Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 231

Ответ испанского правительства на решение Генеральных штатов Голландии о запрещении кораблям Филиппинской компании плавать вокруг мыса Доброй Надежды 222

20 (31) октября 1786 г. Сан-Лоренцо

Раньше чем Голландской компании удалось при помощи своих заявлений, основанных на сомнительных и недостаточных фактах, обмануть членов уважаемых Генеральных штатов и побудить их принять решения против мореплавания и торговли Испании и Филиппинской компания вокруг мыса Доброй Надежды, содержание указанных решений уже стало известно и обнаружилось, что они исходят из тех же извращенных фактов и недостаточно веских соображений, какие были представлены Голландской компанией. Чтобы доказать ей и самим Генеральным штатам, что все содержащееся в поданных им заявлениях в действительности не существует, было сочтено уместным сопоставить наши соображения с содержанием решений Генеральных штатов, чтобы все путем сравнения могли судить, на чьей стороне в этом споре правда.

Выписка из книги решений высокопоставленных и могущественных господ членов Генеральных штатов Соединенных Нидерландов.

Четверг, 22 июля 1786 г.

Обсудив доклад г-на Рандзика и других депутатов Генеральных штатов о делах Ост-Индской компании и рассмотрев в связи с этим и во исполнение решения их комиссии от 6 декабря истекшего 1786 г. (Описка в документе. Судя по содержанию документа и перевооу, присланному из Голландии, должно быть: 1785 г. (АВПР, ф. Снош. Рос. с Гол., оп. 50/6, д. 296, л. 98).) послание комитета директоров соответственных палат Ост-Индской компании Соединенных Нидерландов, составленное в Совете семнадцати в Мидделбурге 21 ноября прошлого года и содержащее жалобу на пожалование особых прав одной компании, созданной, по их сведениям, в Мадриде под именем Королевской компании Филиппинских островов, и, особенно, на статью 26 указанного [403] пожалования, в которой говорится, что компания будет совершать свои экспедиция вокруг мыса Доброй Надежды или через Буэнос-Айрес.

И кроме того, в соответствии с доводами, содержащимися в их памятной записке от 26 мая (В переводе, присланном из Голландии: 25 мая (АВПР, ф. Снош. Рос. с Гол., он. 50/6, д. 296, л. 98 об.)). 1768 г., полученной здесь 30-го числа следующего месяца, они жалуются на статью 31, в которой указанной компании даруется право торговать в различных областях Азии с азиатскими народами и покупать в их факториях (В переводе, присланном из Голландии: покупать их товары (там же).).

Стремясь к тому, чтобы в соответствии с соображениями, приведенными в указанном послании, Генеральные штаты соблаговолили позднее рассмотреть вышеуказанные доводы и сравнить их с дарованным указанной компании пожалованием в целом и с двумя его статьями в частности, с тем чтобы впоследствии Генеральные штаты могли принять необходимые, по их мнению, решения, для сохранения привилегий Ост-Индской компании и для предотвращения пагубных последствий, которые могут возникнуть для нее от незаконного мореплавания испанцев; собрав мнения и соображения по данному вопросу присутствующих представителей соответствующих коллегий адмиралтейства данной страны; обсудив все это, сочли справедливым и постановили, что следует написать г-ну графу Рехтерену, послу Генеральных штатов при мадридском дворе, чтобы он в умеренных выражениях заявил его католическому в-ву, что Генеральные Штаты были немало удивлены, узнав, что в пожаловании от 10 марта 1785 г., учреждающем Компанию Филиппинских островов, помимо всего прочего, статьей 26 ей было предоставлено разрешение направлять свои экспедиции на Филиппины вокруг мыса [404] Доброй Надежды или дальше к Буэнос-Айресу, и что в статье 31 азиатским народам разрешается торговать своими товарами на Филиппинских островах, а компании — отправляться для торговли в их страны, и что согласно статье 32 корабли Азиатской компании, отправляющиеся из Испании на Филиппинские острова, должны возвращаться непосредственно в Испанию, идя вокруг мыса Доброй Надежды.

В то время как совершено бесспорно, что подданные его католического в-ва не вправе плавать в Ост-Индию вокруг мыса Доброй Надежды или восточным путем.

Это является бесспорным и очевидным из статьи 6 Мюнстерского договора, в которой сказано, “что мореплавание и торговля в Ост-Индии и Вест-Индии будут сохранены в соответствии с уже сделанными уступками или с теми, которые будут сделаны в дальнейшем, обеспечением чего послужит настоящий договор и его ратификация одной и другой сторонами”.

И немного дальше в той же статье сказано: что кроме того, условлено и оговорено, что испанцы сохранят свое мореплавание в Ост-Индии в том виде, как оно существует в настоящее время, без права расширять его и что подданные Нидерландов воздержатся от посещения владений кастильцев в Ост-Индии.

Общеизвестным и не требующим никаких доказательств фактом является то, что примерно в 1493 г. (В переводе, присланном из Голландии: 1490 г. (АВПР, ф. Снош Рос с Гол., оп. 50/6, д. 296, л. 99 об.)) испанцы и португальцы начали открывать Ост-Индию и Вест-Индию и что между ними не замедлили возникнуть споры, главным образом по вопросу о плавании на Молуккские острова. Чтобы уладить эти разногласия, обе стороны обратились за решением к тогдашнему папе Александру VI, который, рассмотрев все, что каждый из [405] королей мог сказать в пользу своих притязаний, наконец, в 1493 г. решил, что испанцы будут продолжать свои плавания на запад, а португальцы — на восток, что испанцам не будет разрешено плавать к востоку от мыса Доброй Надежды так как это путь, который первыми открыли португальцы и которым поэтому они одни должны пользоваться (1).

Испанцы, видя, что вследствие этого решения они отрезаны от Ост-Индии, и особенно от островов Пряностей, делали все возможное, чтобы открыть в южных и в северных частях Америки путь с запада на восток и таким образом получить возможность продолжать плавания на Молуккские острова, наконец в 1520 г. они открыли Магелланов пролив, через который они не преминули предпринять плавание на Молуккские острова. Но это предприятие закончилось с таким малым успехом, что, признав этот путь слишком опасным, они вынуждены были прекратить плавание в Ост-Индию вплоть до царствования Филиппа II.

