Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

УКАЗНАЯ ГРАМОТА КАЗАНСКОМУ ВОЕВОДЕ Г. С. КУРАКИНУ «С ТОВАРИЩИ» 1663 ГОДА

Указные грамоты, как и наказы воеводам городов Среднего Поволжья, выдававшиеся от имени царя Приказом Казанского дворца 1, несомненно, являются одним из важнейших источников по изучению истории народов, социально-экономической и политической истории и определению характера политики правительства и системы управления в Марийском крае в XVII веке.

Публикуемая здесь одна из подобных грамот непосредственно затрагивает вышеназванные аспекты и впервые водится в научный оборот. Это указ царя Алексея Михайловича казанскому воеводе Г. С. Куракину «с товарищи» от 26 ноября 1663 года. Он сохранился в копии с «памяти» 2, иначе говоря, в копии с копии, сделанной в начале XIX вака и находится в составе «дела о наделении землей припущенников Енейской и Гарейской волостей Бирского уезда», среди документов, составленных «на принадлежащую землю и прочие угодьи жителям из черемис тептерам деревень Киреметевой, Буры и Арбан» в фонде Комиссии «высочайше» учрежденной для наделения землею башкирских припущенников (ф. И-172) Центрального государственного исторического архива Республики Башкортостан.

Копия с копии написана канцелярским почерком начала XIX в. В верхнем левом углу листа, где начинается текст указа, имеется надпись «копия с копии», правом углу — проставлена гербовая печать с надписью «1803 года цена 30 копеек за лист». Копия за небольшим исключением сделана качественно. В ней всего несколько опечаток. Переписчик сохранил все особенности «памяти». В тексте не имеется влияния орфографии и пунктуации начала XIX в.

Из указа явствует, что по своему происхождению данная царская грамота была связана с событиями известного башкирского восстания 1662-1664 гг. Непосредственным поводом к ее созданию явилось прошение марийцев Уфимского уезда, высказанное их представителями Байбарисом 3 Байбаковым и Баймурзою Бардубековым 4 1 ноября 1663 года в допросных показаниях в Приказе Казанского дворца в Москве. В конце ноября того же года они были отпущены в Казань с выданной им «памятью» — копией царского указа 26 ноября 1663 года. По счастливой случайности эта копия царского указа не пропала бесследно. Благодаря бережному хранению в марийских семьях она дошла до начала XIX в.

Рассматриваемая царская грамота 26 ноября 1663 г. была составлена в Приказе Казанского дворца в то время, когда там приказным судьей служил боярин Долгорукий Юрий Алексеевич, а думными дьяками были Лопухин Ларион и Грибоедов Федор и дъяком — Безсонов Тимофей 5. Она была направлена в Казань для исполнения воеводам князю боярину Куракину Григорию Семеновичу, Волконскому Михаилу Петровичу 6 и дъякам Татаринову Ивану и Табунцеву Роману 7.

В тексте грамоты вначале приведены допросные показания вышеназванных марийцев Б. Байбакова и Б. Бардубекова. Их [79] свидетельства в целом подтверждают устоявшуюся в исторической литературе точку зрения о том, что основной поток марийских переселенцев в Уфимский уезд в конце XVI — начале XVIII вв. был представлен выходцами из числа луговых марийцев Казанского, Уржумского, Царевококшайского, Царевосанчурского и Яранского уездов 8.

Особую ценность представляют приводимые им сведения о расселении, численности и социальном положении марийских крестьян Уфимского уезда в начале 60-х годов XVII века. Пришлое марийское население, проживавшее на башкирских землях в качестве припущенников, обязано было платить в казну ясак «денгами и куницей». Кроме того, определенные платежи приходилось вносить башкирским феодалам и общинам. Примечательно, что среди пришлого населения Уфимского уезда марийские припущенники в это время занимали заметный удельный вес. Тем не менее, приводимые сведения о трех тысячах дворов, вероятно, требуют дополнительной проверки и осторожной оценки 9.

Важное место в показаниях занимают события, непосредственно связанные с башкирским восстанием 1662-1664 гг. Движение восставших сильно отразилось на положении марийцев Осинской дороги Уфимского уезда, когда значительная их часть вынуждена была покинуть обживаемое места и обратно переселяться в поволжские уезды. Заметим, что обратный переселенческий поток, видимо, имел место и в начале 30-х годов XVII века. Тогда введение в 1634-1635 гг. нового оклада в Уфимском уезде привело к тому, что «все прихожие чюваша и черемиса, как учел и збирати з двора по рублю, разбежались в свои городы Казанского уезду и Царевококшайского и Царевосанчурсково и Ядринского и Уржумского уездов» 10.

