Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Новый архивный документ о бортничестве в марийском крае в XVII в.

Одним из древних занятий марийцев являлось бортное пчеловодство, т.е. сбор меда диких пчел в лесах с дуплистыми деревьями, называемых «бортными ухожаями». В XVI-XVII вв. марийским крестьянам принадлежали бортные ухожаи не только в местах их постоянного жительства, но и в дальних лесах в бассейне рек Суры, Ветлуги, Керженца, Вятки 1. В частности, А. М. Курбский отмечает, что в окрестностях Арской крепости, находившейся от Казани «в 12 больших милях», было «соболей множество, такожде и медов, не вем, где бы под солнцем больше было» 2. В писцовой и межевой книге г. Свияжска и его уезда начала XVII в. зафиксировано: «Бортные ухожаи в лесах и бобровые гоны в реках во всем Свияжском уезде черемисские, татарские и чувашские, а за русские крестьяны бортных ухожаев и бобровых гонов не было» 3. Горные марийцы имели свои бортные участки в Нижегородском уезде 4. Имеются и другие аналогичные свидетельства о занятиях марийцев бортничеством в Галицкой дороге Казанского уезда, об их платежах «медвяного оброка». Размер медвяного оброка, взимаемого с каждого собранного в частновладельческих бортных ухожаях батмана меда (1,5 пуда) был устойчив и равнялся 26 алтынам 1,5 деньгам 5. Бортные деревья в более отдаленные времена принадлежали общинам и отмечались символическими знаками собственности, называемыми «тамгой» («тисте»). Они передавались по наследству и строго охранялись обычным правом марийцев. В XVII в. бортные деревья принадлежали отдельным владельцам. Упоминания о тамгах-метках содержатся в текстах молитв марийцев в XIX в.: «Когда мы, вышедши в лес, идем к сделанным дедами и прадедами меткам…» 6.

Продукты бортничества играли значительную роль в хозяйстве марийцев. Часть собранного меда потреблялась самими бортниками в качестве продуктов питания, также шла на приготовление национальных напитков, другая вывозилась на крупные рынки России. Предприниматели скупали мед у марийцев и вывозили за пределы края. Так, в январе 1651 г. козьмодемьянцы Н. Григорьев, Г. Дементьев и Н. Терентьев на 15 лошадях привезли на рынок г. Устюга Великого 317 пудов меда, т.е. более пяти тонн, и 13 пудов воска (208 кг), которые были реализованы по цене (за пуд): мед — 1 рубль, воск — 6 рублей 7.

Марийский мед, а также воск, крупными партиями поступал и на мировой рынок, о чем свидетельствует английский посланник Д. Флетчер, побывавший в России в 80-х годах XVI в. 8

Публикуемые «Книги бортным ухожаям Яранского уезда», составленные 11 октября 1685 г. и ныне хранящиеся в фонде Поместного приказа РГАДА (ф. 1209), в марийских волостях Яранского уезда содержат сведения о состоянии бортничества в Марийском крае в конце XVII в. (о количестве «пустых» и «жилых» бортных деревьев, их расположении). Как видно из документа, большинство бортей были на хвойных деревьях (на сосне, ели и редко на пихте) — [135] редко — на лиственных (на дубах, липах и редко на осине). Обращает на себя внимание значительное увеличение количества «пустых бортей к концу XVII в. В публикуемом документе указано, что в марийских волостях Яранского уезда в 1685 г. было 734 «пустых» борти из всего лишь 8 «жилых». Это было характерно и для других регионов Среднего Поволжья. Так, в переписной и межевой книге марийских волостей Малмыжской дороги Уржумского уезда 1686 г. «в нококрещенских и черемисских вопчих вотчинных бортных угодьях» было 145 «дельных дерев», 3885 — «безо пчел пустых», в «усобых вотчинных угодьях» — 144 «дельных дерева», 970 деревьев «безо пчел пустых» 9.

Основными причинами утраты былого значения бортничества, его постепенного свертывания и упадка, по мнению В. Д. Димитриева 10, были: сокращение площади лиственных лесов от расчистки земли под пашни, вырубка лип для получения луба, лыка и мочалы, распашка лесных полян, служивших местом медосбора, и другие причины, нарушавшие естественные условия бытования и размножения лесных пчел.

Публикуемый документ представляет также большой интерес для изучения исторической географии края и марийской ономастики.


