Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

НАЧАЛО ХАЛКИДОНСКОГО СОБОРА.

ДЕЯНИЕ ПЕРВОЕ.

Деяния в Константинополе после низложения Евтихия, читанные в Ефесе под председательством Диоскора (и снова прочитанные в Халкидоне).

«В консульство Флавия Протогена и того, кто будет объявлен 1, по высочайшему повелению, в большом портике святой церкви заседали:

Флавиан, почтеннейший епископ сего славного города;

Флоренций, знатнейший из префектов города, бывший префект преторий в шестой раз, бывший консул и патриций;

Фалассий, почтеннейший епископ города Кесарии, в области каппадокийской;

Евсевий, почтеннейший епископ города Анкиры;

Селевк, почтеннейший епископ города Амасии;

Василий, почтеннейший епископ города Селевкии, в области исаврийской;

Александр, почтеннейший епископ города Том, в области скифской;

Мариниан, почтеннейший епископ города Синнады;

Мелифтонг, почтеннейший епископ города Юлиополя;

Акакий, почтеннейший епископ города Ариарафы;

Прокл, почтеннейший епископ города Осрои;

Даниил, почтеннейший епископ города Када;

Савва, почтеннейший епископ города Палта;

Лонгин, почтеннейший епископ города Херсониса; .

Иоанн, почтеннейший епископ города Биркала 2, в области карийской;

Павлин, почтеннейший епископ города Феодосиополя, в области асийской;

Фома, почтеннейший епископ города Феодосиополя, в области спокойной Фригии;

Тимофей, почтеннейший епископ города Арка 3, в области палестинской;

Евсевий, почтеннейший епископ Дорилеи, в области здоровой Фригии;

Павел, почтеннейший епископ города Аполлонии, в области вифинской;

Евдоксий, почтеннейший епископ города Босфора;

Евстохий, почтеннейший епископ города Докимы;

Тимофей, почтеннейший епископ города Примополя; [128]

Петр, почтеннейший епископ города Феодосиополя, в области арменийской;

Секундин, почтеннейший епископ города Антиохии, в области писидийской;

Юлиан, почтеннейший епископ косский;

Лонгин. почтеннейший епископ города Тиманда, в области писидийской;

Геронтий, почтеннейший епископ города Василинополя;

Пергамий, почтеннейший епископ города Антиохии, в области писидийской (в здоровой Фригии);

Павел, почтеннейший епископ города Анфидона;

Натира, почтеннейший епископ города Газы;

Евфрат, почтеннейший епископ города Елевферополя, в области критской;

Трифон, почтеннейший епископ города Хиоса;

Аврелий, почтеннейший епископ города Адрамита,

в присутствии Мамы, знатного военачальника и приближенного начальника над императорским хранилищем книг и императорского архива. Македоний, знатный трибун и референдарий, сказал: на шестой день апрельских ид, по высочайшему повелению, мне приказано было исследовать у почтеннейших епископов достоверность прежде составленных документов по делу, которое производится между почтеннейшим епископом Флавианом и архимандритом Евтихием. Сделать это также и в настоящее время повелела императорская власть. — Флавий Флоренций, знатнейший из префектов города, бывший префект преторий в шестой раз, бывший консул и патриций, сказал: пусть, в присутствии святого собора, прочтут деяния по предложению знатного референдария (Македония). — Когда принесли из императорского хранилища книг и императорского архива свиток, то Иоанн, благоверный записчик того же императорского хранилища, прочитал:

«В консульство светлейшего Флавия Протогена и того, кто будет объявлен, на шестой день апрельских ид, в Константинополе, в святой крещальне кафолической церкви, по высочайшему повелению, заседали:

Фалассий, почтеннейший епископ города Кесарии каппадокийской;

Евсевий, почтеннейший епископ города Анкиры галатийской;

Константин, почтеннейший епископ города Мелитены;

Василий, почтеннейший епископ города Селевкии, в области исаврийской;

Сатурнин, почтеннейший епископ маркианопольский;

Мариниан, почтеннейший епископ города Синнады;

Патрикий, почтеннейший епископ города Тиан;

Трифон, почтеннейший епископ города Хиоса;

Селевк, почтеннейший епископ города Амасии;

Кандидиан, почтеннейший епископ города Антиохии, в области писидийской; [129]

Тимофей, почтеннейший епископ города Арка 4;

Натира, почтеннейший епископ города Газы;

Евстафий, почтеннейший епископ города Парнаса 5;

Павел, почтеннейший епископ города Анфидона;

Фома, почтеннейший епископ города Феодосиополя;

Евстохий, почтеннейший епископ города Докимы;

Геронтий, почтеннейший епископ города Висилинополя;

Акила, почтеннейший епископ города Аврокла 6;

Секундин, почтеннейший епископ города Новиса 7;

Акакий, почтеннейший епископ города Ариарафы;

Юлиан, почтеннейший епископ города Адрамита (Коса);

(Прокл, почтеннейший епископ города Адрамита);

Евдоксий, почтеннейший епископ города Босфора;

Савва, почтеннейший епископ города Палта;

Тимофей, почтеннейший епископ города Примополя;

Павлин, почтеннейший епископ города Феодосиополя, в области асийской;

Павел, почтеннейший епископ города Аполлонии;

Лонгин, почтеннейший епископ города Манда 8.

«Македоний, знатный трибун и референдарий, сказал: Евтихий, почтеннейший архимандрит, в представленной императорскому величеству просьбе присовокупил, что он имеет нужду и в остальном, что содержится в императорском хранилище. — Знатнейший патриций (Флоренций) сказал: пусть прочтут представленную просьбу почтеннейшего монаха Евтихия; а светлейший трибун, нотарий и референдарий пусть сообщит, присутствуют ли (здесь) действующие за лице этого почтеннейшего монаха. — Прежде нежели начали читать, Македоний, светлейший нотарий и референдарий, сказал: присутствуют (здесь) те, которые могут говорить за лицо монаха. — Знатнейший патриций сказал: что за этим угодно почтеннейшим епископам? — Евсевий, почтеннейший епископ дорилейский, сказал: если он говорит чрез поверенного, то мне позвольте удалиться. — Знатнейший патриций сказал: что повелела императорская власть, то всячески должно наблюсти. Поэтому пусть скажут почтеннейшие епископы, согласны ли они принять тех, которые приготовились действовать за лице почтеннейшего монаха. — Почтеннейший епископ Мелифтонг сказал: после такого обвинения следует явиться обвиняемому, потому особенно, что обвинения подобного рода бывают не безопасны. То, о чем идет дело, и немаловажно и необычно, (и потому не следует допрашивать одного вместо другого). А так как благочестивейший император по прародительскому преданию привык содержать православную веру и ни в чем не нарушать (святых) правил, то просим представить ему; и если он повелит в уголовном деле допрашивать одного вместо другого, мы и это принимаем, тем более, что он повелел быть вселенскому собору, и необходимо важнейшие дела оставить до этого [130] собора. Многие уже созваны, и благовременно исполнить то, что повелено благочестивейшим императором. — Знатнейший патриций сказал: светлейший трибун, нотарий и референдарий знает, что ему приказано об этом: пусть объяснит. — Македоний, светлейший трибун, нотарий и референдарий, сказал: благочестивейший государь наш, зная, что осужден поименованный муж, повелел посланным вместо него явиться во всяком случае чтобы они из чтения бумаг узнали, что архиепископ сказал ему и что он сказал святейшему архиепископу. — Знатнейший патриций сказал: ясно, что требуется; поэтому пусть они войдут и в их присутствии прочтется прошение. — И когда Константин, Елевсиний и Констанций, почтеннейшие монахи, вошли и стали на средину.— Македоний, светлейший трибун, нотарий (и референдарий), принесши святое евангелие, сказал: мне должно сказать, все, что повелело их благочестие. Итак оно повелело, чтобы прежде присутствовавшие (на соборе) святейшие епископы под клятвою сказали, верны ли изложения читаемых документов, принесенные тою и другою стороною. — Василий, почтеннейший епископ города Селевкии, сказал: не знаем, чтобы до этого времени епископы давали клятву. Да и Спаситель Христос заповедал нам — не клясться ни небом, потому что оно престол Божий, ни землею, потому что она подножие ног Божиих, и головою своею никто да не клянется, потому что никто не может сам сделать ни одного волоса из тех, кои сотворены Богом (Матф. 5, 34-36). Но каждый, как бы стоя пред алтарем, имея пред очами страх Божий и соблюдая свою совесть чистою пред Богом, не скроет ничего, что помнит. — Знатнейший патриций Флоренций сказал: как сказано однажды, пусть последует чтение прошения. — И тот же благоверный записчик прочитал:

«Благочестивейшим и правовернейшим христолюбивым императорам Феодосию и Валентиниану, постоянным августам, от архимандрита Евтихия.

