Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 20

1882 г. августа 18. Очая ставка тяглецов Барашской и Казенной слобод о поверстании служб и тягла.

/л. 59/ 190-го августа в 18 день по указу великих государей Казенные слободы у тяглецов Барашскою слободою с тяглецы очная ставка была.

И против вышеписанного челобитья в Посольском приказе перед боярином перед князем Васильем Васильевичем Голицыным с товарыщи на очной ставке вместо Барашские да Казенные слобод тяглецов были Барашской слободы выборной двойник Власко Иванов, а Казенной слободы староста Данилко Балакшин.

А на очной ставке Власко Иванов, выслушав вышеписанную челобитныю, бил челом, чтоб Данилка Балакшина допросить: в нынешнем во 190-м году для поверстки служеб и тягла были ль у них двойники и буде выбраны были, хто имяны, и подали ль они своей Казенной слободы тяглецом и службам и тяглу книги.

И Данилко Балакшин сказал, что де у них для поверстки служеб и тягла в двойники выбраны был Петрушка /л. 60/ Стоянов, Ивашко Зиновьев и их Казенной слободы тяглецом и службам и тяглу книгу они подали. Да Данилко ж Балакшин подал челобитную да под тою челобитною роспись за руками. И бил челом, чтоб по той челобитной и росписи великих государей указ учинить. А он де Данилко тое челобитную и роспись против ево Власковых слов вместо ответа. А в челобитной и в росписи пишет.

/л. 61/ Царем государем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю [т.] бьют челом холопи ваши Казенные слободы старостишко Данилко Балакшин и все сложаня. В нынешнем государи, во 190-м году по челобитью Барашские слободы и по помете на выписке велено нашу Казенную слободу отдать безвинно в поддачю в Барашскую слободу. И велено служить нам ваши государские службы шатерные и всякие дворцовые в ровенстве и наши с ними вместе. А наша, государи, Казенная слобода изстари ни х которой слободе в поддаче не бывала. Потому что в указе блаженные памяти отца вашего государева великого государя, царя и великого князя Алексея Михайловича [т.] и в Соборном уложенье та Казенная слобода после гостиные и суконные сотни первая слобода. И по нашему, холопей ваших, челобитью велено нам с ними дать щет и очную ставку, и у нас с ними, барашами, во всяких службах и в росходах вместо очные ставки всяким нашим службам и росходам роспись под сею челобитною за руками. А велено о том указ учинить боярину князю Василью Васильевичю Голицыну с товарыщи. А в прежнем их челобитье было [83] написано о кодашевцах и об наших бездворных утаенных людей, а не обо всей нашей Казенной слободы жителей о поддаче. А то, государи, они в другой своей челобитной своим вымыслом написали о поддаче к себе всех Казенной слободы жителей, а не о бездворных. И та, государи, явная их затейка, что они то вымыслом своим написали вновь. Милосердые государи, цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич [т.], пожалуйте нас, холопей своих, не велите, государи, их ложному затейному челобитью верить и велите, государи, той нашей Казенной слободе быть по-прежнему, всякие ваши государские службы служить и подати платить своею слободою особо и не велите, государи, Казенной слободе у барашей быть в поддаче. И нами вновь образца учинить перед всеми слободами. И по сей нашей челобитной и заручной росписи велите указ учинить. А про наши службы и подати свидетельствовать Казенным приказом и где наши службы и подати бывают против росписи, чтоб нам, холопем вашим, от их нападения в вечном разорении и посмехе же не быть. Цари, государи, смилуйтеся, пожалуйте.

/л. 62/ Роспись Казенные слободы тяглецом, службам и росходам и денежному збору.

В Астрахани на деловом дворе служит человек по 3 годы без съезду, а подмоги даем ему по 50 рублев на год.

В Новой Оптекорской полате служим в год по 2 человека.

