Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 36

Послание Комитета по делам Ост-Индской компании Генеральным штатам о мерах по улучшению дел Ост-Индской компании

10 (21) января 1791 г. Гаага

Благородные, великие и могущественные господа! С тех пор как вы, благородные и великие повелители, утвердили состав Комитета по делам Ост-Индской компании, в которой вошли мы, лица, намеченные его высочеством (См. прим.37.), и мы отчитались в предварительно проделанной нами работе на заседании от 8 июля, мы неустанно стремились разрешить поставленные перед нами как великим пенсионарием, так и нашими благородными и великими повелителями задачи.

С этой целью мы собрали сведения о состоянии компании и методах ее руководства как здесь, так и в Индиях и, кроме того, занялись изысканием средств для исправления обнаруженных нами ошибок, чтобы лучше организовать управление делами компании, и если не восстановить ее немощное тело в первоначальной силе, то, по меньшей мере, вызволить ее из чрезвычайно стесненных обстоятельств, в которых она находится сейчас.

Мы считали, благородные, великие и могущественные господа, что не должны надолго откладывать отчет о нашей деятельности перед благородными и великими повелителями, а после окончания работ Совета семнадцати, который после перерыва вновь соберется в начале марта, мы отчитаемся перед ним особо.

Мы считаем бесполезным вновь останавливаться в деталях на обстоятельствах дел, обнаруженных нами в компании, когда мы приступили к выполнению возложенных на нас поручений.

Достаточно напомнить, что в то время не было других средств для временного и предварительного поправления дел ее, кроме как оказать ей немедленную и значительную поддержку наличными деньгами.

Вы, благородные и великие повелители, согласитесь также с нашими доводами о большой срочности этого дела, и даже, те члены, которым казалось, что нужно возражать против планируемого займа 10 млн. фл., затруднились высказаться против принятого большинством решения по этому вопросу.

Мы злоупотребили бы драгоценным вниманием наших благородных и великих повелителей, если бы сделали пространный отчет об успехе этой операции. Когда вначале директора вместе с нами предполагали открыть предварительный заем только на 8 млн. фл., наплыв желающих участвовать в нем оказался против всех ожиданий настолько велик, что они сочли возможным не упускать этот благоприятный случай и увеличить уже установленную сумму еще на 2 оставшихся миллиона.

Мы предвидим, что те, кто высказывался насчет малой выгодности такого способа займа, прежде всего скажут, что уже с первого взгляда можно было не сомневаться в счастливом исходе этого дела, принимая во внимание содержащиеся в этом способе займа преимущества для участников. [78]

Но значимость этой продажи быстро исчезнет, если учесть, 1) что этот заем был на деле менее обременительным для финансов компании, чем это казалось вначале, поскольку доказано, что годовая рента за 48 лет принесла не только не больше, но гораздо меньше 4%; 2) что, если бы это даже и было так, перспективы на сохранение мира в Европе в момент решения вопроса о займе никоим образом не были столь благоприятны, сколь они стали вскоре, и что поэтому было бы несвоевременно высказывать такие замечания задним числом, после совершившегося факта, тем более что мы имеем все основания подозревать, что те, кто теперь больше всех об этом говорят, навряд ли могут представить в данный момент необходимые средства на более выгодных условиях.

Но вы, благородные и великие повелители, несомненно считаете, что сейчас более важно получить точные сведения о том, хватило ли этих 10 млн. и хватит ли их на будущее, чтобы возместить ими не только недостававшие суммы, перечисленные нами в вышеназванном послании, но даже обеспечить ими все нужды компании.

Мы бы очень хотели сделать об этом более благоприятный доклад, но, поскольку мы уже выразили некоторые сомнения в приведенных на странице 11 нашего послания приблизительных расчетах, мы не можем, к нашему сожалению, скрыть от вас, благородные и великие повелители, то, что уже сейчас подтвердилось, а именно, что к концу этого года снова выявится большой дефицит, который мы, однако, надеемся покрыть средствами самой компании, по меньшей мере в течение этого года, о чем мы вкратце доложим вам, благородные и великие повелители.

Этот дефицит, благородные, великие и могущественные господа, может, однако, во-первых, подвергнуться значительному уменьшению или увеличению в зависимости от того, больше или меньше кораблей будет оснащено в 1791 г.; от того, прибудут ли более или менее благополучно находящиеся в плавании корабли; от того, какие грузы, более или менее богатые, они привезут, и от того, как будут проданы эти грузы: по более высоким или более низким ценам; во-вторых, согласно полученным из Индии сведениям о большом увеличении производства кофе, сахара, перца и индиго, выросла вполне обоснованная надежда на то, что доход будет более значительным, чем в прошлом году.

И наоборот, великие и благородные повелители не должны упускать из виду и то, что если сам этот дефицит увеличится на сумму в 4 355 000 фл., которая может быть и безусловно будет затребована в декабре будущего года на основании договора о займе в 8 млн. фл., предоставленного в 1783 г. компании на 8 лет согласно вашему решению, великие и могущественные повелители, от 5 декабря 1783 г., то компания должна уже сейчас позаботиться об этом.

Хотя по содержанию вышеназванных обязательств благородные и великие повелители должны были бы взять их на себя в случае, если бы компания нарушила договор, однако нужно, чтобы компания считалась первоначальной должницей.

И к нашему величайшему сожалению, мы должны предупредить благородных и великих повелителей о том, что в данном состоянии компания не сможет выполнить это обязательство.

Если мы отставим на один момент это последнее погашение долга и ограничимся временно только тем значительным дефицитом, который, по всей вероятности, обнаружится к концу этого года, то естественно возникнет тот же вопрос, каким путем и какими средствами можно покрыть его, не обременяя финансовое положение компании? [79]

Конечно, самым подходящим было бы обычное средство займа под гарантией благородных и высоких господ, но поскольку возможно, что некоторые члены из благородных и высоких господ с трудом согласятся с этим, то, само собой разумеется, нужно будет искать другие средства, и такие, которые сейчас же, безотлагательно могли бы прийти на смену займу.

