Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 256

Из замечаний Я. О. Ламберта на проект П. Добелла о торговле России с Филиппинами

2 (14) января 1817 г.

Замечания на предлагаемые г-ном Добеллом государственные мероприятия.

Будучи давно уже убежден в огромных выгодах, которые Россия могла бы извлечь из своих торговых сношений с Китаем, я нашел в предложениях г-на Добелла много таких вещей, которые действительно могли бы принести пользу, но, рассматривая его план в целом, следует, по-моему, ни в коем случае не упускать из виду два следующих основных обстоятельства.

1. Так как России вследствие ее географического положения не предначертано большое развитие ее морских сил и она не должна даже стремиться к этому из боязни быть вовлеченной в такие жертвы, которые нанесут ущерб ее превосходству на континенте, мне кажется, что она должна отнестись с большой осмотрительностью к открытию морской торговли на таком отдаленном расстоянии от своих портов и от центра своих сил и что ее основная торговля с Китаем должна и в дальнейшем идти через Кяхту, поскольку это наиболее надежный путь, приносящий наиболее существенную пользу стране в целом.

2. Рассматривая планы развития Камчатки и наших колоний на северо-западном побережье Америки, не надо упускать из виду, что если бы мы потеряли наши колонии в Америке, то урон был бы менее чувствителен, чем потеря престижа. Но если бы мы потеряли Камчатку, если бы какая-нибудь предприимчивая держава ее захватила, то можно быть уверенным, что все земли к востоку от Лены и от Байкала скоро отделились бы от империи и торговля в Кяхте прервалась бы. Так как от этого серьезно пострадал бы наш престиж в Азии, то сношения с китайцами, которые можно было бы завязать через Бухтарму 288, стали бы, несомненно, очень незначительными. Между тем для отвоевания того, что было бы нами потеряно, понадобились бы такие огромные жертвы, что, вероятно, это никогда не было бы предпринято.

До тех пор пока Камчатка остается в том же диком и запущенном состоянии, в каком она находится в настоящее время, не приходится опасаться, что какая-либо европейская держава или Соединенные Штаты Америки попытаются захватить ее. Но если мы намерены сделать ее более процветающей, надо тотчас же подумать о том, какие неизбежные последствия это вызовет, и установить с ней связи, могущие предотвратить неприятности, которые легко предвидеть.

Исходя из обоих этих соображений, я предполагаю рассмотреть проекты г-на Добелла и изложить, как, по моему мнению, можно было бы их использовать.

Мне кажется, что г-н Добелл рассуждает о торговле с Китаем и о способах ее расширения, как европеец, живущий в Кантоне, а не как русский, который должен рассматривать наши отношения с китайцами с момента их возникновения. Он полностью воздает должное китайскому правительству, говоря, что его надо, так сказать, принуждать к лояльности при сношениях с европейцами, но он высказывает ошибочное пожелание, чтобы мы завели торговлю в Кантоне и в порту Амой (Сямынь) в провинции Фуцзянь. Мы должны открыто вести торговлю с китайцами именно в Кяхте и постараться, чтобы там они были более покорными, но мы должны строго запретить как Американской компании, так и всем нашим подданным появляться в каких-либо китайских портах, во-первых, потому, что это противоречит всем нашим договорам с этой державой, а главным образом потому, что мы не должны ставить китайцев перед дилеммой: либо оказывать нам предпочтение по сравнению с другими европейцами, что означало бы требовать слишком многого, либо подвергать нас таким же унижениям, каким подвергаются те, на что мы ни в коем случае не должны соглашаться.

Если мы будем иметь дипломатического или торгового агента на Филиппинах, то первым пунктом данных ему инструкций должен быть строжайший контроль за соблюдением этого запрещения.

