Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 1

31 декабря 1685 г.– Челобитье торговых людей о защите их от воеводских поборов при проезде в Сибирь, о ликвидации лишних застав в Сибири и о сосредоточении сбора проезжих пошлин в Сибири в одном г. Тобольске

/л. 6/ Царем государем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем.

Бьют челом холопи ваши гости и гостиные сотни из розных городов сироты ваши торговые люди Устюга Великого и Соли-Вычегоцкой и лалеча Еренского городка и иных многих розных городов. Посылаем мы, холопи ваши, гости и гостиныя сотни прикащичишков своих и сами волочимся, а мы, сироты ваши, також сами волочимся в сибирские городы с рускими товаренки своими мимо Кай-городок проездом; а торгу у нас и до нас никакого дела нет. И в Кай-городке нас, холопей и сирот ваших, и прикащичишков и людишек наших, воеводы Кай-городка с теми товаренки возы задерживают для своей бездельной корысти и емлют с тех наших возишков они, воиводы, себе насилием с воза по рублю и по полтора, да и таможенные подьячие берут с воза по гривне и больши; также и у Соли-Камской воиводы емлют с тех же наших возишков с воза алтын по десяти и по шеснацати алтын по четыре деньги.

И как мы, холопи и сироты ваши, приедем на Верхотурье с теми товаренки и ставимся на гостине дворе, и те наши товаренки на гостине дворе досматривают таможенной и заставной голова с товарыщи досматривают, а что дорогою до Верхотурья по городам задержки от воивод и всякие налоги бутто для досмотров и на Верхотурье тех досмотров в пример ничего не кладут, а ценят те наши товаренки на Верхотурье /л. 7/ не против вашего государева указу и Нового торгового уставу настоящей продажной тамошней прямой цены, применяясь к старым к прошлогодным большим ценам лет за тритцать /л. 8/ и за сорок и почему в то время которые товары и на медные деньги в которой цене были, перед настоящею тамошнею ценою всякой товар свыше втрое и вчетверо, а иные товары и вдесятеро и больши. А по вашему, великих государей, указу и по Новому торговому уставу настоит таможенное право и ценят всякие товары по прямой настоящей торговой цены и прошлогодной цены в пример не кладут; на Москве в Большой таможне, в Астрохане и у города Архангельского и во всех городех лишней накладной сверх настоящей цены на русских и на иноземцах ни на ком не бывает.

А как с Верхотурья с теми ж рускими товаренки, по той дорогой оценке заплатя на Верхотурье проезжую пошлину, и поволочемся с Верхотурья до Тобольска мимо Епанчин и Тюмень, и тех городов воиводы и головы чинят насилие и всякую задержку для своих бездельных корыстей, и емлют с нас, холопей и сирот ваших, посотчины со ста по полтине и по рублю. И как с теми товаренки приедем в Тоболеск, и в Тобольску те верхотурские грамоты переписывают же таможенной голова с товарыщи и досматривают накрепко и перед тою верхотурскою неуказною дорогою оценкою смотря той верхотурской оценки в Тобольску приценивают на те ж наши товаришка треть и больши. Также и во всех сибирских городех ценят по старым дорогим ценам, а перед Верхотурьем и перед Тобольскими оценками еще з большею прибавкою и в проезжих пишут те наши товаренки тою ж дорогою ценою. И воиводы во всех сибирских городех, как мы мимо которой город поволочемся в проезд, и с той дорогой /л. 9/ оценки емлют оне, воиводы, посотчину рубли по два и по три со ста с великим насилием за угрозами самовольством, а иных для тех своих взятков в тюрьмы сажают и всякими напрасными привалками пытают и на огне жгут. И как мы поволочемся с мяхкою рухлядью к Руси, и по тем же городам с проезду с той [355] же дорогой оценки воеводы также самоволное насильство чинят и емлют со ста по тому ж.

А как мы, холопи и сироты ваши, поедем ис Тобольска, и в Носцах ис Тобольска же учинена застава, от Тобольска недалече. И та застава учинена вновь, а преж сего тое заставы не бывало; и от той заставы и от Демьянского и Самаровского ямов нам, холопем и сиротам вашим, чинятся убытки и разорение. А как наши прикащичишка и мы, сироты ваши, едем мимо Сургут, и тут воиводы и головы с прикащичишков наших и с нас, сирот ваших, емлют посотчину на себя со ста по рублю и по два; так же как пойдут прикащичишки наши и мы, сироты ваши, мимо Нарым и Кецкой, и тут воиводы емлют также посотчину со ста цо рублю и по два. А как приедут прикащичишки наши и мы, сироты ваши, в Енисейск, на Лену и в Дауры и испродадим товаренка и купим соболи и пупки и всякую мелочь и платим вам, великим государем, десятую и в проезде всякие проезжие пошлины, и с теми своими соболишками и со всякою мяхкою рухлядью поедем из Енисейска через Камень к Русе мимо Кецкой и Нарым, и те воиводы потому ж емлют посотчину. А в Сургуте у прикащичишков наших и у нас, сирот ваших, воивода потому же емлет посотчину и чинят прикащичишком нашим и нам, сиротам вашим, задержки великие и всякие бездельные привалки. А вам, великим государем, в казну от тех досмотров прибыли нет и не бывало, а нам, холопем и сиротам вашим, конечное в торжишках разоренье и всякое от воивод утеснение.

И как /л. 10/ наши, холопей ваших, прикащичишки и мы, сироты ваши, ехали мимо Березов и березовской воивода Сергей Языков чинил прикащичишкам нашим и нам, сиротам вашим, великое разоренье и задержанье, и имал со ста рубли по три и по четыре. А как прикащичишки наши и мы, сироты ваши, приедем на Собскую заставу, и на Собскую заставу присылается ис Тобольска письмяной голова, а з Березова таможенной голова, а с письмяным же головою прпсылаетца тритцать человек служилых людей, а з Березова тритцать же человек, и тут наших прикащичишков и нас, сирот ваших, держат многое время. А та застава учинена на пустом месте для прежнего тазовского мангазейского выходу.

А в прошлых годех по указу отца вашего государева блаженные памяти великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, с Тазу из Мангазеи морем кочами ваших великих государей казны и торговые и промышленные люди не ходят. И на той Собской заставе у прикащичишков наших и у нас, сирот ваших, соболи переценивают и грамоты переписывают. А как прикащичишки наши и мы, сироты ваши, поедем через Камень и приедем в Выжемскую слободку, и не допущая прикащичишков наших и нас, сирот ваших, берега, судишка наши ставят к приколу, не пущают нас с судов до тех мест, покамест прихоти свои исполнят, а вам, великим государем, в казну пошлин и никакого платежу нет. И в той в Выжемской слободке чинятца прикащиком нашим и нам, сиротам вашим, великие убытки и задержки.

