Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Самодержавие Царевны Софьи Алексеевны, по неизданным документам.

(Из переписки, возбужденной графом Паниным).

В Московском главном архиве министерства иностранных дел в делах Посольского приказа под рубрикой ”Дела входящие и исходящая 1766 — л. 60, № 22”, находится интересный документ. Он заключает в себе: письмо графа Никиты Ивановича Панина к Михаилу Григорьевичу Собакину (Начальнику Московской конторы коллегии иностранных дел. Директором архива коллегии в 1766 г. был назначен историограф Миллер, а его помощниками Бантыш-Каменский и Соколовский. Архив коллегии иностран. дел бывший архив Посольского приказа. См. Иконников. Очерк русской историографии, том 1) о розысками документов, касающихся правления Царевны Софьи Алексеевны, и ответ архива с приложением требуемых документов. Панин требует от Собакина ответа на целый ряд запросов относительно правления Царевны Софьи Алексеевны и скорейшей присылки ряда документов, определяющих значение и размеры царственной власти. Панин пометил свое письмо 3-м апреля 1766 г., а 8-м мая отмечены ответные бумаги из архива. Очевидно, что к розыску приступили весьма энергично. По-видимому, Панина интересовало, когда и при каких условиях соправительство Софьи Алексеевны с братьями было установлено, и была ли она вполне самостоятельной в своих действиях. Ему тоже было важно знать, как с внешней стороны была обставлена власть Царевны, как она титуловалась, и существуют ли граматы от ее имени. Данное [426] письмо Панина, а в частности пункты, им намеченные, весьма любопытны. Интерес Панина к официальной стороне положения Царевны-правительницы приводит на память толки об отношениях Панина к самодержавию Екатерины II и к положению ее сына Павла Петровича. По донесениям иностранных дипломатов графа Сольмса, Беранже, Реберта Гуннинга и других (Сборник русского исторического Общества. Том 22, стр. 247, Том 19, стр. 297. Бильбасов. Том 2-ой, стр. 559) (некоторые из них были очевидцами дворцового переворота 1762 г.), Панин стоял во главе партии, желавшей возвести на престол Павла Петровича, а Екатерину провозгласить регентшею только до совершеннолетия сына. Екатерина по свидетельству иностранцев знала о намерении Панина, и граф Мерси в 1763 г. доносил своему правительству, что Императрица ненавидит Панина, хотя и предоставляет ему большое влияние на дела. Граф Сольмс и лорд Букингам (Сборник русского исторического Общества. Том 12, стр. 99) в мае 1763 г. говорили только о некотором охлаждении между Императрицею и Паниным. Действительно после дворцового переворота 1762 г. ходили слухи в русском обществе, что Панин желает возвести на престол своего воспитанника, и с его именем связываются заговоры в пользу Павла Петровича 60-х и 70-х годов (1762-1763, 1773-1774 г.). Конечно на основании всех этих известий нельзя выводить заключения об участии Панина в заговорах против Императрицы тем более, что сама Екатерина не придавала этим слухам никакого значения, хотя для нее не было тайной, что Панин хотел видеть на престоле Павла (Бильбасов. Том II, стр. 510. Письмо Екатерины к Понятовскому). Но тем не менее с донесениями иностранцев считаются историки при оценке личности Панина. Одни из них склонны верить иностранцам, другие нет.

Действительно многие эпизоды из деятельности Панина как бы подтверждаюсь свидетельства иностранцев. Так в известном проекте об учреждении императорского совета ясно проглядывает стремление Панина ограничить власть Екатерины. В докладе, которым сопровождался проект Панина, сказано: ”Государь никак инако власть в полезное действие произвести не может, как разумным ее разделением между некоторым малым числом избранных к тому единственно персон”. Екатерина, как известно, не одобрила проекта и отвергла его.

В виду неясности и малочисленности источников по данному вопросу приводимое ниже письмо может служить новым [427] указанием, что Панин не прочь был, воспользовавшись историческим примером правления царевны Софьи, возвести на престол Павла Петровича, а Екатерине предоставить только регентство до совершеннолетия сына. Свои запросы в архиве Панин сделал в апреле 1766 г. Весьма возможно, что Панин имел основание торопиться с осуществлением своих планов. 14-го декабря того же 1766 г. Екатерина II издала манифеста о созыве земских людей. Имея в виду, что в следующем 1767 г. выборные должны будут собраться, Панин мог рассчитывать с помощью земских людей изменить форму правления, объявив Павла Петровича, совершеннолетие которого было не за горами, императором, а Екатерину регентшею. Панин мог думать, что земские люди, в большинстве случаев дворяне, согласятся провозгласить императором Павла, если им будет обещано ограничение царской власти. Роль верховников и дворянства при вступлении на престол Анны Иоанновны еще не была забыта. Результатов деятельности комиссии Панин в то время не мог предвидеть. Но все это, конечно, очень гадательно.

__________________________________

На нижеследующее письмо графа Панина о розыскании документов касающихся правления царевны Софьи Алексеевны, последовал ответ Собакина в двух письмах (Находятся в СПБ. Государственном Главном Архиве в деле ”о титулах царевны” и в ”известиях о ее соцарствовании с братьями”) от 13-го апреля и 8-го мая 1766 г. с приложением требуемых документов.

