Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИЗ ИСТОРИИ НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ БОРЬБЫ ИНДОНЕЗИЙСКОГО НАРОДА

(20-е — 70-е годы XIX в.)

В известном труде «Критические заметки по национальному вопросу» В. И. Ленин писал: «Развивающийся капитализм знает две исторические тенденции в национальном вопросе. Первая: пробуждение национальной жизни и национальных движений, борьба против всякого национального гнета, создание национальных государств. Вторая: развитие и учащение всяческих сношений между нациями, ломка национальных перегородок, создание интернационального единства капитала, экономической жизни вообще, политики, науки и т. д.

Обе тенденции суть мировой закон капитализма. Первая преобладает в начале его развития, вторая характеризует зрелый и идущий к своему превращению в социалистическое общество капитализм» 1.

Всестороннее изучение и анализ этих тенденций на конкретном историческом материале является одной из важнейших задач советской исторической науки. Наши историки создали немало серьезных монографий о развитии национального вопроса в Европе в период капитализма. Хуже обстоит дело с изучением национальных движений на Востоке. Особенно это относится к Индонезии, Таиланду и Вьетнаму. Поскольку подобное положение объясняется в значительной степени узким кругом источников и литературы, то, естественно, большую ценность приобретает каждый новый документ, рассказывающий о славных страницах борьбы восточноазиатских народов против иностранных захватчиков за свободу и независимость своей родины.

Ниже впервые публикуются документы о национально-освободительное движении в Индонезии, представляющие собой донесения русских посланников в Нидерландах (владевших тогда Индонезией) в Министерство иностранных дел.

Как известно, царская Россия не преследовала каких-либо захватнических целей v. Индонезии. Между двумя странами не существовало и прямых торговых связей. Эти обстоятельства придавали беспристрастность и достоверность информации о положении дел в Индонезии, сообщаемой русскими посланниками. В своих донесениях они приводили немало фактов об экономических и социальных условиях на Яве, Борнео и Суматре, о жестоком угнетении местного населения голландскими колонизаторами, о национально-освободительной борьбе индонезийского народа, продолжавшейся в течение всего XIX в., о методах колониальной политики голландской буржуазии. Источником сведений для русских дипломатов по упомянутым вопросам служили официальные сообщения с Явы, беседы с королем и государственными деятелями Нидерландов, дебаты в Генеральных штатах.

Необходимо остановиться на некоторых особенностях публикуемых документов. Прежде всего следует отметить, что их авторами были царские чиновники-крепостники, которые, конечно, не могли сочувствовать национально-освободительному движению. [97]

Другой особенностью публикуемых документов является то, что в них приводятся без особых подробностей сведения только о главных событиях в Индонезии.

Сказанное отнюдь не умаляет значения публикуемых документов как важного источника по истории национально-освободительного движения в Индонезии. Однако для лучшего их понимания необходимо хотя бы вкратце остановиться на основных чертах исторического развития Индонезии в этот период.

Индонезийский архипелаг, являвшийся главным поставщиком пряностей на азиатские и европейские рынки, издавна привлекал к себе внимание Англии и Голландии. Уже в начале XVII в. на Яве появились первые фактории этих государств. В дальнейшем Яву и прилегающие острова захватили голландцы. Нидерландская Ост-Индская компания, методы которой, по выражению К. Маркса, представляли «...бесподобную картину предательств, подкупов, убийств и подлостей» 2, хищнически эксплуатировала индонезийцев, заставляя их силой возделывать культуры (кофе, сахарный тростник, гвоздику), которые пользовались большим спросом в Европе. Народ не раз восставал против таких порядков, но все восстания жестоко подавлялись голландцами.

В начале 1800 г. Ост-Индская компания была упразднена, а ее владения перешли в руки государства. В 1811-1815 гг. Индонезией владела Англия. После крушения наполеоновской империи голландцы вновь овладели Индонезией. Место Ост-Индской компании заняло Нидерландское торговое общество, главным акционером которого был сам король. Начался период еще более зверской эксплуатации местного населения.

Однако свободолюбивый индонезийский народ не подчинился чужеземным захватчикам и начал против них борьбу. Первым крупным народным движением было восстание на Яве в 1825-1830 гг. под руководством Дипо Негоро. «Восстановление голландского правления в Индонезии явилось сигналом для сопротивления на каждом из пяти больших островов. Центральная Ява стала полем боя. Война, которая началась как протест против настойчивости голландских войск в строительстве дороги через султанат Джокьякарту в 1825 г., длилась пять лет. Особенно трудно было умиротворить Суматру» 3.

Руководитель восстания на Яве Дипо Негоро принадлежал к княжескому роду Джокьякарты. Будучи противником европейского господства, он приобрел огромную популярность и поддержку народа. Восстание на Яве, принявшее широкие размеры, грозило ликвидацией голландскою господства. Публикуемые донесения русского посланника в Нидерландах Гурьева, свидетельствующие о большой тревоге правящих кругов Нидерландов за судьбу своих колоний, рассказывают о ходе восстания. Так например, 10/22 апреля 1828 г. он сообщал о поражении крупного голландского отряда под командою полковника Нагюйса (см. док. № 16). В конце концов в результате измены некоторых султанов и предательского пленения Дипо Негоро голландцам удалось подавить восстание на Яве. Жители же Суматры продолжали свою борьбу до 1837 г.

В 1830 г. в Индонезии была введена система принудительных культур. Смысл ее сводился к тому, что местное население должно было возделывать главным образом культуры, идущие на экспорт в Европу, и весь урожай сдавать голландским колонизаторам. Посевы продовольственных культур, главной из которых был рис, резко сокращались. Население полностью закабалялось.

Уже через несколько лет после введения этой системы сильно расширились посевы индиго, гвоздики, корицы, сахарного тростника, кофе за счет сокращения посевов риса. Вытеснение товарными культурами основного продукта — риса — приводило к ужасному голоду. Малейший неурожай риса грозил голодной смертью сотням тысяч крестьян. Неурожаи и голод сделались постоянным бичом жестоко и хищнически эксплуатируемого населения Индонезии. В то же время кучка голландской буржуазии наживала огромные барыши. Так, за период с 1849 по 1866 г. было получено от эксплуатации колоний 472 613 656 флоринов чистой прибыли 4. [98]

Система принудительных культур была отменена лишь в 1870 г. по настоянию голландских промышленных кругов, требовавших новых методов эксплуатации колоний, так как им была невыгодна крепостная система и запретительная таможенная политика в Индонезии.

Тяжелое угнетение местного населения с помощью системы принудительных культур и непрерывные военные походы голландцев для расширения своих владений приводили к усилению национально-освободительной борьбы индонезийского народа. Особенно крупный размах имело народное восстание в Банджермасине на Восточном Борнео в 1859 г., вспыхнувшее под влиянием восстания сипаев в Индии, через которую проходили в Мекку и обратно мусульманские паломники с Суматры (см. док. № 36). Серьезное сопротивление оказали голландским колонизаторам свободолюбивые жители султаната Ачин (северная часть Суматры). Только в 1912 г. нидерландским войскам удалось полностью подчинить Ачин.

Народные восстания в Индонезии, о которых идет речь, долголетняя упорная борьба парода за свое освобождение не привели тогда к победе над голландцами. Восстания эти были разрозненны и стихийны, у восставших отсутствовало современное оружие, не имели они и организации, которая бы направила их возмущение в русло общенациональной борьбы.

Тем не менее народные движения XIX в. в Индонезии сыграли большую историческую роль. Они подрывали господство голландских захватчиков и служили хорошей школой для последующей борьбы индонезийского народа за свое национальное освобождение. Традиции героического прошлого и ныне вдохновляют народ Индонезии на дальнейшее укрепление и развитие своей независимой республики, которая возникла в результате тяжелых жертв и самоотверженной борьбы ряда поколений. Неудивительно, что даже в самом бедном индонезийском доме, в любом общественном помещении висят ныне портреты Дипо Негоро и других народных вождей XIX в. рядом с портретом президента Сукарно 5.

Публикуемые документы, освещающие славную историю дружественного нам народа, несомненно привлекут к себе внимание всех занимающихся изучением истории Индонезии.