Милосердые государи цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы, пожалуйте нас, холопей и сирот своих, велите, государи, те наши привозные руские товаришка на Верхотурье и в Тобольску и во всех сибирских городех ценить по своему /л. 11/ государеву указу и Нового торгового уставу всякие товары ценить настоящею тамошнею продажнею ценою, а к прошлогодным дорогим ценам не применятся, так же как ценят на Москве в Большой таможне, и в Астрохане, и у города Архангельского, и во всех ваших государских городех настоящею прямою ценою, почему в которое время товар какой бывает в продаже, а к прежним дорогим примерам не применятся. И велите, государи, Собской заставе быть на жилом месте, где вы, великие государи, укажете, а не на пустом; а Ижемскую заставу велите, государи, отставить, потому что вам, великим государем, от той заставы [356] никакова збору и прибыли в вашу великих государей казну нет, а прикащикам нашим и нам, сиротам вашим, от той заставы чинитца задержанье и убытки большие. И велите, государи, на прикащиках наших и на нас, сиротах ваших, за проезд за Епанчин и за Тюмень, и за Сомаров ям, и за Сургут, и за Нарым, и за Кецкой имать свою великих государей головщину, посаженное с судов имать в Тобольску в таможне, чтоб нашим холопей ваших прикащикам и нам, сиротам вашим, в тех городех от воивод и голов задержания и убытков напрасных не было и посотчины не имать; а в Носцах заставу отставить, потому что та застава учинена вновь. И велите, государи, те наши посыльные товары на Верхотурье и в Тобольскую и в ыных городех ценить таможенным головам по продажной цене, в которой год тем нашим товаром в котором городе какова цена настоит, а в Кай-городке и у Соли-Камской не велите, государи, с наших, холопей ваших, прикащичишков и нас, сирот ваших, с возов повозовщины и посотчины брать, и чтоб нам, холопем и сиротам вашим, от их воиводских налог торжишков и промыслишков своих и ваших, великих государей, служеб не отбыть.

Цари государи, смилуйтеся.

На об. лл. 6–11 рукоприкладства: К сей челобитной Сенька Лузин руку приложил. К сей челобитной Васька Филатьев руку приложил. Гаврилка Никитин руку приложил. К сей челобитной Алешка Филатьев руку приложил. К сей челобитной Васька Федоров усюжанин Поповых руку приложил. К сей челобитной устюжанин Ивашко Михайлов Богомоловых руку приложил. К сей челобитной вместо устюжанина Никиты Иванова сына Брехова по его веленью устюжанин Оська Щукин и за себя руку приложил. К сей челобитной Никиферко Бушковской руку приложил. К сей челобитной вместо Ярафия Афонасьива по его веленью и за себя Евдокимко Иванов руку приложил. К сей челобитной вместо Федора Федорова Степного и за себя Прохорко Дмитриев Мурамской руку приложил. К сей челобитной вместо Петра Чебаивского и за себя Васька Заровнядной руку приложил. К сей челобитной Сенька Новосельцев руку приложил. К сей челобитной Норушка Бобровской руку приложил. К сей челобитной Левка Бобровской руку приложил. К сей челобитной вместо дяди своего Лариона Федотова-Крюкова по его веленью племянник его Ивашко Крюков руку приложил. К сей челобитной Ивашко Леонтьив Бобровской руку приложил. К сей челобитной вместо торговых людей Тита Фамина да Емельяна Федосиева по их велению Герасимко Юдин руку приложил. К сей челобитной вместо торговых людей Семена Куклина и за себя Ивашко Иванов Грибанов руку приложил. К сей челобитной Митька Водолиев руку приложил.

На л. 6 об. помета рукой думного дьяка Федора Шакловитого 1: 194-го декабря в 31-й день государи пожаловали велели об оценке тех товаров их и о заставах в Сибирском приказе выписать и с Приказом большие казны справитца памятьми, и о том доложить себе государей боярину князю Ивану Борисовичу Репнину с товарыщи, а в Кай-городке и у Соли-Камской повозовщины с них имать не велели, и о том послать из Сибирского приказу в Иовгородцкой приказ память.

Помета другой рукой: Выписать, а в ІІовогороцкой приказ послать память.

Стб. № 930, лл. 6–11.

№ 2

Не ранее января – не позднее 10 мая 1686 г.– Выписки Сибирского приказа по челобитью торговых людей от 31 декабря 1685 г.

/л. 12/ И против сей челобитной в Сибирском приказе выписано:

В статейном списке за рукою подьячего Третьяка Васильева написано:

В прошлых годех по 127-й год ходили ис поморских городов торговые и промышленые люди в Сибирь в Мангазею для соболиных промыслов и для торгу с товары и з деньгами и с хлебными запасы от Архангельского города морем на Пустоозеро и на Мутную и на Зеленую реку прямо, не займуя сибирских верхних городов.

А со 127-го году для приходу немецких людей та дорога отставлена, и велено ходить торговым людем в Сибирь всем через сибирские верхние [357] городы 2. И была на той дороге от Архангельского города меж Мутные и Зеленые реки застава. А посылано на ту заставу из сибирских городов ис Тобольска, из Березова служилых людей по 70 и по 60 человек, чтоб тое дороги в Сибирь в Мангазею не проискали немецкие люди. /л. 13/ И после того та застава была снята. И посыланы для осмотру воивод и торговых людей на сибирские заставы на Верхотурье и в Пустоозерской острог на Ижму с Москвы дворяне и подьячие.

А во 143-м году по указу блаженные памяти великого государя и великого князя Михаила Федоровича, всеа Руси самодержца, посланы в сибирские городы на Верхотурье, в Тобольск, в Сургут, на Березов, в Мангазею и в Пустоозерской на Ижму таможенные и заставные головы с Устюга Великого, от Соли-Вычегоцкой, с Вятки лутчие посадцкие люди.

А в наказех верхотурским таможенным головам, каковы даваны им на Москве, написано:

Которые торговые и промышленые люди из руских городов для торгу и промыслу с рускими своими товары приедут на Верхотурье и что у них на Верхотурье в таможне на явке будет по верхотурской оценке всяких товаров, и те их товары записывати в таможенные книги. /л. 14/ А по чему какие товары ценить и с тех товаров имать пошлину, и того в московском наказе имянно не написано.

А верхотурским воиводам в наказех написано:

Велено им над таможенными головами и над целовальники смотрить и беречь накрепко, чтоб они пошлин никому не отдавали и сами бы таможенными пошлинами не корыстовались и имали пошлину со всяких людей в правду по государево уставной грамоте и примерясь к прежним годам, как имано наперед сего, а лишних бы пошлин, сверхо прежняго государева указу, не имали. /л. 15/

А во 154-м году били челом блаженные памяти великому государю царю и великому князю Алексею Михайловичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу, гостиной сотни Исак Ревякин, Кирило Босой, Василей Запись с товарыщи. В прошлом-де во 153-м году шли прикащики их с великие реки Лены с мяхкою рухледью. И как-де приехали в Енисейск, и подьячей с приписью Василей Шпилькин /л. 16/ с прикащиков их имал себе насильством с товаров их с 1000 по 40 рублев, а с мелких со 100 по 4 рубли и учинил для своего воровского умыслу и бездельные корысти заставы многие мимо таможенного головы Василья Бухрякова, чтоб, не заплатя с 1000 по 40 рублев, а с мелких по 4 рубли, через волок без иво отпуску нихто не ушол. А у тех их прикащиков по государеву указу по проезжим грамотам мяхкую их /л. 17/ рухлядь досматривает таможенной голова и емлет с них таможенную пошлину по 2 алтына с человека, а с мяхкие рухледи по емлет, потому что с тое мяхкие рухледи плачена десятая пошлина на Лене и на Ленском волоку.

А как-де прикащики их на дощениках пришли в Кецкой и в Нарымской и воиводы-де имали у прикащиков их проезжей пошлины со всякого человека по 10 денег, а мяхкие рухледи не досматривали. А себе-де они, воиводы, в Кецком и в Нарымском и в Сургуте и на Березове имали с прикащиков их со всех промыслов с тысячи по 30 рублев, а со 100 по 3 рубли и больши. И они-де, торговые и промышленые люди, от тех воивод обнищали и торгов своих и промыслов отбыли и вконец погибли, а соболиной-де десятой пошлине на Лепе и в Енисейску учинился недобор большой.