Из этих писем видно, что Собакин с большим рвением принялся за розыски документа, который бы послужил непременным свидетельством самодержавия царевны Софьи. Не найдя его в архиве, Собакин обращается к печатным источникам и по интересующему его вопросу находить две книги — неизвестного автора (Приобретенная архивом от Мусина-Пушкина) и сочинение графа Андрея Артемоновича Матвеева. Хотя обе эти книги, по словам Собакина, и не заслуживают доверия (”точно неизвестно кем и справедливо ли писаны”), однако Собакину удалось отыскать в частном доме червонец (с портретом царевны), о котором упоминает Матвеев в своей книге. Сообщая об этом Панину, Собакин как будто хочет сказать, что самый факт находки червонца дает основание с большим доверием отнестись и к остальным сообщениям Матвеева. В обеих упомянутых книгах Собакин не нашел оффициального постановления о соцарствовании Софьи Алексеевны с братьями и [428] выводить заключение, что этого постановления и вовсе не было. Во всяком случай Собакин считает несомненным фактом соцарствование Софьи Алексеевны, по найденным документам устанавливает число лет ее самодержавного правления и момента его прекращения. Он отмечает только, что установление об ее соцарствовании было сделано домашним частным распоряжением и в полную силу вводилось исподволь.

При письмах Собакина (СІІВ. Государ. Главн. Архив) и при письме Панина (Московский Главн. Арх. Минист. Иностр. Дел) приложены выписки, сделанные архивариусами — современниками Панина, из книг мастерской и оружейной контор (В Московск. Арх. Мин. Ин. Дел при письме Панина приложен реестр посланных дел и выписка из статейного списка о приеме послов, а самые дела — подлинные грамоты и копии с них находятся при письме Собакина в СПБ. Госуд. Главн. Архиве).

Эти выписки и заключают в себе требуемые справки с приложением некоторых документов, как-то: статейных списков, грамат, указов и даже рисунка монеты.

Ответа архива и устанавливает: как царевна титуловалась и какое значение имела во внутреннем управлении и во внешней политике. Указано постепенное усиление ее власти и время, когда имя царевны стало появляться в грамотах на ряду с именами царей, перечислено, в каких делах имя царевны никогда не ставилось рядом с царскими именами, представлено описание аудиенции, которые царевна давала иностранным послам (отдельно о братьев), при чем указано на их публичный характер. При письме Собакина были приложены не только копии с государственных грамат и указов, но даже и подлинные документы (Печатаются ниже): подлинная пропускная грамата от имени одних только царей Иоанна и Петра Великого послам во Францию князю Долгорукову с товарищами (1687 г.), подлинная грамата от имени царей и царевны к запорожскому кошевому атаману Федору Ивановичу с похвалой за присылку взятых под Казыкерменом 2-х турок (1687 г.); подлинная челобитная Киевского митрополита Гедеона о выдаче жалованья Софийскому монастырю (1687 г.). Подлинники, вероятно, были посланы Собакиным графу Панину с той целью, чтобы наглядно ему показать, когда имя царевны стояло на ряду с именами царей, и в каких делах оно не упоминалось; в делах, касающихся внутреннего правления — в грамотах и челобитных Софья титулуется Великой Государыней, Благоверной Царевной и Великой Княжной, и имя ее постоянно упоминается [429] рядом с именами царей, как равное им. (”Великих государей и великие государыни благоверные царевны и великие княжны Софьи Алексеевны всеа великие и малые и белые России самодержцев)”. В челобитной же Гедеона о царевне упоминается, как о совокупно соцарствующей с братьями. (”Божиею милостью пресветлым благочестивым Государем Царем и Великим Князем Иоану Алексеевичу, Петру Алексеевичу и пресветлой благочестивой соцарствующей купно Государыне: Царевне и Великой Княжне Софии Алексеевне всеа великие и малые и белые России самодержцев)”.

В граматах проезжих в чужия государства, как видно из документов, писались только имена царей.

__________________________________

Из всех присланных документов заслуживает внимания описание аудиенции. Если аудиенций послов у Софьи Алексеевны сопоставить с приемами московских царей, то мы увидим, что оне носят одинаковый характер. Царевна принимала послов в креслах, оправленных алмазами, в царском одеянии (в венце, низанном жемчугом и в парчевой собольей шубе). Этикет приема ничем не отличался от царского, и послы в своих речах величали Софью ”Величеством”; воздавая правительнице царские почести, подносили ей подарки.

Обращает на себя внимание и рисунок монеты времени Царевны Софьи с портретом на одной стороне Царей, а на другой Царевны. Относительно прекращения правления Царевны Софьи, точных известий в архиве не сохранилось. Время же падения Царевны определялось тем годом, когда имя ее исчезло из грамат.

Когда Панин познакомился с содержанием документов, присланных Собакиным, он должен был убедиться, что Царевна, несмотря на свое звание правительницы, стремилась к царской власти, пользовалась ею и, чтобы лишить ее этой власти, потребовался государственный переворот.

Письмо графа Н. И. Панина М. Г. Собакину.

(Мос-ков. Гл. Арх. Мин. Вн. Дел. Входящие и исходящие дела 1766 г.).

л. 60. № 22.

Государь мой
Михайла Григорьевич.