Не вдаваясь в подробное рассмотрение причин, хода и движущих сил башкирского восстания 1662-1664 гг., отметим следующие моменты. По мнению известного историка Н. В. Устюгова ее оценка «очень сложна» 11. А само восстание, как считает башкирский историк И. Г. Акманов, было вызвано усиленным изъятием «башкирских земель под крепости, остроги, слободы и для раздачи дворянам и другим служилым людям, монастырям, купцам и другим категориям населения, а также содействие царским правительством калмыцким феодалам в захвате кочевий в юго-западной Башкирии». Острота земельного вопроса и рост фискального гнета в Башкирии, а также произвол и насилие местной царской администрации в лице уфимских воевод, таким образом, явились важнейшими причинами этого восстания 12. В рядах восставших, представленных в основном башкирами, принимали участие также часть марийцев, русские, татары и другие категории податного населения 13.

По наблюдениям казанского историка И. П. Ермолаева башкирским восстанием оказалась охвачена и «вся восточная часть Казанского края», о чем в частности, свидетельствует содержание наказа, данного в ноябре 1663 г. казанскими воеводами Г. С. Куракиным и М. П. Волконским сотенному голове Д. А. Аристову 14.

Восставшие нападали и разоряли крепости, монастыри, села и деревни. В ходе этих действий уничтожались однако не только представители царской администрации, дворяне и купцы. Пострадало, видимо, немало простых «русских людей», в том числе крестьян 15. И как свидетельствуют показания марийцев 1 ноября 1663 г., большой урон понесли марийские селения Осинской дороги, не примкнувшие к восстанию. Эти трагические события, связанные с разорением селении, гибелью людей и скота, пленением многих мужчин, женщин и детей, заставили многих марийцев покинуть пределы Уфимского уезда и [80] обратно переселяться в некогда покинутые им родные жилища Марийского края. Однако воеводы поволжских городов без царского указа не спешили давать разрешение на обустройство вернувшихся. В этих условиях уфимские марийцы через своих представителей просили царскую власть разрешить проживать им в уездах Среднего Поволжья до тех пор, пока «война в Уфимском уезде» не кончится. А после ее окончания предлагали издать указ, по которому «им велети б жить в Уфимском уезде, где они жили».

Царская власть, заинтересованная в скорейшем подавлении башкирского восстания и стремившаяся расколоть ряды ее участников, а также сохранить контингент ясачных налогоплательщиков и крестьян-земледельцев в Башкирии, не поскупилось на обещания и своим указом предписала казанским и другим городовым воеводам принять необходимые меры по обустройству возвратившихся «в прежних местах». При этом предусматривалась свобода передвижения как из Уфимского уезда, так и обратно в пределы Башкирии после подавления восстания. В указе особо подчеркивалось о недопустимости злоупотреблений, насилия, истязаний, конфискации имущества воеводами и другими представителями местной царской администрации.

Завершается царский указ требование к воеводам своевременно составить поименные списки вновь пришлого населения из Уфимского уезда в Казанский и другие уезды для их подачи в Приказ Казанского дворца. [81]


ПРИЛОЖЕНИЕ

1663 г., ноября 26. — Указная грамота царя Алексея Михайловича казанскому воеводе Г. С. Куракину «с товарищи» о разрешении уфимским марийцам проживать «в прежних местах» Казанского и других уездов и принятии необходимых мер по их устройству и управлению.

Государя царя и великого князя Алексея Михайловича всея Великия и Малыя и Белыя России самодержца, отчину 16 в Казани боярину нашему и воеводам князю Григорью Семеновичу Куракину да Михаилу Петровичу Волконскому 17 да дьяком нашим Ивану Татаринову да Роману Табунцеву 18.

В нынешнем в 172-м году 19 ноября в 1 день явились на Москву в Приказе Казанского дворца уфимские черемиса 20 Байбариско Байбаков да Баймурско Бардубеков. А по допросу сказали.

Было де их черемис в Уфимском уезде с три тысячи дворов. А жили де они в Уфимском уезде по Осинской дороге 21 по реке Танышу и по иным дорогам. И ясак в нашу казну в Уфу платили. А пришли де они в Уфимский уезд жить в прошлых годах из Казанской, из Уржумской, из Яранской, из Царевосанчурского, из Царевококшайска и из иных уездов. И ясак 22 на них денгами и куницами положили уфимские воеводы.