Мы не преминули, благородные и высокие господа, задуматься уже давно над одним проектом, имеющим очень важное значение, потому что вам казалось, что одинаково заслуживает внимания как неотложное сбережение средств и сокращение служащих здесь на месте, так и введение эффективных, внезапных и чрезвычайных обложений в Индиях, чем можно было бы, хотя бы на время, сберечь большую часть наличных денег, посылаемых отечеством, и 14-го минувшего октября мы запросили соответствующие палаты сообщить нам возможно скорее свое мнение по следующим вопросам.

1. К каким мерам следует прибегнуть, если компания сможет удержаться в таком напряженном положении в течение всего 1791 г., не имея новых поступлений, и какими средствами она сможет справиться с этими неприятностями?

2. Можно ли внести какую-нибудь экономию и улучшить финансовое (положение, во всяком случае действуя сначала как здесь, так и в Индиях через разные департаменты, и в особенности до какой степени можно вводить обложения, вроде следующих: налог на занимаемую должность, подушная подать с рабов, налог на наследство по побочной линии, сбор 4 или 2 % в форме безвозмездного дара.

В разных посланиях Совету семнадцати и палатам мы настаивали в особенности на этих пунктах с добавлением некоторых других.

Раньше мы получили ответы от разных палат, но не могли остановиться ни на одном из них, так как некоторые, если не все, дали нам понять, что эти предложения относятся не столько к каждой из палат в отдельности, сколько ко всей компании в целом, и что, с их точки зрения, эти вопросы должны быть изучены и обсуждены Советом семнадцати.

На основе предшествовавшего решения мы послали все полученные ответы Совету семнадцати с просьбой отнестись к ним очень серьезно и обсудить, а затем прислать нам свои соображения и замечания.

Поскольку Совет семнадцати обсуждал эти и другие основные вопросы в декабре прошлого года в Судебной палате в Амстердаме, мы поехали и туда, чтобы поторопить их с вынесением решений и одновременно войти в переговоры по отдельным вопросам с некоторыми из этих господ. Однако мы понимали, что не все средства должны быть использованы сразу, что нужно их разделить, наметив те, которые должны быть проведены сначала, а затем те, которые будут проводиться со временем.

Итак, мы с удовлетворением отметили, что Совет семнадцати принял решение сначала обсудить основные пункты, совпадающие с нашими намерениями и включенные в проект, подготовленный директорами.

Данный Совет не мог ответить на все наши предложения на всех заседаниях, как чрезвычайных, так и обычных, которые закончились в начале этого месяца и возобновятся 5 марта, но мы с удовольствием убедились в том, что он полностью согласен с нами в вопросе о необходимости введения вышеуказанных обложений в Индиях, о чем, не откладывая, направили распоряжение Верховному совету 50.

Хотя установленные в Индиях обложения помогут вначале и даже в течение этого года заметно облегчить вышеупомянутый дефицит и, [80] может быть, даже уменьшат его на значительную сумму, однако, по нашему мнению, и этого будет во всех отношениях недостаточно, чтобы совершенно уничтожить его.

Поэтому мы позволяем себе напомнить еще раз благородным и великим господам о средстве, предложенном в нашем докладе от 8 июля 1790 г., которое было предметом их обсуждения, а именно о гарантии по еще не конвертированным распискам по досрочному займу в соответствии с планом великого пенсионария, представленным в прошлом году.

Хотя мы и понимаем, что введение этого средства вновь обременит финансы страны, мы просим, однако, благородных и великих повелителей учесть:

1) что невозможно найти средства под скромные проценты;

2) что этим путем удалось бы наконец прекратить и заставить забыть столь отвратительное средство, как протягивание руки как бы за подаянием;

3) что бремя этих обязательств будет иметь меньше последствий, чем это казалось вначале, потому что, по всей вероятности, из суммы более 3 млн., которую обещают предоставить, дадут не более половины, так как некоторые из этих неконвертированных расписок подлежат передаче по завещанию третьим лицам или принадлежат лицам несовершеннолетним и подопечным.

Благородные и великие повелители вправе спросить у нас, каким путем восполнить то, что остается? Где найти средства?

Мы осмеливаемся ответить на этот вопрос, что если все средства, в нескольких словах перечисленные в нашем проекте, смогут быть пущены в ход, о чем мы более подробно скажем ниже, то дефицит сам по себе подвергнется значительному сокращению в течение этого года, учитывая, если говорить только об этом, что можно сэкономить аванс на закупаемые по требованиям Индий товары. Эта сумма в расчетном листе значится под рубрикой расходов и выражается в нескольких тоннах золота.

Но, по-видимому, благородные и великие господа зададут вопрос, что делать в том случае, если найдут, что эти средства, которые рассчитаны на длительный срок, вызовут столько непреодолимых трудностей, что их не решатся ввести?

Мы признаем, благородные и великие господа, что в таком случае мы оказались бы в некотором затруднении, но мы осмеливаемся льстить себя надеждой на лучший исход и искренне желаем, чтобы этой надежде сопутствовал успех и чтобы с благословения всевышнего изнемогающая компания смогла, хотя бы в этом году, продержаться без субсидий.

Но затем благородные и великие господа спросят нас, не значит ли это, что дела компании спасены и восстановлены и на будущее время? И сможет ли компания в конце концов удержаться? Есть ли какие-нибудь основания, чтобы утешать себя подобной надеждой, принимая во внимание, что даже в этом году не было других средств для ее спасения, как продажа векселей и чрезвычайные обложения, на что она не сможет рассчитывать в будущем?

Не желая быть виновными перед благородными и великими господами и перед потомством, мы должны ответить, что если невозможно своевременно наметить средства для восстановления, как быстродействующие, так и рассчитанные на долгий срок, если вынуждены будут отказаться от тех мер, которые намечены в проекте, и от других, которые будут изложены позднее, то в таком случае мы не можем больше [81] скрывать от благородных и великих господ нашу справедливую тревогу. Тогда мы будем вынуждены заявить прямо, благородные и великие господа, что нужно позаботиться о мерах, которые могли бы, по возможности, предупредить надвигающиеся бедствия, почти неминуемые при падении компании, и, поскольку это будет в нашей власти, удовлетворить обязательства, взятые щами па основании секретного решения благородных и великих господ от 23 июля.

Хотя мы на один момент осветили положение дел с самой худшей стороны и сообщили о нашей справедливой тревоге, что в конце концов может настать такой грозный момент, однако мы не должны отчаиваться, и следует проверить, с другой стороны, нет ли еще других средств, которые бы позволили в пределах человеческого предвидения ожидать более благоприятного результата.