Тогда по приказу губернатора Мексики со стороны Южного моря была предпринята экспедиция 224, открывшая Филиппинские острова, которыми испанцы завладели в 1564, 1568 и 1570 гг., и с этого времени они начали плавать в Ост-Индию через Америку следующим способом: они обладали несколькими крупными судами на северо-западном побережье Америки в Акапулько, откуда не проданная в Америке часть ост-индских товаров перевозилась сушей на другое побережье в Вера-Крус, а затем при помощи флотилии в Кадис. И это был единственный путь в Ост-Индию, которым владели испанцы в 1648 г., т. е. ко времени заключения договора, и с тех пор они не пользовались никаким другим путем (2).

[413] Это осуществляемое таким образом мореплавание было подтверждено статьей 34 Утрехтского мирного договора 1714 г., в которой сказано: “мореплавание и торговля в Ост-Индии [414] должны производиться так же, как они велись до сих пор” (3).

Это урегулирование было затем признано с полнейшей ясностью и очевидностью в известной декларации, сделанной его католическим в-вом в Лондоне 6 апреля 1734 г. через посредство маркиза де Пособуэно. В этой декларации сказано:

“Наконец, эти провинции, заключив Мюнстерский договор, пришли к соглашению, что, урегулировав раздел Индии, каждая сторона обязалась воздержаться [415] от плавания в пределах другой стороны. Из этого следует, что Соединенные провинции, обязавшись не плавать в испанских Индиях, тем самым получили право запретить подданным Испании, а также подданным Испанских Нидерландов плавать в своих владениях. Таким образом, бесспорно, что с того времени, когда они постановили не заниматься мореплаванием во владениях друг друга, испанцы не могут плавать вокруг мыса Доброй Надежды, поскольку, плавая этим путем в Ост-Индию, они неизбежно должны плыть в наших владениях, следовательно, совершать именно то, что, как само его католическое в-во признало в вышеуказанной декларации, может встретить с нашей стороны противодействие” (4).

При всем том указанный посол в случае нужды мог бы также использовать все остальное, что содержится в памятных записках как здешней, так и английской Ост-Индской компании, врученных в 1732 и 1768 гг., а также о памятной записке, которую 16 августа 1731 г. (В переводе, присланном из Голландии: 16 августа 1732 г. г-на Кеене (АВПР, ф. Снош. Рос. с Гол., оп. 50/6, д. 296, л. 111).) ван дер Меер от имени его британского в-ва и от имени Генеральных штатов представили испанскому двору, и в других документах, которые могут иметь к этому отношение и копии которых могут быть переданы послу.

Здесь нужно добавить, что в связи с указанными представлениями 1732 и 1768 гг., сделанными тогда, когда испанцы предприняли подобное плавание в Ост-Индию вокруг мыса Доброй Надежды, они, по-видимому, отказались от таких плаваний, так как с тех пор они не плавали этим путем и таким образом е. в-во показал rebus ipsis et factis (В силу дел и фактов, тем самым (лат.).), что он полностью согласен с обоснованностью этих представлений (5). [416]

Посол смог бы также использовать то соображение, что, как только испанцы нарушат указанное в Мюнстерском договоре и подтвержденное во всех последующих договорах вышеуказанное решение о плавании испанцев в Ост-Индии, сразу само собой перестанет быть действительным решение относительно торговли этого государства в Испанской Ост-Индии (В переводе, присланном из Голландии: Вест-Индии (АВПР, ф. Снош. Рос. с Гол., оп. 50/6, д. 296, л. 111 об.).) поскольку это решение с самого начала должно было служить Испании и всем находящимся под ее владычеством странам компенсацией за то, что они были почти отстранены от торговли в Ост-Индии, которую они и вели с тех пор в очень ограниченных размерах. Испанский двор был так убежден в этом, что он сообразовался с этим положением, чтобы совместно с Генеральными штатами на основе этого принципа воспрепятствовать учреждению Компании Остенде (6).

Чтобы их посол был полностью в курсе дела, ему будет послана копия памятной записки директоров и уполномоченных палат Ост-Индской компании, составленной в Гааге 9 марта 1732 г. и поданной 12-го следующего месяца, секретных депеш посланника в Лондоне г-на Хопекритеса от 23 мая и 13 января 1732 г., секретного постановления Генеральных штатов от 23 июня (В переводе, присланном из Голландии: 28 июня 1732 г. (АВПР, ф. Снош. Рос. с Гол., оп. 50/6, д. 296, л. 112).), принятого по трем посланиям г-на ван дер Меера, секретного послания г-на Дублета из Мадрида от 15 февраля 17Э2 г., а также секретного постановления Генеральных штатов от 20 апреля (В переводе, присланном из Голландии: 28 апреля (АВПР, ф. Снош. Рос. с Гол., оп. 50/6, д. 296, л. 112).) 1768 г., принятого по докладу секретаря Фагела, [417] послания директоров Ост-Индской компании, составленного Советом семнадцати в Мидделбурге 26 мая 1768 г. (В переводе, присланном из Голландии, далее следует: секретного сообщения посланника де Велдерена из Лондона, датированного 16 августа 1768 г., и (АВПР, ф. Снош. Рос. с Гол., оп. 50/6, д. 296, л. 112).), секретного сообщения посланника г-на Дублета из Эскуриала, датированного 21 ноября 1768 г.

Тем временем, не будучи уверенными в успехе сделанных по этому поводу Испании представлений, можно будет написать директорам Ост-Индской компании данной страны, Главной Амстердамской палате, чтобы они согласовали между собой меры на случай необходимости не допустить нанесения ущерба компании указанными мероприятиями Испании и чтоб эти же директора вручили Генеральным штатам подробное донесение о том, в чем, по их мнению, будет главным образом состоять ущерб, который потерпит Ост-Индская компания здешней страны от предприятия испанцев, так как в указанных памятных записках 1732 и 1768 гг. директора не сделали этого.

И кроме того, чтобы по возможности помешать успехам указанной испанской компании, можно будет обновить прежние объявления против участия в иностранных компаниях, особо имея в виду вышеуказанное участие Компании Кадиса в торговле Филиппинских островов, и можно будет специально, имея в виду эту компанию запретить страхование и бодмерею 233 кораблей и груза иностранных компаний (7).

Соответствует вышеуказанному реестру.

 

Соображения

1

Категорическое утверждение, будто испанцам не разрешено плавать в Ост-Индию вокруг мыса Доброй Надежды или восточным путем, совершенно лишено оснований, сколько бы ни пытались ссылками на Мюнстерский и Утрехтский договоры добиться от Генеральных штатов желаемого решения.

Чтобы подтвердить эти истину, мы повторим аргументы, заимствованные из Мюнстерского договора и из его статьи 5, в которой сказано: “данной статьей испанцы сохраняют свое мореплавание в Ост-Индии в том виде, как оно существует в настоящее время, не имея права расширить его”.

