Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

БОЯРИН КНЯЗЬ ВАСИЛИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ ГОЛИЦЫН.

Грамотки к нему от родных в 1677 г.

Коллекция «грамоток» к кн. В. В. Голицыну, хранящаяся в московском архиве министерства юстиции, открыта покойным А. А. Востоковым (ум. 13-го ноябри 1891 г.) и частию им напечатана на страницах «Русской Старины»: а) в издании 1888 г., т. LVII, стр. 735-738, пять грамоток от матери, жены, сына, дочери и от Ивана Дивова, и б) в издании 1889 г., том LXIII, стр. 129-132, три грамотки от Матвея Боева, Ивана Баклановского и Федора Левонтьева. Последние грамотки очень любопытны по сообщаемым в них придворным и другим московским новостям. Особенного внимания заслуживает рассказываемый М. Боевым (во 2-й его грамотке) факт ссылки в 1677 г. Ивана Кирилловича и других Нарышкиных, замышлявших убить царя...

Кроме этих 8 грамоток, осталось еще не напечатанных 16 грамоток к кн. Голицыну исключительно от его родных, именно: 7 грамоток от матери, княгини Татьяны Ивановны, урожденной Стрешневой 1 (№№ I-VII), одна грамотка от жены, княгини Евдокии Ивановны, урожденной тоже Стрешневой 2 (№ VIII), 4 от сына кн. Алексея (№№ IX-XII) 3, 2 от того-же сына Алексея и от дочери княжны Ирины [354] вместе (№№ XIII-XIV) и 2 грамотки от тещи князя Анастасии Ивановны Стрешневой 4.

Все 16 грамоток писаны в мае-августе 1677 года. Собственно на этих грамотках нет даты года, но она сохранилась на грамотке матери, напечатанной А. А. Востоковым: «7185 году, июля в 26-й день подал (грамотку князю) Василий Кругликов» 5. К этому-же году должны быть отнесены и все остальные грамотки.

Из этих 16 грамоток одна несомненно собственноручная — грамотка сына Алексея, когда им написанная — неизвестно, а полученная кн. Васильев Васильевичем 9-го августа (№ XII). Она написана детским, неправильным и неуверенным почерком молодого кн. Алексея и, вероятно, представляет один из первых его опытов чистописания. В предыдущей грамотке от 24-го июля (№ XI) кн. Алексей сообщает отцу о своих успехах в изучении русского языка и говорит, между прочим: «Я слова выписал и пишу другой склад»... В грамотке матери от 5-го июля (№ V) старушка рекомендует вниманию сына подателя грамотки Харлама Хорошева, которого «зять» Василий Торопов, говорит она, «Алешеньку (т. е. внука) учит писать»... Очевидно, именно этот учитель молодого князя писал за своего ученика и за его сестру другие грамотки их в отцу.

Вероятно, тот-же В. Торопов и другие грамотные люди боярского двора («домовые подьячие», «люди, которые за делы ходят» и т. п.) писали грамотки к князю от имена других родных его. По крайней мере это с уверенностию можно сказать относительно грамоток матери: в семи грамотках ее ясно различаются 3-4 почерка. Но две грамотки жены (одна напечатанная А. А. Востоковым, другая ныне печатающаяся), писаны одною рукою и, может быть, самою княгинею Евдокиею Ивановною. Трудно, но крайней мере, допустить, чтобы у такого передового человека своего времени, каким несомненно является кн. Василий Васильевич, жена была неграмотною особою... Тем более это сомнительно, что едва-ли не была грамотною мать княгини Евдокии Ивановны — Настасья Ивановна Стрешнева: две ее грамотки к зятю писаны одним почерком и, кажется, именно женских...

Из печатающихся грамоток более всего от матери — 7, а менее всего от жены — одна грамотка. Нельзя, однако, отсюда заключать о каком-то намеренном уклонении княгини Евдокии Ивановны от переписки с мужем, следовательно — о ее нелюбви к нему и т. п. Редкая ее переписка с князем объясняется единственно тем обстоятельством, что в это время княгиня находилась в последних месяцах беременности. В своей [355] грамотке от 29-го июля (№ VIII), она просит мужа: «помолись о мне, чтоб мне велел Господь здорово родить и с тобою в радость видетца»... А в собственноручной грамотке кн. Алексея (полученной кн. Василием Васильевичем 9-го августа) (№ XII), сын поздравляет отца «с новорозженною дочерью, с моею сестрицею»...

