Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Из архива Тайных Дел

 

176-го году, июня в 8 де(нь), на именина Государя Царевича И Великого Князя Феодора Алексеевича, ели у Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всеа великие и малые и белые росии самодержца, святейшие патриархи: святейший Кир Паисии, папа и патриарх великого града Александрии и судия вселенней, святейший Иоасаф, патриарх Московский и всеа русии. Да ели Грузинской царевич Николай Давыдович, да власти: Крутицкой митрополит Павел, Троицы Сергиева монастыря архимарит Феодосий, Чюдова монастыря архимарит Иоаким, и с Переславля Залесного Гарицкого монастыря архимарит Сергий, с Костромы Ипацкого монастыря архимарит Кирил, да Греческие архимариты и старцы, а стол был в комнате, а у стола были бояре: князь Никита Иванович Одоевской, князь Василей Григорьевич Ромодановской, да окольничей Родион Матвеевич Стрешнев, да думные диаки: Дементей Башмаков, Григорей Караулов, Александра Дуров, Гарасим Дохтуров, Лукьян Голосов. В столы не смотрели, вина нарежал Михайло, Иванов сын, Морозов. У Великого Государя у стола стоял кравчей князь Петр Семенович Урусов без товарыща, и пить наливал он же. У святейших патриархов у стола стояли старцы, потчивал Грузинского царевича стольник Иван, Демидов сын, Голохвастов. У Великого Государя за поставцом сидел боярин и оружейничей Богдан Матвеевич Хитрово, за поставцом святейших патриархов сидел думной дворянин Иван Богданович Хитрово, за поставцом Грузинского царевича сидел стольник Василей, Алферьев сын, Хитрово. Перед Великого Государя чашники были и есть ставили спальники, перед патриарховы чашки были и есть ставили царицыны стольники, в столы .пить носили и есть ставили они ж. А от стола посылал Великий Государь в Симонов монастырь к святейшему Кир Макарию, патриарху божие града Антиохий и всего востока, с ыменин сына своего Государева, Царевича и Великого Князя Федора Алексеевича, с ыменинным пирогом и с ествами стольника, князь Василья, княж Васильева сына, Голицына, а в то время [110] святейший Макарий патриарх стоял под Симоновым монастырем в стругах. А после стола Великий Государь дарил святейших патриархов обеим равно: по кубку с кровлею, по бархату глаткому, по отласу глаткому, по камке, по сороку соболей. От Государя Царевича и Великого Князя Федора Алексеевича им же святейшим патриархом даров обеим по равну ж: по атласу глаткому, по камке, по сороку соболей.

176-го году, июня в 9 день, послал Государь в дорогу к святейшему Кир Макарию, патриарху божие града Антиохий и всего востока, о спасении спрашивать стольника князь Василья, княж Васильева сына, Голицына, а приставь был у патриарха на стругу стольник князь Петр, княж Иванов сын, Прозоровской, да дьяк Иван Давыдов.

176-го году, Июня в 10 день, великий Государь изволил иттить в село Остров, а быти у него Государя в селе Острове святейшему вселенскому Кир Макарию, патриарху божие града Антиохий и всего Востока, на отпуске.

Да у него ж Государя быти в селе Острове, для провожанья Антиохийского патриарха с Москвы, святейшему Кир Паисию, папе и патриарху великого града Александрии и судий вселенней, святейшему Иоасафу, патриарху Московскому и всеа русии. И пошол Государь с Москвы в село Остров сего числа, а на Москве оставил Государь боярина, князь Ивана Алексеевича Воротынскова, да окольничих: Федора да Андрея Васильевичев Бутурлиных, да думнова дворянина Ивана Ивановича Баклановскова.

Того ж дни пошли с Москвы святейшие патриархи: Паисий, патриарх Александриский, Иоасаф, патриарх Московский и всеа русии, в монастырь к Николе Чюдотворцу на Угрешу (После сего в рукописи было: “там и начевали, а пошол с Москвы Московской патриарх наперед, а Александрийской пошол после”. Затем слова эти зачеркнуты). А приставы были: у святейшего Паисия, патриарха Александрийского, полковник и голова стрелецкой Артемон, Сергеев сын, Матвеев, да дьяк Ларион Иванов, а ехали у патриарха за каретою, а в карете с патриархом сидели: Чюдовской архимарит Иоаким, да Греческой архимарит, и начевали святейшие [111] патриархи в монастыре Николы Чюдотворца на Угреше, стояли в кельях, а святейший Макарий, патриарх Антиохиский, в то время стоял в стругу под монастырем.

