Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 26

1682 г., после 26 декабря-до 1683 г. 17 января. Разбор дела о поверстании служб тяглецов Барашской и Казенной слобод в Посольском приказе.

/л. 94/ Выписано на перечень.

В прошлом во 190-м году июля в 6 день били челом великим государем, царем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру [101] Алексеевичю [т.] Барашские слободы староста Андрюшка Софронов и все той слободы тяглецы. В нынешнем де во 190-м году били челом они брату их блаженные памяти великому государю, царю и великому князю Феодору Алексеевичю [т.] о поверстке служеб и тягла Казенные слободы с тяглецы, потому что Казенной слободы тяглецы многолюдством живут во льготе. А с ними де та Казенная слобода смежна. А они де малолюдством служат шатерные и дворцовые службы в великой скудости. И против де их челобитья написана выписка. А по той де выписке велено их, великих государей, указ учинить боярину князю Василью Васильевичю Голицыну с товарыщи. И по той де выписке им их, великих государей, указу не учинено и по се число. И волочатца де они за тем делом многое время. И чтоб великие государи пожаловали их для их скудости и малолюдства и скорых своих государских походов, велели им по той выписке свой государской милостивой разсмотрительной указ учинить, чтоб им от великой тягости вконец не разоритца.

И по тому их челобитью и по помете на той челобитной думного дьяка Афонасья Зыкова велено тое выписку взять в Посольской приказ и по той выписке великих государей указ учинить велено боярину князю Василью Васильевичю Голицыну.

А в выписке, какова прислана ис приказу Большие казны за справою подьячего Федора Кишмутина, написано.

В прошлом во 190-м году декабря в 11 день блаженные памяти великий государь, царь и великий князь Феодор Алексеевич [т.] указал боярину князю Василью Васильевичю Голицыну с товарыщи к своим государевым делам в службы разобрать и росписать и изровнять гостей в 6 год, а гостиную и суконную сотни, и дворцовых, и кадашевцов и конюшенных и черных сотен во 8 или в 9 или в 10 годы, чтоб всем служить и всякие подати платить в равенстве и не в тягость.

/л. 95/ А в Барашской слободе тяглецов 157 человек.

А в службах бывает в году по 20 человек.

И иметца им служить в 7 лет.

А во 8-й год в остатке будет 8 человек.

И недостанет в указанное число в службу в 8 и в 9 и в 10-й годы 52 человека.

А тягла Барашские слободы с тяглецов сходит 374 рубли 26 алтын 4 деньги.

Итого иметца на человека по 2 рубли по 12 алтын по 5 денег на год. [102]

Да они ж на всякие росходы збирают з беломесцов 155 рублев 6 алтын 4 деньги.

Обоево тягла в год по окладу и в росходы бывает 530 рублев.

А в списку з жалованные грамоты блаженные памяти великого государя, царя и великого князя Михаила Феодоровича [т.], какова дана с списка ж з жалованные грамоты блаженные памяти великого государя царя и великого князя Иоанна Васильевича всеа Росии Барашской слободы тяглецом написано:

Денежных доходов и тягла и никаких поборов с них, Барашской слободы тяглецов, имать не велено. Также им никаких изделей не делать оприч того, где великих государей поход будет. А как поход бывает, и они ездят на их государвевых лошадях.

А в Казенной слободе тяглецов 479 человек.

А в службах в году бывает 9 человек.

И имется служить в 53 лета.

А за тем в остатке будет 2 человека.

/л. 96/ А тягла с них сходит по 64 рубли на год.

Итого иметца на человека по 4 алтына по 3 деньги на год.

И в прошлом во 190-м году апреля в 7 день били челом блаженные памяти великому государю, царю и великому князю Феодору Алексеевичю [т.] Барашской слободы староста Андрюшка Софронов и все тяглецы. Служили де они одну шатерную службу, а дворцовых служеб з дворцовыми слободами не служили, и шатерную казну возили в походы на ямских подводах. А в Смоленскую и в Виленскую и в Рижскую службу было их с шатерною казною 90 человек, и шатерную казну возили на своих наемных подводах. И те де службы стали им больши 6 тысяч рублев. И от той службы они оскудали великими долгами. А без них де в моровое поветрие сродичи их на Москве померли, и домы их разорились вконец. А пожитки их рознесены. А как шли к Москве розных городов жители и селились жить в Кадашеве и в Казенную слободу, а к ним в Барашскую слободу не шли, видя их многую службу и великую тягость. И с того де времени тое шатерную службу служат и возят на своих наемных подводах малолюдством своим. Да они ж служат всякие дворцовые службы в купчинах и в целовальниках и по счету з дворцовыми слободами всякие изделья делают. И те их службы и с наемными лошедми под шатерную казну и с подможною дачею ставитца в год и доныне по 500 и по 600 рублев. А их де ныне в Барашской слободе человек со 100 не з большим. А люди все маломочные. А до морового де поветрия было Барашские слободы тяглецов человек с 300 пожиточных. А [103] смежно де с их Барашскою слободою Казенная слобода и многолюдна, а служба их самая малая, а к нарядом великих государей скорых дел прилична, и их шатерная служба служить с ними таким многолюдством мочно.