И великий государь пожаловал бы /л. 18/ их, велел их, торговых и промышленных людей, и их прикащиков мимо Енисейской острог к Руси отпущать таможенным и заставным головам, чтоб им от воиводцкого задержанья и грабежу и насильства вконец не погинуть и промыслов своих не отбыть. /л. 19/ [358]

И против того их, гостей и торговых людей, челобитья по указу великого государя и по докладной выписке за пометою думного дьяка Ивана Гавренева посланы во все сибирские городы уставные грамоты к таможенным головам, а в тех уставных грамотах написано:

Во всех сибирских городех, оприч Тобольска, воеводам и дьяком и с приписью подьячим торговых и промышленых людей проездом их ведать не велено и проезжих им грамот на их товары из съезжих изб не давать и печатных пошлин с них по деньге с рубля в съезжие избы не имать, чтоб торговым и промышленым людем в отпусках от воивод и от дьяков и от подьячих задержанья и тесноты и налог и убытков не было.

А велено проездом ведать и отпускать торговых и промышленых всяких людей со всякими их товары, как они поедут с Руси в сибирские городы и из сибирских городов на Русь, ис таможен /л. 20/ таможенным головам с выборными целовальники, и проезжие грамоты на те их товары давать ис таможен же таможенным головам мимо воивод и дьяков, и печатать те проезжие грамоты таможенными печатьми, каковы где в котором городе у таможенных голов, и печатные пошлины у всяких торговых и у промышленых людей с проезжих их грамот имать по-прежнему по деньге с рубля в таможнях таможенным головам с целовальники.

Да и прежние всякие сибирские таможенные пошлины проезжие и отъезжие, и десятые, и порублевые, и с судов посаженные, и с людей поголовщина со всяких проезжих людей в Сибири имать против прежняго, как было до 154-го году, по московским и по сибирским таможенным наказом, как про таможенную пошлину в котором городе в наказех написано и как учинено по уложенью боярина и воиводы князя Юрья Аншеивича Сулешева с товарыщи наперед сего, и товары ценить в правду. /л. 21/

А про воивоцкое насилие велено сыскать иным воеводам хто на их места посланы.

А ис Тобольска из давных лет посылаютца на Обдорскую заставу близ Березова города ежегод для збору государевых таможенных пошлин и для обыску сибирских воивод письмяные и таможенные головы и целовальники и служилых людей человек по 30 и больши, и на той заставе те головы и целовальники и служилые люди живут во все лето, покамест дорога живет через Камень.

А на Ижемской заставе живут головы для досмотру воивод, также им велено и у торговых людей воивоцкой рухляди досматривать, и что сверх указу объявитца, и им тое рухлядь у воивод велено имать и присылать к Москве.

А буде у которых торговых людей сверх обдорских проезжих объявятца соболи и иная рухлядь в лишке, и с тех соболей и с рухляди велено имать пошлина по указу. /л. 22/

И как через тое Ижемскую заставу до 170-го году ездили воиводы и у них соболи и мяхкая рухлядь и платье соболье, что объявливалось сверх указу, имано и к Москве присылано, а со 170-го году по нынешний по 194-й год мимо тое Ижемскую заставу из сибирских городов воиводы никогда не ездят и у торговых людей, которые из сибирских городов через Камень мимо Ижемскую ж заставу ездят, и у них сверх обдорских проезжих какие лишние соболи и рухлядь и иные товары бывают ли и головы с тех лишних товаров и с соболей и с рухляди пошлину емлют ли и по скольку той пошлины в зборе бывает и воивоцкая посыльная какая рухлядь у них объявляетца ли, того в Сибирском приказе неведомо, потому что те головы к великим государем о том никогда не пишут и зборных никаких пошлин и воивоцкой посыльной рухляди не присылавали, а присылают только одне книги, сколько бывает в проезде торговых людей и что у них по проезжим /л. 23/ явитца на той заставе мяхкой рухляди, а сверх проезжих у кого сколько бывает ли, и того в тех таможенных ижемских книгах [359] не написано. И знатно, что те ижемские головы в проезде торговым людем и в досмотре воивоцкой посыльной рухляди чинят поноровку.

А над верхотурскими и иных сибирских городов над таможенными головами в зборе таможенных пошлин и воивоцких досмотрах надсматривают воиводы, а над Ижемским таможенным головою пустоозерскому воеводе ни в чем досматривать не велено, только велено давать для досмотру воивод и торговых людей стрельцов, которые будут воеводы и торговые люди учинятца сильны. /л. 24/

А что у гостей и у торговых людей в челобитной написано, чтоб с товаров их за Туринской, и за Тюмень, и за Сомаровской ям, и за Сургут, и за Нарым, и за Кецкой имать всякие пошлины в Тобольску и о том из сибирских таможенных книг в Сибирском приказе почему в тех городех пошлины емлют выписано. /л. 25/

В Туринском с приезжих и с торговых и с промышленых людей со всяких товаров, которые продают в Туринску, емлют десятую пошлину по гривне с рубля, головщины по 10 денег с человека, полавочного по 2 деньги на неделю 3, полозового по 2 ж алтына с возу, с судов по 2 ж алтына с сажени, а которые торговые люди ездят ис Тобольска, ис Тюмени с товары к Верхотурью и зимою, тое головщины платят по 2 ж алтына, полозового потому ж, да с проводников по 4 деньги с человека.

На Тюмени с торговых и с промышленных людей, которые приезжают на Тюмень с Верхотурья и ис Тобольска, емлют явчей головщины по 8 денег с человека, полозового по 8 денег ж с саней, посаженного по гривне с сажени. А которые торговые и промышленые люди всякими своими товары торгуют и у них с проданых /л. 26/ товаров по тюменской оценке емлют десятую пошлину по гривне с рубля, с весчих товаров с пуда по деньге, полавочного по 2 алтына по 2 деньги на неделю.

А как поедут с товары в Низовые сибирские городы, платят с проезжих печатных пошлин по деньге с рубля.

В Сургуте и в Нарыме десятую и головщину и полавочные и посаженные и печатные пошлины емлют против тюменского. /л. 27/

В Сургуте ж емлют пошлину за Кецкой острог с торговых людей и с их прикащиков и с людей и с посидельцев, которые ходят з Березова и ис Сургута в Енисейск и на Лену, емлют головщины по 10 денег с человека.

А на Сомаровском яму наперед сего с проезжих торговых людей и с их товаров никаких пошлин не имывано.

А по какому указу на Сомаровском яму ныне с торговых людей пошлины емлют, того в Сибирском приказе неведомо 4...

Стб. № 930, лл. 12–27.

№ 3

10 мая 1686 г.– Память Приказа большой казны о присылке в Сибирский приказ выписок из Новоторгового устава 1667 г. об оценке товаров при взимании пошлин

/л. 1/ Лета 7194-го майя в 10 день по указу великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцев, боярину князю Ивану Борисовичю Репнину с товарыщи. [360]

В нынешнем, во 194-м году апреля в 29 день в указе великих государей в Приказ большие казны к окольничему к Алексею Ивановичю Ржевскому с товарыщи из Сибирского приказу за приписью дьяка Ивана Ляпина написано:

Великие государи цари и великие князья Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы, указали против челобитья гостей и торговых людей в Приказе большие казны выписать из Нового торгового уставу 175-го году на Москве в Большой таможне и в Астрахани и у города Архангельского у приезжих всяких чинов торговых людей всякие их товары настоящею ль продажною ценою тех городов ценят и пошлины с тое оценки емлют, или те товары у них ценят перед настоящею ценою с прибавкою, и пошлины берут с настоящие ль цены с прибавочного, или с одной настоящей цены бес прибавочной, да тое выписку прислать /л.2/ в Сибирской приказ к тебе, боярину ко князю Ивану Борисовичю, с товарыщи.

