Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ДЕЯНИЕ ВТОРОЕ

СВЯТОГО ХАЛКИДОНСКОГО СОБОРА.

Свидетельства святых отцев и исповедников.

Окончание рассуждений халкидонского собора (второго деяния)

Подобным образом (прочитаны были) свидетельства святых отцов и исповедников.

Святого Илария, епископа и исповедника, из 9-й книги о вере 1.

«Не знает, подлинно не знает своей жизни тот, кто не признает в Иисусе Христе как истинного Бога, так и истинного человека. Ибо одинаково опасное дело отрицать в Иисусе Христе или Духа Бога или плоть нашего тела. Всяк убо, иже исповесть Мя пред человеки, исповем его и Аз пред Отцем моим, иже на небесех: а иже отвержется Мене пред человеки, отвергуся его и Аз пред Отцем моим, иже на небесех (Матф. 10, 32. 33). Так говорило Слово, ставшее плотью, так учил человек Иисус Христос, Господь славы, составляющий сам в Себе посредника для спасения Церкви, и в сем самом таинстве посредника между Богом и человеками ставший один тем и другим, когда из соединившихся в одно естеств соделался единым существом того и другого естества, но так, что ни которого не утрачивает в том и другом,— не то чтобы перестал быть Богом, рождаясь человеком, или наоборот, чтобы не был человеком, пребывая Богом. Итак истинная вера, блаженнотворная для человека, есть та, чтобы проповедовать Бога и человека, исповедывать Слово и плоть, знать Бога так, что Он есть (вместе) и человек, и плоть знать так, что она есть (вместе) и Слово».

Его же из той же книги.

«Итак единородный Бог (Сын), родившийся человеком от Девы и восхотевший в полноту времен в Себе самом возвести человека в Бога, во всех случаях держался такого способа евангельской проповеди, что научал признавать Себя Сыном Божиим и убеждал проповедовать Себя сыном человеческим: (в Его лице) человек говорил и делал все, что свойственно Богу, и наоборот, Бог говорил и делал все, что свойственно человеку, впрочем так, что этою самою двоякого рода речью никогда не говорил иначе, как с обозначением (в Себе) и человека и Бога».

Его же из той же книги.

«Итак для еретиков повод к обольщению простых и неопытных заключается в том, что по их ложному мнению все, что Им (Христом) говорено было по человеческому, будто бы говорено было по немощи Божественного естества; и так как один и тот же есть говорящий все, что ни говорит, то силятся утверждать, что Он все говорил о Себе самом. Того, конечно, и мы не отвергаем, что все сохранившиеся Его беседы суть беседы Его естества. Но если Иисус Христос есть и человек и Бог, а не то, что когда человек, тогда прежде всего Бог, и не то, что когда человек, тогда не вместе и Бог, и не то, что после соединения человека с Богом не совершенный человек, а совершенный Бог: то и таинство Его словес одно и тоже с таинством рождений. И когда ты в Нем по времени различаешь человека от Бога, тогда различай речь Бога и человека; и когда ты исповедуешь его Богом и человеком по времени, то по времени распознавай и изречения Бога и человека; когда же (исповедуешь его [225] состоящим) из человека и Бога, то опять разумей и время совершенного человека и совершенного Бога. Если что иное было сказано для означения Его времени, то сказанное приспособляй ко времени, дабы не смешивать таинства домостроительства с временами и рождениями: так как иное есть Бог до человека, иное человек и Бог, иное после (соединения) человека и Бога совершенный человек и совершенный Бог. По качеству рождений и природ, иная необходима была речь у Него до рождения, иная у грядущего на смерть, и иная уже у вечного. Таким образом Иисус Христос, ради Нас пребывая всем сим и родившись человеком нашего тела, говорил по обычаю нашей природы, не опуская впрочем и того, что по естеству же Он есть Бог. Ибо, хотя в рождении, страдании и смерти Он совершал действия нашей природы, но самые действия все совершил силою собственной природы». И прочее.

Его же из той же книги.

«Видишь ли, что Богом и человеком (Христос) исповедуется так, что смерть приписывается человеку, а Богу воскрешение плоти? (Не в том впрочем смысле, что будто иной есть тот, кто умер, и иной тот, чрез кого воскрес умерший. Ибо совлекшись плоти, Христос умер; и потом воздвигший Христа из мертвых есть опять тот же Христос, совлекавшийся плоти). Естество Бога познай в силе воскресения: домостроительство человека уразумей в смерти. И хотя то и другое произведено было своими естествами, однако помни, что единый Христос Иисус есть и то и другое».

И немного после:

«Итак вот что мне следовало вкоротке показать, дабы мы помнили, что в Господе Иисусе Христе признается лице того и другого естества: во образе Божии сый зрак раба приял (Фил. 2, 6, 7)».