ПРИЛОЖЕНИЕ

1685 г., октября 11. — Книги бортных ухожаев марийских волостей Яранского уезда

/л. 125/ Книги черемисским бортным ухожаям Яранского уезду, в которой волости и в деревнях и в которых урочищах у кого именем по наезду и по скаскам сотников и десятников черемисских и рядовых черемис, сколько у кого пустых и жилых бортных деревей.

Волости Яранской.

По наезду и по скаске старосты черемисского Ядыгарка Ахтерышева и десяцких в его старощенье и в десятках пустых бортей у него, Ядыгарка, борть пустая около дворов и на поле в ели.

У Антуганка Юванова две борти пустых у двора на полях в сосках, а третья борть пустая ж на Пижме реке у Емеева озера в дубу.

У Орсайка Есекеесва Изигачина три борти пустых у двора в лесу две в соснах, а третья в дубу на Яране на берегу.

У Пайсмурки Изигачина три борти пустых у двора в лесу: две в соснах, а третья в дубу на Яране на берегу. [136]

У Яндыганка Яныкова четыре борти пустых: одна в липе, а другая в ели, а две в соснах на Пижме на берегу.

У Яшпулатка Пибарышева три борти пустых около дворов их в елях.

У Окашка Яныкова шесть бортей пустых около дворов их в лесу: три в дубах, да три в соснах.

А у Янбоски Акешева четыре борти пустых: три борти, на поле в Ирнуре /л. 125об./ в соснах, а четвертая на Яране на берегу в дубу.

У Ботайка Пакдереева четыре борти пустых: три борти в дубах на Яране на берегу, а четвертая в сосне на Пижме.

У Яшпайка Пакдерева четыре борти пустых около дворов: их в соснах да борть пустая ж в сосне на Пижме реке у Змеева озера.

У Тубайка Таникеева четыре борти около дворов, три пустых в соснах, а четвертая жилая со пчелами в липе.

У Паймурски Ипаева около дворов пять пустых бортей в соснах да четыре борти пустых на Пижме на берегу у Змеева озера в соснах.

У Пакшилдки Пайгиленова три борти пустых около дворов их на полях в соснах да две борти пустых в дубах на Пижме на берегу.

У Ахтунка Юванова около двора на поле две борти пустых в соснах да три борти пустых же в дубах на Пижме на берегу у Змеева озера.

У Ахманайка Акелева около двора на полях две борти пустых в соснах да борть пустая ж в дубе на Пижме на берегу у Змеева озера.

У Яшпахтки Яшкузина около дворов их на полях две борти пустых в соснах да две пустых /л. 126/: одна в ели, а другая в дубе.

У Шибанайка Ядыкбекова на Илипнурских полях две борти в соснах.

У Янбертки Тотилева около дворов на полях их две борти пустых в соснах да две борти пустых: одна в дубе, а другая в ели на Пижме на берегу у Змеева озера.

У Тохпайка Бакшаева у двора на поле пустая борть в сосне да две борти пустых в дубах на Пижме на берегу у Змеева озера.

Всего в Ядыгаркове старощенье и в десятках пустых семьдесят две борти да борть со пчелами. Всего и з жилою семьдеясят три борти.

Той же Яранской волости сотникова конца по скаске сотника черемисского Ядычка Янаторова. У него, Ядычка, пятнатцать бортей пустых в соснах, одна борть подле Пижемской волости на полях в Изи Яранмаре, другая борть, едучи на Туманур, на дороге в поле стоит Туманурском, а остальные борти стоять около поль той же Яранской волости.

У Есенечка пятнатцать бортей пустых: пять бортей в дубах, а десять в соснах, а те пять бортей стоят на Пижме реке на берегу по обе стороны, выше села Липов- ского и Ижевского по сторон /л. 126об./ Пижмы реки вниз едучи на правой стороне три борти; а по левую сторону Пижмы реки на Кужнуровке протоке две борти, а десять бортей стоят около их Яранские волости.

У Ягноски Атякова пять бортей пустых: две в дубах да три в соснах вниз едучи по Пижме реке на левой стороне на болоте на Кухте, а третей в сосне за Яранью рекою, а две борти стоят в поле.

У Пошкейка Пегенеева пять бортей в соснах: две борти около двора его в поле в деревне Туманурской в поле, борть в сосне, а четвертая борть едучи в Изи Яранмару на дороге подле поля, а пятая борть стоит в лесу подле двора ево.

