Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИЗ ИСТОРИИ ТАМОЖЕННОГО ДЕЛА В СИБИРИ

Таможенная политика, как часть экономической политики правительства, отражает уровень социально-экономического развития страны и характер ее экономических связей. Специфические особенности социально-экономической истории Сибири в XVII в. обусловили и своеобразие таможенной политики. Изучение этого своеобразия необходимо для познания процесса и закономерностей экономического развития Сибири и для правильного понимания многих сложных явлений общерусской истории XVII–XVIII вв.

Между тем история таможенного дела в Сибири XVII в. до недавнего времени не только не была предметом специального исследования, но даже в общих чертах не освещалась ни в работах по истории таможенного дела в России, ни в сибиреведческой литературе. В значительной мере это было связано с состоянием источников. Имелись лишь отдельные случайные публикации документов, а специальные архивные изыскания на эту тему, в силу их большой трудоемкости, были мало целесообразны без широкого изучения социально-экономической истории Сибири. Лишь в 1930-х годах К. В. Базилевич сделал некоторые наблюдения об отдельных особенностях таможенной политики в Сибири в XVII в. 1 Но по существу изучение этого вопроса начато только в самое последнее время.

В 1959 г. В. А. Александров и Е. В. Чистякова попытались впервые осветить таможенную реформу в Сибири 1687–1698 гг., опубликовав статью под названием «К вопросу о таможенной политике в Сибири в период складывания всероссийского рынка (вторая половина XVII в.)». Основанная на ограниченном круге источников, их статья представляет интерес в плане постановки вопроса 2.

Два года спустя автор настоящих строк опубликовал статью о таможенной политике русского правительства в Сибири в XVII в. 3 Однако эта тема нуждается в дальнейшем изучении, для чего необходимо вовлекать в научный оборот новые архивные материалы. [351]

Публикуемые документы вместе с изданными ранее создают базу для изучения одного из узловых вопросов таможенной политики русского правительства в Сибири – таможенной реформы конца XVII в. 4 Вместе с тем они содержат богатый материал об условиях торговли в Сибири до проведения реформы (см. док. № 1, 2, 4, 6, 7).

Система взимания таможенных пошлин сложилась в Сибири в начале XVII в. и с самого начала существенно отличалась от общерусской ввиду наличия особой десятой пошлины, значительно превышавшей рублевую – основную торговую пошлину европейской части государства. Это отличие стало еще более заметным с середины XVII в., когда в Русском государстве по Уставной грамоте 1653 г. был введен новый порядок внутренней торговли, закрепленный затем Новоторговым уставом 1667 г. (ликвидация проезжих пошлин и унификация остальных сборов путем введения единой рублевой пошлины), а в Сибири осталась без изменения старая таможенная система с многочисленными торговыми и проезжими пошлинами, с дифференцированным обложением пошлинами покупателей.

Это объяснялось экономическим отставанием Сибири от центральных областей государства и особыми фискальными интересами царского правительства, не желавшего лишаться высоких доходов от сбора десятой пошлины.

Вопрос об изменении таможенных порядков в Сибири встал на очередь дня в начале 80-х годов XVII в. К этому времени экономика Сибири и характер ее торговли претерпели большие изменения. В результате русской крестьянской и посадской колонизации Сибирь достигла значительных успехов в хозяйственном развитии, особенно в развитии земледелия 5. Сильно изменился характер сибирской торговли. В результате истощения пушных богатств к началу 80-х годов XVII в. наступил затяжной кризис сибирской пушной торговли, а доходы казны от ясака и таможенных сборов понизились 6. В то же время в связи с установлением непосредственных торговых связей с Китаем через Восточную Сибирь изменились направления грузопотоков, а основные центры торговли из Западной Сибири переместились в Восточную 7.

Сокращение оборотов внутрисибирской торговли и снижение к ней интереса со стороны русского купечества заставили правительство пойти навстречу требованиям последнего о реформе таможенного дела в Сибири.

Проведению таможенной реформы в Сибири содействовало также то обстоятельство, что укреплялся местный сибирский рынок и формировались кадры местных торговцев.

Реформа имела четыре этапа: 1) отмена в 1687 г. проезжих пошлин по царскому приговору от 13 декабря 1686 г.; 2) введение в 1689 г. для Сибири дополнительных статей к Новоторговому уставу 1667 г.; 3) введение первого таможенного кодекса для Сибири – статей 1693 г.; 4) введение таможенного устава 1698 г. [352]

Публикуемые документы относятся к двум первым этапам реформы. Основной, принципиальный вопрос реформы – ликвидация проезжих пошлин – был решен на первом этапе. На последующих этапах реформы речь шла главным образом о степени распространения десятой пошлины, об унификации ее сборов, об увеличении или об уменьшении тяжести обложения, о кодификации таможенного дела в Сибири.