Документы хранятся в Архиве внешней политики России (АВПР). Большинство из них (за исключением док. №№ 9, 36, 37, 42-45) дается в извлечениях, которые в каждом отдельном случае не оговариваются; составителем опущены места, не имеющие отношения к Индонезии и касающиеся событий внутренней жизни Нидерландов и их внешней политики. В заголовках к документам должности адресантов — русских посланников и поверенных в делах в Нидерландах — не указываются, а должности адресатов указываются только первый раз. Все документы — подлинники на французском языке.

О. Ф. Соловьев


№№ 1-17

Н. Д. Гурьев — управляющему МИД России К. В. Нессельроде

№ 1

Брюссель, 16/28 января 1826 г.

Слухи, распространившиеся из Англии о массовом восстании туземцев острова Ява, вызванном фанатизмом и ненавистью против европейцев, до сих пор не подтверждены и не опровергнуты в официальных правительственных газетах. Если восстание является всеобщим, то численное превосходство 4 миллионов яванцев над 30 тысячами европейцев угрожает этим последним самой серьезной опасностью, а правительство должно было бы прибегнуть к тяжелым жертвам, чтобы сохранить владение, от которого оно легко не откажется, и Торговое общество увидело бы [99] крушение большей части своих надежд, основанных на эксплуатации колоний, центром которых является остров Ява.

Пост-скриптум. Я вскрываю конверт, чтобы иметь честь информировать ваше превосходительство, что американский корабль, отплывший из Батавии 19 сентября прошлого года, доставил в Амстердам письма, которые, хотя и не носят официального характера, но, по-видимому, достойны доверия. Письма содержат важные новости о решительной победе над яванскими повстанцами 13 сентября 1825 г. Победу одержали генералы Кок и Ван Геен, командовавшие нидерландскими войсками в составе 700 европейских солдат, к которым присоединились гражданские служащие, так как опасность заставила их принять это решение, а также 3000 индийцев, находящихся на службе у колониального правительства. Повстанцы, насчитывавшие 7000 человек, были разбиты вблизи Семаранга, взяты в плен, убиты или рассеяны. Хотя восстание и было весьма крупным по числу участников, оно не было столь всеобщим, как это утверждали, поскольку из писем явствует, что самые могущественные яванские султаны Суракарты и Джокьякарты не приняли в нем никакого участия.

АВПР, ф. Канцелярия, оп. 468, д. 883, лл. 11-12.

№ 2

Гаага, 25 января/6 февраля 1826 г.

Известие о решительном сражении, которое якобы имело место 13 сентября между нидерландскими войсками и яванскими повстанцами, о чем я сообщал в депеше № 3 (cм. док. № 1). не было подтверждено письмами от 1 октября, недавно полученными из Батавии. В них говорится, что в этом городе была создана буржуазная гвардия и что, как полагают, оборонительные меры, предпринятые генералами Коком и Ван Гееном, расстроят планы повстанцев, либо вынудят их принять общее сражение, в благоприятном исходе которого, по-видимому, нет оснований сомневаться. Генерал-губернатор Нидерландской Индии трассировал на метрополию векселя на сумму в один миллион флоринов, чтобы покрыть срочные чрезвычайные расходы, вызванные интересами поддержания безопасности на острове Ява.

АВПР, ф. Канцелярия, оп. 468, д. 883, л. 32.

№ 3

Гаага, 27 февраля/11 марта 1826 г.

Правительство получило официальные известия из Батавии о событиях вплоть до 15 октября. В них говорится о различных успехах, одержанных поочередно нидерландскими войсками и яванскими повстанцами, что позволяет предполагать, что восстание серьезно и весьма широко распространено.

Правительство решило отправить в свои колонии в Восточной Индии подкрепление в составе 2 тысяч волонтеров, которые в настоящее время готовятся к погрузке, причем перевозка каждого из них обходится в 700 флоринов. [100]

№ 4

Гаага, 18/30 апреля 1826 г.

В связи со всеобщим избытком товаров, колонии являются единственным выгодным для Нидерландов рынком. Сейчас король все свое внимание направляет на то, чтобы привести в порядок колониальную систему и установить преференции для метрополии. Главным агентом, который должен руководить производством и развивать торговые связи между колониями и их метрополией, является Торговое общество. Но результаты его операций разрушили возлагавшиеся на него надежды. Его капитал даже несколько уменьшился, а внутренние войны, опустошающие Яву — средоточие силы и богатств Индонезийского архипелага, вызывают серьезную неуверенность в будущем.

АВПР, ф. Канцелярия, оп. 468, д. 883, л. 124.

№ 5

Гаага, 21 мая/2 июня 1826 г.

Согласно официальным известиям из Батавии от 21 декабря 1825 г., в главных центрах колониального правления, по-видимому, восстановлено спокойствие, но во внутренних частях страны продолжают существовать многочисленные отряды повстанцев, а нидерландские войска еще не одержали против них решительной победы.

АВПР, ф. Канцелярия, оп. 468, д. 883, л. 130.

№ 6

Брюссель, 5/17 октября 1826 г.

[Излагая тронную речь короля на сессии Генеральных штатов 6, Гурьев пишет:]

Часть речи, посвященная внутреннему положению нидерландских колоний в Восточной Индии, не внушает уверенности в возможность быстрого восстановления порядка на этих территориях, слишком удаленных, чтобы получать достаточно эффективную помощь от метрополии. По самым последним известиям из Батавии, войска Нидерландов продолжают быть хозяевами укрепленных пунктов, но сельские местности по-прежнему кишат повстанцами. Эти последние избегают сражений с войсками и составили план истощить силы европейцев при помощи нездорового климата и усталости. Такой метод войны в конце концов может обеспечить им преимущество.

АВПР, ф. Канцелярия, оп. 468, д. 883, л. 136.

№ 7

Брюссель, 3/15 ноября 1826 г.

Правительство усиленно занимается вооружением отряда в 3000 человек для своих колоний в Восточной Индии. Приток добровольцев, желающих вступить в отряд, превышает намеченную цифру. Английские газеты опубликовали тревожные известия по поводу всеобщего восстания, якобы вспыхнувшего на Молуккских островах в июле с. г., и которое якобы заставило отступить всех голландских служащих. Но эти слухи не получили здесь никакого подтверждения, если, впрочем, правительство не держит в секрете такого рода известий.

АВПР, ф. Канцелярия, оп. 468, д. 883, лл. 230-231 [101]

№ 8

Брюссель, 27 декабря 1826 г./8 января 1827 г.

В то время, как процветание Нидерландов все возрастает под непосредственным и просвещенным управлением короля, их колонии в Восточной Индии весьма далеки от столь же удовлетворительного положения. Эскадра в составе трех линейных кораблей, одного фрегата и других зафрахтованных судов, которая должна перевезти в Батавию подкрепления в 3 тысячи солдат, ожидает в Хелдере попутного ветра. Здесь высказывается мало предположений относительно эффективности этой помощи. Согласно подлинным докладам из Батавии от 3 сентября, яванские повстанцы якобы одержали ряд успехов, в результате которых нидерландские войска и их союзники были вынуждены уступить часть территории и вести оборонительные бои. Трудно утверждать что-либо определенное по поводу будущей судьбы колоний, когда подумаешь о тревожном росте мятежных настроений, укрепившихся после двух лет сопротивления среди 4 миллионов населения, об отдаленности колоний от метрополии и о недостаточности для сохранения владений средств, которыми метрополия располагает лишь благодаря большим расходам. Причины, более других способствовавшие возникновению и поддержанию беспорядков, состоят в безнравственности европейских служащих и в их притеснениях, вызвавших отчаяние предводителей племен, при которых они находились, а также в отсутствии туземной вооруженной силы, подобной той, которая поддерживает британское могущество в Индии. Тяжелое положение колониального правительства усугубляется безнадежными финансовыми трудностями. Несмотря на сокращение расходов на 10 миллионов, его годовой бюджет все еще будет обременен дефицитом в два миллиона. Непредусмотрительная и разорительная администрация, торговая система, вначале слишком свободная, а затем слишком ограниченная с некоторых точек зрения, но из которой англичане смогли извлечь выгоду и в том и в другом случае, — все это и не могло привести к другим результатам. Эти способствующие разложению причины сочетаются, кроме того, с общими влияниями, которые в наши дни уменьшают значение колониальных владений и подготавливают их освобождение.

АВПР, ф. Канцелярия, оп, 468, д. 885, лл. 8-9.

№ 9

Брюссель, 10/22 января 1827 г.