/л. 91/ И великие государи пожаловали бы их за их малолюдство и великую скудость и за многие службы, велели Казенные слободы тяглецом служить шатерные и всякие дворцовые службы с ними в рад. И им их казенную службу, которую они служат по наряду, всем вместе, чтоб им от великой скудости и малолюдства и многих служеб в походех шатерных ставок не остановить и от великих государей в опале не быть.

И буде великие государи Барашской слободы тяглецов пожалуют, велят им Казенные слободы с тяглецами шатерную и дворцовую и Казенного приказу службы служить и тягло платить сопча.

И Барашские, и Казенные слобод тяглецов 636 человек.

А в службы в год будет 29 человек.

И иметца служить в 21 год.

А за тем в остатке будет 27 человек.

А тягла с них сойдет 438 рублев 26 алтын 4 деньги.

Итого иметца на человека по 23 алтына на год.

И в пошлом же во 190-м году июля в 9 день великие государи, цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич [т.], слушав перечневой выписки, указали и бояря приговорили в Передней: Казенной слободы тяглецом Барашские слободы с тяглецами ж шатерную и дворцовую и с Казенного приказу службы служить и тягло платить сопча. И о том указали великие государи послать свой, великих государей, указ в приказ Большого дворца к боярину и дворецкому ко князю Василью Федоровичю Одоевскому с товарыщи. По выписке докладывал великих государей боярин князь Василей Васильевич Голицын по подписной челобитной.

И против того их, великих государей, указу в приказ Большого дворца и в Казенной приказ указы посланы.

/л. 98/ Да в прошлом же во 190-м году июля в 13 день били челом великим государем Казенные слободы староста Данилко Балакшин и все той слободы тяглецы. В нынешнем во 190-м году били челом великим государем Барашские слободы староста Андрюшко Софронов с товарыщи на них ложно, затеев, будто они Казенные слободы тяглецы живут в малом тягле легко. И против де того их челобитья велено розыскать и розверстать и указ [104] учинить боярину князю Василью Васильевичю Голицыну с товарыщи, а не слободу к слободе в поддачю отдавать. И против де их челобитья велено им с ними дать очную ставку и розыскать в приказе Большие казны боярину князю Никите Ивановичю Одоевскому с товарыщи. И ис Посольского де приказу боярин князь Василей Васильевич Голицын с товарыщи отдал их в Барашскую слободу в поддачю без очные ставки и без розыску без вины напрасно. И во всем они, бараши, оболгали их. А Казенная де слобода изстари ни х которой слободе в поддаче не бывала. Служат особно в Казенном приказе. И великие государи пожаловали бы их, не велели потив указу великих осударей и подписной челобитной без очные ставки и без розыску их ис Казенного приказу отдавать.

И по тому их челобитью Казенные слободы тяглецом Братские слободы с тяглецы велено дать очная ставка боярину князю Василью Васильевичю Голицыну с товарыщи.

А на очной ставке вместо Барашские да Казенные слободы тяглецов были Барашской слободы выборной двойник Власко Иванов, а Казенной слободы староста Данилко Балакшин.

А на очной ставке Власко Иванов сказал, что Казенной слободы тяглецы живут многолюдством в легком тягле. И бил челом, чтоб Данилка Балакшина допросить, для поверстки служеб и тягла были ль у них Казенной слободы двойники выбраны хто имяны, и подали ль они в Ответную полату своей Казенной слободы тяглецом и службам и тяглу книги.

/л. 99/ И Данилко Балакшин сказал: для поверстки де служеб и тягла двойники у них выбраны были Петрушко Стоянов, Ивашко Зиновьев. И их Казенной слободы тяглецом и службам и тяглу книги они подали. Да он же Данилко подал челобитную, да под тою челобитною роспись за руками. И бил челом, чтоб им по той их челобитной и росписи великих государей указ учинить. А он де Данилко подал тое челобитную и роспись против ево Власковых слов вместо ответа.

