Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

«В надежде на известную всегдашнюю милость Вашей светлости ко мне...»

Письма генерал-поручика A. A. Загряжского, прадеда H. H. Пушкиной по матери, к светлейшему князю Г. А. Потемкину.

1774-1782 гг.

В настоящей публикации представлены 14 писем отставного генерал-поручика Александра Артемьевича Загряжского, прадеда H.H.Пушкиной по матери, к Григорию Александровичу Потемкину. Эти письма — документальные свидетельства дружбы представителей одного из влиятельных в XVIII в. семейств с их молодым удачливым свойственником Г. А. Потемкиным.

Боевой генерал А. А. Загряжский вышел в отставку в 1758 г. «в рассуждении слабого состояния здоровья» и подолгу жил в своих имениях под Москвой, Тамбовом, Тулой, лишь на зиму перебираясь в Москву. Он любил охоту, хлебосольно принимал гостей. В своем подмосковном имении Ярополец занялся усадебным строительством. Генерал был счастливо женат на Екатерине Александровне Дорошенко, внучке гетмана Петра Дорофеевича Дорошенко по старшему сыну, получившей в приданое ярополецкие земли своего отца. В семье было четыре сына — Андрей, Борис, Николай и Иван и две дочери — Елизавета и Екатерина,

О старшем сыне Андрее Александровиче сведения скудны, известно лишь, что он родился в конце 1739 г., умер 5 января 1779 г. в возрасте 39 лет 1 месяца 10 дней и похоронен в трапезной церкви села Осанова Веневского уезда под Тулой. Из письма его отца к Г. А. Потемкину (док. № 11) видно, что тот просил дать его сыну Андрею «чин гвардии офицера прапорщичей или, как вы, милостивый государь, расудить изволите», но неизвестно, получил ли этот чин Андрей Александрович, служил ли он в гвардии, или был удостоен чина «армейского штап-офицера» (такой вариант службы для сына тоже устраивала А. А. Загряжского). Другой его сын, Борис Александрович, находился на военной службе с 1754 г., был серьезно ранен в голову во время чумного бунта, вышел в отставку в чине генерал-майора. Именно он завершил начатое отцом строительство дворцово-паркового ансамбля в Яропольце (1808). Борис Александрович был женат первым браком на С. Н. Чоглоковой, родственнице императрицы Елизаветы Петровны по матери, свояченице по брату Николаю, вторым — на княжне Е. М. Черкасской; детей не было. Третий сын, обер-шенк Двора, действительный тайный советник Николай Александрович, кавалер ордена св. Александра Невского, первым браком был женат на фрейлине Е. Н. Чоглоковой, свояченице по брату Борису, вторым — на графине Н. К. Разумовской, детей не было. Младший из сыновей, Иван Александрович, кавалер орденов св. Анны, св. Александра Невского, св. Владимира, генерал-лейтенант в отставке; был женат на А. С. Алексеевой, от которой имел сына и двух дочерей. От союза с лифляндской баронессой имел внебрачную дочь Наталью Ивановну, в замужестве Гончарову, младшая дочь которой [189]

Наталья Николаевна стала женой A.C.Пушкина. Елизавета Александровна Загряжская, старшая дочь генерал-поручика, вышла замуж за барона А. Н. Строганова, а его младшая дочь Екатерина Александровна — за графа A. B. Салтыкова, чему содействовал Г. А. Потемкин, как это видно из писем ее отца (См. родословную роспись Загряжских-Строгановых-Гончаровых-Пушкиных в кн.: Ярополец. Лица, история, судьбы. Родословные росписи / Авт.-сост. Л. Б. Сомова; отв. ред. И. А. Ольшанская. М., 2009. С. 38).

А. А. Загряжский всегда был внимателен и добр к своим друзьям и родственникам, каждому спешил прийти на помощь. После возвышения Г. А. Потемкина ему стало удаваться помогать добрыми делами особенно плодотворно. Овдовевшая Д. В. Потемкина (Потемкина Д. В. (1704-1780) — мать Г. А. Потемкина, урожденная Кафтырева, по первому мужу Скуратова, имела пятерых дочерей и единственного сына Григория. Дарья Васильевна овдовела во второй раз, когда будущему светлейшему князю Таврическому, тайному мужу и сопровителю императрицы Екатерины II Г. А. Потемкину было всего семь лет. Семья Потемкиных владела в Москве несколькими строениями, в том числе домом на Большой Никитской, неподалеку от Никитских ворот. Здесь, в храме (Большого) Вознесения Господня, в 1780 г. отпевали Дарью Васильевну, здесь, в одном из его пределов, были похоронены три ее дочери — Мария Александровна Самойлова, Пелагея Александровна Высоцкая и Надежда Александровна Потемкина, умершая девицей. Храм Большого Вознесения, где позднее венчались А. С. Пушкин и Н. Н. Гончарова, был перестроен в XIX в. на деньги, завещанные ее сыном, светлейшим князем Г. А. Потемкиным-Таврическим), которой А. А. Загряжский приходился свойственником (См.: Самойлов А. Н. Жизнь и деяния генерал-фельдмаршала князя Григория Александровича Потемкина Таврического // Русский архив. М., 1867. Стб. 591. О Г. А. Потемкине см. также: Русский биографический словарь. СПб., 1905. Т. «Плавильщев — прима» (Репринт М., 1999); Лопатин В. Светлейший князь Потемкин. М., 2005; Его же. Потемкин и Суворов. М., 1992; Елисеева О. Григорий Потемкин. М., 2005 (Серия «Жизнь замечательных людей»)), привезла своего единственного сына Григория из смоленской глуши в Москву для учения и доверила его заботам Александра Артемьевича. Тогда-то и возникло то доверительное общение, ставшее истоком преданной многолетней дружбы Г. А. Потемкина с семейством Загряжских. Светлейший князь всегда помнил, как много в детстве и юности был обязан «человеколюбивым попечениям фамилии Загрязких» в его жажде знаний, «стремлении к укреплению душевных своих дарований, так и к образованию нравственности сердца» (Так написал ученик М. В. Ломоносова Лука Иванович Сичкарев в своей рукописи (анонимной) «Изображение свойств знаменитого российско-императорского фельдмаршала светлейшего князя Потемкина-Таврического с описанием кончины его и погребения» (РГАЛИ. Ф. 195 (Вяземские). On. 1. Д. 935. Л. 8-8об.). Определение автора и публикация рукописи осуществлена В. С. Лопатиным (См.: Лопатин B.C. Две первые русские биографии // Историческое обозрение. М., 2004. № 5. С. 74)). Став вторым лицом Российской империи, Потемкин сохранил доверительные отношения с Загряжскими, старался помогать отставному генерал-поручику в его хлопотах, часто следовал его советам при выборе себе помощников, был неизменным покровителем как его самого, так и всех его детей, его брата генерал-майора Николая Артемьевича, сестры Марии Артемьевны и ее дочерей. Этой дружбе Потемкин не изменил до самой смерти.

