Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

«Велено мне в Галандию отправить казенных товаров на десять тысяч рублев»

Донесения советника Мануфактур-коллегии Я. М. Евреинова в Сенат.

1744-1748 гг.

На протяжении XVIII века в России широко применялись рычаги государственного регулирования внутренней и внешней торговли. Государству принадлежало право продажи целого ряда экспортных товаров (См.: Козинцева Р. И. Участие казны во внешней торговле России в первой четверти XVIII в. // Исторические записки. М., 1973. Т. 91. С. 267-337). На вырученные деньги в страну поступали товары, материалы, вооружение, денежные средства, необходимые для содержания армии и флота, на потребности денежного обращения, нужды двора и т.д. Правительство России оберегало казенные монополии от посторонней конкуренции. Право продажи на внешнем рынке экспортных товаров предоставлялось вначале откупщикам, а потом специальным торгово-дипломатическим агентам, как русским, так и иностранцам, которые действовали в странах Европы.

Особое значение для правительства России имел голландский рынок. В крупнейший город этой страны Амстердам стекались товары со всего света. Князь Б. И. Куракин, посетивший в 1705 г. Амстердам, отмечал, что нигде не видал такого большого стечения купцов, как на Амстердамской бирже. В своих путевых заметках он записал: здесь «купечество великое, которое в Европе больше всех считается, и народ все живет торговый и вельми богатый» (Архив князя Ф. А. Куракина. СПб., 1890. Кн. 1. С. 131-132). Там созданы все условия для ведения коммерции. В частности, в городе хорошо налажена информационная работа. «Листы печатные по вся недели во всем Амстердаме, каких главных товаров есть со всего свету, — указывал он. — И в ту неделю те товары в какову цену стоят, то печатают с ценою, где продают — для купеческого ведения». По его мнению, российским купеческим компаниям следовало непременно иметь своего представителя в Амстердаме наряду с Лондоном и Гамбургом (См.: Там же. СПб., 1892. Кн. 3. С. 155,175-176).

Иностранцы утверждали в 1723 г., что «Амстердам — вообще складочное место не только Европы, но и всех четырех частей света, ибо можно утверждать, что ни природа, ни художества не производят чего-либо, чего не имелось бы в изобилии в этом городе». По их образному выражению, Амстердам представлял собой море, «которое вбирает в себя все воды, выходящие из земли» (Цит. по: Кулишер И. М. История экономического быта Западной Европы. Издание восьмое, пересмотренное и дополненное. М.; Л., 1931. Т. 2. С. 199). Данную точку зрения полностью разделял известный исследователь И. М. Кулишер. «Действительно, — писал он, — Амстердам стал международным торговым центром, сосредоточившим в своих [197] руках всю мировую голландскую торговлю, как привозимыми из Индии пряностями, так и европейскими товарами» (См.: Кулишер И. М. Указ. соч.). Не удивительно, что Голландию рассматривали в России в качестве одного из основных внешнеэкономических партнеров страны.

Попытки России самостоятельно выйти на голландский рынок предпринимаются уже в XVII в. Во времена Петра I на средства казны строятся и приобретаются за границей суда для доставки отечественных товаров в Голландию. Правда, здесь не обошлось без участия иностранцев. Отправляя в 90-х гг. XVII в. товары ка первом корабле, построенном в России, правительство рассчитывало реализовать российские товары и купить иностранные через голландского купца Авраама Гутмана (См.: Репин H. H. Торговля России с европейскими странами на отечественных судах: Конец XVII — середина XVIII в. // Исторические записки. М., 1985. Т. 112. С. 143— 144,146.). В этой связи нельзя назвать случайным тот факт, что первое торговое представительство России, во главе которого был поставлен русский агент, открылось именно в Амстердаме. Данный аспект подробно рассмотрен в трудах отечественных историков (См.: Репин H. H. Указ. соч.; Захаров В. Н. Западноевропейские купцы в России. Эпоха Петра I. М., 1996 и др.). В частности, В. Н. Захаров отмечает, что прямые контакты казны с европейским рынком существовали уже с 1706 г. — казна направляла товары «прямо в Амстердам своим торговым агентам» (Захаров В. Н. Торговля западноевропейских купцов в России в конце XVII — первой четверти XVIII в. // Исторические записки. М., 1985. Т. 112. С. 207). В последующие годы прямые торговые связи через консульские учреждения были установлены Россией и с другими европейскими странами.