Торговые люди подали в 1685–1686 гг. два челобитья. В первом (см. док. № 1), поданном в декабре 1685 г., они просили защиты от самовольных поборов со стороны воевод и подьячих, ликвидации лишних застав и сосредоточения сбора проезжих пошлин в одной тобольской таможне. Эти просьбы были частично удовлетворены. В Кай-городок и Соль-Камскую воеводам были посланы грамоты о запрещении брать с торговых людей «повозовщину» (см. док. № 1), а в сибирские города грамоты с запрещением брать «посотчину» и об оценке товаров местного «прямою ценою, как в котором городе те их руские товары купят и продают на деньги, а не по примерным ценам» (док. № 5).

В ноябре 1686 г. торговые люди подали второе челобитье (см. док. № 6), в котором просили брать с них в Сибири ежегодно только один указной оброк и выписи об этом зачитывать во всех городах, снять «вновь учиненную» в Верхотурье сенную пошлину и снова настаивали на сосредоточении сбора проезжих пошлин в Сибири в одном городе.

Еще при подготовке доклада царям по челобитью 1685 г. Сибирский приказ справлялся в Приказе большой казны об оценке товаров в «русских городах». Из Приказа большой казны прислали 10 мая 1686 г. выписку некоторых статей Уставной грамоты 1653 г. и Новоторгового устава 1667 г. (см. док. № 3), тогда же в докладе было отмечено, что эти документы ранее в сибирские города не посылали (см. док. № 4). При подготовке нового доклада по челобитью 1686 г. в Сибирском приказе снова обратили внимание на то, что в Русском государстве по Уставной грамоте 1653 г. и Новоторговому уставу 1667 г. введена единая рублевая пошлина и отменены проезжие и другие мелкие сборы.

13 декабря 1686 г. состоялся царский приговор о взимании с торговых людей в Сибири одного годового оброка и об отмене проезжих пошлин, с сохранением десятой пошлины (см. док. № 8).

На основании этого приговора 14 марта 1687 г. в сибирские города были посланы соответствующие грамоты 8, а в Приказ большой казны царский указ о присылке полных списков с Уставных грамот 25 октября 1653 г. и 10 апреля 1654 г., с Новоторгового устава 1667 г. и с более поздних добавочных постановлений по таможенному делу (см. док. № 9). С этих списков в Сибирском приказе были сняты копии «за дьячьей приписью» и разосланы в сибирские города. Размножение и рассылка их продолжалась с 14 апреля 1687 г. и до середины 1688 г. В сопроводительных к ним грамотах было указано: грамоту, посланную в марте 1687 г., «отставить, для того что в той... грамоте написано не против торговых уставных статей», а отныне брать пошлины в таможне «против новоторговых уставных статей» 9.

Наличие двух указанных противоречивых грамот повело к недоразумениям и разнобою в сборе пошлин в различных городах. Суммы таможенных сборов резко понизились. Так, в Тобольске в 1687 г. с 17 мая по 31 августа было недобрано по сравнению с предыдущим финансовым [353] годом 1367 руб. 9 алт. Это составило 36,4% к сбору предыдущего года 10.

Поэтому в сентябре 1689 г. в Сибирском приказе были составлены и посланы в сибирские города дополнительные статьи к Новоторговому уставу 1667 г. с целью отразить специфику сибирской торговли, потому что в Новоторговых статьях «о сибирских пошлинах имянно не написано, да и для того, великим государем ведомо учинилось, что в сибирских городах по тем новоторговым уставным статьям в сибирских городах таможенной пошлины збор умалился» 11. Однако введение «пополненных статей» 1689 г. не создало желаемого для правительства перелома, таможенные доходы продолжали сокращаться ввиду сокращения в Сибири пушной торговли.

Восстановить высокий уровень доходов казны от сибирской торговли правительство попыталось за счет купеческого капитала. Оно разработало специальный торговый устав для Сибири – статьи 1693 г., подтверждавшие отмену проезжих пошлин 12. Провозглашенный в 1689 г. сбор второй («перекупной») десятой пошлины с пушнины был теперь распространен на моржовую кость и китайские товары. Был введен новый сбор перекупной пошлины при перепродаже пушнины. Таможенные статьи 1693 г. сильно увеличили тяжесть таможенного обложения в Сибири по сравнению со всеми предыдущими периодами. Выработка таможенного законодательства для Сибири шла в довольно острой борьбе между правительством и купечеством. Добиваясь удовлетворения своих требований, торговые люди продолжали отстаивать ту линию, которая обозначилась еще в середине столетия и нашла выражение в таких актах, как Уставная грамота 1653 г. и Новоторговый устав 1667 г.

