Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Переписка княгини Е. П. Урусовой со своими детьми.

Среди документов Преображенского Приказа, хранящихся в Московском Архиве Министерства Юстиции, нам встретился один небольшой столбец, в котором заключалась какая-то личная переписка. На первых порах трудно было определить, что это за переписка, кому принадлежала она и к какому времени относилась. Внешний осмотр столбца не давал ничего для суждения о том, кто писал письма, кому они предназначались и когда они были писаны: письма оказались без подписи автора, без обозначения адресатов и без хронологической даты. Нужно было, очевидно, внимательно прочесть их, чтобы удовлетворить естественное в таких случаях любопытство. Но и это немного помогло делу; определенных и точных ответов по интересовавшим нас вопросам в самых письмах мы не нашли. Одно только для нас стало ясным, что эти письма представляют собой переписку матери – раскольницы, заключенной в темницу «за имя Божие и за святых отец предания» – к своим детям, «трем птенцам любезным». Это обстоятельство заставило нас обратить более серьезное внимание на найденный документ.

Приступив к изучению переписки, мы сразу же должны были признать, что она вышла из того круга лиц, который группировался около знаменитой боярыни Федосьи Прокофьевны Морозовой. Те имена, который встречались в письмах, вполне ясно и определенно говорили об этом. Анисья, Прокопий, Борис, Иванушка, Анна, Гавриловна, Ивановна, княгиня Ксения,– все это лица, о которых теперь уже определенно известно, что они близко стояли к боярыне Ф. П. Морозовой. Далее мы обратили особенное [15] внимание на имена «птенцов», которым были адресованы письма. Один из них был мальчик, а остальные – девочки; мальчик носил имя Василья, одна девушка называлась Настасьей, а другая все время скрывалась под инициалом Е. Генеалогические справки дали нам основания полагать, что из лиц, близко стоявших к боярыне Ф. П. Морозовой, детей с такими именами имела известная княгиня Евдокия Прокофьевна Урусова, родная сестра боярыни Ф. П. Морозовой, одна из трех 1 знаменитых «раскольниц» начальной истории старообрядчества. Княгиня Евдокия Прокофьевна, урожденная Соковнина, была замужем за князем Петром Семеновичем Урусовым 2. Вероятно, в то время, когда княгиня томилась в Боровской тюрьме 3, князь Урусов вторично женился на Степаниде Даниловне Строгоновой 4. От этих двух жен кн. Петр Семенович имел четырех детей: Василья, Настасью, Евдокию и Григорья. Первые трое были детьми Евдокии Прокофьевны, а последний был сыном Степаниды Даниловны. Дети Евдокии Прокофьевны и являются теми лицами, которым адресованы найденные нами письма; при этом становится совершенно понятным тот инициал, под которым скрывается в письмах одна из адресаток (Е.– Евдокия). Таким образом мы пришли к признанию, что найденные нами письма несомненно принадлежат перу знаменитой трихраборницы Евдокии Прокофьевны Урусовой.

Когда были написаны эти письма?

Переписку кн. Е. П. Урусовой с своими детьми, как нам кажется, следует относить к тому периоду жизни знаменитой [16] «раскольницы», когда она находилась в Боровской тюрьме. В одном из писем она прямо говорит, что «сидит в темнице, аки во гробе, на смерть осужденна». В других письмах она не говорить этого прямо, но общий тон и некоторые частности, встречающиеся в них, ясно показывают, что все они написаны в тюремном заключении и вдали от Москвы 5. Точно неизвестно, когда княгиня была сослана в Боровск. Но надлежит думать, что ссылка ее в Боровск могла последовать только после смерти патриарха Питирима, т. е. после 19-го апреля 1673-го года. Здесь княгиня содержалась до самой своей смерти, т. е. до 11-го сентября 1675-го года.

Жизнь в Боровске на первых порах не носила характера жестокого заключения. Благодаря сочувствию окружавших ее лиц, она не порывала сношений с внешним миром, с своими детьми, родными и друзьями. Но затем ее жизнь изменилась к худшему, за нею был установлен строжайший надзор, при котором, конечно, немыслимы были никакие сношения с своими единомышленниками и друзьями. На Фоминой неделе 1675-го года в Боровск был внезапно прислан подьячий Павел. С великою свирепостию придя в темницу, где содержались все три женщины-страдалицы, он обобрал у них все, всякие потребы: и брашно-снедно, самое скудное, лишние одежды, книжицы, иконы, писанные на малых досках; а затем учинил большой розыск между стрельцами о том, кто делал поблажку заключенными, кто носил в тюрьму потребное, кто допускал приходящих. Уже с этого времени трудно было поддерживать сношения с единомышленниками и думать о письмах к близким лицам. Но, вероятно, и то и другое все еще продолжалось, несмотря на явную опасность. Поэтому около Петрова дня того же года в Боровск был прислан для нового розыска дьяк Кузмищев. Для боярынь он устроил новую темницу, выкопавши ее в земле еще глубже первой; Марью же Даниловну перевел в [17] тюрьму, где злодеи сидят. С этого момента заключение «соузниц» стало действительно лютым и жестоким: всякие сношения с внешним миром сделались теперь абсолютно невозможными. Они сидели в глубокой темнице, во тьме несветимой; страдали от задухи земныя; от спершагося земного пару делалась им тошнота; сорочек ни переменять, ни мыть было нельзя; в верхней худой одежде, которую нельзя было скидать от холоду, развелось множество насекомых, не дававших им ни днем покою, ни ночью сна. Не оставлено было им даже и четок или лествиц, взамен которых они навязали 50 узлов из тряпиц и по тем узлам, обе на переменах, совершали свои изустные молитвы. Давали им только пищу, «премудрости учительницу, сиречь зело малу и скудну»; когда сухариков пять-шесть дадут, тогда воды не дают пить; а когда пить дадут, тогда есть не спрашивай... Иногда яблоко одно или два подадут, иногда огурчиков малую часть; но это делали уже из жалости стрельцы, да и то тихонько друг от друга. Среди таких лишений княгиня через два с половиною месяца скончалась 6.

Принимая во внимание изложенные обстоятельства жизни княгини в Боровской тюрьме, с вероятностью можно сказать, что найденная нами переписка Е. П. Урусовой к ее детям относится к периоду времени с лета 1673-го года и по конец июня 1675-го года.

Письма кн. Урусовой представляют интерес, как новый архивный материал, относящийся к такой исключительной исторической личности. О княгине Е. П. Урусовой и ее «подвиге» имеются уже довольно подробные сведения; но тем не менее в жизни этой «страдалицы» не все еще выяснено. В этом отношении найденная нами ее личная переписка, конечно, имеет большое значение: в ней содержатся данные, которые проливают новый свет на некоторые частные вопросы из биографии княгини. Но эта же переписка важна и в другом отношении. До сих пор о княгине Урусовой судили на основании того, что давало известное житие боярыни Ф. П. Морозовой. Теперь же суждение о ней можно иметь на основании [18] ее собственных писем, неизбежно носящих интимный характер и являющихся поэтому самым лучшим источником для характеристики ее личности и настроения.

Переписка почти вся дошла до нас в копии, и только три письма, как нам кажется,представляют собой подлинные автографы княгини. Наш столбец заключает в себе собственно два ряда склеек. Один ряд склеек дошел до нас в совершенной целости и сохранности, о чем свидетельствует правильная и почти полная нумерация склеек 7, которая идет по концам левой стороны их. Это, так сказать, основной столбец. Но в него, неизвестно кем и когда, был вложен еще ряд склеек 8, уже без всякой нумерации, написанных одною, но совсем иною рукою сравнительно с той, какою написаны склейки основного столбца. Склейки основного столбца по концам хорошо скреплены между собою, склейки же второго ряда оказались без всякого скрепления. Все это было завернуто в один общий свиток. Основной столбец, по нашему мнению, заключает в себе только копии писем; второй же ряд склеек содержит в себе три подлинных письма княгини. Правда, в них мы не находим внешних признаков подлинности, т. е. на них нет подписи княгини, нет никаких соответствующих пометок и на обороте склеек. Но это обычное явление в личной переписке людей XVII века, тем более такой интимной, как переписка кн. Урусовой. Два из этих писем-автографов оказались и в копиях в основном столбце, одно же сохранилось только в подлиннике. Сравнение этих, по нашему мнению, писем-автографов с их копиями самым наглядным образом убеждает нас в том, что основной столбец есть только список с тех подлинников, часть которых дошла до нас на 6 1/2 склейках. Так, в основном столбце мы встречаем недописки и пропуски, очевидно, неразобранных слов и целых выражений, чего нет в таких письмах, которые мы считаем автографами; ясно, что они-то [19] и служили оригиналом для тех копий, которые сгруппированы в одном основном столбце.

Мы думаем, что весь столбец, заключающий в себе эти письма, является одной из разрозненных частей дела Цыглера. В заговоре Цыглера был, как известно, замешан брат княгини Алексей Прокофьевич Соковнин. При обыске у него, вероятно, были захвачены и эти письма княгини, сохранившиеся у него, как драгоценное сокровище, так как и он был убежденным «раскольником». Когда составлялось дело о заговоре Цыглера, письма были, вероятно, переписаны на особый столбец и вошли после того, как часть, в общее дело о Цыглере 9. Вместе же с ними первоначально хранились и подлинные письма княгини, но потом они были разбиты и из них сохранились до нас только три.