Всего сорок бортей пустых.

Той же волости Яранской по наезду и по скаске старосты черемисского Мегилбайка Тенибаева и рядовых черемис. [137]

У него, Мегилбайка, пять бортей в соснах около его, Мегилбайка, двора в поле.

У Осипка Игитова шесть бортей в соснах же около двора ево в поле.

А у Ешпахтки пять бортей в соснах около двора /л. 127/ ево в полях.

А у Туншарки десять бортей в соснах в деревне Бакшееве в полях.

А у Тулбарыска три борти в соснах же в той же деревне Бакшееве в тех же полях около дворов.

Да у Елимшечка пять бортей в соснах около тех же мест.

Всего пустых тритцать четыре борти.

Яранского уезду волости Луммары по наезду и по скаске черемис Янгурашка Манеева с товарыщи около дворов их поблиску на полях бортных угодий:

У Янгурашка семь бортей пустых в соснах, у него ж в Ошминской волости пустых же три борти в соснах.

У Шакайка Воинова десять пустых бортей в дубах и в соснах, а порознь по наезду семь бортей в дубах, а три в соснах.

У Теменейка Кисенекова пять пустых бортей в соснах.

У Янбоски Кизибаева пять же пустых бортей в соснах же.

У Яшпахтки Когашева три борти пустых в дубах.

Всего тритцать три борти.

/л. 127/ Яранского уезду волости Пижемской по наезду и по скаске сотника черемисского Туспайка Уразлина:

У него, Туспайка, на той же реке на берегу три борти пустых в соснах.

Да у Пагоски Пехтулова за Пижмою рекою на Шулянуре в поле пять бортей пустых же: три борти в соснах, а две в елях.

Да на том же поле за Пижмою рекою у Паймурски Ялкишева три борти пустых в соснах.

У Пешкелки Ошвуева у Акшубина озера на берегу три борти пустых в соснах.

Ештычка Кузьмина за Пижмою рекою на Шулянуре ж поле четыре борти пустых в соснах.

Всего осмнатцать бортей пустых.

Той же волости Пижемской деревни Азины по наезду и по скаске десятника черемисского Посничка Яштубаева в ево десятке:

У него, Посничка, пустая борть в ели по одну сторону Шанбети речки.

У Маштычка Яшпаева три борти пустых в соснах за Пижмою рекою на овсяном поле.

У Ошплатки Ештубаева три борти пустых: две в соснах, а третья в липе подле Вяцкой /л. 128/ дороги.

У Маматайка Ештубаева три борти пустых в соснах на Брусковом поле.

У Ситки Ахтанаева три борти пустых в соснах подле Вяцкой старой дороги и подле Немдыжа речки.

У Яшкелдки Яшкузина борть пустая в сосне на Кошкануре речке на берегу.

А у Тохпулатка Яшпахтина борть пустая в сосне подле Тужа реки в лесу на другой стороне от города едучи.

У Акиштка Ярдермыжева три борти пустых в соснах по старой Вяцкой дороге подле Немдыжа реки.

У Яштычка Темекова подле двора на поле три борти пустых в соснах.

У Темерешка Елбахтина три борти пустых в соснах Пелтарнуре.

Всего пустых дватцать четыре борти. [138]

Той же волости Пижемской сотникова конца деревни Ахпулатковы по наезду и по скаске десятника черемисского Тангуатка Ахпулатова в том десятке у него, Тангуатка, две борти пустых в соснах в ево угодьях у Акшубина озера на берегу.

Да у Ахпулатка Ахпалдырева пять бортей пустых в соснах у Акшубина ж озера.

Да у Пехпулатка Ахпулатова /л. 128об./ пять бортей пустых в соснах на ево полях около двора.

Да у Уланбайка Алматаева одна борть в сосне у Акшубина озера.

Да у Тохпулатка Ахтубаева три борти пустых в соснах у Жаравлева болота по Дерменурской дороге.

Да у Ахтубайка Ахпаева три борти пустых в липах около двора ево.

Да у Пайбулатка Пайбаршева три борти пустых в соснах за Пижмою рекою вниз едучи на левой стороне подле Киздла озера.

Да у Янахпайка Анатаева две борти пустых в соснах на Вяцкой дороге за Пижмою рекою едучи на берегу на правой стороне.

