себя самого Ханом 161. [22] Как скоро возвратился в [23] Ма-Уреннерскую землю, то тотчас принял [24] намерение пойти в Китай 162: однако [25] токмо дошел до так называемого города Отрар, где заболел и умер, государствовав 36 лет; а жив 63 года. Сие случилося в лето 807 (лето благ. 1405163. [26]

ГЛАВА ПЯТАЯ

О Принцах потомства Чагатай-Ханова, которые государствовали в земле Кашгар.

Между тем случилося, что жители города Кашгара и Еркеена, земли Алатах и Уйгуров, не видя никого от потомства Чагатай-Ханова между собою, которой бы достоин был престола их земли пребывающего безо государя, принуждены были призвать [27] Амулл-Ходжу, которой государствовал тогда называяся Илсан-Бога-Ханом в земле Ма-Уреннерской. Сей принц был, как то мы выше объявили, сын Доичи-Ханов, сын Барак-Ханов, сын Ясунтуев, сын Мутуганов, сын Чагатай-Ханов. Имел жену именем Сатил-Тамиш, и как от нее не имел детей, то обременил некоторую свою рабу именем Манлаги. В некоторой день, когда Хан поехал на охоту, жена его, которая весьма ревновала к сей рабе, выдала ее замуж чреватую за одного Могулла именем Ширагола, и приказала ему увезть ее тотчас в его землю. Хан по возвращении с охоты хватился сей рабы, и уведомился, что его жена выдала ее за Могулла. А как не хотел [28] поссориться с своею женою, то так укрывал, что будто бы ни чего о том не ведал, да и не говорил ни чего о том своей жене. Между тем Исан-Бога-Хан умер бездетен; а государство поколебалось чрез разные смятения, которые оное терзали. В сие напастное время некоторой из вельможе государства Кашгарского именем Амир-Иолаучи, которой знал о деле помянутые рабы, нанял нарочно некоторого человека, которого на верность надеялся, именем Таш-Тимур, и дав ему всякую живую скотину для содержания, послал его искать оные рабы, приказав, чтоб не возвращался не уведомив его точно о младенце, которым она была беременна в то время, как жена покойного Хана выслала ее с Могуллом. Таш-Тимуре объездив многие земли без успеха в надежде сыскать желаемое, напоследок прибыл в одно место, где многие жили Могуллы, и спросивши о имени главы сих обывателей уведомился, что не токмо называется Ширагол, но что еще и раба Маланги обретается в сем самом месте, и что она родила одного сына именем Тогалака, которого она [29] понесла от покойного Кашгарского Хана. Показали ему и мальчика, которой играл тогда с братом своим по матери, которой назывался Тимур-Малик. Тогда сей человек усмотрев благоприятное время, так что никто его не мог видеть, у вез молодого Тогалака и привез его к Амир-Иолаучи, которой тотчас объявив Ханом Кашгарским, учредил его именем все пиры и торжества, которые обыкновенно делаются при таких случаях; и назвал его Тогалак-Тимур-Ханом. Сей Хан был принужден употребить больную часть своего государствования на истребление разных мятежников, которые противились ему в городах Кашгаре и Еркеене 164, также и в [30] так называемой земле Алашах и уйгурской. Потом вошел с сильною армеею в землю Ма-Уреннер, [31] которую также покорил своей державе; а после оставил сына своего Илыаса-Ходжу управлять своим именем Ма-Уреннерскую землю, а сам возвратяся в город Кашгар, умер несколько спустя времени.

