Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

КНЯЗЬ ВАСИЛИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ ГОЛИЦЫН

в 1677 г.

Письма к нему Боева, Баклановского и Леонтьева.

1.

Государю, боярину, князю Василью Васильевичу холоп твой Матюшка Боев челом бьет. В доме твоем государеве иа Москве и в вотчинах Июля в 12 д. все дал Бог здорово. Из поместного, государь, приказа князю Алексею Васильевичу государеву грамоту на дикое поле к писцу Ивану Нащокину на четыреста на пятьдесят четей взял в Соловском и Чернском уездех на Ситове Мечи, подле твоих государевых дач; а писец Иван Нащокин по се число еще с Москвы не поехал. Да по указу великого государя послан к тебе со здоровьем и с наказом стольник, князь Андрей, княж Андреев сын, Хилков; да к тебе-ж, государь, грамота: велено полчаном твоим, которые приехали в Путивль преже твоего приезда и которые приезжали к тебе в дорогу, им вычесть и милостиво похвалить. Да и к товарищу, государь, твоему к Ивану Васильевичу Бутурлину послан со здоровьем и с наказом Федор Павлов сын Языков; а по се, государь, число с Москвы они не поехали, выправливаются из розряда. Да июля государь, в 5 д., вверху пред государем и при боярех был шум большой у Ивана Михайловича с Иваном Савостьяновичем за будные леса Андрея Васильевича Толстого. По отписке, государь, твоей указал великий государь за бесчестье твое Брянского воеводу Луку Зубова бить батоги и выслать его в тебе в полк служить; а о наказаньи и о высылке государев указ послан во Брянеск к [130] стрелецкому и казачье голове, к Леонтью Шакловитому с розрядным подьячим, и город велено ведать ему, а на Лукино место сказано князь Федулу Волынскому, и ныне он отлеживается, ехать не хочет. Да Июля, государь, в 10 д., на праздник Ризы Господней, сказано окольничество Петру Тимофеевичу Кондыреву, Андрею Ивановичу Чирикову; у сказки стоял думный Дементий Башмаков. Да июня, государь, в 29 д., в день рождения царевича Петра Алексеевича, государь указал быть для дня того вверх Кириллу Полуэктовичу, а ныне по прежнему с двора не съезжает. Да того ж дня от царицы государыни ходил к нему истопник с подачею в Троицкие ворота Каменным мостом и по ведомости великому государю за гнев учинилось: истопник тот сослан в ссылку, а Троицкие ворота и по се число заперты, не пропускают ни конного, ни пешего.

2.

Государю, боярину, князю Василью Васильевичу холоп твой Матюшка Боев челом бьет. В доме твоем государеве на Москве и в вотчинах августа в 9 д. дал Бог здорово. Приказы стрелецкие, Максим Лупандин, Матвей Вешняков к тебе, государю, пошли августа в 6 д.

Да августа-ж в 8 д., по государеву указу, приведен был Иван Кириллов сын Нарышкин в город в рундуку, что перед Грановитою палатой и около его сотник с стрельцами, и чел вины ему думной Василий Семенов, а у сказки стоял боярин князь Юрий Алексеевич. А в вине ему написано: говорил-де ты, Иван, держальнику своему Ивану Орлу на Воробьеве и в иных местех про царское величество при лекаре Давыдке: «ты-де Орел старый, а молодой Орел на заводи ходит, и ты его убей из пищали, а как ты убьешь, и ты увидишь к себе от государыни, царицы и великой княгини Наталии Кирилловны великую милость и будешь взыскан и от Бога тем, чего у тебя и на уме нет!» И держальник твой, Ивашка Орел, тебе говорил: «убил бы я, да нельзя, лес тонок, а забор высок!» И Давыдка-де в тех словах пытан и огнем и клещами сжен многижда, и перед государем, и перед патриархом и перед бояры и отцу своему духовному в исповеди сказывал прежние-ж свои речи, как ты Ивашке Орлу говорил, чтоб благочестивого царя убить. И великий государь указал и бояре приговорили за такие твои страшные вины и [131] воровство тебя бить кнутом и огнем и клещами жечь и смертью казнити. И великий государь тебя жалуеть, вместо смерти велел тебе дать живот, а указал тебя в ссылку сослать на Рязань в Ряжской город и быть тебе за приставом до смерти живота твоего, а в приставех у тебя указано быть Ивану Полуэктову, а из Ряжска тебя никуда и в деревни свои без государева указа ездить не велено.