Усиленная-же переписка княгини Татьяны Ивановны с сыном (7 грамоток с 30-го мая по 12-е августа) объясняется тем, что к ней обращались за рекомендациями к ее могущественному сыну многие лица, отправлявшиеся «в полк» кн. Василия Васильевича и нуждавшиеся в том или другом снисхождении или милости князя. Старушка-мать не отказывала в своей поддержке, которой челобитчики придавали большое значение: очевидно, мать пользовалась влиянием на своего «свет-князя Василья Васильевича»... Почти во всех ее грамотках встречаем ходатайство за то или другое лице. Так, в грамотке от 30-го мая (№ 1), княгиня ходатайствует пред сыном за «пушкарского голову» Игнатия Таптыгина, чтобы князь на него не «кручинился», что он «промешкал» возвращением в полк. В грамотке от 17-го июня (№ II) княгиня рекомендует вниманию князя Якова Соловцова. В грамотке от 24-го июня (№ ІV) она просит, чтобы князь «не покручинился», что Потап Шеншин «позамешкался» в отпуску. В грамотке от 5-го июля (№ V) мать рекомендует сыну Харлама Xорошева, которого «зять» Василий Торопов состоял учителем внука ее, кн. Алексея. Все эти рекомендованные княгинею лица сами доставили князю те грамотки, где идет о них речь.

Такое-же ходатайство встречаем и в одной из грамоток сына к отцу (№ IX): молодой князь Алексей ходатайствует о подателе грамотки полковнике Гавриле Фартурнере, который-де «бил челом, чтоб до него милостив был»...

Все это рекомендует добрые отношения семьи князя Василья Васильевича и свидетельствует о добром сердце самого князя, на которого могло подействовать даже ходатайство юного сына о маститом полковнике.

Вообще, печатаемые грамотки ясно говорят о любви, господствовавшей между членами этой семьи. Каждая грамотка наполнена, главным образом, вопросами о здоровье князя и сообщениями ему про здоровье родных, оставшихся в Москве. Особенно тепло распрашивает про здоровье князя его мать, высказывая чрезвычайное беспокойство, когда до нее доходят вести о «скорби» сына, у которого шла «кровь гортанью» (№№ III и ІV). В последней своей грамотке (№ VII), мать жалуется, что от сына давно не имеет никаких известий.

Очень характерны некоторыми мелочами семейной жизни грамотки к отцу детей — «Алешки» и «Орютки» («Оривки») (№ № IX-ХІV). Например, в одной грамотке (№ X) сын благодарит отца за присылку «мыльца» [356] (за «мыльцо»-же благодарит и дочь в грамотке ее, напечатанной А. А. Востоковым в «Русской Старине» изд. 1888 г., т. LVII, стр. 736-737). В другой грамотке (№ XIV) сын просит отца о присылке «обушка» и «подобушка», которых нет у Алексея, а между тем, по государеву ушу, эти орудия велено иметь «всем спальникам», в числе коих был и молодой князь. Любопытна здесь одна подробность, характеризующая семейную дисциплину XVII века: говоря о неимении указанных принадлежностей спальнического снаряжения, сын замечает, что «без тебя, государь, сделать «не смеем» (сначала было написано — «не умеем», а потом переделано — «не смеем»)... О частых дежурствах «Алешеньки» в «верху» у государя сообщает одна из грамоток тещи князя — Настасьи Ивановны Стрешневой (№ XV).

Кроме этих семейных дел, в грамотках встречаем и разные московские новости. Например, жена князя пишет о женитьбе Матвея Алексеевича Головина (№ VIII), мать сообщает о сборе с вотчин по «полуполтине» с двора (№ III), теща — о производстве в окольничие Андрея Чичикова и Петра Кондырева (№ XV) и проч.

Но наиболее всего настоящая переписка ценна для характеристики семейных отношений и личности князя Василия Васильевича Голицына, одного из передовых людей XVII века.

Н. Оглоблин.


————

Княгиня Татьяна Ивановна Голицына — ее сыну, кн. В. В. Голицыну.

I.