Это может вполне сочетаться с выгодами от регулярной морской торговли с Филиппинами, испанскими колониями в Америке, некоторыми островами близ Японии и Сандвичевыми островами. Через Филиппины можно завязать косвенные сношения с Китаем. Но вся эта морская торговля должна быть подчинена торговле в Кяхте и вестись таким образом, чтобы в случае, если она будет прервана, это не подорвало бы ни доверия к нам в Китае, ни прямой торговли с ним, и, самое главное, таким образом, чтобы не поставить под угрозу наше побережье и восточную часть Сибири.

Я не настолько космополит и филантроп, чтобы трудиться ради процветания какой-либо страны или какого-либо народа вне зависимости от политической и коммерческой выгоды для своей родины. Я знаю только две причины, которые могут побудить всякое правительство создавать колонии.

Или оно хочет избавиться от бесполезных и опасных для общества лиц и отправляет их в отдаленные страны, не заботясь о том, будут ли они подчиняться государству, подданными которого являются, принесут ли они ему какие-либо выгоды, [486] кроме того, что будут потребителями ряда товаров, которые можно им доставлять в обмен на продукты их труда.

Или же правительство хочет обеспечить за собой владение местностью, которой приписывают известное значение в качестве военного пункта, торговой базы или потому, что в ней возможно производство полезных вещей, способных увеличить богатство всей страны.

Я полагаю, что Камчатка полностью подходит под последнюю категорию.

Шелихов, который был предшественником, а затем основателем Американской компании, прибыл в то время, когда обилие мехов и дешевизна перевозки позволяли ему рассчитывать на тем большие прибыли, что из-за отсутствия конкуренции он мог устанавливать цены на свои товары по собственному усмотрению. Времена изменились, и Американская компания так же как и все желающие принять участие в этой торговле хотели бы снабжать продовольствием Камчатку и колонии на северо-западном побережье по возможно более дешевым ценам, продавать всю продукцию этих колоний в тех местах, где она имеет лучший сбыт, избегать в обеих этих операциях и затруднительных и дорогих перевозок между Охотском и Иркутском и не беспокоиться о том, не пострадают ли при этом торговля в Кяхте, процветание Сибири и безопасность государства. Так может рассуждать купеческая компания, но не государство и не правительство.

Мне давно известно, что Филиппины и Новая Испания 289 могут предоставить продовольствие для снабжения Камчатки и наших колоний по значительно более дешевой цене, чем та, по которой оно привозилось до сих пор. Я доставил по этому поводу из Испании весьма подробные и точные сведения, которые полностью совпадают со всем тем, что говорит г-н Добелл. Но если мы установим, что все продовольствие для Камчатки будет поставляться испанцами, что все предметы торговли будут поступать морем непосредственно из Европы и направляться туда таким же образом, что обмен наших товаров на китайские, японские, американские и филиппинские будет происходить непосредственно, почти не затрагивая Камчатку, и, наконец, если мы заселим этот полуостров иностранными колонистами, то что же будет тогда связывать с метрополией это владение и все, что к нему примыкает? Едва только мы затратим первые средства на пуск в ход всей этой машины, как первый встречный явится захватить ее, а для того чтобы воспрепятствовать этому или чтобы отвоевать назад то, что мы потеряли бы, мы будем вынуждены, если ничего не подготовим со стороны Сибири, отправиться в морскую экспедицию, в которой мы постоянно будем находиться в самом невыгодном положении и которая будет стоить так дорого, что, возможно, будет сочтено более разумным вовсе ее не предпринимать.

Я далек от мнения, что не нужно предпринимать никаких попыток для улучшения теперешнего состояния Камчатки и всех наших восточных владений, но, если изложенные мною соображения заслуживают некоторого внимания, я желал бы, чтобы они помогли нам сделать следующие выводы.

Глубоко проникнуться мыслью о выгодах, которые приносит России торговля в Кяхте и которые никоим образом не могут быть заменены, но, которые можно было бы значительно увеличить, если бы эта торговля и все наши сношения с Китаем и всей Центральной Азией не находилась в самом крайнем небрежении со стороны правительства. Наконец, раз навсегда договориться о принципах и строго им следовать, это будет значительно лучше, чем большие усилия и благие порывы.