“«Провозвестником спасения и истины во всем для меня было, после Бога, ваше благочестие, ни в каком деле не упускающее исследовать клеветы или касательно веры, или против меня. Я вчера читал деяние, составленное против меня почтеннейшим епископом Флавианом, и нашел что содержащееся в письмени не сходно с тем, что было на самом деле: в этом деянии не поместили ни того, что он говорил мне, ни того, что я говорил. Поэтому умоляю ваше милосердие, обыкновенно покровительствующее православной вере и мнению моего смирения, удостойте предписать боголюбезнейшим епископам, собиравшимся тогда по этому делу, и нотариям того же почтеннейшего епископа Флавиана, и почтеннейшим клирикам посланным от него вызывать меня на собор, и почтеннейшему Афанасию, диакону почтеннейшего епископа Василия, — собраться в присутствии почтеннейшего епископа Фалассия для того, чтобы они, когда будут спрошены изложили на письме со всею правдою то, что знают. Достигнув этого, я обычным славословием возблагодарю Господа и Бога всех Христа и ваше постоянное благочестие»". [131]

«Тот же благоверный записчик сказал: на прочтенном прошении есть и высочайшая надпись священнейшего и благочестивейшего императора нашего. — Знатнейший патриций сказал: пусть прочитается с благоговением. — И тот же благоверный записчик прочитал: «пусть доложено будет при почтеннейших епископах, не только прежде собиравшихся, но также и при почтеннейшем епископе Фалассие, чтобы при них, в присутствии всех (тех), о ком говорится в прошении, была исследована истина дела». — Почтеннейший епископ Флавиан сказал: пусть явятся почтеннейшие диаконы и нотарии, Астерий и Аетий, Нонн, Асклипиад и Прокопий. — И когда Астерий, Аетий, Нонн, Асклипиад и Прокопий, нотарии почтеннейшего епископа Флавиана, стали на средину, знатнейший патриций сказал: пусть в присутствии всех читаются документы по порядку. — И прежде, чем они были принесены, Аетий, почтеннейший диакон и нотарий, сказал: клянусь стопами вашими, мы не знаем, для чего мы призваны. — Знатнейший патриций сказал: почтеннейшие диаконы и нотарии почтеннейшего епископа Флавиана, пусть принесут документы, составленные по этому делу, чтобы прочитать их снова. — Аетий диакон и нотарий сказал: мы не знаем ни причины, почему мы здесь находимся, ни того, каких документов собрание требует от нас. Поэтому мы медлим, и просим объяснить, зачем мы стоим и должны отвечать. — Знатнейший патриций сказал: мы требуем, чтобы объявлено было все, что по порядку было сделано по делу монаха Евтихия. — Аетий диакон и нотарий сказал: потому ли, что возникло против нас какое-нибудь подобное обвинение? — Знатнейший патриций сказал: мне повелено пересмотреть дело; и поэтому необходимо принести документы. Зачем же ты медлишь и хитришь? — Аетий диакон и нотарий сказал: кто дал делу начало исследования и повод, пусть даст нам время отвечать, принесем ли мы (их), или не принесем. — Знатнейший патриций сказал: вы взяли документы, вы поэтому должны и принести их. — Аетий диакон и нотарий сказал: кто обвинитель? — Селевк, почтеннейший епископ, сказал: нам прочитано прошение архимандрита Евтихия, состоящее в том, что он пересмотрел документы и нашел, что в них не помещено того, что сделано на святом соборе. Поэтому нам кажется справедливым, чтобы принесены были те документы, которые, как утверждает, он читал, и по ним произвести исследование дела. — Знатнейший патриций сказал Аетию: нужны подлинные документы, на которых находятся подписи епископов. Поэтому, как я много раз говорил, пусть принесут их нотарии. — Аетий диакон и нотарий сказал: да благоволит святый и великий собор и ваша знатность дать нам время (подумать), о чем мы хотим говорить, потому что нам не безопасно. — Знатнейший патриций сказал: прежде нужно обнародовать документы, а потом, если ты что хочешь заявить, тебе дана будет возможность на это. — Аетий диакон и нотарий сказал: мы не требуем ничего ни неуместного, ни несправедливого; и ваша знатность преимущественно пред всеми знает это; и как я сказал, нам предстоит опасность не за маловажное. Мы слышали, что против нас сделано кем-то обвинение пред благочестивейшим, христолюбивым и богохранимым императором. Просим объявить нам эти (обвинения) и сказать причины, [132] и представить лице, и сделать открытое обвинение против известных лиц; и таким образом мы будем отвечать и защищать самих себя, наперед будучи уверены в вашей справедливости. — Знатнейший патриций сказал: против вас еще ничего не предложено: но требуются документы, которые, как много раз было сказано, вы должны принести. — Аетий диакон и нотарий сказал: составление документов притягивает нас к делу, потому что они составлены не другим кем. — Знатнейший патриций сказал: не опасайся принести их и не имей никакого подозрения. — Аетий диакон и нотарий сказал: я ничего такого и не сказал, и не сделал. — Знатнейший патриций сказал: пусть будут принесены документы. — И прежде, чем они были принесены, почтеннейший епископ этого славного города Флавиан сказал: вы знаете, что тогда, в собрании святого собора, вы собирали голоса от той и другой стороны, и до подробности знаете, что вы написали. И если это справедливо, скажите в точности и со страхом Божиим; а если что-нибудь подложно, как бы пред судом Христа не лгите и не умалчивайте о подлоге. — Между тем как почтеннейший епископ говорил это, знатнейший патриций сказал: мы одобряем предложение почтеннейшего епископа, потому что он, полагаясь на свою собственную совесть, приказал почтеннейшим нотариям принести документы и говорить обо всем правду. Поэтому пусть принесут документы, как много раз было говорено. — Аетий диакон и нотарий сказал: увещание святейшего и блаженнейшего архиепископа нашего предоставляет нашей воле сказать истину о составлении документов. Итак если мы, когда будем говорить, окажемся достойными веры, то мы согласимся, принести (документы) и скажем истину. — Знатнейший патриций сказал: пусть будут прочтены документы. — Аетий диакон и нотарий сказал: прошу и святый собор, присутствовавший в то время, приказать нам принести собрание документов. — Почтеннейший епископ Селевк сказал: когда святейший епископ наш раз уже приказал принести собрание документов, то должно принести их без всякого промедления. — И когда все почтеннейшие епископы сказали: все мы говорим тоже самое, — знатнейший патриций сказал: пока перечитывается каждая глава, пусть отмечается, что в них считает достойным порицания сторона почтенного монаха; и списки, которые имеет у себя сторона почтенного монаха, пусть будут принесены и при чтении сличены с подлинными документами. — Когда та и другая сторона принесла документы, Аетий диакон и нотарий сказал: мы имеем сказать нечто, если прикажет ваша знатность. Мы узнали, что в прошении своем почтенный Евтихий показал, что он пересмотрел документы и нашел в них доказательства для своей защиты; мы просим эти документы. — Когда он говорил, знатнейший патриций сказал: для того-то мы и требуем, чтобы списки были сличены с подлинными документами.— Аетий диакон и нотарий сказал: мы просим узнать, подлинные ли документы, или списки, или что подобное кем-нибудь было доставлено ему. — Знатнейший патриций сказал: почтеннейший Константин пусть объяснит, списки, или подлинники то, что он принес. — Константин диакон и монах сказал: списки. — Знатнейший патриций сказал: теперь пусть последует чтение. — И прежде, чем стали читать, Аетий диакон и нотарий сказал: [133] просим (позволения) посмотреть собрание документов, которое принесли они чтобы узнать, чья рука, и кем оно выдано: примите нашу просьбу, в которой нет ничего неуместного. — Знатнейший патриций сказал: не согласны ли списки с подлинными документами, об этом после надлежащим образом будет исследовано. — Аетий диакон и нотарий сказал: ничто этому не препятствует. Вы всегда судили и судом своим были славны. — Знатнейший патриций сказал: опуская излишнее, пусть последует чтение. — И Астерий, благоверный записчик, прочитал подлинный свиток, принесенный нотариями, между тем другой сличал списки, принесенные стороною Евтихия, почтеннейшего пресвитера и архимандрита; прочтены были с начала деяния первое и второе, которые внесены в документы, так:

,,«В консульство светлейших Флавия Зенона и Постумиана, накануне шестого дня ноябрьских ид, в христолюбивом и царствующем Константинополе, новом Риме,»,, и проч. 9.

