Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 251

Из объяснительной записки П. Добелла И. Б. Пестелю о проекте 266 развития торговых отношений России с Филиппинами

Около 1814 г. (Датировано по связи с док. № 250 и по расположению документов в архивном деле (см. АВПР, ф. Канц., д. 13378).)

Теперь я имею честь предоставить вашему высокопревосходительству подробнейшее описание того плана, который за несколько месяцев пред сим предлагал я вам вкратце для рассмотрения е. и. в-ва российского императора с той целию, чтобы показать удобность и выгоды, могущие произойти от открытия торговли морем, кругом мыса Доброй Надежды, между Россиею, Китаем, Япониею, Филиппинскими островами и Камчаткою. Сие представление яснее изобразит этот предмет и, объяснив все существенно важные виды, побуждающие к приведению оных в исполнение, означит одну общую систему, которую нужно принять и которая, я ласкаю себя надеждою, заслужит одобрение е. и. в-ва, равным образом и с мнением вашего высокопревосходительства о сем предмете будет согласно.

1. Я предлагаю восстановить торговое сообщение с Китаем морем, около мыса Доброй Надежды или прямо, посещая один из китайских портов, или не прямо, а стороною, посредством Маниллы на острове Луконии, одном из Филиппинских островов. Естьли прямо, то я наимяную порт, удобнейший для выгод россиян; а буде стороною, то представлю превосходные выгоды, которые явно предстоят в сообщении через Филиппинские острова.

2. Во всяком случае нужно открыть сообщение между Маниллою и Камчаткою, дабы привести сию последнюю в цветущее состояние и доставить способы Российской Американской компании производить выгоднее свой меховой торг и снабжать колонии ее на северо-западном берегу Америки удобнее и дешевле, нежели каким-либо другим средством, доселе употребляемым.

3. Предложить е. и. в-ву согласить ишпанское правительство и Филиппинскую компанию на позволение для русских судов, приходящих из России или из ее колоний, входить и торговать в порте Манилле на острове Луконии беспрепятственно, как народу благоприятствуемому, или так, как английские корабли из Мадраса и португальские из Макао ныне допускаются.

И напоследок, 4. Я предлагаю соединить выгоды коронные с интересами Российской Американской компании в производстве всей сей торговли кругом мыса Доброй Надежды или с колониями на известных правилах, постановлениях и ограничиваниях такого рода, которые бы доставили компании более твердого основания и уважения так, чтобы, с одной стороны, могла она с выгодою пользоваться сею системою, а с другой, верно сохраняя е. и. в-ва доверенность к ней, могла доставлять весьма важные доходы империи...

Россия, буде ей угодно, может поставить себя на коммерческих весах столь же высоко, на какой степени стоит она в политических, и что она может производить торг чрез мыс Доброй Надежды выгоднее, нежели всякая другая северная держава, поелику пособия ее во всех отношениях несравненно превосходнее, нежели они имеют. По моему мнению, преимущественнее было бы производить торговлю посредством [457] острова Луконии, что легко усмотреть можно по прочтении следующего описания его положения, произведений и проч. и проч.

Лукония есть один из Филиппинских островов, на котором находится город и порт Манилла, лежащий в 14°36' с. ш. и 120°51’ в. д. от Гринвича, в расстоянии от провинции Фокин 267, против коей он лежит, на 7 или 8 дней плавания при благополучном ветре. Порты Кавита и Манилла удобны и безопасны, а особливо при северо-восточных муссонах корабли могут стоять подле самого города Маниллы; но по открытому положению сего места они должны при юго-западных муссонах в порте Кавите стоять.

Народнонаселение сего острова и окружающих его островов, находящихся под ишпанским скипетром, простирается свыше 3 млн. душ, из коих 4/5 доли находится в Луконии; город Манилла и окружности оного вмещают от 60 до 70 тысяч жителей, из которых 22 000 суть китайские купцы, ремесленники и работники, приехавшие туда из части провинции Фокин, известной под именем Чинчу. Наружность природных жителей Луконии благороднее и приятнее, нежели малейцы вообще, хотя ясно видно, что они одного происхождения; в храбрости они не имеют недостатка и склонны к мщению, впрочем, деятельны, замысловаты и ко всему способны, в нежных рукоделиях превосходны, в которых показывают большой вкус и замысловатость; ласковым обхождением можно все из них сделать, и у хорошего господина они бывают добрые слуги, будучи несклонны к разврату и верны до высочайшей степени; они любят веселость и музыку и сами прекрасные музыканты. Хотя многие из них отменно трудолюбивы и собирают большие богатства земледелием, однако ж во всех трудных мануфактурах около Маниллы китайцы участвуют, которые чрезвычайно трудолюбивы и, правду оказать, должны быть таковыми, ибо они дорого платят правительству за свои привилегии.

Лукония производит сарачинское пшено 268, сахар, кофе, хлопчатую бумагу, перец, индиго, пряные растения, табак, соль, ром, кожи, пшеницу, турецкую пшеницу 269, разного рода хлеб, почти всякие плоды и зелень, известные на земном шаре, а также свиньи, домашние птицы, овцы, рогатый скот и лошади водятся в большом изобилии.