Тогалак-Тимур-Хан был первый из Принцов потомства Чингис-Ханова, государствовавших в Кашгарской земле, которой принял Магометанский законе; что случилось таким образом: Чагалак-Тимур-Хан будучи в некоторое время на охоте, увидел чужестранных купцов на том месте, которое назначил, чтоб там быть всей дичине. Сие привело его в великой гнев, потому что выдал запретительной указ, чтоб никто не дерзал ни стрелять ни ходить по тем местам, где сам обыкновенно [32] ходил, дабы чрез то не пужать дичины. Того ради повелел привесть пред себя тех людей связав им руки и ноги. Когда сие немедленно исполнено было, то он их спросил, для чего преступают указ его. На то самой лучшей из них, которой был Шеих 165, именем Самалудин, ответствовал ему, что они чужестранные люди из земли Катак, и для того не знали, что есть ли такой здесь запретительной указ. Хан говорил: знатно вы Таджики, и следовательно хуже собак; для того что я лучше почитаю собаку нежели Таджика. Но Шеих Самалудин ему ответствовал: ежели бы мы не были правоверные, то бы великая причина была почитать нас хуже собак, потому что имея мы разум, были бы еще безумнее скотов. Сей ответ коснулся Ханского сердца, которой повелел хранить сих чужестранных людей до его возвращения с охоты. [33] Тогда призвав пред себя Шеиха Самалудина, и отвел его особливо, говорил: какой есть твой закон? для чего тогда ты мне дерзнул говорить, что ежели бы мы не были правоверные, то бы я великую имел причину почитать вас хуже собак. На что Шеих ему пространно истолковал все члены Магометанские веры. Хан так узнал истинну сего закона, что намерился тотчас восприять оной, но разные обстоятельства были ему помешательством, чтоб начать толь великую перемену в государстве. Того ради просил того Шейха, чтоб он возвратился к нему по нескольком времени, дабы согласиться совокупно о средствиях, которые надлежит употребить для успеха сего дела. Между тем Шеих Самалудин заболел немного спустя времени по своем возвращении, и для того повелел своему сыну именем Шейху-Рашидудину пойти после своей смерти к Тогалак-Тимур-Хану, и припамятовать ему о разговоре, которой он имел с ним в такое то время о Магометанском законе. Исполняя сие повеление, Шеих-Рашидудин отправился в Кашгаре тотчас после смерти [34] своего, отца. Но как он ни старался, чтоб видеть Хана; однако не мог доступить во дворец: того ради намерился в некоторой день на самой утренней заре отправлять свою молитву на одной недалекой горке от замка, и сие толь с великим криком, что Толагак-Тимур-Хан от того пробудился, и повелел тотчас его сыскать, дабы уведать, для чего он толь кричал громко, отправляя свою молитву. Тогда Шеих совершенно исполнил повеление своего отца. Хан без всякого отлагательства захотел восприять Магометанской закон. Сие он учинил толь благовременно, что все вельможи той земли последовали ему, кроме одного, которому было имя Амир-Секуабис, и которой тогда следующее предлагал: есть между нашими людьми один человек, которой имеет чрезвычайную силу, с которым ежели Шеих-Рашидудин осмелится бороться, и ежели его пошибет; то тогда я приму его законе, а инако не хочу. Хан сперва противился такому предложению; но когда Шеих его весьма просил, что ему то позволено было, то наконец он ему повелел. Едва Шеих [35] приближился к Могуллу, как его бросил на землю на отмаш рукою, которою ударил его по груди, так что Могулл чрез долгое время не мог с памятью собраться. Потом бросился в ноги Шеиху и объявил, что готов восприять Магометанской закон. Вельможа, которой их на то привел, учинил то же, и все Могуллы, которые были под державою Тогалак-Тимур-Хана последовали сему: сих было числом 160000 душ. Амир-Иолаучи, которой помог Тогалак-Тимур-Хану взойти на престол, между тем умер; а оставил по себе одного токмо сына семи лет, именем Амир-Худаидат. Сему Хан, не смотря на его младенчество, соблюл все после его отца. Тогда молодший из дядей с отцовой стороны Амир-Худаидата именем Камарудин, ибо Амир-Иолаучи имел пять братов, просил Хана, что понеже Амир-Худаидат, в рассуждении своего младенчества не может еще долго исполнять должностей, каковых требуют его важные достоинства, тоб благоволил он, пока его племянник не придет в совершенный свой возраст, поручить оное все ему. Но [36] Хан не рассудил за благо исполните его прошение. Камарудин, которой был человек весьма гордой, и также очень сильной, так за сей себе отказ разгневался, что возымел в сердце крайнюю вражду против Хана; однако так умел укрывать оную от Тогалак-Тимур-Хана, что тот никакого не имел подозрения опасаться его. Но после его смерти, восстал он против его сына Илыаса-Ходжи, которой был преемником Кашгарского престола после своего отца; а убивши его со всею фамилиею, которая состояла в 18 человеках, похитил правление и публиковал, что каждому позволено, ежели кто знал еще кого от потомства Тогалак-Тимур-Ханова, убивать без всякого опасения. Тогалак-Тимур-Хан родился в лето 730 (лето благ. 1243), восприял корону на 18 году от рождения, принял Магометанской закон на 24, а умер на 34.