Договориться о том, как постудить с Иркутской губернией, что нужно для ее процветания и для того, чтобы связать ее с системой, которая была бы принята по отношению к Китаю и азиатским державам.

Наконец, как сделать Камчатку и наши американские колонии более цветущими, не подвергая опасности восточную оконечность Сибири; как поддержать связи этих колоний с метрополией; как открыть новые возможности для морской торговли и в этих областях, не нанося ущерба значительно более важной торговле, которая должна вестись в Кяхте?

Признаюсь, я не думаю, чтобы можно было вывести окончательное суждение о проектах г-на Добелла без глубокого изучения только что поставленных мною вопросов. Я горячо желаю, чтобы соблаговолили обратить на них такое серьезное внимание, какого этот предмет заслуживает. Мы уже и так слишком долго медлили, и, когда я думаю, что благосостояние 10 млн. человек зависит от мер, которых требуют достигнутый нами престиж, величие и цивилизация, когда я вижу, насколько ежедневные успехи Англии в Индии могут быть вредны для нас, я не могу не сожалеть о каждой потерянной минуте, увеличивающей трудности, которые нам предстоит преодолеть.

Чтобы по мере своих возможностей ускорить то великое дело, которому я буду счастлив содействовать, я изложу здесь свои мысли по поставленным мною вопросам.

Я считаю крайне важной всякую отрасль торговли, которая облегчает мне обмен таких туземных продуктов, которые я не мог бы продать ни в каком другом месте, на предметы, без которых я ни в коем случае не могу обойтись и которые я могу получить в другом месте только по несравнимо более высокой цене. Мы в Кяхте [487] даем китайцам в виде пушнины такие товары, которые мы, без сомнения, не могли бы продать ни в каком другом месте, например от 5 до 6 млн. беличьих шкурок, 300 000 шкурок домашней кошки, огромное количество лапок различных животных, обыкновенные овечьи шкуры и т. д., не считая мехов, которые могли бы быть проданы и в Европе, хотя и менее выгодно. Взамен мы получаем, кроме чая высшего сорта, также плиточный чай, без которого не могут обойтись наши кочевники, хлопчатобумажные ткани, необходимые для одежды в Сибири. Если эта торговля в последние годы пришла в упадок, если мы вынуждены отправлять в Кяхту заграничные сукна и получать взамен всех наших товаров меньше китайских товаров и худшего качества, то это — следствие только наших неправильных мероприятий и недосмотра нашей администрации. Другим наиболее реальным преимуществом кяхтинской торговли является то, что она не только способствует оживлению всей Сибири и дает ей возможность платить налоги, но и обогащает многие европейские губернии.

Все эти преимущества исчезнут, если мы захотим открыть торговлю с Китаем морским путем, что нанесет ущерб торговле в Кяхте, напротив, надо употребить все зависящие от нас средства, чтобы возможно больше развивать последнюю. Укажу 3 основных средства для достижения этой цели.

1. Полностью восстановить принципы компании, которую должны образовать все, те, кто ведет торговлю в Кяхте, и обязать Американскую компанию принять в ней активное участие.

2. Принять все меры, которые, повышая реальное и естественное благосостояние всей Сибири, а особенно Иркутской губернии, Камчатки и наших американских колоний, сделают эти области производительнее и богаче и будут способствовать расцвету кяхтинской торговли, предоставляя ей новые товары.

3. Восстановить то влияние, которое мы имели и которое наше положение позволяет нам иметь не только в Китае, но и у всех народов, населяющих центр Азии, — влияние, необходимое для доведения наших торговых сношений и, следовательно, процветания Сибири до того уровня, какого они могут достигнуть, и для защиты от мер, принимаемых нашими соперниками, особенно Англией.

