Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИСТОРИЧЕСКИЕ РАССКАЗЫ И АНЕКДОТЫ,

записанные со слов именитых людей,

П. Ф. Карабановым.

VII. 1

Царствование Екатерины II.

(продолжение).

124.

Генерал-прокурор, князь Александр Алексеевич Вяземский и сенатор граф Петр Иванович Панин заспорили во время присутствия в сенате. Вяземский сказал: «Вы забыли, что я, по изречению Петра Великого, око государево». — Нет, отвечал Панин: бельмо государево.

125.

Александр Петрович Сумароков, имея тяжебное дело с генерал-майором Чертовым, в письмах к нему подписывался: «Александр Сумароков слуга Божий, а чертовым быть не может».

126.

Беспримерный в щедрости своей, князь Николай Васильевич Репнин в Варшаве имел при себе легационс-секретаря Якова Ивановича Булгакова 2, которому и доставил возможность самому быть посланником в Цареграде. [768]

Когда князь собирался отъехать к армии, заметил Булгакова в задумчивости и не мог исторгнуть признания; он приказал жиду по всем маклерским книгам тихо справиться о долгах своего секретаря, выкупил векселей его на 11 т. червонных и препроводил их при записке подобного содержания: «Долго занимался я, друг мой, изысканием настоящей причины твоей задумчивости; ежели отгадал, то буду очень рад и утешен, но требую от тебя хранения тайны, да и завтра при свидании со мной не изъясняться».

127.

Юрий Алексеевич Николев, быв с тверским ген.-губернатором Архаровым 3 на отъезжем поле с охотою под Старицей, вздумал забавляться ружьем, и не понимая оное заряженным, в волоковое крестьянское окно несколько раз прицеливался в Архарова, и ружье осекалось; наконец Николай Петрович Архаров, взявши рукою за ствол, отвел от себя, вместе с тем последовал выстрел, причинивший ужас, но без вреда. Николев упадает без чувств и не внемлет гласу благодетеля своего, но опомнясь бежит в церковь служить благодарственный молебен.

128.

Николай Петрович Архаров, быв московским губернатором, сказал в разговорах преосвященному Платону, что он «Большой поп».

— «Конечно, отвечал владыко, я главный поп или пастырь, а ты — крупная овца».

(От Архарова).

129.

Известный Дидерот, быв в Петербурге, имел с Платоном, тогдашним учителем Наследника, разговор о веровании и начал опровергать бытие Бога. Наш первосвященник замкнул его уста, сказавши по-латыни: «и рече безумец в сердце своем: несть Бог».

130.

Когда преосвященный Платон путешествовал в Киев, тамошний митрополит Серапион приказал ученому протоиерею Леванде изготовить приветствие, который и сказал: «приветствую тебя, владыко, тем, что такового архиерея нам подобает имети». [769]

131.

Князь Николай Васильевич Репнин, с наследством после князя Петра Ивановича Репнина же 4, получил право на важный процесс из 3 т. душ с князьями Лобановыми, в пользу его оконченный; из армии прислал доверенность: «родовое имение принять во владение, а тяжебное — возвратить Лобановым». Редкое великодушие!

132.

Марья Павловна Нарышкина 5, супруга обер-егермейстера, с отличием принятая у двора и никогда не встречавшаяся с противоречием, просила графа Разумовского, как подполковника измайловского полка, кому-то дать чин унтер-офицера. Фельдмаршал отозвался, что правивший полком младший подполковник Александр Ильич Бибиков 6 скорее может исполнить и обещал снестись с ним. Бибиков, в угодность жены, рожденной княжны Козловской, по заочности от Нарышкиной названной «шлюхой», медлил исполнением... В придворном театре он вошел в ложу к графине Брюсовой, сидевшей с Нарышкиной; началось с досадой объяснение, относящееся к Брюсовой, с прибавкой русской поговорки: «царь жалует, да псарь не жалует». Александр Ильич отвечал: «у этого псаря много таких сук на своре бывало».

133.