Между протчими другими детьми, которых Тогалак-Тимур-Хан по смерти оставил, был один сын толь мал, что еще сосал грудь у матери, которая называлась Амир-Агахатун, тогда, когда [37] взбунтовался Камарудин. Сия печальная мать не зная куда спрятать своего сына, чтоб ему не попасться в руки тирана, поверила его Амир-Худаидату, которой хранил сей залог с толикою верностию, что как Камарудин ни просил его о том, чтоб отдал ему сего младенца, однако не мог его к тому принудить. А когда война началася потом, между Амир-Тимуром, и Камарудином, то Амир-Худаидат получив сей случай, послал молодого Принца, которой назывался Шиссеб-Ходжа, в провождении нескольких из своих весьма верных людей, и нескольких престарелых женщине к Бадагшанским горам, из которых берут камень Иаспис, чтоб его там хранить. Амир-Тимур и Камарудин имели чрез несколькое время войну с толикою горячестию и равенством, что после пяти кровопролитных баталий, еще было весьма не известно, кто из них двух наконец будет победителем. Но тогда Камарудин тяжко заболел; а Амир-Тимур в то время пришел с сильною армеею. Войско Камарудиново видя себя без главного коммандира, побежало не дождавшись неприятеля. Сам Камарудин был [38] перевезен, во время сего смятения в некоторые великие степи на восток от города Кашгара 166, дабы ему [39] непопасться в неприятельские руки. После отступления армеи Амир-Тимуровой, не возможно было сыскать Камарудина, хотя как о том ни [40] старалися. Напоследок уведомились много спустя времени, что они живет при одном некотором именем Малик Адджан; однако неизвестно, кто был сей человек. Амир-Худаидат не опустил сего случая, и так привез Шиссер Ходжу, и объявил его Ханом, употребив все обыкновенные торжественные празднования. Шиссер-Ходжа-Хан был сын, Тогалак-Тимур Ханов, сын Исан-Бога-Ханов, сын Доичи-Ханов, сын Барак-Ханов, сын Ясуотуев, сын Мутуганов, Сын Чагатай-Ханов, сын Чингис-Ханов. Сей Принц государствовал 30 лет в Кашгарской земле, и все те 167, которые потом сидели на [41] престол в сей земле, были от его потомства.