Голландская компания утверждает, что во время заключения этого договора в 1648 г. испанцы не имели и не могли иметь права на плавание в Ост-Индию вокруг мыс Доброй Надежды, потому что этот путь был для них закрыт в 1493 г. буллой Александра VI, указавшей границу мореплавания и завоеваний королевств Кастилии и Португалии. Следовательно, в соответствии с указанной статьей 5 Испания не могла и не может в настоящее время перейти эту линию, не нарушая указанную статью, и, таким образом, она не может посылать свои [403] корабли вокруг указанного мыса или восточным путем.

Этот аргумент теряет свою силу, если иметь в виду, что после 1493 г., когда Александр VI огласил указанную буллу, короли Кастилии и Португалии заключили 7 июня 1494 г. в Тордесильясе соглашение 223, в котором, помимо прочего, они установили следующее:

“А также, поскольку указанным кораблям указанных короля и королевы Кастилии, Леона и Арагона необходимо, для того чтобы идти из их королевств и владений в их другие владения, находящиеся за указанной выше линией раздела, пройти по морям, расположенным в пределах, закрепленных за указанным королем Португалии, то решено и согласовано, что корабли короля и королевы Кастилии, Леона и Арагона могут свободно, в мире и безопасности, не встречая никаких препятствий, плавать туда и обратно по указанным морям, принадлежащим королю Португалии, в пределах указанных границ во всякое время и столько раз, сколько их в-ва и их наследники сочтут это нужным”.

Из этого видно, что через год после того, как была издана булла Александра VI, т. е. после компромиссного решения этого папы, к которому обратились за арбитражем короли Кастилии и Португалии, вышеуказанным соглашением было отменено всякое запрещение плавания испанцев восточным путем или по морям, включенным в границы господства Португалии.

[405] 2

Голландская компания, будучи в действительности убеждена в том, что со времени папы Александра VI и до Мюнстерского договора, т. е. на протяжении не менее 155 лет, могло произойти много других изменений, которые независимо от договора, заключенного в Тордесильясе, могли бы дать испанцам право плавать восточным путем, представила Генеральным штатам дело так, будто Испания имела намерение открыть проход в Южное море западным путем, что ей на самом деле удалось в 1520 г. с открытием Магелланова пролива. Исходя из этого, компания представила очень подробную справку о плавании испанцев на Молуккские острова, об открытии и завоевании Филиппин вплоть до 1570 г. и об установлении торговых связей с ними через Акапулько. Из этого она делала вывод, что это был единственный путь, которым испанцы пользовались для плавания в Ост-Индию в 1648 г., т. е. ко времени заключения Мюнстерского договора.

Излагая все это, компания как бы говорила, что если Испания открыла в 1520 г. Магелланов пролив, направляла в 1564, 1568 и 1570 гг. свои суда в Ост-Индию с побережья Новой Испании через Южное море, завоевала Филиппинские острова и установила между ними и портом Акапулько регулярную торговлю, то, следовательно, она не пользовалась и не могла пользоваться другим путем для посылки своих кораблей и отправки своих товаров на указанные острова или в Ост-Индию и поэтому ни в эти годы, ни в следующие, вплоть до 1648 г., она не использовала и не могла использовать путь вокруг мыса Доброй Надежды.

Всякий видит, что этот вывод столь же абсурден, как если бы сказали, что, поскольку англичане и голландцы плавали в Ост-Индию вокруг мыса Доброй Надежды и в течение многих лет посылали этим путем свои товары, постольку они не смогут плавать и возить свои товары ни вокруг мыса Горн, ни по Средиземному морю, ни через Суэцкий перешеек, ни по Красному морю. И те и другие сказали бы в этом случае, что следствие не вытекает из посылки; и мы говорим то же самое в отношении фактов, сообщенных Голландской компанией Генеральным штатам.

Но, кроме того, компания должна знать, что в течение всего этого времени до 1648 г., когда был заключен Мюнстерский договор, испанцы, хотя они и установили торговые отношения между Америкой и Ост-Индией ради взаимных интересов обеих этих стран, в то же время плавали и имели право плавать между Европой и той же Ост-Индией и ее островами и возвращаться оттуда в Испанию восточным путем и вокруг мыса Доброй Надежды. [406] Их корабль под названием “Победа”, один из кораблей, участвовавших в знаменитой экспедиции Фердинанда Магеллана и прошедших пролив, вернулся со своим капитаном Себастьяном де Элькано из Ост-Индии, обойдя мыс Доброй Надежды и войдя в порт Сан-Лукар-де-Баррамеда 7 сентября 1522 г. После этого из Коруньи вышла экспедиция в составе 7 судов под командованием дона Гарсиа де Лоайса и того же Элькано, которая прошла Минданайские острова, острова Холо и Тидор, на которые она прибыла 31 декабря 1526 г. Подобные экспедиции были проделаны в 1547 г. и в следующие годы до 1580 г., когда королевства Кастилии и Португалии были объединены 225.

Любой человек, как бы мало он ни разбирался во всем этом, не мог бы не признать, что в то время, когда оба королевства были объединены, т. е. до 1640 г., португальцы не могли лишить испанцев права плавать в Ост-Индию вокруг мыса Доброй Надежды или любым восточным путем, не могли помешать им заниматься торговлей во всех областях Ост-Индии, как им это заблагорассудится. Действительно, доказано, что кастильцы в течение всего этого времени занимались торговлей не только на Филиппинах, но и на побережьях королевства Сиам, Камбоджа и других стран, в Китае, Тонкине и Кохинхине, где они учредили свои миссии, которые существуют еще и теперь, и вплоть до Японии; при всем этом они не заходили на острова Пряностей, как в то время назывались острова, которые португальцы не причисляли к островам Ост-Индии или побережья Азии.

В результате всего этого в испанские владения в Азии были посланы вокруг мыса Доброй Надежды различные экспедиции, среди них одной из наиболее важных и многочисленных была экспедиция, отправившаяся из Кадиса 14 апреля 1613 г. и состоявшая из 7 каравелл под командованием генерала Руис Гонсалес де Секейра и адмирала Фердинанда Муньос де Арамбуру. Эта экспедиция прибыла в порт Кавите, потеряв 1 каравеллу у берегов Бразилии.

Другая такая же важная экспедиция, состоявшая из 6 галионов и других судов, вышла из реки Севильи и из порта Сан-Лукар-де Баррамеда 21 декабря 1619 г. под командованием генерала дона Лоренцо де Суасола и адмирала Гарсиа де Фигероа, чтобы, пройдя мыс Доброй Надежды, достигнуть королевских владений в Ост-Индии, хотя, к несчастью, большинство ее кораблей погибло от ужасной бури, которую она перенесла до того, как обогнула указанный мыс.