Остановив наше внимание на вышеуказанном, мы хорошо сделаем, если ограничимся изучением положения здесь, на месте, а затем перейдем к делам Индий, или, иначе говоря, к тому, чтобы найти средства, которые в обоих отношениях могут быть полезными и теперь и впоследствии.

Что касается здешних дел, мы считали должным спросить самих себя:

1. Можно ли прямым введением общей экономии и урезыванием всех излишеств уменьшить расходы компании настолько, чтобы это уменьшение не нанесло ущерба ее реальным интересам и могло достичь такой степени, чтобы в результате оказать выигрышное влияние на все существование компании?

2. Можно ли изменением руководства и методов торговли достичь настолько заметных выгод, чтобы предотвратить или уравновесить потери, от которых компания ежегодно страдает?

Что касается первого пункта, мы не можем не сказать, что после тщательной проверки различных департаментов всей компании в этой стране мы считаем, что вскрыли много фактов в управлении, которые, с нашей точки зрения, могли бы проводиться компанией с большей экономией и с меньшими затруднениями.

Да не подумают, ради бога, что мы хотим этим обвинить членов правления в нарушении своих обязанностей или в небрежении к делу. Но мы считаем, что в данное время управление делами обходится слишком дорого, принимая во внимание ограниченные возможности компании. И по мере того как компания время от времени отставала в своем развитии, нужно было в этой же пропорции вводить значительное сокращение расходов в разных пунктах, не представлявших большой ценности и во времена процветания компании.

Но прежде чем говорить о частностях, мы считаем совершенно необходимым разрешить одно предварительное соображение, которое несомненно возникнет у многих.

А именно, что хотя некоторые пункты экономии, привлекающие наше внимание, при рассмотрении каждого из них в отдельности могут показаться малозначащими, а следовательно, недостаточными для удовлетворения поставленной цели, однако, все вместе взятые, они весьма значительны по размеру.

Но обратимся к фактам.

Во-первых, мы обратили внимание на обременительное количество приглашаемых для временных работ служащих в различных департаментах, как-то: шкиперов на габаре, ремесленников, бондарей как в котельных, так и в арсеналах и в винных складах, среди них, без сомнения, много таких, без которых можно обойтись. [82]

Во-вторых, заслуживает специального внимания количество рабочих, обычно используемых во всяких мастерских и на канатном производстве.

Мы признаем, что сооружение и ремонт кораблей компании, фрахт и разгрузка товаров, убой скота, засол мяса и свиного сала, изготовление тары — одним словом, все хозяйство требует много людей, но мы не сомневаемся в том, что можно с меньшим количеством затрат исполнять некоторые из этих работ.

В-третьих, наше внимание привлекло количество директоров и служащих высшего и низшего рангов, только на жалованье которым Палата Амстердама затрачивает ежегодно более 140 000 фл.

Бесспорно, нельзя обойтись без многих из этих служащих до тех пор, пока управление делами остается в теперешнем положении, но, может быть, можно сократить жалованье многим из них в период их командировок, принимая во внимание, что многие из лих получают очень большое жалованье, или даже урезать кое-какие посты, последние обладатели которых умерли или подали в отставку, и уже сейчас сократить количество директоров, которых теперь во всех палатах 75 человек.

Мы, конечно, предвидим, благородные и великие господа, что вначале по этому предложению будут высказаны важные возражения, но, поскольку срочные нужды компании требуют принятия чрезвычайных мер, мы ждем, что регентства соответствующих городов, в особенности тех, где имеются палаты, проявят свое сердечное отношение и щедрость и выразят желание ради общественных интересов пожертвовать своими личными благами, тем более, если учтут, что подобные жертвы являются верным средством, чтобы побудить служащих компании в Индиях с большей сознательностью отнестись к возложенным на них тяготам.

В-четвертых, мы не забыли о частых я дорогостоящих комиссиях в Гааге и о содержании имеющегося там помещения. Мы уверены, что если бы можно было урезать эти расходы, отказаться от этого помещения со всеми вытекающими отсюда издержками, то можно было бы ежегодно экономить значительные суммы денег.

Поскольку мы уже заметили, что эти комиссии начались с 1641 г. и что до того времени не меньше принимали к сердцу интересы компании, чем сейчас, то стоит труда, с нашей точки зрения, решить, не нужно ли преобразовать эти комиссии, если сочтут их вообще необходимыми, так, чтобы это стоило не так дорого.

И хотя высокие присяжные участники Палаты Амстердама уже вносили по этому поводу предложения великому пенсионарию в 1786г., мы тем не менее считаем возможным вновь поднять и этот вопрос.

В-пятых, мы остановили также наше внимание на количестве принадлежащих соответствующим палатам яхт, издержки на содержание которых также составляют значительную ежегодную сумму.

Поскольку необходимость сохранения их зависит от большего или меньшего количества их выездов, то возникает вопрос, нельзя ли будет обойтись без входа и выхода на рейд в Тесселе и Хелевуте уходящих и прибывающих кораблей (за исключением чрезвычайных случаев) и нельзя ли работу, которой занимается там комитет директоров, передать во всяком случае одному или двум присяжным уполномоченным, представляющим компанию на месте. Принимая во внимание, что хорошо известно, с каким вниманием директора выполняют поручения, и что, независимо от их благих намерений предупреждать всякие непорядки, мошенническую торговлю и другие нарушения, запрещенные [83] товары ввозятся и вывозятся на лихтерах и кагах 51 даже после того, как корабли вышли за пределы порта, мы решили заняться введением в это дело необходимой реформы.

Также заслуживает внимательного изучения вопрос о том, нужно ли, чтобы директора других палат присутствовали при торгах, и нельзя ли впредь передать эти дела местным директорам, так как нельзя предположить, чтобы из-за чрезмерного усердия к делам своего города они могли пренебречь интересами компании, с которой связаны присягой.

Если бы можно было в дальнейшем отменить оба эти вида поручений, мы уверены, что можно было бы сократить количество яхт и что как этим, так и экономией на суточных и на чрезвычайных командировках сберегут ежегодно несколько тысяч флоринов.

В-шестых, заслуживает особого внимания система раздачи пряностей и сахара директорам и многим другим служащим разных чинов, не имеющим никакого отношения к компании.