Да у Тайбарышка Туктушева две борти пустых в соснах около двора ево на поле.

Всею дватцать шесть бортей.

Той же волости Пижемской деревни Дерменурской по наезду и по скаске десятника черемисского Ялбарышка Яшпаева в ево десятке пустых бортей у него, Ялбарышка, две борти пустых в соснах по Пижме /л. 129/ две борти пустых в соснах, а третья в дубу.

У Айгиберка Акшубина пять бортей пустых, три борти в соснах, а две в дубах.

У Тоишка Яшпаева две борти пустых: одна в сосне, а другая в дубу, а те борти около двора их на полях и в лесах.

Всего пустых сорок шесть бортей.

Яранского уезду волости Уртминской.

И по скаске старосты черемисского Есенбайка Есекеева и ево старщенье и в десятке пустых бортей у него, Есенбейка одна борть пустая в сосне, едучи по Вяцкой дороге из города на правой стороне.

У Адайка Ештубаева двенатцать бортей пустых же: одинатцать бортей в соснах, одна борть в дубу; а в урочищах шесть бортей в Паншине десятке в ево угодьях в полях около дворов да на Шошме реке на берегу в болоте две борти, да около двора ево, Аданайкова, две борти на полях да едучи по Вяцкой дороге из города на левой стороне две ж борти на поле.

Да у Пекутбайка Обаева одна борть пустая ж в сосне подле двора ево на поле.

/л. 129об./ Всего пустых четырнатцать бортей.

В той же волости деревне Егунурской Старостина конца по наезду и по скаске десятника черемисского Кикпайка Азигашина.

У него, Кикпайка, борть пустая в сосне подле двора ево.

У Мештычка Пегеева борть пустая в сосне подле двора ево.

У Изыбайка Таныкова три борти пустые елевые, а те борти подле двора ево.

У Таулецка Цяндырева три борти пустые, две в соснах, а третья подле двора его на поле.

У Ядыгарка Талынбаева две борти пустые: одна борть в сосне подле двора его, а другая борть в дубу едучи в Жеребецкую волость на левой стороне.

Всего пустых десять бортей.

Той же волости Уртминской Старостина конца деревни Ягунурской. А по наезду и скаске рядовых черемис Тулбарыска Тенюбаева с товарыщи в той их волости бортных угодей: [139]

У него, Тулбарыска, шесть бортей пустых /л. 130/ в соснах, пять бортей на Пижме реке в лесу на левой стороне, да борть шестая у его двора на поле.

У Тулбайка Тенюбаева две борти пустые в соснах у двора его на поле.

У Агелдки Айгозина одна борть пустая в сосне на поле у двора его.

У Пекпулатка две борти в соснах пустые у Ярани реки на левой стороне да борть же в сосне пустая у двора его на поле.

Всего пустых двенатцать бортей.

Яранского уезду волости Масловской по наезду и по скаске сотника черемисского Исачка Ахтермышева в ево сотне у черемис:

У Мырзачка Изигачина три борти пустых в елях около поль в лесу да четвертая борть пустая ж в сосне около поль ево подле Рамачинской дороги на левой стороне.

У Темерешка Теникеева три борти пустых: две в дубу, а третья в сосне около двора его на поле.

У Пактайка Апуланова три борти пустых: одна в ели, а две в соснах около двора ево на поле.

Всего пустых десять бортей.

/л. 130об./ Яранского ж уезду в Ошминской волости по наезду и по скаске сотника черемисского Сатейка Игитееева в ево сотне и в десятке бортных пустых деревьев:

У черемисина у Мишки Юванова десять бортей пустых в елях да в липах около ево на полях.

Да у Танайка Теншубина пять бортей пустых в елях около Санчюрские дороги в лесу по обеим сторонам поблиску.

Да у Цюрабайка Акигитова три борти пустых же в елях в Тандашеве лесу в его угодьях под Санчюрским около поль их.

У Янбахтки Ювандеева три борти пустых в елях: одна борть около двора его на поле, а две борти подле Ошмы реки на берегу вниз по Ошме реке едучи на левой стороне.

Всего пустых дватцать одна борть.

Той же волости Ошмы деревни Артеурской по наезду и по скаске десятника черемисского Аказки Актушева в ево десятке борных пустых деревьев:

У него, Аказки, три борти пустых в елях около поль их в лесу.

Да у Казяйка Козякова пять бортей пустых же: четыре борти в дубах, одна борть в сосне около двора ево на поле.