То значение, которое имеет найденная нами переписка для биографии кн. Е. П. Урусовой, а также и для истории русского старообрядчества, делает понятным наше желание опубликовать ее.

Н. Г. Высоцкий.


* * *

I.

К сыну Васеньке. 10

Господи Исусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас.

Свету моему любезному, другу моему сердечному, утробе моей возлюбленной, Васенке. Мир тебе, свет мой, и благословение мое. Охь, мой любезной Васенка, не видишь ты моего лица плачевного и не слышишь моего рыдания слезного, не слышишь, как рыдает серце мое а тебе и душа моя а тебе сокрушаетца. Охь, мой любезной друк, не слышу твоего гласа любезного. Охь, любезной мой, промол(ви) ко мне хотя един глагол, утеши печаль мою, абвесели серце мое сокрушенное. Охь, мой ненаглядной, нинесмотреной, не могла, грешница, своима очима на тебя насмотретися. Охь, утроба моя возлюбленноя, промол(ви) ко мне про сиротство свое, х кому приклоните тебе главу свою сирою, хто попечетца а тебе или кто а тебе сиром поболезнуеть, кто призрит на сиротство твое или кто утешит тебя сирого, кто тебя сирого примолыт словом ласковым. Охь, кто таков сир на земли, что ты, мой возлюбленной. Охь, любезной мой друкь, Васенка, или ты забыл меня, или я тебе на ум не взайду, или забыл любовь и ласку мою, али забыл ты слезы мои и рыдание мое, как я рыдала по тебе, как видела тебя на смертном одре, не дала я покоя очима своима день и нощь и держала тебя, своего друга, на руках своих и амывала слезами тебя и сокрушила свое серце по тебе; а чаяла, грешница, что ты будешь утеха души моей и радость и серцу моему. И я ныне молю у тебя, любезной мой Васенка, и прошу со слезами и рыданием, утешь ты меня, любезной мой, абрадуй ты душу мою и свою душу помилуй во веки, поживи ты усердно Христу, стой в вере истинной старой, а к новому не прикосайся, не погуби душу свою и берегися от нового и пенья нового не слушей, крестися по старому истинным крестом, как при мне крестился, любезной мой, так и ныне крестись, люби ты веру старою, утешь [21] ты меня, любезной мой; ведаешь, как ты утешал и все любил по старому. Охь, возлюбленной мой, буди ты со Христом да со мною во единой вере истинной. И я молю у тебя, радость моя Васенка, буде ты что погрешишь, и ты кайся, свет, к Христу. Он, свет, простит тебя и помилует. А с сего часу поживи, друкь мой, угодно Христу, люби веру истинную старою и крестися по старому; и буде ты, любезной мой, возлюбишь веру истинную старою, а от нового от всего станешь беречися, и ты будешь от Бога вечно помилован, и будешь долголетен на земли, и мое благословение буди на тебе; а буде грех ради моих возлюбить ты нынешнею новою веру, и ты скоро умрешь, и тамо станешь в будущем мучитца, и меня не нарекай ушь себе матерью, ушь я не мать тебе, буде ты возлюбишь нынешную новою; ино, любезной мой, сохрани тебя Христось от того, что тебе любить нинешнее, сохрани тебя Небесный Царь, радость мой Васенка, буди ты, утроба моя возлюбленная, буди ты радость дупие моей, храни ты то, а чемь я у тебя тепере молю, и во веки не позобудп прошения моего и моления, помилуй душу свою, и чтобы мне про тебя услышеть и возрадоватца, не опечаль ты душу мою во веки, а свою душу во веки не погуби. Да молю у тебя, любезной мой Васенка, буди ты ласковь к сестрамь и утешай ихь и слушай во всем их, что ане станут тебе говорить, и ты слушай во всем ихь, любезной мой, и не печаль ихь, и не досождай им, буди ласковь к ним, толка, веть, у них у сирых и радости, что ты един, ты утеха и радость им, а тебе сирому толка же радости и утехи, что ане у тебя, толка у тебя и сердешных приятелей, что ане, а у них ты единь же приятель сердешной; поживите светы мои, в любви и друк на друга ненагледитеся, а ты их слушай, любезной мой Васенка, утеши ты меня, возлюбленной мой. Да еще у тебя прошу, любезной мой, не презри ты моего моления, не пей ты вина, не опечаль ты душу мою, не пей вина и ничего хмелного не пей, любезной мой, помни, свет, кто вино пьет, тот не наследит Царствия Небесного, пьяницам мука сотворяна. Да еще молю, возлюбленной мой, не резвися и имей чистоту душевную и телесную, ведай, мой свет, блудники и в огне вечно мучетца и нет атрады им, и ты берегися, любезной мой, от той погибели, чтобы тебе не мучитца, и буди, мой свет, кроток и смирен. Прости же, любезной мой, [22] прости же, мой радостьной, прости же возлюбленной мой, и не позабуди ты прошения моего; все сия слова мое напиши в серце своем, помни во веки приказ мой, не преступи прошения моего; да абрадуй меня, Васенка, отпиши ко мне, как ты живешь, утеши ты меня, любезной мой; буди на тебе Божия милость.

II.

К дочерям .

Господии Исусе Христе, Сыне Божий, и помилуй нас.

Светы мои любезные. Ох, мои светы ненаглядные. Утроба моя возлюбленная. Две горлицы, светы мои, пустынные, два птенца безлобивыя, две горлицы осиротевшия. Ох, мои светы возлюбленныя, не имяете вы х кому приклоните главу свою. Ох, сиры, светы мои, сиры, от младых нохтей осиротели. Кто не умилитца на вас, сирых, глядя, или кто не прослезитца, сиротство ваше виде. Утроба моя и душа моя а вас сокрушилась. Да молю и прошу у вас, светы мои, со слезанием и рыданием, не презрите моего прошения слезного, поживите, светы, угодно Христу, не преступите вы Божию зановедь и святых отец предания, и не забутте, светы мои, приказу моего, о чем я у вас беспрестани маливала. Да молю у вас, светы, бутте вы смирны и кротки и Богу угодны, во всем имейте, светы мои, любовь межу себя и друг другу покоряйтеся; ведаяте, какова Христу любовь надобна; да и смирения и кротость любит Христос; да и люди похвалят вас, как увидят вас кротких, и смиренных, и любовных межу себя. Берегите, светы, брата от всего и не бранитеся с ним и бутте к нему ласковы. Ох, мои светы, поживите угодно Христу и в любви межу себя, и утеште, мои светы, утробу мою плачевную, обрадуйте, светы мои, сердцо мое сокрушенное, чтобы мне в сем веку и в будущем о вас радоватца. Светы мои, и впредь утеште меня, отпишите к мне, бутто на вас, светов, поглежу и абрадуюся. По сем буди на вас милость Божие и мое благословение, буде заповедь Божию и мою во всем не приступите.

Светы мои, бутте Богом храними, попекитесь о душе своей, подшитеся одесную стать, утеште во веки матерь и меня грешную. Любезные мои, любовно поживите промеж, себя. Буде исправите [23] прошения наше, буди на вас милость Божие и наше благословения. Сердешной друг, утроба моя, ты, Настасьюшка, не печаль ты меня, Богу угодно поживи. Не презрите прошения нашево во всем. Докучайтесь, светы, отцу, чтобы взял Богородицу Тихвинскую. Как, светы, не породеете такой светейша Чудотворной образ. Поживите, светы мои, как годно Христу. Не ленитеся Богу молитца, да и слово Божие чтите, светы мои любезная. Светы мои, не забывайте меня, и отцу о мне говорите, грех было ему забыть меня.

III.

К тем же лицам.

Господи Исусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас.

Возлюбленным мои(им) сердешным (Е) (Н). Спаси вас Христос. Поживите хорошо, пеките о душе. Все минетца, а душа всево дороже. Помните... 11 приказ, жалайте а душе. Храните веру, во всем любовна поживите; любите друг друга и брата берегите, всему доброму учите брата, чтобы хранил веру; говорите ему ласково; не ленитеся молитца. Простите, светы мои, сердешные. Любезная моя, не забывай меня ты, пиши ко мне ты, собинная моя; молю у тебя, будь смирна. Чтите часто Слово Божия. И ты, (Е), не забывай меня. Все вы мне болны. Не подивите, что мало пишу к вам. А се вскоре лучилося, неколи было хорошо написать, спешила. Молитеся, сердешные, часто; спасайтсея о Христе, за нас молитеся, поминайте родителей, Бориса, Иванушка и Прокопия, Анисю и всех. Говорите кануны. Пожалуй, любезные мои, не ленитеся кануны говорить.

IV.

К тем же лицам.

Господии Исусе Христе, Сыне Божий, и помилуй нас.