«После того, как были прочитаны деяния первое и второе и присовокуплены объяснения почтеннейших епископов, Аетий диакон и нотарий сказал: просим святый и великий собор спросить (тех, которые) выслушали собственные отзывы и собрание документов, — нет ли в них чего-нибудь подложного или поврежденного? — Знатнейший патриций сказал: тем самым, что молчат, они показывают, что соглашаются: поэтому следует прочесть и остальное. — И тот же благоверный записчик прочитал третье деяние, которое внесено в документы. И когда прочитано было объяснение почтеннейшего пресвитера и екдика Иоанна 10, диакон и монах Константин сказал: клянусь стопами вашими, так не было сказано, как имеется (у него). — Тот же благоверный записчик, повторивши то же чтение, прочитал: «Если же встретится у них, в некоторых словах, что-нибудь ложное или погрешительное, он этого и не отвергает и не принимает; а испытывает одно только Писание, как твердейшее отеческих изложений» 11. — Когда это было прочитано, Константин, почтеннейший диакон и монах, сказал: так как святые отцы говорили различным образом, то хотя я все принимаю, но не принимаю за правило веры. — И когда произошло смятение и перешептывание, Константин, почтеннейший диакон и монах, сказал: прошу о том, чтобы ходившие и слышавшие от (самого) архимандрита, по чистой совести, как пред Богом, сказали всю правду, что слышали; потому что еще не произнесено предварительное осуждение архимандриту по моему объяснению; прошу почтеннейших клириков, которые были при этом, и почтенного диакона Афанасия, объяснить, что слышали от него (Евтихия). — Селевк, почтеннейший епископ. сказал: прежде объяснения брата Константина, представляющие лице подавшего просьбу обещали, что все, что ни сказали бы они, подтвердит и их архимандрит; и мы просим (подавшего) голос о предварительном осуждении не делать предварительного осуждения собранию документов. — Константин диакон и монах сказал: прошу исключить это [134] (выражение): «за правило веры», потому что в смятении я говорил, сам не зная что.— Селевк, почтеннейший епископ, сказал: что брат Константин изложил это мне не прежде шума, когда все было спокойно, это засвидетельствуют и святейшие епископы и их власть. — Знатнейший патриций сказал: почтеннейшие епископы Фалассий и Евсевий благоволят сказать, что, по их мнению, должно рассмотреть в прошении той и другой стороны.— Почтеннейший епископ Фалассий сказал: посланный от почтеннейшего монаха, из того, что сам он исповедует собственными устами, не может одно принимать, а другого не принимать.— Евсевий, почтеннейший епископ города Анкиры, сказал: и мне кажется справедливым, что представляющий лице почтеннейшего архимандрита Евтихия должен считать ненарушимым все, что высказано его устами, а не по произволу часть сказанного принимать, а часть отвергать. — Знатнейший патриций сказал: почтеннейший пресвитер Иоанн и Андрей, помня свое объяснение, пусть изложат, что, по сознанию их, слышали они от почтеннейшего монаха Евтихия. И когда Иоанн, почтеннейший пресвитер и экдик святой церкви сего славного города, и почтеннейший диакон Андрей, стали на средину, — диакон Константин сказал: мы не сказали, что архимандрит согласен со всем тем, что я говорю. — Знатнейший патриций сказал: слова твои содержатся в документах. — Селевк, почтеннейший епископ, сказал: знатнейший референдарий, пришедший от благочестивейшего и христолюбивейшего императора нашего, объяснил, что за лице архимандрита Евтихия посланы Константин и находящиеся с ним, и что они должны принять на себя (все) то, что взводятся на него.— Знатнейший патриций сказал: также и твои слова содержатся в документах; и присовокупил: почтеннейший пресвитер Иоанн пусть изложит, что слышал от монаха Евтихия.— И прежде, чем он объяснил, почтеннейший епископ Мелифтонг сказал: По некоторой предусмотрительности, еще в начале, тотчас как состоялось обвинение, я напомнил и сказал, что обвинение делается не в пустом (деле), и что такое опасное дело должно быть исследуемо не чрез поверенного, но необходимо присутствие обвиняемого, так как и законы требуют этого. Если же благочестивейшему императору благоугодно, чтоб уголовное дело производилось чрез поверенного, и обвинение делалось безопасно, и о том, что состоится, дано было знать ему: то нам необходимо во всем уступить повелению христолюбивого императора.— Селевк, почтеннейший епископ, сказал: так как основательно то, что теперь сделано по предложению знатнейшего референдария и по согласию святейших епископов и знатнейшего и славнейшего бывшего консула и патриция Флоренция, то пусть и почтеннейшие пресвитер Иоанн и диакон Андрей изложат, что они знают.— Иоанн, почтеннейший пресвитер и экдик, сказал: что объяснено мною и уже прочитано святейшему и боголюбезнейшему собору, в присутствии знатнейшего и во всем славнейшего бывшего консула и патриция Флоренция, это совершенно истинно. То же сказал и почтеннейший диакон.— Когда он говорил это, диакон Константин сказал: не все прочитано.— Тот же Иоанн, почтеннейший пресвитер и экдик, сказал: (я еще вот что говорю.— Почтеннейший диакон Константин сказал): в [135] смятении я сказал одно слово, и оно записано.— Когда он говорил это, почтеннейший епископ Фалассий сказал: достаточно было и объяснения пресвитера Иоанна; но так как пред всеми нами лежит евангелие, то справедливо, чтобы и он пред евангелием подтвердил то, о чем говорит.— Тот же Иоанн, почтеннейший пресвитер и экдик, присовокупляя, сказал: что (сказанное мною) совершенно истинно, чему еще большую силу истины придал противник тем, что, казалось, сомневался, это признал также боголюбезный и святый собор на том основании, что он покушался отказаться от своих слов. Но так как должно произвести полнейшее чтение и из последующего убедить меня, чтобы я или признал то, что объяснено почтеннейшим архимандритом Евтихием, и согласно ли он говорил с тем, что я тогда объяснил, или же отказался бы я, если случится, что не признаю того: то прошу ваше боголюбие, чтобы было полнейшее чтение, дабы я, ради благоговения к святому евангелию, мог видеть все, что предложено вашим боголюбием, и последовать слову истины.— Знатнейший патриций сказал: пусть опять повторят слова пресвитера Иоанна из документов, где он показал, что слышали нечто от Евтихия.— И тот же благоверный записчик опять прочитал слова почтеннейшего пресвитера Иоанна:

12 “«Почтеннейший пресвитер и экдик Иоанн, сказал: когда прежде сего боголюбезнейший епископ Евсевий воззвал на соборе к вашей святости, обвиняя почтеннейшего пресвитера и архимандрита Евтихия, представил записку, в которой объявлял, что он (Евтихий) страдает еретическими недугами, и требовал вызвать его к вашей святости для оправдания в том, в чем он его обвинял: ваша предусмотрительная и осторожная мудрость повелела мне и почтеннейшему диакону Андрею идти к нему (Евтихию) в монастырь его и вызвать его для оправдания. Таким образом мы ходили к нему в его монастырь, прочли ему обвинительную записку, вручили ему копию с нее, объявили ему обвинителя и возвестили, что его вызывают оправдаться пред вашею святостью. Но он идти и оправдываться совершенно отказался, говоря, что у него определено и как бы законом положено от начала — никогда и никуда не отлучаться от своего братства, а жить в монастыре, некоторым образом как в гробе. Он просил нас возвестить вашей святости, что будто бы боголюбезнейший епископ Евсевия, бывший издавна врагом ему, по ненависти и неприязни взвел на него это обвинение. Он утверждал, что готов согласиться с изложением святых отцев, составлявших собор в Никее и в Ефесе, и обещался подписать их толкования. Если же встретится у них, в некоторых словах, что-нибудь ложное или погрешительное, этого он и не отвергает и не принимает, а испытывает одно только Писание, как твердейшее отеческих изложений. После воплощения Бога Слова, то есть, после рождения Господа нашего Иисуса Христа, он поклоняется одному естеству, естеству Бога воплотившегося и вочеловечившегося. И принесши какую-то в этом роде книгу, он читал ее. Он прибавил, что против него [136] высказана некоторая клевета, будто бы он говорил, что Бог Слово Принес (с собою) плоть с неба, и что он невинен в этой клевете. Что Господь наш Иисус Христос состоит из двух естеств, соединившихся ипостасно, этого он не встречал в изложениях святых отцев, и если случится ему у кого либо вычитать что-нибудь подобное, он не примет этого; потому что божественное Писание, сказал он, превосходнее учения отцев. Говоря это, он исповедал, что родившийся от Девы Марии есть совершенный Бог и совершенный человек, не имеющий плоти, единосущной нам. Это он говорил, беседуя со мною.— Святейший архиепископ (Флавиан) сказал: это слышал ты один, или и отправленный вместе с тобою диакон Андрей? — Почтеннейший пресвитер и экдик Иоанн сказал: когда он велел мне сообщить это вашей святости, то при этом присутствовал и почтеннейший диакон Андрей».

«По прочтении этого, почтеннейший пресвитер и экдик Иоанн сказал: и ваша знатность и боголюбезнейший и святый собор знают, что не может употреблять одни и те же слова тот, кто посылается отнести к кому-нибудь повестку. Едва ли кто-нибудь и из знаменитейших риторов сделал бы то, чтобы передать и пересказать кому-либо чужие слова. Когда я слышал это от почтеннейшего архимандрита Евтихия, тогда при этом был почтеннейший диакон Андрей и еще почтеннейший диакон Афанасий. Я же, составив в то время для себя памятную записку, храню, по моему мнению, то, что он сказал, и имею ее при себе. Но почтеннейшему архимандриту Евтихию самому надлежало бы присутствовать при том, что теперь делается вследствие моего объяснения. Я думаю, что и ваша прозорливая мудрость подтвердит, чтобы тот, кто сказал мне, присутствуя здесь слышал, что мною говорится, и (будучи спрошен) возражал против сказанного мною, или согласился на это. И я не думаю, что благочестивый муж, пред евангелием, отвергнет мои слова, которые он сам тогда высказал, особенно же когда и присутствующий почтеннейший диакон Константин иногда соглашается с тем, что я говорю, а иногда, как он думает, отвергает сказанное мною. Прошу, чтобы от меня не слишком точно требовались те слова, которые он сказал: потому что никто не мог бы сделать того, чтобы передать чьи-либо разговоры совершенно его словами. Но прикажите прочитать записанное тогда (мною) в памятной записке.— Знатнейший патриций сказал: пусть прочтется памятная записка, как он требует, и сличится с объяснением, которое находится в документах, чтобы видно было, есть ли (между ними) какое-нибудь разногласие в смысле или в словах.— И прежде, чем стали читать, почтеннейший пресвитер и экдик Иоанн сказал: прошу прежде, чтобы почтеннейший Андрей и почтеннейший диакон Афанасий, здесь присутствующие, сказали, согласны ли они с тем, что объяснено мною прежде и уже прочитано.— Знатнейший патриций сказал: между тем пусть последует чтение.— И когда пресвитер и экдик Иоанн принес памятную записку, тот же благоверный записчик прочитал: [137]