Да у Кузичка Кисинекова пять бортей пустых же в елях около двора /л. 131/ ево поблиску в лесу.

Да у Сосменка Ахтушова четыре борти пустых же в дубах на Каменном поле.

Да у Изммаричка Кисинекова пять бортей пустых же около поль их в лесу.

Да у Такшейка Темешева три борти пустых же в елях у Какшаги реки вниз едучи на правой стороне на берегу.

Всего пустых дватцать пять бортей.

Той же волости Ошмы деревни Кикнурской по наезду и по скаске десятника черемисского Ахпалдырка Пекпулатова в ево десятке пустых бортей:

У него, Ахпалдырка, десять бортей пустых в елях на берегу, пять же бортей на Ошме реке на берегах.

Да у Оксанайка Пехпулатова пять бортей пустых же в елях по обе стороны Ошмы реки на берегах. [140]

Да у Ортюшки Янгозина три борти пустых же в елях на Ошме реке на берегах по обе стороны Ошмы реки.

Да у Ахтуйка Акишова пять бортей пустых же в елях по обе стороны Ошмы реки.

Да у Токсанайка Ахтуева три борти пустых же в елях по обе стороны Ошмы реки на берегах.  /л. 131 об./

Всего пустых дватцать шесть бортей.

Той же волости Ошмы, деревни Кикнура по наезду и по скаске черемисского десятника Акматайка Парнева у Кадымашка Айбулатова пятнадцать бортей в елях по Ошме реке по обеим сторонам пустые.

Всего пятнадцать бортей пустых.

Яранского ж уезду волости Уртминской по наезду и по скаске сотника черемисского Пехпулатка Ешеева да десятников Паштайка Пайгилецева да Молочка Окосина в его сотне и десятках пустых бортей:

У него, Пехпулатка, три борти пустых в дубах в лесу около дворов их.

Да у Мырситка Пайдушева пять бортей пустых же: две борти в дубах да две в елях, одна в сосне около двора его на поле и подле лесу.

Да у Молочки Акосина в десятке у черемисина Акозки Акозина одна борть пустая в дубу подле поля у двора ево.

Да у Казанбайка Пекозина три борти пустых: одна борть в дубу да две борти в соснах около дворов их на поле. /л. 132/

У Отейка Октеева пять бортей пустых же: одна борть в дубу, да две борти в елях, да две борти в соснах в лесу около поля.

Да у Тогоски Яндубаева две борти пустых же: одна борть в ели, другая в сосне, около дворов их на полях.

У Семенейка Мырасанова четыре борти пустых же в соснах на полях около дворов их.

Да у Тенекейка Яндубаева одна борть пустая в сосне около двора ево на поле.

У Патейка Пайгилецова пять бортей пустых: две борти в дубах, две борти в елях, одна в пихте в лесу.

Всего пустых дватцать девять бортей.

/л. 133/ Той же волости Уртминской деревни Бабековы. А по наезду и по скаске десятников черемисских Есенбайка Тосаева да десятника Ахтанайка Яшнозина и рядовых черемис в их десятках пустых бортей:

У него, Есенбайка, три борти пустых в соснах около дворов их на поле.

Да у Есенейка Тосаева одна борть пустая у двора ево в сосне.

Да у Васьки Янгуватова две борти пустых же: одна в дубу, другая в сосне около дворов их на поле.

Да у Памашка Янгулова две борти пустых же в дубах около дворов их на полях.

Да у Кацмашка Токшикова одна борть в дубу на поле около двора ево.

Да у Сотачка Тенябаева одна борть пустая в дубу на поле около двора их.

Да у Ахтанайка в десятке пустых бортей:

У него, Ахтанайка, три борти пустых же: одна в дубу, другая в сосне, третья в ели; одна в Петлянуре поле, а другая на Уртме реке на берегу, а третья около двора своего на поле.

Да у Цорашка Яшкозина три борти пустых же: две борти в дубах, на Уртме реке, на берегу, /л. 133 об./ одна борть в сосне около двора ево на поле.

Да у Ондрюшки Пехтулова три борти пустых же: две борти в дубах, да борть в липе, одна борть подле Федора Бибикова поля в лесу да борть одна едучи [141] в Армачи подле дороги на левой стороне; да борть на Уртме реке на берегу вниз едучи на правой стороне.