1. Торговля в Кяхте

Вся торговля в Китае идет при посредничестве различных компаний; торговля в Кяхте сосредоточена в руках одной компании, находящейся под строжайшим контролем пограничного коменданта. Поскольку нет никакой конкуренции, а также нет монеты, которая служила бы средством обмена, нужна большая осторожность, осмотрительность и доверие. Одним словом, нужна точность и согласованность между всеми, кто ведет торговлю в Кяхте; этого мы смогли достигнуть, лишь предписав особые строжайшие правила всем купцам, принимающим в ней участие. До тех пор пока эти правила соблюдались, торговля в целом находилась в хорошем состоянии; но с тех пор как правительство наблюдает за этим менее тщательно, начальник таможни не только тоже стал небрежнее, но и вошел в соглашение с одним или двумя членами компании и предоставил им большие преимущества в ущерб другим и всей торговле в целом: он устранился от выполнения предписанных правил, а любой неверный шаг по отношению к китайцам тем более опасен, что очень трудно заставить их отступить и отказаться от малейших преимуществ, которые им удалось получить. Однако дело поправимо, надо только чтобы тщательнейшим образом рассматривались все нарушения правил, чтобы как начальник таможни, так и пограничный комиссар знали, что за всеми их поступками строго следят, что они могут быть наказаны или награждены в соответствии с тем, чего они действительно заслуживают. С другой стороны нужно, чтобы наше влияние на китайское правительство давало нам возможность устранять создаваемые им препятствия против развития этой торговли.

Наконец, я желал бы, чтобы Американской компании было вменено в обязанность принимать самое активное участие в кяхтинской торговле, тем самым она была бы вынуждена во всех своих предприятиях иметь в виду свою выгоду.

2. Благосостояние Иркутской губернии и Камчатки

Прежде чем определить меры для поднятия благосостояния такой обширной области, как Сибирь, Камчатка и наши колонии в Америке, мне кажется крайне необходимым договориться о некоторых принципах. Когда желают приложить усилия для того, чтобы сделать принадлежащую вам область более благоденствующей, то следует, по-моему, начать с рассмотрения вопроса о том, каковы ее природные производственные возможности и какие искусственные производственные средства требуется ввести туда в интересах государства.

Я не могу ничего возразить против того, что делается в Тобольской и Томской губерниях, но в отношении Иркутской губернии дело обстоит иначе. [488]

Основными отраслями производства, которые природа ей предоставила, являются охота, рыбная ловля и скотоводство; следовало бы только дополнить их земледелием и увеличить количество колонистов, чтобы содержать вооруженные силы, которые могли бы заставить соседей уважать нас, а также завести хорошие средства сообщения.

Сделали совершенно обратное тому, что я только что указал, и разорили Иркутскую губернию, я могу это доказать, когда понадобится. Тем самым был причинен большой ущерб торговле в Кяхте и торговле Американской компании. Поставляемое ими продовольствие стало дороже, перевозки из Иркутска в Охотск стали такими разорительными и трудными, что теперь, несомненно, имеет больше смысла отправляться в кругосветное путешествие и получать из Испанской Америки те продукты, которые вполне могла бы поставлять Иркутская губерния.

Если теперь думают повысить благосостояние Камчатки, то надо постараться не повторять те же ошибки и не ускорять чересчур полное отделение ее от империи.

Я считаю Камчатку военным пунктом, который должен охранять восточное побережье Сибири и наши колонии в Америке.

Поскольку она является центральным пунктом наших сил, главной опорой нашей мощи в этих областях, следует всеми возможными средствами укреплять ее связи с нами.

Следует начать с поселения там такого количества народа, какое нужно для создания условий мало-мальски внушительной обороны, но не больше. Это население должно состоять не из иностранных колонистов, а из русских, причем последние должны быть набраны не среди подонков бродяг, наводняющих Иркутскую губернию.

Затем надо подумать о том, как дать им средства к существованию, но таким образам, чтобы постоянно удерживать их в некоторой зависимости. На полуострове Камчатка могут оказаться земли, пригодные для обработки, в этом случае, если и не следует запрещать земледелие, то во всяком случае не нужно его и поощрять. Следует разрешить только заводить сады, пастбища и скот. Мука и хлебная водка должны привозиться из Сибири. Когда в Иркутской губернии будут приняты должные меры, то мука и водка смогут доставляться на Камчатку по очень дешевой цене. Надо запретить ввоз из какого-либо другого места всех тех предметов потребления и товаров, которые могли бы быть поставляемы из Сибири.