И в Приказе большие казны выписано:

В указе блаженные памяти великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, 162-го году за пометою думного дьяка Алмаза Иванова написано: имати впредь таможенную пошлину с вещих и не с вещих со всяких товаров и с хлеба на Москве и в городех с тутошних жилецких и с приезжих со всяких чинов людей рублевую пошлину с продавцов по 10 денег с рубля по чему которой товар ценою на деньги в продаже будет; а которые наперед сего збирывались на Москве и в городех с вещих и не с вещих товаров проезжие, рублевые и всякие мелкие пошлины, и те проезжие и мелкие всякие зборы отставить, а перекупной пошлине с вещих товаров быти по-прежнему, а лишние цены на товары таможенным головам сверх продажные цены не накладывать. А торговым всяких чинов людем товаров своих и на покупку товаров денег не таити, и цены с товаров не убавливати, и являть в таможнях товары и деньги и продажную цену сказывать прямо в правду безо всякие хитрости. А будет которые таможенные головы и целовальники сверх продажной цены на товар учнут /л. 3/ прибавочную цену накладывать и лишние пошлины имать, и тем головам и целовальником чинити наказанье безо всякие пощады. А которые торговые руские люди, искупя товары на Москве и в городех, и с теми товары для торгового промыслу поедут за море в немецкие реши или в ыные государства, кроме шаховы земли, а на Москве и в городех тех своих товаров продавать не учнут, и с тех товаров в государевых порубежных городех имать по тому ж рублевая пошлина по 10 денег с рубля, по чему которой товар в тех порубежных городех в продаже на деньги будет на которые товары выписей не положат, а на которые товары выписи положат, и с тех имать по 5 денег с рубля. А с соболей и со всякой мяхкой рухледи и со всякие рыбы быти всякой пошлине против прежняго, а имати пошлина с прямые ж цены, в какову цену на деньги купить учнут, потому ж, как и с ыных товаров.

Да в Новом торговом уставе прошлого 175-го году написано:

Вторая на десять статья: И что будет у руских людей всяких товаров в продаже на деньги и на мену, и с тех товаров имать гостю с товарыщи с прямой продажной цены со всяких вещих товаров по-прежнему по 10 /л. 4/ денег с рубля, а не с вещих товаров со всяких имать пошлины по 8 денег с рубля, а с сала ворванья и с рыбы имать пошлина по прежнему государеву указу. Двадцать девятая: А как он тот товар продаст на городе, и с него взять пошлина по 10 денег с рубля с продажные прямые цены и дать ему в том платеже выпись, а лишних пошлин никаких накладных не имать. Сорок седьмая: А что у них, иноземцев, тех заморских товаров у города Архангельского будет в продаже на деньги и на мену, опроч фряских вин и водок, и те торги записывать им в таможне в книги имянно прямою ценою всякой товар, по чему будет в продаже, и к тем своим [361] торговым запискам велеть им руки прикладывать впредь для спору. Девяностая: Со всякие рыбы и с соболей на Москве и в городех имать по 10 денег с рубля за все мелкие статьи подужное мыт и сотое и тритцатое и десятое, свальное и складки, и повороты, и статейные, и мостовые, и гостиное и иные всякие мелкие статьи отставлены и положены в рублевую пошлину.

Да и в уставной печатной грамоте 162-го году напечатано:

К торговым проезжим и всяких чинов к людем таможенным всяким зборщиком умыслом не приметыватца и нововсчинных проезжих пошлин и головщины и иных мелких всяких и лишних пошлин сверх рублевые пошлины отнюдь ни с ково имать не велено.

Да и в наказех московские таможни головам гостям и в городех в таможнях всяким /л. 5/ пошлинным зборщиком о зборе их великих государей таможенных пошлин велено чинить по их великих государей указу и по вышеупомянутым статьям и по торговому уставу 175-го году и по уставной грамоте: всяких чинов у людей, товары их всякие записав, имать пошлина с продажной цены, по чему которой товар в продаже на деньги будет, а лишних пошлин имать и налоги чинить никому не велено. А будет которые таможенные головы и целовальники сверх продажной цены на товары учнут прибавочную цену накладывать и лишние пошлины имать, и тем головам и целовальником велено чинить наказанье безо всякие пощады.

На лл. 1–5 по скрепам и после текста: Диак Артемий Возницын.

На л. 5 об. справа: Справил Сенька Черной.

Стб. № 930, лл. 1–5.

№ 4

Не ранее 10 мая – не позднее 21 июня 1686 г. – Выписки Сибирского приказа в доклад по челобитью торговых людей от 31 декабря 1685 г.

/л. 42/ В нынешнем, во 194-м году декабря в 31 день били челом великим государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем, гости и гостиной сотни и розных городов торговые люди, а в Сибирском приказе боярину князю Ивану Борисовичю Репнину с товарыщи подали челобитную.

А в челобитной написано 5... /л. 45/

И против того великих государей указу из Сибирского приказу в Новгородцкой приказ послана память 6, велено о кайгородцком и усольском воиводах против челобитья тех гостей и торговых людей великих государей указ учинить в Новгородцком приказе.

А против челобитья ж гостей и торговых людей выписано в Сибирском приказе.

В наказех верхотурским таможенным головам, каковы им дают на Москве из Сибирского приказу, написано: /л. 46/

Которые торговые и промышленые люди из руских городов для торгу и промыслу с рускими своими товары приедут на Верхотурье и что у них на Верхотурье в таможне на явке будет по верхотурской оценке всяких товаров, и те их товары записывати в таможенные книги. А по чему какие товары ценить и с тех товаров имать пошлину, и того в московском наказе имянно не написано.

А в уставных грамотах, каковы посланы в сибирские городы к таможенным головам во 154-м году, написано: Во всех сибирских городех, опричь Тобольска, воиводам торговых людей проездом их ведать не велено, чтоб[362] торговым и промышленым людем в отпусках обид и задержанья и тесноты и налог и убытков не было. А велено проездом ведать и отпускать торговых и промышленых людей со всякими их товары, как они поедут с Руси в сибирские городы и из сибирских городов на Русь, ис таможен таможенным головам и проезжие грамоты на те их товары давать ис таможен же. И всякие сибирские /л. 47/ таможенные пошлины велено в Сибири имать против прежняго, как было до 154-го году по московским и по сибирским таможенным наказом, как про таможенную пошлину в котором городе в наказех написано и как учинено по уложенью боярина и воиводы князя Юрья Яншеевича Сулешева с товарыщи, ценить в правду.

А ис Тобольска на Обдори близ Березова города учинена застава, и збирают пошлину с торговых людей, и проезжие грамоты дают мимо Ижемскую заставу. И по тем проезжим на Ижемской заставе торговых осматривают и пропущают, а в Туринском, на Тюмени, в Сургуте, в Нарыме, в Кецком емлют с них, торговых людей, поголовщины по 10 денег с человека, полавочного по 2 деньги на день, полозового по 2 алтына с возу, с судов по 2 ж алтына с сажени.

А как в тех городех воиводы и головы емлют с них торговых людей насильством со ста по 2 рубли и по рублю и по полтине, про то в Сибирском приказе неведомо, наперед сего челобитья от них, торговых людей, к великим государем о том не бывало. /л. 48/

А в наказех сибирским воиводам написано: Велено им над таможенными головами и над целовальники смотреть и беречь накрепко, чтоб они пошлин никому не отдавали и сами б таможенными пошлинами не корыстовались и имали пошлину со всяких людей в правду по государеве уставной грамоте и примерясь к прежним годом, как имано наперед сего, а лишних бы пошлин, сверх прежняго государева указу, не имали.