К середине XVIII в. крупные российские купцы и мануфактуристы, вроде владельца шелковой мануфактуры Я. М. Евреинова, уже имели постоянных коммерческих партнеров в Амстердаме. Через них они продавали в Голландии свои и выписывали в Россию иностранные товары. Успехи частного капитала свидетельствовали о возможности с прибылью вести дело на европейском рынке. Поэтому российское правительство, контролировавшее экспорт наиболее ценных товаров, было заинтересовано в проведении активной внешнеэкономической политики. Одним из путей достижения этой цели во второй четверти XVIII в. было признано установление прямых торговых связей казны с европейским рынком. Как подчеркивает Н. В. Козлова, проекты открытия консульств в ряде европейских стран, в том числе в Голландии, обсуждаемые в Коммерц-коллегии и Сенате в 30-40-х гг. XVIII века, были ориентированы на организацию торговли казенными товарами. «Об этом, в частности, свидетельствует инструкция, — пишет она, — подготовленная для советника Мануфактур- коллегии Я. М. Евреинова, назначенного в 1744 г. торговым агентом в Амстердам» (Козлова Н. В. Российский абсолютизм и купечество в XVIII веке. М., 1999. С. 213-214).

Процесс определения организационной формы торгового представительства России в Голландии, выбора кандидата на эту должность, финансовые условия работы рассмотрены в работе Е. И. Швачкиной (См.: Швачкина Е. И. Роль торгово-дипломатических агентов России в Амстердаме в развитии российско-голландской торговли (первая половина XVIII в.) // Европа — Россия — Азия: диалог континентальных культур (история, право, экономика, геополитика). Сб. материалов всерос. науч.-практ. конф. / Под ред. С. А. Рязанцева, М. А. Мушинского. Иркутск, 2009. С. 119-125). Однако ни эта, ни другие публикации не исчерпывают данной темы. Вне поля зрения исследователей остались вопросы, связанные с реализацией правительством планов по продаже в Голландии казенных [198] товаров. Обнаруженные мною документы в Российском государственном архиве древних актов (фонд «Сенат и его учреждения») раскрывают детали этого процесса и позволяют судить о том, как на практике осуществлялась за рубежом торговля казенными товарами, какие цели ставились Сенатом перед российским торговым агентом в Голландии, где именно должно было располагаться это агентство. Кроме того, указанные документы дают возможность охарактеризовать взаимоотношения государства и предпринимателей в России в царствование Елизаветы Петровны, служат дополнительным источником для изучения деятельности государственных учреждений России.

Выбор Я. М. Евреинова в качестве торгового агента России в Голландии нельзя назвать случайным. К этому времени он уже имел богатый опыт ведения дел в Европе. К тому же в царствование Петра I он получил коммерческое образование за границей, жил в Голландии, в 1723 г. был назначен первым российским консулом в Испании. Тем не менее, правительство России планировало весной 1744 г. отправить Я. М. Евреинова в Голландию для начала «без четкого титула». Перед ним ставилась задача «присматривать, по какой цене тамо российские казенные и партикулярные товары в продажу производятся и в прочем, что к ево делу принадлежит, во всем искать доброго основания». 11-й пункт инструкции, сочиненной для Я. М. Евреинова, гласил: «Смотреть накрепко, что не посылаются ль от сель в Галандию такия ж товары, какими казенной торг производится или другие какие заповедные товары от партикулярных купцов» (РГАДА. Ф. 248. Оп. ИЗ. Кн. 1208. Л. 8об.-9). Только после того, как «все к его делу обстоятельства усмотрены и учинены будут», Я. М. Евреинова планировалось официально объявить через российского посла в Голландии агентом российского правительства (Там же. Кн. 1204. Л. 1-1об). Помогать ему в продаже казенных товаров должен был целый штат сотрудников: помощник, бухгалтер, конторский приказчик, двое подьячих, знающих немецкий язык. Кроме того, при нем должны были находиться «для обучения тамошних торгов» несколько учеников из купеческих детей. Выбор этих лиц был поручен самому Я. М. Евреинову.