Как правило, свои письма А. А. Загряжский писал собственноручно. «Покорный слуга, брат и друк А. Загряской», — так подписывал он сначала свои письма к Потемкину. Постепенно, по мере головокружительного взлета Потемкина к вершинам [190] власти, в подписи старого генерала под посланиями к всесильному другу появляются новые примечательные эпитеты: «верный и нелицемерный слуга и друк»; еще позднее он уже не подписывается словами: «брат и друк» (видимо, они стали казаться скромному генералу слишком фамильярными), в его письмах к светлейшему князю остаются лишь такие общепринятые почтительные завершения как «всепокорный и верный слуга А. Загряской».

В письмах к Г. А. Потемкину прадед H. H. Пушкиной раскрывается как человек прекрасных душевных качеств. В них затронуты многие темы, как бытовые, так и государственные. Здесь и праздничные поздравления, и многочисленные просьбы к всесильному другу семьи, и надежные рекомендации на службу своих свойственников и родственников, давних друзей и знакомых. Эти письма являются свидетельством екатерининского времени. Они вызывают из небытия образ старого отставного генерал-поручика А. А. Загряжского, мнение и рекомендации которого ценил знаменитый адресат этих посланий. Публикуемые документы, колоритные и образные по языку, не только передают дух и стиль посланий екатерининской эпохи, но и ставят вне всякого сомнения близкие дружеские отношения светлейшего князя Г. А. Потемкина с Александром Артемьевичем, говорят об их глубокой и искренней взаимной симпатии.

Письма охватывают период с 17 марта 1774 г. по 22 мая 1782 г. Они написаны из разных мест — из имений Загряжских Асаново (Осаново) под Венёвом и подмосковного Яропольца (Ерополч), из имения Маншино под Алексиным, принадлежавшего Дарье Васильевне Потемкиной, из Москвы. Три первых письма (док. № № 1-3) написаны в 1774 г. из Тульской губернии. Особенно интересно первое письмо, из которого следует, что А. А. Загряжский одним из первых узнает и от души радуется пожалованию Потемкина в генерал-адъютанты. Это назначение стало важной вехой в стремительном возвышении будущего тайного мужа и соправителя императрицы. Оно дало возможность Потемкину официально находиться в любое время во дворце (то есть не таясь, быть в любое время рядом с Екатериной II), поскольку состоявшие при императрице генерал-адьютанты (5-6 самых доверенных лиц) постоянно несли дежурство во дворце, сменяя один другого.

Внимательный к успехам своего «брата и друка Грегорея Александровича», старый генерал поздравил его с этим важным назначением дважды. Первый раз Александр Артемьевич написал ему письмо, оказавшись в гостях у Дарьи Васильевны Потемкиной при получении ею радостного известия о пожаловании сына в генерал- адъютанты, а второй — когда сам получил это известие от Потемкина, лично сообщившего о своем назначении своему другу и родственнику через 5 дней после этого события.

Потемкин, видимо, прислушался к рекомендации старого генерала, когда брал к себе в генеральс-адъютанты Ивана Родионовича Кошелева. Правда, через два года генеральс-адъютант добился перевода в армейские полки (вопреки воле своего отца Родиона Родионовича Кошелева). Но это его упорство и решительность в желании служить в армии лишь добавляет еще один положительный штрих к характеристике И. Р. Кошелева, данной ему A.A.Загряжским в письме к Г. А. Потемкину (док. № 2).

Одно из писем своего сына, где он с теплотой писал о А. А. Загряжском, Дарья Васильевна показала своему свойственнику, зная, что это ему будет приятно. Генерал был искренне тронут и сразу же написал об этом Григорию Александровичу (док. № 3).

Семь писем А. А. Загряжского к Г. А. Потемкину от 1775 г. (док. № № 4-10) написаны из Москвы и из подмосковной усадьбы Ярополец. Письмо № 4 замечательно своей пронзительной искренностью и абсолютной бесхитростностью. Дело в том, что его «любезный брат и друк Григорей Александрович милостиво повелел» [191]

А. А. Загряжскому явиться для встречи при Высочайшем Дворе, переместившемся в 1775 г. из Петербурга в Москву, на Пречистенку (Здесь, в древней столице, в 1775 г. праздновалось заключение победоносного мира России с Турцией). Отставной генерал готов выполнить это повеление Потемкина. Но ему очень не хочется нечаянно «проступитца и зделатца дурачком», как он признается своему младшему другу и свойственнику. Александр Артемьевич настоятельно просит Потемкина подробно объяснить ему, «деревенскому пентюху», как себя вести и к кому обращаться. В этом коротеньком колоритном послании А. А. Загряжский не указал ни места, ни даты написания. Можно предположить, что посещение канцелярии своего друга и покровителя в Москве состоялось в январе-марте 1775 г., т.к. уже в начале апреля А. А. Загряжский уехал из Москвы в Ярополец, что видно по датировке письма № 5 (поздравления Потемкина с праздником Пасхи), где по приезде заболел и вынужден был там задержаться.

В письме № 6 отметим эффективное «лекарство», которое в апреле 1775 г. по просьбе Г. А. Потемкина доставил в Ярополец заболевшему Александру Артемьевичу Р. Р. Кошелев. Он отправился из Москвы в такую даль с целью вручить другу польский орден св. Станислава. Зная, как любит А. А. Загряжский делать добрые дела, Потемкин решил порадовать старика и отправил ему сразу два ордена (одинаковой награды были удостоены оба брата), предоставив отставному генералу возможность самому вручить второй орден Николаю Артемьевичу. Эта подробность подтверждается благодарственным письмом к Потемкину самого Н. А. Загряжского, тоже болевшего в это время (РГАДА. Ф. И. Оп. 1. Д. 946. Ч. 2. Л. 291-291об.).

