Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ ИСТОРИИ ВООБЩЕ И ИСТОРИИ РУССКОЙ СЛОВЕСНОСТИ.

I.

Гороскоп Петра Великого.

Сообщаемый гороскоп найден в портфелях Миллера вместе с объяснением на Латинском языке, и переводом на Русский. Считаю не излишним для читателей выписать прежде из Штелина нисколько страниц, имеющих отношение к астрологическим предсказаниям о Петре Великом:

«Я предлагаю сие, говорит Штелин в своих Анекдотах (с. 510), яко справедливую выписку, из Российской рукописи, которую многие знатные Россияне в Москве и других местах России имеют.

Сия рукопись, заключающая в себе обстоятельные известия о государствовании детей Царя Алексея Михайловича, Феодора Алексеевича, Иоанна Алексеевича и Петра Алексеевича, и их сестры Софии Алексеевны, о возмущении стрельцов и проч., не изданные никогда еще в печать, кажется, что не в самое рождение Петра Великого, но уже спустя несколько лет, или непосредственно по его кончине, внесена на бумагу. Но оная относится к оставшей после виновника сего предсказания рукописи, которая найдена как между его собственными, так и Димитрия Ростовского писмами. Всякому позволено верить или сомневаться о рассказываемом сем достопамятном анекдоте, которой я чрез свое расказывание ни [59] достоверным ни отрицательным не делаю. И никто не имеет права от меня требовать, заключаю ли я что о предсказаниях новейших времен, и полагаюсь ли во всем, с бывшим профессором Академии Наук господином Крафтом 1, по собственным его [60] опытам и частым рассказываниям на предсказания искусных острологов. Но что случилось некоторою частию упомянутое в сем Анекдоте приключение в означенное время при Царском дворе, и многое причинило диво: сие доказывает и подтверждает между прочими согласными известиями того времени, отправленное от тогдашнего Голланского посланника в Москве, ученого и славного Николая Гейнзиуса, к Профессору не меньше знаменитому Гревию в Утрехт писмо, и писанной на оное ответ к господину Гейнзиусу с 9 Апреля 1673 года, которое в заключение сообщаю:…»

________________________

«Во время благополучного правления Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, жили в Москва два духовные мужи, которые одарены от Бога великим разумом и особенным познанием, были так же искусны в звездочетстве; один по имяни Семион Полоцкий, который написал известные книги под заглавием: Духовная вечеря и проч. и был учителем Царского сына Феодора Алексеевича; другой, Димитрий Ростовский, который между прочими своими трудами написал так же Жития святых отец.

Сии наблюдали всякую ночь течение звезд, и предузнали многие, как до России, так и до других государств касающиеся пророчества.

В лето от Рождества Христова 1671, 28 Августа, совершил Царь и Великий Князь Алексей [61] Михайлович брак с Царицею Наталиею Кириловною, я Ее Величество понесла тогда Великого императора Петра I. В ту же самую ночь появилася не далеко от Марса, весма светлая звезда; и сию звезду почли помянутые звездочеты хорошим предзнаменованием, описали ее течение с другими небесными знаками, и назначили начатому во чреве князю имя Петр.

На утро, 29 Августа, потел помянутый Полоцкий к Царю Алексию Михайловичу, поздравлял его с сыном, начавшимся в прошедшую ночь во чреве его супруги Царицы Наталии Кириловны, и который должен следующего 30 Маия родиться «сей Князь, говорил он, восприимет твой престол; и ни один из совремянников его, не будет равняться. Он приобретет величайшую похвалу. Слава его ежечасно будет возрастать; будет великий и удивления достойный победитель; многие падут от меча его. Он победит мятежных своих соседей; учинит столь много славных дел, каковых ни один из предков его произвести не мог, и будет страшен. Он посетит многие, как близ лежащие так и отдаленные земли, но домашние его будут ставить преграды его благополучию. Он укротит много беспокойств и возмущений, и в жизни его как на воде, так и на сухом пути много произведется великих деяний. Он истребит злобных, но любить будет ревностных, подкреплять веру, да и кроме того произведет много славного; все сие показует необманчивое предсказание небесных знаков. В оных усмотрел я все мною упомянутое подобно как в зеркале, и подношу Вашему Величеству писменно. Для подтверждения сей истины, в самом деле подписал он сие предсказание, и отдал оное Его Царскому Величеству.