В Казенном приказе стоят по шти человек во весь год понедельно, а найму им дается на неделю по 10 алтын человеку. И тех людей в год бывает 312 человек. Да у нас же служат в Казенном приказе староста, приимщик, десятцкой. Да в Казенном же приказе служим мы у государевых дел человек по 10 и по 20 и больши у казны у высушки и в переносах, и у сукон в постилках, и место государево обиваем, и на иорданех и в Вербное Воскресенье у обивки сукон и у береженья бывает человек по тридцети и по сороку. И на посольских дворех в приезд послов полаты чистим и сукна ставим и обиваем, и после съезду их обираем и в Казенной приказ свозим Казенною ж слободою.

И в государевы походы ис Казенного приказу какие утвари спросят наскоре, и мы те утвари ставим на своих подводах, /л. 63/ и в походы, как спросят, за великими государи персидскую полатку и кресла, и мы подымаем на своих подводах Казенною слободою. [84]

Да с нас же в прибавку после книг, что поданы в Ответную полату, служба положена — служить вместо гостиной и суконной сотен в Казне 2 человеком.

Да мы ж бываем в Казенном приказе у государевых товаров у продажи у шолков и у софьянов человека по 2 и по 4.

Да в Казенном же приказе печи топим в Казне и у портных мастеров своими дровами. Да мы ж покупаем в Казенной приказ для их государских дел портным мастером уголье и всякую деревянную посуду и на учреженье портищ всякую рухлядь. Да для чищенья Казенного двора покупаем железную и деревянную рухлядь. И работаем Казенною слободою.

Да в прошлых годех на государеве службе под Смоленским и под Ригою люди с лошадьми и с телегами с Казенной слободы были. А наймовали их дорогою ценою.

А окладной у нас в Казенной слободе список, что мы збираем в те вышеписанные росходы 64 рубли. А збираем мы против сего окладу вчетверо, кроме мостовых денег. А мостовых денег платим мы в Земской приказ в 5 лет по тридцети по осми рублев по двотцети алтын.

/л. 64/ А в слободе у нас дворовых жителей против книг, что поданы в Ответную полату, малое число, вполы и в меньши. А многие живут за скудостию и за утеснением малые земли скитаются на дворничестве и на боярских и на монастырских дворех и у надворные пехоты в наемных подклетах и в разных слободах и сотнях, потому что у нас перед Барашской слободой земли малая доля. А которые у нас были в Казенной слободе лутчие люди и прожиточные, и те все выбором взяты в гостиную и суконную сотни 45 человек. А после тех людей остались в Казенной слободе людишка скудные и маломочные. А которые у нас в книгах написаны по поручным записям, и тех многих людей к дачам и к службам не сыскиваем.

А из Борашские слободы в гостиную и суконную сотни не взят ни един человек. И в той у них Борашской слободе люди прожиточные и полные.

А беломезцов у нас живет в Казенной слободе стольники, и подьячие, и истопники, и закройщики, и портные мастеры, и скорняки, и лисишники. И тех беломезцов и кои взяты в гостиную и суконную сотни, и тех дворов будет с тридцеть. А тягла с нами с тех дворов своих не платят.

/л. 65/ Да они ж Борашские слободы староста и тяглецы написали в челобитье своем, будто они служат годовых служеб на [85] всякой год по дватцети человек с лишком. И великие государи указали б про те их службы свидетельствовать и где они годовые дворцовые службы служат по дватцети человек с лишком.

/л. 66/ А будет великие государи укажут на нашу Казенную слободу в прибавку наложить людей в службы по скольку человек на год, и в том они, великие государи, вольны. А чтоб нам Казенною слободою служить всякие ваши государские службы особо и подати платить, каковы на нас положены, одним против прежних их государских указов. А Борашские слободы чтоб нам у них в поддаче и соединении с ними не быть.

На л.61 об.-66 об. подпись старосты Казенной слободы Данилы Балакшина: "К сей челобитной Казенной слободы старостишко Данилко Балакшин руку приложил".

На оборотах л.62-63 рукоприкладства тяглецов Казенной слободы:

л.62 об. — "К сей росписи садовник Ивашка Никитин вместо Григорья Анофреева по ево веленью руку приложил.

К сей росписи Евтюшка Михайлов руку приложил.

К сей росписи Алешка Яковлев и вместо Казенной слободы тяглецов Петра Семенова саешника, да Никона Парфеньева, да Прокопья Аристова, да Ивана Ефремова, да Исая Осипова по их веленью руку приложил.