Пытаясь, видимо, утешить и успокоить А. А. Загряжского (переживавшего, что не может из-за болезни явиться во дворец отблагодарить государыню за награду), Потемкин сообщил ему, что императрица сама собирается вскоре в Ярополец посетить его соседа генерал-фельдмаршала графа З. Г. Чернышева. Это письмо Потемкина могло быть написано после 23 апреля, но до 29 мая 1775 г., что следует из сравнения содержания соответствующих писем А. А. Загряжского, датированных этими числами. В письме № 6 (от 23 апреля 1775 г.) о грядущем приезде императрицы еще ничего не сказано, а из письма № 7 (от 29 мая 1775 г.) ясно, что генерал уже знает о предстоящем ее приезде в Ярополец к его «сосету» 3.Г.Чернышеву.

Возможно, именно Потемкин уговорил императрицу посетить и ярополецкую усадьбу А. А. Загряжского, расположенную всего в полуверсте от усадьбы графа Чернышева. Чтобы окончательно заручиться ее согласием, он красочно и проникновенно расписал «матушке Екатерине», как много для него, Потемкина, сделал Александр Артемьевич, как ему дорого все его семейство и как старый генерал хотел «упасть к стопам Ея Императорского Величества и принести свое рабское благодарение» за орден, которым его наградили, да неожиданно серьезно занемог в своем Яропольце. Императрица, читая это не дошедшее до нас послание к ней Потемкина, видимо, невольно сравнила эмоциональное повествование своего «друга сердечна-го», полное искренне теплого и внимательного отношения к А. А. Загряжскому, с его же официальным обращением к ней на «Вы» в этом послании. В своей ироничной и кокетливо-лукавой ответной записочке, написанной в сентябре 1775 г., незадолго до поездки в Ярополец, с легким упреком любящей женщины она пеняет Г. А. Потемкину, своему тайному мужу: «Я, соизволяя на Ваше прошение, наполненное благодарностью и признанием к г[оспо]дину Загряжскому (и холодностью ко мне, хем-хем), дозволяю ему пасть ко священным моим стопам, когда и где угодно Вам будет. И сверх того разрешаю Вам употребить слово «Вы» во все утро заочно, сколько изволишь, лишь бы я его не слыхала ни письменно, ни словесно. О, холодно, холодно! Знатно, [192] окошки где открыты. Так и несет ветер буйный, звонится знатно пред г[оспо]дином Загряжским. Посылаю по обрядного» (См.: Екатерина II и Потемкин. Личная переписка 1769-1791 / Сост., статья и примечания В. С. Лопатина. М., 1997. С. 351; Сомова Л. Императорский визит // Подмосковный летописец. Историко-краеведческий альманах. М., 2008. № 1 (15). С. 74-83).

Из писем, написанных летом 1775 г., хорошо видно, как старательно и тщательного готовился к приезду императрицы в Ярополец А. А. Загряжский. Он пытается уточнить у Потемкина дату ее визита, чтобы не быть застигнутым врасплох (док. № 7). Заранее предупрежденный Потемкиным, он уже в июле перевез в Ярополец всю лучшую мебель из своих московских палат, переживал, хлопотал и советовался с Григорием Александровичем (тогда еще графом), как и где ему с семейством встречать императрицу.

Письма A.A.Загряжского к Г. А. Потемкину от 1776 г. (док. № № 10,11) написаны из Москвы. Письмо № 10 — поздравление с наступающим Новым годом. Заканчивался 1775 год и оба Двора, высочайший и великокняжеский, возвращались в северную столицу. Видимо, в конце 1775 г. (или самом начале 1776 г.) А. А. Загряжский составляет для Г. А. Потемкина своеобразную памятку. В ней речь идет о конкретных желаемых чинах для двух родственников отставного генерал-поручика — князя Бориса Григорьевича Шаховского, мужа племянницы по сестре Марии Артемьевне, и собственного старшего сына Андрея Александровича Загряжского, а также о сумме материальной помощи вдове Николевой. Об этой вдове Александр Артемьевич уже один раз хлопотал перед Потемкиным (док. № 3), но количества осиротевших детей в ее семье и необходимой конкретной суммы помощи не называл. Теперь (возможно, по совету Потемкина) в памятке он написал о желаемом вполне конкретно: •«Напомнить его сиятельству графу Григорью Александровичу прозбу о полковнике князь Борисе Григорьевиче] Шаховском, чтоб принят был в службу тем же чином и с старшинством с пожалования его в полковники с 1777 году генваря с 1 числа. Напомнить о генерал маэорше Никелевой, о пожаловании ей из милости высочайшей две тысячи пятьсот рублей для заплаты в банк, ибо она с четырьмя дочерми и с сыном имеет нужное пропитание и заплатить нечем. Напомнить о сыне моем Андрее, чтоб дать чин гвардии прапорщика или как изволит Его сиятельство, хотя армейского штап афицера. О сем просит Александр Загряской». Эта записка-памятка хранится в Российском государственном военно-историческом архиве (РГВИА. Ф. 52. Оп. 1. Д. 54. Ч. 3. Л. 107. Публикуется впервые). Генерал кратко повторяет ее содержание в письме № 11.

Проверить выполнение памятки A. A. Загряжского удалось лишь по первому ее пункту. Из документов военного ведомства известно, что князь Б. Г. Шаховской получил чин полковника в «присутствии Провиантской канцелярии в Санктпетербурге», правда, не в январе, а несколько позднее — в сентябре 1777 г. Удалось проследить и дальнейший карьерный рост зятя М. А. Строгановой, урожденной Загряжской, в первом браке Исленьевой. С 1 января 1779 г. Б. Г. Шаховской имеет чин бригадира все в той же Провиантской канцелярии. Об этом записано в «Списке воинскому департаменту на 1783 г.». А в «Списке воинскому департаменту на 1785 г.» князь Б. Г. Шаховской числится уже бригадиром Черниговского карабинерного полка (с 28 июля 1782 г.). В 1789 г. в чине генерал-майора князь участвует в сражении при Фокшанах, где получает ранение. Закончил свою военную карьеру Б. Г. Шаховской в чине генерал-лейтенанта.