Мы далеки от желания лишить этого рода вознаграждений тех, кто их сейчас получает, но не видим никакого смысла распространять эту систему и на преемников и считаем своевременным уже теперь сохранить это право только в качестве особой награды.

На первый взгляд может показаться, что все это имеет малое значение, но мы уверены, что не ошибемся, если оценим все эти расходы более чем в 50 000 фл. в год.

Мы желали бы, благородные и высокие господа, чтобы директора подошли к рассмотрению предложенных пунктов с той же точки зрения, что и мы, но, к нашему сожалению, мы убедились в том, что большинство этих пунктов (как, например, сокращение числа яхт и служащих как количественное, так и в смысле заработной платы) было полностью отвергнуто на заседании Совета семнадцати, и в особенности палатами (точка зрения Зееланда, в частности, не была запрошена), или что выгоды от экономии, вытекающие из других предложенных нами пунктов, настолько выхолощены, что это даже вызвало опасение того, что если комитеты, поддерживаемые властью высоких комитетов, не примут никаких мер, необходимых в данном тяжелом положении компании, то пропадет возможность достигнуть желаемой цели — спасти компанию этими средствами или частью их.

В-седьмых, стоит труда серьезно изучить вопрос, не будет ли более выгодно вести мореходство частично на зафрахтованных, а не на собственных кораблях компании, поскольку это позволят интересы городов. Мы познакомились с точными расчетами, показывающими преимущества первого способа. Но поскольку можно привести важное возражение по этому поводу, а именно, что в таком случае во время войны компания всегда будет зависеть от воли владельца корабля, мы не смеем окончательно решить этот пункт, тем более что мы опасаемся, что города, имеющие верфи, вполне обоснованно будут возражать против этого. Это является причиной того, что мы представляем мореплавание на зафрахтованных кораблях лишь как частичную меру.

В-восьмых, мы считаем, что нужно будет подвергнуть изучению вопрос о том, нельзя ли в связи с этим внести какое-нибудь улучшение в сооружение и оснащение кораблей, чтобы управляться на них с меньшим количеством людей, чем на кораблях частных владельцев. Следует также, быть может, сделать точный расчет или проект нагрузки корабля в соответствии с его водоизмещением, поскольку в Индиях очень часто жалуются на недогрузку кораблей.

Нам также казалось бы, что нужно соблюдать равную [84] бережливость к имуществу корабля. Мы обратили внимание на то, что во всех палатах не проявляют достаточной бережливости и экономии, в особенности к важнейшему имуществу корабля, как паруса, канаты и проч.

В-девятых, стоит труда обратить внимание на то, нельзя ли совершать рейсы быстрее, чем теперь, тем более что ученый — лектор Амстердама — Ньюлэнд, изучив факты, опубликованные в двух английских газетах с приложением к ним морских карт, заключил, что их корабли проходят путь в Восточные Индии значительно быстрее, чем корабли Голландии. Может быть, между прочим, следует подумать о медной обшивке кораблей, если не будет других замечаний.

В-десятых, нас информировали, что, по мнению некоторых, можно было бы ввести значительную экономию в выплате премий возвращающимся из колоний служащим, хотя, по мнению других, это сокращение может обернуться плохо.

В-одиннадцатых, нужно в будущем (поскольку это неотъемлемо связано с тем, что было сказано выше) внимательно присматривать за так называемыми свободными грузами (речь идет о необходимых вещах, которые разрешается везти с собой для личных нужд) и установить нормы, не допуская в этом вопросе никакого потворства.

В-двенадцатых, очень много выиграли бы, если бы продали большую часть пакетботов, которыми пользовались несколько лет, доведя их число до десяти, и которых в прошлые времена не было совсем. Но нужно сократить их число до такого количества, которое в состоянии удовлетворить ускоренную связь в дальнейшем.

В-тринадцатых, наше внимание особенно было устремлено на поразительную разницу, замеченную нами в различных палатах, в покупных ценах и сделках на приобретение большей части необходимого имущества, заказанного для Индии, с одной стороны, и для местных надобностей — с другой.

Мы злоупотребим вашим высоким вниманием, благородные и высокие господа, если будем перечислять в подробностях все эти столь различные пункты. Достаточно будет сказать в общем, что мы изучили с величайшей тщательностью список покупок и сделок, проведенных всеми палатами в 1788 и 1789 гг., и что они доказали нам ясно как день, что покупали и приобретали в том же месяце то же имущество и те же товары с неслыханной разницей в ценах, на некоторые предметы в 10, 20, 30, 60 и больше процентов.

Мы не преминули высказать наше изумление господам членам Комитета директоров и не скроем, что приведенные ими причины совершенно не могли нас удовлетворить и мы не могли с ними согласиться. Мы охотно допускаем, что есть такие предметы, которые в одном городе могут продаваться дешевле, чем в другом, и что иногда разница может быть от 10 до 20 %, но чтобы все это выражалось в такой чрезмерной сумме и чтобы по этому поводу не были приняты меры, учитывая последние решения о спасении компании, этого, нужно сознаться, мы никак постигнуть не можем.

Правда, благородные и высокие господа, для того чтобы исправить такое положение вещей, нужно будет отказаться от многих поставщиков и их поставок в разных городах, но мы думаем, что такие аргументы ни в коем случае не снимают с директоров обязанности заботиться о том, чтобы впредь распределение закупки товаров для отправки в Индии было поручено одной или нескольким палатам, которые обяжутся доставить эти товары по самой низкой цене и лучшего качества. Из покупных цен в местах, где происходит покупка по более [85] высоким ценам, будет разрешено вычитать стоимость перевозки и другие расходы, которые пришлось сделать для доставки этих товаров из других мест, где они были куплены по более низким ценам. Мы считаем, что, для того чтобы раз и навсегда покончить со столь явными излишествами, нужно очень осторожно относиться к проведению указанных мероприятий.

Нужно будет уравнять интересы всех городов, не давая им выходить за дозволенные границы, и ввести единообразие, в противном случае дела будут все более ухудшаться, пока в конце концов не докатятся до катастрофы.

Наконец, в заключение мы не можем не сообщить вам, благородные и высокие господа, что к числу вопросов, заслуживающих самого пристального внимания, относится вопрос о посылке в Индии товаров за счет компании.