Испания продолжала посылать таким путем свои экспедиции в Ост-Индию иногда из американских, иногда из европейских портов, как ей было удобнее и сообразуясь в этом отношении с правительством ее владений и в зависимости от того, что было удобнее и выгоднее для ее кораблей. Поэтому она внесла в составленное в 1680 г. Собрание законов об Индии закон, фигурирующий под № 7, гл. 45, кн. 9. Этим законом Филипп III установил некоторые виды товаров и изделий, которые не разрешалось перевозить экспедициям, плывущим вокруг мыса Доброй Надежды на Филиппинские острова, независимо от того, будут ли они отправляться из европейских или американских портов по их усмотрению.

Из всего этого вытекает следующий убедительный ответ на аргументы компании. [407]

Статья 5 Мюнстерского договора обусловливала, что испанцы будут продолжать плавать в Ост-Индию тем же способом, что и до тех пор, т. е. до 1648 г. Бесспорно, что в это время, равно как и прежде и потом, испанцы плавали и продолжали плавать вокруг мыса Доброй Надежды и теми путями, которые им подходили и подходят, что доказывается подлинными документами. Следовательно, они и в настоящее время могут продолжать плавать вокруг этого мыса, не нарушая цитированной статьи. Правилен этот вывод, а не тот, который сделала Голландская компания, приведя недостаточно точные, искаженные и неполные данные.

Всего изложенного должно быть достаточно, чтобы опровергнуть слабые доводы Голландской компании, но мы намерены, кроме того, доказать, что в статье 5 Мюнстерского договора не только не запрещалось Испании мореплавание и торговля в Ост-Индии через мыс Доброй Надежды, но что голландские полномочные представители, которые подписали этот договор, сами этого не думали и не могли думать. Для этого нужно знать все, что произошло до переговоров, предшествовавших этому соглашению, и в ходе самих переговоров, не ограничиваясь неточными сведениями, какими пользовалась Голландская компания, чтобы обмануть Генеральные штаты.

Голландские подданные, объединившись в компанию, создали начиная с 1605 г. несколько пунктов в Ост-Индии и на соседних островах, из-за чего возникали постоянные распри между ними, кастильцами и португальцами, так как, кроме мятежа и восстания Нидерландов против Испании, они вознамерились отстранить Испанию и Португалию от торговли и от мореплавания в Индии на том основании, что в соответствии с существовавшими тогда взглядами, не они первые открыли ее.

В самый разгар этой войны 226 было заключено перемирие на 12 лет между Испанией и эрцгерцогом Альбертом, с одной стороны, и Соединенными провинциями — с другой, в Антверпене 9 апреля 1609 г. 227; в статьях 3 и 4 этого перемирия оговаривалось, что каждая сторона сохранит свое имущество, земли и сеньориальные права, которыми они владели в это время, и что подданные каждой из договаривающихся сторон смогут заниматься торговлей во владениях и на землях другой стороны, и в то же время заявлялось, что это относится к европейским владениям Испании, к ее морям и землям; но что касается ее владений вне Европы, то государства Соединенных провинций не могли вести там никакой торговли без специального разрешения католического короля, хотя при желании они могли бы вести указанную торговлю со странами других королей, властителей и народов, которые разрешили бы им ее за указанными пределами.

Это было равносильно пожалованию Соединенным провинциям права вести торговлю в Ост-Индии и даже в Вест-Индии, за исключением владений, портов и земель, принадлежащих там Испании. Такова была первая уступка в области торговли и мореплавания, которую получили голландцы.

Так как возникли некоторые сомнения в отношении толкования предшествующих статей, депутаты и полномочные представители Испании в тот же день 9 апреля направили объяснение, в котором они заявили о своем согласии на следующее: поскольку Генеральные штаты и их подданные не [408] смогут торговать в принадлежащих католическому королю портах, местах и пунктах Индий без разрешения этого монарха, постольку подданным короля не будет разрешено торговать в портах, местах и пунктах, принадлежащих указанным Генеральным штатам в указанных Индиях, без их разрешения.

Это взаимное разрешение и предоставленная раньше в договоре о перемирии уступка Генеральным штатам были изложены во введении к статье 5 Мюнстерского договора, где сказано: мореплавание и торговля в Ост-Индии будут сохранены в соответствии с уже сделанными уступками или с теми, которые будут сделаны в дальнейшем. Повторяем, это были те самые уступки, которые получили Соединенные провинции по статьям 3 и 4 перемирия 1609 г., так как Испания не нуждалась в каких-либо уступках, кроме того случая, когда она захотела бы заняться торговлей в портах или пунктах тех владений, которые она уступила Генеральным штатам.

Несмотря на условия вышеуказанного перемирия, подданные Генеральных штатов продолжали свои враждебные действия и завоевания в португальских владениях в Индии, которые тогда принадлежали объединившейся с Португалией Испании, и они вели себя так до 1640 г., т. е. до знаменитой революции в Португалии 228, во время которой последней удалось выйти из-под власти кастильской короны. Эта революция представила Европе новое явление и поставила перед державами, которых затронуло это событие, новые цели. Таким образом, в то время как Испания прилагала все усилия, чтобы восстановить свою власть над Португалией, новое португальское правительство старалось вернуть себе все земли, пункты и территории в обеих Индиях, которые голландцы силой отняли у них, как им это удалось в 1641 г. в отношении большей части Бразилии, островов Пряностей и других колоний в Ост-Индии 229, тогда как Испания сохранила Филиппины и укрепления на Молуккских островах до 1662 г., когда она отвела оттуда свои гарнизоны, чтобы увеличить свои силы в Маниле.

Таково было положение дел в обеих Индиях, и особенно в Ост-Индии, к моменту начала переговоров о Вестфальском мире 230. Голландцы стремились при помощи этого мирного договора не только укрепиться во владении всем тем, что они завоевали в Ост-Индии, но также при содействии Испании приобрести и закрепить за собой право на те владения, которые новое португальское правительство отняло у них. В действительности же только Испания в силу своих прав на португальскую корону имела права на завоевания португальской короны в Ост-Индии и Вест-Индии, и, следовательно, только она одна могла передать эти права Генеральным штатам Соединенных провинций.