Как Ваше Превосходительство о Московском Коллежском Архиве и о всех находящихся в оных древностях подробное сведение имеет, то я Вас потому прошу приказать отыскать в [430] старинных делах, каким образом титуловалась царевна София Алексеевна, когда она была соправительницею при царях Иоанне и Петре Алексеевичах, и естьли сыщутся какие грамоты или записи, которые именем оной царевны писаны были, особливо же не можно ли сыскать какого постановления оригинального о ее соправительстве, то все оные пиесы с потребным известием благоволите в оригиналах ко мне прислать, чего я тем скорее ожидать буду, что потребно все то для Высочайшего ее Императорского Величества известия.

Я есм с особливым почтением

Вашего Превосходительства

покорно-верный слуга Н. Панин.

С.-Петербург
апреля 3 дня
1766 г.

Р. S. Равно же желательно здесь выдать время и форма, когда и как соправительство царевны Софьи установлено было, преже с царем Иоанном Алексеевичем однем, а потом обще с Петром Великим, почему и акты объясняющие сии два эпока прошу прислать.

л. 61. № 22. Каким образом тутуловалась царевна, когда она была соправительницею при царях Иоанне Алексеевиче и Петре Алексеевиче, и если сыщутся какие грамоты или записи, которые именем оной царевны писаны были, особливо не можно ли сыскать какова постановления оригинального о ее соправительстве, равным образом когда и как соправительство царевны Софии Алексеевны установлено было, почему и акты объясняющие сии два эпока прислать.

Апреля 13 дня 1766 г.

Ответь под 23 и 32.

Ответ М. Г. Собакина графу Н. И. Панину.

Письмо Михаила Григорьевича Собакина к графу Никите Ивановичу Панину от 13 апреля 1766 г.

Милостивый Государь Никита Иванович. По приказанию вашего высокопревосходительства чрез высокопочтенное ваше письмо от 3-го сего апреля которое я здесь вчера ввечеру получил о титулах царевны Софии Алексеевны, что здесь в архиве нашлось оное прилагается присем с росписью. Постановления оригинального о ее соправительстве здесь не отыскалось по годам какие отправления в то время были из отпусков только видимо, что сперва был царь Петр Алексеевич самое краткое время один, потом [431] царь Иоанн Алексеевич и царь Петр Алексеевич были оба вместе, а нисколько спустя начали с ними вообще писать титул и царевны Софии Алексеевны, я еще из мастерской конторы выписал о том же из записных книг, что также особливо прилагается, касательный до сего дела акты должны быть больше в разрядном архиве, в котором и дела палатные внутреннего правительства всегда были.

Я поручая меня в высокую вашего высокопревосходительства милость с глубочайшим и должным усерднейшим почитанием пребываю.

Милостивый Государь

вашего высокопревосходительства нижайший и покорнейший слуга

Михайла Собакин.

В Москве
13-го апреля
1766 г.

Письмо М. Г. Собакина графу Панину от 8-го мая.

Милостивый Государь

Никита Иванович

вследствие приказания вашего высокопревосходительства, о отыскании не было ли какова постановления о соцарствовании царем Иоанне, и Петру Алексеевичам царевны Софии Алексеевны; здесь в архивских писмах прилежно еще писать я старался что принадлежащего к сему делу отыскано посылается присем с кратким означением упоминается в книге о бунтах, (которая происходить сочинением под имянем покойного графа Андрея Артемоновича Матвеева) что царевна, по дву летах правления своего приказала имя свое во всяких писать делах, в книгах печатать и на покетах изображать лице свое обще с царями, такой книги в архиве нет но я сыскал оную в партикулярном доме, в другой книге вшедшей в архив из дому Мусина Пушкина упоминается что князь Василей Васильевич Голицын описаний имяни царевнина из посолского приказу посылал память врозрад, и хотя обе те книги настоящим уверением служить не могут, будучи точно неизвестны кем: и справедливо ли писаны однако по первой манета золотая с лицами царей и на обороте царевинным в партикулярном же доме сыскалась, а по второй книге посланной вразряд памяти со всем приложенным трудом не нашлось, из всего однако видно что торжественного постановления о соцарствовании царевны не было, и приступила она к тому входя от времяни до времяни по малу, ежели и [432] подлинно память о писании в делах имяни царевнина врозряд послана была, то она также не постановлением торжественным каким а единственно, под повелением Государей или ее Царевниным описании имяни ее врозряд вошла, почему и писать стали соправления Царевнина было сколко из дел видно слишком сем лет и окончилось оное после троецкого походу, в то время оба Цари Иоанн и Петр Алексеевичи уже в супружестве были.

И препоручая меня в высокую вашу милость пребываю с должным глубочайшим почитанием Милостивый Государь вашего высокопревосходительства нижайший и покорнейший слуга

Михайла Собакин

в Москве 8 маиа
1766.

Выписки из дел Московского Архива, приложенный М. Г. Собакиным.

Царь Федор Алексеевич скончался 7190/1682 апреля 27 дня, того же времяни возведен на престол царь Петр Алексеевич один, что видимо из докладов о посылке заготовленых грамот объявительных в окрестные государства и выписки гонцам куда кому ехать. (Здесь выписать с числами), а потом — дня маия того ж года писано от имен обоих царей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича и грамоты посланы именами обоих.

Коронация обоих Государей была 7190/1682 г. июня 25.

Скончался царь Иоанн Алексеевич 7188/1696 генваря 29.