Да у Шимбуйка Пахтаева три борти пустых в дубах на устье Уртмы реки на берегу, одна у двора ево на поле.

Всего пустых дватцать две борти.

Яранского уезду волости Кугушерги.

А по наезду и по скаске сотника черемисского Тохтамышка Тохтарова и десятников ево Мырзачка Пахтаева с товарыщи в той их волости и десятках пустых бортей:

У него Токтарова три борти пустых в соснах около двора ево на поле да в Ештубайкове десятке у черемисина Яндерышка Козянбаева три борти пустых же в соснах около дворов их на поле.

Да у Туушка Ицкакова одна борть пустая ж в сосне около двора на поле.

Да у Петайка Яндубаева две борти пустых же в соснах на поде у двора ево.

Да у Елбаришка Акпарсаева одна борть пустая в сосне на поле у Красного врагу на берегу.

Да у Ямурзачка Пизирякова одна борть пустая в дубу на поле около дворов их.

Да у сотника в десятке у черемис да у Пайдерышка Козина пять бортей пустых же в соснах на поле у двора ево.

Всего пустых шеснатцать бортей.

Яранского уезду волости Шуварской.

А по наезду и по скаске сотника черемисского Таузарка Баженова да десятника Ошвуйка Тенимбаева во ево, сотникове, десятке пустых бортей у него, Таужарка, одна борть пустая /л. 134об./ в дубу подле двора ево.

У Тохтайка Пекелина две борти пустых в дубу подле двора ево.

У Акмазичка Атайкова три борти пустых сосновые: одна борть подле двора его, а две борти в Засерине деревне на полях.

У Кристанка Исикова пять бортей пустых: одна в дубу, две в соснах в деревне Кожинской на полях, да две борти в дубу пустые ж на Шанчюринской дороге на Оксинских полях.

У Тенечка Баженова три борти пустых в соснах, а те борти подле двора ево на полях.

У Келдубайка Изигачина восемь бортей в соснах: и в том числе семь бортей пустых, осьмая — жилая, стоят в деревне Метековской на полях; да у него ж, Келдубайка, две борти пустых в дубах, а стоят подле Ярани реки на берегу вниз едучи на левой стороне.

У Юванайка Кептанова одна борть пустая в дубу в деревне Кокушкине починке в лесу.

Да в Ошвуйкове десятке Тенибаева: у него, Ошвуйка, одна борть пустая в сосне по Шанчюринской дороге едучи из города на левой стороне.

У Тойкийка Актазикова борть пустая в сосне по той же Шанчюринской дороге из города едучи на левой стороне.

У Келшубки Тайгелдина три борти пустых в дубах подле двора ево на поле.

У Пайдыганка Актуева одна борть пустая в сосне подле двора ево.

Всего тридцать бортей пустых да борть со пчелами.

Всего с жилою тридцать одна борть.

Яранского уезду той же волости Шуварской.

А по наезду и по скаске той волости черемисина Кедубайка Изигачина, у него, Кендубайка, на полях деревни Можековской бортей: одна жилая со пчелами да четыре [142] пустых борти да у деревни Катанурской на Ярани реке на берегу, две борти пустых же за полем деревни Вещевской борть пустая да у деревни Кляпины по обе стороны Ярани /л. 135об./ реки две борти пустых же да выше Кляпины деревни пустая борть. Всего пустых десять бортей да борть жилая. Всего и з жилою одиннатцать бортей.

Яранского уезду волости Луммари. А по наезду и по скаске сотника черемисского Есекейка Пайдыганова с товарищи в ево, Есекейкове, деревне у него десять бортей пустых: три в елях, да семь в соснах около той волости.

У Туанка Кожаева девять бортей пустых: пять в соснах да четыре в елях, а стоят около их волости.

У Юванка Пайдуганова пять бортей пустых: три в соснах да две в елях, а стоят от двора верст пять.

У Сюваска Васкина пять бортей пустых: три в соснах да две в липах, а стоят на Ошме реке.

Деревни Кубервуя:

/л. 136/ У Танахпайка Шаманеева пять бортей пустых: три в елях, а две в соснах, а стоят в лесу в долу.

У Терендейка Шаманаева три борти пустых: одна в сосне, а две в елях, а стоят от той деревни в долу.

Всего пустых сорок две борти.

Яранского уезду волости Ошмы Ромачинского конца.