Экспедиционный флот Нидерландов, направленный в Восточную Индию, потерпел недавно ужасное бедствие. Линейные корабли «Вассенаар» (капитан Ван Шпенглер) и «Ватерлоо» (капитан Ван Дален), на борту которых помимо экипажа находилось около 1600 пехотинцев, отплыли 12 сего месяца из Текселя в Батавию. 14 числа они были захвачены сильной бурей и первый корабль затонул у западного берега Северной Голландии неподалеку от Эгмонта, а второго постигла та же участь вблизи северного берега Гронингенской провинции. За исключением 40 человек с «Вассенаара» весь остальной экипаж и войска, находившиеся на борту обоих кораблей, были спасены. Однако сам корабль «Вассенаар» и его груз потеряны. Что касается «Ватерлоо», то его еще надеются поднять. На этих двух кораблях находились деньги и провиант на два года.

Входивший в ту же экспедицию третий нидерландский линейный корабль «Зеландец» (капитан Лукас) поднял паруса за две недели до этого. Он также потерпел крушение, несмотря на спокойную погоду, на песчаной отмели вблизи берегов Англии при входе в Ламанш и лишь благодаря тому, что была хорошая погода, ему удалось [102] постепенно освободиться во время прилива. Если крушение первых двух кораблей можно считать следствием игры сил природы, сочетавшихся с трудностями плавания в тяжелых условиях Северного моря, то несчастный случай с «Зеландцем», по-видимому, свидетельствует о неспособности его капитана.

Утверждают, что первопричиной этого несчастья является та строгость, с которой адмирал Кувель исполнял предписание правительства о немедленной отправке эскадры, несмотря на настойчивые предупреждения капитана Ван Шпенглера о том, что в это время года опасно при ненадежной погоде выходить в море. Следует отметить, что за последние восемь лет на пути между метрополией и колониями погибло 6 военных кораблей королевского нидерландского флота, в том числе и два вышеупомянутых. Такие факты неслыханны в анналах английского флота.

В результате этой катастрофы силы колониальной экспедиции были ослаблены более чем на половину, причем эти силы были строго сообразованы со срочностью потребностей Явы в настоящий момент. Помимо потери значительных грузов, нужно учитывать также потерю времени, которое не менее ценно, и следует опасаться неприятной реакции в колониях по этому поводу. Однако последние известия из Батавии от 1 октября представляются более благоприятными для колониального правительства. В них говорится об отступлении повстанцев на юг острова.

Принц нидерландский Фредерик выехал вчера в Голландию для принятия мер. которых настоятельно требует крайне тяжелое положение войск, находившихся на потерпевших крушение кораблях.

АВПР, ф. Канцелярия, оп. 468, д. 885, лл. 11-12.

№ 10

Брюссель, 29 марта/10 апреля 1827 г.

Правительство со всей поспешностью занимается тем, чтобы наверстать опоздание с отправкой части колониальной экспедиции, вызванное крушением линейного корабля «Вассенаар»: транспортные корабли уже зафрахтованы и принц нидерландский Фредерик недавно совершил поездку в северные провинции для смотра экспедиционных войск, состав которых был увеличен в результате новой вербовки. Наиболее свежие известия, полученные с Явы в отношении восстания, говорят о том, что положение остается прежним. Но в войнах такого рода продолжение прежнего положения выгодно для повстанцев, являющихся местными жителями, и позволяет им умножить средства для сопротивления.

АВПР, ф. Канцелярия, оп. 468, д. 885, л. 69.

№ 11

Брюссель, 6/18 сентября 1827 г.

Текст речи, которую его величество должен произнести на торжественном заседании парламента по случаю открытия сессии, стал предметом интересного и живого обсуждения в Государственном совете. Вопрос заключался в том, следует ли вновь в этой речи уделить место тягостному признанию о продолжающемся бедственном финансовом положении колониальной администрации в Нидерландской Восточной Индии, несмотря на недавно полученную помощь от метрополии в виде кредита на 20 миллионов флоринов и на суровую экономию, установленную вот уже в течение двух лет Дюбюсом де Гисиги — генеральным комиссаром короля в Индонезийском архипелаге. Что касается внутреннего спокойствия этих владений, то, по-видимому, [103] после успехов, одержанных над повстанцами заместителем губернатора Коком в марте с. г., военные операции замедлились в ожидании прибытия экспедиционного флота, отплывшего из портов королевства в начале сего года.

АВПР, ф. Канцелярия, оп. 468, д. 885, л. 194.

№ 12

Гаага, 2/16 октября 1827 г.

[Гурьев, сообщая о тронной речи короля при открытии сессии Генеральных штатов, пишет:]

Что касается внутреннего положения страны, то оно представляет собой возрастающее благополучие. Но настоящее положение нидерландских колоний в Восточной Индии еще требует новых жертв от метрополии: предложение об этом будет сделано законодательному собранию, однако это предложение не повлечет за собой увеличения бремени для налогоплательщиков.

АВПР, ф. Канцелярия, оп. 468, д. 885. л. 194.

№ 13

Гаага, 25 ноября/7 декабря 1827 г.

После возобновления сессии парламента лишь один до некоторой степени важный вопрос занимал внимание второй палаты Генеральных штатов, собравшейся на открытое заседание. Речь идет о законопроекте относительно дополнительного займа в 2 700 000 флоринов для колоний в Восточной Индии. Те же причины, основанные на глубоких интересах промышленности, торговли и навигации королевства, которые на предыдущей сессии заставили принять закон о займе в 20 миллионов на те же цели, говорили в пользу принятия и упомянутого законопроекта. Поэтому он был одобрен палатой почти единогласно. По-видимому, на депутатов повлияло также заверение правительства, что оно приняло более благоприятную систему для ввоза в колонии товаров, произведенных на территории метрополии.

Согласно последним известиям из Батавии, восстание все еще продолжается. Повстанцы в достаточной степени снабжаются огнестрельным оружием и их операции свидетельствуют о некотором знакомство с тактикой. Между войсками колониального правительства и повстанцами имели место довольно оживленные стычки, но без заметных результатов. Подкрепления, отправленные из метрополии, постепенно прибывают.

АВПР, ф. Канцелярия, оп. 468. д. 885. л. 133.

№ 14

Брюссель, 6/18 декабря 1827 г.

В своей последней депеше я имел честь известить ваше превосходительство о самых последних известиях, полученных с Явы: они не давали никаких оснований предполагать близкое окончание длительной борьбы, истощающей эту колонию. Однако в последующих докладах от 22 августа, адресованных правительству [104] Нидерландов, сообщается о заключении перемирия между воюющими сторонами и можно надеяться, что вслед за этим предварительным актом последует окончательный, который восстановит мир в этих краях. Генеральный комиссар выехал в страну султанов 7 — главный центр восстания, чтобы направлять переговоры, которые должны там начаться с главой повстанцев Дипо Негоро. Для правительства Нидерландов не могло бы произойти более желательного события, чем это. Война истощила источник колониальных товаров в то время, как метрополия предпринимала дорогостоящие усилия для ее продолжения на столь далеком расстоянии и в столь губительном климате. После восстановления спокойствия эти драгоценные владения, управляемые при помощи протекционистской системы, являющейся плодом мучительного опыта, станут одним из наиболее активных средств для торгового и морского процветания королевства.

АВПР, ф. Канцелярия, оп. 468, д. 885, лл. 238-239.

№ 15

Брюссель, 18/30 января 1828 г.

Надежды на мир, вызванные началом переговоров между нидерландскими властями на Яве и предводителями повстанцев, к несчастью сменились в тех местах возобновлением военных действий. Прилагаемое сообщение (сообщение не публикуется) генерального комиссара в Нидерландской Индии Дюбюс де Гисиги говорит об этом неприятном событии, которое якобы явилось следствием отсутствия доброй воли у повстанцев и их чрезмерных требований. Некоторые слухи, распространяющиеся из частных писем, говорят не в пользу реформ, проведенных до настоящего времени г-ном Дюбюс де Гисиги в управлении колониями. Из подобных слухов вытекает, что этот последний якобы не проявил высоких качеств, необходимых для отправления важных и трудных обязанностей, связанных с занимаемой им должностью. Этим слухам прибавляет вес приглашение, которое, как утверждают, было направлено командующему нидерландскими войсками на Яве генерал-лейтенанту Коку, прибыть в метрополию для сообщения правительству о положении в этой колонии, продолжающей находиться, несмотря на непрерывные усилия, в бедственном положении с тех пор, как ею руководят нынешние правители.