Святого Григория назианзена, из слова на Богоявления.

«Таким образом произошел от Девы Бог с восприятием (естества человеческого), един из двух между собою противоположных — плоти и духа, из которых одно возведено в божеское достоинство, а другое дало благодать обожения».

Его же немного после.

«Правда, Он послан, но как человек; ибо и Нем было сугубое естество: почему Он и утомлялся, и алкал и жаждал, и подвизался и плакал, по закону человеческого тела».

Святого Амвросия, епископа (медиоланского) и исповедника, из книг о вере к императору, — из второй книги.

«Итак прочитанное о том, что Господь славы был распят, мы должны понимать не так, что будто Он распялся своею славою; но так как Он един и тот же и Бог и человек, по божеству Бог, а по восприятию плоти человек Иисус Христос, то и говорится, что Господь славы был распят. Он общник того и другого естества, то есть, человеческого и Божеского; в человеческом естестве Он претерпел страдание, чтобы пострадавший нераздельно исповедуем был и Господом славы и сыном человеческим, как написано: сшедый с небесе (Иоан. 3, 13)».

Его же из той же книги, в другом месте. [226]

«Итак пусть умолкнут пустые прения о словах! Ибо царствие Божие, как написано, заключается не в доводах слова, но в явлении силы (1 Кор. 2, 4). Удержим различие божества и плоти. В том и другом говорит единый Сын Божий; потому что в Нем то и другое естество. Хотя говорит один и тот же, но не всегда говорит одинаковым образом. Примечай в Нем то славу Бога, то страдания человека. Как Бог, Он говорит о божественном, потому что Он есть Слово (Божие), как человек, говорит о человеческом, потому что говорил в этом (человеческом) естестве».

Его же из книги о воплощении Господа против аполлинаристов.

«Между тем как мы обличаем тех, восстают другие, которые говорят, что плоть Господа и божество суть одной природы. Какая преисподняя изрыгнула такое богохульство? Самые ариане оказываются сноснее, и сила зловерия их увеличивается чрез этих (аполлинаристов), так что те с большею настойчивостью могут утверждать, что Отец и Сын и Святый Дух не одного естества: ибо эти (аполлинаристы) вздумали говорить, что божество Господа и плоть — одной природы».

И немного после:

«И он мне часто напоминает держаться изложения никейского собора. Но в том изложении наши отцы говорили, что не плоть, но Слово Божие одной сущности с Отцем. И притом они исповедали. что Слово произошло из Отчей сущности, а плоть от Девы. К чему же выставлять имя никейского собора, и вводить новость, о которой никогда не помышляли наши предки?» и прочее.

Святого Иоанна, епископа константинопольского, из беседы на вознесение Господа.

«Представим, что какие-нибудь два человека враждуют и не хотят примириться между собою, но является кто-нибудь третий и, вступив в посредничество между ними, прекращает взаимную их вражду и раздор. Тоже самое сделал и Христос. Бог праведно гневался на нас; мы, отвращаясь от человеколюбивого Владыки, презирали Его гнев. Христос посредничеством своим примирил то и другое естество, и наказание, которое мы должны понести от Отца, принял на Себя».

Того же Иоанна, из той же беседы.

«Итак Он принес начатки нашего естества Отцу; а Отец, столь был доволен даром, как по великому достоинству принесшего, так и по чистоте принесенного, что принял его (дар) собственными руками, соделал участником своего престола, и даже более того — положил его одесную Себя. Поймем же, — кто это услышал: седи одесную Мене? Какая это природа, которой сказал Бог: будь участницею моего Престола? Это та самая природа, которой некогда сказал Бог: земля еси, и в землю отъидеши».

И далее, немного после, того же Иоанна:

«К какому прибегну слову? какими речениями изъяснюсь? — недоумеваю! Естество тленное, естество презренное, оказавшееся ничтожнее всего, теперь все победило, все превзошло, и сподобилось быть превыше всего! [227] Ныне ангелы получили снова то, чего давно ожидали,— узрели наше естество на престоле Царя, блистающее славою бессмертия».

Святого Августина, епископа иппонийского, из послания к Волюзиану.

«Ныне же явился такой посредник между Богом и людьми, который, сочетая то и другое естество в единстве (своего) лица, и обыкновенное возвышает необыкновенным, и необыкновенное умеряет обыкновенным».

Его же, из толкования на евангелие от Иоанна.

«Что же, еретик? Так как Христос есть Бог и человек, и говорит как человек: то ты и станешь клеветать на Бога? Он в Себе возвышает человеческую природу, а ты дерзаешь унижать в Нем божественную»!

Того же Августина, из слова об изложении веры.