По наезду и по скаске того конца старосты черемисского Пекейки Яныкеева в ево старощенье и в деревнях пустых и жилых:

У него, Пекейки три борти в соснах: дву пустых, а третья жилая около двора ево на полях.

У Ямолки Яндубаева три борти пустых в соснах: две около двора ево, а третья на Ромачинской дороге.

У Юшки Тумаева две борти пустых в соснах около двора ево.

У Чебайка Пашарина две борти пустых в соснах около двора.

У Янычка Акигитова три борти пустых в елях около двора.

У Ядыгарка Акиситова две борти пустых, а третья жилая в елях около /л. 136об./ двора.

У Сарбайка Елубаева три борти пустых в сосне у двора поблиску, а две в елях на Унзе около Пижмы реки.

У Ешпулатка Тонибаева четыре борти пустых да две жилые в соснах.

У Тенибейка Игитеева две борти пустых в соснах около двора, три в елях в лесу.

У Ахтанайка Тятина две борти пустых в елях около Унзи речки на берегу.

У Ахтермышка Атюванова две пустых борти в елях на Унзе реке на берегу ж.

У Тасайка Ядунеева две борти в елях: одна пустая, а другая жилая в лесу около двора ево поблиску.

Всего пустых тритцать одна борть да жилых пять бортей. Всего и з жилыми тритцать шесть бортей.

Яранского уезду волости Ошмы Ромачинского конца.

А по наезду и по скаске старости черемиского Алпайка Ятикина с товарищи в ево, Алпайкове, старощенье и в деревнях в Ошкате бортных ухожей у него, Алпайка, две борти пустые: одна в липе, другая в ели, /л. 137/ а стоят в город едучи по обе стороны дороги. [143]

У Акманайка Атикина три борти пустые: две в липах у ево двора, а третья в ели по дороге в город едучи на левой стороне грацкой дороги.

У Токшичка Тохпеева две борти пустые, одна у двора, а другая в город едучи на правой стороне дороги.

Деревни Дуги.

У Ахтынайка Толонгозина три борти пустые: две в елях, а третья в осине к Пижме едучи на дороге в однех урочищах на левой стороне.

У Келгозки Елкимина четыре борти пустые в елях, а стоят к Пижме реке по обе стороны дороги в однех урочищах.

Деревни Аркеевы.

У Тебекейка Козяматова три борти пустые: две в соснах, а третья вели, а стоят у двора на поле.

Деревни Кубервуя.

У Токсанайка Токсубаева три борти пустые: две в елях, а третья в осине, а стоят около поля Киянура.

Деревни Одошнур.

У Митрейка Янатарова три борти пустые: две в елях, а третья в сосне; ели стоят за Пижмою рекою в лесу, а сосна стоит у двора /л. 137об./ на поле.

Деревни Шугаранура.

У Васьки Тенижбаева три борти пустые: две в елях, а третья в сосне, а стоят в лесу в рамени.

У Янатарка Акесева две борти пустые в елях: одна подле дороги к Пижме едучи на правой стороне, а другая в лесу, в рамени.

Деревни Иргы.

У Кримсарайка Отеева три борти пустые: две в елях, а третья в сосне, а стоят в лесу, в рамени.

Деревни Ошар.

У Емедечка Метыкова три борти пустые, две в елях, а третья в сосне, а стоят около поль их.

Деревни Пекшубажовы.

У Ешпалдырка Пекшубаева три борти пустые в соснах, а стоят на полях их.

Деревни Иргы же.

У Ятугатка Ендубаева две борти пустые в елях, а стоят в лесу около двора ево.

У Манайка Отеева четыре борти пустые: одна в сосне, а три в елях, а стоят в лесу на рамени.

Деревни Таншайковы.

У Таншайка Талунбаева шесть бортей пустые в елях: три стоят подле дороги, что ездят на Алгануре на левой стороне, а четвертая у двора, а достальные /л. 138/ две в рамени.

У Яндушка Козкеева три борта пустые в елях, а стоят около поль.

Деревни Алганура.

У Танахпайка Паметина три борти пустые в елях, а стоят около двора.

У Мырасанка Кимаева три борти пустые в елях, а стоят в лесу около поль их.

Всего пустых пятьдесят восемь бортей.

Тое ж волости Ромачинского конца. [144]

А по наезду и по скаске новокрещена Федьки Китаева в ево деревне Козяматове бортных угодей:

У него, Федьки, три борти пустые в соснах, а стоят около двора ево в лесу.