Исходя из этих соображений, голландские полномочные представители во время переговоров, предшествовавших заключению Вестфальского, или Мюнстерского, договора, старались уговорить испанских полномочных представителей ускорить заключение мира, рисуя перед ними перспективу того, что португальцы, подвергшись в Индии нападению со стороны подданных Соединенных провинций, будут стеснены в своих оборонительных действиях на континенте против Испании и последняя получит больше возможности снова завоевать Португалию.

Франция, которая, с одной стороны, [409] поддерживала мятеж и независимость голландцев, а с другой — оказывала помощь и покровительствовала независимости Португалии, была удивлена успешными переговорами между голландскими и испанскими полномочными представителями. Между Францией и Голландией было условлено не заключать сепаратного мира, но французскому полномочному представителю графу д'Аво удалось узнать, что голландские депутаты почти заключили сепаратный договор, точнее, как они признались ему, 3 оставшиеся пункта, по которым еще не было принято решение, уже почти улажены. Первым из этих пунктов был тот, о котором мы говорили, а именно, что Испания ограничит свои владения в Ост-Индии тем, что она имела в данный момент, уступая или предоставляя голландцам возможность осуществлять завоевания во всех остальных областях. Это вызвало большое удивление французского полномочного представителя.

Здесь будет слово в слово воспроизведен отрывок из памятной записки графа д'Аво, как она точно процитирована знаменитым историком Вестфальского мира 231, и отсюда будет видно, каковы были намерения голландских и испанских полномочных представителей, когда они договаривались о статье 5 этого так называемого Мюнстерского мирного договора. “Но что очень не понравилось французам, это (так говорит отец Бужан) — добавление, сделанное депутатами о том, что по оставшимся не решенным еще между ними и испанцами 3 пунктам достигнута почти полная договоренность. Особенно удивило уполномоченных урегулирование 1-го пункта, касающегося Ост-Индии. Это вызвало у них подозрение, что испанцы согласились на него только по каким-либо чрезвычайным причинам. Король Испании, говорили они, соглашается не расширять своих владений в Ост-Индии и ограничиться теми, которыми он обладает в настоящее время, и согласен также на то, чтобы будущие завоевания Соединенных провинций за счет как местных жителей, так и португальцев остались за ними, какие бы события ни произошли в войне между указанным королем Испании и королем Португалии. Поэтому все это похоже на очевидный заговор против них с тем, чтобы ограбить короля Португалии: в то время как кастильцы прогонят его с материка, голландцы лишат его всего того, чем он владеет в Ост-Индии. Голландцы же, будучи торговцами, для которых выгода является всем, как нельзя более довольны тем, что Испания предоставляет им возможность и надежду получить такой большой выигрыш. Поскольку испанские послы проявили в этом большое подобострастие и покорность, есть основание опасаться, что такой отказ является не только ценой за разорение Португалии, но также тайным обещанием договориться без Франции, поскольку точно известно, что за 3 дня до того Пеньяранда 232 заявил, что он пойдет на все, но не согласится на уступки в этом пункте”.

Из приведенного отрывка совершенно ясно следует, что единственной целью и идеей Голландии на конгрессе в Мюнстере в отношении ост-индских дел было добиться, чтобы Испания согласилась не расширять свои владения и ограничилась тем, чем она там владела в то время, а также предоставила бы голландцам возможность завоевывать даже португальские владения. Но они совсем не думали запрещать испанцам плавать теми путями, которые они сочли бы для себя удобными. [410]

Та же самая цель совершенно ясно видна и в настоящее время в статье 5 Мюнстерского договора, но надо рассматривать ее в полном объеме.

“Мореплавание (так слово в слово сказано в статье) и торговля в Ост-Индии и Вест-Индии будут сохранены в соответствии с уже сделанными уступками или с теми, которые будут сделаны в дальнейшем, обеспечением чего послужит настоящий договор и его ратификация одной и другой сторонами. И этот договор будет распространен на все другие государства, нации и народы, с которыми указанные Генеральные штаты или от их имени Ост-Индская и Вест-Индская компании будут поддерживать дружбу и согласие в рамках указанных уступок. И каждый из указанных королей и государств соответственно сохранит свои владения и будет пользоваться своими сеньориальными правами, городами, замками, крепостями, торговлей и землями в Ост-Индии и Вест-Индии, так же как в Бразилии и на побережьях Азии, Африки и Америки, которыми указанные сеньоры, короли и государства владеют, включая особые места и пункты, захваченные и оккупированные португальцами начиная с 1641 г. у указанных Генеральных штатов, включая также места и пункты, которые будут завоеваны и присоединены, не нарушая данного договора, Генеральными штатами в дальнейшем. И директора как Ост-Индской, так и Вест-Индской компаний Соединенных провинций, а также послы, старшие и младшие офицеры, солдаты и матросы, находящиеся в данное время на службе одной или другой из этих компаний или служившие в них прежде, так же как и те, которые независимо от своей службы в этих странах или в ведомствах указанных двух компаний, служат или могут быть призваны на службу, будут и останутся свободными и неприкосновенными во всех странах, подвластных указанному королю в Европе, и смогут путешествовать и торговать и посещать эти места, как и все подданные стран, принадлежащих указанным Генеральным штатам. Кроме того, оговорено и условлено, что испанцы сохранят свое мореплавание в Ост-Индии в том виде, как оно существует в настоящее время, без права расширять его и что подданные Нидерландов в свою очередь воздержатся от посещения владений кастильцев в Ост-Индии”.

Эта статья соответствовала всему тому, что произошло со времени заключения Антверпенского перемирия в 1609 г. Очевидно, что в Мюнстерском договоре были разрешены и урегулированы в отношении мореплавания и торговли в Ост-Индии следующие вопросы:

1-й, что будут сохранены уступки, сделанные Генеральным штатам в отношении мореплавания и торговли в обеих Индиях в рамках указанных уступок. Речь идет об уступках, содержащихся в вышеуказанном перемирии 1609 г., которым разрешалось подданным Генеральных штатов, как мы уже сказали, плавать и вести торговлю вне Европы, т. е. в обеих Индиях, на землях других суверенных государей и народов, которые соблаговолят дать им разрешение, за исключением тех земель, которые принадлежат Испании. Таким образом, этот договор покончил с вопросом о том, могут ли голландцы плавать и торговать в обеих Индиях или нет, поскольку не они первыми открыли и завоевали их, а кастильцы и португальцы.

Другим пунктом, урегулированным в цитированной статье 5, был пункт о том, что Испания и [411] Генеральные штаты останутся владельцами всего того, что они занимали ко времени заключения договора в обеих Индиях — Восточной и Западной, а также в Бразилии и на побережьях Азии, Африки и Америки. Этот пункт точно соответствует тому, что было условлено в статьях 3 и 4 перемирия 1609 г. и в заявлениях испанских полномочных представителей.