К сей росписи Петрушка Лукьянов и вместо Прохора Ермолина, Алексея Моисеева, Пимена Гарасимова по их веленью руку приложил.

К сей росписи Петрушка Кузьмин и вместо Фомы Елуфимьева, да Семена Кузьмина, да... [на месте разреза л.62 и 63 одна строка срезана и не читается].

л.63 об.-...да Пимина Степанова, да Ивана Онтропова, да Галахтина Осипова, Овдея Яковлева, Тимофея Тарасова по их веленью руку приложил.

К сей росписи Самсонка Якимов и вместо Кузьмы Онтропова, Ивана Иванова по их веленью руку приложил.

К сей росписи Степашка Константинов руку приложил.

К сей росписи Ивашко Васильев и вместо Артемья Павлова да Петра Семенова по их веленью руку приложил.

К сей росписи Бориско Семенов и вместо Федора Кандратьева, Логина Иванова по их веленью руку приложил.

К сей росписи Алешка Семенов и вместо Ивана Алексеева по их веленью руку приложил. [86]

К сей росписи Казенной слободы Тимошка Игнатьев вместо отца своего Игнатья Михайлова, Василья Михайлова по их веленью руку приложил".

/л. 67/ И вышеписанная челобитная и роспись Власку Иванову чтена, и Власко Иванов, выслушав, сказал. В государеве де указе и в Уложенье как о той Казенной слободе напечатано, и того де он не ведает. А в прежнем де их Барашские слободы тяглецов челобитье о кадашевцах и Казенные слободы о бездворных людех, которые у них в книгах, каковы поданы в Ответной полате, прописаны, написано было, и те де люди, которые у них в книгах прописаны, все розбежались. И они де о том и бить челом не стали. А в другой де челобитной написали они обо всех Казенной слободы тяглецах, чтоб служить им с ними в равенстве, а не в поддачю к ним для скудости своей и малолюдства и всякие тягости. И та де их челобитная писана не вымыслом их.

Да он же Власко сказал, что де написано у них в росписи, будто в Астрахани служат Казенные слободы по человеку по 3 года, а подмоги им дают по 50 рублев на год. И он де о той службе и подмоге их, дают ли им тое подмогу, того он не ведает. И бил челом, чтоб Данилка допросить, в которых годех их слободы люди посыланы в ту службу и в которых годех были, и ныне в той службе в Астрахани человек их есть ли. И есть ли у них тех людей во взятье подмоги отписи.

И Данилко Балакшин сказал: как де их слободы тяглецы в Астрахани почели служить, тому лет з 10 и больши. А которого году, того он подлино не упомнит. А были де в той службе сначала по имянному блаженные памяти великого государя, царя и великого князя Алексея Михайловича [т.] указу Демидко Борадулин, а подмоги /л. 68/ указано ему дать по имянному ж указу на 3 годы 40 рублев. И те де деньги доправлены ему на них. А о последних деньгах он Демидко, приехав из Астрахани, бил челом на них в Казенном приказе, как они прислали к нему перемену. А после ево ково послали, и тем де давали они по 50 рублев на год человеку. А жили де они в той службе по 3 ж года человек. А он де Демидко бил челом о подмоге, указывая на ту подмогу, которые посланы ему на перемену. И по тому ево Демидкову челобитью велено ему подмогу доправить против тех людей. И после де ево Демидка в той службе были их же слободы тяглецы Ивашко Зиновьев да Максимко Гребенщиков. И Максимко де Гребенщиков живет в Астрахани и ныне за отчетом тому седьмой год. А подмоги де ему они приговорили дать на 3 года по 50 рублев. А которые [87] де он лишние годы живет, и за те де годы о подмоге что великие государи укажут. А отпуск де тем людем ис приказу Казанского дворца.

И Власко Иванов говорил, что де он Данилко плутает. Написал де он в росписи своей, будто платят по вся годы астраханскому служителю подмоги по 50 рублев на год. А словесно он же сказал, что живет человек их в Астрахани седьмой год. А они де выбрали того человека на 3 годы, а не на 7 лет. И то де они пишут в росписи своей, укрываючи свою неправду.