АВПР, ф. Канцелярия, оп. 468, д. 887, л. 35.

№ 16

Брюссель, 10/22 апреля 1828 г.

Известия из Батавии от декабря прошлого года неудовлетворительны с точки зрения хода военных операций. Сообщается о поражении, нанесенном повстанческими войсками численностью от 700 до 800 человек полковнику Нагюйсу, командовавшему, правда, меньшим отрядом. Материальные потери в результате поражения менее существенны, чем моральное действие, способное поднять дух и усилить упорство яванских повстанцев, которые, наконец, увидели, как упал престиж непобедимости европейцев. Полковник Нагюйс, согласившись на выгодное предложение, лишь недавно вернулся на Яву, где он до этого служил длительное время. Полагали, что его испытанный ум, а также знание местных условий и связи, поддерживавшиеся им с вождями туземцев, позволят использовать его в качестве ценного посредника при умиротворении этой колонии.

АВПР, ф. Канцелярия, оп. 468, д. 887, лл. 72-73. [105]

№ 17

Брюссель, 23 марта/4 апреля 1829 г.

Правительством получены из Батавии печальные сообщения, датируемые 14 октября, об уничтожении отряда колониальных войск на марше группой повстанцев, имевших очень большой численный перевес. Но затем были получены другие, более удовлетворительные известия от 20 ноября, относительно последствий этого дела. Противник, одержавший этот временный успех, был затем отброшен со всех сторон. Сообщается о взятии в плен великого жреца Киаи-Моджо, который является первым советником вождя бунтовщиков Дипо Негоро и имеет большое влияние на фанатично настроенных повстанцев. В Батавии льстят себя надеждой, что это событие позволит добиться определенных результатов в деле умиротворения этих краев. Многие офицеры высшего ранга, принимавшие участие в войне против яванцев и недавно вернувшиеся на родину, полагают, что колониальное правительство сможет достичь мира лишь при условии, если оно будет располагать 10 тысячами солдат. Но отправка такой большой экспедиции потребовала бы от метрополии огромных жертв, на которые палаты могли бы решиться с большим трудом. Несомненно, во всяком случае, что использованные до сих пор средства недостаточны и скорее способствуют сопротивлению повстанцев, чем кладут ему конец.

АВПР. ф. Канцелярия, оп. 468, д. 890. л. 57.

№№ 18-19

Ф. П. Мальтиц — К. В. Нессельроде

№ 18

Гаага, 13/25 ноября 1837 г.

Газеты, доставленные с Явы кораблем, отплывшим из Батавии 13 августа, подтверждают счастливое известие о том, что губернатор Молуккских островов полковник Штерс с семьей, находившийся на потерпевшем крушение пароходе «Вильгельм I», был спасен вместе с экипажем парохода шхуной колониального флота после 35 суток самых жестоких лишений на коралловом рифе Люсипара.

Тот же источник сообщает, что после боя, который, по-видимому, был весьма кровопролитным с обеих сторон, и несмотря на упорное сопротивление туземцев, голландские войска овладели крепостью Бужоль, расположенной на острове Суматра.

АВПР, ф. Канцелярия, 1837 г., д. 119, л. 215.

№ 19

Гаага, 16/28 августа 1840 г.

Письма с Явы от 10 апреля сообщают о восстании в провинции Джокьякарта, где некий служитель мусульманской религии, племянник известного Дипо Негоро, смог разжечь фанатизм местных жителей и собрал вооруженный отряд из 800 — 1000 человек. Военному губернатору Джокьякарты, который встал во главе 300 солдат, удалось взять в плен главу бунтовщиков и 70 его сторонников, а остальные бунтовщики разбежались. Сколь бы ни был обнадеживающим этот успех, тем не менее прискорбно узнать, что ростки недовольства существуют среди народа, [106] насчитывающего 8 миллионов душ, который считали вполне преданным голландскому правительству и который, осознав секрет своей силы, может поддаться искушению достичь независимости.

АВПР, ф. Канцелярия, 1840 г., д. 95, лл. 311-312.

№ 20

Ф. П. Мальтиц — управляющему МИД России И. И. Воронцову-Дашкову

Гаага, 15/27 февраля 1846 г.

Правительство недавно получило несчастливые известия с острова Ява. В резиденции Бантам в 13 лье от Батавии в декабре месяце произошел довольно серьезный бунт. Генерал-губернатор весьма поспешно направил туда три роты пехоты, отряд гусар и две пушки, которые форсированным маршем отправились на место восстания, и за которыми должны последовать более значительные силы. Голландский резидент и военный комендант Бантама подверглись самой большой опасности. Полагают, что эти беспорядки были вызваны двумя туземными султанами, которые были ранее приговорены нидерландским правительством к изгнанию, но, тайно вернувшись из этого изгнания за два месяца до бунта, задумали уничтожить все европейское население острова.

АВПР, ф. Канцелярия, 1846 г., д. 88, л. 108.

№№ 21-23

Ф. П. Мальтиц — канцлеру К. В. Нессельроде

№ 21

Гаага, 18/30 июля 1846 г.

Согласно последним известиям из Батавии от 26 мая, генерал-губернатор решил немедленно отправить на остров Бали экспедицию для восстановления там власти правительства. Поскольку подготовка этой экспедиции задерживалась из-за отсутствия кораблей, которые должны были прибыть из Европы, то были зафрахтованы торговые суда для немедленной переброски из Батавии двух тысяч солдат и батареи, командование которыми было поручено подполковнику Бекеру.

Уже давно колониальная администрация не собирала таких значительных сил. Придавая особо важное значение довольно сомнительному исходу подготавливавшихся боев, генерал-губернатор решил выехать в сопровождении командующего колониальной армией генерал-майора Кокиуса в Сурабайю, чтобы быть ближе к театру военных действий. Учитывая, что если бы повстанцы нанесли поражение войскам, то нидерландские власти потеряли бы весь свой престиж в глазах туземного населения, об исходе экспедиции сильно беспокоились и сожалели особенно о ее поздней отправке, так как это давало повстанцам время укрепиться в горах.

Для того чтобы облегчить торговые операции с метрополией и содействовать удовлетворению нужд азиатских колоний, г-н Рохуссен недавно учредил комиссию для изучения возможностей организации торгового флота, должным образом оснащенного и способного предоставить все желательные гарантии для регулярной торговли и для перевозки колониальных продуктов, принадлежащих правительству.

АВПР, ф. Канцелярия, 1846 г., д. 88, лл. 284—285. [107]

№ 22

Гаага, 23 августа/4 сентября 1846 г.

Здесь с нетерпением ожидают сведений о результатах экспедиции, которую генерал-губернатор Восточной Индии должен был направить на северный берег острова Бали. Туземные султаны, которым, по имеющимся сведениям, удалось собрать 30 000 человек и совершить большие закупки оружия в Сингапуре, готовились оказать решительное сопротивление экспедиционной армии, насчитывающей 3000 чело век, из которых лишь 400 солдат — европейцы. Последние сведения, полученные с Явы адмиралом Рюйком, гласили, что экспедиция должна была выйти в морг 20 июня. Недели через две министр сможет получить дальнейшие сообщения, которых он ждет с некоторым беспокойством. Он не одобряет медлительности Рохуссона в подавлении восстания, которое разумнее было бы задушить в самый момент его возникновения. Вместо того чтобы действовать с соответствующей энергией и быстротой, генерал-губернатор дал туземным султанам время подготовиться к обороне. Г-н Рюйк мне сказал: «победа над ними не прибавит нам большой славы, но поражение или полууспех привели бы к самым неприятным для нас последствиям. Власть, которую мы осуществляем на Индонезийском архипелаге над местным населением, насчитывающим 12 миллионов душ, является лишь моральной властью. Султаны Явы терпят иго Европы лишь из страха перед ней и малейшая победа над нами со стороны повстанцев на острове Бали могла бы уничтожить наш престиж в глазах яванцев и возродила бы надежды, с трудом скрываемые туземными вождями этого народа».

АВПР, ф. Канцелярия, 1846 г., д. 88, лл. 329-330.

№ 23

Гаага, 13/25 сентября 1846 г.

Министр колоний недавно получил доставленные сухопутным путем депеши важного содержания от генерал-губернатора Восточной Индии.