Продукция Камчатки должна ограничиваться продуктами охоты и рыбной ловли, а если можно к ним добавить и продукты китобойного промысла, то тем лучше.

Если это первое основное положение будет одобрено, то вторым, над которым надо будет много потрудиться, является облегчение перевозок из Иркутска на Камчатку.

В этом отношении отеческое покровительство и просвещенность правительства должны прийти на помощь подданным.

Для этих перевозок существуют 2 пути: по Лене до Якутска и дальше сушей в Охотск; другой — по реке Амур.

Если даже последний путь будет открыт для нас,— что, как я объясняю дальше, будет нам стоить больших трудов,— все же необходимость улучшения пути от Якутска до Охотска как более безопасного в отношении иностранных поползновений не станет менее необходимой.

Это улучшение вполне возможно, оно уже предпринималось несколько раз, но не удивительно, что из него ничего не вышло, и это ничего не доказывает; существует все необходимое для глубокого изучения этого предмета.

Что касается судоходства по реке Амур, то этим вопросом тоже много занимались, но, к сожалению, так же небрежно, из-за чего мы и остались далеко позади китайцев. Они никогда не позволят нам плавать по Амуру, если их не принудить к этому, и, следовательно, об этом можно будет думать лишь тогда, когда мы сможем либо не бояться отказа, либо обойтись без разрешения, но при этом за нами должно быть закреплено владение всем левым берегом.

Эта цель должна быть поставлена в ряд первейших наших забот, так как если бы мы ее достигли, то обеспечили бы за собой первенство со всеми вытекающими из этого неисчислимыми преимуществами...

В соответствии с изложенными мною взглядами относительно наших политических и торговых отношений с Китаем и всеми странами в центре Азии, а также о возможном расширении наших владений в Америке и на Камчатке, о морской торговле в северной части Тихого океана, которая, по моему мнению, всегда должна подчиняться мерам, принимаемым для процветания Сибири,— в соответствии со всем этим я следующим образом ограничиваю предложения г-на Добелла.

1. Я согласен предоставить большие возможности Американской компании, расширить ее торговлю и для этого разрешить ей в случае необходимости увеличить число своих акционеров, если она не боится при существующем в настоящее время недоверии к ней потерпеть неудачу в этом начинании, но правительство должно обязать ее не предпринимать ничего нового без предварительного разрешения.

Она должна самым официальным образом дать обязательство: не менее половины находящегося в торговом обращении капитала постоянно вкладывать в [489] кяхтинскую торговлю; никогда не разрешать своим кораблям заходить в какой-либо порт в Китае, а в случае, если какой-нибудь из них будет заброшен туда бурей, запретит, ему вести там торговлю: ввозить с Филиппин или из других иностранных колоний только те предметы, которые она не сможет получить из Сибири через Охотск или из метрополии; принимать иностранных колонистов только в том случае, если она не сможет обеспечить себя русскими, способными выполнять те же функции и с той же пользой.

Компания должна взять на себя обязательство снабжать продовольствием Камчатку и порт Охотск и ввозить туда все снаряжение и все предметы, могущие понадобиться правительству в этих владениях, которые всегда будут рассматриваться как принадлежащие короне. За перевозку этих предметов, которые поставляются ей натурой либо в Иркутске, либо в Петербурге, она получает плату, установленную соответствующими властями.

Компания должна иметь суда для каботажного плавания и для торговли в северной части Тихого океана. Для снаряжения их правительство должно предоставить компании матросов и офицеров, которым будет платить компания, но которые будут числиться на императорской службе. Их можно будет задерживать в этих местностях лишь в течение 9 лет, по прошествии которых они имеют право требовать замены. Каждый год правительство будет предоставлять в распоряжение компании 1, 2 или 3 транспортных судна, принадлежащих короне, для отправки их на Камчатку и на Кадьяк через пункты, указанные компанией. Экипажи этих кораблей будут оплачиваться компанией, но она не будет платить фрахта. Эти корабли не будут задерживаться во владениях компании, кроме чрезвычайных случаев, но экспедиция должна рассчитываться таким образом, чтобы 3 или 4 корабля всегда находились либо на Камчатке, либо на Кадьяке для охраны судоходства компании.