А Данилко Балакшин сказал: тот де человек их слободы живет в Астрахани за их выбором за отчетом государевы казны, а не за своим промыслом. И по их де выбору мочьно ему /л. 69/ и приехав ис Астрахани в подмоге на них бить челом. А они де в подможных деньгах в своем выбору опасни. И будет де великие государи по тому их выбору на те годы, которые годы жил он в Астрахани сверх 3 годов, подможные деньги на них буде велят и доправить, и в том их государская воля. А он де Власко плутом назвал ево не делом.

Да Власко Иванов сказал: в Новой де Аптекарской полате их Казенные слободы тяглецов по 2 человека служат, и та де им служба зачтена. А что де в описи написано, что стоят в Казенном приказе по шти человек, а платят им найму на неделю по 10 алтын человеку, и в книгах, каковы их Казенные слободы выборные двойники подали в Ответной полате к счету, написано шти человеком по 10 алтын человеку, а на месяц ли, или на год, или на неделю, того имянно в книгах их не написано. И то де они написали в росписи, будто они дают найму по 10 алтын человеку на неделю, исправляя неправду свою.

А Данилко Балакшин сказал: наем де тем шти человеком и служба написано в заручной их росписи имяно. И чтоб великие государи пожаловали их, велели про ту службу и про наем и есть ли против книг, каковы выборные люди подали в Полате в росписи их, что лишнее написано не делом, и про то бы свидетельствовать Казенным приказом. А для подлинного де ведома написано в росписи их имянно.

А Власко Иванов (В слове "Иванов" буквы "ов" написаны по подчищеному, другим почерком, более темными чернилами) шлетца в том на книги, каковы подали в Полате двойники их, а на Казенной приказ слатца му не для чего. [88]

/л. 70/ А Данилко Блакшин говорил: то де ево Власова явная неправда, что он свидетельство на Казенной приказ, где их службы бывают, не слался. А он де хочет прав быть Казенным приказом во всех службах против росписи.

А Власко Иванов сказал, что он в тех подможных деньгах шти человека хочет быть прав книгами, каковы подали в Полате их к подлинному счету.

Да Власко ж Иванов говорил, что де написано в росписи их, будто служит их слободы в Казенном приказе староста, да приимщик, да десятцкой. И то де написано в той их росписи не делом. А к счету де в книгах их, каковы поданы в Полате, про те люди не написано. И в том он на те книги шлетца.

А Данилко Балакшин говорил, что де он в тех службах шлетца на Казенной приказ против росписи своей и на книги, каковы подали двойники их к счету. А те де старосты и приимщики и целовальники в тех книгах не написаны для того, что та служба явная: во всех слободах без старосты и без целовальника и бес приимщика не бывает. И для того они в тех книгах не написали, а писали де они то ныне в росписи своей для счету и подлиной ведомости.

Да Власко Иванов говорил, что де в росписи ж их написано, будто у высушки казны и у переноски, и у обивки государских мест на ердани и в Вербное воскресенье, и на посольских дворех у обивки ж сукон, и у чищенья полат бывают их /л. 71/ Казенной слободы тяглецы, то де написано в росписи их не делом. Да и в книгах их, каковы подали двойники их в Ответной полате, написано, что дают они для тех служеб на Казенной двор человек по 10 и по 20 и больши. И то в книгах их своровано: написано после докладные выписки. И чтоб великие государи пожаловали их, велели про то розыскать. А что де у береженья сукон и мест человек по 30 и по 40-у и на посольских дворех полаты чистят и сукны ставят и обивают и после съезду обирают да в Казенной приказ свозят, и то де в книгах их, каковы поданы в Ответной полате, не написано. И в том на те их книги он шлетца опричь воровской приписки, которая приписка написана в тех книгах после докладной выписки.

А Данилко Балакшин говорил, что де в книгах их, каковы поданы в Полате после докладной выписки, ложно ничего не прописано. А в тех де службах против росписи своей шлетца он на Казенной приказ. А что де о службе у обивки у государских мест сукон и на посольских дворех человек по 30 и по 40-у в [89] двойничных их книгах написано ль, того он не упомнит. А написано де о том имянно в росписи их для подлинного счету.