Светы мои любезные, еще ли вы живы в печалех своих. И буди мое грешное благословения на вас, светов моих. Да слышала я, светы мои, печаль вашу и сокрушение, что вам нет ни от кого радости, ни утешение, поипаче от всех вам оскорбление. Ох, светы мое любезная, сокрушаетца мое серце по вас и утроба моя [24] разпаляетца, видечи сиротство ваше и слышечи печаль вашу и сокрушение. Охь, светы мои, кто таков сир на земли, или кому такое живое разлучение. Ох, мои возлюбленныя, кто утешит печаль и скорбь вашу, или кто попечетьца вами и посетует о вас. Да слышала я, свет(ы) мои, что вы и от брата оскорблены и (от) отца не утешенны. И я о том сокрушаюся, грех ради моих, таков брат ваш родился; сокрушил он серце мое и повредил он утробу мою грешную. О, светы мои любезные, радость вы душе моей. Но, светы мои, две ластовицы златокрылыя; о, мои светы возлюбленные, две горлицы пустынные; ох, светы мои любезные, две сироты бесприятные, не имеете х кому приклонити главу свою сирою. Толко у меня, у грешницы, на земли и радости, что вы, две любезные мои. Носила вас, светов своих, во утробе своей и радовалась и родила вас, светов своих, забыло болезнь свою материю, возрадовалася вашему рождению, глаза мои грешныя на вас не нагледелися и серце мое вами не нарадовалась. Ох, свет мой любезная, вы радость душе и вы отрад(а) серцу моему сокрушенному. Да молю и прошу у вас, светы мои, со слезами и с рыданиемь, утеште вы меня вечною радостью, светы мои, чтобы мне, грешнице, в будущем вами возрадоватца и чтобы мне узрить вас адесную Света Христа не в-ызреченной радость. Светы мои, здешная честь и радость маловременна, аки в гостях гостим, а тамошняя радость неизглаголанная, око не виде ни ухо слыше и на серце человеку не взыде, кто угодить Христу и кто в-ыстинной вере скончаетца. Светы мои любезная, как вы крестилися в-ыстинной вере, и до конца пребудьте в ней, спасетеся, не пременяйте ни ед(ин)ие черты, утеште меня, светы мои, радость моя душевная вы будите. Да прошу у вас, любезные мои, утеште печаль мою, обрадуйте серце мое сокрушенное, отпишите ко мне про все жит(ь)е свое, не обленитеся, не утеште 12 вы меня – маленко пишите к мне. Отпишите к мне, светы мои, каков отец до вас да брат каков ныне до вас, про все печали свое отпишите к мне, каково вам жить без меня и что делаетца над вами, любезными. Да еще вам, светы мои, приказываю и со слезами молю: бутте вы к-ЬІвановне ласковы и со слезами просите у нея, чтобы она вас [25] не покинула, и слушайте ее и вменяйте Ивановну вместо меня; ничем со мною не разните: такоже она болит серцемь о вас, что и я болю. А я вас врузила (!) Христу, да и ей вместо себя вручила я вас, Ивановне, слушайте во всемь ее. Да прошу, светы мои, у вас: поживите угодно Христу, чтите Слово Божие, и коли вам прийдет печаль, и вы прибегните со слезами к Христу, не ленитеся, светы мои, прошу у вас: давайте, светы, Христа ради милостыню, как вас наставит Бог, давайте, светы, милостину Христа ради. Простите-ж, мои светы любезные, простите.

V.

К детям вообще. 13

Господи Исусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас.

В темнице сежю, аки во гробе, на смерть асужденна за имя Божие и за святых отец предание. Господи, дай ми слезы, да плачюся о гресех своих, и да плачюся и а розлучении со птенцами моими сироми. Охь, светы мои, три птенцы сирыя, единоутробная, не зритя вы мя в темнице сидящую, аки во гробе, и не слышите моего гласа плачевного и рыдания слезного, и не преклоняетя главы своея к терсем 14 моим, и не обымаете своима рукама меня, и не целуете своима устнама. Охь, светы мои, три птенца сирыя и превозлюбленныя, радость ваша иза очию вашею котитца вон, и веселие ваше в плач претворяетца, и вместо радостного ликовствование постигает вас плачевное сетование. Охь, светы мои утробные и возлюбленные, вместо вам радости и веселие воспойте, светы мои, песни надгробные и плачевные, и представтя мя пред очима своима во гробе и представтя себя, аки у гроба моего; и, зряшше мя во гробе мертву и без дыхание лежашщу, возрыдайте и возплачитеся, светы мои: увы, наша мати родителница, уже мы не узримь лица твоего; уже и не приклоним главы своея к персемь твоимь, уже бо ктому и не услыиним про тебя; увы, наша мати родителница, кому нас сирых вручаешь и кому нас сирых оставливаешь, [26] х кому нам сирымь приклонити главу свою сирую, кто попечетца нами сирыми, или кто нами сирыми поболезнует, кто утешит горесть и печаль нашю сиротскую, и кто нас сирых утешит словомь ласковымь: охь, увы, намь сирымь, остоваемься от тебя млады и сиры, света и живота нашего. Ох, светы мои, три птенъца сирые; охь, мои светы утробныя и возлюбленныя; ох, светы мои, вручаю вас Свету Творцу своему, Его ради, Света, оставила вас Ему, Свету, и вручаю вас, любезных своих, Матери Божии, Пресвятей Богородице; Она, Свет, вам сирым – радость и веселие; Она, Свет, вам сирым прибежиице; к Ней, Свету, прибегайте день и нощь и просите у Нея, Света, милости; Ана, Свет, всем сирым прибежище и утешение. Ох, светы мои возлюбленные, кто бы вам дал голубине крыле, да летели бы ко мне и видели бы кончину мою, и видели бы, светы мои, разлучение с телом души моея грешные, и воздали бы мне последнея целование, и предали бы земле тело мое. Ох, светы мои, уже не узрите кончины моей, и не дадите мне последнего целование и не узрите розлучение с телом души моея, и не предадите вы земле тело моего грешное. Простите мене, светы мои, простите же, мои светы возлюбленные, да рыдаю и плачю у вас, светы мои любезные, и от горести серца своего прошу и молю у вас, светы мои любезные, помилуйтя душу свою, не преступите вы заповеди Божия и святых отец предания и до конца, светы мои, пребуття в них. Ох, мои любезныя, берегитеся вы от душевныя погибели, аки от огня 15 или от лютаго змия, всячески берегитеся, любезные мои, от погибели душевныя. Сами вы знаете, что погибель душевная, а чемь я беспреетани молю у вас со слезами и рыданием и горко плачю пред вами со слезами неутешимоми. Ох, светы мои, последнея вам воздаю розждения и попечение и болезнь свою материю. Ох, светы мои возлюбленные, не погубитя душу свою во веки, не преступите вы заповеди Божие и святых отец предания, до конца пребудте в них, спасетеся, и не преступитя, светы мои, заповеди моей матернея; а чемь заповедаваю я вам, от того берегитеся всячески. Охь, светы мои, утеште вы меня во веки, дайте мне с собою в будущем возрадоватца. Охь, светы мои ненаглядныя; охь, [27] мои светы ненасмотреные, не нарадовалася вами, светами, отлучена от вас, светов своих, на чюжу сторону. Охь, светы мои, пойте вы сию песнь слезною и плачевною: увы, наша мати-радителница; увы, наша поболительница; уже бо не узрим лица твоего, понеже аспиды, и корасти лвы, и рыси, и медведи, и лютые звери, тебя, живота нашего, живу восхитиша и росторгоша и от нас отлучиша и за имя Божие и за предание святых отец. Пойте, светы мои, сию песнь плачевною. Охь, светы, молю у вас: поживите в любви межу себя и берегитя брата, светы мои, отто всего, да чтите, светы мои, Слово Божие, да вселитца в вас страх Божии; светы мои, молитеся часто Богу, не ленитеся. Да молю у вас, светы мои, любитя вы Анну и бутте приятны к ней; даброхот Анна вам, светы мои, хочет она вам всякого добра, что своей душе, слюбетца вам после слова ее, что ана вас на добро учит; охь, светы мои любезные, истинно доброхот ана вам, любите вы и жалуйте ее. Не преслушейте во всем моего повеление, светы мои, и не преступите во всем моея заповеди, помните, светы мои любезные. Прости меня, светы мои возлюбленные, прости же, мои светы возлюбленные, буди на вас милость Божие и мое благословение. Охь, светы мои, не презрите моего моление во всем; берегитеся отъто всего, светы мои, от душевные погибели; охь, светы мои, берегитеся. Поживите, светы, кротко и смиренно и Богу угодно во всем. Простите, светы мои.

VI.

К тем же лицам. 16

Господи Исусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас.