Во внутренних делах писывались в указах, докладах и челобитных имена царей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича и царевны Софии Алексеевны тако: выписать.

Жалованные грамоты на вотчины даваны имянами царей и царевны и на червонных были, сказывают лица двух царей и царевны.

В грамотах же к окресным государям я в проезжих грамотах в чужия государства писали имена царей Иоанна Алексеевича, и Петра Алексеевича одни, а царевнино имя не писано.

На аудиенциях послам на месте сидели цари одни рядом, и то место их находится и ныне в Мастерской Палате, взади места царя Петра Алексеевича сделано окно, где, сказывают царевна стаивала и слушала, что говорено было, и то окно снаружи закрыто тою ж парчею, чем внутри место выбито было.

Означить титул весь книги, в которой писано о кончине царя Феодора Алексеевича, вступлении на престол царей Иоанна и Петра Алексеевичей и соцарствовании царевны Софии Алексеевны. [433]

№ 23. л. 64-68. По полученному от его высокопревосходительства Никиты Ивановича Панина к его превосходительству Михайле Григорьевичу Собакину письму учинена сия выписка.

Государственной Коллегии Иностранных Дел в Московском Архиве по приискам оказалось.

Что по кончине государя царя Феодора Алексеевича 7190/1682 г. апреля 27 дня, того ж времени возведен на престол государь царь Петр Алексеевич один, что видимо из заготовленных докладов в окрестные государства объявительных грамот, как о кончине государя царя Феодора Алексеевича, так и о его царского величества государствовании, кои доклады по указу великого государя маия в 9 день того ж года бояры выслушав приговорили послать с означенными грамотами:

К цесарю Римскому, к королю Польскому, к королю Дацкому, к королю Шведскому, к Персидскому шаху, к королю Английскому, к Брандебургскому курфирсту, к Галанским статам и к Оранскому князю.

Однако оные грамоты не посланы.

Видимо еще из челобитен и указов, писанных на имя одного государя царя Петра Алексеевича, из коих по одной пиесе при сем прилагается в оригинале под литер. А. и В.

А с 28 маия того ж года писано от имен обоих государей царей Иоанна Алексеевича, и Петра Алексеевича, и как в указах по внутренним делам, так и в грамотах, посланных в другия государства.

Коронованы оба государи 7190/1682 года июня 25-го.

А когда и каким образом царевна София Алексеевна вступила в правительство Российского государства, о том упоминается в записной книге под № 18, которая послана из Архива при репорте в Коллегию 25 марта 1762 г.

В 7192/1684 году находится, что при слушании по внутренним делам докладных выписок присутствовала обще с великими государи и царевна София Алексеевна, как то видно из приложения под литер. С.

А с 7193/1685 года с июня месяца по внутренним делам в указах, докладах, челобитных, в жалованных и в других грамотах, из которых при сем некоторые прилагаются в оригиналах под литерами D. Е. F. G. Н.

Писаны были титулы следующим образом:

По указу великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича и Петра Алексеевича и великие государыни [434] благоверные царевны и великие княжны Софии Алексеевны, всея великие и малые и белые России самодержцев.

Что ж касается до грамот к окрестным государям и до проезжих в чужия государства грамот же, то оные писаны на имена одних только государей царей Иоанна Алексеевича и Петра Алексеевича, а царевны имя в оных упоминаемо не было, как явствует в приложенной при сем пиесе в оригинале под лит. I.

Таково изъяснение за скрепою секретаря Щукина отправлено к его превосходительству, тайному советнику Никите Ивановичу Панину при письме его превосходительства господина действительного статского советника Михаила Григорьевича Собакина апреля 13 дня 1766 года и при том 9 приложений под литерами с реэстром.

Реэстр приложенным пиесам.

Лит. А. 190-го года маия 12 дня.

Челобитная государю царю Петру Алексеевичу от Нижегородского земского старосты Савки Спиридонова о возвращении в посад выбылых людей.

7190 маия 12.

Концепт от государя царя Петра Алексеевича к воеводе Нижегородскому Федору Коркодинову о бытии Нижегородским посацким людям, заложившимся за Нижегородским митрополитом по прежнему в Нижнем в посаде.

На выписке, поданной в доклад о взятых из Посольского приказу китайских, калмыцких и мунгальских в Сибирской приказ делах помета думного дьяка Емельяна Игнатьевича Украинцова такова:

192-го генваря в 13 день великие государи и сестра их великая государыня благородная царевна, сей докладной выписки слушав в комнате, указали китайского государства дела и проезды сибирских, калмыцких, мунгальских послов и посланцов в столпах и в книгах, которые взяты были из Посольского приказу в Сибирской приказ в прошлом во190 году октября 31 да ноября в 17 числех взять по прежнему в Посольской приказ к прежним тех государств и улусов делам, которые есть в Посольском приказе, а в Сибирской приказ были не отосланы, указали великие государи тех государств и земель и улусов приезды послов и посланцов ведать по прежнему в Государственном Посольском приказе и послать о том в Сибирской приказ память.

Д. 7195 года июня 15 дня. [435]

Концепт указа от великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича и царевны Софии Алексеевны в Клин Елисею Сзорину о сборе оброчных денег и присылке в Устюжской приказ.

Е. 196 года февраля 1 дня.