Всем известно, что ежегодно из Индий направляют сюда петицию, которая представляет собою список, или счет, всего имущества или товаров, без которых не может обойтись Верховный совет как для ведения торговли, так и для нужд всех факторий и которые он просит переслать в Индии. В списке указаны цены, по которым эти товары были доставлены, обменены или проданы в прошлом году, и указаны товары, которые остались непроданными и которые принято называть остатками.

Нет необходимости доказывать вам, благородные и высокие господа, вы сами уже чувствуете это из того, что было сказано выше по вопросу об огромной разнице в покупных ценах на эти товары в указанных провинциях, что такая постановка дела приносит компании только вред. И не потому только, что многие вещи покупают по чрезмерно высоким ценам и выше их стоимости и продают их с убытком или с незначительной прибылью (которая, если вычесть из нее стоимость доставки и риск, превращается, по существу, в убыток), но также и потому, что многое остается в Индии на долгие годы за отсутствием сбыта и за это время подвергается порче на складах компании, тогда как на его покупку затрачены огромные суммы, которые не приносят никаких выгод и причиняют неисчислимые убытки.

Внимательный взгляд на этот недостаток (и это является вторым основным пунктом, а именно необходимость изменения методов руководства и торговли, что, как это было отмечено нами выше, заслуживает особого внимания в этой стране) уже заставил призадуматься над этим интересным вопросом одного высокого участника и уполномоченного компании и представить по этому поводу подробную, хорошо обоснованную памятную записку, которая уже несколько времени тому назад была нам вручена от имени высоких присяжных участников.

Сразу же после изучения этого документа мы попросили автора дать нам некоторые дальнейшие разъяснения. Этот документ показался нам настолько интересным и важным, что мы сочли нужным передать его Совету семнадцати, чтобы учесть его замечания и соображения.

Мы слишком отдалились бы в сторону, если бы подробно остановились здесь на содержании этого документа.

Однако, для того чтобы иметь представление о содержании этого документа, достаточно, благородные и высокие господа, сказать вам одним словом, что солидное содержание этого документа и основная цель его осведомленного автора направлены на то, чтобы достичь полного изменения в методах отправки товаров, отвозить их за счет [86] компании, а затем оставлять и уступать частным лицам, так, чтобы они отвозили в Индии вещи, в которых там нуждаются, и товары, приобретенные за свой собственный счет и риск, на кораблях компании, под контролем директоров и под условием оплаты таможенной и отпускной пошлин, и продавали бы их с аукциона или другим способом там или здесь. С одной стороны, мы не можем не признаться в там, что нашли в этой памятной записке очень важные соображения и мысли, проведение в жизнь которых несомненно предупредит во многих отношениях вред и огромные потери для компании в настоящее время и, самое главное, приведет к той выгоде, что поможет ей поддержать свои дела с гораздо меньшим количеством наличных денег. Но, с другой стороны, мы не хотим скрывать от вас, благородные и высокие господа, что по этим вопросам поступили не менее важные возражения.

Мы действовали бы слишком смело, если бы предвосхитили соображения и взгляды Совета семнадцати, но, поскольку мы получили сообщение, что в марте он примет окончательное решение по этому важному вопросу, мы не будем сейчас останавливаться на этом предмете, а с нетерпением будем ждать результатов этого обсуждения.

А пока мы хотим, чтобы вы, благородные и высокие господа, знали, что мы имеем все основания надеяться на то, что этот Совет будет обсуждать и примет окончательное решение по многим из тех пунктов, которые представлены нашему вниманию и которые мы коротко набросали.

И действительно, набросок деятельности Совета, о котором мы говорили выше, снимает с нас всякое беспокойство по этому поводу.

Поскольку мы в немногих словах обрисовали состояние компании с точки зрения того, какие реформы потребуется провести в провинциях, и говорили о пунктах, которые привлекли к себе больше всего наше внимание, вы, благородные и высокие господа, конечно, захотите более подробно ознакомиться с положением дел в Индиях.

Мы не можем не признать, что после внимательного изучения этой проблемы нас охватило чрезвычайное волнение, и мы не можем без страха думать о ней.

Если мы окинем взглядом основные владения и фактории и обратим внимание на положение торговли внутри страны, на чрезвычайное увеличение налогов, на постоянную нужду в наличных деньгах, на массу циркулирующих в стране бумажных денег, на безмерную алчность и вероломство некоторых сотрудников компании, на нелегальную торговлю иностранных государств, извлекающих из нее прибыли, на недобросовестность князей, с которыми компания связана конвенциями, на слабость и снисходительность Верховного совета, на чрезмерную роскошь Военного департамента и всего, что требуется для обеспечения безопасности, — одним словом, на все вместе, можно упасть духом, не будь там членов управления, которые постарались обратить свое внимание на все эти вопросы и предложить такие средства, которые, по их мнению, сейчас еще могут предупредить полное крушение компании и, поскольку возможно, излечить ее от застарелой болезни или, по меньшей мере, предотвратить ее развитие.

Но прежде чем говорить об этом особо, мы считаем необходимым дать вам, благородные и высокие господа, представление о том, какова задолженность торговых контор в Индиях, чтобы вы, благородные и высокие господа, могли составить себе полный отчет в том, насколько трудно и почти невыполнимо сбалансировать в ближайшем будущем доходы с обязательствами и предотвратить растущие из года в год убытки.[87]

Изучая один из расчетов, взятых из книг компании, мы убедились, что за последние 5 лет обязательства превысили доходы на 5 млн. фл.

Если к тому же учесть, что эти обязательства с давших времен возросли настолько, что бывшие генерал-губернаторы Имхофф, Моссел и ван де Парра предсказывали уже в свое время, что придет день, когда компания не выдержит тяжести индийских обязательств, и что эти обязательства с того времени, и в особенности за последние годы, чрезмерно увеличились, остается только задать себе вопрос, что является причиной упадка компании, с какими трудностями и даже невозможностью придется еще столкнуться, чтобы излечить радикально такую застарелую болезнь.

Но, как мы уже говорили, основные члены руководства приступили уже к излечению этой болезни и вручили Совету семнадцати не одну подробную памятную записку, в которых они рекомендуют несколько, с их точки зрения, очень целительных средств.