А в челобитной написано.

В нынешнем де во 190-м году велено их, Казенной слободы тяглецов, отдать безвинно в поддачю Барашской слободы тяглецом и велено им с ними служить шатерные и всякие дворцовые службы в равенстве. А их де Казенные слободы тяглецы изстари ни х которой слободе в поддаче не бывали, потому что в указе блаженные памяти великого государя, царя и великого князя Алексея Михайловича [т.] и в Соборном уложенье та Казенная [105] слобода написана после гостиные и суконные сотни первая. И по их де челобитью велено им с ними дать счет и очную ставку. И у них де с ними во всяких службах и в росходах вместо очные ставки роспись под сею челобитною за руками. А в прежнем де их челобитье было написано о кадашевцах и о бездворных утаеных людех, а не о всей Казенной слободе тяглецов о поддаче. И то де в другой своей челобитной написали они вымыслом. И чтоб великие государи пожаловали их, не велели их ложному затейному челобитью верить. И велеть бы той их Казенной слободе быть по-прежнему и всякие службы служить и подати платить особою слободою. И не велети б Казенной слободе у барашей быть в поддаче. И ими вновь обрасца учинить пред всеми слободами. И по той бы челобитной и по заручной росписи указ им учинить. А про их бы службы и про подати свидетельствовать Казенным приказом, где их службы и платежи бывают, чтоб им от их нападения в вечном разорении и в посмехе не быть.

И вышеписанную челобитную Власко Иванов выслушав, сказал. Как де о Казенной их слободе в Уложенье напечатано, и того он не ведает. А в прежнем де их Барашские слободы тяглецов в челобитье о кадашевцах и Казенные слободы о бездворных людех, которые у них в книгах, каковы поданы в Ответной полате, прописаны, написано было, и те де люди, которые у них в книгах прописаны, все розбежались. И они де о том и бить челом не стали. А в другой де челобитной написали они обо всей Казенной слободы тяглецах, чтоб служить им с ними в равенстве, а не о поддаче к ним для малолюдства и великие тягости от податей. И та де их челобитная писана не вымыслом их.

/л. 100/ Да в росписи написано.

А в Астрахани на Деловом дворе служит человек по 3 годы, а подмоги дают по 50 рублев на год.

А на очной ставке Власко Иванов сказал, что де он про тое службу и подмогу не ведает. И бил челом, чтоб Данилка Балакшина допросить, в которых годех их слободы тяглецы посыланы в Астрахань для той службы, и в которых годех были, и ныне в той службе в Астрахани их слободы тяглец есть ли.

И Данилко Балакшин говорил, что слободы их тяглецы в Астрахани служат лет с 10 и больши, а которого году, того он не упомнит. А подмоги де дано по имянному указу Демидку Бородулину на 3 годы 40 рублев. И те де денги взяты ему на них. А после ево ково они посылали, и тем де давали по 50 рублев человеку на год. А жили де они в той службе по 3 года человек. А он де [106] Демидко, приехав из Астрахани, бил челом на них о подмоге, указывая на ту подмогу, которые посланы ему на перемену, и ему де Демидку велено ту подмогу доправить. Да той же де слободы тяглец Максимко Гребенщиков живет в Астрахани и ныне за счетом тому 7-й год, а подмоги де ему они приговорили дать на 3 года по 50 рублев. А которые де он лишние годы живет, и за те де годы о подмоге что великие государи укажут. А отпуск де тем людем ис приказу Казанского дворца.

И Власко Иванов сказал, что де он Данилко плутает, что он написал в росписи своей, будто платят по вся годы астраханскому служителю подмоги по 50 рублев на год, а словесно он же сказал, что будто платят подмоги на 3 года по 50 рублев. И тот их слободы тяглец в Астрахани живет 7-й год, а они де выбрали того человека на 3 года, а не на 7 лет.

А в книгах, каковы присланы ис Казенного приказу в Ответную полату за приписью дьяка Федора Максимова, написано.

А в Астрахани на Деловом дворе Казенной слободы 1 человек тяглец.

А у какова он дела в Астрахани на Деловом дворе и сколько лет велено ему быть, и что подмоги дано или доведетца дать, того в книгах имянно не написано.

/л. 101/ И о той службе справливано с приказом Казанского дворца.