Светом моим любезным, трем птенцам единоутробным, за имя Христово асиротевшим, трем сиротам бесприютным, не имеющим х кому главы своея приклонити; мир вам, светом моим, и благословение мое буди на вас. Охь, мои светы любезные, не вижу я своима очима вас, не абымаю и не целую своима уснами вас. Охь, светы мои возлюбленные, не видите вы моего лица плачевного и не слышите рыдание моего слезного. Охь, светы мои, [28] отлучена от вас. Охь, светы мои превозлюбленные, кои чади розлучены от живой матери, как вы, светы мои, отлучены от младых нохтей и от недр матерних. Охь, мои светы любезные, кто об вас попечетца, или об вас поболезнует кто; охь, светы мои, кто таков сир на земли, яко же вы, мои светы возлюбленные, сиры и бесприязны паче всех. Охь, светы мои трелюбезные, х кому вам приклонить главу свою сирою, кто утешит печаль вашу сиротскую, или кто вас примолыт словом ласковым, или кто вами сирыми поболезнует. О, светы мои ненаглядная, серце мое а вас сокрушаетца, и живот мой а вас скончеваетца, и утроба моя располаетца, сиротство ваше видечи. Светы мои любезные, светы мои ненаглядные, молю и прошу вас со слезами и с рыданием, утеште вы душу мою сокрушенную, абвеселите серце мое печалное и помилуйте вы душу свою, не погубите души своея во веки, не прикосайтеся вы к нынешней погибели; храните, светы мои, веру Християнскую и до конца своего пребутте в ней. О, светы мои любезные, всячески берегитеся от прелести антихристовой, не принимайте ее и бегите от нея, аки от злаго змия, хотящего поглатити души ваши и свести во ат. О, мои свети любезные, не слушайте вы, кто прелшает вас, и приводить вас к нынешней погибели, и хощет погубити вас в сем веку и в будущем во веки. О, светы мои превозлюбленные, не пожелейте вы света прелесного и маловременного и мимоидущего, и не убойтеся, светы мои, телеса убивающих, души же не могущих прикоснутися, того убойтеся, светы мои, кто может душу въвергнуть в егену огненную во веки. О, светы мои любезные, почтитеся вы быть со Христом и постродать за Христа и за веру Християнскую умереть, абрадуйте меня в будущем. Светы мои, почтитеся, любезные мои, венцы прияти от раки (!) Господни; бутте вы, светы мои, утроба моя возлюбленная, чтоб мне вас видеть одесную Христа, и вечно бы а вас мне радоватца. Поживите, светы мои, угодно Христу, стойте в вере Християнской, а к прелести не прикосайтеся, не погубитя душу свою во веки. И помните, светы мои, смертной час и как явитца Страшному Судие, сведущему дела наша и помышления. Охь, светы мои, не лститеся, что млады и юны, видите, светы мои, млады и юны умирают, не сщедить смерть младости и не милует юности, всех равно гробу [29] предает. О, светы мои, почтитеся, чтобы вам от Христа, Света, не отлучитеся. Да прошу у вас, светы мои, поживите в любви межу себя, и друг друга утешайте, и друг другу покоряйтеся, и друг о друге радейте. Светы мои любезные, берегите вы птенца таго сирого, брата своего единаутробного, и бутте к нему ласковы, берегите, светы мои, его от нынешной прелести, и помните ему мой приказ. Светы мои любезные, бутте ласковы к нему и берегите от всего ево, любите, светы, его паче себя; а хотя он зглупа что вам и досадит, и вы на него, светы мои, не дивуйте и не гневайтеся, что еще не смыслить он зглупа вам досадить, а как он посмыслеят, станет он а вас умирать и станет вас утешать, толко у него – что вы, а у вас толко – что он, немного вас, светы мои. Поживите в любви и друг на друга не нагледитеся. Да еще у вас молю, светы мои, молитеся Богу, не ленитеся, и прибегайте к Нему, Свету, и просите у Него милости: Он, Свет, вам сирым отец и мать, Ему, Свету, я вручила вас и Его ради, Света, оставила вас; Он, Свет, вам сирым – радость и в печалех ваших заступит вас. Да еще молю у вас, светы мои, чтите вы Слово Божие почасту, а не станете честь Слово Божие и не узнаете прелесть нынешнею, не от чего будет познать. А станете честь Слово Божие, и вселитца в вас страх Божии, познаете сами прелесть и погибель нынешнею. Чтите Кирилу Еросалимского, и Ефрема, и Поколипсис, и а Вере Книгу; тут познаете сами все. Да прошу у вас, светы мои, утеште меня в печали моей, абрадуйте серце сокрушенное, отпишите, светы мои, ко мне своею рукою обе, светы мои; и не обленитеся, отпишите обе ко мне по грамотке, обрадуйте меня, бутто на вас поглежу и порадуюся ручке вашей; и да отпишите, светы мои, к мне, что у вас делоетца, сохранил ли вас Бог в Великой Пост. Отпишите, светы мои, каков до вас отец, и нет ли вам утеснения от кого, и про все житие свое отпишите, каково житье ваше, отпишите, светы мои, про брата, как он живет и каков он до вас, о всем, любезные мои, отпишите к мне, не обленитеся, утеште вы печаль мою, бутто с вами побеседую, как прочту наши грамотки; а ныне нет у меня ваших грамоток, нечему порадоватца. Да молю у вас с слезами, светы мои, бутте вы, утроба моя возлюбленная, обрадуйте душу [30] мою во веки, стойте вы в вере истинной до конца, бутте, светы мои, кротки и смирны и поживите угодно Христу; часто молитеся и чтите Слово Божие, вселитца в вас страх Божии. По сем, буди на вас милость Божия и мое благословения. А сие писание крептко берегите и часто чтите.

VII.

К дочерям.

Господии Исусе Христе, Сыне Божий, и помилуй нас.

Светы мои любезные, бутте хранимы Богомь. Ох, светы мои, надсадили вы утробу мою, сокрушаетце мое серце а вас, не видечи пред очима своима вас. Ох, мои светы, возлюбленные, толко у меня на земли и радости, что вы, светы мои, о вас сокрушаюся, вами же в печали своей и порадуюся. Ох, мои светы, молю и прошу со слезами у вас: утеште вы печаль мою и свою душу во веки помилуйте, поживите, светы мои, угодно Христу, помните, о чем я у вас молю, берегитеся, светы мои, от того, сами вы знаете от чего, не погубите душу свою во веки, и брата, светы мои, берегите от того и предлагайте ему. Да еще у вас прошу: не презрите моего прошения во всем, бутте, светы мои, кротки и смирны и Богу угодны во всем, кротким и смиренным Господь дает благодать; не играйте, светы мои, а светках. Да еще прошу у вас, светы мои, смирите вы Христа ради сами себя, носите вы, светы мои, платя смиренное, зеленое да лазоревое, Его ради, Света Творца, смиритеся, чтобы Он, Свет, в будущем украсил вас; а цветным платем, светы, не украшайтеся, не надевайте, светы мои, платя цветного, носите смиренное, и люди, на вас глядя, лутчи умилятца, как вы смиренным образом и плате смиренное на вас. А се недостойно так 17, светы мои, что вам, Христа ради, смиритися, смиряйся да вознесетца. Да молю у вас, светы мои, утешите вы скорбь мою, а чем я писала к вам, почтитеся, светы мои, чтобы на земли видетца, утеште печаль мою. Да еще, светы мои, молю: утеште меня, пишите ко мне почаще а всем и что у [31] вас делоетца и про брата, света, отпишите к мне, что он делоет и что говорит он про меня, и как он живет: хорошо-ли, отпишите, мои светы, о всем ко мне, да почаще, светы, пишите ко мне, утешайте в печали моей, чем бы мне радоватца, бутто на вас, светов своих, поглежу и бутто с вами в печалех своей побеседую, как прочту ваше писание, тем и радуюся. Ох, светы мои, не ленитеся писать к мне; будет и то время, любезная мои, что и станете на том плакать, что не часто писали ко мне – и ради бы написали, да не будет х кому писать. Ох, мои светы ненадсадные; ох, светы мои, и радостные; ох, мои светы, утроба моя возлюбленная; как вас, светов своих, нареку или как вас, любезных своих, назову; ох, мои светы трелюбезные, горлицы пустынные, голубицы бесприятные, почтитеся, светы мои, одесную стати Христа в вечной радости, храните, светы, себя от всего, сами знаете, от чего, помилуйте душу свою, во всем прошение мое исполните и моление мое слезное не презрите; а меня, светы, не позабывайте, утешайте меня в печалех моих, да пришлите, светы, ко мне поболши, ведаю, что есть у вас воск, да скрытно, светы, посылайте к мне, чтобы нихто не ведал. Простите же, светы мои, буди на вас милость Божия.

VIII.

К тем же лицам.

Господии Исусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас.

Светы мои любезные, светы мои превозлюбленные, радость вы душе моей. Ох, мои светы радостные, буди на вас милость Божиия и мое грешное благословение отныне и до века. Буде станете храните веру християнскую, наследите Царство Небесное. Верю Творцу своему, не оставить вас сирых. Ох, мои светы прелюбезные, помилуйте вы душу свою и меня вы, светы мои, вечно возрадуйте; стойте вы, светы мои, в вере християнской и храните веру до конца своего; светы мои любезные, бутте вы, утроба моя возлюбленная, берегитеся вы от нынешныя погибели, аки от лютого змия, и ни х чему к прелести не прикасайтеся, не погубите, светы мои, душу свою. Ох, мои светы, утроба моя о вас распалаетца и серце мое о нас еокрушаетца. Светы мои, любезные, молю у вас: [32] поживите, светы мои, берегите вы брата от нынешной погибили и утвержайте его, светы мои, чтобы он хранил веру християнскую; светы мои, утвержайте его. Ох, светы мои, как мне на земли вас не видать; а сем утроба моя сокрушаетца, что мне вас, светов своих, не видать на земли. Ох, мои светы любезные, коли бы вас пред очима своима увидела, омыла бы слезами своима вас, утешила бы свое серцо сокрушенное, нарыдалася бы с вами, светами, и наплакалася, тем бы свое серцо утешила. Светы мои, утеште меня, не ленитеся, Богу молитеся и книгу чтите и милостыню, светы мои, давайте, Христа ради, и кануны по умерших говорите: по дедушках, и по бабушках, и по сестрах, и по тетки княгини Ксении, по Борисе, по Иване. Да молю у вас, светы мои, бутте вы до Гавриловны ласковы и бейте челом ей, чтобы она вас не покинула и ездила бы к вам почаще, посылайте, светы мои, по нее, как нет отца дома и бабки нет; и вы, светы мои, к ней и весть пошлите, чтобы она к вам приехала, говорите, бутто у нее чему учитеся шить чему-нибудь, заманивайте, чтобы не догодалися, светы мои, вменяйте вместо тетки родные... 18, что родная тетка, имейте, светы мои, ее вместо кровного родителя, всем серцем она болит о вас. Да спаси вас, светов моих, Христос, что прислали вы ко мне полотенечек, все до меня дошли, светы мои, и впредь не покинтя меня; и как у вас лучитца денег, и вы, светы, пришлите на нужду мне, что вам Бог известит. Атец ваш презрил во всем меня, да не постави ему, Господи, во грех. Да пишите, светы мои, ко мне почаще, утеште вы меня, светы мои, пишите ко мне о всем, что у вас делоетца; поживите, светы мои, кротко и смирно и Богу угодно во всем; чтите, светы, часто Слово Божие, да вселитца в вас страх Божии. Да слышала я, светы мои, что у вас Мавра умерла, и мне приноситца то во ум, что не таго ли ради Христос век ее прекратил, что она веру поругала християнскую, а погибель возлюбила и хвалила; а кто хранит веру, тот долголетен на земли будет, а в будущем вечно возрадуетца. Простите же, светы мои любезные, простите же, мои светы возлюбленные; ох, светы мои превозлюбленные. [33]

IX.

