Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИСТОРИЧЕСКИЕ РАССКАЗЫ И АНЕКДОТЫ,

записанные со слов именитых людей,

П. Ф. Карабановым.

I.

Царствование Алексея Михайловича.

1.

При царе Алексее Михайловиче один дворянин, осужденный за убийство на смертную казнь, подкупает духовника царского исходатайствовать себе прощение. Правосудный государь отказал в просьбе ходатаю, который рассвирепев, по нечестивому дерзновенно, отлучил порфироносного сына своего от приобщения св. тайн. Монарх, благоговея к религии и уважая первого ее святителя, просил Никона войти в рассмотрение сего дела; но патриарх отрекся исполнить волю государя и тем нанес ему крайнее огорчение. Князь Юрий Ал. Долгорукий, предвидя какие следствия для отечества может иметь сей поступок, поехал к духовнику и угрожая ссылкой, принудил его не только разрешить государя, но и просить у него прощения в безрассудной дерзости. Царь взял себе другого духовника. Никон проклинал Долгорукого, но по счастию князь не страшился проклятия, злобою произносимого.

2.

Иввестный умом боярин Иван Алексеевич Мусин-Пушкин, от Петра I пожалованный графским достоинством, находился у родителя его, благодетельного царя Алексея Михайловича, в отменной хилости, более потому, что супруга его царю понравилась; по строгим правилам того времени, без согласия мужа сие последовать не могло. Мусин-Пушкин имел двух сынов: старший, Платон Иванович почитался рожденным от царя, который любя и утешаясь им, называл: мой сын Пушкин. Петр I по свычке имел большую привязанность, даже и заочно называя его братом. При императрице Анне, гонением Бирона молодой Пушкин безвинно лишен имения, наказан кнутом с урезанием языка и сослан в Сибирь. Жена с малолетными детьми за ним но следовала, а по кончине его, приехав оттуда, просила канцлера Бестужева-Рюмина исходатайствовать возвращение отписанная в казну знатного их имения, по сиротству детей, на воспитание. Канцлер сказал, что он сомневается, чтоб императрица Елисавета Петровна на все без изъятия согласилась, прибавя: «Вы [584] сделайте-де записку лучшим деревням». В поданной записке означены: подмосковная волость «Раменская» близ коломенской дороги; подмосковное село «Образцово» по троицкой дороге и село «Горелово» под Можайском, вообще более 3 т. душ. Чтож последовало? Вместо покровительства несчастным, канцлер убедил императрицу все сие пожаловать ему в собственность!

Екатерине II предоставлено было судьбою, по восшествии, подписать первый указ, чтоб оставшее в казне Пупшиных описное имение возвратить им сполна.

3.

Царевна София, рожденная от первого брака царя Алексея Михайловича, была равнолетняя второй его супруге, царице Наталии Кирилловне, а по дошедшим преданиям на счет царицына .... поведения с самого дня ее супружества, царевна, знавшая все подробности, в столкновениях с нею резко останавливала ее. Рожденного же от нее Петра София не любила и называла его сыном Тихона Никитича Стрешнева, которого впоследствии Петр не только уважал, но которому он даже поручал сокровенные дела (Стрешнева он именовал «отцем», и, когда бывал в веселом расположении духа, давал ему сие название и в письмах. Бантыш-Каменский, Словарь 1836 г. V, стр. 106).

4.

Отец любимца Петра I, думного дьяка Автенома Ивановича Иванова, был духовник и такой же любимец царя Алексея Михайловича; находясь священником при так-называемой Красной церкви Григория Неокесарийского, что на Полянке за Москвою-рекою, и быв истинным рачителем благолепия, много содействовал к украшению церкви; а чтоб еще более прославить оную, при брачном торжестве благодетеля и царя с Натальей Кирилловной Нарышкиной упросил чтобы, из милости к нему, рожденный от них младенец им окрещен был в его церкви. Коль скоро царица сделалась беременною, духовник, с позволения царя, заказал сделать отличную купель из лучшей меди, ярко вызолоченную, с приличными готическими украшениями. Царица, приближаясь к родам, отъехала с супругом своим на краткое пребывание в любимое им село «Коломенское», но там, прежде срочного времени, неожиданно разрешилась царевичем, крайне слабым и в следующую ночь наскоро окрещенным; — это был Петр Великий. Царь, встретясь с духовником, вспомнил о купели и услышав, что и ему Бог даровал внука (Николая Автеномовича), сказал: «я сам [585] окрещу его в твоей церкви и в новой купели». Сие исполнилось, и купель, в память великого назначения, сохранялась в нарочно-сделанной для того стенной впадине; а употреблялась для крещения многочисленного, по времени, потомства сего старца и других благородных младенцев. В 1812 г. французы, почитая ее из серебра скованною, несколько повредили и вместе уронили колокол, от падения развалившийся. Вновь определенный молодой священник, приступая к перелитию колокола, рассудил за благо туда же включить и сей памятник, столько времени сберегаемый.

II.