Планируя отправку Я. М. Евреинова в Голландию, правительство определило ему жалованье в размере 3000 рублей в год, но не учло, что ему потребуются средства на проезд (ехать в Голландию Я. М. Евреинов планировал сухопутным путем через Ригу) и на наем за границей квартиры, расходы на которую он оценил в 600 рублей в год. Деньги требовались также на решение жилищного вопроса для сотрудников агентской службы. Эти и последующие просьбы, высказанные Я. М. Евреиновым, свидетельствуют о наличии у него практического опыта ведения коммерции за рубежом. Так, обратив внимание на транспортные и жилищные вопросы, он предложил не направлять его в Голландию в текущем году, так как в 1744 г. отправка казенных товаров туда не предусматривалась. Я. М. Евреинов планировал выехать в Голландию в январе 1745 г. и доехать до места назначения за шесть недель, «а по крайней мере в два месяца». Отправленные из России товары он рассчитывал принять в Голландии не ранее июня. К этому времени Я. М. Евреинов рассчитывал иметь полное представление о состоянии местного рынка, отмечая: «что подлежит до разведывания о тамошней коммерции, на то весьма время не много потребно».

В товарищи себе он выбрал московского купца, совладельца суконной мануфактуры Петра Андреевича Носырева; подьячих Андрея Горинского и Семена Иванова взял из Московской таможни. Его не смутило, что они не знали немецкого языка. Эти люди «по бытности их при таможне по всегдашним произвождениям таможенных дел против других в коммерции способнее быть могут, — отмечал Я. М. Евреинов,— [199] а таких, которые бы немецкий язык знали, я сыскать не мог» (РГАДА. Ф. 248. Оп. 113. Кн. 1204. Л. 10-10об.). При подборе штата сотрудников Я. М. Евреинов столкнулся с проблемой поиска в России бухгалтера и конторского приказчика, которые умели бы вести делопроизводство за границей. Сенат разрешил ему подыскать нужных людей непосредственно в Голландии, исходя из определенного оклада бухгалтеру в 400-500 рублей в год, конторскому служащему — в 200 рублей в год. Вскоре Я. М. Евреинов доложил, что подыскал на должность бухгалтера «лифляндского уроженца» из города Дерпта Ивана Андреевича Берга, который несколько лет жил в Голландии и был знаком с ведением конторских дел, к тому же проработал несколько лет в России в качестве бухгалтера у голландского купца Болтенгагена. И. А. Берг согласился наняться на службу бухгалтером на три года из расчета 250 рублей в год (Там же. Л. 27об.-28).

Помимо организационных вопросов Я. М. Евреинов поднял проблему духовной жизни соотечественников за рубежом, обратив внимание на необходимость соблюдения церковных обрядов, для чего поставил вопрос об открытии православной церкви в месте пребывания в Голландии российской агентской службы (Там же. Л. 2-2об.). Все эти предложения свидетельствуют, что он самым серьезным образом подошел к поставленной ему задаче и планировал создать прочный фундамент для деятельности российской агентской службы в Голландии.