Экспедиция, направленная г-ном Рохуссеном против острова Бали, успех которой часть общественного мнения считала сомнительным, удалась полностью. Морские и военные силы Нидерландов прибыли к острову 28 июня и после ожесточенной битвы захватили укрепления островитян, располагавших 60 пушками. На следующий день они продвинулись до пункта, являющегося резиденцией одного из туземных султанов, взяли его и сожгли дотла. После этого второго поражения султаны Бали и Каранг-Ассема, стоявшие во главе восстания, укрылись в горах и лишь через несколько дней согласились подчиниться и подписать капитуляцию, в силу которой они оплатят военные расходы и будут воздерживаться от проводившегося ими до сих нор нападения на корабли, терпящие крушение возле берега. (Следует отметить, что эта статья касается лишь кораблей, плавающих под нидерландским флагом.) На острове будет находиться голландский гарнизон, который заставит султанов выполнять взятые ими обязательства. Голландские войска потеряли в боях только двух офицеров, около тридцати солдат и 5-6 матросов. Потери индонезийцев, сокрушенных огнем нидерландских батарей, намного выше и по приблизительным подсчетам составляют около 500 человек, оставшихся на поле боя.

АВПР, ф. Канцелярия, 1846 г., д. 88, лл. 344-345. [108]

№ 24

Гаага, 18/30 марта 1847 г.

Полученные с Явы Министерством колоний последние известия говорят о том, что поскольку туземные султаны острова Бали не выполнили статей последнего договора и даже продемонстрировали враждебные намерения, генерал-губернатор решил направить в апреле месяце новую экспедицию против этого острова.

АВПР, ф. Канцелярия, 1847 г., д. 57, лл. 116-117.

№ 25

Гаага, 17/29 июля 1848 г.

Согласно последним известиям, полученным с Явы, из Батавии и Семаранга не давно направлены две экспедиции, каждая в составе 700 пехотинцев, 100 саперов и минеров и 12 полевых орудий. Цель этих экспедиций — наказать восставших султанов острова Бали, которые, со своей стороны, намерены, по-видимому, оказать решительное сопротивление нидерландским войскам.

В тех же известиях содержатся печальные данные о впечатлении, которое события, недавно потрясшие Европу 8, произвели на белое население Явы. Ожидание войны между морскими державами и завоевания острова Англией, вероятно, вскружило голову нескольким адвокатам, влияния которых было достаточно для организации митинга и для составления послания королю с требованием ряда уступок, из которых наиболее значительной и наиболее странной было требование предоставить Яве право направлять своих депутатов в законодательное собрание метрополии. Здесь хотят надеяться, что эти известия сильно преувеличены. Достоверно известно, однако, что генерал-губернатор принял ряд мер для поддержания общественного спокойствия. Гарнизону было запрещено отлучаться из казарм, артиллерийские батареи были в полной боевой готовности, а дворец г-на Рохуссена охранялся двойным рядом африканских солдат.

АВПР, ф. Канцелярия, 1848 г., д. 91, лл. 440-441.

№ 26

Гаага, 10/22 августа 1848 г.

Недавно получены довольно печальные известия о первых результатах экспедиции, направленной генерал-губернатором Восточной Индии против восставших султанов острова Бали. Добившись некоторых успехов, не имеющих решающего значения, и овладев несколькими укреплениями туземцев, нидерландские войска, неожиданно оставшись без продовольствия и снаряжения, были вынуждены отступить к берегу, укрыться под защиту орудий своих кораблей. Во время этого опасного отступления, которое, однако, было проведено довольно организованно, они потеряли убитыми и ранеными 14 офицеров и 242 европейских, африканских и яванских солдата. Можно опасаться, что эта потеря, сколь ни досадна она сама по себе, произведет вредное влияние на народы, населяющие обширные владения Нидерландов в Восточной Индии, и которые до сих пор удерживаются в повиновении только из страха перед вооруженной силой.

По последним статистическим сведениям, владения, о которых идет речь, насчитывают на площади в 12 691 000 гектаров 16 234 564 душ населения, в то время как белое население почти не превышает цифры в 50 000 человек.

АВПР, ф. Канцелярия, 1848 г., д. 92, лл. 48-49. [109]

№ 27

Гаага, 16/28 августа 1848 г.

На общественное мнение произвело очень плохое впечатление то поражение экспедиционных войск, отправленных против султанов Бали, которое было нанесено повстанцами.

Пресса с горечью отмечает непонятную медлительность при подготовке этой экспедиции, а также слабость и непредусмотрительность возглавляющих ее лиц. И в самом деле, трудно объяснить, каким образом на второй же день боев нидерландские войска могли оказаться без продовольствия и снаряжения.

АВПР, ф. Канцелярия, 1848 г., д. 92, л. 57.

№ 28

Гаага, 28 августа/9 сентября 1848 г.

Печальные известия, полученные за последнее время из Восточной Индии, побудили правительство усилить колониальную армию и флот. Недавно в Батавию были отправлены фрегаты «Принц Оранский» и «Самбра», корвет «Борей» и военный пароход, на борту которых находится много матросов и отрядов войск. Брожение, вот уже несколько месяцев существующее среди белого населения острова Ява, бесславное окончание экспедиции против повстанцев Бали, впечатление, которое поражение нидерландских войск должно было произвести на яванский народ, — все это налагает на правительство настоятельную обязанность заставить всеми имеющимися в его распоряжении средствами уважать власть, которой это событие нанесло столь жестокий ущерб.

АВПР, ф. Канцелярия, 1848 г., д. 92, лл. 67-68.

№ 29

Гаага, 16/18 декабря 1848 г.

Из последних известий, полученных из Нидерландской Индии, мы узнали, что генерал-губернатор опубликовал в газетах королевский указ, полностью и безоговорочно одобряющий поведение г-на Рохуссена в связи с беспорядками, возникновения которых опасались в Батавии несколько месяцев тому назад. Доводя этот указ до сведения населения, находящегося под его управлением, генерал-губернатор выразил свое удовлетворение тем, что события не вызвали необходимости применения более строгих мер, и высказал свою особую радость по поводу того, что он получил возможность доложить его величеству о хороших настроениях населения Восточной Индии. Одновременно он счел целесообразным опубликовать секретную депешу, которой министр колоний уполномочил его энергично подавлять дух неповиновения и стремление к интригам, проявленные некоторыми видными личностями. Нидерландское министерство недовольно опубликованием этих документов, так как это не только не уменьшает впечатления, произведенного за границей упомянутыми беспорядками, но лишь усиливает значение их в глазах общественности.

Как мне сообщил г-н вице-адмирал Рюйк, подкрепления, направленные в Восточную Индию в текущем году, довели численность колониальной армии до 22 000 человек, а число кораблей до 36.

АВПР, ф. Канцелярия, 1848 г., д. 92, лл. 195-196. [110]

№ 30

Гаага, 17/29 мая 1849 г.

Согласно последним известиям из Индии, в конце марта с острова Ява должна была отправиться новая экспедиция с целью отомстить за поражение, нанесенное в прошлом году повстанцами Бали нидерландской армии. В состав этой экспедиции входят войска, численностью свыше 7000 человек, которые будут доставлены к месту назначения 18 военными кораблями, среди которых находятся несколько фрегатов и корветов королевского флота. Кораблями командует вице-адмирал Микельс. Вот уже много лет в Нидерландской Индии не были сосредоточены такие большие сухопутные и морские силы. Та крайняя тщательность, с которой стремились обеспечить все шансы на победу, сама по себе говорит о том, что правительство придает очень большое значение успеху этой операции.

АВПР, ф. Канцелярия, 1849 г., д. 100, л. 281.

№ 31

Гаага, 14/26 июня 1849 г.

Депеши, недавно полученные нидерландским министерством от генерал-губернатора Индии, содержат важное известие о том, что направленная из Батавии на остров Бали экспедиционная армия смогла после довольно кровопролитной битвы овладеть главным опорным пунктом повстанцев и принудить туземных султанов к; бегству.

АВПР, ф. Канцелярия, 1849 г., д. 100, л. 310.

№ 32

Гаага, 12/24 августа 1849 г.

Храбрый генерал Микельс, который так успешно руководил операциями колониальной армии против повстанцев на острове Бали, умер от раны, полученной во- время последней стычки между нидерландскими войсками и туземцами. Это прискорбное событие произвело самое грустное впечатление в Батавии, где похороны: генерала, имевшие место 1 июня, прошли с большой торжественностью. Распоряжением генерал-губернатора Индии от 3 июня главнокомандующим экспедиционной, армии был назначен герцог Бернард Саксен-Веймарский.