Царствование Петра I.

5.

Когда Петр I, возвратясь в 1698 г. из-за границы, наказывал стрельцов, то приказал развешать их по всем зубцам Кремлевской стены для всенародного зрения. А в Девичьем монастыре, где содержалась под караулом его сестра, повешано было за решеткою в окошках ее келии несколько стрельцов с челобитными на ее имя.

6.

Деньщик Петра I, бывший генерал-аншеф Михаил Афанасьевич Матюшкин, стоя за санями, заметив, что государь, против обыкновения, едет к Девичьему монастырю, где содержалась под стражею сестра его, царевна София, ужаснулся опасаясь последствий. Петр сорвал печать от дверей кельи и войдя, с дубиною в руках сказал, что он, отправляясь в дальний поход, пожелал с нею проститься.

София, сидя за гребнем, не переменила ни вида, ни положения — но сказала, что это излишне и что единому праведному суду Божию решить общее их дело.

Петр, выходя, со слезами сказал Матюшкину: «жаль! сколько умна, столько и зла, а могла бы мне быть правою рукою».

(От сына его графа Дмитрия Михайловича Матюшкина).

7.

По разбитии шведов под Полтавою, за бежавшим неприятелем отряженная погоня настигла его у Переволочны. Все было взято в плен, окроме Карла XII, с малой свитою ушедшего на противоположный берег реки; оставалось только переправиться за оную. В пущую тревогу является ген.-майор князь Григорий Семенович Волконский, украшенный белою перевязью через плечо, с [566] царским указом остановить погоню, и в миг уезжает. Между тем начавшаяся пересылка, как и чрез кого объявлено повеление, сделала остановку и дала Карлу время избавиться от плена. Впоследствии открылось, что это сделано было с намерением, я что царю побег королевский, так сказать, развязывал руки.

8.

Петр I, с ближайшими приехав на вечеринку к шурину своему Александру Федоровичу Лопухину, приказал ворота запереть на крюк, чтоб посторонних никого не было. Дружеское общество принялось рассекать кнутами деревянные крепкие лубки (надобно знать, что прежние бояре всегда были окружены живущими в домах их небогатыми дворянами, под именем «знакомцев»). К несчастию таковой знакомец Акинфиев, не ведая ничего, возвращаясь домой вошел во двор. Петр, увидя его в окошко, закричал: «чужой — в мощи его!» Сие значило, что каждый присутствующей должен был опрометью броситься на него как собака, и в доказательство принести или клок его волос или вырванный кусок его мяса.

Случившийся тут ключник, предвидя, что Акинфиев должен издохнуть, подхватил его и спрятал в ящик под бочками и кадками. Едва успел он это сделать, как ворвалась толпа сверху, отыскивая сего несчастного... В царском совете положено было вместо лубков рассекать кнутами его тело.

9.

Екатерина I, по смерти пастора Глюка, не имевши пристанища, решилась выйти замуж за шведского солдата. В сие время город был осажден русскими и во время венчания бомба упала на крыльцо церкви... Город взять приступом и она, взятая в плен, была ........... у фельдмаршала Шереметева; потом находилась в том же звании у Меншикова. Петр I, ночуя у него, (увидал) Екатерину. Государь не обратил на нее особенного внимания. Чрез некоторое время вторично ночевал и опять (ее увидел). При сем свидании она бросается к ногам его и просить взять с собою, с тем, что она с великою радостию будет за ним везде следовать и пещись о его здравии.

В солдатском мундире она повсюду за ним следовала и вскоре оказалась беременною.

10.

Графиня Марья Андреевна Румянцева, рожденная графиня Матвеева, до замужства своего была любовницей Петра I. [587] Случилось как-то, что Петр, будучи совсем не ревнив (он ни к одной женщине не имел привязанности кроме Екатерины, которая сделалась ему необходимою и которой он всегда был неверен, как и она ему) — приревновал Марью Андреевну к другому; сие случилось в Екатерингофе. Он отвел ее на чердак и собственноручно высек, а потом выдал за бедного мелкого дворянина, любимца своего Александра Ивановича Румянцева, против волн ее родителей. Сие случилось около 1718 года. Сын ее, знаменитый Румянцев-Задунайский, рожденный в январе 1725 года, был последним крестником Петра I.

11.

Петр I, в Москве производя следствие по делу царевича Алексея Петровича, находился в ужасном исступлении; он подозревал всех в соучастии. Все тогда находились в великом страхе; многих брали без разбора в тайную канцелярию для допросов и пыток: даже на улице разговаривающих внезапно хватали и сажали под стражу. Наконец ужас распространился до того, что во всех домах ворота и железные запоры у окон накрепко запирались.

(От князя Александра Ивановича Кольцова-Масальского, родившегося при Петре I и слышавшего от родителя своего).

(Продолжение следует).

Текст воспроизведен по изданию: Исторические рассказы и анекдоты, записанные со слов именитых людей, П. Ф. Карабановым // Русская старина, № 11. 1871

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.