Отправка советника Мануфактур-коллегии Я. М. Евреинова в качестве российского торгового агента в Амстердам, как известно, не состоялась (См.: Ульяницкий В. А. Русские консульства за границей в XVIII веке. М., 1899. 4.-1. С. 242), однако, правительство не отказалось от идеи продажи казенных товаров на внешнем рынке. В І744 г. Я. М. Евреинову поручили организовать как бы от своего имени продажу в Голландии казенных товаров на сумму в 10000 рублей. Для этой цели его поверенному выдали в Санкт-Петербурге из Камер-коллегии «казенный астраханский и саратовский клей» (996 пудов 8 фунта), который был оценен в 8418 рублей 4 копейки (по 8 рублей 45-копеек за пуд «астраханского» клея). На оставшуюся сумму он получил 1475 пудов 36 фунтов олонецкого полосного железа. Весь этот товар в начале 1745 г. был погружен его поверенным на три иностранных торговых корабля в Санкт-Петербургском порту и отправлен без взимания пошлин. Приемку и продажу этих товаров в Голландии Я. М. Евреинов поручил своим корреспондентам. В феврале того же года два из трех кораблей, нанятых под российские казенные товары, благополучно прибыли в Амстердам, а третий попал в шторм и был вынужден вернуться в Кронштадт. На нем перевозился 301 пуд 32 фунта рыбьего клея разных сортов на сумму в 2560 рублей 21 копейку (РГАДА. Ф. 248. Оп. 113. Кн. 1208. Л. 21-22). Третья партия казенных товаров прибыла в Амстердам, как и предполагал Я. М. Евреинов, в июне 1745 г. (Там же. Л. 115).

Продажа рыбьего клея в Амстердаме началась уже весной 1745 г. Она производилась, по всей вероятности, через магазин. Согласно ведомости, присланной в сентябре Я. М. Евреинову от его амстердамских корреспондентов, 18 апреля были заключены шесть сделок с голландскими купцами Яковом Коббом, Дикдерихом Смитом и Альбертом Хесфелингом на общую сумму в 20814 гульденов, которые обязались уплатить полагающуюся сумму в течение трех месяцев с момента заключения контракта. На тех же условиях в Амстердаме 9 августа были оформлены еще две сделки по продаже указанным купцам клея. Их сумма составила 6392 гульдена 11 штиверов. [200] 31 августа Яков Кобб и Альберт Хесфелинг купили на аналогичных условиях оплаты у корреспондентов Я. М. Евреинова две новые партии клея на 542 гульдена 19 штиверов (РГАДА. Ф. 248. Оп. 113. Кн. 1209. Л. 39). Обращает на себя внимание, что покупателями клея были одни и те же купцы. Часть сделок была заключена с ними в апреле, а часть в августе 1745 г.

Весь клей (он продавался в Голландии фунтами, а не пудами, как в России) был реализован на сумму 27749 гульденов 10 штиверов. Однако, это была еще не окончательная сумма. При обсуждении своей отправки в Голландию в качестве торгового агента Я. М. Евреинов подчеркивал, что заморская торговля сопряжена с дополнительными расходами, которые тоже надо учитывать. «На платеж асерапции зунской и таможенной пошлины, фрактов на наем магазейнов, работным людям и всяких расходов великая сумма наберется» (Там же. Кн. 1208. Л. 22), — указывал он. Накладные расходы при продаже рыбьего клея («на харч», пошлина за проход по Зундскому проливу, за «отдание в страх», конвойные деньги, капланен корабельщику, карбасный провоз, «за работу при отдаче», за охрану карбаса и т.д.) составили 3863 гульдена 12 штиверов. Доход от продажи рыбьего клея за вычетом в Голландии всех налогов и расходов, по сведениям амстердамских корреспондентов Я. М. Евреинова, составил 23883 гульдена 18 штиверов (Там же. Кн. 1209. Л. 39об). Но еще оставались пошлины, которые полагалось уплатить в России.

В Коммерц-коллегии подсчитали итог от продажи казенного клея в Амстердаме с учетом вексельного курса, который составлял в марте 1745 г. 46 1/2 штиверов за рубль, считая по 20 штиверов в одном голландском гульдене. Всего было продано клея на 11040 рублей 17 1/4 копейки (Там же. Л. 45). Это было ниже того, на что рассчитывали в Коммерц-коллегии. В Коммерц-коллегии считали, что с учетом всех пошлин «за оной отпущенной из России клей надлежит быть в платеже в казну денег» 11772 рубля 2 3/4 копейки. Таким образом, каждый пуд рыбьего клея независимо от сорта обходился с учетом налогов в 11 рублей 54 1/2 копейки (в этой сумме пошлины составляли 2 рубля 73 3/4 копейки) (Там же. Кн. 1208. Л. 120).