А по справке со 180-го по 186 год по указу блаженные памяти великого государя, царя и великого князя Алексея Михайловича [т.] московские Казенные слободы тяглецы в Астрахань на Деловой двор в головы посланы были, а подмоги им с Казенные слободы давано ль, того в приказе Казанского дворца не ведомо. А со 186-го года по нынешней по 191-й год Казенные слободы тяглецов в Астрахань не посыловано. А вместо их посыланы из низовых городов посацкие люди.

Да в памяти ис Казенного приказу за приписью дьяка Федора Максимова написано.

Со 180-го года Казенные слободы служит в Астрахани человек на Деловом дворе и доныне.

А о той службе на Казенный приказ ссылки на очной ставке (Слова: "на очной ставке" написаны над строкой тем же почерком) не было. Да и о справке той службы в Казенной приказ в памяти не написано. [107]

А справливано о той службе имянно с приказом Казанского дворца.

Да в росписи ж написано: В Новой Оптекарской полате на год по 2 человека, а у какова дела те люди в Новой Оптекарской полате бывают, того в росписи имянно не написано.

А на очной ставке Власко Иванов сказал, что де в Оптекарской полате их Казенные слободы тяглецов служат по 2 человека, и та де их служба зачтена.

А в книгах, каковы ис Казенного приказу присланы в Ответную полату, написано: Казенные слободы тяглецов в Оптеке 2 человека, а у какова они дела в Оптеке, того имянно в тех книгах не написано.

А в памяти ис Казенного приказу написано: в Оптекарской полате по памятем из Опте карского приказу со 184-го году Казенные слободы тяглецов по 2 человека в году у денежного збору и у покупки товаров.

Да в росписи ж написано: в Казенном приказе стоят в год по 6 человек, а найму им дается на неделю по 10 алтын человеку. И тех людей в год бывает 312 человек.

/л. 102/ А на очной ставке Власко Иванов сказал, что в книгах их, каковы их Казенные слободы выборные двойники подали в Ответной полате к счету, написано: 6 человек по 10 алтын человеку, а на месяц ли или на год, того имянно в книгах их не написано. И то они в росписи своей написали, что найму по 10 алтын человеку на неделю дают, исправляя неправду свою.

А Данилко Балакшин бил челом, чтоб великие государи пожаловали их, велели про ту службу и про наем, и есть ли что против книг, каковы поданы в Полате и в росписи их, что лишнее написано не делом, и про то бы свидетельствовать Казенным приказом. А для подлинного ведома написано в росписи их имянно.

А Власко Иванов шлетца в том на книги, каковы подали в Полате двойники их, а на Казенной де приказ слатца ему не для чего.

А в книгах, каковы поданы в Ответной полате, написано: в Казенном приказе 6 человек, и в день и в ночь безсходно, а тем людем найму дают по 10 алтын человеку.

А те люди в Казенном приказе понедельно или помесячно стоят, и найму им по 10 алтын человеку на неделю или на месяц дают, того в тех книгах имянно не написано.

А в памяти ис Казенного приказу написано. [108]

В Казенном приказе во весь год переменяясь понедельно для береженья великих государей казны и для посылок всяких приказных дел стоят 6 человек, а что им найму давано, того в Казенном приказе не ведомо. Потому что наймуют Казенные ж слободы тяглецы староста и приимщик.

А на очной ставке тем людем в даче наемных денег Казенной слободы староста слался на Казенной приказ.

Да в росписи ж написано.

В Казенном же приказе староста, приимщик, десятцкой, а у какова они дела в Казенном приказе и погодно ль бывают, того в росписи имянно не написано.

А на очной ставке Власко Иванов сказал, что де то в росписи их написано не делом, а к счету де в книгах их, каковы поданы в Полате, про те люди не написано. И в том он на те книги шлетца.

/л. 103/ А Данилко Балакшин говорил, что в тех службах шлетца на книги, каковы подали двойники их к счету, а те де старосты и приимшик и целовальники в тех книгах не написаны для того, что та служба явная во всех слободах. А писали де они то ныне в росписи своей для счету и подлинной ведомости.

А в памяти ис Казенного приказу написано:

Казенной слободы староста, приимщик, десятцкой бывают, переменяясь погодно для всяких государевых и слобоцких дел против иных слобод также из давных лет.

Да в росписи же написано: в Казенном же приказе служат у государевых дел человек по 10 и по 20 и больши у казны, у высушки и в переносах, и у постилок сукон, и места государевы обивают, и на иорданех и в Вербное воскресение у обивки и у береженья сукон бывают человек по 30 и по 40, и на посольских дворех в приезды послов полаты чистят и сукна ставят и обивают, и после съезду их обирают и в Казенной приказ свозят Казенною ж слободою.