Два письма 1780 г. (док. № № 12,13) к Г. А. Потемкину написаны A.A.Загряжским из Москвы, а письмо 1782 г. (№ 14) — из подмосковного Яропольца. Первое из них — это рекомендация на службу свойственнику Александра Артемьевича Матвею [193] Васильевичу Дмитриеву-Мамонову, отцу будущего фаворита императрицы. Благодаря хлопотам A.A. Загряжского он был назначен вице-президентом Вотчинной коллегии, возглавлял Смоленское наместничество. После возвышения в 1786 г. своего сына Александра Матвеевича, ставшего фаворитом императрицы, занял пост президента Вотчинной коллегии и главного директора Межевой канцелярии, землемеров и архива.

Док. № 13 среди всех писем А. А. Загряжского занимает особое место. В нем отставной генерал откровенно и прямо высказывает свою обиду на светлейшего князя, не выполнившего его просьбу в срок. Это единственный раз, когда А. А. Загряжский попрекнул своего «друка и брата» за невнимание к нему. Но дружба светлейшего с семейством Загряжских не прекратилась. Дети и родственники старого генерала продолжали пользоваться его вниманием и поддержкой, а сам Александр Артемьевич продолжал обращаться к светлейшему князю все с новыми просьбами и поручениями, помогая ему подбирать на государственные посты преданных и грамотных сотрудников. Док. № 14 — ходатайство по устройству на службу самого будущего фаворита императрицы Александра Матвеевича Дмитриева-Мамонова.

В настоящую публикацию включены также два письма к Г. А. Потемкину младшего брата А. А. Загряжского — Николая Артемьевича. Первое из них (док. № 15) — благодарность за полученную награду. Второе письмо Н. А. Загряжского (док. № 16) — тоже письмо-благодарность, но уже не за орден, а за подаренные ему светлейшим князем земли. Загряжские владели под Тамбовом усадьбой Кариан (Кареан, Кариян), живописно расположенной на речке с одноименным названием при ее впадении в реку Цну. Как следует из этого письма, за счет купчей, совершенной и оформленной Потемкиным на имя Николая Артемьевича, он передал во владение Загряжских часть своих земель под Тамбовом. Поскольку у Николая Артемьевича и его жены, урожденной княжны Анастасии Михайловны Голицыной (1728-1779), детей не было, этот дар перешел в собственность сыновей А. А. Загряжского, расширив там их родовые владения.

Письма A.A. и Н. А. Загряжских к Г. А. Потемкину хранятся в Российском государственном архиве древних актов (РГАДА), в фонде 11. Публикуются по современным правилам правописания, с сохранением их стилистических особенностей. Дату имеют не все письма, в ряде случаев она установлена по их содержанию.

Приведенные во вводной статье сведения, примечания к конкретным письмам частично дают возможность представить ответы-действия на письма и просьбы А. А. Загряжского, которые реально осуществил Г. А. Потемкин.

Публикацию подготовили В. С. ЛОПАТИН и Л. Б. СОМОВА


А. А. Загряжский — Г. А. Потемкину

№ 1

Село Осаново

17 марта 1774 г.

Милостивой государь, брат и друк

Григорей Александрович.

Любезное и дружеское ваше писмо, пущенное от 6 марта, я с моим усердием получил того же 16, которым вы милостиво уведомляете меня о своем благополучии и пожаловании вас в генерал-адъютанты 1. Поверь, батюшка, как [194] я рад сердечно твоему благополучию, тому свидетели любезныя твои матушка и сестрица 2. Я тогда сидел у них, как получили известие о пожаловании вас, чем вас тогда же и поздравил моим письмом, а ныне вторично поздравляю. Дай Бог тебе свою милость, и приношу мою чувствительную благодарность, что вы меня, старика, утешили своим писмом и доказали свою дружбу, за что вам Бог воздаст.

Вы же, батюшка, уверены, что я во весь век мой был предан вам и любезной твоей фамилии и был всегда любим вами и родными твоими, так и ныне не сумневаюсь, что вы меня не забудете своею дружбою.

Дозволте, батюшка, мне о себе сказать: я живу в Веневской своей деревне 3 и, коли Бог изволит, намерен прожить все лето. Затем желаю тебе от Бога милости, здоровья и всякого благополучия и пребуду на век с истинною преданностию, милостивой государь, покорный слуга, брат и друк

А. Загряской

РГАДА. Ф. 11. Оп. 1. Д. 946. Ч. 2. Л. 277-277об. Автограф.

№ 2

Се[ло] Осаново

17 марта 1774 г.

Милостивой государь, брат и друк

Григорей Александрович.

В надежде милости и дружбы вашей осмеливаюсь просить Родивона Родивоновича Кошелева 4 в Петербурх и еще в определении сына своего к месту 5, которого он обучал в Англии шесть лет на своем коште. Так, ежели вам возможно, помоги ему в том, батюшка, чтоб сын ево имел место чрез милостивое твое предстательство, чем вы отца и меня во век обяжете.

Итак, препоруча себя в непременную милость и дружбу, с моим почтением пребуду, милостивой государь мой, покорный и верный друк и слуга

Александр Загряской

РГАДА. Ф. 11. Оп .1. Д. 946. Ч. 2. Л. 271. Автограф.

№ 3

Деревня Маншино 6

12 июня 1774 г.

Милостивой государь и любезный друк Григорей Александрович.

Я, быв у вашей родительницы в деревне, увидел в писме вашем, что вы меня милостиво дружески вспомнили, за что приношу мою чувствительную благодарность. [195]

Прошу и впредь тем меня не лишать, когда вам время будет удобно хотя бы строчкою меня удостоить, чем вы меня во уединении моей жизни премного утешите. О себе честь имею донесть: благодаря Бога жив и завтрашней день поеду от матушки вашей к себе веневскую деревню, которая растоянием ста верст и естли Бог изволит, то намерен там прожить да зимы и вернутца перед сочельником.

При сем осмелюся вам, батюшка, напомнить мою прозьбу о бедной жене покойного Николева коли можете зделать милость с нею, помочь в ея бедности, за что она со всем своим домом будет за тебя молить Бога.

Да и меня тем чувствительно обяжите; и так я с преданностию препоручаю себя в вашу неотменную дружбу и остаюсь вам, милостивый государь и любезный друк,

покорнейший и верный слуга и друк

Александр Загряской

РГАДА. Ф. 11. Оп. 1. Д. 873. Л. 2. Автограф.

№ 4

[Москва]

[Не ранее января и не позднее середины марта 1775 г.]