Хотя земледелие их еще не очень в цветущем состоянии, но плодоносное качество земли таково, что часто урожай бывает столь обилен, что они не знают, куда девать произведения земные. От 30 до 40 китайских джонков (большие очень суда) из провинции Фокина, или, лучше сказать, из части оной, называемой Чинчу, ежегодно в Маниллу приходят и привозят чай, шелк, китайку, грубый фарфор, глиняную посуду, толстое сукно, лакированные вещи и прочее, принимая в обмен сахар, перец, сарачинское пшено, птичьи гнезды (сангалан), перья рыбы окулы, beache de mer 270, меха, железо, золотую пыль и проч. и проч. Вывоз сарачинокого пшена ограничен известным количеством для каждого корабля, соразмерно экипажу оного. Но как сие назначение определяется волею генерал-губернатора, то он всегда позволяет брать гораздо большее количество, разве когда бывает неурожай, что здесь случается весьма редко, вследствие чего китайцы берут большое количество оного для провинции Фокин, где пшена так мало родится, что без острова Формозы, который может почесться житницею сей провинции, она была бы не в состоянии прокормить своих жителей. Весь иностранный торг Китая производится китайскими подданными в джонках, принадлежащих области Чинчу, которые ходят в Батавию, Сиам, Кошеньшину 271 и к Малейским берегам. Но, невзирая на сие, они столь неискусны, что принуждены иметь португальских [458] штурманов, без коих они весьма редко могли бы достигнуть порта своего назначения. В порт Маниллу русские корабли могут ходить с величайшею выгодою: портовые налоги и издержки там весьма умеренны, нет ни притеснения, ни обманов, которые могли бы угнетать и расстраивать купцов; и тот, кто строго наблюдает правила и учреждения порта, ни в каком случае не может встретить какое-либо беспокойство или вред. Россия найдет там покупщиков на железо, медь, свинец, жесть, такелаж, канаты, смолу жидкую и густую, лес, доски, парусину, холст, толстые сукна, стеклянную посуду, масло, сыр, пиво, на разные соленые съестные припасы, китовое масло, соленую рыбу, на меха и на все произведения ее колоний. В обмен она может получать чай, шелк, китайки и все произведения и изделия Китая столь же дешево, а часто и дешевле, нежели в Кантоне, и притом не подвергая себя тем обманам и натяжкам, которые по необходимости должны там последовать. А сверх всего этого можно там получать сахар, кофе, перец, хлопчатую бумагу и все произведения Луконии гораздо дешевле, нежели где-либо в Азии. За препровождение судна из Макао в Кантон ныне платится лоцману 60 ишпанских пиастров, т. е. около 300 руб. ассигнациями, за исключением того, что прежде еще должно заплатить так называемому наружному лоцману, буде судно пришло с Востока и входило Ландронскими островами 272. Коль скоро якорь положен в вампу 273, то Кононга, то есть Компания китайских купцов 274, определенная правлением производить весь торг с иностранцами, ответствует гоппу (Таможенный директор, сборщик пошлин. (Прим. док.).), или директору таможни, за комшо, то есть подарок, которое всякое судно, большое и малое, обязано сделать, прежде нежели начнет свое дело; оный простирается до чрезвычайной суммы 3200 талес или 4500 ишпанских пиастров, что сделает 22 500 руб.; вприбавок к сему требуют еще они за переводчика плату 200 пиастров; столько же еще компрадору, который доставляет на суда съестные припасы, и почти столько же водным мандаринам 275. Мы должны также помнить, по каким чрезмерным ценам компрадоры продают свои провизии, что вводит корабли в чрезвычайные издержки, например: судно от 300 до 500 тонов издерживает от 5 до 7 тысяч ишпанских пиастров, но большим компанейским кораблям расходы сии стоят несравненно более. Сравнение между Кантоном и Маниллою в сем отношении заставляет предпочесть последнее сие место, где портовые налоги все вообще не превышают несколько сот пиастров и где жизненные припасы отменно дешевы. Я имею при себе манильские и кантонские цены не токмо съестным припасам, но и предметам торговли, которые готов всегда показать, буде потребуется; а сверх того, собраны у меня всевозможные сведения, могущие быть полезны для тех, кто желает посещать какую-либо страну в восточном краю Азии. В провинции Иллокос, на острове Луконии, есть фабрика, где делают грубые бумажные материи и материи из травы, отменно способные для торговли Российской Американской компании на северо-западном берегу Америки, не говоря уже о дешевой цене, по какой она может снабжать свои колонии сахаром, сарачинским пшеном, ромом, патокою, хлебом и проч. и проч., перевозя товары расстоянием на 40 или 50 дней плавания по большой мере; или положим, что оные будут доставляться в Камчатку, откуда компания может посылать их в Ситху 276 всякий раз, когда суда их привезут меха оттуда.

Коль скоро сей торг однажды будет начат, то мы увидим, что китайцы будут посещать Маниллу на больших кораблях и станут [459] привозить всякого рода китайские изделия и продукты, которые токмо возможно продать русским, так что Россия может пользоваться всеми выгодами их торговли...

Унизительное средство, каковым европейские народы производят свои торги в Китае, есть самый жестокий упрек, который только можно сделать национальному их достоинству! Унижению сему даже властолюбивая Британия принуждена покоряться и жертвовать тем, что по наружности она, кажется, более всего почитает, т. е.: ее честь, столь упорно и мужественно защищаемую во всякой другой части света! Предмет мой в желании торговать чрез Маниллу есть тот, чтобы отвлечь от России постыдное унижение; а между тем доставить ей такие же пользы и выгоды, какие имеют и те, которые подвергаются оному. Та же самая причина заставила меня наименовать порт Емуй 277 в Фокине, буде е. и. в-ву благоугодно будет вступить в переговоры о непосредственном сношении с Китаем, поелику Россия никогда не должна соглашаться на такие унизительные условия, как другие народы: она должна предписывать их, что и возможно ей сделать, употребив твердые, но ласковые выражения, и назначить место более выгодное для ее намерений, а также пошлины, портовые расходы, учреждения и прочее, которые должна она будет исполнять так точно, как прежде португальцы сделали и получили свои привилегии, кои по сие время, несмотря на слабое их состояние, ненарушаемыми остаются. Многие выгоды они потеряли, но важнейшие преимущества остались, отчего торговля их с китайцами несравненно удобнее и прибыльнее, нежели других европейских народов.