К тем же лицам.

Господии Исусе Христе, Сыне Божий, и помилуй нас.

Светом моим любезным, светом моим ненаглядным, мир вам, светом моим, и благословения мое. Ох, светы мои, как вас нареку, или как вас назову: горлицы мои, светы, пустынные, ластовицы златокрылые, свет мой, ненасмотренные, радость вы душе моей и утеха вы серцу моему сокрушенному. Светы мои, утепгге вы вечно душу мою, чтобы мне вами в будущем возрадоватца. Ох, светы мои, бутте вы мне, матери, обрадуйте, светы мои, меня и свою душу помилуйте, храните, светы мои, веру християнскую и поживите угодно Христу, молитеся, светы мои, не ленитеся, прибегайте к Нему, Свету, и просите у Него милости: Он, Свет, вам отец и мать, Он, Свет, вам сирым утешение. Светы мои, как вам приидет печаль, и вы плачте перед Творцом своим: велика помочь слезы душе. Ох, светы мои, молю у вас: молитеся, светы мои, ночью, хотя по лесенке кладите, ношная молитва велика. Светы мои, живите любовно межу себя, и брата, светы, берегите, и утвержайте его, и говорите, чтобы он берегся от нынешной погибели. Да чтите, светы мои, Слово Божие. Светы мои, просите вы книги у отца, да прячте у себя их, я вас благославляю ими; всего дароже книги старыя, ныне не добьесся таких. Да послала я к вам, светом своим любезным, и благославляю вас книгаю Цветником; и вы, светы мои, чтите ее, не ленитеся. Утеште вы, светы мои, меня и свою душу помилуйте; почтитеся, светы, со Христом быть. Светы мои любезные, послала вам по лесенке, имена наши подписаны на лесенках; светы мои, молитеся по ним, не ленитеся. Свет, моя любезная, дорогая именинница Настасьюшка, спасай душу в новой год и поживи, свет, угодно Христу, и стой крепко в вере християнской до конца своего. Матери мои, утеште меня вечною радостью. Светы мои, давайте милостыню. Да отпиши(те), светы мои, ко мне про все, что у вас делоетца; утеште вы печаль мою. Отпиши ко мне про жите свое и говорите, светы, отцу, что он забыл меня; да не постави ему, Господи, во грех, моих [34] ради грехов, что забыл меня вовсе; да (будет) воля Творца моего. Он, Свет, един у меня, Он, Свет, питает меня сирую и всем утешает. Кто таков сир на земли, что я сирая да вы, мои светы возлюбленные; сиры, мои светы, паче всех. Да отпиши, светы мои, про отца, что отец говорил про меня, все отпишите к мне, светы мои любезные, говорите отцу и плачте перед ним, чтобы не женился, чтобы не погубить вас; тепере-то, светы, и плачте перед отцом, покуды не женился, а как женитца, так не пособить; лише вечна станете плакать; топере, светы, у него плачте; да поминайте, светы мои, родителей, говорите кануны по умерших, по дедушках, и по бабушках, и по отце своем кресном, и по Иване, и по сестрам говорите. Да слышала я, светы мои, что Анна овдовела; и как она приедет к Москве, и вы, светы мои любезные, бутте до нее ласковы, и любите ее, что душу свою: доброхот она вам; во всем нет у вас такова доброхота, что она, вместо родителя вам, любезные мои, во всем. Мое прошение исправтя: попекитеся о душах своих, обрадуйте меня. Ох, светы мои возлюбленные, толко у меня, у грешницы, на земли и радости, что вы, мои светы любезныя; сокрушаюся о вас и вами жа и радуюся. Прости же, мои светы любезные, прости же, мои светы возлюбленные; лобызаю вас, светов своих прелюбезных и возлюбленных. Ох, мои светы, утроба моя возлюбленная; бутте вы, утроба превозлюбленная, храните вы крепко веру християнскую и молитеся часто, светы мои. Простите же, любезные мои; буди на вас милость Божие и мое благословения на вас; спаси вас, Христос, светы мои, что прислали ко мне холстину да ниточки; дошло до меня, да и впредь, светы мои, и не презрите меня, что вам Бог возвестит, исправте нужду мою, не покинте меня, утроба вы моя возлюбленная.

X.

К тем же лицам.

Господии Исусе, Сыне Божий, помилуй нас.

Светы мои любезные; ох, мои светы возлюбленные, буди на вас милость Божие и мое грешное благословение. Светы мои [35] любезные, утеште вы душу мою печальную; поживите, светы мои, угодно Христу, храните, светы, веру християнскую, а х погибели, светы мои, не прикасайтеся, не погубите, светы мои, душу свою во веки. Ох, сокрушаетца душа о вас и серце мое надселося о душах ваших. Ох, светы мои, желает душа моя грешная одесную вас видеть; ох, хочетца в вечной радости вас видети. Ох, светы, паче всего берегитеся от нынешной погибели. Светы мои, трепещет дух мой, печалитца душа моя грешная и слышит серце мое грешное, болше вы ход(ь) обережетеся от нынешной погибели грех ради моих. И я молю у вас, светы мои любезные, со слезами и с рыданием, помилуйте вы душу свою и не погубите себя во веки и мою душу во веки не опалите; с сего часа, светы мои, берегитеся от погибели, аки лютаго змия и ни х чему не прикасайтеся. Светы мои, не погубите душу свою, а буде погрешили, и вы кайтеся Ему, Свету Творцу, чтобы Он, Свет, вас простил. Поживите, светы мои, хорошенка, как бы угодно Христу. Да еще молю, светы мои, поживете в любви межу себя, и брата, светы мои, берегите от погибели и уговаривайте его, чтобы он сам берегся. Да спаси и вас, Христос, светы мои, что вы прислали на нужду мне десять рублев, и то до меня дошло. Спаси вас, Христос, светы мои, да и впредь, светы мои, не забывайте меня, присылайте на нужду мне. Да слышала я, светы мои, что к Москве Анна приехала, и я молю у вас, светы мои, со слезами: бутте к Анне милосерды и ласковы и берегитеся от всего, слушайте, светы мои, ее во всем: доброхот она велика вам, вместо родителя, и хочет она вам всякого добра, что своей душу. И вы, светы мои, не презрите моего прошения, во всем послушайте меня грешницу, а чем я молю у вас в сем писании и к Анне бутте милосерды и ласковы, и вменяйте себе родителем ее и во всем слушайте ее. Еще вас сирых не оставил Христос, дал вам такого доброхота душевного и телесного, душе вашей и телу вашему хочет всякого добра и вы, светы мои, не прогневайте ж Христа; бутте к ней, Анне, милосерды и моему прошению, хотя вам смолоду у нее покажетца слова ее не любы, а после в сем вам слова ее слубетца, и сами ее стяните любить за раденя ее; нет у вас такова доброхота, что ана, Христос вам дал вместо кровного [36] родителя. Простите же, мои светы любезные, не позобутте моего; прошения и моления во веки; все в серце своем напишите. Прости же, мои светы возлюбленные; буди на вас милость Божия и мое благословение.

XI.

К детям вообще.

Господии Исусе Христе, Сыне Божий, и помилуй нас.