А по чему на Верхотурье у приезжих торговых людей руские их привозные товары тамошнею верхотурскою ценою ценят, и о том из верхотурских таможенных книг прошлых годов со 174-го году да по 192-й год выписано. У приезжих торговых людей в тех вышеписанных годех на Верхотурье в оценке были руские товары: сукна анбурского по 12 рублев половинка, летчины по 5 рублев половинка, зуфи простые по 12 рублев портище, /л. 49/ кумачи по 2 рубли, лоскутья юпочного пуд 20 рублев, тафты виницейской по рублю аршин, дараги ляковые до 3 рубли, холсту тонково 1000 аршин по 50 рублев, хрящу 1000 аршин по 30 рублев, середнего 1000 аршин по 40 рублев, крашенины по 2 алтына с полуденьгою аршин, сукна сермяжного по гривне аршин, шолку ряского фунт по 3 рубли, шолку шарабату фунт по 2 рубли, ягод изюму пуд по 2 рубли, меду пуд по 2 рубли, меди красной в котлах пуд по 8 рублев, меди ж красной в паникадилах пуд по 12 рублев, купоросу пуд по 40 рублев, олова барабарского в прутье пуд по 8 рублев, олова ж в крушках фунт по 6 алтын по 4 деньги, /л. 50/ сахару головного пуд по 8 рублев, перцу пуд по 10 рублев, масла деревяного пуд по 6 рублев, олифы пуд по 8 рублев, белил пуд по 6 рублев, ладану пуд по 10 рублев, укладу корельского пуд по рублю с полтиною, укладу жильного пуд по рублю, прядена пуд по 5 рублев, нитей шитьих пуд по 6 рублев, пороху пуд по 10 рублев, свинцу пуд по 2 рубли, юфть кож красных малых по 2 рубли, серы горючие пуд по 4 рубли, сандалу пуд по 8 рублев, квасцов пуд 6 рублев, литра мишуры по рублю, сапоги телятинные по 26 алтын по 4 деньги. /л. 51/ А по какому государеву указу на Верхотурье таможенные головы у приезжих торговых людей на их руские привозные товары накладывают высокую цену, того в Сибирском приказе не сыскано, потому во 134-м году на Москве в большой пожар во всех приказах дела згорели. /л. 52/ И после того в верхотурских таможенных книгах не написано.

А прежние верхотурские таможенные головы, которые ныне на Москве, Андрей Коморников, Иван Скулин в допросе сказали. Будучи-де они на Верхотурье в таможенных головах, ценили у приезжих торговых людей[363] руские их привозные товары, применялся прежних годов к записным товарным ценовным книгам. И для того ж-де примеру в таможенной избе есть тетрать, по чему какой товар ценою был в прежних давних годех, а та-де тетрать воиводцкою и дьячьею и никоторого прежних голов рукою не закреплена. А подлинного-де великих государей указу, книги и росписи, по чему у приезжих торговых и у всяких чинов людей руские их привозные товары ценить, на Верхотурье в таможенной избе нет и у них в наказех имянно не написано. /л. 53/ А как-де приедут торговые люди с Руси на Верхотурье, и у них емлют со всего товару против верхотурской оценки одну отъезжую пошлину по 4 деньги да печатного по деньге с рубля. А буде которой торговой человек сколько привозного своиво русково товару на Верхотурье продаст, и у него с того с одного продажного товару возьмут десятую пошлину по гривне с рубля. А которые торговые товаров своих на Верхотурье не продают, и у них только одну емлют отъезжую, да печатные пошлины, а десятые не емлют.

А в Тобольских таможенных книгах 189-го году написано:

Те ж торговые люди как приедут с Верхотурья в Тоболеск и которые учнут торговать теми рускими своими товары в Тобольску, а буде они на Верхотурье теми товары торговали ж и буде с них десятая взята на Верхотурье, и ту десятую в Тобольску зачитают, а емлют десятую с одной приценки; а которые торговые, приехав с Верхотурья /л. 54/ в Тоболеск, а торговать не учнут, и отпустят их ис Тобольска в низовые городы, и у них с товару против тобольской оценки емлют проезжую по 4 деньги да печатного по деньге с рубля, а десятые у тех торговых людей не емлют. А по чему на какие товары приценка бывает, и того в книгах верхотурской и тобольской цены имянно порознь не росписано. /л. 55/

А в новоторговых уставных статьях, каковы присланы в Сибирской приказ ис Приказу большие казны в нынешнем, во 194-м году майя в 10 день, написано 7 … /л. 59/

А в сибирские городы тех новоторговых уставных статей не послано, а для чего не послано, и о том никакова указу в Сибирском приказе не сыскано.

На об. лл. 52–53 рукоприкладства: К сем допросным речам Андрейко Коморников приложил. К сим допросным речем Ивашко Скулин руку приложил.

На об. лл. 42–59 по сставам и под текстом: Думной дьяк Емельян Украинцев руку приложил.

Стб. № 930, лл. 42–59.

№ 5

21 июня 1686 г.– Царской указ с боярским приговором об оценке товаров в сибирских таможнях по рыночной цене

/л. 60/ 194-го июня в 21-й день. Великие государи цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич и великая государыни благоверная царевна и великая княжна София Алексеевна, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы, слушав сей докладной выписки, указали и бояре приговорили. Против челобитья гостей и торговых людей послать их, великих государей, грамоты на Верхотурье и во все сибирские городы с великим подкреплением, чтоб во всех сибирских городех таможенные головы у приезжих торговых людей руские их всякие привозные товары ценили тамошнею сибирскою настоящею прямою ценою, как в котором городе те их руские товары купят и продают на деньги, а не по примерным ценам. /л. 61/ И того смотреть и беречь накрепко, чтоб таможенные головы и [364] целовальники приезжим торговым и никаким людем в пошлинном зборе поноровки не чинили и пошлин даром не отдавали и воеводы б с них, торговых людей, посулов и с товаров их посотчины отнюдь не имали и в отпусках им, торговым людем, задержанья никакова не чинити.

По сставам на лл. 60 об., 61 об. и после текста: Думной дьяк Емельян Украинцев.

Стб. № 930, лл. 60–61.

№ 6

17 ноября 1686 г.– Челобитье торговых людей о взимании с них в Сибири одного оброка в год, о сосредоточении сбора проезжих пошлин в одном из сибирских городов и об отмене сенной пошлины в Верхотурье

/л. 62/ Великим государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю и великой государыне благоверной царевне и великой княжне Софии Алексеевне, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем.

Бьют челом холопи ваши гости и гостиной сотни и руских и поморских городов торговые люди.

Посылаем мы, холопи ваши, для торгов и соболиных промыслов в Сибирь прикащиков и людей своих, а мы, торговые люди, и сами отъезжаем с рускими всякими товары. И как мы приезжаем на Верхотурье и на Верхотурье емлют в вашу, великих государей, казну головщину, да с промышленых и с работных наших людишек емлют годовые оброки, да на Верхотурье же емлют с торговых людей за сено по шти алтын по четыре деньги с воза, а сена из вашей, великих государей, казны нам, торговым людям, не дают, а кому лучитца сена для лошадиные кормли купить, и сено покупают у сторонних людей. А как наши гостиные прикащики и людишка и мы, сироты ваши, торговые люди поедем с Верхотурья, и в тех наших годовых оброках дают на Верхотурье отписи. И как с теми отписьми в том же году в которой в сибирской город приедем, и против тех отписей тех годовых оброков на тот год не зачитают, и емлют на тот де 8 один год другие оброки. А как по вашему, великих государей, указу в сибирских городех емлют з гулящих людей годовые оброки и дают им в тех оброках ис приказные избы отписи и где они с теми отписьми в иных городах объявятца, и у них против тех отписей на один год по два оброка не емлют.