Царь Алексей Михайлович принял сие рукописание, прочел оное, приказал опять его в слух [62] прочесть, и позвать Царицу Наталию Кириловну. Когда Царица появилась, встал Царь с веселым видом с своего места, поцеловал ее и представил ей помянутого Полоцкого, которой сделал ей свое поздравление, и то же самое говорил ей, как Его Царскому Величеству. Он присовокупил еще: «при разрешении твоем претерпит ты три дни великую тоску и болезнь; однако Ваше Величество и новорожденный Царевич останетесь живы, здоровы и в Божием покровительстве».

Как потом пошел Полоцкий из Царского дворца, то увидел за собою четырех унтер офицеров. Он спросил их, для чего они за ним следуют, и получил в ответ, что они приставлены для его услуг и ему в честь. Они при нем остались до первого Ноября; в сей день был он позван к Его Царскому Величеству, которой вступил с ним в пространной разговор, и спрашивал его о помянутой науке. Полоцкий обстоятельно объявил Его Величеству, что течение звезд по соизволению Божию показует много настоящего и будущего. Тогда Его Царское Величество оставил его при своем столе, позволил ему к себе ходить и уведомил Царицу о помянутом разговоре.

Полоцкий по выходе из Царского дворца в свой дом не видел более бывших при нем унтер офицеров. В 1672 году 28 Маия, когда помянутый Полоцкий пришел в Царской дворец, то Царица чувствовала уже болезнь. Он дошел до самого того покоя, в котором Царь обыкновенное имел свое пребывание, и нашел сего Государя смущенным; тогда приказав он прочим вытти из покоя, говорил Царю, чтоб полагал надежду свою на Бога и не ослабевал в молитвах; притом объявил ему так же, что Царица еще двои сутки будет родами мучиться.

Между теме остался он при Царе в слезах к молении. Наконец Царица столько ослабела, что ее [63] причастили Святых тяин. Но Полоцкий утешал Царя и всех прочих, колеблемых страхом и надеждою, и сказал: что подлинно Царица останется в живе, и чрез пять часов родит Царевича. Когда уже прошло четыре часа и наступил пятый, стал Полоцкий на колени, и приносил Богу молитвы, чтобы Царица еще час не разрешилась. Царь от сего воспалился, и сказал ему: «о чем ты молишь? Царица уже без чувств и почти мертва», но он ответствовал: «о великий Государь! когда Царевич родится в первую половину часа, то будет он жить около пятидесяти лет; а ежели во вторую половину часа, то достигнет он семидесятилетней старости». Во время сего разговора родился Царевич Петр Алексеевич. Царя позвали к Царице; а как он опять из спальни возвратился, и объявил Полоцкому, что Царица разрешилась Царевичем, то сей поздравил тем Его Величество. Сие совершилось в 1672 году 30 Маия по Рождестве Христове, и новорожденный Царевич был крещен определенным ему от Полоцкого имянем Петром, и тезоименитство его праздновано 29 Июня в день Апостолов Петра и Павла.

Здесь следует достопамятное место из вышепомянутого Латинского писма Профессора Гревиа из Утрехта, к господину Николаю Гейнзиусу в Москву.

<…> [64]

Пишешь ты, что в то самое время, когда Российской Князь Петр в Москве родился, нечто случилось и по течению планет примечено, то самое наши астрономы и другие упражняющиеся в предсказаниях, как некое достопамятнейшее происшествие заметили, прибавя к тому, что в тот день рождения Французской Король с войском перешел реку Реин, а Турецкой Султан Днестр, при чем первой овладел 4 провинциями соединенных Нидерландов, а последний Подолиею и Каменцом, и тем более наши предсказатели, из известного положения планет и деяний в то время произведенных утверждают, что новорожденный будет храбр, славен и неприятелем страшен, но все сие мне кажется происходит по случаю, и я так как и ты мало сие уважаю; да будет токмо Петр добрым пастырем, который бы грубых Скифских северных народов обуздал спасительными законами».