А на очной ставке Власко Иванов сказал, что де то в росписи их написано не делом. А в книгах де их, каковы поданы в Ответной полате, своровано, написано после докладной выписки. И бил челом, чтоб великие государи пожаловали их, велели про то розыскать.

А Данилко Балакшин говорил, что де в книгах их, каковы поданы в Полату, после докладной выписки ложно ничего не приписано. А в тех де службах против росписи своей шлетца он на Казенной приказ. А что у обивки у государских мест сукон и на посольских дворех о работниках человек о 30 и о 40 в двойничных [109] их книгах написано, того он не упомнит. А написано де о том имянно в росписи их для подлинного счету.

А в книгах, каковы поданы в Полате, написано:

В Казенной приказ работников дают ко всяким государевым делам человек по 10 и по 20 и больши. /л. 104/ И то знатно приписано после иным очином пера, потому что то писмо вышеписанного письма потоне и писано иными чернилами. И то писмо с вышеписанным писмом не сходно.

А о 30 и о 40 человек работниках имянно не написано.

А в памяти ис Казенного приказу написано:

Великих государей у казны на иорданех и в Цветоносную неделю и к государских местам и на посольских дворех у обивки и у постилок, и для береженья, и для высушки сукон, и для иных дел бывают человек по 20 и по 30, и больши у работы, а что тем людем найму давано, того в Казенном приказе не ведомо. А что на посольских дворех в приезды послов полаты чистят и сукна ставят и обивают, и после съезду их обирают и в Казенной приказ свозят Казенною ж слободою, и того в памяти ис Казенного приказу не написано.

/л. 105/ Да в росписи их написано: в государевы походы ис Казенного приказу чего спросят наскоро, и они то возят на своих подводах.

А на очной ставке Власко Иванов сказал, что де то в двойничных их книгах написано воровски после докладной выписки. И бил челом, чтоб великие государи пожаловали их, велели о том розыскать.

А Данилко Балакшин говорил, что де в книгах их после докладной выписки воровски ложно ничего не написано. А на те де приписные статьи шлетца он, Данилко, в росходех и в службах, что он Власко называет воровскими, и в двойничных их книгах, каковы он подал в Казенной приказ за своею рукою. А с тех де ево заручных книг посланы в Ответную полату книги за дьячьею приписью. И про тое де вышеписанную службу в книгах, каковы поданы в Полате, после докладной ли выписки приписано, того он не ведает.

А в книгах, каковы поданы в Полате, написано:

В походы подводы наймуют.

И то знатно приписано после, потому что письмо поустановнее, и с писмом, которое выше того, то письмо не сходно.

А в памяти ис Казенного приказу написано: [110]

Всякие товары к великим государем в походы для скорости возят Казенные слободы тяглецы на своих подводах.

А что на те подводы денег в росходе на год бывает, того в Казенном приказе не ведомо.

Да в росписи ж написано: В походы, как спросят за великими государи персицкую полатку и кресла, и они подъимают на своих подводах Казенною слободою.

А на очной ставке Власко Иванов сказал, что то де написано в росписи их не делом, потому что в двойничных их книгах, каковы поданы в Полате, того имянно не написано. Да и в росходе у них за те подводы имянно не написано ж.

/л. 106/ А Данилко Балакшин говорил, что де та служба в их заручных книгах написана в перечень с ыными службами. А как де с их книг в отсылку в книгах же, каковы поданы в Полате, те их службы росписаны, того он не ведает. А в заручной де их росписи службы их росписаны имянно для подлинного счету.

А что персицкую полатку и кресла в походы Казенной слободы тяглецы возят, и того в книгах их, каковы поданы в Полате, не написано.

А в памяти ис Казенного приказу написано:

За великими государи в походы персицкую полату и кресла возят на своих подводах. А что найму за те подводы бывает, того в Казенном приказе не ведомо.

Да в росписи ж написано, в прибавку после книг, каковы поданы в Ответной полате, служба на них положена: служат они вместо гостиной и суконной сотен в Казне 2 человека.

А на очной ставке Власко Иванов сказал, что он про ту службу не ведает. И бил челом, чтоб Данилка Балакшина допросить: вместо гостиной и суконной сотни 2 человек с которого году и месяца и числа у них в службу спрашивают, и в ту службу 2 человека у них дано ль и хто имяны даны и выбор на них подали ль.