Вместе с продажей олонецкого железа корреспондентам Я. М. Евреинова в Амстердаме удалось выручить от всей этой операции 25668 гульденов 8 штиверов. 5 ноября 1748 г. Сенат приказал Я. М. Евреинову (18 сентября 1745 г. он был назначен вместо И. А. Мелисино вице-президентом Коммерц-коллегии) передать деньги от продажи казенных товаров в Голландии чрезвычайному российскому посланнику в Вене тайному советнику Л. Ланчинскому. Я. М. Евреинов незамедлительно дал соответствующее указание своим торговым партнерам в Амстердаме (Там же. Кн. 1206. Л. 8-8об.).

Данная коммерческая операция была не единственной, осуществленной по указанию правительства на внешнем рынке. В те же годы по линии Коммерц-коллегии через голландских купцов Пельсов в Голландии велась продажа ревеня (Там же. Л. 10-11,15). Клей также, наряду с железом и другими товарами, являлся статьей казенного дохода в России. Рыбная продукция, добываемая в Волго-Каспийском бассейне, экономическим центром которого являлась Астрахань, доставлялась на голландский рынок и пользовалась большим спросом. Таким образом, целенаправленная деятельность российского правительства по торговле в Голландии (фактически — в Амстердаме) рыбьим клеем, [201] способствовала вовлечению Нижнего Поволжья в орбиту российско-голландских торгово-экономических связей.

Документы публикуются по современным правилам правописания, с сохранением их стилистических особенностей. Выражаю искреннюю признательность профессору Гронингенского университета (Нидерланды), доктору исторических наук Яну Веллему Велувенкампу за разъяснения по поводу правильного прочтения сделанного автором русифицированного перевода названий голландских судов, приведенных в док. № 2 (см. примечания к тексту).

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта РГНФ («Астрахань-Амстердам в орбите российско-голландских торгово-экономических отношений ХVII-ХVІІІ веков»), проект № 08-01-00326а.

Публикацию подготовил кандидат исторических наук И. В. ТОРОПИЦЫН.


№ 1

Донесение советника Мануфактур-коллегии Я. М. Евреинова 1 Сенату о необходимости открыть в Голландии для обслуживания российской агентской службы и купечества православную церковь

3 ноября 1744 г.

Правительствующему Сенату советника Якова Евреинова Покорнейшее доношение

По всевысочайшему Ея императорского величества 2 соизволению отправляюсь я от Правительствующего Сената для дел Ея императорского величества в Галандию, куда отъезд свой имею з женою моею и з детьми и при мне домашних моих служителей по более десяти человек быть может, также по определению Правительствующего Сената со мною отправлены быть имеют ис купцов и приказных человек до десяти, при которых также может служителей несколько быть, и всех российских соберется больше тридцати персон. К тому ж бывает, что из российских купцов для купецких дел в Галандию времянно приезжают, а в Галандии церкви российской не имеетца и крайняя того необходимость по должности христианской требует, чтоб тамо для российских быть церкви.

Того ради всепокорнейшее Правительствующий Сенат прошу, дабы указом Ея императорского величества повелено было со мною отправить церковь со всею церковною утварью и с служебными книгами и при оной отправить достойного священника и дабы мне определено было на жалованье оному и содержание и на проезд до Галандии сумма денег, что Правительствующий Сенат по высочайшей резалюции определить соизволит.

Яков Евреинов

Ноября в 3 день 1744 г.

Под текстом пометка: «Слушан ноября 28 дня 1744».

РГАДА. Ф. 248. Оп. 113. Кн. 1204. Л. 5-5об. Скоропись. Автограф. [202]

№ 2

Донесение советника Мануфактур-коллегии Я. М. Евреинова Сенату о необходимости выделить средства для оплаты пошлин и других расходов, связанных с продажей казенных товаров в Голландии

[Не ранее 15 февраля 1745 г.]