Изложенное мною о Манилле докажет, что тут заключается обоюдная выгода для россиян и для ишпанцев, буде торговые связи постановлены будут, ибо оные очень много увеличат торговлю Луконин, да и сами жители и правители их столь убеждены в сей истине, что они очень часто изъявляли мне искреннее их желание видеть поскорее открытие сей торговли. Чего ради я уверен, что русские корабли могли бы без всякого позволения со стороны ишпанского правления и Филиппинской компании ходить и торговать там, но выгоднее было бы сделать с ними условия, дабы поставить торговлю на верном и твердом основании и не подвергать оную прихотям колониального правления. Лукония есть богатейшая и плодоноснейшая земля из всей Азии, изобилующая более всех земель разнородными произведениями, а по географическому своему положению самая удобнейшая во всех отношениях для российской торговли и для снабжения колонии и селений ее. Естьли торговля сия один раз будет в руках Российской Американской компании, тогда она скоро будет иметь монополию всего мехового торга на северо-западном берегу Америки по причинам, очевидным всякому здравомыслящему человеку. Англичане и американцы покупают все вещи, а особливо сарачинское пшено, табак, ром и сахар, по крайней мере от 80 до 100 % дороже, нежели можно было бы купить их в Манилле; потом везут их около мыса Горна или кругом мыса Доброй Надежды; вояж сей продолжается от 4 до 5 месяцев, что увеличивает первоначальную цену фрахтом, застрахованном, приготовлением и прочим. Следовательно, как возможно им быть соперниками тем, кто покупает свои товары гораздо ближе и дешевле. Естьли бы россияне стали производить свою торговлю с деятельностию, то непременным следствием оной было бы то, что англичане и американцы нашлись бы принужденными оставить свои торги там, хотя по необходимости и с потерею для себя. Природные там жители всегда прибегают к тем, кто может снабжать их свежими и дешевейшими товарами. Торг [460] сей также будет прибыточен и полезен России в других отношениях, поелику он клонится к просвещению, усовершенствованию и благоденствию всех восточных ее владений. Сибирь, а особливо часть оной, называемая Камчаткою, доселе была почитаема finis mundi, то есть концом мира, землею холодною, пустынною и негостеприимною, едва способною для обитания рода человеческого, и климат столь суровым, что редко воздух согревается там плодотворными лучами солнца. Сколь различны были от сего мои понятия при посещении сей удивительной и, я не могу не прибавить, приятнейшей части земного шара! Я нашел, что климат камчатский на 10 или 15° зимою умереннее петербургского; земля от натуры богата и плодоносна, удобна для произрастания всякого рода хлеба и зелени, орошаема бесчисленным множеством источников и рек, наполненных прекраснейшею рыбою и водяною дичиною и окруженных пространными паствами (То есть: пастбищами.), произрастания коих не уступают травам ни в какой части света. Немалою также похвалою краю сему послужит, когда я скажу, что я посещал места, сопредельные великой реке Огио 278 в Северной Америке, и действительно думаю, что долины камчатские нимало не уступают им ни в красоте, ни в богатстве произведений: величественные леса хвойных дерев разного роду, спрюсовых и лиственных, берез и тополов (То есть: тополей.), украшают сей полуостров, которые и превосходнее на нем, нежели в других частях Сибири. Листва (То есть: лиственница.) только почти и есть одно дерево, в большем количестве растущее от Пенжинского залива до города Якутска на великой реке Лене.

Камчатка может содержать всякое количество рогатого скота, овец и лошадей, которые и должно там размножать преимущественнее пред земледелием, поелику хлебом снабжать оную легко можно будет из Сибири, Маниллы или Калифорнии. На Луконии хотя и великое множество рогатого скота водится, но по причине жаров там невозможно делать ни масла, ни сыру, ниже мяса солить нельзя так, чтобы сохранить его на некоторое значущее время; следовательно, все сии вещи могут быть предметом торговли из Камчатки, где не токмо можно приготовлять оные очень в большем количестве, но еще и самого лучшего сорту. Рыбы лососиного рода, которыми наполнены бывают воды полуострова, сельди, треска и киты, великими стадами плавающие в море у берегов камчатских, суть все предметы величайшей важности, могущие доставить источники чрезвычайных выгод и доходов. Мне известно, что соленая лососина, сельди и треска всегда может продана быть в Китае и на острове Луконии от 5 до 8 и даже до 10 пиастров бочка, содержащая 200 английских фунтов весу, не упоминая еще о количестве сушеной трески, которая здесь потребна; оная может быть привозима не токмо в Маниллу, но также и в ишпанские селения Южной Америки для католических постов.

Однако ж самый величайший и важнейший предмет есть китовые промыслы, для которых по местному положению и по удобности нет в целом известном свете лучшего места, как Камчатка: при берегах Японии, у Курильских островов, в Охотском море и у берегов камчатских киты водятся несравненно в большем количестве, нежели где-либо инде, и особенно в последнем из вышеупомянутых мест, но никто еще не покушался нарушить их покоя. Со времени прибытия нашего в те моря до входу в Петропавловскую гавань мы видали каждый день от 30 до 150 сих величайших животных, играющих около нашего судна. [461] Китовый жир столь же нужен во всех частях Востока, как и в Европе, следовательно, добывание, оного должно быть весьма прибыльно, а особливо когда не сопряжено ни с какою трудностию. Чтобы убедить себя в выгодах и важности сего промысла, нам стоит только рассмотреть средства, какими англичане производят свои китовые ловли. Английские корабли бродят кругом всего света и принуждены в отдаленных странах искать того, что природа сама собою поместила, так сказать, при дверях камчадала, и нужно лишь по берегам основать заведения для промыслов. Те, которые посылают корабли на китовый лов, во-первых, обязаны сыскать в Америке начальника и помощников ему, способных для сего трудного занятия, ибо весьма мало есть англичан, довольно искусных в сем деле, и только лишь одни жители Марблегеда в Северной Америке славятся искусством в китоловле. Хорошо известно всем, что английские купцы, желающие заняться с пользою сим промыслом, принуждены бывают привозить оттуда нужных им людей с их семьями и содержать их в Англии с большими издержками, пока они не получат законное право начальствовать над китоловными судами. Корабли, для сего промысла употребляемые, вообще бывают от 700 до 1000 тонов, хорошо укомплектованы людьми и снабжены жизненными припасами не менее, как на 2 года. Я имею достоверные сведения, что такие приготовления на приведение корабля в готовность идти в море стоят им от 75 до 120 тысяч ф. ст. Корабль отправляется и часто бывает на промыслах 3 года почти вообще с большим успехом, так что редко приносит хозяину своему менее 200 %, на употребленный капитал, а часто и более. Итак, теперь когда при всех затруднениях и таких чрезвычайных издержках британский купец приобретает 200 или 300 %, барыша, то что же русские могут получить, производя промыслы собственными своими колонистами, в гребных судах, на собственных своих берегах и, сравнительно говоря, с ничего не значащими издержками? Естьли бы промыслы сии были с деятельностью и предприимчивостью производимы, то перетопленный китовый жир можно было бы ежегодно отсылать в Маниллу, где была бы возможность продавать его столь дешево, что сами англичане стали бы покупать оный предпочтительнее посылки собственных своих судов с толиким иждивением на промыслы, которые хотя часто бывают благоуспешны, но иногда не удаются и разоряют хозяев.

Китовый жир очень надобен в Манилле, в Японии, в Китае, и, можно сказать, везде, будучи употребляем в мануфактурах разного рода; в Камчатке пользы и доходы от него могут быть доведены до бесчисленности. В Камчатке есть также другие предметы фабрик и изделий, которые можно было бы с выгодою менять в Манилле, как, например: железо, сода, или глоберова соль, стекло, доски и лес разного рода, в брусья и доски для строения выделанный.