«Свету моему князю Василию Васильевичу. Будь на тебе, свет мой, милость Божия и мое грешное благословение отныне и до века! Буди, свет мой, здоров на многие лета! А ко мне, свет мой, прикажи писать про свое многолетное здоровье — как тебя, света моего, Бог милует? А про меня похошь, свет мой, ведать и про невеску и про дети — и мы на Москве маия в 30-й день живы до воли Божии, а впредь Бог волен.

«Да послала я к тебе, свет мой, сундук красной, про которой ты писал с дьяком с Иваном с Лепуновым, и не держи меня без вести, свет мой, о своем многодетном здоровье. Буди, свет мой, на тебе милость Божия и мое грешное благословение отныне и до века!

«Да поехал к тебе, свет ной, голова пушкарской Таптыгин и велел тебе побить челом, чтоб ты на него (не) кручинился, что (он) промешкал» 5. [357]

На обороте: 1) «Свету мену князю Васнлью Васильевичу» 6.

2) «Августа в 5-й день, подал грамотку Игнатей Тантыков» 7.

II.

«Свету моему князю Василью Васильевичю. Будь на тебе, свет мой, милость Божия и мое грешное благословение отныне и до века! Здравствуй, свет мой, на многие лета! А ко мне, свет мой, прикажи писать про свое многолетнее здоровье — как тебя, света моего, Бог милует? А про меня, свет мой, похошь ведать и про невеску и про дети — и мы на Москве июни в 17-й день жнвы до воли Боной, а впредь Бог волен.

«Да поехал к тебе, свет ной, в полк Афонасья Любятинского племянник Яков Гарасимов сын Соловцов, и бил челом мне о себе, чтоб ты, свет мой, был к нему милостив, и тебе-б, свет мой, жаловать его и быть к нему милостиву.

«Будь на тебе, свет мой, милость Божия и мое грешное благословение отныне и до века!»

Помета: «Июля в 23-й день, подал грамотку Яков Соловцов».

ІII. 8

«Свету моему князь Василью Васильевичю. Будь на тебе, свет мой, милость Божия и мое грешное благословение отныне и до века! Здравствуй, свет мой, на многие лета! А ко мне, свет мой, прикажи писать про свое многолетное здоровье — как тебя, света моего, Бог милует? А про меня, свет мой, похошь ведать и про невеску и про дети — и мы на Москве июля в 24-й день живы до воли Божии, а впредь Бог волен.

«Пишешь ты, свет мой, во мне про вести... крымских людей и турских, и те мне вести, свет мой, не на пользу и не на радость, только лишное мое сокрушение.

«Да ты-же мне, свет мой, пишешь про себя, что будто ты дал Бог здорово и я тому, свет мой, мало иму веры; ведаю я и сама, что ты [358] так пишешь ко мне все утешая меня. Естьли (бы), мой свет, не объявилась скорбь твоя такая на Москве, и я-бы князь Федору и веры не поняла, а как-бы не слыша князь Федор от тебя про твою скорбь — и ему-б самому как затеять? Да пишешь, свет мой, чтоб мне помолитца за тебя, чтоб тебе Владыка подал помочи на врагов Божьих. А я-бы, свет мой, и рада молилась (sic, — молиться?...), да ведаешь ты, свет мой, и сам, каково мое здоровье? Теперешныя твои вести слышачи — и готово моему здоровью поруга (поруха)! А пишешь ты, мой свет мой (sic), ко мне, чтоб мне о тво...... мой свет, ведаешь и сам каков мне ... дороже души своей грешной, лишо-бы, свет мой......... а и сам, свет мой, не плош... прибегни в Спасу и пресвятой Богородице и преподобному отцу Сергию и помолись им с верою и попроси у них милости..., попомни, свет мой — мое рождение, о чем я тебе..., держись, свет мой, чистоты душевной.............. 9… пресвятые Богородицы и преподобного... великого чюдотворца Николы и мое грешное благословение отныне и до века.

«А Олешенька, мой свет, начал склады писать. Да что ты пишешь, свет мой, про него, чтоб ево на выезд не посылать, и мне то, свет мой, видитца прямым сущим делом. Так больши тово, свет мой, и не знаю, что к тебе писать. Буди, свет мой......».

Помета: «Июля в 30-й день, подал грамотку Иона Левонтьев».

IV.