АВПР, ф. Канцелярия, 1849 г., д. 100, л. 377.

№ 33

Гаага, 25 февраля/9 марта 1850 г.

В последних докладах с Явы сообщаются достойные сожаления подробности о положении этой колонии. Во многих частях острова население впало в такую нужду, что оно вынуждено питаться корнями, травой и листвой деревьев. Подобное- питание быстро привело к распространению тех эпидемических болезней, которые всегда идут следом за нуждой и голодом. Несчастные жители этих областей тысячами бегут с родных мест, чтобы затеряться в глубине острова. Это бедствие приписывают изнурению яванского населения, которое в ряде мест не в состоянии более [111] выплачивать навязанную ему чрезмерно завышенную ренту и справляться с непосильным трудом, который от него требуют. Вызываемое этим недовольство уже начинает подрывать уважение и преданность, которые лишь одни могли обеспечить горстке европейцев средства для господства над десятью миллионами яванцев. Что касается абсолютной власти, которая до настоящего времени принадлежала правительству в его управлении белым населением, то эта власть должна была неизбежно быть потрясена событиями, происшедшими в метрополии после марта 1848 г., и, к частности, продолжающимися попытками Генеральных штатов вмешиваться в дела Индии и ослабить самодержавную систему управления ею.

АВПР, ф. Канцелярия, 1850 г., д. 66, лл. 142-143.

№№ 34-38

А. П. Мансуров — министру иностранных дел А. М. Горчакову

№ 34

Гаага, 12/24 января 1859 г.

Во время аудиенции у меня сложилось впечатление, что король более обеспокоен, чем обычно. Помимо занимающих его внимание политических событий, серьезное беспокойство причиняет ему нынешнее положение нидерландских колоний. Последние известия из Восточной Индии, полученные правительством, носят довольно, тревожный характер. Влияние мусульманского фанатизма среди населения растет и там начинают чувствоваться отзвуки восстания в Британской Индии.

Я буду иметь честь непременно направить вашему превосходительству более детальный доклад относительно ненормального положения в нидерландских владениях в Индонезийском архипелаге.

АВПР. ф. Канцелярия, 1859 г., д. 93, лл. 13-14.

№ 35

Гаага, 16/28 января 1859 г.

Князь,

я имею честь предложить ныне Вашему вниманию подробности о состоянии дел, в нидерландских колониях, о чем упоминалось в моей предыдущей депеше.

Известия, доставленные с Индонезийского архипелага последней почтой, сообщают о довольно тревожном волнении во многих резиденциях центральной Явы. Мусульманский фанатизм начинает приобретать там опасный характер. Хаджи, большое число которых ежегодно отправляется на паломничество в Мекку, возвращаются всегда в крайне экзальтированном состоянии, и на этот раз они собрались, с целью поднять на восстание туземное население.

Генерал-губернатор предпринял активные меры, чтобы подавить в зародыше всякую демонстрацию, враждебную правительству; но здесь опасаются, что эти меры, недостаточно эффективны, и как бы изолированные военные экспедиции не ухудшили положения, поскольку в настоящий момент генерал-губернатор не может располагать флотом, достаточным, чтобы энергично поддержать эти экспедиции.

С целью предупредить любое повстанческое движение, королевское правительство поспешило прибегнуть немедленно к средствам для усиления войск, окну пирующих остров Ява.

АВПР. ф. Канцелярия, 1859 г., д. 93, л. 17. [112]

№ 36

Гаага, 5/17 июля 1859 г.

Князь,

еще не полностью прекращенное брожение в Британской Индии продолжает оказывать пагубное влияние на Нидерландскую Восточную Индию.

Генерал-губернатор ужо был вынужден направить экспедиции в различный части архипелага для подавления вспыхнувших там отдельных мятежей.

Сегодня заморская почта доставила правительству самые прискорбные известия. На острове Борнео в империи Банджермасин местные жители убили 50 европейцев. Этот акт вызвал здесь большое огорчение. На одном из последних заседаний второй палаты Генеральных штатов министру колоний было задано много вопросов по поводу этого печального события. Отклонив от колониального правительства ту ответственность, которая могла бы быть на него возложена, министр Рохуссен дал следующее объяснение важнейшим причинам, которые могли вызвать эксцессы, имевшие место на острове Борнео:

1) что Британская Индия сыграла большую роль в волнении, проявившемся среди туземного населения колоний;

2) что пищу этому волнению давали паломники, большое число которых возвращается из Мекки;

3) и что, наконец, тенденция ко все большему и большему расширению владений Нидерландов вне Явы и Мадуры явилась одним из важнейших поводов для брожения индонезийцев архипелага, направленного против колониального правительства.

Г-н Рохуссен закончил свои объяснения заявлением, что генерал-губернатор Индии направил очень сильную экспедицию против Банджермасина для наказания виновных, что, впрочем, чрезмерное брожение умов чувствовалось до сих пор лини, в нескольких местах Индонезийского архипелага и что на самом острове Ява спокойствие не нарушалось ни на минуту.

Примите и проч.

Мансуров

АВПР, ф. Канцелярия, 1859 г., д. 93, лл. 96-98.

№ 37

Гаага, 20 февраля/3 марта 1860 г.

Князь,

несколько дней тому назад в Гааге распространились печальные известия в Нидерландской Индии. Почта из Батавии, к несчастью, подтвердила их.

Я отложил доклад о них вашему превосходительству до того момента, пока не смог собрать точные сведения относительно трагического события, имевшего место в Банджермасине.

Сегодня барон Ван Халл сообщил мне при встрече все подробности прискорбно и катастрофы, жертвой которой стал «Онруст» — небольшой военный пароход флота Индии.

Этот построенный для речных экспедиций пароход, имевший на борту 50-60 человек экипажа и одну пушку, был атакован в реке Мапока большим числом пирог, на которых находились 600 даяков. После упорного часового боя экипаж, уступавший противнику в численности, был полностью перебит. Ни один человек не мог спастись, а пароход был потоплен. [113]

Во время этого рокового боя погибли 4 флотских офицера, один офицер линейных войск и один офицер медицинской службы.

За это справедливо упрекают власти, которые направили такой маленький пароход, как «Онруст» без какой-либо поддержки и в одиночку в узкую реку, протекающую через враждебные земли.

Правительство короля поспешило послать приказ об отправке против Банджермасина серьезной экспедиции для грозного отмщения за убийство экипажа «Онруста».

АВПР, ф. Канцелярия, 1860 г., д. 99, лл. 41-42.

№ 38

Гаага, 5/17 апреля 1860 г.

Из Нидерландской Индии получен ряд известий самого удовлетворительного характера.

В последнее время влияние волнений в Британской Индии и религиозный фанатизм, который поддерживают хаджи, возвращаясь из Мекки, незаметно стал причинять ущерб власти нидерландского правительства в его владениях на Целебесе и острове Борнео, защищаемых слабыми гарнизонами;

Две экспедиции, предпринятые против королевства Бони, результата не дали. Туземцы, приобретшие опыт ведения войны и располагая тем преимуществом, что у них есть хорошая кавалерия, оказали такое сопротивление, какого колониальные войска не могли ожидать.

В результате этих неудач генерал-губернатор Индии, считая, что слабые меры принуждения могут навсегда подорвать влияние нидерландского правительства в этих краях, решил укрепить его, развернув более значительные силы.

Рискуя оставить без войск остров Ява, г-н Рахуд предпринял против королевства Бони экспедицию, гораздо более мощную, чем предыдущие, и колониальным войскам оказалось достаточно одного месяца для нового завоевания этого королевства. Королева была лишена трона, те из вельмож, которые противились власти нидерландского правительства, были изгнаны из страны, и различные острова, составляющие владения королевства Бони, вскоре стали вновь подчиняться колониальным властям.

Следствием этой блестящей экспедиции было то, что государства, остававшиеся до сих пор независимыми, ведут в настоящее время переговоры с генерал-губернатором о своем подчинении.

Одновременно генерал-губернатор готовит экспедицию против Банджермасина, чтобы добиться полного удовлетворения за убийство экипажа судна королевского флота «Онруст».