Когда я размышляю о взаимном положении Камчатки и соседственных ей азиатских земель, рассматриваю разные пособия и произведения каждой из них, взираю на различие климатов и на выгодную мену продуктов, свойственных каждой из оных земель, которая могла бы быть восстановлена, то не могу не чувствовать цели высочайшего премудрого строителя вселенной, который поместил страны сии в таком положении, чтобы они могли быть полезны одна другой, и, кажется, божественные его намерения были смягчить свирепость климата северных стран, доставя им способы пременивать свои простые грубые произведения на роскошнейшие и приятнейшие произрастания южных климатов. Сильным доказательством в пользу сего мнения может послужить большая склонность жителей теплых стран к произведениям [462] холодных климатов, и тому обратное. Таким образом, открыв торговлю между Камчаткою и другими азиатскими народами, мы не только что сделаем пользу России, но будем благотворителями человеческому роду вообще...

Итак, рассматривая пособия, климат и местное положение Камчатки, а также народные надобности ее соседей, которые, по-видимому, она предназначена природою снабжать, равным образом и ими быть снабжаема тем чего сама не имеет, — я не предвижу важных затруднений, могущих препятствовать открытию сообщения, клонящегося к общему благоденствию и которое толь явно показуется нам перстом божиим. Может быть, в опровержение сего приведен будет недостаток народонаселения, но открытие сообщения с другими землями и нужное ободрение очень скоро привлекут в тот край иностранцев и заставят их селиться там; притом я могу, когда только угодно будет, показать удобное средство достать колонистов и населить полуостров. Чем более рассматриваем мы сие любопытное место, тем более чувствуем цену оного е. и. в-ву российскому императору и тем более сожалеем, что она остается, не принося никакой пользы, ни выгод.

По прибытии в сию пренебреженную и обесславленную страну первый предмет, поражающий иностранца удивлением, есть Авачинская губа, имеющая в окружности не менее 40 верст, три которой находятся 3 самые безопаснейшие и удобнейшие гавани, окруженные величественными горами, лесами романического вида и плодоноснейшими лугами. Здесь соединенные флоты всей Европы могут стоять в совершенной безопасности, и я могу сказать даже, не опасаясь противоречия, что в целом своем губа сия представляет зрелище такой картинной красоты, величия и безопасности, с каким ни одно место в целом свете сравниться не может! Гавань сия, без всякого сомнения, есть произведение одного из превосходнейших усилий природы, на которую не можно взирать без чувств жалости, что она не ценится по соразмерным ей достоинствам, поелику такой порт в таком положении, быв окружен богатейшими и плодоноснейшими землями Азии и Америки, должен бы иметь величайшую важность в политическом отношении и, кажется, быть предназначенным владычествовать над морями Востока. Я ласкаю себя надеждою, что е. и. в-во российский император будет взирать на сие из той же точки зрения и усмотрит, сколь нужно обратить внимание на тот край, для воспрепятствования честолюбивым видам Великобритании в той части света, ибо мы видели в продолжении последних немногих лет, какими скорыми шагами она распространяется от западных к восточным частям Азии.

Новая Северо-Западная компания недавно учреждена в Англии 279, и со времени войны с Америкою 280 множество частных спекулаторов пустились в предприятия к тем берегам. Англичане столь же жадничают теперь захватить сию торговлю в свои руки, как естьли бы они действительно потеряли Канаду. И естьли Российская Американская компания не будет действовать с большею отважностью и предприимчивостию, и естьли колонии ее не будут деятельно защищаемы императорскими военными судами, то компанию скоро подорвут и ограбят: интриги уже начаты между колонистами и природными жителями, которые прежде были, к ней привязаны, но ныне, быв возмущены, сделались непослушны и опасны. Что Российская Американская компания несколько уже потерпела, я это знаю очень хорошо, и естьли решительные и сильные меры немедлено приняты не будут, тогда она между жителями потеряет свои преимущества так, как и уважение к себе. Дабы отвратить все это, компания должна не токмо иметь морские [463] силы, но и средства снабжать жителей и колонистов дешевле и способнее, нежели доселе это делалось, и что она без сомнения может сделать из Маниллы таким образом, что вдруг получит преимущество перед всяким соперником, следственно, уже и не допустит никого тут вмешиваться сим самым действительным средством. Ишпанцы весьма хорошо убеждены, что Россия одна только и есть держава, которой они должны благоприятствовать на северо-западном берегу Америки, поелику выгоды обеих сих держав требуют не допускать англичан и американцев делать заселения на оном. К сему должно прибавить, что англичане и американцы беспрестанно скитаются по ишпанским владениям бобровых промыслов так, как и по русским промысловым водам, следственно, два сии государства имеют справедливую причину соединенными силами противустать и уничтожить таковые покушения. Ишпанские колонисты в Манилле и Калифорнии все желают, чтобы таковые связи постановлены были. И естьли е. и. в-ву будет угодно приступить к сему плану, то я уверен, что могу е. в-ву представить такое положение торговли северо-западного берега Америки, которое не преминет убедить ишпанское правительство в важности и необходимости соединить свои силы для безопасности обоих народов. По справедливости сказать, что с приятелями и случаем, которых я имею в Манилле, мне легко можно было бы получить дозволение для русских судов торговать там, но как едва ли есть какое-либо сомнение, чтобы ишпанское правление и Филиппинская компания в сем отказала, то гораздо тверже, почтительнее и менее подвержено случаям и помешательствам торговать с законного позволения, нежели только с согласия правителей колонии.

Окончив сей предмет, теперь остается мне показать средство, каковым я предлагаю соединить пользы е. и. в-ва с выгодами Российской Американской компании в одну и ту же систему, которая могла бы быть наблюдаема для обоюдной пользы.