Милосердые великие государи цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич и великая государыня благоверная царевна и великая княжна София Алексеевна, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы, пожалуйте нас, холопей и сирот своих, велите, государи, с нас, холопей и сирот своих, и с прикащиков, и с людей наших, и с работных и с промышленых людей имать в сибирских городех по одному оброку на год, а головщину и полозовое и с судов посаженные деньги и всякие доходы велите, государи, имать на одном городе в Тобольску или на Верхотурье, или в котором вы, великие государи, укажете, а в Туринском и на Тюмени, и в Сургуте, и в Нарыме, и в Кецком, и в Енисейском и в иных сибирских городех с нас, холопей и сирот своих, и с прикащиков и с людей наших, и с работных и с промышленых людей, и на тот настоящей год других оброков и головщины, и с саней полозового, и с судов посаженных денег не велите, государи, имать, и сенново на Верхотурье не велите, государи, с нас и с людей и с прикащиков наших имать, для того что на Верхотурье мы и прикащики и люди наши из вашей, великих государей, казны сена не емлют, чтобы нам, холопам и сиротам вашим, от того лишнова платежа ваших, великих государей, службы и в сибирских [365] городех в вашу, великих государей, казну пошлиных платежей и торговых своих промыслов не отбыть.

Великие государи, смилуйтеся, пожалуйте.

На л. 62 об. помета: 195-го ноября в 17-й день выписать.

Стб. № 930, л. 62.

№ 7

Не ранее 17 ноября – не позднее 13 декабря 1686 г.– Выписки Сибирского приказа в доклад по челобитью торговых людей от 17 ноября 1686 г.

/л. 63/ И против сей челобитной в Сибирском приказе выписано. В прошлом во 154-м году по указу блаженные памяти великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, и по докладной выписке за пометою думного дьяка Ивана Гавренева посланы во все сибирские городы уставные грамоты к таможенным головам, а в тех уставных грамотах написано /л. 64/...

А в государевых наказех, каковы дают на Москве верхотурским таможенным головам, написано:

Которые торговые и промышленые люди из руских городов для торгу и промыслу с рускими своими товары приедут на Верхотурье и что у них на Верхотурье в таможне на явке будет по верхотурской оценке /л. 65/ всяких товаров, и те их товары записывать в таможенные книги. А збирать всякие государевые пошлины и посаженные и полозовое против прежняго государева указу и по наказу, каков ему дадут на Верхотурье ис приказной избы. А по чему каких пошлин имать, и того в московском наказе имянно не написано.

А по верхотурским таможенным книгам емлют на Верхотурье у приезжих всяких торговых и у промышленых руских людей, которые приезжают из руских городов на Верхотурье с рускими товары, десятые с товаров по гривне с рубля, которые учнут на Верхотурье торговать, а которые торговать на Верхотурье не останутца, и с тех емлют с товаров /л. 66/ их по 4 деньги, да печатного по 1 деньге с рубля. Да явчего и головщины и приворотного с тех же руских городов с торговых и с промышленых людей емлют по четыре деньги с человека, да полозового с лошади с воза по 8 денег, да поанбарщины и теплового с анбара по 3 алтына на неделю, да с ызвощиков, которые привозят торговых и промышленых людей /л. 67/ товары, и з гулящих людей явчего по 3 деньги с человека; а с промышленых с приезжих людей емлют на год оброку по полтине с человека; а с вещих со всяких товаров у приезжих людей емлют весчего по деньге с пуда.

В Туринском с приезжих и с торговых и с промышленых людей со всяких товаров, которые продают в Туринском, емлют десятую пошлину по 3 алтына по 2 деньги с рубля, да с хозяев головщины по 10 денег с человека, да полавочного по 2 алтына по 2 деньги на неделю, /л. 68/ а зимним путем полозового по 2 алтына с возу, а летом с судов и з дощеников и с лодок посаженых пошлин против зимнего полозового по 2 алтына с сажени, з гулящих людей явчего головщины по 4 деньги с человека, а которые торговые люди ездят ис Тобольска, с Тюмени с товары к Верхотурью зимою, и те головщины платят по 2 алтына полозового потому ж, да с проводников по 4 деньги с человека. /л. 69/ Да с промышленых же людей с явчих денег по 3 деньги с рубля 9. Да которые люди емлют проезжие грамоты, и те платят печатных пошлин по деньге с рубля. [366]

На Тюмени с торговых и с промышленых людей, которые приезжают на Тюмень с Верхотурья и ис Тобольска, емлют явчей головщины по 8 денег с человека, а зимним путем полозового по 8 денег с саней, а летним путем с судна посаженного по 3 алтьгна с сажени, /л. 70/ а з гулящих людей с ярыжных по 4 деньги с человека.

В Тобольску у приезжих у торговых и у промышленых людей, которые приезжают в Тоболеск с Верхотурья и с Тюмени со всякими рускими товары, и те товары у них таможенной голова с целовальники пересматривают и переценивают. И которые торговые и промышленые люди тут, в Тобольску, торгуют и что продадут, и с того платят десятую пошлину по 3 алтына по 2 деньги с рубля, да с судов посаженного по 3 алтына по 2 деньги с сажени, а зимою полозового по 2 алтына с саней. А которые приезжие люди сидят в Тобольску с товары в лавках, и с тех емлют поанбарщины по 2 алтына по 2 деньги на неделю. А у всех приезжих торговых людей верхотурские и туринские и тюменские и иных городов проезжие переписывают и дают им в съезжей избе новые тобольские проезжие, печатных пошлин емлют по деньге с рубля. /л. 71/

В Сургуте с приезжих и с торговых и промышленых людей с продажных руских товаров емлют десятую пошлину по 3 алтына по 2 деньги с рубля, головщины емлют по 8 денег с человека, полавочного по 2 алтына на неделю, а с гулящих людей с ярыжных по 4 деньги с человека, с промышленых гулящих людей годового оброку по 8 алтын по 2 деньги на год, с судов посаженного по 3 алтына по 2 деньги с сажени, от проезжих грамот емлют печатных пошлин по деньге с рубля, с промышленых же и з гулящих людей, которые ездят ис Тобольска, из Березова в Енисейской и в Томской и ис тех городов назад, емлют в банные дрова и в веники по 8 алтын по 2 деньги с человека. /л. 72/ А учали за те дрова и за веники тое пошлину имать в Сургуте со 155-го году, а в прежних сургуцких таможенных книгах того не написано.

За Нарымской острог емлют в Сургуте с торговых и с промышленых людей проезжие головщины ж по 10 денег с человека, а з гулящих работных по 4 деньги с человека, да с них же в дрова и в веники по 4 алтына по 2 деньги с человека, да с судов по 3 алтына по 2 деньги с сажени. В Сургуте ж емлют пошлину за Кецкой острог с торговых людей и с их прикащиков и с людей и с посидельцов, которые ходят з Березова и из Сургута в Енисейской острог и на Лену, емлют головщины по 10 денег с человека, а з гулящих работных людей по 8 алтын по 2 деньги с человека, а с промышленых людей по полтине с человека. А которые ездят из Енисейского острогу в Тоболеск н к Руси, и с них, торговых людей и с прикащиков, емлют головщины то ж по 10 денег [с] человека, /л. 73/ а с промышленых и з гулящих и с работных людей по 4 деньги с человека, да с них же, гулящих и промышленых, емлют в дрова и в веники по 4 алтына по 2 деньги с человека.