«Свету моему князю Василью Васильевичю. Будь на тебе, свет мой, милость Божия и мое грешное благословение отныне и до века! Здравствуй, свет мой, на многие века! А ко мне, свет мой, прикажи писать про свое многодетное здоровье — как тебя, света моего, Бог милует? А про меня, свет мой, похошь ведать и про невеску и про дети — и мы на Москве июля в 24-й день до воли Божии живы, а впредь Бог волен.

«Да поехал к тебе, свет мой, Потап Шеншин. Да здесь, свет мой, слух носитца, что будет государев указ со всех вотчин имать по полуполтине с двора, а со вдов и с недорослей и с монастырей вдвое, да и то, мой свет, что кои на службах и с тех имать-же по полуполтине (с) двора.

«Отпиши, мой свет, ко мне про себя — подлинно-лиж у тебя нейдет кровь гортанью?

«Да бил челом тебе Потап Шеншин, чтоб ты не покручинился, что он будет позамешкался: и ты, свет, на него в том не покручинься и [359] жалуй его, свет, попрежнему. Будь на тебе, свет мой, милость Божия и мое грешное благословение отныне и до века!»

Помета: «Августа в 3-й день, подал транотку Потап Шеншин».

V.

«Свету моему князю Василью Васильевичю. Будь на тебе, свет мой, милость Божия и мое грешное благословение отныне и до века! Пиши, свет мой, ко мне о своем здоровье — как тебя, света моего, всемилостивый Владыко своею милостию хранит? А похошь, свет мой, ведать про меня, и про невеску, и про Олешеньку, и про Оринушку — и мы июля в 5-й день все дал Бог здоровы, а впредь уповаем на милость Божию.

«Да поехал к тебе, свет мой, в полк Харлам Борисов сын Хорошев и бил челом мне, чтоб ты его жаловал — и ты, свет мой, его жалуй, потому что зять его Василий Торопов Алешеньку учит писать, и ты к нему будь милосерд.

«Да сокрушил ты меня, свет мой, князь Василей Васильевич: слышу я, что ты мало можешь, а ко мне ты правды не отпишешь. Будь на тебе, свет мой, милость Божия и мое грешное благословение отныне и до века!»

Помета: «Августа в 8-й день, подал грамотку Харлам Хорошев».

VI.

«Свету моему князю Василью Васильевичю. Будь на тебе, свет мой, милость Божия и мое грешное благословение отныне и до века! Пиши, свет мой, ко мне о своем здоровье — как тебя, света моего, Христос своею милостию хранит? А похошь, свет мой ведать про меня, и про невеску, и про Олешеньку, и про Оринушку — и мы июля в 28-й день все дал Бог здоровы, а впредь уповаем на милость Божию. Будь на тебе, свет мой, милость Божия и мое грешное благословение отныне и до века»!

Помета: «Августа в 6-й день, подал грамотку Федоров деньщик Головленкова Ивашко Маслов». [360]

VII.

«Свету моему князю Насилью Васильевичю. Будь на тебе, свет мой, милость Божия и мое грешное благословение отныне и до века! Пиши, свет мой, ко мне о своем здоровье — как тебя, света моего, Христос своею милостию хранит! А про меня, свет мой, изволишь ведать и про невеску и про деток — и мы августа в 12-й день все, дал Бог, здоровы, а впредь уповаем на милость Божию».

«Да что я к тебе, свет мой, про твое дело преж сего писала и ты, свет мой, о том ко мне ничего не пишешь, а дятья (т. е. — дяди) твои и брат твой князь Борис на тебя в том досадуют, что ты к ним о том ничего не пишешь: хорошоб тебе, свет мой, о том к ним отписать. Да писать боле к тебе, свет мой, к тебе мне и много, и разуму моего не стало. Хоро(шо)б тебе, свет, себя видить в чести, а не в бесчестье! А теперь будто ты дался князь Григорью в товарищи: а у нас, свет мой, на Москве так говорят 10. И ты, мой свет, про себя за што к дятьем не отпишешь и князь Борису брату? А как сведаю к тебе подлинного ездока и я к тебе, свет мой, обо всем к тебе отпишу. Будь на тебе, свет мой, милость Божия и мое грешное благословение отныне и до века»!