Светы мои любезные, три птенца мои возлюбленные. Ох, мои ненаглядные, утроба моя возлюбленная, будите, светы мои, хранимы десницею Вышнего Творца. Ох, светы мои, утроба моя о вас распаляетца и серцо мое сокрушилося о вас. Жаль вас любезных своих, хочетца того, чтобы не отлучитца вам Христа и вечно бы не отлучитца, чтобы вам одесную Его, Света, стать. Ох, светы мои возлюбленные, помните смертной час, попекитеся о душах своих, поживете угодно Христу. Ох, светы мои возлюбленные, паче всего берегитеся от душевные погибели, сами знаете отчего. Ох, светы мои, берегитеся, не погубите души своея. Ох, мои превозлюбленные, помнете мое рыдание и моление мое слезное, а чом я рыдаю и плачю и прошу у вас. Светы мои, берегитеся от душевные погибели, сами знаете отчего; не опечалте вы душу мою, а свою душу не погибите во веки; во всем не преступите Божие заповеди и моего прошения и моления, а чем со слезами молю и прошу у вас. Да еще молю у вас со слезами, светы мои и любезные, поживите любовно межу себя; светы мои, берегите брата от всего. Да молю у вас, светы мои, поживите в кротости и во смирении, и бутте, светы мои, кротки и смирны и Богу угодны во всем; и чтите, светы мои, Слово Божие, так вселитца в вас страх Божии; а не честь Слово Божие – от чего вселитца страху Божию? Светы мои, попекитеся а душе, ведаете, что жите сие кратко, умереть всем нам надобна, с чем туды поевитеся, как от(ве)т дать Страшному Судие за всякое слово, и дела, и помышления. Ох, любезные мои, почтитеся, как вам предстати Судие Страшному, чтобы вам одесную стать. Ох, светы мои, сокрушаетца душа моя о вас; хочетца видеть вас в Небесном Царстви. Ох, светы мои, молю у вас: слушайте вы [37] и любите, кто вас учит на доброе; светы мои, любите и слушайте, топере вы не смыслите, так вам нелюбо, а после вам слюбитца и станите любить того, кто вас на добро учит; и того любите, светы мои. Светы мои, молитеся Богу, не ленитеся, и брата учите на доброе. Любезная моя (Е), платочки твои дошли до меня. Спаси тебя, Христос, дорогая именинница, спасайся, свет моя. Ох, любезная, не забыла ты меня и впредь не позобудь меня, свет мой. Простите же меня, светы мои, простите же, мои светы любезные. Возлюбленным моим сердешным; спаси вас, Христос, любезных наших; поживите хорошо, помните материн приказ, лутче вам хочет; утеште ско(р)бь ей; пекитеся а душе, и о чем просить у вас, помните то. Сердешной мой друг (Н), утешь ты меня, будь ахоча молитца Богу. Помилуйте.

XII.

К дочерям.

Господи Исусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас.

Светом моим любезным, друзьям моим сердешным; мир вам, светом моим и благословения. Ох, мои светы любезные, утеште вы скорбь мою, поживите вы угодно Христу и храните веру християнскую. Светы мои любезные, о чем вам станет говорить (м) (в) 19, светы мои, и будет годно Христу, порадейте о том деле неоплошно. Верю Ему, Свету Христу, утешит Он скорбь вашу и мою. И, светы мои, всячески порадейте утешить скорбь мою, обрадуйте серце мое сокрушенное, не презрите вы моего прошения слезного. Ох, светы мои, нарыдалася бы, на вас глядя, и наплакалася, тем свое серце утешила; почтитеся, светы мои, угодно Христу сотворите, мою печаль утешити. Простите же, светы мои возлюбленные, да прошу у вас со слезами, светы мои, берегитеся вы от Богоявленяве дни, сами вы знаете от чего и брата берегите от того. Простите, светы мои любезные, во всем скорбь мою утеште и буди на вас милость Божия. Да пришлите, светы, вам Бог возвестит, на нужду мою десеть рублевь; покойте на[с] [38] светы мои, как вас наставит Бог. Да молю у вас, светы мои, не пейте вы хмельного нечего и брату говорите, светы мои, чтобы не пил хмельного, светы мои, хмель – пагуба душе. Светы мои радостным, берегите вы душу свою от всякого зла да молитеся, светы, не ленитеся и книги чтите, светы мои, не ленитеся; прости же, мои любезные 20. Ох, мои светы возлюбленные, три птенца сирые, утроба моя возлюбленная. Буди на вас милость Божия. Да молю и прошу у вас со слезами и рыданием и от великие горести душевные плачю, и рыдаю, и молю у вас: ох, любезные мои, всячески берегитеся от душевные погибели. Да еще со слезами молю у вас: буде станет вас отец прибивать х крестовому попу на дух, и вы, светы мои, не ни того, что пойти к нему, слезами ему говорите, что не хотим на дух иттить х крестовому. О, светы мои, ведайте сами, каков поп, вечно душу вашу погубит. Ох, светы мои любезные, не погубите свою душу во веки, всячески берегитеся душевные погибели. Ох, светы мои, не преступите вы заповеди Божии и моего не преступите моления и прошения слезного; сами вы знаете, что я вам лутче вечного хочу своея души. И ведайте, светы мои, кто преступит Божию заповедь и матерню заповедь преступит, и тот недолголетен будет на земли. А тамо в будущем веце будет за преступления заповеди Божия и матерни заповеди, светы мои, сами ведаете как. В молодых летех Христос век прекратил. За преступления заповеди Божие и матерней заповеди сами знаете, кто умер млад. И вы, светы мои, и берегитеся от смертного (пропуск), не преступите вы Божие заповеди и моей не преступите матерней заповеди, берегитеся от душевные погибели; сами знаете, аще вы, светы мои, Божию заповедь и мою материю заповедь не преступите и сохраните во всем, о чем я молю и прошу у вас, и вы будете долголетны на земли, а в будущем помилованы будете. Ох, светы мои, берегитеся, чтоб вам не преступить заповеди материи, и чтобы вам зло не пострадать. Сохрани вас, Христос, любезных моих. Ох, мои превозлюбленные, хочетца мне вам всякого добра паче своея души, горко не хочетца погибели вашея душевные. Ох, сокрушаетца душа моя и серце мое о [39] ваших сирых душах. Светы мои, сами попекитеся о душах своих; уже видеть мошна 21 вам, светы мои, и самим знать не 22 смыслить. Да еще у вас прошу, светы мои, любите вы, кто вас на добро поучит; веть хотя вам всякого добра тепере вам нелюбо что на добро учить, а после вам все слюбитца и сами станете каетца, что не слушали; и топере, светы мои, уже мошна 23 вам смыслить, кто радеять, тот и на добро учит, а кто не радеят, те молчат. Да чтите, светы мои, Слово Божие, чтобы вселился в вас страх Божии 24.

Аще хто хощет у Бога просити или оставлени грехов или чего хощет, то подобает ему поститися и молитися чистя 25 Богу и очистити ум и совесть от скверных помышленных и молится со слезами и сокрушенным серцем и чаяти, что прияти, а не семо и овамо помышляти, но едино душа наша будет на полз(у) души; даст Бог, елико просит, милостив бо есть и щедр, просащему дает; не оскудела Божие благодать, но наше безверие возбраняет, мы хощем спяше спастися. Блажен разумей на нища и убога; в день лют избавит и Господь; Господь сохранить и, и живит и, и ублажит и на земли и не предаст его в руки врагом его. На Втором Суду Господь речет, праведников 6 неких заповедей: алках и дайте ми ясти, жедах и напойте мя, болен бех и посетисте мене, в темнице и приидосте ко мне, странен бех и введосте мя, наг и одеясте я; елико бо сотвористе единому сих менших, мне сотвористе, внемлите глаголы сия и творите; братия вы есте церкви Бога Жива, яко же рече Бог: яко вселюся вних и похожду и буду им Бог, и ти будуть мне людие, тем же изыдите от среды их и отлучитеся, глаголет Господь, и нечистому не прикасайтеся и аз прииму вас, и прочея: аще ли осквернитца церковь, сиречь тело наше, без вины, еже: не сам тебе остави, но ты его прогнева, отходит от нас; рече Господь: возьмите иго мое на себе и научититеся от Мене, яко кроток есть и смирен серцем и [40] обрящете покой душам вашим, иго бо мое благо и бремя мое лехко есть. Велит Господь нам кротким быти и смиренным; доброясти аднижды днем, а после обеда до ужины не пити и не спасти, чести книги и правила правити и молитвы. И Давыд пророк: седми же днем хвалих тя и от словес твоих устрашися серце мое, возрадуюся аз о словесех твоих, яко обретаяй корысть многу, неправду вознена(виде).

XIII.

К неизвестному.

Господии Исусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас.

(С) (м) сердечной, спасай душу в Новой год. Ох, мой свет дорогой именинник, тошнехонко – не вижу тебя, света, и не слышу о житие твоем; хочетца все ведать, да далека спраш(ивать); (м) (с), как ты, свет, родилося, каво светого была, почитай день той, така восмой день дано, потом сметишь. Прости же, (м) (с), любезной, много было говорить, да негде тебя взять. Ну, (м) (с), не оставить тебя Бог, даст крепость; толко ты, мой свет, почтися: отпиши, любезной наш, ко мне, для чего Иванова ничего ко мне про детей не пишет, что они с нею говорили какую речь про меня и каковы они, печалетца-ли а мне и что с нею говорили, ничего о том ко мне ничего не писала и я о том апечалилась зелно и мне надобны речи те их, бутто бы с ними поговорила, кабы услышала слова их, и ты, любезной мой, про все ко мне отпиши, будет что услышал у Ивановны, что с нею дети говорили, какие речи, и про все, любезной, напиши ко мне. Да молю у тебя, любезной мой, сотвори мне любовь, Христа ради, сам будешь помилован от Христа. Со слезами проси у Ивановной, чтобы она детей моих не покинула, всячески бы попрося милости у Христа, да посылала бы к ним Анну, да и сама бы ходила, буде возможно, хотя изретка. Докучай раб Христов и попекися ты душами сирыми, сам от Бога будешь помилован. Посланы к тебе четыре паметцы, при тебе, а четвертая другу нашему любезному, Агафьюшке; здешной прочти ты ей да издери, не держи: страшно держать. [41]


ПРИМЕЧАНИЯ.