До сих пор Штелин, а вот и Гороскоп с современным объяснением: [65]

[66]

Объяснение. Если из какого другого рождения можно усмотреть тщету Астрологии, то из этого особенно; поелику в нем многие знаменования по правилам Астрологов не только посредственны, но и зловещи. Именно, многие планеты в этом рождении, как в отношении существенных, так и случайных качеств, слабы и исщастливы. Ибо что касается до светил Солнца и Луны, — то и другое из оных отдалено, и находится под влиянием лучей зловредных (планет). Юпитер в ущербе, и помещается в шестом кругу; впрочем родившийся под сею планетою должен быть весьма мужествен, ибо она есть властелин рождения. Упадающий Сатурн и притом в двенадцатом круге, должен почитаться более слабым, нежели сильным. Остальные три планеты — Марс, Венера и Меркурий, довольно хороши, ибо Венера и Меркурий находятся в собственных кругах, а Марс в своем месте имеет много существенных достоинств, и вообще эти планеты, судя по кругам, не предзнаменуют худого родившемуся, если бы только Марс не был в двенадцатом. Посему, если бы кто из известных Астрологов захотел предъявить что об этом рождении, то ему должно сказать, что признаки, заимствуемые от планет Юпитера и Сатурна, слабы и недействительны, а от Марса, Венеры и Меркурия сильны и весьма действительны. Поелику же я не намерен теперь входить в точное исследование об этом рождении, то изложу только те признаки, из которых можно бы заключить о великом и благополучном Царствовании. Владыка рождения сего, как я сказал, Юпитер вместе с Меркурием. В рассуждении же душевного расположения Марс участвует с Юпитером, что, говорят, означает человека мудрого, смелого, отважного, гневливого и мстительного, великодушного, славолюбивого, и счастливого в достижении своих предприятий. Это предсказание, говорят, еще подтверждается соединением луны с сердцем Скорпиона, звездою насильственною; ибо это соединение означаешь [67] человека весьма смелого, который прославит свое имя, впрочем великим будет подвержен опасностям. Кроме того обширное и великое щастие предвещает соединение созвездия Девы (Spicae Virginis), звезды благодетельной, с фортуною. Также и из того что помещается в круге , в круге , и Луна в круге , заключают, что родившийся будет знатен, благороден, славен и великий вождь воинский, особенно потому, что Марс управляет возвышением. А что щастлив будет в своих предприятиях, и тем можно доказать, что Венера находится в своем круге, а Марс обращен к Меркурию в треугольном аспекте. Аспекте Юпитера и Марса с солнцем означают в этом рождении величие духа и благополучное царствование. В сем рождении есть также много признаков, показывающих, что родившийся много будет путешествовать, и это потому, что солнце находится в третьем кругу, а луна в девятом».

___________________________

Получив этот гороскоп от просвещенного любителя наших древностей, Князя М. А. Оболенского, я препровождал его к почтенному нашему Профессору Астрономии, Д. М. Перевощикову, и просил его сказать свое мнение вместе с объяснительными примечаниями для читателей Москвитянина, — вот строгий суд Астронома об Астрологии:

Вы желали от меня замечаний на гороскоп Петра I, но можно ли делать замечания на бред, заслуживающий одно только презрение? И так я думаю, что для некоторых читателей вашего Журнала будет полезнее и приятнее найдти в нем несколько подробностей о происхождении Астрологии, нежели объяснения нелепостей гороскопа.