Милостивой государь Григорей Александрович.

Нижайше благодарствую за милостивое повеление, только я не могу успеть, ибо в один на десять час получил, а завтре явлюся к вам. Прошу, батюшка, дать мне наставление: к вам ли прямо притти или где дожидатца. Я вить, батюшка, деревенский пентюх, ничево не знаю, у двора давно не был, так бы не проступитца и не зделатца дурачком. Ваш, милостивой государь, покорн[ый] и верный слуга

А. Загряской

На обороте: «Милостивому брату Григорею Александровичу Его высокопревосходительству Г. Потемкину».

РГАДА. Ф. 11. Оп. 1. Д. 946. Ч. 2. Л. 278. Автограф.

№ 5

Се[ло ]Ераполч

5 апреля 1775 г.

Милостивой государь Григорей Александрович.

За должность почитаю поздравить вас, батюшка, с наступающим торжественным празником воскресением Христа Спасителя. С таковым усердным желанием, как сей, так и множество таких торжеств в радости и саможелаемом здоровье и во всяком благополучии до познейших времян жизни Вашей, дождав, препровождать, а меня, верного и нелицемерного слугу и друга, не лишать своей милости и дружбы, что меня в старости моей утешать и покоить может. [200]

И тако, препоруча себя в оную милость, с моим усердием пребуду, милостивой государь,

покорный и верный слуга

Александр Загряской

РГАДА. Ф. 11. Оп. 1. Д. 946. Ч. 2. Л. 269. Автограф.

№ 6

С[ело] Ерополч

23 апреля 1775 г.

Милостивый государь Григорей Александрович.

Милостивое ваше писмо чрез Родиона Родионовича я с моею чувствительностию получил и притом ордены польские, за что вам, милостивый государь, как виновнику тому моему благополучию приношу мою всенижайшую и усерднейшую благодарность и во весь век мой с неумолкаемою благодарностию останусь. Должность моя упасть к стопам Ея Императорского Величества и принести мое рабское благодарение, но по нещастию моей болезни, которая уже больше двух недель продолжается, так скоро, как мое желание есть, не допускает то исполнить, а как, хотя мало, почувствую силу, то тот же день выеду. И тако, препоруча себя в неотменную вашу милость, с моим вседолжным почтением и усердностию пребуду навсегда, милостивый государь, всепокор[ный], верный и усердный слуга.

Александр Загряской

Не прогневайся, батюшка, что не своею рукою писал. Свидетель тому Родивон Родивонович, что силы нет 8.

РГАДА. Ф. 11. Оп. 1. Д. 946. Ч. 2. Л. 287-287об.

№ 7

Село Ерополч

29 мая 1775 г.

Милостивой государь мой

Григорей Александрович.

Покорно прошу, батюшка, зделать милость приказать уведомить меня как Ея Величество изволит иметь намерение шествовать к графу Захару Григорьевичу 9 в Ераполч, чтоб я мох заперед узнать, и дать мне милостивое дружеское наставление: выезжать ли мне Волоколамском для встречи 10.

Еще осмеливаюсь напомнить о Шапошникове, чтоб зделать с ним милость, какую вы за благо милостиво рассудите, ибо в его бедности он, кроме вас, покровителя никакого не имеет, а ежели требует еще времени, чтоб ему дожидатца, так дозвольте, батюшка, ему ко мне приехать и жить у меня, пока вы изволите ему приказать, а то живет в Москве, человек он недостатошной, лишнее должен изтратить, а у меня б он жил безубытошно и ожидая вашей к [201] себе отеческой Милости. И тако, препоруча себя в вашу милость и дружбу, с моим истинным усердием пребуду, милостивой государь мой,

Вашего высокопревосходительства покорный и верный слуга

Александр Загряской

РГАДА. Ф. 11. Оп. 1. Д. 946. Ч. 2. Л. 284-284об. Автограф.

№ 8

Село Ерополч

20 августа 1775 г.

Сиятельный граф, милостивой государь

Григорей Александрович.

Изволили милостиво повелеть сыну моему 11 поздравить меня зятем и притом изволили объявить, что зговор дочери моей 12 будет во дворце, за что приношу мою нижайшую и чувствительную благодарность.

Я б, милостивый государь, душею рад сам быть в Москве, но удерживает меня прибытие Ея Величества, ибо сосет мой сказывает мне, что Ея Величество изволит быть к нему в самых первых числах сентября, то мне возратитца никак невозможно будет к тому числу, да притом и еще вам, батюшка, донести могу так, как моему милостивцу, что я все из дому моево вывез сюда и в Москве ничево нет, да и не предвидя дочерна помолвки, я велел нечто в палатах переделывать, так теперь и приехать не можно. Так осмеливаюсь вас, батюшка, просить: зделайте милость, дайте повеление, чтоб я знал — будет ли прибытие Ея Величества или нет, и приезжать ли мне так скоро или ожидать прибытия. И тако ожидаю милостивого повеления, с моим всегдашним почтением пребуду Вашего сиятельства, милостивого государя,

покорный и верный слуга

Александр Загряской

РГАДА. Ф. 11. Оп. 1. Д. 946. Ч. 2. Л. 279-279об. Автограф.

№ 9

Ерополч

4 сентября 1775 г.

Сиятельный граф, милостивой государь

Григорей Александрович.

Осмеливаюсь вам, батюшка, доложить. Когда Ея Величество изволит шествовать в Ерополчи, то я намерен выехать встретить на границе, где начнетца моя земля, и поднесть хлеб и соль. Так прошу, милостивый государь, мне повелеть и назначить ли иначе и ожидая милостивой апробации, с моим всегдашним почтением пребуду, сиятельный граф, милостивой государь,

всепокорный и верный слуга

Александр Загряской

РГАДА. Ф. 11. Оп. 1. Д. 946. Ч. 2. Л. 281. Автограф. [202]

№ 10

Москва

1 января 1776 г.

Сиятельный граф, милостивой государь,

Григорей Александрович.

За должность почитаю, чрез сие принесть вам мое поздравление с наступающим Новым годом, с таковым моим усердным желанием, чтоб как сей год, так и многия таковыя вас с тем благополучием и саможелаемом здоровье до позних времян жизни вашей дождались препроводить, а меня, верного и искреннего слугу, не забыть и не лишать своей милости, которою имею щастие пользоваца, и тако заключая, с моим должным почтением пребуду, сиятельный граф, милостивой государь,

покорный слуга и друк

Александр Загряской

РГАДА. Ф. 11. Оп. 1. Д. 946. Ч. 2. Л. 272-272об. Автограф.