Помета: «Августа в 25-й день подал грамотку деньщик Иванова приказу Елагина Федька Власов».

VIII.

Княгиня Евдокия Ивановна — мужу своему кн. В. В. Голицыну.

«Государю моему князю Василью Васильевичю женишка твоя Дунька челом бьет. Здравствуй, государь мой, на многие лета! Прикажи, государь мой, писать о своем многолетном здоровье — как тебя, государя моего, Господь своею милостию хранит? А изволишь, государь, ведать про государыню матушку княгиню Татьяну Ивановну, и про государя батюшка Ивана Федоровича, и про государыню матушку Настасью Ивановну, и про Олешеньку, и про Оринушку, и про меня, государь мой, изволишь напаметовать — и мы июля в 29 день все дал Бог здоровы, а впредь уповаем на милость Божию. [361]

«Да пожалуй, государь кой князь Василей Васильевич, помолися о мне, чтоб мне велел Господь здорово родить и с тобою в радость видитца.

«Да буди тебе, государю, ведомо, что Матвей Алексеевич Головин женился. А обо всем к тебе писала матушка в своей грамотке. Потом тебе государю своему много множество челок бью»!

На обороте: 1) «Государю коему князю Васи лью Васильевичи)».

2) «Августа в 6-й день подал грамотку Федоров деньщик Головленкова Ивашко Маслов» 11.

IX.

Князь Алексей Васильевич — отцу своему князю В. В. Голицыну.

«Государю коему батюшку (sic) князю Василью Васильевичю сынишко твой Алешка, благословения прося, челом бьет. Здравствуй, государь мой батюшка, на многия лета! А ко мне прикажи писать о своем здоровье — как тебя, государя моего, Христос милует? А изволишь, государь, ведать про здоровье государыни бабушки княгини Татьяны Ивановны, и про государя дедушка Ивана Федоровича, и про государыню бабушку Настасью Ивановну, и про матушку, и про сестрицу, и про меня изволишь напаметовать — и ны все июня в 17-й день дал Бог здоровы, а впредь уповаем ва милость Божию.

«Да поехал к тебе, батюшко, полковник 12 и бил челом мне, чтоб до него милостив был.

«Потом у тебя, государя, благословения прошу и много множество челом бью».

На обороте: 1) «Государю коему батюшку князю Василью Васильевичю» 13.

2) «Августа в 8-й день подал грамотку полковник Гаврило Фартурнер». [362]

X.

«Государю моему батюшку князю Василью Васильевичу сынишко твой Алешка, благословения прося, челом бью. Здравствуй, государь мой батюшка, на многие лета! Прикажи, государь, писать про свое многолетное здоровье — как тебя, государя моего, милосердый Владыко своим милосердием хранит? А изволишь, государь, ведать про бабушку княгиню Татьяну Ивановну и про дедушка (sic) Ивана Федоровича, и про бабушку Настасью Ивановну, про матушку княгиню Овдотью Ивановну, и про сестрицу княжну Ирину Васильевну, и про меня, государь, изволишь напаметовать — и мы на Москве июля в 12-й день все дал Бог здоровы а впредь уповаем на милость Божию.

«Да челом, государь бью, батюшка, на твоем жалованье на мыльце.

«Писавы сынишко твой Алешка, благословения прося и много челом бью».

Помета: «Июля в 23-й день, подал грамотку Стефан Ловчиков».

XI.

«Государю моему батюшку, князю Василью Васильевичю сынишко твой Алешка, благословения прося и много челом бьет. Буди, государь мой, здоров на многие лета! А ко мне, государь мой батюшка, прикажи писать про свое многодетное здоровье — как тебя, государя моего батюшка, Бог милует? А изволишь, государь мой батюшка, изволишь ведать про здоровье государыни моей бабушки, и государыни моей сестрицы, и про меня — и государыня моя бабушка княгиня Татьяна Ивановна, и государыня моя матушка княгиня Авдотья Ивановна, и государыня моя сестрица княжна Ирина Васильевна, и я на Москве июля в 24-й день живы до воли Божии, а впредь Бог волен.

«Да буди, государь мой батюшка, тебе ведомо, что я слова выписал и пишу другой склад.

«А дедушка государь Иван Федорович и государыня бабушка Настасья Ивановна по се писание дал Бог здоровы.