Отписка к государям царям Иоанну Алексеевичу, Петру Алексеевичу и великой государыне благоверной царевне и великой княжне Софии Алексеевне от Никиты Тараканова о сборе Соли Вычеготской с посадцких, с уездных и с торговых людей доимочных оброчных денег.

F. 7196 июня.

Концепт жалованной грамоты от государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича и царевны Софии Алексеевны, данной гостям Василию Григорьевичу, Никите Федоровым детям Шустовым на пожалованные им оброчные земли в Усолском уезде для соляных и варничных заводов.

G. 7195 октября 26.

Грамота от государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича и царевны Софии Алексеевны к Запорожскому кошевому атаману Федору Ивановичу похвалительная за присылку взятых под Казыкерменом двух турок.

H. 1687 года.

Лист к государям царям и великим князьям Иоанну Алексеевичу, Петру Алексеевичу и к царевне Софии Алексеевне от Киевского митрополита Гедеона благодарительной за присылку в Софийской монастырь денежного и хлебного жалованья и просительной о даче такового же жалованья на нынешный год.

I. 7195 февраля 14.

Проезжая грамота, данная посланным во Францию великим послам князю Долгорукову с товарыщи.

л. 70. В Мастерской и Оружейной Конторе выписано:

Великих государей царей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича имянные указы были во 193 году с декабря месяца июня по 8 число.

А с 9-го числа того ж июня имянные указы их же великих государей и сестры их великие государыни благоверные царевны и великие княжны Софии Алексеевны о ново построении каменных средних комнат для государынь царевен.

Таков же титул состоял во 198 году, а в 203 в 204 годех в книгах значит титул вышеимянованных двух государей.

Такова выписка послана к его высокопревосходительству [436] Никите Ивановичу Панину при письме от его превосходительства Михаила Григорьевича Собакина апреля 13 дня 1766.

л. 98. По полученному от его высокопревосходительства Никиты Ивановича Панина к его Превосходительству Михаилу Григорьевичу Собакину письму учинена сия выписка.

Государственной Коллегии Иностранных Дел в Московском Архиве по приискам оказалось.

I. По вступлении 7190/1682 г. апреля 27 дня на Всероссийский престол государя царя Петра Алексеевича и по воспоследовавшем вскоре потом учреждении общего Правления и коронации обеих государей царей Иоанна Алексеевича и Петра Алексеевича, государственные внутренния и иностранные дела управляемы были одними только государями, и царевна София Алексеевна в соправительстве с государями никакова не имела участия чрез целые 6 месяцов. Сие видимо, как из чинимых в тогдашнее время им государям и всей их царской фамилии от российских подданных и иностранных людей присяг, так из следующих происходивших по Посольскому приказу дел:

1) На докладах, указах, жалованных грамотах и выписках помета думного дьяка Емельяна Украинцова между протчими находится такова: 190 года (1682 от Рождества Христова) августа 10 дня великие государи цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич, всея великие и малые и белые России самодержцы указали и проч. и проч.

2) На переводах с грамот, присылаемых, к государям от иностранных дворов, помета думного дьяка Украинцова такова: 191 сентября 4 великим государем известно и бояром чтено.

3) На отпусках государевых грамот к королям помета думного дьяка Украинцова такова: 191-го сентября 7 великие государи указали и бояра приговорили послать грамоту и пр.

4) На отписках, получаемых от находившихся при иностранных дворах Российских послов и посланников, помета Думного дьяка Украинцова такова: 191 октября 11 великим государем известно и бояром чтено.

II. По прошествии же 6 месяцев царевна София Алексеевна начала входить в правление всех государственных Дел, не употребляя при том во оных своего титула вместе с государевыми даже до 7193/1685 года, и хотя формально учреждения в Архиве не находится, когда именно и каким образом вступила она в правительство российского государства, однако по производству посольских дел явствует, что с того времени помянутая царевна присутствовала уже в советах обще с великими государи, [437] что обо всем было ей докладывано и что без ее воли и согласия никакое дело не имело своего исполнения, как то видно из следующих выписок, найденных в книгах статейных посольских списков:

1) На выписках о даче жалованья отправляемым в иностранные государства Российским послам и гонцам помета думного дьяка Украинцова находится такова: 191-го года октября 24 д. великие государи и великая государыня царевна и великая княжна София Алексеевна, слушав сей выписки в своем государском Троецком походе в комнате, указали подьячему Кондрату Никитину для Свейской посылки дать своего великих государей жалованья 100 руб.

2) На присылаемых от находившихся в чужих государствах Российских послов и гонцов отписках помета думного дьяка Украинцова такова: 191-го года ноября 19 великим государем и сестре их великой государыне благородной царевне известно и бояром чтено.

3) На отпусках грамот от государей к иностранным дворам помета думного дьяка Украинцова такова: 191-го года 18 декабря великие государи и сестра их великая государыня благоверная царевна, сей образцовой грамоты слушав в комнате, указали и бояре приговорили такову грамоту, написав в лист, послать и пр.

4) На докладных выписках о приезде в Москву иностранных послов, посланников и гонцов, чинимой им встрече, даванном поденном корме и отпуске их из Москвы помета думного дьяка Украинцова такова: 191-го года 2 марта великие государи и сестра их великая государыня благородная царевна, сей выписки слушав в комнате, указали и бояре приговорили и пр.