Мы возьмем порт Маниллу на острове Луконии за средоточие торговли, долженствующей производиться из Японии, Камчатки и Северо-западных берегов Америки, с одной стороны, а из Петербурга чрез мыс Доброй Надежды — с другой, встречаясь в сем пункте и составляя тут депо, или место складки, где, как уже прежде было сказано, найдем мы произведения сего острова, окружающих его Малейских островов и Китая. Петропавловская гавань должна почитаться средоточным депо российской восточной торговли: товары, привозимые туда с северо-западного берега Америки, из Японии и из Сибири, должны быть отправляемы в Маниллу и промениваемы на такие вещи, которые могут быть проданы или будут нужны для снабжения вышеозначенных земель из Камчатки. Естьли сношение на твердом добром основании будет поставлено с Япониею, то от сего произойдут большие выгоды, ибо многие произведения Маниллы и Малейских островов очень уважаются японцами и могут быть им промениваемы за их изделия, которые весьма нравятся малейцам, жителям Луконии и китайцам. Таким образом, Россия может одна иметь производство весьма важной отрасли коммерции между японцами и малейцами, что прежде производилось до небольшой степени чрез Батавию голландцами, но ныне совсем уничтожилось, и что можно бы делать в 10 раз с большею выгодою чрез Филиппинские острова. Предметы торговли из Японии не только что восточными народами с жадностию покупаются, но и европейцами, посещающими Маниллу, и по таким высоким, ценам продавались они там, а особливо шелк, лакированные вещи и соя, что голландцы доселе посылали их туда на весьма значительную сумму. Вещи сии при первом [464] взгляде могут показаться безделками, но естьли мы примем в рассуждение весьма дорогую цену всякой небольшой безделицы из японских лакированных вещей, тогда увидим, что судовой груз таких безделиц будет простираться на миллионы рублей. Малейцы не платят за них деньгами, но дадут в обмен птичьи гнезда и другие вещи, которые могут быть проданы китайцам с выручкою 10 или 15 талеров за простую японскую табакерку под лаком, и сей торг, как то мне сказано, приносит барыша от 150 до 200 %. Все сие может производиться чрез Камчатку и Маниллу, а японцам должно быть это приятно, ибо русские могут продавать им дешевле произведения Малейских островов, Луконии и Китая чрез Маниллу, нежели они в состоянии получить оные от голландцев или в другом месте. Всю мяхкую рухлядь, сбираемую компанией на северо-западном берегу Америки и на Алеутских островах, надлежит ежегодно привозить в Петропавловскую гавань, а суда, которые оную привезут, должны отправляться назад с грузом, нужным для содержания колонии и для торгу с жителями. Рухлядь сию надобно сортировать: часть для японцев, другую для русских и для Кяхты, а самый последний сорт отправлять в Маниллу, для продажи китайцам...

Компания должна также обратить свое внимание на убивание котов всякого рода без разбору и дать предписание своим промышленным, к сему делу употребляемым, чтобы они оставляли тех из них, которые способны и нужны к размножению своего рода и коих искусные промышленники хорошо знают, как отличать. Производить меховую торговлю со всеми выгодами, с нею сопряженными, есть само по себе богатейший источник, и я смело утверждаю, что Российская Американская компания имеет в своей власти открыть сношения с Маниллою и Калифорниею таким образом, что получит решительное преимущество над всяким другим народом, следовательно, и монополию сей богатой и пространной торговли. Она должна иметь несколько небольших, хорошо вооруженных и укомплектованных судов и посылать их для торговли во все те места северо-западного берега Америки, куда ныне ходят англичане и американцы. Суда сии должны приготовляться в Сихте (Так в тексте, должно быть: Ситхе.), и, когда одни из них возвращаются, тогда другие должны тотчас отплывать, снабжая жителей беспрерывно свежими товарами, чего никакой народ не в состоянии сделать. На том берегу есть некоторые места, которые я могу наименовать, где компания должна сделать также заселения; равным образом я предложу порты в Калифорнии, которые надлежит посещать преимущественнее пред прочими. Я знаю от достоверных людей, что сарачинское пшено, мука, патока, ром, сахар и грубые бумажные материи суть товары, наиболее в нынешнее время покупаемые дикими американцами; следовательно, невозможно никакому народу, привозящему оные чрез мыс Доброй Надежды, соперничествовать в сей торговле с компаниею, буде она станет привозить их из Луконии чрез Камчатку. Я не стану приводить о сем предмете более доказательств, ибо и сии должны, кажется, всякого убедить в истине, кто только пожелает принять на себя труд рассмотреть их со вниманием.

Но возвращусь опять к Камчатскому полуострову и покажу некоторые из его ресурсов, из коих, между прочими занятиями, может также быть извлечена польза. В Камчатке есть очень хорошее железо, а на Тигильском берегу находится в большом изобилии земля, частицу которой я привез с собою в Петербург, где славный химик г-н Шерер 281 [465] разделил оную химически и нашел, что она содержит 68 частей, в воде не распускающихся: 23 салфату соды, 5 карбонату соды, 4 карбонату мелу. Хотя земля сия и небогата салфатом соды, однако ж достаточна для заведения мануфактуры, и более потому, что она находится близ моря, а соль сия как для целительных средств, так и для других предметов в большом требовании по всему Востоку. Я уже упоминал о рыбе, китовом жире и о прочем, но есть еще многие другие вещи, которые возможно вырабатывать с превеликою выгодою там, когда сия колония сделается довольно населена. Картофелю весьма мало в Китае, а в Манилле он не более 1 или 2 лет растет в своем виде, потом перерождается и делается сладким, и так можно его выросчать (То есть: выращивать.) в Камчатке и Сибири, где и теперь он бывает в немалом количестве, сколько угодно, и посылать в Маниллу, где раскупят оный охотно. Достойно также примечания и то, что в Сибири иногда, а особливо в последние 2 или 3 года не родилась рожь, отчего хлеб доходит до тягостной цены для бедных, и по дороговизне оного делание вина не может быть столь изобильно и выгодно для короны, как прежде бывало. Почему я предлагаю завести казенные заводы в Камчатке, где из привозной патоки с острова Луконии гнать ром в таком количестве, чтоб возможно было довольствовать полуостров и восточный край Сибири. От сего способа не токмо что рожь будет дешевле, но сверх того еще е. и. в-во получит доход как на привоз материалу, так и на изделие оного. Притом и в Манилле есть дешевые напитки, дистиллируемые из кокосового дерева и из сарачинского пшена, которые можно привозить в Камчатку и продавать, обложа пошлиною на привоз и на продажу так, чтобы она приносила доход, равный тому, который должен бы получаться, естьли бы напитки там были сделаны. Первый предмет на сем полуострове должен быть тот, чтоб заставить жителей, природных и заезжих, получать свое пропитание главным образом от домашнего своего порядку и распоряжения, но не зависеть в продовольствии единственно, от рыбной и звериной ловли, для чего необходимо должно ввести в употребление лошадей вместо собак, рогатый скот, овец, свиней и домашних птиц также, которых они могут иметь сколько угодно. От употребления лошадей вся рыба, издерживаемая теперь на собак, будет сберегаться и может быть отправляема для вымену товаров на острове Луконии, отстоящем от Камчатки только на 25 или на 30 дней ходу с северовосточным муссоном.