А Данилко Балакшин говорил, что де у них в тое вышеписанную службу вместо гостиной и суконной сотен 2 человек спрашивают по 2 ж человека на год со 190-го года при сиденье казначея Михаила Тимофеевича Лихачева. А те де люди 2 человека в тое службу по се число не отданы. А вперед де у них те люди в тое службу, как у них спросят, готовы.

А в книгах, каковы поданы в Полате, той службы не написано.

А в памяти ис Казенного приказу написано: [111]

В прошлом во 190-м году по докладной выписке за пометою думного дьяка, что ныне думной дворянин, Парфенья Яковлевича Пятово велено в Казенной приказ для покупки и для меры товаров выбирать в целовальники ис Казенной слободы тяглецов лутчих людей по 2 человека на год.

И ныне к той продаже 2 человека выбраны. (Строка написана другим почерком и другими черными чернилами)

А тое службу те люди служат ли, того в памяти имянно не написано.

Да в росписи ж написано: в Казенном приказе у продажи государевых товаров шолков и сафьянов бывают человека по 2 и по 4, /л. 107/ а помесячно или погодно те люди бывают, того в росписи их имянно не написано.

А Власко Иванов на очной ставке сказал, что то в росписи их написано не делом, потому что де та их служба к счету в двойничных их книгах не написана. Да и в заручной де их росписи написано глухо, по году ль те люди служат или помесячно, и зачитают ли то им в службу.

А в книгах, каковы поданы в Полате, той службы не написано.

Да и в памяти ис Казенного приказу про службу тех людей не написано.

Да в росписи ж написано: в Казенном приказе печи топят в Казне и у портных мастеров своими дровами. Да они ж покупают в Казенной приказ для государских дел портным мастером уголье и всякую деревяную посуду и на учреженье портищ всякую рухледь да для чищенья Казенного двора покупают железную и деревяную рухледь и работают Казенною слободою.

А на очной ставке Власко Иванов сказал, что де в росписи их написано, что на Казенном дворе на топленье печей купят дрова, и та их покупка в двойничных их книгах написана. А на сколько рублев исходят у них дров на год, и того имянно не написано. А что де будто они ж покупают в Казенной приказ для государевых дел портным мастером уголье, и то де написано в двойничных их книгах после докладной выписки. А на учреждение де портищ и всякой рухледи да для чищенья Казенного двора железной и деревянной рухледи ж покупают, и будто на Казенном дворе они Казенною слободою работают, в двойничных их книгах не написано. [112]

А Данилко Балакшин говорил, что де те их службы потив росписи их ведомы в Казенном приказе, и в том де он шлетца на Казенной приказ. А которые де службы и росходы в заручных их книгах порознь и не росписаны, и те де их службы и росходы в росписи их написаны порознь для подлинные ведомости и счету.

А Власко Иванов сказал, что в тех их службах на Казенной приказ, которые к счету не написаны были, не шлетца, а шлетца он в тех их службах, которые написаны в двойничных их книгах, каковы поданы в Полате к счету.

А в книгах, каковы поданы в Полате, написано:

Денги, которые збирают с Казенной слободы потив окладного списка, и те деньги росходятца на Казенном дворе, покупают дрова на приказное топленье уголье.

И та речь, что написано уголье, знатно приписано после, потому что та речь написана в строке меж речей, и та речь стала неслоговата и письмо той речи с письмом той строки несходно, /л. 108/ А на сколько рублев дров и уголья и какой посуды на год исходит, того в книгах их имянно не написано.

А в памяти ис Казенного приказу написано:

Для топленья Казенного приказу дрова и портным мастером для верховых дел уголье покупают Казенной же слободы тяглецы на свои денги и Казенной приказ и двор чистят. А что на покупку на дрова и на уголье и посуды и рухледи денег в росходе бывает, того в Казенном приказе не ведомо.

Да в росписи ж написано: в прошлых годех на государеве службе под Смоленским и под Ригою люди с лошадьми и с телегами с Казеннной слободы были, а наймовали их дорогою ценою.

А на очной ставке Власко Иванов сказал, то де написано в росписи их не делом, укрываючи свою неправду, потому что в прошлом во 190-м году велено изо всех слобод принести к счету и к поверстке книги службам и людем и податям 187 и 188 и 189 годов, а не дальних прошлых лет.

А Данилко Балакшин говорил, что де и у них Барашские слободы у тяглецов в челобитье те службы, как ходили они под Смоленск и под Ригу на них написано. И они де к счету те свои службы написали, такожде.