5) На переводах с грамот к государем от иностранных дворов и на списках с разговоров, бывших между боярами и чужестранными послами помета думного дьяка Украинцова такова: 191-го года 18 июля великим государем и сестре их великой государыне благородной царевне известно и бояром чтено.

6) При чтении договорных статей заключенного в 7194/1686 г. месяца апреля в Москве с полномочными польскими послами вечного между Россиею и Польшею мира присутствовала с государями и царевна София Алексеевна, и слушав оные статьи, указали учинить таковую запись о вечном мире и союзе с Польскими послы.

7) При отправлении из Москвы в чужия государства Российских послов и по возвратном оных приезде пускаемы были [438] послы к царевне Софии Алексеевне к руке, как явствует из приложения под лит. А.

8) При аудиенциях, даванных от государей царей чужестранным послам, посланникам и гонцам хотя царевна София Алексеевна никогда вместе с государями не присутствовала, однако некоторым чужестранным послам даваны от нее публичные и приватные аудиенции, так как и приниманы от них подарки, что видимо в приложенных при сем пиесах под лит. В. С. Д.

III. А что в 7193/1685 году имя царевны Софии Алексеевны, яко соправительницы государства начало вносимо быть в некоторые только государственные внутренния дела, сие между посольскими того года делами явствует, в доказательство прилагаются при сем копии с некоторых определений и наказов, даванных Российским послам и гонцам, отправленным в чужия государствы под лит. Е. F. G. Н.

ІV. Титул царевны Софии Алексеевны все время соцарствования ее никогда не был в заглавиях поставляем вместе с государевыми в следующих делах:

1) В отправляемых от государей царей к иностранным разным дворам грамотах.

2) В присылаемых от королей и прочих державных принцов к государям грамотах.

3) В поставляемых между государями и иностранными дворами перемирных записях и мирных трактатах.

4) В проезжих грамотах, даванных Российским послам, посланникам и гонцам, посыланным в чужия государства.

5) Что же касается до внутренних государственных дел, то во всех оных титул царевны действительно уже начал употребляем быть в заглавиях обще с государевыми 7194/1686 года в июне месяце, что можно видеть в следующих, происходивших по Посольскому приказу, делах, а именно:

1) В жалованных на поместья и чины печатных и писменных грамотах. Из числа таковых прилагается при сем для доказательства с одной грамоты экстракт под лит. I.

2) В докладах, посыланных во все приказы, памятях, а в городы к воеводам указах и грамотах.

3) В инструкциях и указах, отправляемых к находившимся в чужих государствах Российским послам, посланникам и гонцам.

4) В прилагаемых отписках от обретавшихся в чужих государствах Российских послов, посланников и гонцов.

В протчем не токмо титул царевны Софии Алексеевны [439] поставляем был вместе с государевыми во всех государственных делах, но притом деланы были и монеты с изображением на одной стороне персон их величеств государей царей Иоанна Алексеевича и Петра Алексеевича, а на другой царевны Софии Алексеевны с надписанием ее имени. Такой червонной в партикулярном доме отыскан, с которого при сем прилагается точный рисунок под лит. К.

V. Что соправительство царевны Софии Алексеевны вместе с государями продолжалося только до сентября 5 числа 7198/1689 года, сие по производству в Посольском приказе явствует, тем наипаче, что с сего числа уже более нигде и ни в каких государственных делах имя ее упоминаемо не было, из чего видно, что в сем точно месяце царевна отрешена была от соцарствования и управления всех государственных дел.

Находившийся тогда в Москве польской резидент Довмант, допущен будучи в Посольской приказ, между прочим поздравлял государей царей именем короля своего с учиненною таковою правления переменою. Бывший помянутого резидента с думным дьяком Украинцовым о сем деле разговор прилагается при сем под лит. L.

VI. Но в который именно день, каким образом и для каких причин сия правления перемена произошла, сего по производству посольских тогдашних дел не оказывается, а имеется в Архиве рукописная обще с протчими делами у Платона Мусина-Пушкина конфискованная книга, называемая ”краткое собрание о Российских князьях от Владимера до Императора Петра Великого”, в которой при конце приложена копия з доношения в Канцелярию Правительствующего Сената из Московской Канцелярии Сенатского Правления о учиненной в разряде по состоявшемуся 1715 года декабря 16 дня государя Петра Первого указу выписке о всех знатных людех воинских, гражданских, також и о розыскных и о бывших бунтах в государстве Российском с начала государствования Его Величества, и во оном доношении между протчим упоминается несколько и о воспоследовавшей перемене правления, как в приложенной при сем из оного под лит. М. выписке значит.

Но как в помянутой выписке упоминается при том и о посланной из Посольского приказа в Розряд памяти о титуловании в приказах царевны Софии Алексеевны обще с государями во всяких делах, то хотя на рукописной оной помянутого Мусина Пушкина книге утвердиться не можно, потому что в оной не только находятся различные материи, нимало до Российской [440] истории не касающиеся, но и не показано, откуда именно оные выписки собраны, а при том никем оная книга не подписана. Со всем тем в надежде, не сыщется ли что основательного в делах архивских, в Московском архиве между приказными делами в столицах со всевозможным старанием приискивали таковой памяти, но никак отыскать было не можно, отчасти за краткостью времяни, а отчасти за имеющимися в Архиве многочисленными приказными столицами, между которыми есть и такие, в коих по тогдашнему обычаю приказные внутренния дела не особливо, а по повытью какому разные памяти и отпуски писаны были и подклеиваны одни под другия сплошь, не различая в один столп; а при том много таковых приказных столпов еще в прежние времена и погнили. 8 мая 1766 года.