А осматривают тех торговых людей и всякие с них пошлины емлют, как они едут в Сибирь и ис Сибири к Руси, во всех сибирских городех по московским и по сибирским таможенным наказом и по уставным грамотам, каковы грамоты посланы во все сибирские городы, опричь Нарыма и Кецкого, для того что по государеве грамоте 155-го году за Нарымской и за Кецкой емлют с торговых людей всякие пошлины в Сургуте. /л. 74/

А по справке в Сибирском приказе в туринских, в тюменских, в сургуцких таможенных книгах написано: В прошлом во 193-м году, как ехали торговые люди в Сибирь к Русе мимо Верхотурья, также и из сибирских городов к Русе, и с них собрано в таможнях явчие головщины и с саней полозового и с судов посаженного в Туринском 39 рублев, на Тюмени 43 рубли, в Сургуте 17 рублев, да в Сургуте ж за Нарымской 28 рублев, за Кетцкой 37 рублев; всего в 193-м году собрано с торговых и с [367] промышленых людей в Туринску и на Тюмени и в Сургуте и за Нарымской и за Кетцкой головщины и полозового и с судов посаженного 164 рубли. /л. 75/

А в таможенные головы посылаютца на Верхотурье и в Сургут с Устюга, а в Туринской и на Тюмень посылаютца ис Тобольска и в Тобольску выбирают в таможенные ж головы тобольских посацких людей. /л. 76/

А в верхотурском сметном списке 193-го году написано: Во 193-м году укашено на Верхотурье 121 копна сена, да остаточного 192-го году 1170 копен с полукопною; всего укосного и остаточного 1291 копна с полукопною летних, а зимних иметца по 2 копны. И во 193-м-де того сена будет роздасться приезжим торговым и промышленым людем по полукопне на лошадь и в рознь продасться против 192-го году, и за то сено верного бранья помечено собрать 55 рублев. И те-де деньги во 193-м году против пометы собраны сполна, да сверх пометы собрано рубль. А с которого году и по какому государеву указу то сено на Верхотурье учали на торговых и на промышленых людей наметовать и за то сено с них в государеву казну деньги имать, того в верхотурских сметных списках не написано и в Сибирском приказе не сыскано. /л. 77/

И великим государем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю и великой государыне благоверной царевне и великой княжне Софии Алексеевне, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем. Бьют челом гости и гостиные сотни и руских и поморских городов торговые люди 10 /л. 78/ ...

А в новоторговых уставных статьях, каковы присланы в Сибирской приказ из Приказу большие казны в прошлом во 194-м году майя в 10-й день, написано 11...

Стб. № 930, лл. 63–78.

№ 8

13 декабря 1686 г.– Царский приговор о взимании с торговых людей в Сибири одного оброка в год и об отмене проезжих пошлин

/л. 83/ 195-го декабря в 13-й день великие государи цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич и великая государыня благоверная царевна и великая княжна София Алексеевна, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы, слушав сей выписки, пожаловали гостей и гостиной сотни и московских и иных городов торговых людей, которые ездят в Сибирь для торгового промыслу.

Указали оброк с них и с людей их збирать на год один в Тобольску или на Верхотурье, и в иных городех, где доведетца, и давать в том отписи. И как они в том же году приедут в иной город, и у них досматривать отписей и, буде отписи положат, других оброков на один год имать не велеть.

А десятую пошлину собольми и деньгами имать по-прежнему, а иные мелкие зборы: явчее и поголовщину, поанбарщину и тепловое, и приворотные, и полозовые, и с судов посаженное, и отъезжее, я печатное, и веничное /л. 84/ и дровяное отставить и быть по уставной грамоте.

А сена на Верхотурье впредь косить не велеть, для того чтобы пашенным крестьяном в том лишней работы и от воевод тягости не было; а в которых местех сена косили, и те места отдать служилым и всяких чинов людем на оброк, а оброку буде столько не будет, что збиралось с торговых [368] людей, и те деньги положить на пашенных крестьян вместо тое работы, что сена кашивали и на воевод косили.

И о том в сибирские городы послать свои, великих государей, грамоты.

По сставам и после текста: Думной дьяк Данило Полянской.

Стб. № 930, лл. 83–84.

№ 9

25 марта 1687 г.– Память Приказа большой казны об изготовлении и отправке в Сибирский приказ списков «со всех подлинных новоторговых уставных статей»

/л. 109/ Лета 7195-го марта в 25 день по указу великих государей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича и великие государыни благоверные царевны и великие княжны Софии Алексеевны, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцев, боярину князю Ивану Борисовичю Репнину с товарыщи.

В нынешнем, во 195-м году в указе великих государей в Приказ большие казны к окольничему к Алексею Ивановичю Ржевскому с товарыщи из Сибирского приказу за приписью дьяка Ивана Ляпина написано:

Великие государи цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич и великая государыня благоверная царевна и великая княжна София Алексеевна, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы, указали для посылки во все сибирские городы о пошлинном зборе со всех подлинных новоторговых уставных статей прислать в Сибирской приказ к тебе, боярину ко князю Ивану Борисовичю, с товарыщи списки в тетратех за дьячьею приписью 12. И по тому их, великих государей, указу о тор говых всяких делех в При/л. 110/казе большие казны выписано из указу блаженные памяти великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, 162-го году и из уставные печатные грамоты и из Нового торгового уставу 175-го году и которые их, великих государей, указы о торговых же делех состоялись в прошлых во 189-м и во 191-м и во 192-м годех, и с тех вышеупомянутых указных статей списки в тетратех за дьячьею приписью в Сибирской приказ к тебе, боярину ко князю Ивану Борисовичю Репнину, с товарыщи ис Приказу большие казны посланы с подьячим с Васильем Семеновым 13.

По сставам и в конце текста: Дьяк Иван Алферьев.

На л. 109 об. помета: Учинить по сему великих государей указу и послать с них списки в сибирские городы.

На лл. 110 об. справа: Справил Сенька Черной.

Стб. № 930, лл. 109–110.

№ 10

23 сентября 1689 г.– Грамота Сибирского приказа томскому воеводе И. И. Дурново об отправке и введении в действие дополнительных таможенных статей для сбора пошлин в Сибири 1689 г.

/л. 1/ От великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцев, в Сибирь в Томской стольнику нашему и воеводе Ивану Ивановичю Дурново. [369]

В прошлом во 196-м году по нашему, великих государей, указу посланы о таможенных зборех новоуставные статьи в сибирские городы. И ныне ведомо нам, великим государем, учинилось, что в сибирских городех всяких пошлин умалилось.

И ныне мы, великие государи, указали в сибирских городех для пошлинного збору послать статьи сверх уставной грамоты с пополнкою, для того что в уставной грамоте которому збору в Сибири довелось быть, тово не написано. И как к тебе ся наша, великих государей, грамота придет, и ты б велел таможенные всякие пошлины збирать по прежнему нашему, великих государей, указу и по сим статьям, каковы к тебе посланы под сею нашею, великих государей, грамотою. Да и Томского розряду в городы указали мы, великие государи, о тех таможенных всяких пошлинах против сего нашего, великих государей, указу тебе писать и с сих статей списки послать за своею рукою. А в Томску и Томского розряду в городех к таможенным головам с сих статей послать списки ж, а подлинные держать в приказной избе впредь для справки.

Писан на Москве лета 7198-го сентября в 23 день.

Оп. 4, № 198, л. 1.

№ 11

Сентябрь 1689 г.– Дополнительные таможенные статьи для сбора пошлин в Сибири

/л. 2/ Воеводам и дьяком и их детем, и братьем, и племянником и людем их не торговать и на промысел подкручников и всяких людей и людей своих от себя и в ыные городы для торгов не посылать, и засылкою и подставою на соболиные и на иные звериные промыслы не отпускать, и деньгами с торговыми и ни с какими людьми не складыватца, и кабал на торговых и ни на каких людей на свое и на чюжее имя не имать, и пожитков своих с торговыми и ни с какими людьми не высылать; и того таможенному голове смотреть накрепко, и промышленых людей, как приедут с промыслу, допрашивать. А буде скажут или от кого ему ведомо учинитца, что они промышляли на воеводу, и те соболи и иную мяхкую рухлядь имать на великих государей, и тое рухлядь записывать в таможенных книгах особ статьею, и о том писать, и ту мяхкую рухлядь присылать к великим государем к Москве.