№ 11

Москва

7 января 1776 г.

Сиятельный граф, милостивой государь,

Григорей Александрович.

В надежде неотменной Вашего сиятельства ко мне милости осмеливаюсь напомнить, о чем я нижайше вас, батюшка, просил: первое, о князе Борисе Шеховском 13; второе, о бедной Никелевой, сотвори с нею, бедною, милость; также и о сыне моем Андрее 14, чтоб он мох иметь чин гвардии офицера прапорщичей или, как вы, Милостивый государь, рассудить изволите, отдаю [на] волю вашу. Я бы за щастие мог почитать, когда бы был удостоиван и уведомлен милостивым письмом о здоровье вашем, чтоб меня во уединении моей жизни и старости чувствительно утешило и я смох назватца щастливым. О себе имею нижайше донесть: благодаря Бога, живу. Свадьба же дочери моей, коли быть изволит, в половине генваря совершица 15. За тем желаю вам от Бога милости и совершенного здоровья. Препоруча себя в неотменную милость, с моим должным почтением пребуду, сиятельный граф, милостивой государь,

всепокорный и верный

Александр Загряской

РГАДА. Ф. 11. Оп. 1. Д. 946. Ч. 4. Л. 273-273об. Автограф.

№ 12

[Москва]

[1780 г.]

В надежде милости осмеливаюсь вам, батюшка, напомнить прозбу мою о Матвее Василиче 16. Зделай, милостивой государь, милость — доставь ему то место, за что он во весь век свой останетца с неумолкаемою благодарностию. Я вас, батюшка, могу так уверить о ево чесном поведении и хороших качествах, как бы я о себе, и что он всегда может быть вам годным ко усердию вашему, во [203] штоб вы ево ни употребили, он до конца к вам со всею усердностию. Ежели б я не знал совершенно ево достоинствы, то бы не отважился вам рекомендовать. Итак я буду чувствовать оказанную к нему от вас милость, как собственно себе. Итак буду много обрадован.

РГАДА. Ф. 11. Оп. 1. Д. 946. Ч. 2. Л. 270. Автограф.

№ 13

Москва

24 февраля 1780 г.

Светлейший князь, милостивой государь!

Ваша светлость, оказав мне милость, изволили приказать господину Турчанинову 17 писать о положенном на меня взыску к господину губернатору Ступишину 18, чтоб я безвинно не был разарен, но господин губернатор, доведя дело до конца, не хотя решить, отослали в Казанскую губернию для решения на претекстах (Слово неразборчиво. Так прочитано.) тех, что Алатырская провинция изключена из Нижегороцкого наместничества 19, а причислена к Казанской губернии. Итак я уже больше безпокоить Вашу светлость не осмеливаюсь, а отдаю онае на судьбу. Принужден разоритца по невинности моей, что ни помощи, ни заступления ни от кого не имею. Почитаю себя нещастливым. Вашей светлости довольно извесно, как я во весь век мой вас почитал и любил и всему дому вашему был предан. Но со всем тем забыт и лишен милости вашей и оставлен без помощи и покровительства. И, заключа сие, с моим всегдашним почтением пребуду, светлейший князь, милостивой государь, всепокорный слуга,

Александр Загряской

РГАДА. Ф. 11. Оп. 1. Д. 946. Ч. 2. Л. 274-275. Автограф.

№ 14

Из Ерополча

22 мая 1782 г.

Светлейший князь, милостивой государь!

В надежде на известную всегдашнюю милость Вашей светлости ко мне, которой имел я разные и нелицемерные опыты, осмеливаюсь вас покорнейше просить о нижеследующем. Оное я чиню с толь большею доверенностию, что никогда я вам докучливым не был и вашу к себе древнюю милостивую дружбу не обезпокоивал. Но в сем случае убежден справедливостию и что дело, о котором я упомянуть вам имею, весьма маловажно и не может вам ни малейшего затруднения нанести.

Свойственник мой Матвей Васильевич Дмитриев-Мамонов имеет дватцатидвухлетнего сына 20, весьма хорошо воспитанного и выученного, который, [204] находясь целые семь лет сержантом лейб-гвардии Измайловского полку, со всем тем по обстоятельствам онаго полку не может по старшинству своему достигнуть еще чрез несколько лет офицерского чина.

Итак, милостивый государь, не можно ли для меня показать вашу высокую милость сему молодому человеку и утешить отца его тем, чтоб он с настоящим его старшинством переведен был лейб-гвардии в Преображенский полк, или б вашим высокомочным пособием учинить что-либо другое в пользу его, чрез что б он произведен был лейб-гвардии прапорщиком. Сие благодеяние прииму я с должнейшею благодарностию и почту себе за особливую от вас милость и одолжение. Имея честь быть всегда непременно с истинным высокопочитанием и совершенною преданностию,

милостивый государь, Вашей светлости
всепокорный слуга

Александр Загряской

РГАДА. Ф. 11. Оп. 1. Д. 946. Ч. 2. Л. 282-283. Слова, выделенные курсивом, — автограф.

H. A. Загряжский — Г. А. Потемкину

№ 15

Из Москвы

9 мая 1775 г.

Милостивой государь мой, Григорей Александрович. Почтеннейшее письмо Вашего высокопревосходительства от 6-го сего месяца, препровождающее знаки ордена Святого Станислава, получил я чрез брата моего Александр Артемьевича. Позвольте мне, милостивый государь мой, яко единственному виновнику сей оказанной мне отличности, принести мою искренную благодарность.

Ваше высокопревосходительство усугубите вашу ко мне благосклонность, подвергая к монаршим стопам Ея Императорского Величества мое всеподданнейшее благодарение за всемилостивейшее позволение носить мне выше означенный орден. Прискорбие мое притом велико, что мои немощи мне не позволяют самолично исполнить, как пред всемилостивейшею нашею Государынею, так и пред Вашим высокопревосходительством, сей для меня приятный долг.