Никогда еще правительство Нидерландов не уделяло столь большого внимания своим владениям в Индии, как за последние 2 года. Оно не только значительно увеличило удельный вес европейцев в колониальной армии, но и понесло большие жертвы для повышения благосостояния своих колоний. Правительство прекрасно понимает, что оно не смогло бы, не истощая своих прекрасных владений, в течение длительного времени получать от них ежегодный доход в 40 миллионов флоринов, если бы, со своей стороны, оно не предпринимало мер для улучшения положения туземцев.

АВПР, ф. Канцелярия, 1860 г., д. 99, лл. 66-68. [114]

№ 39-40

А. П. Мансуров — управляющему МИД И. С. Мальцову

№ 39

Гаага, 9/21 сентября 1864 г.

Королевская речь [при открытии сессии Генеральных штатов], в которой констатировалось благосостояние королевства и колоний, была, в то же время, составлена в том, что касается их положения, в туманных выражениях, не удовлетворивших ожиданий общественности.

Общее неудовольствие было особенно вызвано стараниями правительства не доводить до сведения страны те потрясения, которые произошли в колониях Восточной Индии. Известие о них было получено незадолго до открытия сессии законодательного собрания.

Если судить по недавно решенным правительством мерам, эти волнения носят довольно серьезный характер. Вооружаются два военных корабля для отправки их на место беспорядков.

Подробности мне неизвестны: как только я смогу их узнать, я сочту своим долгом сообщить о них вашему превосходительству.

Здесь очень обеспокоены по поводу такого положения дел в колониях. Газеты оппозиции стараются извлечь для себя пользу из последствий этого дела и наполняют свои страницы самыми резкими нападками на министерство.

АВПР, ф. Канцелярия, 1864 г., д. 74, лл. 78-79.

№ 40

Гаага, 21 октября/2 ноября 1864 г.

В докладе от 9/21 сентября я имел честь обратить внимание вашего превосходительства на меры, которые нидерландское правительство сочло своим долгом принять при первом же известии о мятежном движении, возникшем в колониях Восточной Индии, для восстановления там порядка. На остров Ява в распоряжение генерал-губернатора колоний были немедленно посланы два парохода.

Этих мер оказалось недостаточно. Волнения переросли в открытый мятеж, распространившийся на острова Целебес, Молуккские и Борнео. На Целебесе и Молуккских островах вооруженным силам удалось обуздать мятежников, но на острове Борнео, еще до того, как туда прибыли войска, туземцы стали убивать белых и захватили пароход, который был послан генерал-губернатором для поддержки войск.

На самом острове Ява существованию европейцев угрожал заговор, своевременно раскрытый.

Эти последние известия вызвали большую тревогу, и Адмиралтейству были срочно даны указания. Поспешно был снаряжен фрегат, за которым должны последовать три других военных корабля. Фрегат уже вышел в море, но буря, причинившая ему повреждения, заставила его остановиться в Портсмуте для починки.

Полученная после этого почта из Индии сообщила, что положение войск упрочилось, но что на острове Борнео продолжается серьезное брожение. Волнения, приостановить распространение которых старается в настоящее время правительство, были вызваны некоторыми реформами, которые попытались провести в колониальной администрации за последние годы. Частая смена министров колоний и особенно разница в их отношении к системе культур, которую предполагали изменить, оказывали свое влияние на нормальный ход событий, что вызвало некоторую неуверенность в действиях власти, чем местные жители воспользовались, подняв восстание. [115]

К затруднениям, причиненным правительству восстанием, прибавились другие, не менее серьезные. В этом году оказался плохой урожай кофе: на две пятых ниже уровня предшествовавших лет, — а из всех колониальных продуктов именно кофе обеспечивало метрополии большую часть финансовых ресурсов. Это резкое сокращение доходов Индии тем более чувствительно, что при происходящем сейчас пересмотре бюджета в государственных финансах выявляется довольно значительный дефицит в результате предоставления больших сумм на строительство железных дорог.

АВПР, ф. Канцелярия, 1864 г., д. 74, лл. 82-84.

№ 41

Л. Е. Сиверс — А. М. Горчакову

Гаага, 7/19 сентября 1865 г.

Я имею честь предложить вниманию вашего превосходительства во французском переводе тронную речь, произнесенную вчера, 6/18 сентября, по случаю открытия сессии законодательного собрания.

Телеграфные депеши, опубликованные сегодня утром, резюмируют ее следующим образом:

«Отношения с иностранными державами являются дружественными».

«Положение заморских владений удовлетворительное».

«Финансы находятся в благоприятном состоянии».

По-видимому, из скромности голландский корреспондент не отмечает следующий бросающийся в глаза абзац, который мне хочется привести текстуально, чтобы не упустить ничего: «Мир, счастливо установленный в другой части света, и недавно заключенные мною договоры окажут благоприятное влияние на торговлю».

С тех пор, как эти лаконичные тронные речи стали пустой формальностью, подлинный смысл которых редко ускользает от спокойной и просвещенной нации, министр-трибун (г-н Форбек) поистине мог и но утруждать себя ежегодным составлением новой речи.

В своей речи от 1864 г. король известил Генеральные штаты, что будет предложен закон, регулирующий вопрос о сельскохозяйственных культурах в Восточной Индии, однако г-н Францен ван де Путте не выполнил этого обещания. Являясь сторонником либеральной системы в колониальных делах, но убежденный в ее несовместимости с принципом самодержавности, преобладавшим до настоящего времени на Яве, он отступает перед опасностью. В то же время он вынашивает проект об отделении церковных дел от административных на Индонезийском архипелаге. Он направил генерал-губернатору составленные в этом духе инструкции относительно создания Синода, аналогичного тому, который существует здесь.

В разделе, гласящем: «положение наших заморских владений в общем благоприятное», полным молчанием обходятся следующие вопросы: застой торговли; потеря значительных капиталов; отсутствие доверия; неповиновение служащих; деморализация даже друзей власти; отъезд большого числа уважаемых людей, уставших от этого режима; своеволие прессы; заговор в Батавии; восстание в Тегале; происки мелких султанов, очагом которых является Соло; упадок сахарных плантаций и т. д. и т. п. Трудно также питать иллюзии по поводу кофейных плантаций, состояние которых далеко не благоприятное. Наконец, весьма уважаемая компания сделала правительству предложение: она гарантирует правительству получение средней выручки с острова Ява при условии, если оно уступит он свои права на эксплуатацию.

АВПР, ф. Канцелярия, 1865 г., д. 96, лл. 92-94. [116]

№№ 42-47

Н. А. Столыпин — А. М. Горчакову

№ 42

Гаага, 17 февраля/1 марта 1873 г.

Князь,

нидерландское правительство озабочено отношениями между своими индийскими колониями и ачинским султаном, государство которого расположено на севере острова Суматра. Султан Ачина полностью не зависим от голландского протектората. Население султаната гордое и воинственное, его отношения с могущественными соседями никогда не были сердечными.

В последнее время они даже ухудшились и чиновник генерал-губернатора Нидерландской Индии, направленный к султану Ачина, чтобы урегулировать некоторые вопросы, был отослан обратно далеко не дипломатичным образом.

Одновременно нидерландским властям было сообщено, что султан Ачина производил закупки оружия в Сингапуре и что один принц его дома добивался в этом городе поддержки одного иностранного консула. Эти факты, действительные или мнимые, которые трудно проверить на расстоянии, побудили генерал-губернатора в Батавии принять серьезные меры. Он запросил по телеграфу в Гааге военные суда и войска, а также решил направить к султану Ачина чрезвычайную миссию в составе вице-председателя Совета Индии, главнокомандующего сухопутной армией, командующего флотом и весьма многочисленного персонала.

Миссия, которая должна будет вести переговоры по поводу заключения конвенции о добрососедских отношениях, прервет свои работы, если переговоры не приведут к желаемому результату, и предоставит военным силам возможность завершить работу.

Пока генерал-губернатор Индии проводит подготовку дипломатической и военной акции, директор батавской компании пароходов запросил по телеграфу у г-на Блюссе, депутата от Девентера и главного администратора упомянутой компании, разрешения предоставить в распоряжение генерал-губернатора пароходы общества для перевозки в Ачин войск и военных материалов.