Вопреки ожиданиям правительства, введение жестких статей 1693 г. имело отрицательный эффект. Таможенные сборы продолжали уменьшаться, а торговые люди стали буквально бойкотировать сибирскую торговлю.

Через пять лет правительство вынуждено было отменить статьи 1693 г. и ввести новые «мерные» (умеренные) статьи 1698 г. 13 Свое решение оно мотивировало тем, что прежние статьи были «тягостны» для торговых людей и они «в Сибирь для торгов ехать отказали» 14.

Таможенная реформа в Сибири, проводившаяся с большими колебаниями в течение 1687–1698 гг., закончилась компромиссом между правительством и купечеством. Проезжие пошлины были отменены, а торговые сборы унифицированы и кодифицированы, но таможенный барьер между европейской частью государства и Сибирью в виде десятой пошлины – важного источника перекачивания средств от сибирской торговли в казну – был сохранен. Таможенные статьи 1698 г. действовали вплоть до отмены в России в середине XVIII в. внутренних таможен 15.

Публикуемые документы выявлены в Центральном государственном архиве древних актов СССР в фонде Сибирского приказа. При подготовке к печати часть повторяющихся текстов опущена автором публикации с отметкой об этом в подстрочных примечаниях.

Публикация подготовлена на основании «Правил издания исторических документов». М., 1955. [354]


Комментарии

1. К. В. Базилевич. Таможенные книги как источник экономической истории России.– «Проблемы источниковедения», т. I. М.–Л., 1933, стр. 110–129; его же. К вопросу об изучении таможенных книг XVII в. – «Проблемы источниковедения», т. II. М.–Л., 1936, стр. 71–89.

2. «Вопросы истории», 1959, № 2, стр. 132–143. Критический разбор этой статьи см. в моей работе «Таможенная политика в Сибири в XVII в.» (В сб. «Русское государство в XVII в. Новые явления в социально-экономической, политической и культурной жизни». М., 1961, стр. 330–370).

3. А. Н. Копылов. Указ. соч.

4. По таможенной реформе в Сибири 1687–1698 гг. опубликованы таможенные статьи для Сибири 1693 г. (в наказе мангазейским таможенным головам, ПСЗ, т. III, № 1474) и таможенные статьи 1698 г. (ПСЗ, т. III, № 1654), а также две грамоты 1687 г. верхотурскому воеводе Г. Нарышкину: 1) от 14 марта, об отмене проезжих пошлин в Сибири (АИ, т. V, № 150) и 2) от 15 апреля, о присылке списков с Новоторгового устава 1667 г. и с других таможенных документов и о сборе пошлин по Новоторговому уставу, а не по грамоте от 14 марта (АИ, т. V, № 153).

5. См. В. И. ІІІунков. Очерки по истории земледелия Сибири (XVII в.). М., 1956.

6. К. В. Базилевич. К вопросу об изучении таможенных книг XVII в., стр.86.

7. О. Н. Вилков. Китайские товары на тобольском рынке в XVII в.– «История СССР», 1958, № 1, стр. 105–124; В. А. Александров. Из истории русско-китайских экономических связей перед Нерчинским миром 1689 г.– «История СССР», 1957, № 5, стр. 203–208; его же. Русско-китайская торговля и нерчинский торг в конце XVII.– В сб. «К вопросу о первоначальном накоплении в России (XVII–XVIII вв.)». М., 1958, стр. 422–464.

8. Центральный государственный архив древних актов (ЦГАДА), ф. Сибирского приказа (СП), стб. № 930, лл. 87–97; АИ, т. V, № 150.

9. ЦГАДА, СП, стб. № 930, лл. 109–110, 125–127. Один из таких списков (сборников), скрепленный приписью дьяка Сибирского приказа Афанасия Парфенова и присланный 24 мая 1688 г. в один из восточносибирских городов, хранится в настоящее время в фонде Сибирского приказа (оп. 5, № 289).

10. ЦГАДА, СП, стб. № 930, лл. 128–131.

11. ЦГАДА, СП, стб. № 1035, ч. 1, лл. 2–3: кн. № 1031, л. 12 об.; оп. 4, № 198, л. 1.

12. ПСЗ, т. III, № 1474; ЦГАДА, СП, кн. № 1031. лл. 35–49 об.; СП, оп. 4, № 143, лл. 1–23.

13. ПСЗ, т. III, № 1654.

14. Там же.

15. ПСЗ, т. XIV, № 10486, гл. XII; Г. Ф. Миллер. Описание о торгах сибирских. СПб., 1756, стр. 169.

Текст воспроизведен по изданию: Из истории таможенного дела в Сибири // Археографический ежегодник за 1964 год. М. 1965

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.