I.

1. Сколько лет было Васеньке, когда мать писала ему это письмо? Точно ответить на этот вопрос затруднительно, так как под рождения Василия Петровича Урусова неизвестен определенно. Можно, однако, думать, что в это время ему было приблизительно около 15-ти лет. В письме заметны намеки на то, что характер Васеньки в это время только еще формировался, что юноша переживал переходный период; так, мать предупреждает своего сына относительно хмельного пития и говорит ему о необходимости сохранять телесную чистоту; эти советы действительно необходимы были для мальчика, у которого пробуждались уже инстинкты мущины. То обстоятельство, что вскоре Васенька делается комнатным стольником 26, не может говорить против нашего предположения о возрасте его в это время. В чине комнатного стольника весьма часто бывали очень молодые люди; так, напр., Апраксин Андр. Матв. был комнатным стольником 15-ти лет, Головин Вас. Петр.– 11-ти лет, Салтыков Вас. Феод.– 17-ти лет, Салтыков Ив. Ст.– 11-ти лет и др.

2. Уже в этом письме глухо слышатся скорбные нотки о том, что Васенька как-будто не обнаруживал склонности идти по пути своей матери и тетки. В последующих письмах это высказывается ясней и определенней. Несомненно, после заключения матери под стражу Васенька подпал под другое влияние, противоположное тому, какое оказывала на него княгиня.

II.

1. Дочери кн. Евдокии Прокофьевны – Анастасия и Евдокия были моложе своего брата и, очевидно, представляли собой полную противоположность ему. Они были такими, какими хотела видеть их княгиня. Особенно любимой дочерью ее была Настасьюшка. Преданность их древнему благочестию была хорошо известна протопопу [42] Аввакуму, который в послании к игумену Сергию с братиею писал о них следующее:

«Еле-еле отдыхаю от похотей, задавляющих мя,– пишет протопоп,– моли Бога о мне, и всем заповеждь. И Настасия, хотящая быти ц(арица), пускай молится о мне. Смешница она, Сергий,– хочет некрещенных крестить. Я говорю: во – то, реку, какую хлопоту затевает. Ихже весь мир трепещет, а девая хощет, яко Июдифь, победу сотворить. Материн больше у нее ум-от. Я ее маленку помню,– у тетушки-той в одном месте обедывали. Бог ея благословит за великова и честнова жениха».

«Девушка красная, княжна Анастасьюшка Петровна, без матушки сиротинка миленькая, и Евдокеюшка, миленькие светы мои. Ох, мне грешнику. Егда ум мой похватит мать вашу и тетку, увы, и, могу в горести дохнуть, каковы они мне. Лутче бы не дышал, как я их отпустил, а сам остался здесь. Увы, чада моя возлюбленная. Забвена буди десница моя, прильпни язык мой гортани моему, аще не помяну вас. О дщи Вавилоня окаянния. Блажен, иже воздаст тебе воздаяние твое, еже воздала еси им. Блажен, иже иметь и разбиет младенцы твоя о камень. Ну, добро, много плакать,– да перестать же будет. Слушайте-тко, Евдокея и Настасъюшка,– где вы не будете, а живите так, как мать и тетка жили: две сестрицы здесь неразлучно жили, и в будущий век купно пошли, без правильца не жили, канонцы всегда сами говорили на правиле и всяко... Зело покойница перед смертию –того докучала мне о них, горько сокрушаючись, и о грехах тех кается, и о них кучится. Рукою своею намарала на обе стороны столбец; а другая также и третья. Да долго столпцы те были у меня: почту, да поплачу, да в щелку запехаю. Да бес-собака изгубил их у меня. Ну, на добро. Не дорожи он мне тем. Я и без столпцов живу. Небось, не разлучить ему меня с ними». Материалы, т. VIII, стр. 109–110.

2. В письме есть одно неудобовразумительное выражение: «утеште во веки матерь и меня грешную». Может показаться, что речь идет о двух лицах, из которых автор письма вовсе не является матерью адресаток. Но допустить этого, конечно, нельзя. Вероятно здесь мы имеем дело с ошибкой, допущенной переписчиком, вообще плохо разбиравшим оригинал. [43]

3. Совет докучать отцу, чтобы он взял на дом образ Тихвинской Божией Матери довольно прозрачно указывает, что муж княгини Петр Семенович не принадлежит к числу ревнителей древнего благочестия. Последующие же письма решительно убеждают нас в том, что он совсем не разделял убеждений своей супруги 27.

III.

1. Письмо написано, вероятно, в ответ на какие-либо жалобы: «все минетца, а душа всево дороже».

2. Советы, как сестрам вести себя в отношении к брату, указывают на то, что Васенька все дальше и дальше уходил от древнего благочестия. Увещания со стороны сестер, вероятно, вызывали в нем раздражение, которое он не скрывал и выражал открыто. Очевидно, нужно было переменить способы воздействия на него: «говорите ему ласково» – пишет княгиня. Благочестивая ревность сестер, по-видимому, не соединялась с должным спокойствием и хладнокровием.

3. «Не подивите, что мало пишу к вам. А се вскоре лучилося, неколи было хорошо написать, спешила». Вероятно, это письмо к дочерям нужно было отправить с тем же лицом, которое принесло и от них известия. Случай был несомненно неожиданный, почему и пришлось торопиться.

4. «Поминайте родителей, Бориса, Иванушка и Прокопия, Акисю и всех». Построение фразы затрудняет точное обозначение перечисляемых здесь лиц. Спешность составления письма неблагоприятно отразилась на известной последовательности, необходимой при перечислении выше названных лиц. Мы думаем, что под Борисом следует разуметь Бориса Ивановича Морозова, брата Глеба, мужа Федосьи Прокофьевны, под ИванушкойИвана Глебовича, сына боярыни Ф. П. Морозовой, умершего в 1671 году, когда его мать находилась в Печерском монастыре, [44] под ПрокопиемПрокопия Саковнина – отца боярыни Ф. Морозовой и княгини Е. Урусовой, под АнисьеюАнисью, мать сестер-соузишц.

IV.

1. Жизнь песчастных сестер была, очевидно, весьма тяжелой. Оне испытывали гнетущее одиночество. В семье несомненно царил полный разлад. Сестры жили по заветам матери, а отец и сын думали и жили иначе. На почве этой розни в направлении и могло быть то оскорбление их, о котором упоминает здесь княгиня.

2. «Ивановна», о которой упоминается в письме, это – Ксения Ивановна, сообщница сестер – соузниц, дворовая женка Ф. П. Морозовой. Выражение: «ничем со мною не разните» заставляет думать, что положение Ивановны, как дворовой женки, могло давать повод сестрам свысока относиться к ней. Об Ивановне см. Материалы, VIII, стр. 163.

V.

1. Письмо представляет собой поистине вопль истерзанной страданиями души. Душевная туга наставляете княгиню рыдать словами, похожими на слова церковных песнопений.

2. «Анна», которую княгиня заповедует любить, это – Анна Амосова, ренностная приверженица Морозовой и, следовательно, Урусовой. Об этой Анне знал и Аввакум, и в послании к некоей Маремяне Феодоровне приписывает ей благословение. Материалы, VIII, стр. 173–174.

VI.

1. В своей первой половине письмо обращено к всем детям. Но во второй его половине княгиня беседует уже только с своими дочерьми, а о сыне говорит как о постороннем лице. Это говорит о том, что дочери были для нее дороже, так как являлись полными единомышленницами ее.

2. В письме содержится ряд наставлений, как сохранить истинное благочестие. Интересно указание на источники, которые давали теоретическая основы для выработки старообрядческого миросозерцания. Кирилл Иерусалимский, Ефрем Сирин, [45] Апокалипсис Толковый и Книга о Вере – вот откуда должно было черпать все необходимое для спасения.

3. Княгиня из тюрьмы зорко следит за жизнью своих детей. Она забывает, о своих страданиях и спрашиваете дочерей, как сохранил Бог их в Великий Поста. Какая сила любви и какая ревность о древнем благочестии!

4. Переписка с детьми у княгини, вероятно, было довольно оживленная. Грамотки дочерей доставляли ей отраду и утешенье; они давали ей возможность испытывать «радость» даже и в стенах ужасной тюрьмы.

VII.

1. Княгиня старается преподавать своим дочерям правила внешнего поведения: говорить о цветах для платья, запрещает святочные игры, убеждает их быть смиренными и кроткими. Очевидно, ничто в жизни дочерей не ускользает от ее виимания. Она хорошо осведомлена о всех домапших делах. Дочери ее писали ей подробно, хотя и не так часто, как можете быть хотелось бы матери. Любопытно, где девались эти письма дочерей Урусовых к своей матери?

VIII.

1. Упоминаемая в письме княгиня Ксения есть кн. Ксения (Евдокия) Ивановна, бывшая замужем за кн. Иваном Андреевичем Голицыным; она умерла в 1670 году. См. Лобанов-Ростовский, Рус. род. кн., т. I, изд. 2-е, СПБ. 1895 г., стр. 400.– О Борисе и Иване см. выше, в примечании к III письму.– Гавриловна – это Ксения Гавриловна, сестра боярской дочери Акилины, в иночестве Анисии, бывшей игуменьей в обители Меланьи. См. статью Смирнова: «Значение женщины в истории возникновения раскола» М. СПБ. 1891 г., стр. 357–358.