(Датируется по помете в тексте документа)

Правительствующему Сенату советника Якова Евреинова Покорнейшее доношение

По определению Правительствующего Сената в прошлом 744 году велено мне в Галандию отправить казенных товаров на десять тысяч рублев и в то число имеющейся в Камор коллегии казенный астраханский и саратовский клей, которого по показанию из той коллегии 996 пудов 8 фунтов три четверти. А на пример, как за астраханский купцы давали по осмии рублей по сороку по пяти копеек на восемь тысяч на четыреста на осмнадцать рублев на четыре копейки три четверти, а к тому на достальную сумму из Берг коллегии сибирского полосного железа, которые товары повелено мне в Галандию отправить под моим именем. И по тому Ея императорского величества указу поверенным от меня бывшим моим служителем в Санкт-Петербурге от Камор конторы разных сортов клею принято 1019 пудов 32 фунта с половиною, да от Берг канторы при нем олонецкого железа 1475 пудов 36 фунтов, а за неимением корабельных мест более железа не принял, который клей и железо погрузил в три корабля, а именно в карабль именуемой Дексфрау Катерина 3, на котором корабельщик Класс Кейпес, другой карабль Дефергульде ботер тон 4, карабелыцик Теине Гендрик Шмит, третий Детвеге брудере 5, карабельщик Андриас Шмит. И об отдаче на оных караблях по обыкновению асерапция в надлежащее время к корреспондентам моим писал и о исполнении в надлежащее время известие от них имел. Также известен от них, что из оных караблей два первые в Амстердам благополучно прибыли, а последней карабль ис Кронштату вышел, но претерпя немалой штурм, принужден паки возвратиться, где и поныне лежит в Кронштате и отправится уже разве в мае месяце и, следовательно, оной разве в последних июня или в июле месяце туда прибыть может, а когда ж уже посланной во оном клей продан будет, то неизвестно. А во оном карабле клею разного сорту 301 пуд 32 фунта, которого по цене примерно как выше изображено на две тысячи на пятьсот на шестьдесят рублев на двадцать на одну копейку, а затем в Галандию пришло клею и железа на шесть тысяч на пятьсот на восемьдесят на семь рублев на пятьдесят одну копейку.

И ежели казенных Ея императорского величества каких мне неизвестно товаров в Галандию впредь отправлено будет не малые партии, которые мне принимать и в продаж производить, то потребно будет и необходимо, чтоб тамо на перед было приготовлено казенных Ея императорского величества денег довольная сумма, понеже на платеж асерапции зунской и тамошней пошлины, фрактов на наем магазейнов, работным людям и всяких расходов великая сумма наберется, что должно будет издержать все не токмо прежде продажи [203] товаров, но и прежде принятия оных, о чем ежели Правительствующий Сенат соизволит, то по щетам о продаже прежде посланных казенных Ея императорского величества товаров в Галандию, каковы щеты уповательно в Коммерц-коллегии есть, обстоятельно видеть возможно, сколько на какое число товаров расходов быть может. И ежели прежде посылки товаров потребная на расходы сумма денег переведена не будет, то мне как асерапцию, так пошлин и расходов платить будет нечем, да и вышеименованные товары, которых пришло в Галандию суммою на шесть тысяч на пятьсот на восемьдесят на семь рублев на пятьдесят одну копейку скороли проданы быть могут и о том неизвестен.

Того ради всепокорно Правительствующий Сенат о вышеписанном доношу, дабы неисправности какой на мне взыскано не было, и предаю на всевысочайшее о том рассмотрение.

Февраля... дня 1745.

Яков Евреинов

Под текстом помета: «Слушано февраля 15 дня 1745 г.»

РГАДА. Ф. 248. Оп. 113. Кн. 1208. Л. 21-22. Скоропись. Автограф.

№ 3

Донесение советника Мануфактур-коллегии Я. М. Евреинова Сенату о благополучном прибытии в Голландию третьего корабля с казенным клеем

27 июня 1745 г.