Комментарии

159. Кашгарское царство лежит в Норд в Азией, и распространяется от 38 градуса 30 минут широты, до 44 градуса 30 минут; а от 105 градусов долготы до 120, так что оно не меньше имеет 160 миль в наибольшей своей долготе, и 100 миль в наибольшей своей ширине. Граничит оно в Норд с Калмыцкими и Мунгалскими землями, в Ост с Тибетом и с степями Гоби, в Зюйд с областями великого Моголла, от которого оно разделено высокими Имаускими горами, которые называются у Татар Мус-Таг, то есть снеговые горы; а в Вест с великою Бухариею. Сия земля, которую ныне называют малою Бухариею, есть довольно многолюдна и плодоносна; но ради своего великого возвышения и высоких гор, которыми она окружена во многих местах, а особливо с полуденные стороны, весьма холодные, нежели ей надлежит быть в рассуждении полезного положения места, каково в ней находится. Много в нем серебренные и золотые руды; однако жители ею не пользуются: понеже Калмыки, которые ныне владеют малою Бухариею, довольствуются, живучи тихо, своим токмо скотом, а не стараются ни о золоте, ни о серебре, когда видят, что к тому им много надобно труда прилагать, а Бухарцы, которые живут в городах и деревнях сей земли, лучше могут пропитать себя купечеством, нежели жестокою работою, какова требуется при копании руд. Однако те и другие ежегодно много набирают золотых кусочков весною в истоках, которые падают со всех сторон из оных высоких гор, когда снег тает. Отсюда то приходит все оное золото порошком, которое Бухарцы, жители городов сей земли, привозят в Индию, в Хину, и в Сибирь в Тобольск. Много в сей земле находится мускусу, и всяких драгоценных камней, также и алмазов; но жители не имеют искуства, как их полировать и гранить; и для того принуждены они торговать ими так грубыми, как они их находят. Великое множество в сей земле городов и деревень: но понеже Калмыки, которые сею землею владеют, не покидают своих кибиток, то можно легко понять, что сии городы весьма в худом состоянии и содержании. Город Кашгар особливо, которого именем вся земля называется, стоит под 41 градусом 30 минутами широты, близь границ великие Бухарии. Сей город был прежде сего столичным государства Кашгарского; но от того времени, как Татары оным стали владеть, потерял много первые своей великости. Однако и доныне в нем отправляется изрядное купечество с жителями ближних земель, хотя оное весьма невелико в рассуждении прошедшего времени. Малою Бухариею поныне владел со всем тем, что к ней принадлежит, Контаиш великой Калмыцкой Хан; но от нескольких лет Хинцы, при вспоможении Мунгальцов, отняли провинции Ханмилл, и Турфан лежащие близь степей Гоби, которые нечто иное как часть сей земли. Сие случилось следующим образом: Контаиш уведомившись, что есть на Ост от степей Гоби при тех горах, которые разделяют его земли с Хинскими землями, одна жила золотые руды так богатая, что можно там брать золото без великого труда, и для того послал туда одного из своих Мурз с корпусом состоящим из 1000 человек, чтоб оною золотою жилою завладеть. Сие возбудило ревность в Хинцах, а завить в Мунгалах: того ради напали они толь в великом числе на Калмыке, что разбив их гналися за ними до самых степей, которые перешли Калмыки чрез некоторые весьма плодоносные долины, скрытые между высокими горами, которые разделяют степи с сей стороны с Веста на Ост, о чем Хинцы по то время не имели никакова известия. О сем новом изобретении весьма был рад покойной Хинской Император; и так чтоб уведать, нет ли в том какой пользы, послал туда великую армею, с знатною артиллериею под командою Принца своего третиего сына, которой есть ныне Хинским Ханом, и которого уже тогда думал объявить наследником Империи. Говорят, что послан был с ним один отец Езуит, которой был весьма искусной человек в фортификации и в артиллерии, дабы помог тому Принцу своими советами в сем походе. Сей Принц перешед степи тем же самым путем, которым убежали Калмыки, как они были разбиты, и о чем мы теперь объявили, вошел в провинции Хамилл и Турфан; но видя, что Контаиш шел ему на встречу с хорошею и многолюдною кавалериею, с которою не смел спустить свою армею на пространных полях оных провинций: того ради намерился построить не большие крепости по некоторым расстояниям одну от другой, из которых в каждой оставлял довольно пушек и инфатерии. Надеяся на сии крепости, шел всегда далее в Контаишевы земли, и наконец совершенно завладел помянутыми провинциями, так что Калмыки никогда не могли его к тому привесть, чтоб с ними дал баталию. Сие принудило Контаиша, которой совершенно усмотрел, что ему не возможно было отогнать Хинцов без инфатерии и пушек, которых употребление по то время не ведомо было Калмыкам, искал помощи в Российском Императоре. А чтоб его больше на то склонить, чего он желал, то ему обещался чрез торжественное посольство, которое послано было от него в 1720 годе в Санктпетербург что он учинится данником России, токмо бы сей двор послал к нему корпус состоящий в 10000 человек регулярного войска в помощь с пушками по пропорции: ибо посредством сей помощи весьма желал выгнать скоро Хинцов в их землю. Но война, которая еще продолжалася между Швециею и Россиею, также и намерение, которое начал иметь Российский Император в самое то время о Персии, воспрепятствовали ему принять сии представления, коль они России ни были полезны. И как обстоятельства весьма переменились от того времени, то можно надеяться, что Контаиш потщится справиться с Хиною так, как ему лучше возможно будете. Между теме Хинцы завладели всем тем, чем владел Контаиш на Осте от степей к Хинским границам, и поселили там Мунгальцов, однако не прикоснулись они к границам Далаи-Ламы. Ежели могут удержать за собою владение провинций Хомилл и Турфан, и распространиться вдоль по горам, которые идут до границ областей великого Моголла, как то видно, что они имеют намерение; то Тангут всеконечно сам собою должен притти под Хинскую область.