Первая памятная записка по поводу управления и обязательств мыса Доброй Надежды, которые выросли за последние годы настолько, что если раньше, за период между 1757 и 1777 гг., они достигали немногим более 400 000 фл. в год, то в 1787 г. эти обязательства достигли суммы в 1 500 000 фл.

После очень внимательного изучения этой памятной записки, учитывая важность дела, мы имели несколько совещаний с Комитетом господ директоров и с удовлетворением отметили, что на чрезвычайной сессии Совета семнадцати, созванной с этой целью то нашему требованию, были не только приняты основные предложения о временной реформе, но что предварительно было отправлено предписание, составленное в самых серьезных и энергичных выражениях, как Верховному совету Индий, так и правительству Капской колонии возможно быстрее выполнить эти предложения.

Принимая во внимание большое количество обнаруженных нами недостатков в управлении, роскоши и излишеств во всем, мы поставили на рассмотрение данного Совета предложение отозвать для представления объяснений губернатора лично, на что Совет согласился и тут же, не откладывая дела, сообщил это предварительное решение его высочеству как первому директору. Однако отозвание было проведено таким образом, чтобы не дать повода кому-нибудь думать о преждевременном осуждении губернатора, поскольку все было направлено на то, чтобы не нанести ущерба его репутации.

Затем этот Совет семнадцати уже в его отсутствие поручил управление делами second Rhenius (Второму директору (лат.)) совместно с имеющимся там Советом.

Мы надеемся на то, что наш доклад получит высокое одобрение благородных и высоких господ, и это тем более придает нам смелость уверить вас в том, что если посланные приказы будут выполнены как положено, то будет достигнуто не только значительное сокращение расходов по Капской колонии на несколько сот тысяч флоринов, но компания найдет в этом даже двойную выгоду.

Поскольку этими распоряжениями был отдан приказ правительству Капской колонии отправить в Батавию и на Восточное побережье Индий находящийся в его гарнизоне Вюртембергский полк, который, не считая артиллерии, остающейся на Капе, имеет около 1800 солдат, это заметно уменьшит расходы на содержание милиции, которые за последнее время во многом способствовали увеличению ежегодных обязательств. Одновременно уже в этом году достигнут того, что корабли [88] в 140 —150 футов, уходящие отсюда, не будут заняты перевозкой войск и можно будет их использовать для погрузки данного полка в Капе и таким способом сократить расходы на снабжение продовольствием кораблей, давая им продукты только на полдороги. К этому прибавится экономия на жалованье людям, которые обычно уезжают отсюда.

Что касается второй памятной записки, о которой мы упоминали выше, она содержит доклад о некоторых реформах, которые можно и нужно будет, по мнению авторов, провести не только в области управления и экономии, но и в торговле.

В основном они направлены на то, чтобы:

1. Ограничиться торговлей за счет компании лангустами, тонкими пряностями, перцем, медью в брусках из Японии, оловом и сахаром в таком количестве, которое требуется для Европы и Японии.

2. Отказаться от ведения внутренней торговли в странах на запад от Индии, предоставив ее служащим компании и второстепенным лицам при условии оплаты вывозных пошлин.

3. Упразднить там разные торговые фактории и сократить количество других учреждений, превратив эти фактории в места постоянного жительства.

4. Сократить обязательства и количество служащих на побережье Малабара и в Бенгале.

5. Оставить только две торговые фактории в Короманделе: одну на севере, другую на юге.

6. Отменить на западном побережье Суматры всякие перевозки, которые всегда приносили больше убытков, чем прибыли, и открыть там торговлю для служащих и второстепенных лиц.

7. Сократить расходы по Цейлону как путем уменьшения военных сил, так и другими средствами и по возможности поддержать там возделывание риса.

8. Допустить частных лиц к мореплаванию и торговле в Бенгалии и на Короманделе под руководством компании, при условии выплаты вывозных пошлин.

9. Действенно поощрять, даже за счет компании, возделывание риса на Восточном побережье Индий, и в частности в Амбоине и на Банде, чтобы этим предотвратить практикуемый крупными кораблями большой ввоз риса, открывающий возможность запрещенной законом торговли на Молуккских о-вах и на о-вах Пряностей.

10. Упразднить в Восточных владениях разные мелкие торговые фактории, которые содержатся только для того, чтобы предупредить учреждение факторий другими.

11. Осуществить план торговли с Малаккой, подготовленный бывшим губернатором Брейюном 52.

12. Упразднить ежемесячное выплачивание управляющим и служащим компании паев, известных под названием “выкупа”, заменив их денежным эквивалентом, за исключением, однако, риса в тех местах, где рис не выращивается, а для моряков — мяса и свиного сала, а также крепких напитков и вина в Капской колонии.

13. Упразднить доставку разных вещей, необходимых для торговых контор и управлений, предоставляя им для этих целей определенную сумму один раз в год.

14. Разрешить посылку этих необходимых вещей на кораблях компании не только офицерам морской службы, но также и частным лицам при условии уплаты ими стоимости провоза, оставив за компанией исключительное право на посылку мануфактуры, необходимой для торговли с Китаем и Японией, и на посылку военного обмундирования. [89]

15.Уменьшить, насколько возможно, хранение остатков как в столице, так и в других местах, например на сахарном складе, упразднив торговлю сахаром на Западе, что в то же время даст значительную экономию на складах корабельного оборудования.

16. Провести большое сокращение в ремесленных мастерских и передать работы по строительству для компании тем, кто возьмется произвести их по самой низкой цене.

17. Заключить в Батавии другие соглашения по продаже лангустов.

18. Повысить доход компании введением налога на занимаемые должности и на наследство по боковой линии.

И наконец, 19. Послать в Индии облеченную правами чрезвычайную комиссию для искоренения правонарушений и злоупотреблений и проведения необходимых реформ.

Вслед за этой памятной запиской последовала позднейшая, дополнительная записка, снабженная значительным количеством документов и подробных доказательств того, что материал, изложенный в первой, опирается на основу, солидность которой не подлежит сомнению.

Поскольку эти два документа были поставлены на обсуждение Совета семнадцати и заслуживают зрелого размышления, то прежде чем высказать нашу точку зрения, мы хотим дождаться результатов этого обсуждения.

Но мы позволим себе уведомить вас, благородные и высокие господа, что последний пункт, а именно о посылке чрезвычайной комиссии в Индии, по характеру своему таков, кто, нам кажется, не следовало бы его очень рекомендовать и слишком рано осуществлять, чтобы придать должный вес уже намеченным мероприятиям и для действенного введения уже решенных налогов.