А как торговые и промышленые и служилые люди с ясанных зимовей приедут и явят в таможне промышленую мяхкую рухлядь: соболи /л. 3/ и пупки, и хвосты собольи, и бобры, и лисицы, и розсамаки, и с тех соболей от девяти десятым соболем лутчим с пупком и с хвостом имать, а з бобров и с лисиц и с розсомак также десятым лутчим зверем. А сколько у него ни будет мяхкие рухляди сверх того, что десятая взята будет, с продажи имать перекупная пошлина по гривне с рубля. А не с полных десятков с соболей и з бобров и с лисиц и с розсомак с четырех, с пяти, со шти имать оценя из денежной цены десятую. С песцов рослых и недопесков осенних и вешних битых, и з горностаев, и з зайцов, и с волков, и с шуб песцовых и недопесковых, и з бельих, и з заечьих, с постель оленьих зимних и вешних, и с ролдуг, и с ыной с мелкой мяхкой рухляди, и с струи бобровой имать десятая пошлина с промыслу по гривне с рубля по таможней торговой цене, по чему в продаже будут.

А которые торговые люди из руских и из сибирских городов приедут з деньгами и явят деньги в таможне на соболиную покупку и на иную мяхкую рухлядь, а в проезжих грамотах сколько будет /л. 4/ написано тех денег, а с тех денег в тех городех пошлина не плачена и на те деньги купят соболи и иную мяхкую рухлядь, и о том в новоуставных статьях не написано ж, как пошлина имать. А наперед сего на те явленые деньги соболи [370] и иную мяхкую рухлядь покупали и с покупки платили собольми и иною мяхкою рухлядью, а с песцов и с шуб песцовых, и с ушканных, и бельих, и з белок, и с ыной мяхкой рухляди и с неполных десятков с перекупу платили десятую ж деньгами с рубля по гривне, и ныне имать потому ж по грпвне с рубля.

Да в сибирских же городех приезжают с хлебными запасы, и с той хлебной продажи наперед сего десятая пошлина имана по гривне с рубля. А в новоуставных статьях написано: буде хто продаст хлеба своей пахоты, и с того пошлину в руских городех велено имать по 10 денег с рубля; /л. 5/ а которые торговые люди те хлебные запасы на явленые деньги купят и те хлебные запасы где в продаже объявятца, пошлину платят по 5 денег с рубля с продажные цены. И ныне имать с хлеба пошлина, которые продадут своей пахоты, с тех по 10 денег с рубля, а которые хлебом торгуют, и с тех против прежняго десятая по гривне с рубля.

А которые промышленые и гулящие люди из руских городов приедут в сибирские городы, и на тех имать оброку с промышленых по полтине, а з гулящих по полуполтине с человека на год; а буде в том году платили где в ыном городе и отписи оброчные положат, и тот оброк им зачитать в тот год, а по два оброка на год не имать, быть против государева указу и докладной выписки.

А у которых торговых и у промышленых людей будут осталые соболи и иная мяхкая рухлядь не продана в том году, в которым в промыслу была, а пошлина десятая с нее взята, и им приходить в таможню и объявливать, а головам велеть записывать в книги имянно в новой год в остаток и к тем статьям хозяявам руки прикладывать.

А которые служилые люди ясашные зборщики приезжают из ясашных зимовей и явят сколько какой рухляди, и ее взять на великих государей, кои явят, а кои утаят, сыскивать и имать потому ж; а буде они станут называтца чьим должником или подкручеником, и тем их скаскам не верить, для того что им по указу великих государей велено ясак збирать на великих государей с радением, а самим товаров с собою в ясашные волости не возить и не торговать и ничем не корыстоватца, и они делают не против великих государей указу и ясак збирают не сполна, и для своей корысти вновь запускают и пишут в доимки, и оттого чинитца великих государей казне многой недобор и истеря.

А которые торговые и иных чинов люди на гостине дворе станут покупать соболи и иную мяхкую рухлядь, и им, торговым людем, продавцов объявлять и приводить в таможню к таможенному голове, велеть ту перекупную мяхкую рухлядь, по какой цене в продаже будет, записывать имянно в особые записные книги порознь по статьям. /л. 6/ А хто что у кого купит, и купцу и продавцу к тем статьям велеть руки прикладывать и описывать имянно коего году промыслу та мяхкая рухлядь и с явочными книгами прежних и настоящего году сличать, а пошлина имать против прежнего десятая.

А как торговые и служилые люди купят в торгу у носящих людей мяхкую рухлядь мелкими статьями песца по 2 и по 3, а горносталей по 5 и по 6, и иную какую рухлядь, а продавцов не объявят и не упамятуют, и с тое перекупной мяхкой рухляди десятую ж пошлину имать для того, что в новоуказаных статьях о сибирском торгу того не написано.

Таковы великих государей грамоты статьями в Томской и в Красноярской, и на Верхотурье к таможенному голове память статьями ж, посланы за приписью дьяка Афанасья Парфенова.

Оп. 4, № 198, лл. 2–6.


Комментарии

1. Авторство установлено по тексту выписок в доклад (там же, лл. 35, 45).

2. Речь идет об известных указах тобольского воеводы Г. С. Куракина о запрещении так называемого морского «мангазейского хода».

3. Описка, должно быть по 2 алтына 2 деньги на неделю.

4. Далее мною опущены: а) лл. 28–35 – изложение челобитья торговых людей от 31 декабря 1685 г. (см. док. № 1); б) л. 35 – запись об исполнении отправки памяти в Новгородский приказ с царским указом о запрещении воеводам Кай-городка и Соли-Камской брать с торговых людей «повозовщину» (память об этом в Новгородский приказ послана в январе 1686 г.– см. лл. 39–41); в) лл. 36–38 – выписки из верхотурских таможенных книг об оценке товаров (см. док. № 4). На этом выписки обрываются, так как окончание дела было приостановлено в ожидании ответа из Приказа большой казны об оценке товаров в «русских городах».

5. Далее опущено изложение челобитья от 31 декабря 1685 г. и первой пометы на л. 6 об. (см. док. № 1).

6. Память послана в январе 1686 г. (см. лл. 39–41).

7. Далее мною опущено изложение памяти Приказа большой казны от 10 мая 1686 г. (см. док. № 3).

8. Так в тексте, должно быть же.

8а. Далее мною опущено изложение содержания уставных грамот, полностью совпадающее с текстом на лл. 19–20 (см. док. № 2).

9. Описка, должно быть с человека.

10. Далее мною опущено изложение челобитья от 17 ноября 1686 г. (см. док. № 6).

11. Далее мною опущено изложение памяти Приказа большой казны от 10 мая 1686 г. (см. док. № 3).

12. Царский указ об этом был сообщен в Приказ большой казны из Сибирского приказа в памяти от 7 марта 1687 г. и в памяти-напоминании от 23 марта 1687 г. (см. стб. 930, лл. 100–102).

13. С указанных «списков» в Сибирском приказе были изготовлены копии и разосланы в города Сибири. Одна из таких копий хранится в фонде Сибирского приказа по описи 5 за № 289.

Текст воспроизведен по изданию: Из истории таможенного дела в Сибири // Археографический ежегодник за 1964 год. М. 1965

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.