«Писавы сынишко твой Алешка, благословения прося и много челом бью до лица земнаго.

«Да буди, государь мой батюшка, тебе ведомо: бабушка и матушка и мы ездили к Тройце ныне молитца».

Помета: «Июля в 30-й день, подал грамотку Иона Левонтьев». [363]

XII. 14

«Государю моему батюшку князю Василью Васильевичю сынишко твой Алешка, благословение прося и челок бьет. Буди, государь мой, здоров на многия лета!

«Пи(са)вый 15 сынишко твой, благословение прося, много челом бью.

«Аверкей и Головкин живут при моей милости.

«Да здравствуй, государь мой батюшка, с новорозженною дочерью, а с моей сестрицею» 16.

На обороте: 1) «Государю моему батюшку князю Василью Васильевичю» 17.

2) «Августа в 9 день подал грамотку Михайлова приказу Уварова деньщик Макарко Васильев».

XIII.

От кн. Алексея Васильевича и княжны Ирины Васильевны — отцу их кн. В. В. Голицыну.

«Государю нашему батюшку князю Василью Васильевичю детишки твои Алешка, да Орютка, благословение прося и челом бьем. Здравствуй, государь наш батюшка, на многие лета! А к нам, государь наш батюшка, прикажи писать про свое многолетное здоровье — как тебя, государя нашего, Бог милует? А изволишь, государь наш батюшка, ведать про здоровье государыни нашей бабушки, и государыни нашей матушки, и про здоровье государя нашего дедушки и государыни нашей бабушки — и государыня наша бабушка княгиня Татьяна Ивановна, государыня наша матушка княгиня Авдотья Ивановна, и государь наш дедушка Иван Федорович, и государыня наша бабушка Настасья Ивановна, и мы на Москве июня в 24-й день до воли Божии живы, а впредь Бог волен.

«Да пожалуй, государь наш батюшка, не держи нас без вести о своем многолетном здоровье. [364]

«Да изволь, государь, сказать от меня Алешки Ивану Петровичю да Льву Петровичю — челом бьет.

«Писаны детишки твои Алешка да дочеришка твоя Орютка иного челом бьют».

На обороте: 1) «Государю вашему батюшку князю Василью Васильевичю».

2) «Августа в 3-й день подал грамотку Михайло Козлов».

XIV.

«Государю нашему батюшку князю Василью Васильевичю сынишко твой Алешка, да дочеришко твоя Оринка, благословения прося, челом бьют. Здравствуй, государь наш батюшко, на многие лета! А к нам, государь, прикажи писать о своем многолетнем здоровье — как тебя, государи нашего, милосердый Владыко своею милостию хранит? А неволишь, государь наш, ведать про бабушку княгиню Татьяну Иванову, и про дедушка Ивана Федоровича, и про бабушку Настасью Ивановну, и про матушку княгиню Овдотью Ивановну, и про нас, государь наш батюшко, изволишь напаметовать — и мы июля в 29-й день все дал Бог здоровы, а впредь уповаем на милость Божию.

«Да указал, государь батюшко, великий государь, спальникам всем быть за собою с обушками, а у меня, государь, обушка нет и подобушника, государь нет, а без тебя, государь, зделать не смеем. Будет у тебя, государь батюшко, есть лишней обушик с подобушником — и ты, государь, изволь ко мне прислать.

«Потом у тебя, государя, благословения просим и много множества челом бьем».

Помета: «Августа в 6-й день подал грамотку Федорова приказу Головленкова деньщик Ивашко Маслов» 18. [365]

XV.

Анастасия Ивановна Стрешнева — зятю своему кн. В. В. Голицыну.

«Свету моему государю князю Василью Васильевичю Иванова женишка Федоровича Настька челом бьет. Здравствуй, свет мой, князь Василей Васильевич, на многие лета! Изволишь ведать про здоровья государя моево Ивана Федоровича: государь мой Иван Федорович при государевой милости дал Бог здорова. А мать твоя, государыня моя княгиня Татиана Ивановна и с княгинею Авдотьею Ивановною, с Алешенькою и с Аринушкою июля в 12-й день дал Бог здоровы, и я жива по тошь число, а впреди Бог волен.

«Да пожалуй, свет мой, князь Василей Васильевич, пиши к нам про свое многолетнее здоровье.