А поскольку мы познакомились с положением дел на мысе Доброй Надежды, мы считаем, что нужно было бы послать и туда такую же комиссию в составе одного или нескольких уполномоченных, чтобы от имени правления компании навести там порядок в некоторых вопросах и пресечь, поскольку возможно и наилучшим образом, дух несправедливого пристрастия, очень высоко развитый среди жителей.

Все эти причины, высказанные нами Совету семнадцати, произвели такое сильное впечатление, что он, не откладывая, принял плодотворное решение, согласованное с нами, попросив Судебную палату во время каникул Совета семнадцати подготовить и направить необходимые инструкции уполномоченным, выбор и назначение которых будут согласованы с его высочеством, чтобы представить их на утверждение на первом же заседании и положить этим начало работ указанной комиссии.

По ряду причин мы сочли нужным, чтобы к назначенным здесь уполномоченным добавить несколько членов Верховного совета, в частности тех, которые по своему высокому рангу и большому влиянию смогут придать наибольший вес и блеск этой комиссии.

Совет семнадцати не только одобрил эти соображения, но и уже обратил внимание на кандидатуру теперешнего губернатора и генерального директора компании. Таким образом, этот пункт будет окончательно решен после того, как будет выяснен вопрос о рангах, которые будут присвоены уполномоченным.

Но так как, по нашему мнению, столь важная комиссия должна будет выехать отсюда благопристойно, с соответствующими почестями и пышностью, нужно провести подготовку для снаряжения маленькой [90] эскадры военных кораблей и в связи с этим просить е. с-во верховного адмирала сделать необходимые распоряжения, чтобы в начале будущей весны эта эскадра могла тронуться в путь и одновременно заменить находящуюся в Индиях эскадру, которая должна вернуться в 1792 г.

Рассмотрение вышеназванной записки займет значительную часть времени Совета семнадцати на предстоящей сессии, и мы выражаем пожелание, благородные и высокие господа, чтобы члены прониклись важностью последствий ее решений, которые должны помочь не только сохранению компании на некоторое время, но и возвращению ее к такому состоянию, чтобы она смогла стать опорой и спасением республики.

Особенно большое удовольствие доставит нам возможность представить вам, благородные и высокие господа, благоприятный доклад после окончания работ Совета семнадцати.

Можно было бы, благородные и высокие господа, закончить на этом наш предварительный доклад, если бы мы не сочли необходимым обратить ваше внимание на мелкие подробности нескольких особых операций, которые мы не могли, не внося путаницы, изложить выше и которые, однако, заслуживают внимания.

Во-первых, сосредоточив наше внимание на решениях великого пенсионария от 14 мая 1790 г., и особенно на выполнении первых 5 статей, мы имели неоднократные беседы по этому поводу с Комитетом директоров и пришли к соглашению о том, что ввиду представившихся трудностей в проверке расчетов, которые нелегко будет преодолеть до получения общей картины о состоянии взаимного кредита и дебета соответствующих палат, будет приказано всем главным бухгалтерам совместно подготовить роспись расчетов и представить ее на рассмотрение и утверждение Совета семнадцати.

Мы просили вышеназванных директоров начать эту работу самым серьезным образом и возможно быстрее и представить нам точный отчет о состоянии финансовых расчетов между палатами Голландии и Зееланда, доведя его до такой степени ясности и четкости, чтобы в будущем эти две провинции не имели больше разногласий ни по этому пункту, ни по расчетам.

Мы выражаем надежду, что на следующей сессии Совета семнадцати наше пожелание будет удовлетворено.

Во-вторых, учитывая, что Палата Зееланда, имеющая задолженность в посылке наличных денег в Индии и по другим статьям, будет нуждаться в значительной сумме денег, мы решили серьезно обсудить этот вопросе господами членами провинциального комитета Зееланда, прося их взять на себя обязательство возможно быстрее возместить этот долг, а Палату Зееланда учесть, что, поскольку на основании вышеуказанного решения великого пенсионария от 14 мая она получила уже значительную поддержку, она не сможет ничего больше просить от Палаты Голландии.

Мы с удовлетворением заранее уведомляем вас, благородные и высокие господа, что эти соображения и настояния возымели желаемое действие и что благодаря ходатайствам и сотрудничеству вышеназванного комитета и соответствующих господ коммитентов, по всей вероятности, вскоре будет разрешено директорам Палаты Мидделбурга выпустить под их гарантией заем на 30 или 35 т золота в форме лотереи, по типу лотереи голландских палат. Эти средства, так же как и те, которые Палата Зееланда ожидает от Штатов этой провинции в форме 4-процентного займа, позволят ей выплатить если не полностью, то по крайней мере в большей части ее задолженность. [91]

В-третьих, мы неоднократно советовались с директорами, ведающими торговлей с Китаем, о количестве кораблей, которые будут оснащены в 1791 г. для отправки в Китай.

Не скроем, мы считали раньше, что в связи с огромным количеством чая, привозимым в Европу различными компаниями других государств, с целью соблюдения всей возможной экономии нужно будет послать только 1 корабль в Кантон. Но как только мы узнали о существующем в верхах намерении вообще запретить ввоз иностранного чая в эту страну 53 и предоставить это право только кораблям компании, мы отказались от этого мнения и приняли план комиссии по торговле с Китаем — снарядить 2 корабля, тем более что нам сообщили по секрету, что в течение этого года компании севера тоже отправят меньшее количество кораблей, что Америка уже удовлетворена по горло и что запасы чая на складах компании, о чем мы получили точную справку, далеко не достаточны ни для потребления внутри страны, ни для обычной продажи за пределами страны. Ввоз был запрещен. В связи с этим мы умоляем вас, благородные и высокие господа, приложить наибольшие усилия, поскольку ваше вмешательство может много содействовать коренным интересам компании.

В-четвертых, мы считали должным дать членам дирекции совет внести изменение в организацию торгов, которое, по нашему мнению, будет полезно компании.

Уже с давних пор прибывающие обратным рейсом товары продаются с аукциона и тем, кто дает более высокую цену. Следуя этими путями, хозяевами положения становятся посредники: они определяют стоимость и назначают цены и привыкли комбинировать различные распоряжения, исходящие от купцов, прикидывать между собой цены, в результате чего эти цены никогда не подымаются выше того уровня, который желателен посредникам.