Да Власко ж Иванов говорил, что де в росписи их написано, что в государевы походы ис Казенного приказу всякие утвари ставят наскоро Казенные слободы тяглецы на своих подводах. И то де в двойничных их книгах написано воровски после докладной выписки. И о том бы великие государи указали розыскать.

А Данилко Балакшин говорил, что де в книгах их после докладной выписки воровски ложно ничего не написано. А на те приписные статьи, которые написание, шлетца он Данилко в рос- ходех и в службах, что он Власко называет воровскими написаными, и те службы их в Казен/л. 72/ном приказе ведомы. А в двойничных их книгах, каковы он подал в Казенной приказ за своею рукой, те службы имянно написаны. А с тех ево заручных книг посланы книги ж за дьячьею приписью в Ответную полату. И те книги с их книг даны списывать подьячему Александру Савинову. И сам ли он списывал или молодой подьячий, того он не ведает. И про тое де вышеписанную службу в книгах, каковы поданы в Полате, после докладной ли выписки приписано, того он не ведает. И как та служба с их книг росписана в книгах же, каковы поданы в Полате, и того он не ведает.

Да Власко ж Иванов говорил, что в росписи ж их написано, будто в походы, как спросят за великими государи персицкую полатку и кресла, и будто де то поднимают на подводах Казеною слободою. И то де написано в росписи их не делом, потому что в двойничных их книгах, каковы поданы в Полате, того имянно не написано. Да и в росходе у них денег за те подводы имянно не написано ж.

А Данилко Балакшин говорил, что де та службы в их заручных книгах написана в перечню с ыными службами. А как де с их книг в отсылку в книгах же, каковы поданы в Полате, те их службы росписаны, того он не ведает. А в заручной де их росписи службы их росписаны имянно для подлинного счету.

Да Власко ж Иванов сказал, что де в росписи ж их написано, будто после двойничных их книг в прибавку положено на них служба: велено быть в службе вместо гостиной и суконной сотен в Казне 2 человеком. И он де про ту службу не ведает. И бил челом, чтоб Данила Балакшина допросить: вместо гостиной и суконной сотни дву человек с которого году и месяца и числа у них в службу спрашивают, и в ту службу 2 человека у них дано ли и хто имяны даны и выбор на них подан ли? [90]

/л. 73/ А Данилко Балакшин говорил, что де у них в тое вышеписанную службу вместо гостиной и суконной сотен дву человек спрашивают по 2 ж человека на год со 190-го году при сиденье казначея Михаила Тимофеевича Лихачева. А те де люди 2 человека в тое службу по се число не отданы. А вперед де у них те люди в тое службу, как у них спросят, готовы.

Да Власко ж Иванов говорил, что в росписи ж их написано, будто в Казенном приказе бывают у продажи товаров шолков и сафьянов по 2 и по 4 человека. И то де написано в росписи их не делом, потому что де та их служба к счету в двойничных их книгах не написана. Да и в заручной де их росписи написано глухо, по году ль де люди служат или помесечно и зачитают ли им то в службу, того имянно не написано ж.

А Данилко Балакшин говорил: та де их служба в Казенном приказе ведома имянно, и в том дё он шлетца на Казенной приказ.

Да Власко ж Иванов говорил, что де в росписи ж их написано, что в Казенном приказе в Казне и у портных мастеров печи они топят своими дровами, и та де их покупка дровам в двойничных их книгах написна. А на сколько рублев исходит у них дров на год, и того де в тех их книгах имянно не написано. А что де будто они покупают в Казенной приказ для государевых дел портным мастером уголье, и то де написано в двойничных их книгах после докладной выписки. А что де будто они покупают всякую деревяную посуду, и на учреждение портищ и всякую рухледь, да для чищения Казенного двора покупают железную и деревяную посуду и рухледь, и на Казенном дворе они Казенною слободою будто работают, и того де в двойничных их книгах не написано.