По прибытии в Охотск и оттуда даже по всей Сибири я нашел, что страна сия приходит в совершенство: селения чисты и опрятны, почтовые дворы хороши, и лошади на них всегда в готовности и даются проезжающим с такою скоростию, что едва ли есть примеры сему где-либо в России! Короче сказать: от самой Чукотской земли чрез всю Сибирь путешественник встречает более или менее просвещения и усовершенствования; русский язык жители везде употребляют, а более всего заметно в них совершенное повиновение и уважение к законам империи и усерднейшая преданность к великому благодетельному их государю императору российскому! В Сибири все любопытно, разительно, величественно, нет земли под небесами, которая могла бы с нею сравниться как в различных полезных произведениях, так в великолепной величественной картине, которые она представляет глазам любопытного путешественника. Средние и южные ее части более населены и представляют картину упражнений и трудолюбия, весьма занимательную: хорошо построенные города, публичные здания, [466] фабрики, темницы и проч., и проч., — все сие в совершенно добром порядке, в чистоте и имеет все удобности. Я не могу пропустить здесь без замечания, что такой удивительный порядок делает величайшую честь его высокопревосходительству генерал-губернатору и господам чиновникам, служащим под его начальством в Сибири. Я упомянул о всех сих обстоятельствах с намерением показать, что дела в Сибири не только несравненно лучше идут, нежели как то многие думают, но что страна сия быстро возносится к своему усовершенствованию, и естьли предлагаемые мною меры будут приняты и приведены во исполнение, то я решительно утверждаю, что она в течение немногих лет ни в чем не уступит почти никакой российской области. Ничто не благоприятствует столь народонаселению, как коммерция, и ни от чего так скоро жители всех земель так не обогащаются, как от коммерции, потому что оная дает им способы променивать домашние свои произведения на иностранные, а в промене таковом и правление обогащается. Я не сомневаюсь, чтобы многие из товаров, привезенных в Камчатку, не нашли дороги и в Иркутск, а вероятно достигнут и Тобольска, ибо по приезде к Юдомскому Кресту можно уже следовать водяным сообщением до Иркутска (Особенно если ввести в употребление steam boat — паровых судов, которые ныне признаны полезнейшими судами к плаванию по быстрым рекам в Северной Америке. (Прим. док.).). Юдомской Крест находится на реке Юдоме (Тяжести к Юдомскому Кресту надлежит привозить весною до разлития реки, дабы коль скоро оная разольется, то чтобы можно было по большой прибылой воде удобнее их везти. (Прим. док.).) во 150 или 180 верстах от Охотска; Юдома впадает в Маю, а Мая течет в Алдан, впадающий в большую реку Лену, которая проходит в 60 верстах от Иркутска, имея свое начало близ Байкала, на границах китайских, и впадая в Ледовитый океан. Другой водяной путь сообщения представляется по реке Амуру до Байкала, и который, конечно, был бы прямее и удобнее того, который я представляю. Но для сего нужно, чтобы е. и. в-во истребовал позволение от китайского правительства построить город при устье сей реки, также и селения завести на берегах во всю дорогу. Я только сомневаюсь в том, что порт при устье Амура довольно ли хорош и имеет ли достаточную глубину для больших судов; я слышал, что он не только наполнен опасными песчаными мелями, но и лед носится в нем до половины июля — два не весьма приятные обстоятельства; и потому нужно было бы до принятия мер в рассуждении сего порта осмотреть его, что можно сделать в июле месяце из Охотска на небольшом судне и даже на гребных судах. Теперь из всего того, что я сказал об открытии сообщения между Камчаткою и соседственными ей азиатскими землями, явствует, что планы мои клонятся не токмо к одному приведению в цветущее состояние сего полуострова, но и к доставлению благоденствия Российской Американской компании и всей Сибири вообще.

Мы должны всегда помнить, что при начале сношения или связей какого бы то роду ни было с азиатскими народами надлежит не только удовлетворять многих из их прихотей, но и уважать все предрассудки их. Опыт показал нам достаточно, сколь неосновательно поступали те, которые желали противиться и переменить их понятия о вещах, слишком глубоко вкоренившиеся. Почти с самого начала знакомства и торгов их с европейцами они обыкновенно имели дело с компаниями, а китайцы и японцы особенно предпочитают компании частным торговцам, сколь бы, впрочем, сии последние хорошо ни вели себя. Они видят, что дела отправляются с большею честностию и на более твердом [467] основании обществами, нежели в разницу приватными спекулаторами, коих ответственность им в платежах весьма сомнительна и связи недолговременны, следственно, и не могут возродить в них той доверенности, какую приобретают постоянными и хорошо обдуманными установлениями богатые и почтенные торговые общества. Они недовольно еще знакомы с европейскими нравами и постановлениями, чтобы могли твердо полагаться на честь частного человека, исключая тех людей, которые долговременным пребыванием между ими приобрели их доверенность, но им не безызвестно, что компании часто бывают в соединении с правительствами, которые их поддерживают, защищают, и, в случае их падения, принимают большое участие, следовательно, связи с компаниями для них почтительнее и благонадежнее, нежели с самым достойным и богатейшим частным лицом.

Ведая основания, на коих компания воздвигнута, они не опасаются, чтобы она разрушилась от тех незапных перемен счастия, которым частные торговцы беспрестанно бывают подвержены, почему они без всякого опасения вверяют ей свои капиталы для произведения в действие ее видов. Мнению сему служат ясным доказательством успехи Британской Восточно-Индейской компании. Я должен также упомянуть, что частные торговцы не могут ожидать в Манилле такого хорошего приема, как компания, ибо ишпанская Филиппинская компания по политическим причинам не будет благоприятствовать их видам, потому что пример таковой, без сомнения, может быть вреден монополии ее. Вот для сих-то причин и по убеждению, что всякое большое и важное предприятие всегда лучше исполняется соединенными силами многих лиц, действующих, так сказать, одним сердцем и одною рукою, нежели разделенными и несогласными видами какого-либо числа частных людей, я предлагаю, чтобы коммерция сия производилась Российскою Американскою компаниею в соединении с правительством и под непосредственным покровительством е. и. в-ва, но на известных правилах и ограничиваниях, каковые теперь я буду иметь честь вашему высокопревосходительству представить.