За обедом в Зимнем дворце, Екатерина, приветствуя кн. Сергея Федоровича Голицына 7, сидящего подле нее, сказала, что прошедшую ночь она провела спокойно, имея достойного капитана на карауле; кн. Голицын вставши благодарил за сына и за себя. Суворов, сидя по другую сторону императрицы, сказал: «Для чего ты не прислал которого-нибудь из сыновей [770] под Варшаву за Георгием крестом, и указывая на многих придворных, бывших при взятии тамошних укреплений, в том числе на князя Ивана Иван. Барятинского, похвалявшихся своими подвигами, заключил: «они даром получили».

134.

Суворов позван был в кабинет к цесаревичу Павлу Петровичу, и войдя начал проказничать. Великий князь остановил его: «Без этого мы понимаем друг друга»... Суворов в разговорах удивил остроумием, а выходя побежал в припрыжку и запел: «Prince adorable, despote implacable». Кн. Александр Борисович Куракин, встретясь с ним, пересказал Наследнику, который сие принял неравнодушно.

(От кн. Ивана Михайловича Ухтомского, слышавшего сие от великого князя).

135.

При Екатерине между военнослужащими вошло в обычай ходить с палками. Сие не понравилось Суворову, и он отдал в приказе, чтобы младший к старшему не смел являться с палкою, а сам никогда не имел оной в руках; следовательно употребление палок вскоре прекратилось. Между тем, увидя хромающего с палкою П. П. Турчанинова, Суворов сказал: «Помилуй Бог, ты всех нас старее»!

136.

Великий князь Павел Петрович, приехав в Вознесенский монастырь, когда оным управлял живший на обещания преосвященный Сильвестр (редкий химик), был встречен в св. вратах, и заметя звук разбитого колокола, сказал архиерею: «Что вы не доносите матушке?» — «Он сам просил за себя императрицу, при посещении обители, отвечал Сильвестр; виноват ли я, что она не услышала его голоса, который громче моего».

(От графа А. И. Мусина-Пушкина).

137.

Стихотворец Василий Иванович Майков, представленный Екатерине II, заикнувшись начал повторять всегдашнее свое изречение: «как сказать». Князь Орлов остановил его: «Скажи как-нибудь, государыне все равно». [771]

138.

Граф Безбородко просил у Екатерины II позволения стрелять из пушек на своей петербургской даче. Государыня удивилась сей мысли, потому что он не служил в армии, но не отказала. Вскоре лейб-медик Рожерсон, играя в вист, по привычке начал делать ренонсы, а граф приказал каждый раз возвещать пушками. Сия шутка раздражила вспыльчивого медика, и едва не дошло до драки.

139.

Граф Петр Иванович Панин чрез долгое время увидя своего сослуживца, нечиновного человека, спросил: «Таковым ли мерзавцем ты видишь меня, каковым я тебя нахожу?» — И вы.... постарели, ответствовано.

140.

Фельдмаршал граф Румянцев-Задунайский, по обстоятельствам находился отдаленным от супруги своей, графини Екатерины Михайловны 8, которая, быв примером постоянства, знала его неверность. По случаю какого-то праздника, она посылает ему многие подарки чрез адъютанта Нейгардта, тут же для его камердинеров и несколько кусков на платье его любезной. Задунайский, тронутый до слез, сказал о супруге: «Она человек придворный, а я — солдат; ну право, батюшки, если бы знал ее любовника, послал бы ему подарки».

141.

Княгиня Анна Андреевна Урусова 9 рассказывала Настасье Михайловне Салтыковой 10, что дочь ее приучена спать в холодной комнате, и что для очищения воздуха ставится ведро с водою. Острая Салтыкова отвечала: «Хорошо что одна дочь; а как нас было двенадцать, если бы для каждой по ведру, был бы погреб». [772]

142.

Василий Петрович Салтыков 11, по назначавшейся мятежниками его предку короне во время междуцарствия, часто величался правом на русский престол. Однажды сказал Настасье Михайловне Салтыковой: «Нам, сестрица, можно иметь карету с короною». — «У меня брат (Борис Михайлович) 12 в Сибири, а мне ехать не хочется», отвечала она.

143.