13 “«Когда прежде сего боголюбезнейший Евсевий воззвал на соборе к вашей святости, обвиняя почтеннейшего пресвитера и архимандрита Евтихия, представил на него записку, в которой объявлял, что он (Евтихий) страдает еретическими недугами, и требовал вызвать упомянутого почтеннейшего архимандрита для оправдания в том, в чем он его обвинял: заботящаяся о православной вере ваша прозорливая мудрость повелела мне и почтеннейшему диакону Андрею идти к нему (Евтихию) и вызвать его для оправдания. Таким образом мы ходили к нему в его монастырь, прочли ему обвинительную записку, вручили копию, объявили ему обвинителя и вызов оправдываться пред вашим боголюбезным и святым собором; упомянутый Евтихий совершенно отказался идти сюда и оправдываться в том, в чем обвиняется, говоря, что у него определено и как бы законом положено от начала — никогда и никуда не отлучаться от своего братства, для того, чтобы жить в монастыре, как в некотором гробе. Он просил нас возвестить вашей святости, что боголюбезнейший епископ Евсевий, бывши издавна врагом ему. по ненависти и неприязни взвел на него это обвинение. Он утверждал, что он следует изложениям святых и блаженных отцев, составлявших собор в Никее и в Ефесе, и готов подписать их. Если же, как он говорит, встретится у них, в некоторых словах, что-нибудь ложное или погрешительное, этого, что касается до него, он и не отвергает и не принимает, но об этом он испытывает только божественное Писание, как твердейшее. Еще сказал он, что некоторые высказали против него клевету, будто бы (он говорил, что) Бог Слово принес (с собою) плоть о неба, и что он чужд этой клеветы. После воплощения Бога Слова, то есть, после рождения Господа нашего Иисуса Христа, он поклоняется одному естеству Бога воплотившегося и вочеловечившегося. И принесши об этом книгу, читал ее. Что Господь наш Иисус Христос состоит из двух естеств после соединения, — этого он не встречал в изложениях святых отцев, говорил он, и если случится ему у кого либо вычитать что-нибудь подобное, он не примет этого; потому что божественное Писание, сказал он, не упоминает о естествах, и превосходнее учительских изложений. И говоря это, он присовокупил что от Девы родился совершенный Бог и совершенный человек»".

«Знатнейший патриций сказал монаху Константину: скажи, почтеннейший монах Евтихий так ли говорил клирикам, как изложено в памятной записке, или как в документах? — Почтеннейший диакон и монах Константин сказал, что бы ни объявили слышавшие, архимандрит принимает это сообразно истине.— Знатнейший патриций сказал: пусть скажет Андрей, что он слышал от монаха, прежде чем будут прочитаны его слова из документов.— И прежде, чем стали читать, почтеннейший диакон и монах Елевсиний сказал: разговаривал со мною, он (Евтихий) сказал мне, что «Он (Христос) не имеет плоти, единосущной нам»; этого в представленной от него памятной записке не помещено.— Знатнейший [138] патриций сказал: что скажет на это почтеннейший Иоанн? — Почтеннейший пресвитер и экдик Иоанн сказал: ваше боголюбие и ваша знатность предложили нам, нижайшим, святое Писание: что содержат в себе документы, тоже содержит и объяснение, находящееся в (моей) памятной записке, и я не знаю, разногласят ли они в выражениях.— Когда он говорил это, знатнейший патриций сказал: но не маловажно то, что называют измененным. Пресвитер и экдик Иоанн сказал: кто может кому-либо передать чужие самые слова, а особенно самый смысл, который он выразил? Когда он говорил это, знатнейший патриций сказал: что же такое, утверждаешь ты, он сказал в этом отношении? — Почтеннейший пресвитер и экдик Иоанн сказал: что двусмысленного о единосущном? Он (Евтихий) сказал, что Он (Христос) единосущен Матери; но не сказал, что — нам, человекам. И если хотите, клянусь, что он сказал: «единосущен Матери, и не имеет плоти, единосущной нам».— Знатнейший патриций сказал: пусть опять прочтут это место, как из памятной записки, так и из документов, чтобы почтеннейший Иоанн подробно сказал, что он слышал от него (Евтихия) касательно этого.— После сего почтеннейший пресвитер и экдик Иоанн сказал: что Он (Христос) не имеет плоти, единосущной нам, но — Матери, это он сказал мне одному при разговоре.— Знатнейший патриций сказал: ты забыл, что слышал, и потому не внес этого в памятную записку.— Почтеннейший пресвитер и экдик Иоанн сказал: я потому не внес этого в памятную записку, что находившиеся со мною почтеннейшие диаконы не слышали, что было сказано мне одному.— Диакон и монах Константин сказал: и о том просим, чтобы вошли почтеннейшие диаконы и по истине объяснили, что слышали от архимандрита, и говорили ли они с ним поодиночке.— Знатнейший патриций сказал: как прежде я сказал, пусть, в присутствии Андрея, будут объявлены слова его.— И тот же благоверный записчик прочитал из самых документов:

14 “«Святейший архиепископ (Флавиан) сказал: пусть скажет и почтеннейший диакон Андрей, слышал ли он это от почтеннейшего пресвитера и архимандрита Евтихия? — Почтеннейший диакон Андрей сказал: по повелению вашей святости, мы отправились к почтеннейшему пресвитеру и архимандриту Евтихию, и, разговаривая с ним, мы слышали от него то, что уже сказал почтеннейший пресвитер и экдик Иоанн»".

«Знатнейший патриций сказал: пусть объяснит почтеннейший диакон Андрей, что слышал он от Евтихия.— Почтеннейший диакон Андрей сказал: так как Бог восседит с вами, и страх и трепет объемлет душу мою: то не могу отступить от истины. Сначала будучи послан господином моим, по всему святейшим архиепископом Флавианом, и вместе с ним святым собором, к почтеннейшему архимандриту Евтихию, все, что о вызове объявил почтенный пресвитер и экдик Иоанн, это и я вместе объявил, и признаю. Когда же почтеннейший пресвитер и экдик Иоанн сделал вопрос почтеннейшему пресвитеру и архимандриту Евтихию о единосущном, признает ли он, что Бог Слово единосущен Отцу по [139] божеству и единосущен нам по человечеству, то архимандрит Евтихий сказал: как говорится в символе? Господин Иоанн сказал, что в символе говорится: «единосущного Отцу» — только. Архимандрит Евтихий возразил, говоря: поэтому так говори и ты, потому что и я так говорю. Ничего другого не знаю по этому предмету.— Знатнейший патриций сказал: однако говорил что-нибудь Иоанн с монахом Евтихием отдельно, когда тебя не было? — Почтеннейший диакон Андрей сказал: говорил нечто, клянусь (стопами) ног ваших, но я того не слышал.— Знатнейший патриций сказал: теперь пусть войдет почтеннейший (диакон) Афанасий.— И когда диакон Афанасий стал на средину, знатнейший патриций сказал ему: исполняя свое обещание, скажи по истине, что, как ты знаешь, сказал монах Евтихий почтеннейшему Иоанну или Андрею? — Почтеннейший диакон Афанасий сказал: так как речь идет о душе, и не безопасно для не говорящего истины, то я и говорю то, что слышал. Я не был послан для этого дела с боголюбезнейшим (пресвитером) Иоанном или почтеннейшим диаконом Андреем, но был приглашен боголюбезнейшим пресвитером и экдиком Иоанном, как бы для того, чтобы я присутствовал там и слышал сказанное им, и, будучи спрошен святейшими епископами, объявил, что и я, присутствуя там, слышал то, что он объявил. И теперь, по прочтении этой памятной записки, которую составил упомянутый боголюбезнейший муж, я признал все прочие выражения, только не признал (выражения) о единосущном. Но в то время, когда тот же пресвитер спросил архимандрита Евтихия: исповедуешь ли ты Господа единосущным Отцу по божеству и единосущным нам по человечеству? архимандрит тот сказал: как содержится в символе? Потом пресвитер в ответ говорит: «единосущного Отцу». Он (Евтихий) говорит: так исповедуй, потому что и я так исповедую.— Знатнейший патриций сказал: однако ж почтеннейший монах Евтихий и почтеннейший пресвитер Иоанн имели разговоры отдельно между собою? — Почтеннейший диакон Афанасий сказал: я не слышал, клянусь (стопами) ног ваших.— Почтеннейший монах Елевсиний сказал: просим почтеннейшего диакона Афанасия объяснить, в чем он упрекал почтеннейшего пресвитера Иоанна при втором исследовании. Ибо он объявил, что после первого объяснения опять было читано другое, и упрекал, что не так написано то, что он объяснил прежде, когда пришел из монастыря, или то, или другое, когда же после этого было заседание и когда святейший архиепископ велел принести собрание документов, в которых содержится объяснение боголюбезнейшего пресвитера Иоанна, то, по прочтении их, почтеннейший диакон Афанасий возразил, говоря: я не слышал этого.— Знатнейший патриций сказал: пусть слова Иоанна будут прочитаны из документов, и пусть будет объяснено, что еще Афанасий готов показать об них. — И когда снова были прочитаны, тот же почтеннейший пресвитер Иоанн сказал: предварительно почтеннейший диакон Андрей, а также и почтеннейший диакон Афанасий, согласились со всем тем, что я сказал в памятной записке, кроме (выражений) о единосущном, как они сказали, и объявили то, как сказано почтеннейшим архимандритом; и почтеннейший святый собор и ваша знатность могут понять, что это тоже самое, что и [140] я сказал, именно: исповедуешь ли ты (Господа) единосущным Отцу по божеству и единосущным нам по человечеству? так как то самое, что он спросил, напротив, было знаком сомнения. И я прошу, чтобы слова почтеннейших диаконов, подтверждающие это мое объяснение (помещенное) в памятной записке, никоим образом не были искажаемы.— Знатнейший патриций сказал: пусть Афанасий ответит на то, о чем он спрошен.— Почтеннейший диакон Афанасий сказал: при третьем исследовании это объяснение, изложенное пресвитером, было прочитано в судебной палате, и я удивлен был, как новизною, теми словами, которые находятся в конце, где говорит, что (Господь) не имеет плоти, единосущной нам: и я противоречил (этому); потому что тот же пресвитер (Иоанн) сказал: «это он говорил мне одному».— Знатнейший патриций сказал: однако ж, когда тебя не было, не говорил ли он чего-нибудь с ним отдельно? — Почтеннейший диакон Афанасий сказал: я не видал. — Почтеннейший пресвитер и экдик Иоанн сказал: все мною сказанное подтвердили собственными словами почтеннейшие диаконы, спрошенные во второй и третий раз; это слышали и знают (и ваш боголюбезный святый собор) и ваша знатность. Относительно же (слова) единосущного,— так как почтеннейший диакон Афанасий сказал, что он, удивленный новизною, впал тогда в некоторое смятение, — и я заявляю тоже. Ибо, как я говорил, он высказал мне отдельно то, что сказано. А что и сами они отчасти слышали, как я говорил ему: признаешь ли, что Он единосущен Отцу по божеству и единосущен нам по человечеству? — это они объяснили в собственных отзывах».