Опытные люди высказывали свои соображения по этому поводу уже много лет тому назад, и даже директора неоднократно соглашались с необходимостью внести изменения в этот порядок торгов. Но, несмотря на несколько благотворных решений, принятых по этому вопросу Советом семнадцати, все осталось по-прежнему.

Мы попытались выяснить причину этого, и нам стало совершенно ясно, что это нельзя объяснять только влиянием посредников и других лиц, которые всегда очень рьяно возражали против внесения каких-либо изменений.

Учитывая это, мы поставили перед членами дирекции вопрос о том, не лучше ли заменить продажу с аукциона продажей со скидкой первому заказчику, сделавшему заявку, после того, конечно, как знающие люди предварительно произведут оценку товара и с тем чтобы продажа не происходила ниже этой оценки.

Сперва директора столкнулись с большим противодействием, доходившим до того, что главные посредники и купцы стали распространять исподтишка слухи о том, что они откажутся предлагать продаваемые таким путем товары.

Но мы просили директоров не падать духом и не обращать внимания на эти угрозы. Результаты такой тактики полностью удовлетворили и даже превзошли наши ожидания, поскольку осенние торги принесли на 400 или на 500 тысяч флоринов больше, чем рассчитывали. Этот способ дал возможность вскрыть существование убыточных для компании контрактов, заключенных несколькими посредниками с купцами, каковым контрактам мы рассчитываем со временем положить конец. [92]

Правда, и мы не хотим скрывать этого от вас, благородные и высокие господа, нас неоднократно уведомляли о том, что более высокая стоимость достигнута не новым порядком торгов, а является следствием неправильной оценки и других случайных обстоятельств. Но и мы в свою очередь спрашиваем, как же это можно согласовать с сильным противодействием этой реформе? Не дает ли это право подозревать обратное? Не доказывает ли это, что тайные планы посредников и других на деле были разоблачены и что мы действительно достигли намеченной цели?

В-пятых, вскоре после того, как на нас было возложено это поручение, мы поняли, что, независимо от нашей веры в способности директоров, и в особенности тех, которые зарекомендовали себя своим служением обществу, осторожность требовала от нас доверяться не только им, но и прислушиваться к советам других, и в особенности тех, кто ранее доказал знание этого дела.

Исходя из этого, мы остановили свой выбор между другими на г-не Фредерике-Виллеме Бурсе, который в качестве первого адвоката преданно служил компании много лет подряд, приобретя репутацию знающего и способного руководителя.

После разговоров с ним и договоренности о том, каким образом и на какой основе он будет помогать нам своими советами, мы просили его высочество в качестве первого директора силой своего влияния назначить вышеназванному адвокату Бурсу вознаграждение в 2500 фл. в год из средств компании на весь промежуток времени, пока мы будем иметь честь нести наши полномочия.

Благодаря тому что все соответствующие палаты согласились с этими предложениями, вышеназванный господин Бурс взял на себя обязанность в качестве адвоката-консультанта давать свои советы господам членам комитетов обеих провинций согласно своим знаниям и опыту по всем вопросам, которые они сочтут нужными.

И наконец, в заключение мы единогласно с господами членами Комитета провинции Зееландии сочли нужным в силу занятости, связанной с нашими полномочиями, избрать одного человека, способного выполнять обязанность секретаря. И так как мы считали, что для этой цели лучше всего подойдет кто-нибудь из служащих компании, кто не только обладает знаниями дел компании, но и по своему служебному положению имеет доступ к книгам и реестрам, мы назначили для выполнения этих обязанностей клерка секретариата Виллема Абельвена.

Мы льстим себя надеждой, что вы, благородные и высокие господа, согласитесь с этими назначениями, а также разрешите назначить названному Абельвену, на две трети оплачиваемому кассой этой провинции, ежегодное или поденное вознаграждение, какое найдет нужным комитет.

После того как мы представили, благородные и высокие господа, короткий, но полный отчет о нашей деятельности, о действительном положении дел компании, предложили средства, которые, по нашему мнению, помогут ее восстановлению, часть которых уже, быть может, утверждена Советом семнадцати, а другие, главнейшие, до сих пор еще находятся в процессе обсуждения, мы осмеливаемся надеяться, что вы, благородные и великие повелители, убедитесь в том, что мы — пока частично и насколько это зависело от нас — старались удовлетворить ваши требования.

Мы надеемся, что сможем удовлетворить их полностью сразу по окончании работ первой сессии Совета семнадцати. Мы говорим [93] полностью, потому что тогда настанет время обоснованно судить о том, сможет ли компания, насколько в человеческих силах предвидеть это заранее, удержаться и уберечься от краха.

Заканчивая наш доклад, мы просим вас, благородные и высокие господа, разрешить нам еще раз обратиться к вам с просьбой сохранить и обеспечить секретность основных пунктов, в особенности тех, которые имеют прямое отношение к улучшению положения в Индиях, так как от этого зависит все дальнейшее.

Молим господа бога о ниспослании своего благословения великим и могущественным господам, дабы их дела на благо отечества увенчались успехом, и имеем честь оставаться, благородные, великие и могущественные господа, вашими покорнейшими слугами.

Члены комитета по делам Ост-Индской компании,

подписи:

Г. Г. Д. ван дер Дус ван Ноордвайк

П. X. ван де Валл

И. Рендорп

Хендрик ван Страален Из.

Гаага, 21 января 1791 г.

Помета на л. 115 об.: К письму г. Колычева под № 53 —1791(См. док. № 39.).

АВПР, ф. Снош. Рос. с Гол., оп. 50/6, д. 344, лл. 83—114. Копия на франц. яз.


Комментарии

50. Верховный совет — голландская администрация в Ост-Индии.

51. Лихтер и ката — голландские речные суда.

52. Голландский губернатор Малакки П. Г. Брейюн в 1785 г. подал правлению Ост-Индской кампании меморандум о мерах по оживлению малаккской торговли, пришедшей в упадок в конце XVIII в. вследствие конкуренции англичан и борьбы малайских и суматранских княжеств против голландской политики торговой монополии.

53. Имеется в виду ввоз чая в Голландию.

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2023  All Rights Reserved.