А как де изменили нам великому государю уфимские башкирцы и они де с той поры все нам великому государю служили. И изменники 23 де башкирцы их черемис Осинской дороги раззорили и многих побили, и жен их и детей в полон 24 поимали. И от раззорения их черемиса остались, чают 25 они, с тысяща пятьсот человек. А подлинно не ведают. А у многих де побитых жены и дети. А деревни их и всякие угодья раззорены и позжены от изменников от башкирцев.

И в прошлом де в 171-м году 26 от башкирского раззорения 27 вышли они из Уфимского уезда жить в прежние городы 28 на прежние их житья 29, кто откуда пришол в Уфимский уезд. И житья де они без нашего великого государя указу в тех городех не имеют и никаких де угодей и пашни в тех городех нет. А сколко де в которой город порозно их черемис из Уфимского уезда пришло жить, — этого они не ведают. А до тех бы мест как война в Уфимском уезде престанет, велеть им черемису жить в прежних городех, куда они ныне пришли, землею их устроить. А как война престанет и им велети б жить в Уфимском уезде, где они жили. А ныне в Уфимском уезде жить им отнюдь не мочно от изменников от башкирцов, потому что крепких и лесных мест нигде нет. А нам о том велеть наш великого государя указ учинить.

И мы, великий государь указали тое казанскому и иных городов черемисе, которые жили в Уфимском уезде, и ныне они от башкирскаго раззорения из Уфимскаго уезду вышли жить в Казанской и иных городов в уезды, — и тое черемису строити в прежних местах, кто откуда пришли в Уфимский уезд для того, что они от башкирцов раззорены. А быти им в прежних местах до тех мест, покамест изменники башкирцы от измены обратятца и нам великому государю в винах своих добьют челом 30.

А как изменники башкирцы от измены обратятца у нас великаго государя под нашею государевою самодержавною высокою рукою в вечном холопстве 31 по-прежнему и как черемиса в то время учнут нам великому государю бить челом, чтобы им жить в Уфимском уезде по-прежнему, и им тогда о том по их челобитью наш великаго государя указ будет.

И по нашему великаго государя указу уфимская черемиса Бабешко Байбаков да Баймурско Бердибеков с Москвы отпущены в [82] Казань к тебе боярину нашему и воеводе князю Григорью Семеновичю с товарищи с сею нашего великаго государя памятью 32.

И как к вам ся наша великаго государя грамота 33 придет и ты б боярин наш и воевода князь Григорей Семенович с товарищи велел тое черемису Казанского и иных городов уезды, которые жили в Уфимском уезде, а ныне от башкирского раззорения пришли жить в Казанской и иных городов уезды, и ты б боярин наш и воевода Григорей Семенович с товарищи велел тое черемису строить в прежних местах, кто откуда пришол наперед сего в Уфимской уезд.

И в городы к воеводам, в которых прежних местах тое черемису построить 34, отписал 35 бы всем ты, боярин наш и воевода князь Григорей Семенович против сего 36 ж нашего великаго государя указу, чтоб они воеводы в тех городех де тое черемису строили в прежних местах. И держали к ним черемису всякое бережение. А убытков и жесточи им никакой не чинили и ото всяких людей их оберегали, чтоб им ни от кого продаж 37 и убытков не было никоторыми дели.

Да сколко тое уфимские черемису в Казанском и иных городов в уездех построено будет и вы б о том к нам великому государю отписали. И той черемису имянную роспись прислали за сим приписную 38.

И велели отписку 39 и росписку подать в Приказе Казанского дворца боярину нашему князю Юрью Алексеевичу Долгорукову да дьяком нашим думному Лариону Лопухину да Федору Грибоедову да Тимофею Безсонову.

Писано на Москве лета седмь тысящ сто семьдесят второго 40 ноября в двадцать шестый день.

За приписью дъяка Тимофея Безсонова.

Центральный государственный исторический архив Республики Башкортостан, ф. И-172, оп. 1, д. 3, л. 95-96. — Копия с копии.


 Комментарии

1. Димитриев В. Д. Наказ царя Михаила Федоровича царевококшайскому воеводе В. Я. Воронову 1628 года // Марийский археографический вестник. Вып. 2. Йошкар-Ола, 1992. С. 62.

2. Слово «память» в данной грамоте расшифровывается как «копия с документа» — См.: Словарь русского языка XI-XVII вв. Вып. 14. М., 1988. С. 142.

3. В другом месте текста документа он назван «Бабешом».