2. В письме содержится любопытное указание на то, какими путями велась пропаганда «раскола». Наставление в истинах древнего благочестия шло под видом обучения шитью. Наставницу Гавриловну советывалось приглашать тогда, когда в доме не было ни отца, ни бабки (очевидно, по отцу). Любопытный штрих для картины семейного разлада. Бабка и отец – вот кто, очевидно, оказывал «дурное» влияние на Васеньку. [46]

3. Строгости тюремного заключения не исключали, как видно, возможности пересылки не только писем, но и вещей, а также денег. К заключенной матери дочери изыскивали способы присылать полотенца, воск и другие предметы.

4. «Атец ваш презрил во всем меня». Не есть-ли это указание на то, что уже в это время Петр Семенович поднял вопрос о расторжении брака и о женитьбе на другой. Последующие письма как будто подтверждают эту догадку.

5. Кто была Мавра, о смерти которой упоминает княгиня, неизвестно; несомненно только, что первоначально она была единомышленницей Морозовой и Урусовой, находилась, следовательно, в числе лиц «обители» Меланьи, но потом изменила древнему благочестию, за что, по мнению княгини, и покарал ее Господь.

IX.

1. Б доме кн. Урусова, как видно, было нечто в роде библиотеки, откуда Евдокия Прокофьевна и рекомендовала своим дочерям брать книги для чтения. Вероятно, в составе этой библиотеки находились очень старыя издания, которые и в то время уже составляли большую редкость. Книги, особенно старые, по своему значению приравнивались к образам; ими даже благословляли детей, как благословляла Цветником своих дочерей кн. Урусова.

2. В своем заключении княгиня, очевидно, не только предавалась подвигам благочестия, но и употребляла время на такие труды, как изготовление «лесенок» для молитвы.

3. Письмо было написано, очевидно, по случаю имянин дочери Анастасии.

4. Предполагаемая женитьба Петра Семеновича очень печалит княгиню. В ней заговорило оскорбленное самолюбие женщины, и поднялась тревога за судьбу своих дочерей: как отнесется мачеха к ним?

5. Кто был крестным отцом дочерей княгини, которого она заповедует своим детям поминать в молитвах? Принимая во внимание, что в письмах имя Ивана обычно стоит рядом с именем Бориса, нельзя-ли думать, что крестным отцом их был именно Борис Иванович Морозов? [47]

6. Если допустить, что в этом письме под Анной разумеется Анна Амосовна, то нужно будет признать, что она была замужняя, но только муж ее жил где-либо вне Москвы, в какой-либо вотчине Морозовых.

X.

1. Любопытно отметить, какое уравнение производит раскол среди своих приверженцев. Анна Амосова,– эта служанка знатной боярыни,– получает в расколе такое значение, что княгиня с радостью вручает ей воспитание своих детей. Раскол сглаживал сословные различия и объединял людей в одну тесно сплоченную организацию. В этом нельзя не признать большого культурного значения за старообрядческим расколом.

XI.

1. Письмо написано по случаю имянин дочери Евдокии, и, хотя в начале его обращение сделано к «трем птенцам возлюбленным*», но дальнейшее его содержание относится исключительно к дочерям княгини. Письмо содержит обычный уже ряд наставлений.

XII.

1. Конец письма, начиная с слова: «Аще кто хощет у Бога просити или оставлени грехов или чего хощет», не имеет органической связи с предыдущим содержанием. Вероятно, это есть дословная выписка из какого-либо авторитетного для княгини нравоучительного сборника, бывшего под руками у нее; каковую выдержку Евдокия Прокофьевна приводит в подтверждение своих собственных рассуждений. В пропуске, сделанном переписчиком, неразобравшим слова оригинала, вероятно заключалось определенное указание на источник, откуда была извлечена эта выписка.

2. Слова: «берегитеся вы от Богоявленяве дни» представляют совершенно непонятное место письма. Вероятно, и здесь переписчик допустил какую-либо ошибку.

3. Кого разумела княгиня, когда писала: «сами знаете, кто умер млад» за преступления заповедей Божиих и матерней,– нам неизвестно. Может быть, княгиня имела в виду кого-либо из своих родственников: не Иванушку-ли Морозова? [48]

XIII.

1. Кому было написано это письмо? Инициалы названия лица, к которому адресовалось оно, по-видимому, указывают на то, что это был сын княгини: с. м. = сын мой, м. с. = мой сын. Но содержание письма не дает основания признать это предположение правильным. Вероятно, адресат был задушевный друг княгини, единомышленник ее и преданный ей человек. Он, может быть, состоял в родстве с нею, но не был ее сыном. Буквы: м. с. и с. м. не обозначают имени и отчества этого лица, так как при этом предположении инициалы не могли бы быть переставляемы. Можно допустить, что они определяют известное родственное отношение его к княгини, и их в таком случае возможно расшифровать, напр., так: мой сват, сват мой. С этим лицом княгиня находилась в не менее деятельной переписке, чем с своими детьми. Письма к нему она посылает целыми партиями, по три сразу. Через него же она пересылает памятцы и другим лицам как, напр., их общему другу, неизвестной «раскольнице», Агафьюшке. Ему она поручает узнать, почему не пишет Ивановна, просит повлиять на последнюю, чтобы она не покинула детей. С своим сыном так беседовать княгиня, конечно, не могла.

2. Письмо заключает, приветствие по случаю Нового года, совпавшего с днем именин адресата.

3. Вероятио, и здесь по вине переписчика остаются не совсем понятными следующия слова: «(м.) (с.), как ты, свет, родилося, каво светого была, почитай день той, така восмой день дано, потом сметишь».

4. Отношение Ивановны к детям княгини как будто несколько изменилось; требовалась усиленная просьба к ней, чтобы она не покидала их. Вероятно, эта перемена зависела не от Ивановны, а от изменившихся условий жизни в доме П. С. Урусова. Очень может быть, что за нею стали особенно следить в доме и не допускали ее к детям княгини так свободно, как это было прежде.

Н. Г. Высоцкий.


Комментарии.

1. Эту триаду составляли: боярыня Федосья Прокофьевна Морозова, княгиня Евдокия Прокофьевна Урусова и жена стрелецкого полковника Мария Герасимовна Данилова. Прот. Аввакум называет их «троицей» и «тричисленной единицей». Обращаясь к ним, он говорит: «Феодора (в мире Федосья) в Евдокеи, Евдокея в Феодоре, и Мария в Феодоре и Евдокеи. Чудной состав». Материалы, под ред. Н. И. Субботина, т. V, стр. 36, ср. 164, 174 и 184.

2. В «Житии» боярыни Ф. П. Морозовой муж Е. П. Урусовой ошибочно назван Петром Ивановичем. Материалы, т. VIII, стр. 162.

3. Некоторые указания на то, что кн. П. С. Урусов вторично женился в это время, можно находить в помещаемых ниже письмах кн. Евдокии Прокофьевны.

4. У Долгорукова (Рос. Род. Кн., ч. 2-я, стр. 28) показана только вторая жена кн. П. С. Урусова.

5. Как известно, кн. Е. П. Урусова была взята под стражу в ночь на 16 ноября 1671 г. Первоначально она содержалась с своей сестрой в подклетье хором последней, затем была переведена на подворье Печерского монастыря, откуда ее отправили в Алексеевский монастырь, а отсюда уже препроводили в Боровск «на жестокое заточение».

6. Забелин И. Е., Домашний быт русских цариц. М. 1869 г., стр. 145–146.

7. Всех склеек обычного для столбцов XVII века формата в зтом ряде 19-ть; из них склейки с 1-й по 17-го пронумерованы буквенными цифрами, а две оставлены без нумерации.

8. Именно 6 1/2 склеек.

9. Столбцы с делом Цыглера также находятся в Преображенском Приказе.

10. Письмо сохранилось только в подлиннике.

11. Оставлено пустое место для одного слова, очевидно, не разобранного переписчиком; вероятно, это слово: материн.

12. Вероятно, следует читать: не утешаете.

13. Письмо дошло до нас и в подлиннике и в копии; издается, конечно, по подлиннику.

14. Следует: персем.

15. В подлиннике: тогня.

16. Письмо сохранилось и в подлиннике и в копии; издается по подлиннику.

17. Вероятно, следует читать: А се достойно так.

18. Небольшой пропуск.

19. Т. е. мать ваша.

20. Далее, вероятно, довольно значительный пропуск.

21. Вероятно, следует: можно.

22. Вероятно, следует: и.

23. Вероятно, следует так же, как выше.

24. Далее несомненно значительный пропуск.

25. Вероятно, следует: часто.

26. Иванов П. И. Алфавитный указатель фамилий и лиц, упоминанных в Боярских книгах. М. 1853 т., стр. 427.

27. Автор «Жития» П. Ф. Морозовой после этого оказывается совершенно неправым, когда приписывает Петру Семеновичу Урусову стремление оказать своей супруге моральную поддержку накануне взятия ее под стражу. Теряют свое значение и соображения, высказанные по этому поводу И. Е. Забелиным, см. Домашний быт русск. цариц: М. 1869 г., стр. 125.

Текст воспроизведен по изданию: Переписка княгини Е. П. Урусовой со своими детьми // Старина и новизна, Книга 20. 1916

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.