«Нам свойственно верить, а Ему знать. И таким образом сам Бог Слово, восприявший все, что есть человеческого, пусть будет человек; и воспринятый человек, восприявший все, что есть Божеского, пусть будет не иным чем, как Богом. А из того, что Он исповедуется воплотившимся и смесившимся, не следует заключать об умалении Его существа. Бог умел смеситься, не вредя Себя, и притом смеситься истинно. Он умел воспринять на Себя так, что ничего не прибавилось у Него. Как знал Он, так и влиял всего Себя, причем не произошло никакого умаления в Нем. Итак не по своему слабому соображению и не под влиянием чувственных показаний опыта, — не по смешению между собою тварей, одна другой равных, должны мы судить о смешении Бога и человека, как будто бы из сего смешения Слова и плоти вышло как бы некоторое тело. Да не будет, чтобы мы так веровали! Не по примеру обыкновенных соединений мы должны судить о соединении двух естеств в одно; ибо такого рода смешение есть разрушение обеих частей. Но Бог, объемлющий, но необъемлемый, испытующий, но неиспытуемый, наполняющий (все), но ненаполняемый, весь везде сущий и чрез все проходящий, чрез влитие своей силы, так как милосерд, смесился с человеческим естеством, но не человеческое естество смесилось с божественным» 2.

Кирилла, архиепископа александрийского, из сочинения о вочеловечении Единородного.

«От Бога Отца Слово, будучи по естеству Бог, назван человеком, потому что, так же как мы, соделался общником крови и плоти (Евр. 14). Так Он явился на земле, не оставляя того, чем был, но восприяв наше человечество, совершенное в своем смысле». [228]

Того же Кирилла, о вочеловечении Единородного.

«Итак един есть и до вочеловечения Бог истинный, и в вочеловечении пребывший тем, чем был, есть и будет. Посему мы не должны разделять единого Господа Иисуса Христа на человека особо (и особо на Бога); но должны исповедывать единым и тем же Иисусом Христом, зная различие естеств, но не забывая и того, что они неслитны между собою».

Того же Кирилла, несколько после:

«Обитающее понимается обыкновенно как иный в ином, т. е. Божеское естество в человечестве, не потерпевшее смешения или слияния какого и превращения в то, чем прежде не было. Ибо то, о чем говорится, как обитающем в другом, не стало тем же, в чем обитает, напротив считается иным в ином. В естестве же Слова и человечества одно различие обозначается для нас разностью естеств. Ибо Христос признается единым в обоих (естествах). Таким образом, сохранив неслитность (евангелист) говорит о Слове, что Оно вселися в ны; ибо знает, что один Сын единородный стал плотью и вочеловечился».

По прочтении вышеизложенного послания (Льва), почтеннейшие епископы воскликнули: «это вера отеческая! это вера апостольская! Все так веруем! Православные так веруют. Анафема тому, кто не так верует! Петр чрез Льва так вещал. Апостолы так учили. Благочестно и истинно Лев учил. Кирилл так учил. Вечная память Кириллу! Лев и Кирилл одинаково учат. Анафема тому, кто не так верует! Эта вера истинная. Мы православные так мудрствуем. Эта вера отеческая. Почему это не было читано в Ефесе? Это Диоскор скрыл».

Когда читано было из вышеизложенного послания следующее место «для уплаты долга естества нашего, бесстрастное естество соединилось с страстною природою, дабы один и тот же Ходатай Бога и человеков человек Христос Иисус (1 Тим. 2, 5), и мог умереть по одному (естеству), и не мог умереть по другому, как того и требовало свойство нашего врачевания» 3, и когда почтеннейшие епископы иллирикские и палестинские сомневались: то Аетий, архидиакон царствующего (города) Константинополя прочитал из (сочинении) Кирилла, блаженной памяти бывшего архиепископа александрийского, следующий отрывок: «так как Его тело, благодатию Божиею, как говорит апостол, за всех вкусило есть смерти (Евр. 2 9): то говорим, что Оно (Слово) за всех претерпело смерть; не то, что Оно подверглось смерти по своему естеству, — говорить и думать так был бы безумно, — а то, что Его тело, как я сказал уже, вкусило смерть» 4.

Равно, когда читано было следующее место (послания): «каждое из двух естеств в соединении с другим действует так, как ему свойственно: Слово делает свойственное Слову, а плоть исполняет свойственное плоти. Одно из них сияет чудесами, другое подлежит страданию» 5, когда почтеннейшие епископы иллирикские и палестинские сомневались: то [229] Аетий, архидиакон святой константинопольской церкви, прочитал следующий отрывок из (сочинений) блаженной памяти Кирилла: «одни из изречений собственно приличны Богу, другие собственно приличны человеку, а третьи занимают между ними средину, и показывают в одно и тоже время, что Сын Божий есть Бог и вместе человек».