160. Кабулл-Султан-Хан был последний из потомства Чагатай-Ханова; а Магомет-Султан-Хан последний из потомков Угадай-Хановых, которые государствовали в великой Бухарии после смерти Чагатай-Хановой: ибо потом Тамерлан объявил себя Ханом сей земли; а потомки его владели оною по нем до конца пятого надесять века, когда Шабахт-Султан от потомства Шейбани-Ханова, внук Чингис-Ханов, которого историки наши обще называют Шейбек, выгнал их оттуда. От того времени все Ханы, которые государствовали в великой Бухарии, были от потомства Чингис-Ханова. Сие достойно есть примечания, что все Ханы, которые государствуют ныне над Магометанскими Татарами, произошли от потомства Чучи-Ханова, большого сына Чингис-Ханова: ибо Ханы, Харассмские земли происходят от Шейбани-Хана, сына Чучи-Ханова чрез Араб-Шага дядю с отцовой стороны Абулгаир-Хана; а деда помянутого Шабахт-Султана. Ханы великие Бухарии, и земли Балк имеют свое начало от Тогай-Тимура, меньшего сына Чучи-Ханова, чрез внука его Абаи. Туркестанские и Ташкантские Ханы также происходят от Тогай-Тимура, меньшего сына Чучи-Ханова, чрез Джаниш-Султана. Наконец, Крымские Ханы имеют свое произведение от Гаджи-Герей-Хана от потомства тогож Тогай-Тимура меньшего сына Чучи-Ханова.

161. Можно легко видеть, что то о славном Тамерлане наш Автор говорит на сем месте. По истинне, сие весьма приятно видеть, что он толь умерен в рассуждении такова человека, которой в свое время всякое возможное зло делал его предкам, и всем оставшимся Принцам от потомства Чингис-Ханова. Сия умеренность весьма нас уверяет о верности Истории нашего автора, потому что мы видим чрез сие, что как не мог говорить добра о таком человеке, которого ненавидеть великую имел притчину, так лучше ему понравилось нечто малое о нем объявить, нежели не исполнить главные должности историка, и нежели объявлять о нем ложь. По сему нет никакой притчины сомневаться, чтоб то, что он объявляет о начале Тамерланове, не было совершенно праведно. Ибо вместо того, что некоторые авторы производят его из самых подлых людей; а другие напротив того, не знаю от каких Императоров и Татарских Принцов, наш автор объявляет просто, что был главою над поколением Бурлассов, которое имело свое начало от Тумана-Хана прапрадеда Чингис-Ханова, чрез Качули шестого его сына. Но понеже не говорит о походах сего победителя, как токмо так, что, связание его истории всеконечно принуждает объявить, то я прибавлю здесь краткими словами, что действия великого Тамерлана превосходят всех наших древних героев: ибо учинившись из подданного господином, разнес свое оружие с невероятною скоростию по всей Азии, присовокупил всех Магометанских Татар к своей Империи, завоевал Индию, покорил Персию, победил Турка, дошел до самого пролива Дарданелского, разорил Египет, и сокрушил всех Принцов, которые ему дерзали сопротивляться. И как ему недоставало токмо Хины с несколькими ближними провинциями, чтоб мог быть один Владетелем всей Азии; то для того пошел и туда с великою и сильною армеею. Но в то самое время смерть окончила всю его власть и силу. Тамерлан был весьма дурен по своей особе, как то обыкновенно многие из Татар, который также и храмал от одной раны, которую получил во время первых действий своей жизни, от чего и начали его называть Тимур-Ланг, то есть Тимур-храмой, что потом непорченое употребление переменило и Тамерлана. Держал закон Магометанской, как уже чинили в его время все Татары обеих Бухарий и земли Харассмские. Сие может быть, что неведомо было писателям, которые толь удивлялись, что не касался к мечетам толь многих городов, которые разорял. Знал несколько Математики и Философии, защищал ученых при всяком случае, и весьма любил науки, как то видимо еще и ныне чрез Академию Наук города Самарканта, которую построил и учредил. Был он трезв, умерен, постоянен и толь скрытен, что едва ли какой другой таков был Принц; но особливо весьма был храбр, чему великие его действия вечными свидетелями пребудут. Победа над Султаном Баячетом первым Сыном Султана Амурата первого, была наиславнейшая из его побед; потому что сей Принц получил себе славу наивеличайшего воина в свое время чрез преимущества и победы, каковы получил в разные случаи над христианами. Сия баталия была близь города Симича в Натолии в один из пятков 28 Июля 1402 года. Сие надлежит примечать: наш автор объявляет, что Тамерлан умертвил Султана Баячета, а историки наши утверждают, будто Баячет сам себя убил ударяся в железные прутья головою той клетки, в которую посадил его победитель. Говорят, что Тамерлан имел обычай, когда осажал городы, ставить на своей палатке в первый день белое знамя, объявляя чрез то, что еще есть время возыметь прибежище к его милости; во второй, красное, объявляя, чтоб главные градские жители заплатили своею кровию за дерзновение, которое они восприяли остановить его победы; в третий, черное, объявляя чрез то, что уже время милости прошло, и что уже весь город будет разорен, и жители побиты. Однако, как я не знаю, на каком основании утверждают сие, то думаю, что можно токмо сие принимать за изрядной вымысл. Наши историки весьма нас мало уведомляют о жизни Тамерлановой, но что касается до восточных писателей, то совершенно надеяться на них не можно в их историях о славных людях, для того что в таких описаниях употребляют они больше мечтательную ума силу с природы живую и острую, так что кажется, будто нарочно старались написать некоторую преизрядную басню, когда надобно ведать о весьма многих праведных и нуждных действиях.