Третьим был пункт о том, что Генеральные штаты сохранят свои владения и права даже в отношении мест и пунктов, которые португальцы отобрали у них с 1641 г., а также в отношении других мест и пунктов, которые указанным штатам удастся завоевать в дальнейшем, не нарушая настоящего договора. Эта огромная уступка, сделанная Испанией Голландии, была именно той уступкой, на которую жаловались французские полномочные представители на Мюнстерском конгрессе, о чем уже говорилось, когда приводилась выписка из сочинения историка Вестфальского мира. Но следует заметить, что согласно той же статье 5 мореплавание, торговля, владения и право на завоевания, предоставленные Генеральным штатам, могли иметь место лишь в том случае, если они не нарушали данный договор. Это означало, что эти уступки не должны были нарушать мореплавание, торговлю, владения и права, которые сохранялись за Испанией в обеих Индиях и на побережьях Азии, Африки и Америки.

Наконец, 4-й пункт, предусмотренный в статье 5, основывался на вышеуказанной декларации от 9 апреля 1609 г., составленной испанскими депутатами после подписания Антверпенского перемирия от 9 апреля 1609 г. и говорившей о том, что подданные Испании и Генеральных штатов должны воздерживаться от плаваний и торговли в портах, местах и пунктах, занятых другой стороной. Этот пункт не был специально оговорен в договоре о перемирии, но зато на него было указано в декларации и в особом свидетельстве, которое было выдано депутатами Испании. Этот пункт согласились ввести в Министерский договор в виде выражений, которые находятся в конце статьи 5. На этом стоит несколько остановиться, чтобы ясно доказать, что в последних словах этой статьи договаривающиеся стороны не имели другой цели, кроме той, о которой идет речь, и что ни Испания, ни Генеральные штаты не думали и не могли думать о том, чтобы запретить испанцам плавание вокруг мыса Доброй Надежды.

Согласно этой статье Испания должна была сохранить все, чем она владела на побережьях Азии, Африки и Америки, и все те права, которые на этих же побережьях принадлежали и продолжали принадлежать португальской короне, за исключением того, что португальцы начиная с 1641 г. захватили у Генеральных штатов. Однако на африканском побережье, которого можно достигнуть, обогнув мыс Доброй Надежды, Португалия и Испания владели не принадлежавшими прежде голландцам большей частью берегов Мозамбика и Меделина. Каким же образом Испания могла бы отказаться от плавания вокруг мыса Доброй Надежды, а Генеральные штаты—запретить его?

Голландские полномочные представители настойчиво просили путем формального перемирия навсегда установить порядок мореплавания и торговли в Ост-Индии и Вест-Индии, так как до ограниченных уступок по перемирию 1609 г. их права [412] всегда оспаривались Испанией и Португалией. Однако поскольку голландцы добились в Мюнстере чрезвычайных уступок, а именно права завоевания только в свою пользу, предоставляя Испании только то, что она уже имела, то как можно поверить, что Генеральные штаты могли осмелиться потребовать от той же Испании, чтобы она не плавала по ее морям и по путям, которые она сочла бы удобными, в свои собственные страны и в завоеванные области обеих корон — Кастилии и Португалии, поскольку от последней она еще не отказалась?

Подданные Генеральных штатов и их наиболее знаменитые публицисты в своих произведениях постоянно поддерживали и защищали тогда свободу морей, опровергая мнение Испании и Португалии, будто моря обеих Индий должны быть закрыты для всех, кто не является их первооткрывателями. С этой целью голландскими оппозиционными подданными было опубликовано несколько трактатов de mari libere (О свободном море (лат.)) в ответ на трактаты de mari clauso (О закрытом море (лат..)), которые публиковали подданные и сторонники Испании. Как же могли, повторяем, голландские полномочные представители в Мюнстере осмелиться так сразу изменить тон, идеи и мнения и неосторожно предложить Испании, чтобы огромные моря от мыса Доброй Надежды до Австралии, которые она сама для них открыла, по условиям Антверпенского перемирия и Мюнстерского договора были бы закрыты для нее и для ее подданных? Нам кажется, что по этому пункту не требуется больше никаких доказательств, так как бесспорно, что в продолжение всего Мюнстерского конгресса, как до, так и во время заключения договора или в относящихся к нему переговорах, нельзя найти и не может быть найдено ни слова о том, что испанской нации запрещается плавать по восточным морям и вокруг мыса Доброй Надежды. Отсюда ясно, что никто не предполагал и не мог предполагать включить в договор условие или статью о подобном запрещении.

Пусть теперь беспристрастно прочтут содержание этой статьи, на которую ссылается Голландская компания, но прочтут ее так, как она записана в договоре: “испанцы (это подлинные слова французского оригинала) сохранят свое мореплавание в Ост-Индии в том виде, в каком оно существует в настоящее время, без права расширять его, а жители Нидерландов воздержатся от посещения мест, которыми кастильцы владеют в Ост-Индии”.

Эта статья не говорит о том, что испанцы сохранят свое мореплавание в направлении Ост-Индии, а лишь о том, что они сохранят его в пределах Ост-Индии. Слово “es” во французском языке того времени соответствует современному слову “в” (dans les), т. е. “в пределах Ост-Индии”. Итак, из самих слов договора ясно видно, что ничего не было условлено и оговорено относительно путей или вод, по которым можно было плавать к Ост-Индии, но договорились лишь о способах сохранения навигации в самой Индии.

Это замечание здесь вполне кстати, так как в некоторых памятных записках и сочинениях, составленных обеими сторонами в прежние времена по поводу этого спора, по ошибке искажали смысл, [413] подставляя предлог “к” (“Aux”.) вместо “в пределах” (“Es”.), что изменяло букву и дух договора. Предлог “aux” перед словом “Индия” является terminus ad quem (Обозначение направления (лат.).), как если бы речь шла о договоре о мореплавании в направлении Индии из Европы или из другого места, в то время как слово “es” или соответствующее ему “в пределах” указывает только на протяженность прибрежных вод или terminus in quo (Обозначение места (лат.)), где должны были плавать суда.