Таково изъяснение за скрепою переводчика Бантыша Каменского отправлено к Его Высокопревосходительству Никите Ивановичу Панину при письме Его Превосходительства Михаила Григорьевича Собакина в 8 день мая 1766 г. и при том 12 приложениев.

Л. 106. Выписано из книги Статейного списка Посольских польских дел.

А. 7192/1684 года ноября 27 дня.

Великие и полномочные Российские послы князь Яков Никитич Одоевской с товарищи при отправлении своем из Москвы на Съезд с Польскими послами и комисарами были в верху у великих государей у их царского величества и видели очи сестры их государские благородные великие государыни царевны и великие княжны Софии Алексеевны и были у руки.

В том же статейном списке написано:

Великие и полномочные послы к Москве пришли марта 14 и у руки великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича, всея великие и малые и белые России самодержцев и сестры их государской, великой государыни, благородной царевны и великой княжны Софии Алексеевны были в комнате, также дворяне, переводчики и поддячие, которые были с ними, великими и полномочными послы на польском посольском съезде марта в 15 день.

Явил великим государем и сестре их государской великой государыне, благородной царевне великих и полномочных послов думной дьяк Емельян Игнатьевич Украинцов.

Из книги № 135.

7194/1686 июня в 25 день Российские великие послы ближной боярин Борис Петрович Шереметев с товарищи при [441] отправлении своем в Польшу были у руки у государей царей и у царевны Софии Алексеевны.

Л. 107. В. Выписано из книги Статейного списка Посольских шведских дел. № 66.

7192/1684-го маия в 28 день, описание, как были на отпускной аудиенции у государыни царевны и великой княжны Софии Алексеевны шведские полномочные послы Кондратей Гильденстерн с товарищи.

Как они послы пошли от великих государей из Грановитые Полаты и шли к благородной государыне царевне Грановитые Полаты сенми и на крыльцо постельное сквозь сени проходные мимо государевой золотой полаты, на площадь, что подле шатерных полат, в красные двери за переграду.

А в то время в грановитых сенях были терлишники с протазаны, а по крыльцу и в проходных сенях и на площади стремянного полку стрельцов человек со сто з золочеными пищалми.

А как послы пошли за переграду, и за переградою по площади стояли с протазаны терлишники те ж, которые стояли с протазаны в грановитых сенях (переведены были в то время, как послы шли проходными сенми).

А дворян королевских и посольских людей остановили у рундука Золотого крыльца, а з государевыми грамотами стояли писари подле сенных дверей, а к государыне царевне послы пошли только сами, да с ними переводчик их один человек, да Посольского приказу переводчик Яков Гатнер.

А как послы пошли в сени перед золотую полату, что наперед сего бывали государыни царицы, которая под Опасною церковью.

И в тех сенях блиско дверей полатных от государыни царевны встретили послов столник Степан Савин сын Нарбеков да дьяк Тимофей Литвинов, а речь говорил дьяк такову:

Великая государыня, благородная царевна и великая княжна София Алексеевна всея великие и малые и белые России, ее государское величество велеможнейшего и высокорожденного князя и государя, государя (sic) Каролуса, Божиею милостию Свейского, Готцкого и Венденского короля, великого князя Финские земли, арцуха Эстлянского, Корелского, государя над Ижерскою землею, его королевского величества, жалую вас, великих и полномочных послов, велела для почести встретить царского величества столнику Степану Савичю Нарбекову да мне дьяку Тимофею Литвинову. [442]

И изговоря речь, с послы витались, и послы пошли к государыне царевне в Полату с приставы своими столником с Ываном Вередеревским с товарыщи да с переводчики, а встречники остались в сенех.

А в тех сенях стояли по обе стороны полковники стрелецкие 4 человека с палашами болшими, 2 человека с топорами золочеными, 4 человека с протазаны золочеными.

А великая государыня, благородная царевна сидела в своем государском месте в креслах оправных з запоны алмазными, а на ней — государыне было одеяние венець низан жемчюгом и з запаны, шуба оксамитная золотная соболья, опушена соболми, а подле соболей обложено кружевом болшим.

А при ней — государыне стояли немного подале кресл по обе стороны по две боярыни вдовы в убрусах и в телогреях, да по 2 карлицы девицы, на них перевяски низаные, шубы золотные на соболях.

Да в той же Полате при государыне сидели комнатные ближнее немногие бояре да по сторонам стояли бояре ж князь Василий Васильевич Голицын да Иван Михайлович Милославский.

А явка была и все поведение по сему, как в сем дни написано ниж сего.

Было во всем по сему:

Как свийские послы пойдут к великой государыне в Полату, и великой государыне явити их челом ударить думному дьяку Емельяну Игнатьевичю Украинцову, а говорить:

Великая государыня, благородная царевна и великая княжна София Алексеевна, всея великия и малыя и белыя России велеможнейшего и высокорожденного князя и государя, государя Каролуса, Божиею милостию Свийского, Готцкого и Вендейского короля, великого князя винские земли, арцуха Эстлянского, Корелского, государя над Ижерскою землею и иных, его королевского величества великие и полномочные послы господин Кондрат Гилденстерн, в государственных делех президент, господин Ионас Клинкштет, канцелярии королевской думной, господин Отто Стакенберх, думной земской в Лифлянтах, вам — великой государыне челом ударили.