/л. 74/ А Данилко Блакшин говорил, что те их службы против росписи их в Казенном приказе ведомы. И в том де он шлетца на Казенной приказ. А которые де службы и росходы в заручных их книгах порознь и не росписаны, а те де их службы и росходы в росписи написаны для подлинные ведомости и счету порознь.

Да Власко ж Иванов говорил, что де шлетца в тех службах, которые написаны в двойничные их книги, которые поданы в Полате к счету. А которые де их службы к счету не написаны были, и он де в тех службах на Казенной приказ не шлетца, потому что те службы в Казенном приказе бывают ли, того он не ведает.

Да Власко ж Иванов говорил, что де в росписи ж их написано, будто в прошлых годех на государеве службе под Смоленским и под Ригою их Казенные слободы люди с лошадьми и с телеги [91] были и наймовали будто дорогою ценою. И то де написано в росписи их не делом, укрываючи свою непревду, потому что в прошлом во 190-м году посланы блаженные памяти великого государя, царя и великого князя Феодора Алексеевича [т.] указы во все слободы, велено принести к счету и к поверстке книги службам и людем и податям 187 и 188 и 189 годов, а не дальних прошлых лет.

А Данилко Балакшин говорил, что де и у них, Барашские слободы у тяглецов, в челобитье те службы, как ходили они под Смоленск и под Ригу, на них написано, и они де к счету те свои службы написали такожде.

/л. 75/ Да Власко ж Иванов говорил, что де в росписи ж их написано, будто у них в Казенной слободе окладной список и будто они по тому списку збирают в вышеписанные росходы 64 рубли. И против де того окладу будто збирают они вчетверо, кроме мостовых денег, что платят в Земской приказ в 5 лет по тритцати по осми рублев по двадцати алтын. И то де написано у них не делом и не потив книг, каковы присланы ис Казенного приказу за дьячьею приписью в Ответную полату к счету служеб и податей. А в докладном де их списку всей Казенной слободе написан оклад 6 алтын 4 денги. А с дву денег сходит по три рубли по шти алтын по 4 денги. А в тех вышеписанных дву денгах 80 пуд, а в пироге 10 пуд. И в тот оклад в 6 алтын в 4 денги збираетца у них 64 рубли. А в книгах де, каковы присланы в Ответную полату ис Казенного приказу за дьячьею приписью, написано после докладной выписки, будто збирают против того окладу вчетверо. А мостовых де денег платежу в тех книгах ничего не написано. И то де их стало явное плутовство. И о том указали б великие государи розыскать.

А Данилко Балакшин говорил, что де во их заручных книгах, каковы поданы в Казенной приказ за их руками, и в тех книгах тот оклад написан вчетверо имяннно. И мостовым деньгам платеж потив их росиси в тех книгах написан имянно ж. И в платеже мостовых денег к сей очной ставке Данилко Бакшин подал Земского приказу отпись. И с той отписи взят список за рукою. А подлинная отпись отдана ему Данилку. А в списку пишет.

/л. 76/ Список с отписи слово в слово. Лета 7188-го августа в 31 день по государеву цареву великого князя Феодора Алексеевича [т.] указу взято в ево великого государя казну в Земской приказ мостовых денег по наказу в Земляном городе от Покровки по Яузу реку с Казенной слободы с тяглых дворов и с дворовых мест со [92] сто с девяносто с трех дворов со ста восмьдесят седьмаго по ста девяносто второй год на 5 лет з двора по шти алтын по 4 деньги. Итого тридцать восемь рублев дватцать алтын. Те деньги платил Казенные слободы староста Бориско Семенов. А подлинная отпись за приписью дьяка Андрея Покрышкина. Справа подьячева Федора Кишмутина.

На л.76 об.: "К сему списку Казенной слободы Данилко Балакшин руку приложил. А подлинную отпись к себе взял”.

/л. 77/ Да Данилко Балакшин бил челом, чтоб великие государи пожаловали их, велели заручные их книги, каковы в Казенном приказе для подлинного счету взяты в Посольской приказ, и сличили бы с теми книгами, каковы поданы за дьячьею приписью в Ответной полате. А что он, Влас, спорит не делом, будто они по окладу вчетверо не збирают, и те бы денги по окладу против их заручных книг велеть имать погодно в Казенной приказ вчетверо и держать бы те денги в росход против их заручной росписи и книг.