2. Правительство будет иметь в Иркутске генерал-губернатора или военного губернатора в зависимости от того, как будут решены вопросы относительно этой губернии, областного начальника на Камчатке, податного инспектора на Кадьяке и генерального консула на Филиппинах.

Я не говорю здесь об иркутском губернаторе, потому что это слишком обширная тема. Начальник Камчатки должен подчиняться этому губернатору, но иметь инструкции в соответствии с целями правительства.

Податной инспектор на Кадьяке не должен вмешиваться в дела компании, но должен иметь право ревизии повсеместно. На него возлагается обязанность сообщать правительству обо всем происходящем и лишь в исключительно важных случаях пресекать мероприятия, чересчур противоречащие видам правительства или привилегиям и обязанностям компании.

Генеральный консул, будучи посредником, через которого компания должна поддерживать все отношения с иностранными правительствами, должен доносить правительству обо всем, относящемся к этой стороне дел компании. Он тоже должен иметь особую инструкцию. По-моему, он должен быть акционером компании; поскольку генеральному консулу будет платить правительство, он не должен назначать управляющего делами консульства и его помощника. Если Манила должна стать передаточным пунктом компании для ее торговли с Кантоном, он может поручить генеральному консулу наблюдение за делами, но, однако, должна будет иметь других комиссионеров.

Относительно будущей торговли с Манилой и с испанскими колониями в Америке нужно, несомненно, вести переговоры с мадридским двором. Поскольку он сохраняет власть над этими колониями, нельзя обойтись без его разрешения; если же колонии станут независимыми, то мы ничего не потеряем.

Но с кем бы ни вести торговлю, коммерсанты должны быть снабжены точными инструкциями, чтобы они не преступали предписанных им границ.

3. Если мы желаем достижения всего вышеуказанного, надо вести дело с большой последовательностью, глубоко исследовать, обсудить и углубить принципы, но, когда они будут приняты, следовать им неуклонно, настойчиво и активно. Я не вижу другого способа достигнуть этой цели, как поручить исполнение этого плана комиссии под председательством человека, имеющего доступ к е. в-ву императору и взысканного его доверием.

Эта комиссия по выработке окончательного плана отберет людей и даст им инструкции: ей будут направляться все доклады сотрудников, она будет сообщать различным министерствам, департаментам и судам все то, что относится к их ведению, и ускорять отправку необходимых приказаний и постановлений; она будет защитником интересов этой важной отрасли национального хозяйства, которой столь склонны пренебрегать вследствие ее отдаленности, и одновременно она будет наблюдать за точным выполнением всех частей генерального плана, который будет принят. Создание такой комиссии есть, быть может, единственный способ осуществить проекты, которые могли бы быть выработаны по данному вопросу, и если она не будет создана, то вряд ли стоит что-либо предпринимать, так как, если наши соперники заметят, что мы занимаемся этим предметом, они удвоят свою активность для [490] противодействия нам, и если мы не сможем постоянно противостоять им, то наделаем больше зла, чем пользы. Мы находимся в таком положении, что или не должны предпринимать ничего, или принять самые крупные и решительные меры.

Граф Ламберт.

АВПР, ф. Гл. архив, II—3, 1803 г., оп. 34, д. 9, папка 3, лл. 20—35. Подлинник на франц. яз.


Комментарии

288. Бухтарма — река на северо-западной границе Китая с Россией, в районе которой русское правительство намеревалось наладить в начале XIX в. русско-китайскую торговлю.

289. Новая Испания — прежнее название испанских колоний в Центральной и Северной Америке.

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2023  All Rights Reserved.