Для начала и производства толь обширного и важного предприятия с таковою деятельностию и рвением, от каковых только и можно ожидать успехов, необходимо должно начать увеличиванием числа компанейских акций для умножения капитала до суммы, соответствующей обширности видов компании и важности ее планов. Сие легко можно сделать подпискою частных людей, которые охотно и с большим удовольствием согласятся внести свои деньги в капитал такого общества, когда только будут им известны предметы сего предприятия. Я смею также предложить, чтобы е. и. в-во удостоил компанию высочайшею своею подпискою на значущую сумму, но вместо денег повелел бы ежегодно давать компании определенное число из своего флота судов, укомплектованных офицерами и нижними чинами, для отвозу компанейских грузов около мыса Доброй Надежды на остров Луконию, за что компания обязана платить положенный фрахт и другие расходы для вознаграждения правительства за издержки. Все сие можно после постановить вместе с другими неважными статьями плана сего.

Сим средством е. и. в-ва морская служба в мирное время будет иметь всегдашнее упражнение в превосходной школе как для офицеров, так и для матроз, а между тем коммерция будет увеличиваться и прирощать доходы империи. Корабли должны из России отплывать весною с первою навигациею, дабы успеть придти в Маниллу прежде октября месяца, не отваживаясь в оный месяц приближаться к берегам Луконии, ибо в это время переменяется муссон и бывают весьма опасные [468] бури, а запоздавши, надлежит по истечении октября месяца туда приходить, где и должны оставаться до последних чисел генваря или до половины февраля. В сие время они могут успеть взять все, что им нужно из Китая, и возвратиться Китайским морем в лучшее время с северо-восточным муссоном, так что в Петербург могут придти опять в июне или в июле. На сей конец всегда надлежит иметь в готовности один отряд судов для немедленного отплытия, коль скоро другой придет; и таким образом продолжать, назначая служащих на сих судах по очереди из морской службы, дабы все они имели случай делать дальние вояжи. Лишним было бы доказывать сие, сколь важно и полезно должно быть такое средство для флота е. и. в-ва, ибо всяк может видеть, какие великие морские и астрономические познания можно приобрести в продолжении столь долговременного вояжа, представляющего многократные случаи к усовершенствованию морского искусства. Я могу утверждать: чрез небольшое число лет офицеры и матрозы российского флота сравняются с мореходцами первых морских наций и никому не уступят в своем деле, ибо хорошо известно, что они имеют все нужные для сего способности и что им недостает только одной опытности, которую приобресть я желаю им от всего сердца.

Компанейские торговые дела должны быть под управлением 4 особ, по крайней мере; одному из них надлежит иметь свое пребывание в Камчатке или в Сихте (Так в тексте, должно быть: Ситхе.), смотря по тому, как впоследствии окажется выгоднее для их польз. Сии директоры должны 4 раза в году давать свой отчет касательно их действий и взносу доходов учрежденной над компаниею Контрольной экспедиции, также доносить о грузах и отправлениях коронных кораблей и проч., и проч., дабы правление беспрестанно ведало состояние компании, но не с тем, чтоб смешиваться; препятствовать или остановлять их торги, а для того, что под надзором оного торговля будет деятельнее и прибыльнее. Контрольная экспедиция должна состоять из тех министров и членов правительства, которых е. и. в-ву благоугодно будет назначить. Они должны иметь 4 определительные в году заседания, а один из них должен иметь всегдашние сношения с компаниею о всех, даже и неважных делах, могущих повстречаться между казенными и компанейскими интересами, и доносить обо всем экспедиции, а также сбирать общие заседания, буде дело требует общего решения. Постановив таковые связи и соединив вместе пользы казны с выгодами компании, можно будет ожидать самых лучших успехов, поелику интересы казны и компании требуют, чтобы они действовали соединенными силами в производстве столь полезных планов.

Компания не должна ничего продавать в разницу ни в Камчатке, ни в Сибири, ни в России, но токмо в своих колониях, дабы тем доставить случай частным купцам иметь доли в барыше от продажи их товаров. Торговля же ее будет довольно важна и прибыточна, когда она и не возьмет на себя труда продавать по мелочам, что для нее не слишком выгодно, низко и неприятно будет купечеству. Но торговлю свою компания должна производить в большом виде, наподобие того, как оную производит Британская Ост-Индинская компания. Во всяком случае, должно сказать, что, не продавая по мелочам, компания [не] подаст служащим у нее случаев к плутовству и не возбудит зависти и ненависти к себе в купечестве, которое по справедливости имеет право пользоваться частицею выгод, происходящих от монополии, учрежденной ради общественной пользы, чего ради компанейская привилегия не должна простираться далее привозу и оптовой продажи товаров. [469] Лучшее средство, чтоб доставить общее удовольствие, есть продажа с публичного аукциона в известные времена во всех местах, где есть компанейские комиссионеры и заведения. Товары надлежит продавать по частям, ценою и количеством, соразмерным месту и числу покупщиков, но нигде не должна она продавать менее, как на 1000 руб., выключая Алеутских островов и северо-западного берега Америки, поелику невозможно им торговать с дикими, не продавая в разницу безделок всякого рода. При том при аукционной продаже комиссионеры не могут употреблять пронырств и обману, да и служащие под их распоряжениями в глазах всей публики не будут в состоянии употребить в свою пользу какую-либо хитрость к убытку компании.

Китовая и рыбная ловля в Камчатке должна также производиться компаниею под непосредственным покровительством е. и. в-ва. А когда будут даны некоторые привилегии иностранцам, то оные могут возбудить в них желание производить ловлю на свое иждивение, платя известную долю компании за позволение. Но естьли компания сама предпочтет заниматься оною, то я могу ее уверить, что затруднения не будет в приискании из американцев искусных в сих промыслах людей с Марбльгеда и Капкода в Северной Америке, а особливо в теперешнее время, когда война между англичанами и Соединенными Штатами прервала их упражнения и заставила многих из них жить в праздности. Не трудно также вызвать несколько колонистов для рыбных промыслов из Ирландии: бедные, угнетенные дома католики, с которыми британское правление не пожалеет расстаться, с большим удовольствием поехали бы туда, где найдут спокойствие и терпимость их веры. Чтобы склонить их на сие, то более ничего не нужно, как подарить каждому из них несколько десятин земли, лошадь, корову и обещать позволение несколько лет жить, не платя податей. Множество также очень хороших колонистов можно получить с Сандвичевых островов, из Маниллы и Китая. Но они не столь крепки, как ирландцы, а более способны к мануфактурам, которые были бы восстановлены там, нежели к трудным работам на открытом воздухе сурового климата. Китайцы переносят все климаты очень хорошо и великим числом уезжают во все части Азии, а также в Великобританию, служа матросами на кораблях компании...