И для того чтобы указать протяженность или границы испанского мореплавания в пределах Ост-Индии, в договоре добавлено: “в том виде, в каком оно существует в настоящее время, без права расширять его”. Этого ограничения и запрещения достаточно, чтобы ясно доказать, что вопрос стоял лишь о том, что испанцы сохраняли в Индиях мореплавание или завоевания, о которых шла речь во время переговоров, в том же виде, в котором они пользовались ими раньше, не имея права расширять их. Одним словом, речь шла о 2 пунктах: Испания не будет больше расширяться, и она не будет завоевывать то, что было уступлено голландцам. Это были 2 пункта, которых касался договор, сохранявший за Испанией мореплавание в том виде, в каком оно существовало, поскольку Испания открыла такие обширные страны и владела ими. Но при этом не говорилось и никому не приходило в голову устанавливать пути для этого мореплавания.

Следует также заметить, что ограничения, которым подвергла себя Испания, заключались лишь в том, чтобы не совершать новых завоеваний и не расширять своего мореплавания в пределах Ост-Индии, но о других побережьях или континентах Азии и Африки не было речи, и потому испанцы могли сколько угодно плавать там и приобретать новые владения. Из этого можно также сделать вывод, что им не запрещалось и не могло запрещаться плавание к востоку от мыса Доброй Надежды или другим удобным для них путем.

Надо также заметить, что согласно букве договора испанцам не запрещалась торговля по их усмотрению в Ост-Индии и эта торговля не упоминалась в договоре: только их мореплавание было ограничено теми водами, в которых они уже плавали, без права расширять его. Они не могли вести торговлю только на тех побережьях, в тех портах, пунктах и территориях, которые согласно декларации о перемирии 1609 г. и согласно уступкам, подтвержденным во введении к статье 5 Мюнстерского договора, принадлежали Генеральным штатам. Таким образом, если испанцы воздерживаются в настоящее время от торговли в этих местах, как это было предложено королем и будет строго выполняться, то тем самым дух и буква статей будут соблюдены.

3

Желание сделать истину очевидной и ясной, чтобы она не могла быть скрыта, послужило причиной, почему мы пустились в объяснения по поводу Мюнстерского договора. Но нет нужды в таких подробных объяснениях, чтобы доказать, что в Утрехтском договоре 1714 г. и в его статье 34, на которую ссылается компания, она не может найти [414] ни малейшего основания для своих возражений и притязаний, и не удивительно, что в выдержке из решений Генеральных штатов она приводит эту статью в сокращенном и искаженном виде.

Указанная статья 34 Утрехтского мирного договора по данному вопросу говорит: “Что бы ни говорилось в некоторых предыдущих статьях о том, что подданные одной и другой стороны смогут свободно посещать друг друга, однако предполагается, что эти подданные воспользуются этой свободой лишь в отношении европейских государств другой стороны, поскольку специально оговорено, что мореплавание и торговля в Испанской Индии будут производиться лишь в соответствии со статьей 31 этого договора и что в областях Ост-Индии и Вест-Индии, находящихся под властью Генеральных штатов, мореплавание и торговля будут производиться так же, как и до сих пор” (Текст статьи 34 Утрехтского мирного договора цитируется в документе в сокращении, полный текст см. I. Du Моnt, Corpus universel diplomatique du droitdegens…, t. VIII, partie I, Amsterdam — La Haye, 1739, р. 431.).

Трудно понять, из чего Голландская компания выводит заключение, что вышеприведенная статья запрещает испанцам плавать в Индию вокруг мыса Доброй Надежды или другим путем, который они сочтут удобным. Согласно духу и букве этой статьи сохраняется запрещение иностранцам, в том числе и подданным Генеральных штатов, плавать и вести торговлю в Испанской Индии, что было условлено в статье 31, на которую ссылается статья 34; мореплавание же и торговля в областях Ост-Индии и Вест-Индии, находящихся под властью Генеральных штатов, будут производиться так же, как до того времени. Это должно было означать, что испанцы, как и до тех пор, должны были воздерживаться от мореплавания и торговли в странах обеих Индий, находившихся под властью Генеральных штатов. Таким образом, до тех пор пока Голландская компания не докажет, что вся Ост-Индия и вся Вест-Индия находятся под владычеством Генеральных штатов Соединенных провинций, до тех пор статья 34 Утрехтского договора ни в настоящем, ни в будущем не сможет служить им доказательством и не сможет помешать испанцам плавать и вести торговлю во всех тех странах обеих Индий, которые находятся под владычеством короля или других государей, кроме стран, находящихся под властью Генеральных штатов, что относится к Филиппинским островам и к другим обширным областям на континенте и на островах в Ост-Индии.

4

Компания также неудачно, как Утрехтский договор, цитирует и памятную записку или декларацию маркиза де Пособуэно, составленную в Лондоне 6 апреля 1724 г., чтобы помешать мореплаванию и торговле в Индии Компании Остенде. Испанский посол в этой декларации сделал не что иное, как признал, что между владениями Испании и Нидерландов в обеих Индиях существует граница и что подданные каждой из этих наций должны не допускать мореплавания другой стороны в пределах своих владений. Но мы хотели бы знать, каким образом и на каком основании Голландская компания могла бы доказать, что вся Ост-Индия и весь Атлантический океан на широте мыса Доброй Надежды находятся в пределах голландских [415] владений, так как до сих пор мы не встречали никакого документа, ни договора, по которому Испания или какая-либо другая нация даровала бы Генеральным штатам столь обширные владения. Правильно лишь то, что пределы, указанные для мореплавания и для торговли Испании и Генеральных штатов, ограничиваются странами, которые находились соответственно под владычеством каждой из обеих держав, что было приведено и подтверждено Мюнстерcким и Утрехтским договорами, если их хорошо прочесть и понять.

Так как Компания в Остенде и государь, которому принадлежит этот порт, не были ни первооткрывателями, ни завоевателями ни Ост-Индии, ни Вест-Индии, не приобретя и не захватив там владения, то другие заинтересованные в торговле и в мореплавании в обеих Индиях державы воспротивились тому, чтобы указанная компания конкурировала там с ними. Каковы бы ни были аргументы, на которых они основывают и которыми они поддерживают этот знаменитый спор, все равно остается верным и бесспорным, что Испания никогда не говорила и не признавала, что границы Генеральных штатов в Ост-Индии включают всю Индию и ее моря на протяжении нескольких тысяч лье по эту сторону мыса Доброй Надежды.