Сперва упомяну о некоторых астрологических терминах. Относительные положения планет [68] назывались аспектами, из которых главными считались соединение, противуположение, шестина, третина и квадратура или четвертина; последние три аспекта изображались звездою о шести лучах, треугольником и квадратом, и означали, что расстояния между двумя планетами или вообще между двумя небесными светилами равнялись шестой части, трети и четверти окружности. Если же расстояния между двумя светилами равнялись нулю и полуокружности, то об них говорили, что они находятся в соединении в противуположении; первое положение означалось кружочком с черточкою, второе же — двумя кружочками, соединенными черточкою. А как соединения, противуположения и квадратуры светил суть явления, полезные для наблюдений астрономических, то их помещают и в нынешних Календарях с теми же самыми знаками. — Вычислить гороскоп значило определить, какая точка эклиптики находилась на горизонте в минуту рождения какого-нибудь человека. Сверх того две крайние точки дуги эклиптики назывались весьма часто сигнификатором и промиссором: если, на примере, луна принималась за сигнификатор какого-нибудь происшествия, то ближайшая к ней планета считалась промиссором. Сигнификатор относился к человеку, которого судьба заключалась в значении промиссора. Круги, проводимые чрез северную и южную точки горизонта, назывались кругами положений. Время, в которое промиссор достигал или до меридиана, или до горизонта, или до круга положения, проходящего чрез сигнификатор, измерялось дугою экватора, которую разумели под именем дуги направления. Все небо разделялось на двенадцать домов посредством меридиана, горизонта и четырех кругов положений. Гороскопом начинался первый дом, и счет этих домов продолжался под горизонт от запада к востоку, так что десятый дом приходился в той точке эклиптики, которая была на меридиане, или занимала высшее место на небе. Таблицы домов помещались даже в Календарях. [69]

Все сии вычисления требовали знаний астрономических, и потому Бальи, знаменитый историк Астрономии, справедливо называет Астрологию «глупою дочерью умной матери». Он основательно доказываете, что Астрология произошла не от невежества, но от систематического заблуждения философов. Астрология разделялась на естественную и гражданскую (judiciaire). Первая занималась предсказаниями хорошей и худой погоды, дождей, ветров, холода, тепла, изобилия плодов, неурожая, болезней, и пр. Они старались извлечь свои предсказания из причин, действующих на земле и в атмосфере. В этом нет ничего предосудительного; к этому стремится ныне Метеорология, и не удивительно, что Боиль был в числе защитников Естественной Астрологии. Нет никакого сомнения, что атмосферным перемены происходят от причин, действительно существующих; но они многочисленны и соединяются между собой в бесконечном разнообразии, так что все древние и новейшие наблюдения еще не достаточны для возведения Meтеорологии или Естественной Астрологии на степень науки точной. И ныне нельзя еще думать о метеорологических предсказаниях; надобно еще много и долго наблюдать и учиться. Но древние наблюдатели были смелее нынешних. Заметив, что бури бывают в одних месяцах чаще, нежели в других, что одни времена года дождливы, а другие сухи, что некоторые ветры возобновляются правильными периодами, что одна часть года благоприятна для посева, другая для жатвы и т. д. — древние Физики заключили, что сии явления также правильны и постоянны как движение солнца по эклиптике, и что они зависят единственно от этого движения. На основании такого опрометчивого заключения, начали сравнивать положения солнца в разных знаках зодиака с современными переменами погоды, и как одно годичное движение этого светила оказалось недостаточным, то придумали различные циклы, известные под именем [70] Великих годов, и по окончании которых солнце приходит в соединение с луною, с большими планетами, каковы суть Юпитер и Сатурн, и с некоторыми примечательнейшими созвездиями. Начало и конец сих циклов определялись временем восхождения и захождения некоторых звезд, причем замечали и перемены погод. Если в сих переменах оказывалась некоторая правильность; то немедленно заключали, что они происходят именно от тех звезд, которые в это время являлись на горизонт. Так Гиады были приняты за причину дождей, Сириус за причину жаров, и пр., потому что Гиады и Сириус восходили в то время, когда в южных странах начинаются дожди и жары. Приняв таким образом астрономические явления за причину соответствующих явлений метеорологических, не трудно уже было распространить это заблуждение на человека и перейдти к Астрологии гражданской; нужно было только следующее рассуждение: «если звезды и вообще небесные светила производят ветры, дожди, бури; если от их влияния, соединенного с действием солнечных лучей, изменяются тепло и холод; если от них зависит плодородие и даже жизнь растений; то они должны неизбежно действовать на людей, которые вместе с воздухом вдыхают в себя тончайшие истечения из светил небесных. От этой-то небесной пищи должны зависеть воля, страсти, добрые и злые действия, жизнь и смерть человека».