Правительствующему Сенату советника Якова Евреинова Покорнейшее доношение

По определению Правительствующего Сената в прошлом 744 году велено в Галандию отправить казенных Ея императорского величества товаров под моим именем, и что оных товаров поверенным от меня бывшим моим служителем в Санкт-Петербурге от Камор канторы принято клею и от Берг канторы железа олонецкого, и что оные товары погружены были в Галандию в три карабля, о которых известно было, что два карабля благополучно в прошлом году дошли, а третей зазимовал в Кронштате, о том я Правительствующему Сенату чрез покорнейшее мое доношение минувшего февраля месяца доносил. А ныне известие есть, что и тот карабль, который в Кронштате зазимовал, в Галандию благополучно дошел, но клей в нем отправленной, еще не выгружен, о чем Правительствующему Сенату во известие всепокорнейше доношу и сколь скоро известие получу о продаже оных товаров, о том по должности моей всепокорно Правительствующему Сенату донесть без всякого умедления не премину.

Яков Евреинов

Июня в 27 день 1745 году.

Под текстом помета: «Слушан июня 27 дня 1745 года».

РГАДА. Ф. 248. Оп. 113. Кн. 1208. Л. 115. Скоропись. Автограф. [204]

№ 4

Донесение вице-президента Коммерц-коллегии Я. М. Евреинова Сенату о выполнении поручения по продаже порученных ему казенных товаров в Голландии и готовности передать казне вырученные деньги

3 марта 1746 г.

Правительствующему Сенату вице-президента Якова Евреинова Покорнейшее доношение

Указ Ея императорского величества ис Правительствующего Сената я минувшего февраля 25 дня получил, по которому повелено мне прислать в Правительствующий Сенат ведомости на отправление отданных мне в 1744 году казенных товаров клея и железа от Санкт-Петербурга до Галандии и до продажи тамо оных, сколько в расход денег употреблено и на что именно, и те товары все ль проданы или некоторая часть и по каким по разтценам, и всех денег коликое число ныне имеется в выручке. И по сим оного Ея императорского величества указу Правительствующему Сенату всепокорно доношу.

Отправленной клей и железа в Галандию в прошлом 744 году в двух караблях того ж году туда привезен, а в третьем корабле нагруженной за поздним временем в Кронштата зазимовал и привезен туда в прошлом 745-м году и весь оной клей и железа тамо продано. И за проданной клей выручено тамо за расходами денег двадцать три тысячи восемьсот восемьдесят три гульдена и восемнадцать штиверов, а за железо получено тысяча шестьсот шестьдесят восемь гульденов и восемь штиверов, а по какой цене какой сорт клею продан и что расходов издержано, также и о железе, о том при сем всепокорнейшее прилагаю ординарные присланные от корреспондентов моих из Галандии щеты, и что о вышепомянутых вырученных за клей и железо деньгах повелено будет в Галандии кому от корреспондентов моих принять или здесь от меня, сколько по курсу векселем надлежит, повелено принять будет, о том высочайшего повеления от Правительствующего Сената ожидать буду.

Да принято в Санкт-Петербурге при отправлении клея и железа на расходы по указу ис Правительствующего Сената от Коммерц-коллегии денег двести рублев, ис которых в разные расходы употреблено сто пятнадцать рублев, за тем у меня в остатках на лицо восемьдесят пять рублев.

Яков Евреинов

В Москве 3 дня марта 1746 года.

Над текстом помета: «Получено 8 марта 1746 года». Записано: «написать в реестр к докладу».

Под текстом помета: «Докладовано 11 того ж марта».

РГАДА. Ф. 248. Оп. 113. Кн. 1209. Л. 37-38. Скоропись. Автограф. [205]

№ 5

Рапорт вице-президента Коммерц-коллегии Я. М. Евреинова Сенату о получении именного императорского указа о передаче денег, вырученных от продажи в Голландии порученных ему казенных товаров, российскому чрезвычайному посланнику в Вене Л. Ланчинскому

[Не ранее 5 ноября и не позднее 15 ноября 1748 г.]