Остается мне, милостивый государь мой, еще просить вас быть совершенно удостоверену о моем высокопочитании и преданности, с коими имею честь быть Вашего высокопревосходительства всепокорный слуга

Николай Загряской

РГАДА. Ф. 11. Оп. 1. Д. 946. Ч. 2. Л. 291-291об. [205]

№ 16

Из Москвы

19 мая 1782 г.

Светлейший князь, милостивый государь.

Человек мой Любим Жерневский на сих днях привез ко мне купчую и план с межевою книгою на вашу дикопорозжую землю, смежную с моею Танбовскою деревнею, которой Вашей светлости угодно было меня одолжить 21. Я, принимая сие благодеяние с должнейшею благодарностию и за знак древнего вашева ко мне благоволения, могу вас, милостивый государь, удостоверить, что я с нелицемерною признательностию и совершенным высокопочитанием имею честь быть всегда непременно, милостивый государь,

Вашей светлости всепокорный и верный слуга

Н. Загряской

РГАДА. Ф. 11. Оп. 1. Д. 946. Ч. 2. Л. 292. Слова, выделенные курсивом, — автограф 22.


Комментарии

1. Официальное прошение Г. А. Потемкина от 27 февраля 1774 г. о пожаловании его в генерал-адъютанты, поданное им по договоренности с Екатериной II, было подписано императрицей 1 марта 1774 г. В своей записке к Потемкину в тот же день Екатерина сообщала: «Сего утра по Вашему желанию подпишу заготовленное исполнение-обещанье вчерашнее. Попроси Стрекалова [Степан Федорович (1728-1805) — статс-секретарь императрицы], чтобы ты мог меня благодарить без людей...» (См.: Екатерина II и Г. А. Потемкин. Личная переписка / Сост., статья, прим. В. С. Лопатина. М., 1997. С. 13).

2. У Дарьи Васильевны Потемкиной могла находиться одна из ее замужних дочерей, например, Пелагея Александровна Высоцкая или Дарья Александровна Лихачева.

3. Имение Загряжских Асаново (Осаново) в Веневском уезде Тульской губернии включало несколько окрестных деревень, где было около 500 крепостных крестьян. Это имение позднее перешло к потомкам Елизаветы Александровны (1745/6 — 1831), старшей дочери A.A. Загряжского, в замужестве баронессы Строгановой. До наших дней в Осанове сохранились усадебная церковь с колокольней и остатки парка.

4. Кошелев Родион Родионович (1719-1786) — полковник, приятель и сосед А. А. Загряжского по имению под Тамбовом, один из трех сыновей генерал-поручика, шталмейстера Родиона Михайловича Кошелева (ум. 1760 г.), женатого на Маргарите Ивановне Глюк, дочери пастора, в доме которого жила служанка Марта, будущая императрица Екатерина I (См.: Месяцеслов на 1773 г. С. 133; То же на 1774 г. С. 155).

5. Речь идет о Кошелеве Иване Родионовиче (1753-1818) — старшем из шести сыновей Р. Р. Кошелева. Впоследствии он закончил службу в звании гвардии подполковника.

6. Имеется в виду сельцо Маншино Алексинского уезда Тульской губернии. Принадлежало в начале XVIII в. родной сестре отца Г. А. Потемкина Марье Васильевне (по первому мужу Бибиковой, по второму — Араповой). В 1728 г. его владельцем стал отец будущего светлейшего князя (См.: Писаренко К. А. Насколько достоверна романтическая история о свадьбе родителей Потемкина // Загадки русской истории. XVIII век. Сборник. М., 2000. С. 66-91).

7. Возможно, А. А. Загряжский хлопочет о вдове Петра Николева, своего давнего знакомого. В 1762 г. во время торжеств в Московском кремле по случаю коронации [206] Екатерины II, в котором Александр Артемьевич также принимал участие, Петр Николев, имевший тогда чин бригадира, был назначен одним из ассистентов генерал-аншефа и кавалера графа Захара Григорьевича Чернышева, «господина Верховного Церемониймейстера» этого торжества. Бригадир Петр Николев в паре с еще одним ассистентом нес на подушке императорскую корону (См.-. Церемониальный, банкетный и походный журнал 1762 года. Описание вшествия в Москву и коронования государыни императрицы Екатерины II. С. 55).

8. Текст, набранный курсивом, в подлиннике написан А. А. Загряжским.

9. Чернышев Захар Григорьевич (1722-1784) — граф, участник семилетней войны, покоритель Берлина (1761), генерал-фельдмаршал (1773), наместник Белоруссии, главнокомандующий Москвы (1782). Кроме дворцово-парковых ансамблей в Яропольце и в Чечерске он построил знаменитый дом на Тверской (после 1917 г. в нем разместился Моссовет, в настоящее время — мэрия Москвы), который после его смерти был выкуплен казной и стал резиденцией генерал-губернаторов Москвы.

10. Судя по тому, как описана реально произошедшая встреча императрицы с семейством Загряжских в Яропольце в сентябре 1775 г. в документах эпохи, Г. А. Потемкин отсоветовал старому генералу встречать государыню в Волоколамске.

11. Это мог быть либо Борис Александрович Загряжский (1741/42-1809), либо Иван Александрович Загряжский (1747-1807), но более вероятно, что это был Иван Александрович, младший сын А. А. Загряжского, дед H. H. Пушкиной.

12. Речь идет о Екатерине Александровне (ок.1750-?), младшей дочери А. А. Загряжского. В 1776 г. она вышла замуж за графа A.B.Салтыкова. В семье было четверо детей (См. родословную роспись Загряжских-Строгановых-Гончаровых-Пушкиных в кн.: Ярополец. Лица, история, судьбы. Родословные росписи / Авт.-сост. Л. Б. Сомова; отв. ред. И. А. Ольшанская. М., 2009).

13. Шаховской Борис Григорьевич (1737-1813) — князь, с 1763 г. был женат на баронессе Варваре Александровне Строгановой (1748-1823), родной племяннице А. А. Загряжского по сестре Марии Артемьевне.

14. Речь идет о Загряжском Андрее Александровиче (1739-1779) — рано умершем старшем сыне А. А. Загряжского. Похоронен в трапезной усадебной церкви с. Осанова Веневского уезда Тульской губернии.

15. Свадьба Екатерины Александровны Загряжской (полной тезки своей матери, урожденной Дорошенко) с графом A.B.Салтыковым состоялась 17 января 1776 г.

16. Видимо, ранее А. А. Загряжский уже просил о своем свойственнике, как он называет Дмитриева-Мамонова Матвея Васильевича (1724-1810).