Да в росписи ж написано: Казенной слобододы окладной список, что они збирают в те вышеписанные росходы 64 рубли. И то збирают они против сего окладу вчетверо, кроме мостовых денег. А мостовых денег платят они в Земской приказ в 5 лет по 38 рублев по 20 алтын. [113]

А на очной ставке Власко Иванов сказал, то де написано у них в росписи не против книг, каковы присланы в Ответную полату к счету служеб и податей. А в окладном их списку всей слободе написан оклад 6 алтын 4 деньги, а з дву денег сходит по 3 рубли по 6 алтын по 4 деньги. А в тех вышеписанных дву деньгах 80 пуд, а в пироге 10 пуд. И в тот оклад в 6 алтын в 4 деньги збираетца у них 64 рубли.

А в книгах, каковы присланы в Ответную полату, написано после докладной выписки, будто збирают против того окладу вчетверо, а мостовых де денег платежу в тех книгах ничего не написано. И то де их явное плутовство. И бил челом, чтоб великие государи пожаловали их, велели о том розыскать.

/л. 109/ А Данилко Балакшин говорил, что де в их заручных книгах, каковы поданы в Казенной приказ за их руками, тот оклад написан вчетверо имянно. Да и мостовым деньгам платеж против их росписи в тех книгах написан имянно ж. И в платеж мостовых денег подал Земского приказу отпись.

А в Отписи написано:

В пошлом во 188-м году августа в 31 день взято в Земской приказ мостовых денег Казенные слободы с тяглых дворов и з дворовых мест со 193 дворов со 187 по 192-й год на 5 лет з двора по 6 алтын по 4 денег. Итого 38 рублев 20 алтын.

Да Данилко ж Балакшин бил челом, чтоб великие государи пожаловали их, велели заручные их книги, каковы в Казенном приказе для подлинного счету, взять в Посольской приказ и сличить бы с теми их книгами, каковы поданы за дьячиею приписью в Ответной полате. А что де он Власко спорит не делом, будто они по окладу вчетверо не збирают. И те бы денги по окладу потив заручных их книг велели бы имать погодно в Казенной приказ вчетверо и держать бы те денги в росход против их заручной росписи и книг.

А Власко Иванов бил челом великим государем, чтоб Данилка Балакшина допросить на книги, которые ис Казенного приказу за дьячьею приписью присланы в Ответную полату, и с тех книг, что зделана докладная выписка. И на те книги и на выписку во всем он том Данилко шлетца.

И Данилко Балакшин сказал, что де он на те книги и на докладную выписку слатца не смеет, потому что те книги, как с их заручных книг списаны, и он де про то не ведает. А шлетца де он на заручные свои книги, каковы поданы в Казенном приказе.

А в книгах, каковы поданы в Полате, написано: [114]

Окладной список 6 алтын 4 деньги, а з дву денег сходит 3 рубли 6 алтын 4 деньги, а в дву деньгах 80 пуд, а в пироге 10 пуд. И тот оклад с выпискою, какова прислана из Болшие казны, сходет.

Да под тою статьею подписано не по керакшеным строкам иным писмом: против сего окладу збирают вчетверо, кроме мостовых денег.

/л. 110/ И про вышеписанные приписки дьяк Федор Максимов допрашивая.

А по допросу подал с каску, а в скаске написано.

Книги Казенной слободы тяглецов службам и тяглу, которые отосланы в Ответную полату, закрепил он, Федор. А что де в тех книгах Казенные слободы тяглецов написано было, какие службы, и того он Федор сказал не упомнит, потому что которые отпуски бывают ис Приказов в ыные приказы, и те де всякие отпуски закрепляют дьяки, веря старым подьячим, и приписка какая в тех книгах после отсылки есть ли, того он Федор не ведает. А он де Федор после отсылки тех книг, как те книги ис Казенного приказу отпущены, приписывать никому ничего не веливал. А что де в тех книгах в трех местех называют припискою, и то де письмо одного подьячего рука или дву, того он Федор не ведает.

Да подьячей Лука Максимов, которой Казенной слободы тяглецов службам и тяглу книги подал в Полате за приписью дьяка Федора Максимова, допрашивал же.

А по допросу сказал:

Казенные слободы тяглецом и их тяглу и службам книги за приписью дьяка Федора Максимова в Полате боярину князю Василью Васильевичю Голицыну с товарыщи подал он, Лука. И в тех де книгах сначала первая тетерать да на другой тетрити два листа ево Лукиной руки письма, а достальные тетрати в тех книгах Макаровой руки письма Лайкова. А под тремя перечни в тех же книгах под Макаровым письмом Лайкова написано иным письмом. А хто то подписал, того он не ведает. Только то письмо не Макаровой руки Лайкова.