Россия имеет такое же выгодное положение для торговли с Азиею чрез мыс Доброй Надежды, как и голландцы, датчане и шведы, и еще во сто крат с большими выгодами, и я смею утвердить, что сии народы тотчас сделаются малозначущими, коль скоро Россия пожелает быть в торговле их соперницею. Я уже прежде упоминал, что она не только будет в состоянии снабжать собственных своих жителей, но и все северные народы китайскими произведениями дешевле, нежели как они будут получать их из Англии или от какого-либо другого народа, торгующего прямо в Кантоне. Это хорошо известно, что расходы провозу чаю в Англию и пошлины на оный обходятся в 97 % на цену его в Китае, а барыш компании не может быть менее, как 150 или 200 %, что прибавка к пошлинам выдет чрезвычайная цена, по которой достается ласт 282 сей употребляющим оный. Коль скоро потребуется, то я готов буду дать отчет, во что обойдется чай и все другие продукты Азии с провозом и со всеми расходами, вывезенные чрез Филиппинские острова, и докажу, что это будет удобнейшее и дешевейшее средство, приняв которое Россия будет иметь выгоду пред всеми европейскими народами...

О предлагаемой мною системе размышлял я многие годы назад и рассматривал оную внимательно во всех ее отношениях, по различию [470] предметов и способов я нахожу, что для приведения ее в исполнение с пользою нужна только мощная и покровительствующая рука е. и. в-ва. Следствием оной будут важные и немалоприбыльные доходы в пользу короны, что всякому очевидно, кто примет на себя труд рассмотреть оную систему глазами государственного человека. Он увидит, сколь многие предметы сим посредством могут быть привозимы и продаваемы столь дешево, что расход на оные знатно увеличится, следственно, и государственный доход прибудет, ибо сомнения нет, что более чаю разойдется, когда фунт оного будут продавать по 5 руб., нежели как по 10; то же разумеется и о прочих товарах. Сия пространная и удивительная империя, имеющая 50 млн. жителей и будучи всем богатее, нежели какая-либо другая нация европейская, конечно, не должна получать из вторых рук от ничего не значущих мелких своих соседей то, чем она как их, так и себя может снабжать удобнее и дешевле. Почему я ласкаю себя надеждою, что е. и. в-во планы сии примет благосклонно и с помощию мудрых империи его постановлений, законов и политики соделает оную столь же славною и процветающею в мирные времена, сколь оружие его возвысило и прославило ее в течение войны!

Имею честь быть вашего высокопревосходительства и проч.

Оригинал подписал Питер Добелл.

АВПР, ф. Канц., д. 13378, лл. 20—21 об., 26 об.—52 об., 53 об. —54, 55 и об. Перевод с англ. яз., современный оригиналу, заверенный автором.


Комментарии

266. Объяснительная записка П. Добелла — является, очевидно, подробным и развернутым изложением основных идей его проекта, самого текста которого в обследованных архивохранилищах обнаружить пока не удалось. Не исключено, что этим проектом могла быть упоминаемая И. Пестелем (см. док. № 250) записка П. Добелла (она была в 1814 г. представлена им К. В. Нессельроде) “с кратким изложением причин, побудивших его предпринять сие путешествие”. Однако и эта записка не найдена. Оригинал публикуемой в настоящем сборнике “Объяснительной записки П. Добелла И. Б. Пестелю о проекте развития торговых отношений России с Филиппинами”, которая была составлена, по-видимому, на английском языке, также отсутствует. Текст ее воспроизводится здесь по русскому переводу, выполненному в российском Министерстве иностранных дел сразу же по получении документа и сохраняющему поэтому значение подлинника.

267. Имеется в виду провинция Фуцзян в Юго-Восточном Китае.

268. Сарачинское, сарацинское пшено — старинное русское название риса.

269. Турецкой пшеницей — называли в то время в России кукурузу.

270. Beache de mer (франц.) — один из видов “продуктов моря”, употребляемым в пищу жителями стран Южно-Китайского моря.

271. Кошеньшина — правильно Кохинхина.

272. Ладронские о-ва — прежнее название Марианских о-вов.

273. Вампу (Хуанху) — порт, расположенный на острове того же названия вблизи Кантона; в этом порту разгружались суда с большой осадкой, которые не могли пройти к Кантону.

274. Кононга (правильно Кохонг) — монопольное полуправительственное объединение китайских торговцев, созданное в 1720 г. с целью ограничения торговой экспансии в Китай западных держав, и прежде всего Английской Ост-Индской кампании. Обладая исключительным правом закупки иностранных товаров и продажи местных, Кохонг сосредоточил в своих руках всю внешнюю торговлю Китая. Кохонг прекратил свое существование в 1842 г.

275. Водные мандарины — европейское название китайских портовых чиновников.

276. Ситха (правильно Ситка) — остров у северо-западного побережья Америки, вместе с основанным на нем поселением Ново-Архангельск являлся административным центром русской колонизации на Тихом океане.

277. Емуй (правильно Амой) — старое название современного порта Сямынь в Юго-Восточном Китае.

278. Великая река Огио — р. Огайо.

279. П. Добелл имеет в -виду, очевидно, английскую Северо-Западную компанию (North West company), начавшую свою деятельность в Канаде в 1783 — 1784 гг. и в 1804 г. соединившуюся с X. Y. Соmpany, основанной англичанами в 1800 г. Новая (после 1804 г.) Северо-Западная компания вела в широких масштабах торговлю в Северной Америке, вступая в сделки с индейским населением. Одним из основных видов коммерческой деятельности компании была торговля пушниной. В 1821 г. Северо-Западная компания прекратила самостоятельное существование, слившись со старинной английской Компанией Гудзонова залива, которая возникла еще в XVII в.

280. Имеется в виду война между Англией и Америкой (1812 — 1814), начатая последней с целью захвата Канады. Однако завершивший войну Гентский мирный договор (24 декабря 1814 г.) не принес Соединенным Штатам никаких территориальных приобретений.

281. Упоминаемый П. Добеллом “славный химик г-н Шерер” — известный русский химик того времени, академик Александр Иванович Шерер — с 1803 г. профессор Дерптского университета, а с 1804 г. — занимал должность профессора химии в ряде петербургских учебных заведений (Медико-хирургической академии и др.). Будучи автором первого оригинального учебника химии на русском языке, А. И. Шерер стремился строить преподавание химии в соответствии с прикладными задачами.

282. Ласт — корабельная мера, равная 2 т.

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2023  All Rights Reserved.