5

Компания в своих заявлениях Генеральным штатам также неудачно цитирует памятные записки и декларации с возражениями против испанского мореплавания вокруг мыса Доброй Надежды, врученные в 1732 и 1768 гг. английским и голландским послами. Можно было бы процитировать также ответы, данные в те же годы Испанией, в которых она отклоняет притязания обеих держав. Эти ответы по приказу короля повторены в ответе, данном в настоящее время г-ну графу Рехтерену. Испания была столь далека от того, чтобы признать ipsis verbis et factis (Этими словами и делами (лат.).), как говорит Голландская компания, обоснованность и убедительность указанных представлений, что, возразив на них и отказавшись согласиться на то, что в них требовалось, она продолжала и продолжает использовать свои права и плавать вокруг мыса Доброй Надежды, когда ей это нужно, не встречая возражений ни от Генеральных штатов, ни от их губернаторов и подданных в Ост-Индии. Таким образом, в настоящее время является правилом, что испанцы плавают вокруг указанного мыса, а в случае необходимости или при вынужденной остановке заходят там даже в порты голландских колоний. Был только один губернатор, который во время последней войны проявил отсутствие гуманности, в связи с чем Испания еще обратится к Генеральным штатам за удовлетворением, наказанием и возмещением, имея в виду, что испанские колонии не откажут голландцам в случае необходимости в гостеприимстве. [416]

6 (В тексте ошибочно: 5.)

Из вышеизложенного ясно видно, насколько произвольны притязания на то, что, если испанцы будут продолжать свои плавания вокруг мыса Доброй Надежды и вести таким путем торговлю в Ост-Индии и на Филиппинских островах, голландцам для защиты своих интересов придется отправиться торговать в Испанскую Индию. Если бы испанцы претендовали на плавание и торговлю в голландских владениях в обеих Индиях, тогда предложенные компанией карательные меры были бы уместны. Но так как ни король, ни его августейшие отец и брат, во время царствования которых мы больше всего плавали вокруг мыса Доброй Надежды, и не думали ни нарушать договоры, ни позволять своим подданным торговлю или плавание в голландских владениях, как следует из их ответов, то из этого ясно видна несправедливость сделанных Голландской компанией Генеральным штатам предложений получить возмещение или принять репрессивные меры в Испанской Индии или в колониях Испании.

7

Наконец, если речь идет о том, что компания хочет насильственными мерами помешать испанцам плавать вокруг мыса Доброй Надежды, то король не сможет отказать своим подданным в защите и в возмещении подобными же путями, о чем он приказал заявить г-ну графу Рехтерену. Но если речь идет только о создании препятствий или о стеснении успехов Филиппинской компании экономическими и торговыми средствами, т. е. теми, которые указаны в выводах постановления, принятого Генеральными штатами, то мы можем сказать, что в Голландии не понимают подлинных интересов своей собственной торговли и процветания. Стоит представить себе, кто больше потеряет, если подданные Соединенных провинций не смогут принимать участия в торговле Филиппинской компании или в страховании ее плаваний.

Мы ничуть не огорчены этим постановлением, наоборот, король его очень одобряет и запретил посылать за границу акции компании. Дай бог, чтобы открыто и тайно следовали этим путем и чтобы наши плавания вокруг мыса Доброй Надежды не способствовали незаконной наживе голландских или других колоний при случайной или [417] вынужденной остановке наших кораблей на пути туда или обратно.

АВПР, ф. Снош. Рос. с Исп., оп. 58, д. 433, лл. 172—188. Копия-перевод на франц. яз.


Комментарии

222. “Ответ испанского правительства на решение Генеральных штатов” публикуется по тексту перевода этого документа на французский язык, пересланного русским послом в Мадриде С. Зиновьевым в Коллегию иностранных дел вместе с его депешей от 30 ноября (11 декабря) 1786 г. (АВПР, ф. Снош. Рос. с Исп., оп. 58, д. 433). В АВПР (ф. Снош. Рос. с Гол., оп. 50/6, д. 296, лл. 97-113) имеется другой текст этого документа, который был прислан в Коллегию иностранных дел русским послом в Гааге С. Колычевым, по-видимому, несколько позднее—уже в 1787 г. В отличие от экземпляра, присланного из Мадрида, данный текст предварен титульным листом, из которого явствует, что “Ответ...” был напечатан в Королевской типографии а Мадриде в 1787 г. Текст самого испанского ответа расположен в экземпляре С. Колычева не на правой стороне листа, как в экземпляре, присланном из Мадрида, а на левой его стороне. Наконец, в экземпляре, присланном С. Колычевым из Гааги, имеются некоторые разночтения по сравнению с экземпляром С. Зиновьева, в частности, преамбула несколько смягчена по отношению к Голландии.

223. По этому соглашению устанавливалась новая линия раздела между владениями Испании и Португалии (в 370 лигах от самой западной точки о-вов Зеленого мыса). Главной целью демаркации было указать соперничающим морским державам пути открытия ими и завоевания новых земель. Предполагалось, что все вновь открытые области к западу от этой воображаемой черты должны были принадлежать испанцам, а к востоку — португальцам.

234. Очевидно, имеется в виду экспедиция Легаспи (см. прим. 217).

225. Португалия была, присоединена к Испании в 1580 г. после смерти последнего представителя царствующей династии. Вместе с Португалией в руки Испании перешли португальские колонии в Вест- и Ост-Индии.

226. Речь идет о войне за независимость, которую вела Республика Соединенных провинций, образованная в 1579 г. в ходе нидерландской буржуазной революции, против Испании.

227. Перемирие сроком на 12 лет, заключенное между Испанией и Республикой Соединенных провинций во время нидерландской буржуазной революции. Антверпенским мирным договором признавалась независимость Соединенных провинций.

228. Имеется в виду Государственный переворот 1640 г., в результате которого португальским королем был провозглашен Иоанн IV Браганцский и Португалия окончательно отделилась от Испании.

229. В 1624—1630 гг. голландцы захватили в Бразилии провинцию Пернамбуко, а затем распространили свое влияние на весь северный прибрежный район, которым владели до 1654 г.

С Молуккских о-вов португальцы были вытеснены голландцами уже в самом начале XVII в., после создания в 1602 г. Голландской Ост-Индской компании. Большинство португальских укрепленных баз в Индии и на Цейлоне перешло к голландцам ко второй половине XVII в.

230. Вестфальским миром закончилась 30-летняя война (1618 — 1648). Он был заключен после длительных переговоров, начатых в 1644 г. в городах Оснабрюке и Мюнстере. Окончательные условия мира были подписаны 24 октября 1648 г. в Мюнстере (Вестфалия).

231. Имеется в виду Бужан (1690 — 1743) — французский историк-иезуит, написавший “Историю Вестфальского мира” (“Histoire du traite de Westphalia”), которая основывается на мемуарах графа д'Аво.

232. Пеньяранда — испанский дипломат, полномочный представитель Испании на мирных конгрессах и при подписании Вестфальского мира.

233. Бодмерея — денежный заем под заклад корабля или груза.

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2023  All Rights Reserved.