17. Турчанинов Петр Иванович (1746 — после 1823) — правитель канцелярии Г. А. Потемкина. Дослужился до чина генерал-поручика. В 1783 г. по рекомендации светлейшего князя был взят в статс-секретари императрицы по военным делам.

18. Ступишин Алексей Алексеевич (ок. 1724-1786) — генерал-аншеф. В Нижний Новгород был назначен генерал-губернатором в разгар пугачевщины, действовал решительно и заслужил одобрение императрицы. Участник Семилетней и первой русско- турецкой войны. В 1773 г. в армии П. А. Румянцева командовал главным корпусом. Был в дружеских отношениях с Г. А. Потемкиным.

19. В Алатырской провинции Нижегородского наместничества находилось родовое имение Болятино (Барятино), которое А. А. Загряжский наследовал от своих родителей. В конце XVII в. оно принадлежало князю Ивану Петровичу Барятинскому. По завещанию он оставил Болятино в наследственное владение двум своим внукам — «князю Афанасию да князю Борису Василивичам Барятинским». После смерти князя Афанасия Болятино стало собственностью князя Бориса, единственная дочь которого княжна Настасья (Анастасия) Борисовна вышла замуж за Артемия Григорьевича Загряжского, и имение Болятино после смерти князя Бориса перешло в собственность семьи А. Г. и А. Б. Загряжских. Правда, не все было так гладко: после смерти отца княжны Настасьи ее родной дед князь Василий Иванович Барятинский вместе со своим младшим [207] сыном Михаилом, родным братом умерших князей Афанасия и Бориса, который не был указан в завещании своего деда на Болятино, затеяли тяжбу, пытаясь завладеть этим родовым имением. Однако А. Г. Загряжский (тогда еще полковник) успел вовремя направить в Сенат протест, процесс был приостановлен и дело в конце концов было решено в пользу Артемия Григорьевича и его жены Анастасии Борисовны, урожденной княжны Барятинской. Эта тяжба рассматривалась в Сенате в 1718 г. А. А. Загряжскому, одному из наследников села Болятино и будущему хозяину Яропольца, тогда было не более трех лет от роду (РГАДА. Ф. 248. Оп. 3. Кн. 5. Л. 540-543). В 1780 г. на него, как владельца Болятино, губернатором края был «положен взыск», незаконный, по мнению А. А. Загряжского. За поддержкой он обратился к всесильному Г. А. Потемкину.

20. Речь идет об Александре Матвеевиче Дмитриеве-Мамонове, который был назначен адъютантом Г. А. Потемкина в 1786 г. С «легкой подачи» Потемкина преданный ему офицер стал в 1786 г. фаворитом Екатерины II. Возвышение Мамонова было стремительным. «Саша [Дмитриев-Мамонов] без ума от твоих писем, и он любит тебя, как душу, и крайне благодарен», — пишет в январе 1788 г. счастливая императрица Потемкину. Фавор Дмитриева-Мамонова закончился в 1789 г.: страстно влюбившись, он женился на княжне Д. Ф. Щербатовой и сразу уехал в Москву, как настояла императрица, нашедшая в себе силы благословить его на этот брак. Как и предсказала дальновидная Екатерина, брак Александра Матвеевича Дмитриева-Мамонова не был счастливым. Интересно, что после решительного объяснения с императрицей, стоически его выдержавшего, А. М. Дмитриев-Мамонов больше страшился не ее ревности, а того, как отнесется к его поступку Потемкин, которого он считал своим благодетелем: «Дай Бог, чтобы это не потревожило князя, — беспокоился он при объяснении с доверенным Потемкина. — Просите Его светлость (тут он заплакал), чтобы он навсегда был моим отцом». Потемкин был крайне недоволен: «Зачем, обещав, его не дождался и оставил свое место глупым образом» (См.: Екатерина II и Г. А. Потемкин. Личная переписка / Сост., статья, прим. В. С. Лопатина. М., 1997. С. 264, 876).

21. Князь A.B.Мещерский, женившийся на дочери графа Сергея Григорьевича Строганова, правнука А. А. Загряжского, графине Елизавете Сергеевне, оставил в своих записках такое семейное предание: «На реке Карияне, в Тамбовском уезде находилось одно из богатейших поместий той губернии, село Знаменское-Кириян (Загряжчина тож), некогда поместье Загряжского, большого приятеля князя Потемкина, который во времена Екатерины, бывши у своего друга в гостях, подарил ему в день его ангела несколько тысяч десятин прилегающей к его поместью богатейшей степи, называемой и теперь еще Потемкинской» (Мещерский A.B. Из моей старины // Русский архив. 1900. № 10. С. 298). Публикуемое впервые письмо Николая Артемьевича служит документальным подтверждением справедливости семейного предания, рассказанного князем A.B.Мещерским. С тем лишь уточнением, что этот поистине щедрый подарок светлейшим князем был сделан младшему брату генерал-поручика А. А. Загряжского не позднее середины мая 1782 г. Напомним читателю, что такой же царский подарок (земли в Крыму) князь Г. А. Потемкин сделал невестке А. А. Загряжского — Наталье Кирилловне, о чем она сама поведала А. С. Пушкину (Пушкин A.C. TABLE-TALK [Девять рассказов, записанных со слов Натальи Кирилловны Загряжской] // Пушкин A.C. ПСС, М., Т. 12. С. 176).

22. Черновой отпуск этого же письма (помечен маем 1782 г., из Ераполча) тоже хранится в РГАДА (Ф. 1263. On. 1. Д. 5118. Л. 1), с указанием князя А. М. Голицына, шурина Николая Артемьевича Загряжского, в качестве отправителя письма, хотя подпись на самом тексте читается без всякого труда — «Ник. Загряской». Видимо, обер-камергер князь А. М. Голицын гостил вместе с Н. А. Загряжским у его брата в Яропольце и, уезжая в Москву раньше братьев, взял на себя труд доставить беловое письмо шурина, черновик же остался в его архиве.

Текст воспроизведен по изданию: «В надежде на известную всегдашнюю милость Вашей светлости ко мне...» Письма генерал-поручика A. A. Загряжского, прадеда H. H. Пушкиной по матери, к светлейшему князю Г. А. Потемкину. 1774-1782 гг. // Исторический архив, № 5. 2009

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.