А вины его написаны столбцах будет на двадцати. А брату его, Афонасью, указано с ним же быть, а Федорове жене Полуэктовича и с сыном указано быть в Алаторской их старой деревне, а в приставех у них Данило Чернцов. Да писал к тебе, государю: из Арзамасской твоей вотчины села Стиксова священник Корнилий, июля-де в 15 д., волею праведною Божиею, сгорело в селе 37 дворов крестьянских, и таможенная изба, и квасной амбар и погреб, и изба квасная, и ряды, и лавки и полки, все без остатка; а пишет, чтоб ты, государь, пожаловал нынешний год подымных денег с лавок и полков с арзамасцев и с уездных со всех людей для строенья полков и лавок имать не велел, а тех, государь, денег сбиралось в год по тринадцати рублей слишком, и о том, государь, что укажешь? А как ты, государь, их теми деньгами на нынешний год пожалуешь, имать не укажешь, и они-де, посадские люди, лавки и полки на твоей стороне, что по розделу досталось, хотят строить собою. А учинился, государь, пожар: прогорела в печи горнушка на дворе крестьянина твоего, Авдюшки Федотова.

3.

Государю, боярину, князю Василью Васильевичу Ивашка Баклановской, Федька Левонтьев челом бьют. Подай Господь Бог тебе, государю, многодетно здравствовать на многие лета; а про нас, государь, изволишь ведать, и мы июля по 10-е число живы.

В приказе, государь, и на пушечном дворе все дал Бог здорово и большая пищаль на сверле ходит, а не дойдено про пильным сверлом без трех вершков аршин. А у подъемщика, государь, большой Успенской колокол поднять был в каменные своды и ушми дошел было до взруба, что на столбах и поверх ушей увекш (sic); июля в 6 числе канаты подорвались и колокол осел на сруб аршина на три, только, государь, все цело и подъемщик канаты окрепил вновь и подъем будет июля в 11 числе.

А князь Семеновы княгини Львова дело вотчинное с Ивановыми [132] отослал в сибирский приказ к боярину, к Родиону Матвеевичу Стрешневу. А что государь, у князь Ивана, княж Никитина сына, Засекина дело с Петром Апраксиным, и о том деле прислана память из посольского приказу; а иные, государь, дела из приказов переносят к тебе, боярину, вновь.

А пушкарем, государь, государево жалованье соль на нынешний год дана и из сибирского приказа мягкия рухляди треть на нынешний год на жалованье взято; а об деньгах и о сукнах по се число указу нет. А о прутовом железе великого государя указ на Тулу и на заводы послан, велено полтораста пуд отпустить в Севеск с Тулы на ямских подводах; а впредь, государь, что учнет делаться, и мы вестно чинить станем.

По сем тебе, государю, много челом бьем.

Да писал ты, государь, ко мне, о Давыдове деле Бахерехта, чтоб его не отпустить в иной приказ; и Собакин, государь, подписал челобитную, что дело взять от тебя, боярина, к боярину, ко князю Михаилу Юрьевичу Долгоруково в казанский дворец, и ты, государь, учини нам известно, как изволишь.

Сообщ. А. Востоков.

Текст воспроизведен по изданию: Князь Василий Васильевич Голицын в 1677 г. // Русская старина, № 7. 1889

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.