162. Татары были выгнаны не много прежде из Хины чрез коварство Хинских бонзов, то есть духовных людей, которые было против себя ввели закон Далай-Ламы в Империи. И как некоторая часть из сих бегущих Татар вышла чрез Вест из Хины, то знатно, что некоторые прибежали к Тамерлану и привели к тому сего победителя, чтоб обратил свое оружие на сию сторону, и чрез то бы присовокупил сие толь изрядное завоевание к толь многим своим другим победам, которые уже тогда разнесли страх его имени по всей земле.

163. После смерти Тамерлановой пространная его Империя, которая так скоро началася, как гриб, и пропала также: ибо его потомки тотчас по его смерти потеряли все, что ни завоевал в Зюйд от реки Аму с царством Кашгарским, так что осталась у них токмо Индия с великою частию Азиатического севера. Последние сии провинции, также у них отняты при конце пятого надесять века чрез одного Принца от потомства Чингис-Ханова, которой назывался Шабалт-Султан. Но Индия за ними осталась, в которой и ныне они владеют наилучшею Империею из всея земли, и которую мы обыкновенно называем Империею великого Моголла; для того что сии Принцы произошли от Могуллов чрез Тамерлана. От того токмо времени, как начали Принцы сего дому владеть Индиею, закон Магометанский введен в нее, так что сей закон, есть господствующий в областях великого Моголла, хотя и находится там 10 идолопоклонников на одного Магометанина. И как сии Принцы владеют сею Империею по праву завоевания, то они принуждены содержать всегда великие армеи войска, для удержания своих подданных в почтении; потому что разные, так называемые Рая, или небольшие идолопоклоннические Принцы, которые живут в гористых провинциях сей Империи, и которые величаются, что все произошли от старых Индейских Царей, не желали бы лучше, как токмо найти благополучное время возвратить себе паки свое право. Нынешний великой Моголл есть второй надесять по Тамерлане прямою линеею. Смотри о нынешнем состоянии империи великого Моголла, les voyeges des S. Bernier & Thevenet, то есть, путешествия господ Берниера, и Тевенета.

164. Город Еркеен ныне есть столичный в малой Бухарии, инако называемой, в земле Кашгарской. Стоит оной под 42 градусом 40 минутами широты в Норд от города. Кашгара на берегу некоторой не большой реки, в которой вода не весьма здорова. Сей город есть велик, и изрядно построен по Восточному обыкновению; хотя и наибольшая часть из дворов построена из кирпича жженого на солнце. Есть в сем городе один замок, в котором пребывает от времени До времени Контаиш чрез несколько месяцов, когда дела требуют его присудствия в той стороне; от чего некоторые почитают сей город за обыкновенную резиденцию великого Калмыцкого Хана. И как в городе Еркеене все купечество, которое отправляется ныне между Индиею и Азиатическим севером, также и то, которое бывает ныне с одной стороны между Тангутом и Сибирью; а с другой между великою Бухариею и Хиною, то совершенно есть вероятно, что сей город есть весьма богат и многолюден; а особливо, что то чрез Старание Бухарцов жителей сего города, что сии различные земли имеют сообщение между собою, и для того весь прибыток долженствует оставаться в их руках. Лежащие около сего города места весьма плодоносны, в которых родится много всяких плодов и трав. Господствующий закон в городе Еркеене, также и во всех других городах и деревнях малые Бухарии, есть Магометанский. Однако все протчие законы там имеют совершенную вольность, потому что Калмыки, которые владеют сею землею, не терпят того по совести, чтоб кто обеспокоен был у них для закона. Ежели бы блаженные памяти Российской Император еще жив был чрез несколькое время, то бы вскоре он постарался о учреждении постоянного купечества между своими областями и городом Еркееном, посредством реки Иртыша. Сие бы могло быть весьма полезно подданным Российским.

