Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 245

Инструкция Министерства иностранных дел русскому посланнику в Испании Г. А. Строганову о сборе сведений о Филиппинах в связи с намерением России установить торговые
отношения с ними
251

12 (24) мая 1805 г. С.-Петербург

Доверительно и секретно

Поскольку в намерения правительства входило найти возможность создания постоянной связи с европейскими владениями на Тихом океане для облегчения снабжения продовольствием восточных областей империи, было обращено внимание на Филиппины, как наиболее близко расположенные к нашим берегам. Но, для того чтобы иметь возможность определить, могут ли они отвечать поставленной цели, и затем войти в переговоры с испанским двором, необходимо будет предварительно соврать точные сведения:

1) о продукции этого архипелага;

2) о существующих ценах на эту продукцию, в особенности на зерно и муку, железо, медь, корабли, мачтовый лес, канаты и парусные полотна, смолы и деготь, спирт, табак, кожу, полотна, шерстяные ткани и т. д.;

3) о положении судоходства в данное время и их торговых сношениях как с метрополией, так и со смежными островами, с Индией и с Китаем;

4) об имеющих силу в настоящее время законоположениях испанского двора по вопросам торговли и судоходства в этой колонии, которые могут быть выгодными для нас или, наоборот, препятствовать нам;

и 5) о средствах платежей, которые в случае принятия решения о переговорах могут быть предложены как отвечающие интересам этой колонии, системе, принятой правительством в этом вопросе, и нашему собственному удобству. (Будь то серебром, пушниной или вексельными обязательствами на Европу.)

Г-н барон Строганов поймет, что нельзя допустить, чтобы мадридский двор узнал об этих изысканиях не только потому, что тогда они станут гораздо труднее, но и потому, что они могут быть искажены в зависимости от того, какое мнение создастся у правительства о наших намерениях, и тогда мы не встретим нужного доверия. Агенты или директора Филиппинской компании и кое-кто из морских [448] офицеров, которым приходилось бывать на этих островах, смогли бы дать ему полезные сведения. Среди последних можно было бы отметить дона Фелиппе Бауса, в данное время сотрудничающего в Гидрографическом бюро в Мадриде. Он был в кругосветном плавании под начальством капитана Малеспина в 1790 г. Дневники экспедиции находились в его руках. В 4-м томе, который можно рассматривать как отчет правительству о состоянии колоний, посещенных им, имеется очень подробное описание Филиппин, которое, несомненно, даст нам большую часть нужных нам сведений. Помимо того, в том же томе Малеспина говорит в конце сделанных им предложений о лучшей организации торговли пушниной: “До настоящего времени рассматривали торговлю на северо-западе Америки лишь с точки зрения взаимоотношений с туземцами и считали ее предметом только меха. Но если видимость не обманывает нас, мы имеем все основания предполагать, что можно было бы распространить торговлю вплоть до побережья Сибири, и особенно на Камчатку, ввозя следующие предметы: суда, рис, зерно, сахар, пряности, филиппинскую древесину, вино, водку, табак, горную смолу, сухие фрукты, соленое и иногда даже свежее мясо из Новой Испании. Однако мы не могли бы непосредственно обменивать эти товары на другие, так как эти провинции не производят ничего такого, что нам было бы полезно ввозить, но всегда можно было бы брать векселя на Петербург, где правительству приходится за наличный расчет покупать мачтовый лес.

Само собой разумеется, что нельзя пускаться в такие предприятия без торгового договора между обоими дворами и не зная современного состояния этих провинций, цен на товары, которые можно там сбывать, и потребностей, которые до сих пор не удовлетворены. Следует убедиться в возможности судоходства до Охотска и выяснить, до какой степени русское правительство предполагает довести силы и процветание Сибири; наконец, нам нужно иметь точное представление о ярмарке в Кяхте, чтобы знать, следует ли нам посылать туда некоторые товары наших мануфактур. Ясно, что при этих сделках мы должны считать крайне важным сохранение наших преимуществ в транспорте, разрешая продажу лишь небольших судов, и насколько возможно, поощряя экспорт наших колониальных товаров на наших собственных кораблях”.

Поскольку Малеспина через несколько времени после своего возвращения впал в немилость, король ни за что не хотел разрешить опубликовать основные его реляции и возможно, что наиболее важные из его докладов не известны настоящему министерству. Но в том случае, если сведения, собранные г-ном бароном Строгановым, позволят нашему двору начать переговоры по данному вопросу, можно предположить, что придется обратиться за информацией к человеку, которому нельзя отказать в обладании выдающимися способностями, и, по-видимому, они будут такого характера, который не отдалит испанский двор от удовлетворения наших пожеланий.

С.-Петербург, 12 мая 1805 г.

АВПР, ф. Гл. архив, II— 3, 1805—1817 гг., оп. 34, д. 8, лл. 3 — 5 об. Черновик на франц. яз.


Комментарии

251. Подлинник секретной инструкции Г. А. Строганову о возможности снабжения дальневосточных и тихоокеанских владений России филиппинскими товарами был вручен ему Ю. А. Головкиным, а копия представлена последним А. А. Чарторыйскому 15 мая 1805 г. (АВПР, ф. Гл. архив, II — 3, оп. ,34, 1805 г., д. 8, л. 1). Одновременно с этим Ю. А. Головкин препроводил А. А. Чарторыйскому ноту правительству Батавской республики по аналогичному вопросу в отношении колониальных товаров Голландской Ост-Индии (док. № 246). Анализ содержания и стиля этих документов указывает на явную близость их к основным положениям записки Ламберта, которая также была представлена Головкиным Чарторыйскому в середине мая 1805 г. По-видимому, инструкция и нота были составлены на основании этой записки; не исключена возможность, что и сам Ламберт явился автором этих документов.

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2023  All Rights Reserved.