Эта телеграмма известила о трудностях, испытываемых колониальной администрацией, в связи с чем г-н Блюссе поспешил запросить объяснений в палате у министра колоний — своего политического противника. Г-н Францен ван де Путте сообщил многочисленные детали, он долго говорил о населении Ачина, о переговорах с султаном, о закупках оружия в Сингапуре и закончил сообщением, что его сведения ограничиваются до сих пор телеграммами и что правительство ждет донесений от генерал-губернатора, чтобы принять решение. Красноречие министра колоний несколько успокоило возбуждение палаты, которая не без причины видит всю важность вопроса в факте отправки внушительной миссии к ачинскому султану, следствием которой может быть столкновение с воинственным народом.

Нидерландское правительство полагает, что иностранным консулом, протекции которого добивался ачинский принц, является якобы итальянский консул. Это мнение основывается на двух фактах: на присутствии некоторое время тому назад итальянского фрегата в Сингапуре и на хорошо известном желании итальянского правительства найти в каком-либо пункте независимую территорию, чтобы основать там колонию из заключенных. Однако мнение нидерландского правительства основывалось главным образом на предположении, что этим консулом был германский подданный. Как только оказалось, что он не являлся итальянским консулом и никакой итальянский фрегат не приставал к какому-либо пункту Ачина, эти опасения, по-видимому, рассеялись. Сегодня утром в кулуарах Генеральных штатов говорили о возможности американского вмешательства в те неприятности, которые султан Ачина причинил нидерландским колониям.

Примите и проч.

Столыпин

АВПР, ф. Канцелярия, 1873 г., д. 65, лл. 9-12. [117]

№ 43

Гаага, 8/20 апреля 1873 г.

Князь,

Гаага была в состоянии большого уныния при получении известия о поражении голландских войск в Ачине, которое сопровождалось серьезными потерями и смертью главнокомандующего Колера. Блестящее начало экспедиции оживило в свое время доверие общественности, которая настроилась серьезно на весь период до конца войны.

Между тем в правительственных кругах не поддаются унынию. Ожидают больших расходов, которые могут быть произведены с помощью богатств колоний. Предвидят несколько частичных поражений. Надо ожидать также больших потерь в солдатах и особенно в офицерах. Это будет самой чувствительной жертвой, так как прекрасно организованная и дисциплинированная армия Индии насчитывает только 25 000 человек.

Постоянная война с маленькими племенами мешает концентрации всех сил против Ачина, но значительные подкрепления туда были отправлены. Голландские войска проявляют крайнее рвение в яростной борьбе против фанатизированной нации, хорошо вооруженной, ловко пользующейся копьями во время атаки и глубоко презирающей смерть.

Известия, полученные по телеграфу сегодня утром в министерстве колоний, были хорошими. Голландские войска вновь начали наступление и овладели храмом, расположенным на высоте, доминирующей над Кратоном или дворцом-крепостью султана Ачина.

Вечером получены плохие известия. Голландские войска потерпели новые поражения, и погода стоит отвратительная. Пессимисты в Гааге говорят, что если подует муссон, то экспедиция провалится.

Примите и проч.

Столыпин

АВПР, ф. Канцелярия, 1873 г., д. 65, лл. 18-19.

№ 44

Гаага, 9/21 апреля 1873 г.

Князь,

экспедиция в Ачин провалилась, и войска были отозваны. Официальная газета считает, что причиной тому были большие потери и летний муссон. Это объяснение никого не удовлетворяет, и в Гааге царит большое возбуждение. Правительство обвиняют в том, что оно легкомысленно ввязалось в гибельную авантюру. Действительно, министр колоний говорил об экспедиции в Ачин с уверенностью в быстром успехе и сравнивал ее с военной прогулкой. Это странное заблуждение господствовало в правительственных сферах до конца.

Согласно слухам, которые начинают появляться, руки голландского правительства при объявлении войны якобы были связаны, поскольку султан Ачина хотел заключить наступательное и оборонительное соглашение с американским консулом в Сингапуре. Однако оно не было одобрено правительством Соединенных Штатов. Но даже это объяснение не оправдывает голландское правительство за несвоевременную поспешность, с которой оно только что скомпрометировало престиж своей колониальной мощи перед великими державами, заинтересованными в ограничении оборонительной силы Голландии.

Примите и проч.

Столыпин

АВПР, ф. Канцелярия, 1873 г., д. 65, лл. 20-21. [118]

№ 45

Гаага, 17/29 декабря 1873 г.

Князь,

известия об экспедиции в Ачин не представляют ничего особенного. Генерал Ван Свитен, господствующий на обоих берегах реки Ачин, медленно продвигается в направлении укрепленной резиденции Кратон. Колебания, которые он, кажется, проявляет в отношении атаки, вызываются, несомненно, надеждой, что султан, убежденный в бесполезности сопротивления, постарается начать переговоры. Это объяснение дается в высоких правительственных сферах только что происшедшей приостановке наступления, которой до сих пор воспользовалась только холера, опустошающая ряды войск и наемных индонезийцев.

Расследование о первой экспедиции в Ачин не будет опубликовано. Оно показывает, что только непонятная паника могла вынудить командиров произвести отступление в то время, когда силы ачинцев занимали позицию в горах, оставив Кратон под охраной 70 человек. Местные жители не беспокоили голландские войска, поскольку их погрузка на корабль должна была рассматриваться как военная хитрость врага.

Когда расследование закончилось, то палатам понадобился козел отпущения и их выбор пал на морского министра Брока, виной которого было то, что он слишком старался понравиться тем, которые принудили его выйти в отставку путем постоянного сокращения морского бюджета.

Нидерландское правительство не сомневается в успехе ачинской экспедиции, но допускает, что она очень дорого обойдется как в людях, так и в деньгах.

Примите и проч.

Столыпин

АВПР, ф. Канцелярия, 1873 г., д. 65, лл. 39-40.

№ 46

Гаага, 18/30 ноября 1874 г.

Министр колоний информировал палату, что положение на Суматре остается серьезным. Намерения прибрежных государств несколько улучшились, однако главное из них — Ачин — не проявляет никакого желания подчиниться. Победа Нидерландов обеспечена в более или менее отдаленном будущем. Взятие Кратона было необходимым. Оно стоило множества народа. Холера также была очень опустошительной. Сейчас речь идет о том, чтобы больше не спешить с достижением окончательной и верной цели — с подчинением всего острова Суматры.

АВПР, ф. Канцелярия, 1874 г., д. 81, л. 65.

№ 47

Гаага, 13/25 декабря 1874 г.

На том же заседании [второй палаты] министр колоний информировал палату, что губернатор Индии господин Лаудон попросил отставки и будет заменен чиновником, признанная ловкость которого дает гарантию успеха в колониях. На следующий день официальные газеты объявили о назначении голландского посланника в Бельгии Ландсберга на пост генерал-губернатора Индии. Министр рассчитывает на талант нового губернатора, чтобы довести до хорошего конца осложнения в Ачине.

Последние сообщения с театра войны неутешительны. Голландский гарнизон, все еще удерживающий Кратон, ослабляется схватками и болезнями и постоянно требует подкреплений.

АВПР, ф. Канцелярия, 1874 г., д. 81, лл. 67-68. [119]

№ 48

М. Н. Муравьев — А. М. Горчакову

Гаага, 30 июля/11 августа 1878 г.

Число противников либерального министерства, ныне находящегося у власти, увеличилось в последнее время из-за нового закона о начальном обучении... и возобновления восстания в Голландской Индии.

Оппозиция отрицает необходимость войны, предпринятой в Ачине, которая до сих пор стоила более 120 миллионов флоринов и окончания которой не видно.

АВПР, ф. Канцелярия, 1878 г., д. 74, л. 7.


Комментарии

1. В. И. Ленин. Соч., т. 20, стр. 11.

2. К. Маркс. Капитал, т. I, Госполитиздат, 1953, стр. 755.

3. D. Woodman. The Republic of Indonesia, London, 1955, p. 9.

4. См. АВПР, ф. Канцелярия. 1866 г., д. 121.

5. См. D. Woodman. Op. cit. p. 10-11.

6. Генеральные штаты — нидерландский парламент, состоявший из двух палат. Первая палата не имела инициативы в деле принятия законов и могла лишь их обсуждать; вторая — пользовалась правом изменять проекты законов, представляемые правительством.

7. Имеется в виду султанат Джокьякарта.

8. Так Мальтиц именует буржуазно-демократическую революцию 1848 г. в европейских странах.

Текст воспроизведен по изданию: Из истории национально-освободительной борьбы индонезийского народа (20-е - 70-е годы XIX в.) // Исторический архив, № 2. 1958

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2022  All Rights Reserved.