(Датируется по помете и упоминанию в тексте документа)

В Правительствующий Сенат Коммерц-коллегии от вице-президента Якова Евреинова Покорнейший рапорт

Сего ноября 5 числа по присланному Ея императорского величества ис Правительствующего Сената ко мне указу, в котором объявлен высочайший имянной Ея императорского величества за подписанием Ея императорского величества собственныя руки, полученной во оный Правительствующий Сенат сего ноября 4 числа указ: велено имеющияся в Галандии за казенный клей и железо посланные для продажи чрез меня деньги двадцать пять тысяч шестьсот шестьдесят восемь гульденов восемь штиверов отдать в диспозицию пребывающему в Вене чрезвычайному посланнику тайному советнику Ланчинскому 6 на исправление Ея императорского величества дел и о том бы мне, куда надлежит, в самой скорости писать. И во исполнение оного Ея императорского величества высочайшего указа об отдаче вышеозначенных имеющихся в Галандии за казенный клей и железо денег пребывающему в Вене чрезвычайному посланнику тайному советнику Ланчинскому от меня в Галандию корреспондентам моим писано. О чем Правительствующему Сенату чрез сие покорнейше репортую.

Яков Евреинов

Ноября... дня 1748 года.

Под текстом помета: «Докладовано ноября 15 дня 1748 года».

РГАДА. Ф. 248. Оп. 113. Кн. 1206. Л.8-8об. Скоропись. Автограф.


Комментарии

1. Евреинов Яков Матвеевич (1700-1772) — представитель крупного российского купечества, владелец ряда промышленных предприятий. В 15-летнем возрасте был отправлен царем Петром I в Европу для обучения иностранным языкам и коммерции. Проживал в Голландии. В 1723 г. был назначен первым консулом России в Испании (г. Кадис). В 1742 г. назначен советником Мануфактур-коллегии, в 1745 г. стал вице- президентом, а в 1753 г. — президентом Коммерц-коллегии. В этой должности он возглавил Купеческий банк, созданный в 1754 г. при Санкт-Петербургском порту.

2. Имеется в виду российская императрица с 1741 г. Елизавета Петровна (1709— 1761/62), дочь Петра I.

3. В тексте приведено русифицированное прочтение названия корабля без его перевода на русский язык. На голландском языке название торгового судна пишется «De Vrouwe Catharina», что в переводе на русский означает «Сударыня Катарина» (пер. Я. В. Велувенкамп).

4. В тексте приведено русифицированное прочтение названия корабля без его перевода на русский язык. На голландском языке название торгового судна пишется «De Vergulde Boterton», что в переводе на русский означает «Позолоченная Кадка» (пер. Я. В. Велувенкамп).

5. В тексте приведено русифицированное прочтение названия корабля без его перевода на русский язык. На голландском языке название торгового судна пишется «De Twee Gebroeders», что в переводе на русский означает «Двое Братьев» (пер. Я. В. Велувенкамп).

6. Латинский Людвиг (?—17.11.1752) — дипломат, действительный тайный советник. Происходил из польских дворян. В русскую службу вступил в марте 1705 г. переводчиком к российскому послу в Голландии графу A. A. Матвееву и состоял при нем до 1715 г. В начале 1718 г. был назначен резидентом в Гданьск, затем секретарем российского посольства в Берлине. В начале 1721 г. Л. Ланчинский назначается российским министром в Вене, где и прожил до самой кончины. 6 августа 1725 г. при его участии был заключен трактат о дружбе между Россией и Австрией, существенную часть которого составлял «артикул секретнейший», которым Австрия гарантировала России приобретенные ею от Турции области. 21 сентября того же года Л. Ланчинский получил звание действительного камергера и чрезвычайного посланника. С воцарением Анны Иоанновны он был отодвинут на второй план. В правление Елизаветы Петровны Л. Ланчинский 31 декабря 1741 г. получил чин действительного тайного советника, был награжден 13 февраля 1745 г. орденом св. Александра Невского. До конца своих дней он выполнял дипломатические обязанности, принимал живое участие в переговорах, окончившихся уже после его смерти союзом России с Австрией против Пруссии.

Текст воспроизведен по изданию: "Велено мне в Галандию отправить казенных товаров на десять тысяч рублев". Донесения советника Мануфактур-коллегии Я. М. Евреинова в Сенат. 1744-1748 гг. // Исторический архив, № 5. 2010

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.