Яранского уезду волости Витлинской Рудомаринского конца.

По наезду и по скаске старосты черемиского Янахпайка Кизичаева с товарыщи в ево, Янахпайкове, старощенье в Рудомаринском конце бортных ухожей:

У него, Янахнайка {так – OCR}, три борти пустых: одна в дубу, а две в /л. 138об./ соснах стоят на поле.

У Ядеришка Пайбарышева две борги пустые в соснах, стоят на Щуге речке по обе стороны.

У Ахтубайка Тошаева две борти: одна в дубу, а другая в ели, пустые; стоят на Шуге ж речке в вершине.

У Пекоски Пебеева пять бортей пустые: одна в дубу, а другая в сосне, а три в елях, стоят па Шуге речке в вершине ж.

У Айдемирка Пайбарышева пять бортей пустые: две в дубах, а третья в сосне, стоят на Дуге речке в лесу.

У Ешпулатка Пекпулатова три борти пустые в соснах, стоят на Иж реке вниз на правой стороне.

У Куземки Карабаева три борти пустые, одна в дубу, а две в соснах, стоят по речке Смородине по берегу.

У Тулбарыска Пайду(г)анова три борти пустые в соснах, стоят на Ижу реке по берегу вниз на правой стороне.

У Оказка Алкедина три борти пустые: одна в дубу, а две в елях, стоят по Шуге речке по берегу.

У Пайдушка /л. 139/ Акешева пять бортей пустые: одна в дубу, а другая в ели, стоят на Шуге речке, в вершине, а три в соснах, а стоят по Смородине реке вниз по правой стороне.

У Бахты Коштылетова пять бортей пустые: три в соснах, а четвертая в ели, а пятая в дубу, стоят в вершине по Шуге речке по берегу.

Всего пустых сорок две борти.

Тое ж волости Витлинской Рудомаринского конца.

По наезду и по скаске новокрещена Андрюшки Степанова в том Рудомаринском конце:

У него, Андрюшки, бортных ухожей шесть бортей пустые: две в соснах, одна в дубу, стоят по Шуге речке да две в соснах же, одна в ели, стоят по Смородине реке по берегу на правой стороне.

Всего в Яранском уезде в черемисских волостях в лесах и на реках черемсских бортных ухожей пустых семьсот тритцать четыре борти да восемь бортей жилых.

Всего и з жилыми семьсот сорок две борти.

А оброку на те бортные ухожей не положено, потому в указе великих государей и в наказе не написано почему на жилые и на пустые борти оброку положить не написано ж. И преж сего те борти жилые и пустые не были и в росписи, какова прислана к писцовым делам за воевоцкою рукою с оброчных и ясачных книг, что преж сего те бортные ухожья на оброке были ль или нет, того не написано ж.

Справа: На полях листов: Писец Василий Безобразов

РГАДА, ф. 1209, кн. 1. л. 125-139об. Подлинник.


Комментарии

1. См.: Покровский И. М. Бортничество один из видов натурального хозяйства и промысла близ Казани Казань, 1890.

2. Курбский А. М. История о великом князе Московском // Памятники литературы Древней Руси Вторая половина XVI в. М., 1986. С. 246-247

3. Список с писцовой и межевой книги г. Свияжска и уезда. Казань, 1909. С. 65.

4. Нижегородские платежннцы 7116 и 7120 гг. С предисловием С. Б. Веселовского // Чтения в Обществе истории и древностей российских при Московском университете. М.. 1910. Кн. 3.

5. РГАДА, ф. 1209, кн. 500, л. 36-36 об.

6. Яковлев Г. Я. Религиозные обряды черемис. Казань, 1887. С. 14; Крюкова Т. А. Материальная культура марийцев XIX века. Йошкар-Ола, 1956. С. 42-43.

7. Таможенные книги Московского государства XVII века. М., 1951. Т. 2. С. 34, 39.

8. Флетчер Д. О государстве Русском. СПб., 1905. С. 12.

9. РГАДА, ф. 1209, кн. 500, л. 23-23 об.

10. Димитриев В. Д. История Чувашии XVIII века. Чебоксары, 1959. С. 95.

Текст воспроизведен по изданию: Новый архивный документ о бортничестве в марийском крае в XVII в. // Марийский археографический вестник, № 13. 2003

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.