А у книг, каковы поданы в Полате, старово подьячего справки нет.

/л. 111/ Да в росписи ж написано: в слободе де у них дворовых тяглецов против книг, что поданы в Ответную полату, малое число вполы и меньши. А многие живут за скудостью и за утеснением малые земли на дворничестве ж, потому что у них перед Барашскою слободою земли малая доля. [115]

А на очной ставке Власко Иванов сказал, то де у них написано в росписи их не делом, потому что де у них и того в росписи не написано, сколько у них в Казенной слободе человек живут лутчих и середних и молотчих людей, и в Казенной слободе под дворами земли перед Барашскою слободою меньши ль, того он не ведает.

Да в росписи ж написано: из Барашские слободы в гостиную и суконную сотни нихто не взят. Да у них же в слободе люди пожиточные и полные.

А Власко Иванов на очной ставке сказал: в гостиную де и в суконную сотни сколько человек ис Казенной слободы взято, и того он не ведает. Да хотя бы де и взяты, и им де до того и дела нет. А из их де Барашской слободы в гостиную и в суконную сотни нихто не взят, потому что из дворцовых слобод за великою тяглостью податей и служеб из неволи не имывано. А в Барашской де слободе пожиточных людей только три человека, а середние статьи 21 человек, маломочных 65 человек. И всех в Братской слободе тяглецов со вдовами и с сиротами 157 человек.

Да в росписи ж написано: беломесцов в Казенной слободе стольники, и подьячие, и истопники, и закройщики, и портные мастеры, и скорняки, и лисичники, и тех беломесцов и которые взяты в гостиную и суконную сотни, и тех дворов будет с 30, а тягла с ними они с тех дворов своих не платят.

/л. 112/ А на очной ставке Власко Иванов сказал: з беломесцов де они тягло емлют ли, и им де до того дела нет. И беломесцы тягло им платят ли, того они не ведают.

Да в росписи ж написано: Барашские слободы староста и тяглецы написали в челобитье своем, будто они служат годовых служеб на год по 20 человек с лишком, и про те бы их службы свидетельствовать.

А Власко Иванов на очной ставке сказал, что де они годовые дворцовые службы з дворцовыми слободами служат по счету и в тех службах считаютца.

А Данилко Балакшин говорил, что де в годовых дворцовых службах по 20 человек у них не бывает. А те де службы написали они на себя не делом. И про те бы службы и что он Власко спорил, много ль их службы и росходов, указали б великие государи розыскать.

Да в росписи ж написано: будет де великие государи укажут на их Казенную слободу в прибавку наложить людей в службы по скольку человек на год, и в том они великие государи вольны. А чтоб им Казенною слободою служить всякие государские службы особо и подати платить, каковы на них положены одним против [116] прежних государских указов. А Барашские слободы у тяглецов в поддаче у них и соединении с ними не быть.

А на очной ставке Власко Иванов сказал, что де он на Казенной приказ не шлетца, а шлетца он на книги, каковы поданы в Ответной полате, опричь того что в тех книгах приписано после докладной выписки, И та Казенная слобода службами и податьми легка ль или тяжела, и чтоб великие государи пожаловали их, велели им Казенной их слободы с тяглецы по прежнему своему великих государей указу службы и тягло и подати платить сопча.

/л. 113/ А Данилко сказал: хотят де они правы быть государским последним указом и сею очною ставкою, потому что де прежней указ покрыт нынешним государским указом.

И буде Казенные слободы тяглецы тягло 64 рубли платят вчетверо, итого шлетца на год 256 рублев.

А Барашские слободы с тяглецов тягла на год же 374 рубли 26 алтын 7 денег.

Обоево с Казенной из Барашской слобод тягла на год 630 рублев, 27 алтын 7 денег.

И буде великие государи укажут, велят Брашской и Казенной слобод тяглецом то тягло платить сопча, итого на год иметца 164 человеком на человека по 33 алтына на год.

А 472-м человеком на человека по 33 алтына с полденьги на год.

На л.113 об.: "Справил Сенка Никитин”. По всем листам Выписки на перечень (л.94-113), т.е. разбора дела в Посольском приказе, скрепа (разрезанная) думного дьяка Посольского приказа Емельяна Игнатьевича Украинцева.

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.