И так древние астрологи никого не хотели обманывать; они сами впали в заблуждение и поддерживали его как систему. Об них надобно сожалеть; подробная история их учения или заблуждения была бы весьма поучительна. Между прочим достойно замечания, что в Греции Астрология никогда не была народною; но Римляне, по невежеству своему в естественных науках, все, от императора до раба, верили астрологическим предсказаниям; даже Цицерон, светило Римской учености, вел дружбу с двумя [71] знаменитыми в его время астрологами, Тарунцием Фирманом (L. Таruntius Firmanus) и Нигидием Фигулом (P. Nigidius Figulus). Великие сии мужи не только предсказывали судьбы новорожденных, но разрешали и обратную задачу, т. е. по судьбе человека определяли минуту его рождения. Плутарх рассказывает, что Варрон требовал от Фирмана вычислить день рождения Ромула, по историческим описаниям его жизни. Фирман не затруднился и отвечал, что Ромул был зачат в первый год второй Олимпиады, в треть ем часу двадцать третьего дня Декабря, а родился при восхождении солнца в 21 день следующего Сентября. Этого мало: тот же Фирман, по судьбе Рима, определил время основания этого города, объявив, что он точно основан Ромулом в девятый день Апреля, под влиянием знака весов, от чего и произошло его величие. Что значат после этого все изыскания Нибура? и вы, М. П., должны жалеть, что нынешние историки лишены такого великого пособия.

В первом веке Христианской эры астрологи были выгнаны из Рима; но этим прекратилась только их публичность; тайком же они продолжали отправлять, свое ремесло под покровительством сильных людей Рима. Тиверий имел при себе Астролога, составлявшего гороскопы тех людей, которые считались опасными для его повелителя; смерть этих несчастных была неизбежна, когда гороскоп обнаруживал в них честолюбие и стремление к власти.

В одиннадцатом столетии Астрология была в зените своей славы; но в начале следующего века доверие к ее предсказаниям поколебалось: в 1179 г. все Астрологи Восточные, Христианские, Иудейские и Арабские, объявили, что в Сентябре 1186. г. будет великое соединение всех планет, верхних и нижних, и от этого произойдет разрушение мира действием страшных бурь. Распространился всеобщий ужас, и семь лет ожиданий были временем общей горести. Но когда 1186 г. прошел весьма спокойно, без бурь [72] и гроз; тогда астрологи замолчали, не оставляя, однакожь, своей науки; потому что немецкий астролог Штоффлер осмелился еще предсказать потоп в 1524 г. от соединения трех верхних планет в знаке рыб. Но и это предсказание не сбылось, и астрологи опять принялись за тайные обманы легковерных людей. Впрочем, не смотря на неудачную практику, теорию Астрологии считали неподлежащею сомнению, и к великому соблазну того времени защитником этой теории явился муж знаменитый, оказавший бессмертные услуги Астрономии, именно: Тихо-де-Браге. Вот несколько выписок из его торжественной речи, произнесенной в Копенгагенском университете в 1574 г. (Orat. de discipl. mathem.). Главная цель Оратора состояла в соглашении Астрологии с Религиею и в доказательстве, что та и другая должны быть руководителями человека на земле. «Отвергать силу и влияние светил», говорит он: «значишь уничтожать провидящую мудрость Вседержителя, что противно опыту. Бог ничего не создал тщетно; все Его творения великолепны и полезны. Если человек в своих малых и ограниченных делах всегда имеете цель, то теме паче премудрость Божия не могла без намерения наполнить вселенную множеством разнообразных светил. Небо есть вечные и постоянные часы; обнимая землю, оно обращается около нас для измерения времени; луна переменяет свой вид для определения недель; солнце и луна описывают свои орбиты для определения месяцев и годов: неужели прочие пять планет, движущиеся также с постоянством и правильностью, и бесконечное множество звезд не получили никакого назначения относительно человека? Невозможно! Все служит для него. Для него одарены особенными свойствами все минераллы и металлы, все насекомые и пресмыкающиеся; для него растете и трава. Сверх того, все творения соединены между собою взаимною нуждою; они родятся, растут и умирают друг для друга; все [73] стремится к выполнению единства намерения: как же можно исключить отсюда огромные тела, обращающиеся над вашими головами? Растения и животные, разрушаясь, уничтожаясь, оставляют после себя потомство: а будто неразрушимые небесные светила сотворены для жизни бесполезной и праздной».