И послы правят великой государыне королевской и королев поклон и говорят о том речь.

А после великая государыня изволить о королевском и королев здоровье спросить, привстав, а говорит:

Велеможнейший государь Каролус, король Свейский, и его [443] королевского величества мать государыня Эдвих Эллеонора и супруга его государыня Урлих Эллеонора поздорову ль?

И послы скажут про здоровье королевское и королев.

А после того великая государыня велит послов позвать к своей государской руке думному дьяку Емельяну Игнатьевичю Украинцову, и думной дьяк говорить:

Королевского величества великие и полномочные послы.

Великая государыня, благородная царевна жалует Вас к своей государской руке.

И после того пожалует великая государыня велит послов спросить о здоровье думному ж дьяку.

И думной дьяк говорить:

Королевского величества великие и полномочные послы.

Великая государыня, благородная царевна жалует Вас, велела спросить о вашем здоровье.

И послы на ее государском жалованье бьют челом, да пожалует великая государыня, велит послом сесть на скамейке, а скамейке быть подале покрытой ковром.

А в то время пожалует королевских дворян к своей руке и велит позвать думному дьяку и потом спросить их здоровье.

А после того изволить великая государыня с послы приказать к королю и к королевам поздравление по сему:

Великие послы Кондратей Гилденстерн с товарыщи.

Как будете у велеможнейшего государя Каролуса Свейского и у матери ево государыни Эдвих Эллеоноры и у супруги ево Урлих Эллеоноры и вы им от нас поздравте.

А потом великая государыня велит им сказать от своего государского стола еству и питье думному ж дьяку.

И думному дьяку говорить:

Великие и полномочные послы.

Великая государыня, благородная царевна жалует вас своим государским жалованьем от своего государского стола ествою и питьем.

И отпустить послов на подворье.

А при государыне царевне речь послы говорили такову:

Перевод с Свейского писма с речи, какову говорили, будучи у великой государыни свейские послы маия в 28 день:

Велеможнейший высокорожденный князь и государь, государь Карл, Божиею милостию (и протчие все титлы полные) и его королевского величества государыня мать, также и его королевского величества супруга вам великой государыне благородной царевне и великой княжне Софии Алексеевне, всея великие и малые и [444] белые России, вашему царевнину величеству и всей вашей царской высокой фамилии всякого блага и в государствах ваших государствования желают.

Его ж королевское величество повелел нам своими персонами, дабы вашу государскую превысоку честь и милость видеть и быть пред вашими царскими пресветлыми очами, и нам своим королевского величества великим и полномочным послом поклонитися и объявить его королевского величества доброе хотение и любительное поздравление, что они долголетного и всякого блага вашему государскому дому, аки сами себе желают. За Вашу государскую превысокую милость мы его королевского величества великие и полномочные послы челом бьем и поклоняемся и ту вашу государскую превысокую милость, которую нам оказали, будучи у его королевского величества, будем выхваляти, также и во всех местех и городех учнем превысокое Ваше государское жалованье выславляти.

С подлинным читал переводчик Мартын Соколовской.

Хотя нижеследующая шведских послов речь в статейном списке и находится, но были ль послы у государыни царевны Софии Алексеевны в другой раз или нет, того не написано.

Перевод с Свейского писма с речи, какову говорили, будучи у великой государыни свейские послы маия в 22 день.

Велеможнейший и высокорожденный князь и государь, государь Каролус, Божией малостью Свейский, Готцкий и Венденский король, великий князь Финские земли, арцух Шконски, Эстлянски, Лифлянский, Корелский, Бременский, Фердинский, Стетинский, Померский, Касубский и Венденский, князь Рюгенский, государь над Ижерскою землею и в Исмаре, также палц-граф Ринский, Банэрнский, Гюллилский, Клевский и Бергенский арцух, его королевское величество, да и его королевского величества государыня мать да его королевского величества государыня супруга их королевины величества желают великой государине царевне и высокоблагородной великой княжне Софии Алексеевне всея великие и малые и белые России ее царевнину величеству и всему царскому превысокому роду и фамилии всякого доброго здоровья и благополучия и благоденства.

Их королевское и королевино величество нам приказали: буде, что нам та великая честь и милость сподобитца ваши царевнино величество, пресветлые очи видеть, и тогда нам его королевского величества великим и полномочным послам доносити до вашего царевнина величества его королевского величества и их королевских величеств любительное и дружное поздравление [445] сожеланием всякого доброго здоровья, многолетного жития и саможелателного благоденствия.

А сию великую милость, какову ваше царевнино величество нам изволили показати в том, что позволяете нам пред Вашим царевниным величеством покорнейше наш поклон править, и то его королевское величество и их королевины величества принимати будут, яко знамя великой дружбы; а мы — великие послы ту же высокую милость везде и всегда воспоминати и по достоинству высокою хвалою возносити будем.

С подлинным читал переводчик Мартын Соколовской.

Сообщ. Е. Лермонтова.

(Окончание следует)

Текст воспроизведен по изданию: Самодержавие Царевны Софьи Алексеевны, по неизданным документам // Русская старина, № 2. 1912

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.