А Власко Иванов бил челом великим государем, чтоб Данилка Блакшина допросить: на книги, которые ис Казенного приказу за дьячьею приписью присланы в Ответную полату и с тех книг что зделана докладная выписка, и на те книги и на выписку во всем он том Данилко шлетца ль.

И Данилко Балакшин сказал, что де он на те книги и на докладную выписку слатца не смеет, потому что те книги, как с их заручных книг списаны, он де про то не ведает. А шлетца он на заручные свои книги, каковы поданы в Казенной приказ.

Да Власко ж Иванов говорил, что де в росписи ж их написано, будто у них в слободе дворовых жителей против книг, что поданы в Ответную полату, малое число, вполы и менши, а многие будто живут за скудостью и за утеснением малые земли и скитаются на дворничестве на монастырских и на боярских дворех и у надворные пехоты в наемных подклетах и в розных слободах и сотнях, потому что де у них перед Барашскою слободою /л. 78/ земли малая доля. А которые де у них были в слободе лутчие и пожиточные люди, и те все выбором взяты в гостиную и суконную сотни 45 человек. А после де тех людей осталось в слободе людишка скудные и маломочные. А которые де у них в книгах написаны по поручным записям, и тех многих людей к дачам и службам не сыскивают. И то де у них написано в росписи не делом, потому что де у них и то в той росписи не написано, сколько [93] у них в Казенной слободе человек живут дворами лутчих и середних и мол отчих людей, также и бездворных людей. А в гостиную и в суконную сотни сколько человек взято, того он не ведает. Да хотя бы де и взяты, и им де до того и дела нет. А в Казенной де слободе под дворами земли перед Барашскою слободою менши ль, того он не ведает же. А из их де Барашской слободы в гостиную и в суконную сотни нихто не взят, потому что из дворцовых слобод за великою тягостью податей и служеб из нево(?) (Так в тексте) не имано. А в Барашской де слободе пожиточных людей 3 человека, а середние статьи 21 человек, а мол отчих 65 человек. И всех в Барашской слободе тяглецов со вдовами и сиротами 157 человек. А что де у них беломесцы всяких чинов люди живут на тритцати дворех, и с тех дворов будто им в Казенную слободу тягла не платят, и им де до того и дела нет. И емлют ли они с них тягло, и они де того не ведают. А по скольку де человек их слободы тяглецов годовую службу служат и где служат, и то де написано в книгах их, каковы поданы к счету в Ответную полату.

И Данилко Балакшин бил челом, чтоб ево Власа допросить: в годовых службах они, Барашские слободы тяглецы, со всеми дворцовыми слободами считаютца ль и по счету ль с ними служат?

/л. 79/ А Власко Иванов сказал, что де они годовые дворцовые службы з дворцовыми слободами служат по счету и в тех службах считаютца.

А Данилко Балакшин говорил, что де в годовых дворцовых службах по 20 человек у них не бывает. А те де службы написали они на себя не делом. И про те бы службы розыскать. А что он Влас в сей очной ставке о счете своим вымыслом многие их службы и росходы спорил многие не делом и лживил, будто они написали ложно. И бил челом, чтоб великие государи пожаловали их, велели про то все розыскать против их заручной росписи и по книгам, каковы за их руками в Казенном приказе, каковы поданы з двойниками Казенным приказом.

Да Власко ж Иванов говорил, что де он на Казенной приказ не шлетца, а шлетца он на книги, каковы поданы в Ответную полату, опричь того, что в тех книгах приписано после докладной выписки. И та Казенная слобода службами и податьми тяжела ль или легка ль и чтоб великие государи пожаловали их, велели с [94] Казенною слободою с тяглецы по-прежнему своему великих государей указу службы и тягло и подати платить сопча.

А Данилко сказал: хотят де они правы быть государским последним указом и сею очною ставкою, потому что де прежней указ покрыт нынешним государским указом.

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.