«Когда кончился первый документ, Марин, чтец и нотарий церкви кесарийской в первой Каппадокии, опять прочитал.— Знатнейший патриций сказал: пусть прочтена будет остальная часть документов.— И тот же благоверный записчик прочитал:

15 “«Почтеннейший пресвитер и экдик Иоанн сказал: во время самого разговора"» — и все остальное из третьего деяния.

«По прочтении этого, диакон и монах Константин сказал: он не говорил этого: “если вы не согласитесь теперь со мною, то епископ унизит меня, а после достанется и вам" 16. Клянусь (стопами) ног ваших, он этого не говорил.— (Затем) почтеннейший диакон Константин сказал: так как здесь нет ни посланных, ни пресвитера и архимандрита Мартина, то пусть об этом будет умолчано, если прикажете.— Знатнейший патриций сказал: говорят, что Патрикий, который вместе с Петром ходил к монаху, находится здесь. Итак чего хотите вы: спросить его, или почтеннейшего Мартина? — Почтеннейший диакон и монах Елевсиний сказал: ради стоп ваших, делайте необходимое.— Знатнейший патриций сказал: разве в документах говорится иначе, нежели как было на самом деле, по этой части? — Когда он говорил это, диакон и монах Константин сказал: по этой части — нет, клянусь (стопами) ног ваших.— Знатнейший патриций сказал: пусть читается следующее.— И тот же благоверный записчик прочитал из того же свитка: [141]

17 “«Святейший архиепископ (Флавиан) сказал: не говорил ли почтеннейший пресвитер и архимандрит Мартин, что содержала в себе статья?»" и прочее.

«По прочтении этого, диакон и нотарий Аетий сказал: просим настоящий святый собор и вашу знатность,— прикажите сделать допрос почтеннейшим клирикам, о которых упомянуло настоящее чтение документов, и пусть они объявят, не сомневаются ли они в чем-нибудь относительно того, что прочитано, и что они тогда объяснили,— а именно: почтеннейшему пресвитеру Маме, Феофилу, Мемнону, (пресвитеру и экдику) Иоанну, диаконам Андрею и Афанасию.— Знатнейший патриций сказал: настоящее исследование производится не над ними колеблющимися, но над почтеннейшим мужем монахом (Евтихием), которого и люди находятся здесь в присутствии; и присовокупил: пусть читается прочее.— И тот же благоверный записчик прочитал:

18 ,,«В субботний день, именно 20 числа месяца ноября»" — и прочее. «По прочтении этого, диакон Константин сказал: просим спросить их, слышали ли они это? — Знатнейший патриций сказал: пусть и Феофил, по обнародовании его показаний, скажет, сознает ли он, что он это слышал или говорил.— И когда почтеннейший пресвитер Феофил стал на средину, то сказал: я и пресвитер Мама, посланные святейшим архиепископом и святым собором, ходили в монастырь архимандрита Евтихия; и точно, прежде всего он начал говорит то, что недавно прочитано; а потом мы не хотели с ним спорить; но он именем Христа принудил нас и собственными устами сказал: «не возможно мне сказать, что Христос (состоит) из двух естеств; потому что я не рассуждаю о естестве Господа моего». Это самое, что и прочитано, мы слышали из уст почтеннейшего мужа и объявили, и не сделали ни прибавления какого-нибудь, ни опущения.— Монах Константин сказал: он не слышал ничего другого? — Знатнейший патриций сказал: кроме того, что объявил ты, ничего другого ты не слышал? — Почтеннейший пресвитер Феофил сказал: он говорил: «я следую и изложениям отцев»; это он говорил.— Знатнейший патриций сказал монахам: еще чего требуете? — Диакон и монах Константин сказал: просим, чтобы спрошен был и господин Мама.— Знатнейший патриций сказал: пусть и почтеннейший Мама также объяснит, что знает.— И прежде, чем он стал объяснять, диакон и монах Елевсиний сказал: он показал, что (Евтихий) говорил: «следую и изложениям отцев»; и это не внесено в документы.— Знатнейший патриций сказал Феофилу: почему вовсе не содержится в документах то, что, как сказанное Евтихием, ты после прибавил в своем показании? — Почтеннейший пресвитер Феофил сказал: он сказал и другое, клянусь (стопами) ног ваших, чего я не помню; а что помню, то я объявил.— Знатнейший патриций сказал: почему в то время ты вовсе не включил этого в документы? — Монах Елевсиний оказал: а выше он еще сказал, что он ничего ни прибавил, ни убавил из слов [142] его (Евтихия). — Пресвитер Феофил сказал: я сказал то, что слышал из уст самого архимандрита. Если же хотят, чтобы я сказал больше, то я не слышал (больше).— Когда он говорил это, знатнейший патриций сказал: пусть даст показание пресвитер Мама, как сказано.— Почтеннейший пресвитер Мама сказал: ради стоп ваших, пусть прочтется показание, данное тогда, потому что я забыл (его).— Знатнейший патриций сказал: пусть прочтутся слова его из документов, чтобы, по прочтении их, он сказал, что он слышал, по его сознанию. И тот же благоверный записчик прочел слова его из документов:

19 “«Святейший архиепископ (Флавиан) сказал: скажи нам, почему»" и прочее.

«По прочтении этого, почтеннейший пресвитер Мама сказал: это так, клянусь (стопами) ног ваших: я показал то, что (мне) прочитано, и больше ничего не показал.— Диакон и монах Константин сказал: думаю, что сказанное господином пресвитером противоречит само себе, сколько видно из прочитанных объяснений Феофила и Мамы.— Знатнейший патриций сказал: разве в документах говорится иначе? — Монах Елевсиний сказал: нет, клянусь (стопами) ног ваших.— Знатнейший патриций сказал: если есть что-нибудь другое, пусть прочтется.— И тот же благоверный записчик прочитал (последнее деяние):

20 ,,«Когда в назначенное время, во второй день недели, именно двадцать второго числа месяца ноября, опять собрался святый и великий собор и положено было на средине святое и достопоклоняемое евангелие, и святейший архиепископ наш Флавиан председательствовал, в судебной палате епископии»" — и прочее.