Точно также, когда читано было из того же послания место следующего содержания: «хотя в Господе Иисусе Христе одно лице — Бога и человека: однако иное то, откуда происходит общее того и другого уничижение, и иное то, откуда проистекает общее их прославление. От нашего (в Нем естества) у Него есть меньшее Отца человечество, а от Отца у Него есть равное с Отцем божество» 6, и когда почтеннейшие епископы иллирикские и палестинские сомневались: то Феодорит, почтеннейший епископ киррский, сказал: «есть подобный пример у блаженного Кирилла, содержащий следующее: «и человеком стал, и не оставил своего; ибо остался, чем был. Обитающее понимается обыкновенно как иной в ином, т. е. Божеское естество в человеческом» 7.

Знатнейшие и славнейшие сановники и знаменитый сенат сказали: «после всего этого сомневается ли еще кто-нибудь»? Почтеннейшие епископы воскликнули: «никто не сомневается». Аттик, почтеннейший епископ никопольский, сказал: «так как ваша знатность выразила готовность выслушивать с терпением, то прикажите дать нам отсрочку, чтобы в несколько дней, с спокойным и невозмущаемым духом, постановить угодное Богу и святым отцам. А так как теперь прочитано послание владыки нашего и святого отца. архиепископа Льва, украшающего апостольский престол: то нужно прочитать и послание блаженного Кирилла к Несторию, в котором он убеждает его согласиться с двенадцатью главами, и дать это (послание) нам, чтобы во время рассуждений найтись нам готовыми». Почтеннейшие епископы воскликнули: «если прикажете дать нам отсрочку, мы просим отцов сообща рассмотреть дело». Знатнейшие и славнейшие сановники и знаменитый сенат сказали: «пусть заседание будет отсрочено на пять дней, чтобы в промежуток (этого времени) собраться вашей святости у святейшего Анатолия и сообща рассудить о вере, дабы вразумились и те, которые сомневаются». Все почтеннейшие епископы воскликнули: «мы так веруем; (все так веруем; веруем так, как Лев); из нас никто не сомневается; мы уже подписались». Знатнейшие и славнейшие сановники и знаменитый сенат сказали: «нет нужды всем вам собираться. Но как порядок требует убедить всех сомневающихся, то пусть почтеннейший архиепископ Анатолий изберет из числа подписавшихся епископов, которых почтет способными вразумить сомневающихся». Почтеннейшие епископы воскликнули: «мы просим об отцах: отцов (отдайте) собору. (Согласных со Львом — собору, отцов — собору). Эти голоса — к императору, эти просьбы — к православному, эти просьбы — к августе. Все мы погрешили, всем да будет прощено». Клирики константинопольские воскликнули: «кричат [230] немногие; не собор говорит». Почтеннейшие епископы восточные и бывшие с ними воскликнули: «египетского в ссылку»! Почтеннейшие епископы иллирикские и бывшие с ними воскликнули: «все мы погрешили, всех помилуйте. Эти голоса к православному императору! Церкви разделяются». Константинопольские клирики воскликнули: «Диоскора в ссылку! (еретика в ссылку)! Диоскора Бог осудил». Почтеннейшие епископы иллирикские и бывшие с ними воскликнули: «все мы погрешили; всем да будет прощено. Диоскора — собору, Диоскора — церквам. При вашем правлении да не случится бедствия! (При вашем правлении да не будет разделения)». Клирики константинопольские воскликнули: «общник Диоскора есть иудей». Почтеннейшие епископы восточные и бывшие с ними воскликнули: «египетского в ссылку! еретика в ссылку»! Почтеннейшие епископы иллирикские и бывшие с ними воскликнули: «отцов — собору»! Знатнейшие и славнейшие сановники и знаменитый сенат сказали: «сказанное пусть будет передано к исполнению».


Комментарии

(Нумерация постраничных примечаний изменена на сквозную. - прим. расп.).

1. De Trinitate lib. 9.

2. Так как догмат о взаимном отношении во Христе двух естеств во время бл. Августина еще не потерпел искажения со стороны еретиков, и богословский язык еще не был строго определен, особенно на западе: то бл. Августин мог употреблять без соблазна и такие неточные слова, как смешение, смеситься. Но что он соединял с этими словами православный смысл, это видно из соображения всего приведенного отрывка и из употребления его на вселенском соборе, как свидетельства и руководства правой веры. Прим. переводч.

3. См. выше стр. 219.

4. См. выше стр. 93.

5. См. выше стр. 220.

6. См. выше стр. 221.

7. См. выше стр. 228.

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2022  All Rights Reserved.