4. Другой вариант, встречающийся в тексте, «Бердибеков».

5. Богоявленский С. К. Приказные судьи XVII века. М.-Л., 1946. С. 62-64.

6. См.: Материалы по истории Башкирской АССР. Ч. 1. М.-Л., 1936, док. 52. С. 177-179.

7. Веселовский С.Б. Дъяки и подъячие XV-XVII вв. М., 1975. С. 505, 507.

8. См.: Айплатов Г. Н. Расселение марийцев во второй половине XVI — начале XVIII в. // Происхождение марийского народа. Йошкар-Ола, 1967. С. 140-146; Козлова К. И. Очерки этнической истории марийского народа. М., 1978. С. 117-190: Сепеев Г. А. К вопросу о переселении марийцев в Прикамье и Приуралье // История, археология, этнография мари. Труды МарНИИ. Вып. 22. Йошкар-Ола, 1967. С. 115-129; он же. Восточные марийцы. Йошкар-Ола, 1975. С. 21-52; Черных С. Я. Переселение луговых марийцев в бассейн реки Белой по данным топонимии // Вопросы марийской ономастики. Вып. 3. Йошкар-Ола, 1982. С. 42-64; Иванов А. Г. Изменения в этническом и социальном составе сельского населения Марийского края в XVIII веке // Этнические и культурно-бытовые процессы в Марийской АССР. АЭМК. Вып. 16. Йошкар-Ола, 1989. С. 106-125 и др.

9. В частности, в ходе ревизии 1723 г. в Уфимском уезде было взято на учет более чем в 115 селениях 1037 дворов бобылей-марийцев, 18 дворов тептярей-марийцев и 556 дворов «безъясачных» марийцев. — См.: Рахматуллин У. X. Население Башкирии в XVII-XVIII вв. М., 1988. С. 108, 127-182.

10. Цит. по: Устюгов Н. В. Башкирское восстание 1662-1664 гг. // Исторические записки. Вып. 24. М., 1947. С. 35.

11. Устюгов Н. В. Указ. соч. С. 109.

12. Акманов И. Г. Башкирские восстания XVII — первой трети XVIII в. Уфа, 1978. С. 27-29.

13. Там же. С. 37-43.

14. Ермолаев И. П. Среднее Поволжье во второй половине XVI-XVII вв. (Управление Казанским краем). Казань, 1982. С. 146-147.

15. Акманов И. Г. Башкирия в составе Российского государства в XVII — первой половине XVIII века. Свердловск, 1991. С. 73.

16. Отчина — здесь, территория бывшего Казанского ханства, управляемая в XVI-XVII вв. Приказом Казанского дворца; города и уезды Среднего Поволжья.

17. В копии памяти ошибочно «Вордискому». Исправлено «Волконскому».

18. В копии памяти ошибочно «Табулцову». Исправлено «Табунцеву».

19. В копии памяти ошибочно «102-м году». Исправлено «в 172-м году», что соответствует 1663 году.

20. Уфимские черемиса — марийские крестьяне Уфимского уезда, переселившиеся на башкирские земли с поволжских уездов.

21. Осинская дорога — одна из четырех дорог, административно-территориальных единиц в Уфимском уезде.

22. Ясак — здесь: государственная подать; единица обложения.

23. Изменники — здесь: восставшие.

24. Полон — плен.

25. Чаять — предполагать, считать.

26. В копии памяти ошибочно «в 101-м году». Исправлено «В 171-м году», что соответствует в данном случае 1662 году.

27. Башкирское раззорение — здесь: башкирское восстание 1662-1664 гг.

28. Город — здесь: в значении уезд, административно-территориальной единицы.

29. Житье — местожительство, проживание, поселение.

30. Добить челом — просить прощения, признать вину.

31. Вечное холопство — здесь: постоянное подчинение, подданство.

32. Память — здесь: копия с царского указа.

33. Грамота — здесь: царский указ.

34. Построить — заселяться, застраиваться.

35. Отписать — распорядиться в письменной форме.

36. Против сего — согласно этому, во исполнение.

37. Продажа — денежный штраф, в отдельных случаях полная или частичная конфискация имущества.

38. За сим приписную — так в копии. Возможно, в оригинале было «за дъячьею приписью».

39. Отписка — ответный документ, письменное уведомление, донесение

40. Лета 7172 — 1663 год.

Текст воспроизведен по изданию: Указная грамота казанскому воеводе Г. С. Куракину "с товарищи" 1663 года // Марийский археографический вестник, № 4. 1994

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.