«По прочтении этого, знатнейший патриций сказал: слова мои приводятся так: «пусть будет предложен пресвитеру Евтихию запрос, как он верует и что говорит»: доселе я сказал; а прибавили, чего не сказано, что притом и смысла не имеет: «и потом пусть спросят его, почему он говорит теперь так, а прежде мудрствовал иначе» 21. И прибавил: как я мог сказать это, когда еще ничего не говорил почтеннейший архимандрит Евтихий? — Святейший архиепископ сего славного города сказал нотариям: каким образом внесено в документы то, чего не говорил знатнейший патриций? — Почтеннейший диакон и нотарий Аетий сказал: мы имеем что сказать об этом.— Святейший архиепископ (сего славного города) сказал: кто вам диктовал это? Я ли вам сказал прибавить (это)? Или вы сделали это сами собою, или услышав от других? — Диакон Аетий сказал: ваша святость спрашивает об этом, как уже убежденная в том, что сделано прибавление? — Знатнейший патриций сказал: пусть читается следующее.— Тот же благоверный записчик также прочитал:

22 “«Епископ Евсевий сказал: ежели, как я прежде сказал, мне не будет осуждения за его теперешнее изложение»" и прочее. [143]

«По прочтении этого, диакон Елевсиний сказал: не по порядку расположено. Прежде он представлял статью, в которой содержалась вера 318-ти отцев, которую утвердил и святый собор в Ефесе; боголюбезнейший епископ не принял приносившего эту статью; когда и ваша знатность говорила, что должно принять, и тогда он нс принял.— Почтеннейший епископ сего славного города сказал: откуда известно то, что в бумаге содержалось изложение (веры) 318-ти отцев? — Почтеннейший диакон Елевсиний сказал: итак следовало принять ее.— Евсевий, почтеннейший епископ города Дорилеи, сказал: об одном прошу (вас), ради святой и единосущной Троицы,— отложить это дело до вселенского собора, который имеет быть по повелению христолюбивейших императоров наших; дабы там со всею тщательностью было доказано, что Евтихий уже отлучен. как еретик, потому что он и мудрствует еретически, и не перестает мудрствовать (так).— Почтеннейший диакон и нотарий Аетий сказал: просим вашу знатность и настоящий святый собор. Когда он говорил это, знаменитейший патриций сказал: боголюбезнейший и святейший архиепископ Флавиан и не отвергает того, что, когда архимандрит Евтихий приносил статью, то он не хотел принять, но говорил, чтобы он отвечал сам.— Почтеннейший епископ Селевк сказал: предварительно почтеннейший диакон Елевсиний сказал, что почтеннейший архимандрит Евтихий представил святому собору статью, в которой, говорил он, содержится изложение веры. А так как за несколько дней прежде прислано было нам послание святейшего и блаженнейшего архиепископа Льва, извещающее о том, что почтеннейший архимандрит Евтихий обвинял (собор), а во время исследования (дела) апеллировал к нашему вниманию чрез подачу статьи (и потому после осуждения опять назвали его архимандритом): то каким образом теперь, настаивая и говоря, что статья его — о вере, он жалобу на собор пред святейшим епископом римским назвал апелляцией? И отсюда вы поймете, что почтеннейший архимандрит не остается твердым в одном и том же. Я прошу принести и прочитать послание.— Знаменитейший патриций сказал: по окончании собора почтеннейших епископов, почтеннейший Евтихий принес мне копию статьи, которую, по его словам, он представлял святому собору.— Благоверный записчик присовокупил к прочитанному:

23 «Пресвитер Евтихий сказал: я пришел не рассуждать, а внушить вашей святости, как я мудрствую. А как я мудрствую, написано в этой бумаге. Прикажите прочитать ее. Святейший архиепископ сказал: читай сам.— Пресвитер Евтихий сказал: не могу.— Святейший архиепископ сказал: почему? Не ты ли изложил, или это изложение другого? Если твое, то читай сам.— Пресвитер Евтихий сказал: мое изложение, а самое слововыражение святых отцев.— Святейший архиепископ сказал: каких отцев? Говори сам собою; что за нужда тебе в бумаге?— Пресвитер Евтихий сказал: я верую так: поклоняюсь Отцу с Сыном, и Сыну с Отцем, и Святому Духу с Отцем и Сыном. Исповедую, что плотское пришествие Его совершилось от святой Девы, и что Он совершенно вочеловечился ради [144] нашего спасения. Так я исповедую пред Отцем и Сыном и Святым Духом, и вашею святостью»".

«По прочтении, диакон Елевсиний сказал: когда потребовали, чтобы (Евтихий) исповедал веру сам собою, то он говорил: «стоя пред лицом Отца и Сына и Святого Духа, которым я поклонялся и поклоняюсь (и буду поклоняться), я мудрствую так, как определили 318-ть отцев в Никее, и утвердил святый собор в Ефесе»; это не внесено в документы.— Диакон и нотарий Аетий сказал: просим вашу святость и вашу знатность предложить вопрос присутствовавшим тогда святейшим епископам, которые и высказали собственными устами и утвердили это собственноручными подписями,— было ли сказано тогда почтеннейшим Евтихием то, что теперь они сказали, и изменено ли что-нибудь из того, что содержится в документах.— Епископ Василий сказал: по истине, я не помню этого в точности.— Епископ Селевк сказал: пусть будут прочтены мне слова, которые высказал почтеннейший диакон Елевсиний.— И когда из записных табличек прочитали ему слова Елевсиния, почтеннейший епископ Селевк сказал: я не помню, чтобы сказал это почтеннейший архимандрит Евтихий.— Епископ Трифониан сказал: (скажу) по истине, как пред Богом, он сказал точно так, как содержится в документах.— Епископ Лонгин сказал: и я припоминаю, что архимандрит Евтихий сказал так, как изложено в прочитанных документах. А что только почтеннейшим Елевсинием сказано, будто он (Евтихий) сказал: «я так содержу (веру), как определили 318-ть отцев в Никее, и утвердили бывшие в Ефесе»,— видно и из последующего, где он не хотел исповедать, что Господь наш Иисус Христос стал единосущным нам по плоти; говорю это, как пред Богом.— Почтеннейший епископ Мелифтонг сказал: как пред Богом говорю, я ничего не нашел такого, что тогда сделано было бы иначе, чем как теперь прочитано. А что сказал диакон Елевсиний, будто Евтихий сказал такие слова, то Испытующий сердца людей (Рим. 8, 27) знает, что я не слышал, не помню.— Почтеннейший епископ Юлиан сказал: и прежде моих слов собрание документов обличает вероломство Евтихия; потому что мы не знаем того, что теперь показал диакон Елевсиний, и ничего такого не говорил Евтихий.— Почтеннейший епископ Павел сказал: по истине говорю, когда слышу это от диакона Елевсиния, слышу теперь как новость. Но я знаю, что все, содержащееся в документах, истинно, и ни одного слога не прибавлено и не убавлено.— Почтеннейший епископ Евдоксий сказал: как пред Богом говорю, меня удивляет сказанное теперь почтеннейшим диаконом Елевсинием; потому что тогда почтеннейший архимандрит Евтихий не говорил (ничего такого), но то, что содержится в документах.— Почтеннейший епископ Евстохий сказал: как пред Богом, и я говорю тоже, что сказали прежде меня: (потому что я только то знаю), что содержится в документах.— Почтеннейший епископ Тимофей сказал: я слышал, как он говорил: «я мудрствую так, как отцы наши». Впрочем и ваша знатность знает, что или выше или ниже я объяснял, что я слышал, как он говорил: «я мудрствую так, как отцы наши».— Почтеннейший епископ Валериан сказал: Бог свидетель, я не слышал от Евтихия [145] ничего того, что сказал диакон Елевсиний.— Почтеннейший епископ Савва сказал: свидетель (мне) Бог, которому мы отдадим отчет в этом в день суда,— архимандрит говорил то, что содержится в документах. Я старался и умолял его, чтобы он исповедал (Господа) единосущным нам, и никак не мог убедить его.— Почтеннейший епископ Секундин сказал: кроме того, что написано в документах, я ничего не слышал, и ничего не было сказано.— Почтеннейший епископ Аврелий сказал: я припоминаю, что и в то время архимандрит говорил то, что недавно нам прочитано.— Диакон Константин сказал: прошу ваш святый собор спросить господина епископа Василия, что он сказал, когда господин епископ Евсевий восстал против него и укорял его; как пред Богом, что такое он сказал? Он встал, говоря: «я намерен подать против него записки»; и укорял его.— Знатнейший патриций сказал: однако ж не мешай продолжать чтение; и если ниже этого нет, тогда и употребляй эти доказательства.— И тот же благоверный записчик прочитал:

24 “«Святейший архиепископ сказал: исповедуешь ли ты, что один и тот же Сын единосущен Отцу по божеству и единосущен Матери по человечеству?»" и прочее.