Примечательное рассуждение: это ключ к объяснению важного исторического факта в Астрономии. В 1543 г. явилось в свет бессмертное творение Коперника, который неподвижность неба, солнца и обращение планет вместе се землею доказал с такой очевидностью, что в этой истине можете увериться слепой одним осязанием (извините за такое выражение); а между теме Тихо, наблюдатель первоклассный, отверг учение Коперника и построил систему, в которой укрепил землю неподвижно, и которой не следовали даже ученики его, по причине явной ее невероятности. Может быть, и сам Тихо не верил своей системе; да надобно было поддержать астрологический догмат о служении небесных светиле для пользе человека; движение же земли уничтожает этот догмат и разрушает Астрологию.

«Бог, — продолжаешь Тихо, — поместил светила на небе и повелел им обращаться правильно не в знамение Своих тайных намерений и Своего гнева на развращенное человечество, но во свидетельство Своей благости и неизменяемой воли, которая ясно выражается аспектами сих светил». Надобно ли отвечать на эту последнюю нелепость? Но посмотрите, что еще говорит Астроном-философ: «Солнце есть источник тепла и жизни; его присутствием, его высотою над горизонтом, его косвенным движением по зодиаку определяются времена года; но луна не греет: зато имеет влияние на мозг животных, проникает до мозга в костях, действует на соки древесные, и самые раки переменяют свою кожу и растут вместе с ее переменами». Для подтверждения этого, Тихо приводит пример приливов и отливов [74] моря, зависящих от движения луны. «Воды океана, — говорит Тихо, — связаны с луною тайною цепью, которая поднимает их, когда луна бывает на горизонте. Здесь явно действие светил небесных на землю. Матросы заметили, что восхождения и захождения некоторых звезд сопровождаются бурями и ураганами. Наблюдения показывают, что соединения планет бывают причиною других явлений: соединение Венеры и Марса производит дожди и громы, Юпитера и Меркурия — ветры и бури; Солнца и и мрачность неба. Если бы светила небесные не имели влияния на землю, то годы, управляемые движением солнца, все были бы одинаковы; но солнце и луна бывают в соединении в различных созвездиях, и потому годы бывают то сухие, то влажные, теплые и холодные. К этому присоединяются еще аспекты планет и возмущают правильный ход погоды. Планеты, проходя мимо неподвижных звезд, возбуждающе их силу. Планеты сушь самцы, а неподвижные звезды — самки, которые не могут оплодотворяться сами собою. Для этого дела особенно способны планеты большие и массивные. Так одна из них 1563 г. была в соединении с собранием мелких звезд Рака, и, возбудив в нем удушающие испарения, произвела заразу, опустошившую всю Европу».

До сих пор Тихо-де-Браге объяснял явления, принадлежащие естественной Астрологии; отсюда переходит он к Астрологии гражданской и основательность ее доказывает следующим образом: «Человек составлен из земли и стихий; на них действуют светила; след. они должны действовать и на самого человека. Он окружен атмосферою, давим ею, питается ею; жар его сжигает, холод морозит; атмосфера тяготит его своею тяжестью. Столь сильные причины не могут не производить перемен в его существе. Воздух есть главная пища человека; входя в его поры, воздух поддерживает его жизнь, [75] умягчает лёгкое я возобновляет кровь. Древние философы думали, что человек таинственно связан с небом. И действительно, строение человеческого тела столько сходно с планетами, что в нем повторяется вся природа в малом виде, почему он и назван малым миром. Подобно природе, в человеке действуешь семь пружинь: сердце, источник живительного духа, представляет солнце, от которого проистекает жизнь вселенной; мозг соответствует луне, с которою он растет и уменьшается. Сердце и мозг связаны между собою так же, как солнце с луною. Печень и почки действуют слабее и выражают действия планет. Печень зависит от Юпитера, как от планеты кровавой и живительной; почки же — от Венеры, которая есть источник любви и произрождения. Селезенка и желчь назначены для низших отправлений и подлежать влиянию планет, менее благотворных, каковы суть Сатурн и Марс, из коих последняя, как светило буйное и раздражительное, управляет желчью. Остается лёгкое; оно своею удободвижимостью походит на Меркурия, имеющего в своем заведываниии ветры и бури. Также, от лёгкого зависит человеческий голос, потому что Меркурий покровительствуете ораторам и вообще дару слова».