Екатерина II в последний приезд в Москву посетила графа Орлова-Чесменского и сказала: «долго ли тебе жить в таком доме?» Хозяин отвечал: «Изволишь знать, матушка, русскую пословицу — не красна изба углами, а красна пирогами; у меня же их много по твоей милости».

144.

Князь Василий Михайлович Долгорукий-Крымский не любил графа Захара Григорьевича Чернышева, но узнавши его невинную отставку и чтоб избавить его от притеснения кредиторов, послал с эстафетом доверенность продать и заложить все свое имение, если будет потребно. Необыкновенные люди забывают личности!

(Продолжение следует).


Комментарии

1. См. «Русскую Старину», изд. 1871 г., т. IV, стр. 583-587; 685-696; изд. 1872 г, т. V, стр. 129-147; 457-468; 670-680.

2. Род. 15 окт. 1743, ум. 7 июля 1809, действит. тайным советн. и св. Александра Невского кавалером.

3. Николай Петрович Архаров, генерал-от-инфантерии, род. 1742, ум. 6 янв. 1814 г.

4. Умер 1778, двоюродный брат князя Николая Васильевича. Отец князя Петра Ивановича был женат на княжне Марфе Яковлевне Лобановой, родной тетке кн. Ивана Ивановича Лобанова (род. 1731, ум. 1791), об котором здесь говорится; поэтому князь Петр Иванович Репнин был двоюродным братом и князя Лобанова.

5. Марья Павловна Нарышкина, рожденная Балк-Полева (род. 1730, ум. 28 мая 1793) супруга обер-егермейстера Семена Кирилловича Нарышкина (род. 5 апр. 1710, ум. в Москве 27 ноября 1775).

6. Род. 30 мая 1729, ум. 9 апр. 1774.

7. Род. 20 янв. 1748, ум. 20 янв. 1810. Женат был на Варваре Васильевне Энгельгардт (род. 12 марта 1757, ум. 2 мая 1815), племяннице князя Потемкина. У них было десять сыновей.

8. Рожд. княжна Голицына, род. 1725 г., вступила в брак с гр. Румянцевым 1748 г., ум. 22 авг. 1779.

9. Княгиня Анна Андреевна Урусова, рожден. Волкова, была супругою генерал-майора князя Александра Васильевича Урусова. В 1-м браке была за генерал-аншефом Николаем Ерофеевичем Муравьевым. Ее единственная дочь от 2-го брака, княжна София Александровна (род. 1779, ум. 1801) была за гофмаршалом, бароном Александром Сергеевичем Строгановым (род. 1771, ум. 1815); от этого брака не было детей.

10. Анастасия Михайловна Салтыкова, девица, дочь сенатора и каммер-коллегии президента Михаила Михаиловича Салтыкова и супруги его, рожденной баронессы Шафировой.

11. Василий Петрович Салтыков, действ. тайн. советн., ум. 18 апр. 1807 г. Жена его, княжна Евдокия Михаиловна Белосельская. Родство его с Анастасиею Михайловною было довольно дальное: отцы их были троюродными братьями.

12. Неизвестно, за что Борис Михайлович Салтыков был сослан в Сибирь. Из переписки императрицы Екатерины II с московским градоначальником, князем Михаилом Никитичем Волконским, видно только, что вообще братья Настасьи Михайловны были люди беспокойные и неблагонадежные; так Александр Михайлович Салтыков истратил из академических сумм 9,000 руб., и долги эти внесены были княгинею Белосельскою, рожд. Наумовою, а Алексей Михайлович с месяц просидел в петропавловской крепости. Что же касается до Бориса Михайловича, то государыня пишет, что «он нигде не уживается».

О семействе Салтыковых, Наумове и кн. Белосельской упоминает Болотов в своих записках (XVII часть, письма 172, 173 и 174). У кн. Белосельской князем Сергием Васильевичем Гагариным, для имп. Екатерины II, куплена была волость Киясовская, куда А. Т. Болотов определен управителем. (См. «Рус. Ст.» изд. 1872 г. прилож. к т. V).

Текст воспроизведен по изданию: Исторические рассказы и анекдоты, записанные со слов именитых людей, П. Ф. Карабановым // Русская старина, № 5. 1872

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.