«По прочтении этого, диакон Константин сказал: господин епископ говорил это тогда, когда архимандрит сказал, что (исповедует) одно естество. — Когда он говорил, диакон Елевсиний сказал: как пред Богом (скажите), был ли он тогда анафематствован вашею святостью, потому что говорится: «святый собор, вставши, анафематствовал его» 25? — Почтеннейший епископ Тимофей сказал: я не слышал.— Знатнейший патриций сказал: тогда не было сказано ничего такого? — Почтеннейший епископ Селевк сказал: я не слышал.— Почтеннейший епископ Юлиан сказал: по истине, и я не слышал.— Почтеннейший епископ Василий сказал: по истине, друг, из уст моих не выходило ничего такого.— Почтеннейший епископ Мелифтонг сказал: некоторые в то время оскорбили меня, как недостойного присутствовать на соборе, потому что я просил отсрочки; и я не знаю.— Почтеннейший епископ Савва сказал: когда предстанет пред судей свидетель для свидетельства и не может говорить, то он кивает головою своею, и имеет достоинство свидетелей. А мы все подписали собственноручно и высказали мнения письменно: каким же образом мы можем отвергать? — Почтеннейший епископ Трифон сказал: когда он однажды высказал слова нечестивые и противные изложению 318-ти святых отцев и святого собора в Ефесе, то все присутствовавшие клирики анафематствовали его.— Диакон и нотарий Аетий сказал: на таких святейших соборах часто случается, что один из присутствующих боголюбезнейших епископов скажет что-нибудь, и сказанное одним записывается и понимается, как сказанное всеми вместе. Искони это велось, что мы записываем, когда говорит один.— Святый собор сказал: итак, если теперь найдется один или другой говорящий (так), как показали и согласились боголюбезнейшие епископы и одобрил тогда [146] святейший клир, то мы просим — никак не исключать этих слов из документов и не изменять; потому что, кажется, подписали все святейшие епископы.— Когда он говорил, знатнейший патриций сказал: что каждый сказал, то твердо; что содержит истина, то никоим образом не подлежит сомнению.— Диакон и нотарий Аетий сказал: просим, чтобы теперь пред вашею святостью объявлены были показания об этом боголюбезнейшего епископа Саввы, и боголюбезнейшего епископа Трифона, и боголюбезнейшего (епископа) Павла.— Знатнейший патриций сказал: они объявлены и внесены в документы; поэтому пусть читается остальное.— И тот же благоверный записчик прочитал также остальное:

26 “«После этого святейший архиепископ сказал: пусть скажет святый собор, чего достоин присутствующий и не исповедующий ясно правую веру и не желающий согласиться с рассуждением сего святого собора, а упорствующий в своем извращенном и худом мнении.— Боголюбезнейший епископ Селевк сказал: он достоин низложения, впрочем все зависит от человеколюбия вашей святости.— Святейший архиепископ сказал: если и он, исповедавши собственный грех, убедился анафематствовать свое мнение и согласиться с нами, следующими изложениям святых отцев, тогда по справедливости он удостоился бы милости. Но так как он упорствует в своем заблуждении, то подвергается каноническим епитимиям.— Пресвитер Евтихий сказал: я признаю это, потому что вы теперь приказали, однако ж не анафематствую. Ибо что я признаю, то признаю по истине.— Знатнейший (и славнейший) из префектов и консулов, патриций Флоренций сказал: скажи, признаешь ли ты два естества и единосущие нам»"?

«По прочтении этого, знатнейший патриций сказал: это «скажи»... я говорил не как собеседующий, но увещевая его согласиться на то, что было говорено святым собором.— Диакон Константин сказал: за что осужден архимандрит Евтихий? Не потому ли, что боголюбезнейший и святейший архиепископ наш спрашивал его: «признаешь ли ты (во Христе) два естества после соединения и анафематствуешь ли тех, которые не признают?», и так как он не стал анафематствовать, за это и осужден? и слова его не внесены в документы.— Знатнейший патриций сказал: пусть читается остальное, чтобы мы знали, действительно ли вовсе не внесено в документы то, что утверждает Константин.— Тот же благоверный записчик также прочитал:

27 «Пресвитер Евтихий сказал: я читал (писания) блаженного Кирилла, святых отцев и святого Афанасия: они признавали два естества прежде соединения, а после соединения и воплощения они признавали уже не два естества, но одно.— Знатнейший (и славнейший) из префектов и консулов, патриций Флоренций сказал: скажи, исповедуешь ли ты два естества после соединения? Если не скажешь, будешь осужден»".

«(При чтении этого) знатнейший патриций сказал: это «скажи… если не скажешь, то будешь осужден» — я сказал не как собеседующий, но [147] увещевая его согласиться, потому что, как я видел, все наступали на него.— Тот же благоверный записчик также прочитал:

28 “«Пресвитер Евтихий сказал: прикажите прочитать (писания) святого Афанасия, и вы узнаете, что ничего подобного он не говорит.— Боголюбезнейший епископ Василий сказал: если ты не признаешь двух естеств после соединения, то признаешь смешение и слияние. — Знатнейший и славнейший патриций Флоренций сказал: не признающий из двух естеств и два естества, верует неправо»".

«(При чтении этого) знатнейший патриций сказал: я не говорил этих слов, потому что я и не в силах был рассуждать о догматах.— Благочестивейший епископ этого славного города сказал: тогда не было сказано то, о чем говорится, и однако ж находится в документах: замечайте вы, нотарии; потому что против вас идет спор об этом; и в удобное время нужно тщательнее это исследовать.— Диакон и нотарий Аетий сказал: теперь есть время и соглашаться и отвергать; потому что здесь присутствуют святейшие епископы, которые (сами) слышали; а большинство их часто слышало документы от высших по достоинствам в присутствии многих святейших епископов; и неужели их знатность когда-нибудь упрекала (нас)? — Когда он говорил, знатнейший патриций сказал: когда же были читаны мне документы, чтобы я мог упрекать? Даже когда я просил. прочитать их, мне не дали.— Диакон и нотарий Аетий сказал: никто нам не говорил.— Тот же благоверный записчик также прочитал:

29 “«Весь (святый) собор, вставши, воскликнул: по принуждению нет веры. Многая лета императорам, многая лета. Вера наша всегда побеждает. Он не согласен; зачем убеждать его»"?