165. Имя Шеих есть прилагательное которое обыкновенно Магометанцы дают таким людям, которые имеют славу быть великими богословами. Для сего то и все их святые сим почтены именем.

166. Автор наш говорит в сем месте о так называемых степях Ксамо или Гоби, которые граничат с востока с малою Бухариею, и которые по правде одни токмо прямые степи в великой Татарии: ибо что касается до так называемых степей Лоп, которые на географических ландкартах прошедших времен находятся к Норду от сей Земли то уже ныне весьма известно, что они токмо находятся в мечтании, разве токмо хотят почитать самые лучшие кормные места за степь, для того что там нет городов, и что в некоторых местах нет воды: и для того всю великую Татарию надлежало бы почесть за степь. Степь Гоби покрывает западные Хинские границы от самые средины Тангутские земли под 32 градусом широты, до 43 градуса в Норд почти от города Пекина, так что буде надлежит ехати из сего города в Селенгинск, то надобно итти по самому северному краю сих степей, которые в долготу не меньше 300 миль, а в ширине неравны: ибо в некоторых местах имеют они на 60 миль оную, а в иных на 25 и на 30 миль. Все сие великое пространство земель состоит в черном и сухом песке, на котором отнюдь ничего не родится, кроме некоторых трех разных мест, которые кажется, что сама натура нарочно плодоносными учинила, дабы с сей стороны могло быть сообщение у Хины с теми землями, которые от нее на запад. Из сих мест одно почти под 42 градусом широты, на Вест-Норд-Вест от города Пекина; другое под 38 градусом широты, на Ост от города Хамилл на границах Тибета; а самое полуденное под 35 градусом широты на Вест от провинции Ксиенси, и от конца великие стены. Сии три места, которые все окружены рядами гор, кои идут от великие Татарии, и совокупляются с горами, окружающими Хину на запад, имеют везде плодоносные долины, которые производят все что нужно к содержанию человека и скота; также находится и хорошая вода. Но кроме сих трех мест, со всем не возможно ехать сими степями, разве кто знает совершенно места, и возмет всего с собою много для прокормления людей и скота до самые воды и травы.

167. Понеже вся малая Бухария ныне в руках у Контаиша и у Калмык, то легко можно думать, что Калмыцкие Ханы произошли от потомков Шиссер-Ходжа-Хановых от потомства Чагатай-Ханова. Но когда рассудится, что Принцы происшедшие от Чагатай-Хана, которые государствовали в Кашгарской земле или в малой Бухарии, приняли все с своими подданными Магометанской закон; а что Калмыки и их Ханы у которые владеют ныне сею землею, идолопоклонники закона Далай-Ламы, то мочжно видеть, что сие чрез некоторое смятение, которое потом случилося, что сии последние стали владеть малою Бухариею. Сие мне дает причину верить, что Калмыцкие Ханы произошли от Принцов потомства Таулай-Ханова, которые все государствовали над Могуллами после смерти Коплай-Хановой. Ибо как их подданные подлинно все потомки древних Могулл, а с другой стороны мы ведаем известно, что Принцы преемники после Коплай-Хана Могуллские империи никогда не приняли Магометанского закона; то на меньшой конец вероятно, что Ханы сей части Могуллов, которых мы ныне называем Калмыками, произошли от сих самых Принцов, потому что мы их и ныне видим в томе же всех законе, с темиж подданными, в таком же платье, при таком же образе жития, с такими же обычаями, и на тех самых почти землях, которыми владели Принцы преемники Коплай-Хановы. Однако весьма трудно, имея поныне самое малое знание о истории сей пространные земли, определить точно толь темной пункт.

Текст воспроизведен по изданию: Родословная история о татарах, переведенная на францусской язык с рукописныя татарския книги, сочинения Абулгачи-Баядур-хана, и дополненная великим числом примечаний достоверных и любопытственных о прямом нынешнем состоянии Северныя Азии с потребными географическими ландкартами. Том I. СПб. 1768

<<-Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2023  All Rights Reserved.