«Буди тебе, свету моему, ведомо: на празник Ризы Спасовой государь пожаловал дву окольничих Андрея Чирикова да Петра Тимофеевича Кондырева.

«Алешенька ездил почасто (в) верх.

«Писал ты, свет мой, про Ивана Тимирязева, что пожаловал велел написать за собою: и я на том твоем жалованье челом бью, что ты пожаловал такова беднова человека! Пожалуй, свет мой, не давай ему пить и бражничать и унимай ево, наказывай ево почасту.

«А про всякие дела пишет к тебе мать твоя княгиня Татиана Ивановна. А потом тебе, свету моему, много челом бью и буди, свет мой, Богом храним».

На обороте: 1) «Свету моему государю князю Василью Васильевичю».

2) «Июля в 23-й день подал грамотку Ондрей Петров сын Максолов». [366]

XVI.

«Свету моему, государю князю Василью Васильевичю Иванова женишка Федоровича Настька челом бьет. Здравствуй, свет мой князь Василей Васильевич, на многие лета! Изволишь ведать про здоровья государя моево Ивана Федоровича: государь мой Иван Федорович при государевой милости дал Бог здорова. А мать твоя, государыня моя княгиня Татиана Ивановна и с княгинею Авдотьею Ивановною, с Алешенькою и с Аринушкою июля в 24 день дал Бог здорова, и я жива по тошь число. Пожалуй, пиши о своем здоровье. Потом тебе, свету своему, много множества челом бью и буди, свет мой, Богом храним!»

Помета: «Июля в 30 день подал грамотку Иона Левонтьев». 19

Сообщ. Н. Н. Оглоблин.


Комментарии

1. «Росс. Родосл. книга» кн. П. Долгорукова, I, 285.

2. Ibid., I, 286-287. Это была вторая жена князя, а первая — княгиня Федосья Васильевна Долгорукова.

3. Сын Алексей и дочь Ирина были, кажется, от второго брака. См. «Записки де-ла-Невилля о Московии, 1689 г.», перевод г. Браудо в Русской Старине» изд. 1891 г., т. LXXII, стр. 260. — Н. О.

4. Тесть князя Иван «больший» Федорович Стрешнев был женат на «Анастасии Ивановне N. N.», говорит «Русск. Род. кн.», IV, 412. Детей от этого брака «Рус. Род. кн.» не показывает.

5. Эти строки о Таптыгине приписаны в конце грамотки другою рукою и другими чернилами. — Н. О.

6. В следующих грамотках матери выбрасываю этот адрес, везде один и тот-же. Но в грамотках жены, детей и тещи адрес несколько варьируется (см. ниже).

7. В тексте стоит «Таптыгин», а в помете «Таптыков», последнее, кажется, вернее.

8. Очень любопытная грамотка, но, к сожалению, сохранялась с пробелами некоторые места вырваны и в печати заменены точками. — Н. О.

9. Здесь вырвано 7 строк. — Н. О.

10. Характерная черта, показывающая, что и женское поколение родовитой знати чутко относилось в XVII в. к местническим вопросам. — Н. О.

11. Тот-же И. Маслов вместе с этим письмом доставил князю Василью Васильевичу и письмо матери от 28-го июля (см. № VI).

12. Имя его см. ниже, в помете о доставке настоящей грамотки.

13. В остальных грамотках сына читаем такой-же адрес. — Н. О.

14. Собственноручная грамотка молодого кн. Алексея.

15. Эта фраза встречается и в других грамотках сына (№№ X, XI, ХІII, но там ее нельзя понимать буквально, так как из всех грамоток, сына только одна несомненно собственноручная — № XII.

16. Все абзацы № XII находятся в оригинале, в остальных-же грамотках они сделаны мною для удобства чтения.

17. Адрес — тоже собственноручный. — Н. О.

18. Эта грамотка доставлена вместе с грамотками под №№ VI и VIII. — Н. О.

19. Эта грамотка тещи доставлена кн. Василью Васильевичу Ионою Левонтьевым вместе с грамотками матери (№ III) и сына (№ XI). — Н. О.

Текст воспроизведен по изданию: Боярин Василий Васильевич Голицын в 1677 г. Грамотки к нему от родных в 1677 г. // Русская старина, № 5. 1892

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.