«По прочтении этого, почтеннейший диакон Константин сказал: собор говорил это? — Почтеннейший диакон Аетий сказал: пусть будет спрошен святый собор.— Почтеннейший епископ Савва сказал: во всех церквах он был анафематствован, а в одном уголке не имел анафематства? — Почтеннейший епископ Трифон сказал: и я говорю то же.— Почтеннейший диакон Константин сказал: за что осужден архимандрит, этих слов нет (в документах). Ибо господин архиепископ наш просил его, говоря: «признавай два естества после соединения и анафематствуй тех, которые не признают». И так как он не хотел анафематствовать, говоря: «горе мне, если я буду анафематствовать святых отцев» 30: тогда он (архиепископ) произнес осуждение его; и этих слов нет (в документах); а тогда они были читаны. Также господин епископ Василий, когда архимандрит был спрошен: «признаешь ли ты два естества»? и сказал: «я признаю одно естество», — господин епископ Василий тотчас присовокупил, что и у святого Афанасия говорится об одном естестве воплотившегося Слова; и этого нет. И еще: господин епископ Селевк сказал, чтобы прочитаны были наши исповедания, дабы видеть, согласен ли [148] архимандрит с этими нашими изложениями. И когда господин архиепископ наш приказал прочитать их, вдруг встал благочестивейший пресвитер Астерий и прочитал осуждение; и этого нет.— Знатнейший патриций сказал: сидящий подле меня боголюбезнейший епископ Селевк сказал: пусть прикажет ваша святость прочитать изложения веры, составленные всеми нами, и спросить почтеннейшего Евтихия, согласен ли он с ними. Когда это было сказано, я сказал святейшему архиепископу Флавиану, чтобы он приказал быть чтению. И он говорил, что должно читать изложения; и ничего этого не было сделано, но прямо прочтено осуждение. Об этом знают и боголюбезнейшие епископы Селевк и Василий.— Почтеннейший епископ Селевк сказал: помню, что я говорил.— Почтеннейший епископ Василий сказал: по истине говорю, что не могу вспомнить слов, которые тогда я сказал, потому что прошло много времени. Когда же господин (архиепископ) и собор говорили: «признаешь ли ты два естества в Господе, божество и человечество?», а архимандрит отвечал: «я признаю, что Господь наш Иисус Христос состоял из двух естеств прежде соединения, а после соединения признаю одно естество» 31: тогда я, помню, высказал такую мысль: «если ты признаешь из двух естеств прежде соединения, а после соединения признаешь решительно одно естество, то будешь подозреваем, что признаешь слияние и смешение» 32. Знаю также, что после этого я обратился и высказал свою мысль, о которой знает Христос; так, успокаивая господина архиепископа и убеждая мало-помалу архимандрита согласиться с нами, я сказал: «если ты скажешь — одно естество Бога Слова воплотившееся и вочеловечившееся, то скажешь согласно с нами и с отцами; ибо ясно, что иное нечто есть божество, которое от Отца, и иное нечто плоть, которая от Матери, и в которую Он воплотился» 33.— Диакон и нотарий Аетий сказал: присутствующие на соборе святейшие епископы, как бы в общей беседе и в виде совещания, часто говорят много такого, чего не дозволяют записывать.— Почтеннейший епископ Лонгин сказал: и сказано, и записано, и прочтено, и вновь перечитано.— Почтеннейший диакон Константин сказал: прочитанное осуждение диктовано не в тот час (как состоялось), но было продиктовано прежде, чем архимандрит пришел в епископию.— Диакон Аетий сказал: просим его объяснить, откуда он это узнал, и доказать, истинно ли это.— Епископ Селевк сказал: если бы теперь нужно было производить исследование канонически, то прилично было бы почтеннейшему диакону Константину обвинять и приговор, и нас и нотариев, а нам стоять за этот (приговор). А так как благочестивейший император наш повелел теперь произвести исследование касательно повреждения документов: то считаю неприличным теперь говорить об этом.— Диакон Константин сказал: этого нет в документах.— Почтеннейший епископ Василий сказал: я сказал это потому, что почтеннейший (диакон) Константин привел мне на память (мои) слова, чтобы я, отказавшись (от них), не погубил свою душу. Сказал же я это в разговоре, а не в [149] виде приговора. Поэтому почтеннейший епископ Евсевий, подозревая, что я давал советы архимандриту, казалось, разгневался на меня.— Почтеннейший диакон и нотарий Аетий сказал: просим и святейшего епископа Селевка сказать: произнесенные им тогда, как он говорит, слова, что «должно прочитать исповедания», с тем ли были сказаны, чтобы их внести в документы? — Знатнейший патриций сказал: боголюбезнейший епископ Селевк или другой кто, говорили и такое, что должно было записывать, и такое чего не должно.— Почтеннейший диакон и нотарий Аетий сказал: мы слышали, как он сказал: «удостойте»...— Когда он говорил, почтеннейший диакон Константин сказал: архимандрит слышал, а вы не слышали? — Почтеннейший епископ Селевк сказал: помню, что я говорил такие слова. А выходит, что при увеличившемся смятении слова мои вовсе не записаны.— Почтеннейший диакон Константин сказал: я говорил еще, что господин архиепископ наш спросил архимандрита: «признаешь ли ты два естества после соединения и анафематствуешь ли тех, которые не признают двух естеств?»; и эти слова не внесены в документы. Ибо он за то и осужден, что не хотел анафематствовать (тех, которые отвергают два естества после соединения).— Почтеннейший епископ Фалассий сказал: слышал ли святый собор, что сказано почтеннейшим диаконом Константином? Итак пусть святый собор благоволит объявить настоящему святому собранию, знает ли он, что это говорил боголюбезнейший и святейший (архиепископ) Флавиан.— Почтеннейший епископ Василий сказал: мы помним, что почтеннейший епископ Евсевий и в первый и во второй раз обвинил его в том, что он не признает двух естеств после соединения; помним и то, что он сам (архиепископ) сказал: «слышишь ли, что он говорит тебе, и что он предлагает тебе? что скажешь на это?» 34.— Диакон Константин сказал: итак ты не слышал самых слов от господина нашего архиепископа? — Почтеннейший епископ Василий сказал: вначале четвертого исследования почтеннейший епископ Евсевий сказал монаху: «признаешь ли два естества после соединения, и Господа нашего Иисуса Христа единосущным нам по плоти? и анафематствуешь ли тех, которые не так мудрствуют»? А господин архиепископ предложил ему вопрос, признает ли он то, что предлагал ему обвинитель 35. Напоследок произошло величайшее смятение, и я по истине не помню, сделал ли боголюбезнейший епископ такое предложение.— Почтеннейший диакон Константин сказал: о том и спрашиваю ваш святый собор, слышали ли вы, что господин мой архиепископ сказал: «признаешь ли ты два естества»? — Когда он говорил, почтеннейший епископ Селевк сказал: что сказано при допросе, то сказано или боголюбезнейшим Евсевием, или святейшим и боголюбезнейшим архиепископом нашим Флавианом. А в какое время было говорено о (двух) естествах, не помню.— Знатнейший патриций сказал: и я припоминаю, что тогда святейший архиепископ сказал это: «исповедуешь ли ты два естества и после соединения»? и тот (Евтихий) отвечал, говоря: «так как в [150] писаниях Афанасия и других епископов не содержится этого, то я страшусь признавать» 36.— Почтеннейший диакон и нотарий Аетий сказал: такой вопрос был предложен боголюбезнейшим епископом Евсевием во время деяния.— Почтеннейший епископ Тимофей сказал: я слышал так, как сказал боголюбезнейший епископ Василий. — Почтеннейший епископ Юлиан сказал: так как было смятение, то я не припомню, кем было сказано.— Почтеннейший епископ Евдоксий сказал: помню, что сказал почтеннейший епископ, Евсевий, а святейший архиепископ был согласен (с ним) и заставлял архимандрита согласиться с тем, что было говорено Евсевием.— Почтеннейший епископ Лонгин сказал: как пред Богом говорю, что не могу припомнить этого, потому что произошло уже смятение; и мы, бывшие позади, не знали, что делалось впереди.— Почтеннейший епископ Савва сказал: припоминаю, что я сказал архимандриту: «если ты не исповедуешь одного Единородного (состоящим) из двух естеств, то отвергаешь или домостроительство, или божество».— Почтеннейший диакон Константин сказал: когда было прочитано осуждение, (Евтихий) апеллировал в святому собору святейшего епископа римского, александрийского, иерусалимского и фессалоникского; и этого не помещено в документах.— Знатнейший патриций сказал: когда сделалось смятение и собор расстроился, он сказал мне потихоньку, что он апеллирует к собору римскому, египетскому и иерусалимскому. И я, считая неуместным скрывать это от святейшего и боголюбезнейшего (архиепископа) Флавиана, уходя, сказал ему об этом.— Почтеннейший епископ Василий сказал: по истине говорю, что когда заседало собрание, и (святым) собором предложено было, чтобы почтеннейший архимандрит Евтихий признал два естества нераздельные и неслитные в одном Господе и после соединения. знаю, что он сказал: «если прикажут мне отцы римский и александрийский, то признаю это самое». Но он сказал это не в виде апелляции, а в таком смысле: «не дерзаю признавать ради отцев».— Святейший архиепископ этого славного города сказал: я слышал не от него, но от знатнейшего и славнейшего бывшего консула и патриция, в то время, когда, по окончании собора, я шел на верх дома.— Знатнейший патриций сказал: пусть скажут прочие святейшие епископы, знают ли они, что почтеннейший монах хотел апеллировать.— Почтеннейший епископ Юлиан сказал: как пред Богом (говорю), ничего подобного я не слышал от монаха Евтихия в собрании.— Почтеннейший епископ Селевк сказал: когда был собор и происходило исследование, мы ничего подобного не слышали от архимандрита Евтихия касательно апелляции; и мы объявляем тоже самое, что сказано почтеннейшими епископами.— Тот же благоверный записчик также прочитал:

37 “«Святейший архиепископ сказал: из всего — и из бывших уже деяний, и из теперешнего его собственного сознания — открывается, что Евтихий, бывший пресвитер и архимандрит, страждет заблуждением Валентина и Аполлинария и неизменно следует их злохулениям. Не устыдившись [151] нашего убеждения и внушения, он не захотел согласиться с истинными догматами. Посему, воздыхая и оплакивая совершенную его погибель, мы о Господе нашем Иисусе Христе, им злословимом, определили отчуждить его от всякой священнической службы, общения с нами и начальства над монастырем. Пусть все те, которые после этого будут разговаривать или сходиться с ним, знают, что и сами они будут повинны епитимии отлучения, как не уклонявшиеся от беседы с ним»".

«Подписи:

«Флавиан, епископ Константинополя, нового Рима, определивши, подписал»".

«Подписали и все прочие епископы и архимандриты.

«Знатнейший патриций сказал: пусть все будет доведено до сведения императорского человеколюбия.— Почтеннейший диакон и нотарий Аетий сказал: до настоящего времени мы оправдывали себя, в чем могли, и при частом чтении нас никто не упрекал. Но задолго прежде сего, когда бумаги были прежде у нас, Астерий, наш сопресвитер и состоящий с нами нотарий и сотрудник, ушел и унес все наши бумаги, как списки, гак и подлинники; и уже два или три месяца, как мы не имеем ничего из них. Итак, если в последующее время будет что-нибудь производиться или говориться по настоящему делу, то мы должны быть свободны (от него).— Флавий Флоренций, знатнейший и славнейший бывший префект города, бывший префект преторий в шестой раз, бывший консул и патриций, сказал: пусть и это будет внесено в настоящие документы, чтобы дошло до сведения императорской власти».


Комментарии

(нумерация постраничных комментариев изменена на сквозную - прим. расп.).

1. Т. е. другим консулом.

2. По другим: Парфенополя.

3. Сарака.

4. По другим: Сарака.

5. Фарнации.

6. Аврокра, — Атроха.

7. Новенса.

8. Мада, — Тиманда.

9. См. выше, стр. 88 и 90.

10. См. выше, стр. 107.

11. Там же стр. 108.

12. См. выше, стр. 107.

13. Эта “памятная записка" различается от вышеприведенного отрывка из «документов» только немногим выражениями Ред.

14. См. выше, стр. 108.

15. См. выше стр. 108.

16. См. выше стр. 115.

17. См. выше стр. 115.

18. См. выше, шестое деяние в Константинополе, стр. 116 и сл.

19. См. выше стр. 117.

20. См. выше седьмое деяние в Константинополе, стр. 118 и сл.

21. См. выше стр. 120.

22. См, там же.

23. См. выше стр. 121.

24. См. выше стр. 122.

25. См. выше стр. 123.

26. См. выше стр. 123 и 124.

27. См. выше стр. 124.

28. См. выше стр. 124.

29. См. там же.

30. Слич. выше стр. 123.

31. Слич. выше стр. 124.

32-33. Слич. выше стр. 124.

34. Слич. выше стр. 121.

35. Слич. выше стр. 121.

36. Слич. выше стр. 124.

37. См. выше стр. 124.

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2022  All Rights Reserved.