Довольно. Ни возражения, ни объяснения не нужны на такую безобразную смесь знаний и заблуждений, от которых начали освобождаться только в начале прошедшего столетие. Лаланд свидетельствует, что и в это время Парижская Академия Наук получала еще многие астрологические запросы; так что в астрономическом календаре (Connaissance des tems) на 1705 нашла нужным объявить: «здесь нет предсказаний, потому что Академия не признает основательности тех правил, по которым думали предвидеть будущее по расположению небесных светил».

Вот вам, М. П., несколько строке о начале и основаниях Астрологии; из них, кажется, можно уверишься, [76] что гороскоп Петра I и всякой другой гороскоп унижает тех людей у которые, занимаясь таким вздором, забывают, что судьбы человечества не в звездах, но в руке Вседержителя. Вы, как историк, лучше других знает эту великую истину.

Ваш, и пр. Д. П.

7 Декабря 1841 года.


Комментарии

1. Крафт. Императрица Анна Иоанновна имела в великом уважении астрологические предсказания и провозвещания; чаятельно потому, что однажды некоторый математик и сочинитель календарей в Курляндии, доктор Бухнер, в самое то время, как она ни малейшей не имела надежды к получению Российской державы, предвозвестил ей величайшую надежду к приобретению оной. Потом будучи Императрицею, посылала она часто в Петербургскую Академию наук таковые вопросы и задачи, на кои долженствовала Академия ей делать скорые ответы и решения. Сие дело всегда касалось до тогдашнего профессора математики и експериментальной физики господина Крафта, который по такому случаю, на придворный вкус, больше прилежал к астрологии, и чрез приятные в ней правилы, решил удивительные задачи, как например при заданном ему без имянном гороскопе несчастного принца Ивана и пр.

Часто при долговременной ненастной погоде, посылала Императрица в Академию с вопросом, когда перемениться погода? Профессор Крафт всегда ответствовал по своему счислению, как то сам публично в Академии рассказывал; и ответы его всегда в означенный день исполнялись, для подкрепления Императорской благосклонности к Академии. Когда в осень 1731 году, был по обыкновению на следующий 1732 год издан в печать С.-Петербургской календарь: то включил сей отважный на астрологическое свое искуство сочинитель календарей и сие свое предсказание, что лед на Неве вскроется в следующий год Марта … дня. Когда же по наступлении нового года вышел в публику и новый календарь, и предсказание сие в нем было усмотрено: то изумились все читатели сему дерзновенному пророчеству господина Профессора. Друзья его над ним смеялись во всех собраниях, в рассуждении сего. Он твердо стоял в своем положении, и на сии насмешки ответствовал с улыбкою сими словами: что я написал, тому так и быть, а река должна вскрыться Марта ... дня. Дни за два еще до означенного срока более смеялись над ним в одном собрании, что лед еще не думает пошевелиться. Я тому не виновен, продолжал он, но после завтра должен он тронуться. При наступлении надлежащего дни вскрылась река, и Петербург ужаснулся столь точному исполнению сего, за полгода на перед напечатанного предсказания. А Крафт сказал с прежнею улыбкою: «не всегда ли я говорил, что река сего числа вскроется? что бы и в науке моей было, если бы мое исчисление не исполнялось в показанное время? Но по причине вашего неверия не хочу вам больше никогда предсказывать».

Текст воспроизведен по изданию: Гороскоп Петра Великого // Москвитянин, № 1. 1842

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.