Того ж дни укозал Великий Государь послать розряднова дьяка Василья Семенова на двор к стольнику, князь Петру, княж Иванову сыну, Хованскому, а велено ему князь Петра вывесть на ямской подводе в телеге за город, и проводя ему, Василью, за город и отпустить ево князь Петра в полк к боярину и воеводе, князь Григорью Семеновичю Куракину в товарыщи, и велеть ему ехать в полк без мотчанья. И по указу Великого Государя розрядной диак Василей Семенов сего числа на двор к стольнику князь Петру Хованскому посылан. И, приехав, князь Петру Хованскому Великого Государя указ сказал, что укозал Великий Государь ему, князь Петру, ехать на свою государеву службу в боярину и воеводе князь Григорью Семеновичю Куракину в товарыщи и быти с ним, по прежнему своему государеву указу, в товарыщех, и проводил ево за город, а везли на ямской подводе в телеге, а вывезши за город послал ево выпроводить до стану розряднова подъячева Ивана Лобкова.

176-го году, июня в 11 де(нь), Великий Государь приходил из села Острова в монастырь к Николе Чюдотворцу на Угрешу к обедне, и слушал обедни в церкве Николы Чудотворца, а служили святейшие патриархи: Паисий, папа и патриарх Александриский, Иоасаф, патриарх Московский и всеа русии, а святейший Макарий патриарх Антиохиский приехал к обедне с струга в монастырь Николы Чюдотворца наперед Великого Государя и стоял у обедни с Великим Государем, а не служил. А как Антиохиский патриарх ехал в монастырь в Николе на Угрешу, а с ним сидели в карете: Сибирской митрополит Карнилей, Чюдовской архимарит Иоаким (и по нево ездил он же на струг), Греческой дьякон Мелетий, да приставь патриархов, стольник князь Петр, княж Иванов сын, Прозоровской, а дьяк Иван Давыдов и полголова Борис Пазухин ехали за каретою. И после обедни Великий Государь пошол из монастыря в село Остров, а святейших патриархов Великий Государь звал есть к себе, Великому Государю, в село [112] Остров к столу. И святейшие патриархи после того поехали из монастыря к Великому Государю в село Остров, а ехали вселенские патриархи в одной карете Великого Государя, а Московской патриарх ехал в своей карете за ними. А с струга велено иттить из под монастыря к селу Острову. А со вселенскими патриархи сидели в карете: Чюдовской архимарит Иоаким, да пристав Антиохиского патриарха, стольник князь Петр Прозоровской, а приставы Александрейского патриарха, полковник и голова Артемон, Сергеев сын, Матвеев, да дьяк Ларион Иванов ехали за каретою, а дьяк же Иван Давыдов, что с стольником, с князь Петром Прозоровским у Антиохиского патриарха в приставех, ехал за каретою ж. Да за святейшими ж патриархи ехали власти, писаны ниже сего, которые были у Великого Государя у стола. И приехав, святейшие патриархи в село Остров и были в церкве Преображения Господня, а из церкви поехали на двор к Великому Государю (После сего в рукописи следовали слова: “святейшие вселенский патриарха”. Затем слова эти зачеркнуты). И Великий Государь встретил святейших патриархов на середнем крыльце, и потом от церкви ж приехал на двор к Великому Государю святейший Иоасаф, патриарх Московский и всеа русии, и Великий Государь встретил святейшего патриарха Иоасафа на середнем же крыльце, и пошли в хоромы Великий Государь и святейшие патриархи.

И того ж дни у Великого Государя в походе в селе Острове ели святейшие вселенские патриархи: святейший Кир Паисий, папа и патриарх великого града Александрии и судия вселенней, святейший Кир Макарий, патриарх божие града Антиохии и всего востока, святейший Иоасаф, патриарх Московский и всеа русии. Да ели: Крутицкой митрополит Павел, Чюдовской архимарит Ифаким, Спаса Нового монастыря архимарит Иосиф, Симоновской архимарит Варсанофей, Угрешской игумен Векентей, а стол был у Государя в хоромех без чинов, а у стола были бояре и окольничие все без мест, которые были в то время за Государем в походе. Да у стола ж были приставы патриарший (Зачеркнуты слова: стольник князь Петр Прозоровской и полковник и голова Артемон Матвеев и дьяки). [113]

В столы не смотрели и вин не нарежали. Пить наливал Великому Государю и патриархом стольник Иван, Васильев сын, Бутурлин, у Великого Государя у стола стоял кравчей князь Петр Семенович Урусов, без товарища. У святейших вселенских патриархов у стола стоял Греческой дьякон Мелетий, у святейшего Иоасафа патриарха у стола стоял ризничей ево, у Великого Государя за поставцом сидел боярин и оружейничей Богдан Матвеевич Хитрово, за патриаршим поставцом думной дворянин Иван Богданович Хитрово. И после стола святейшие патриархи пошли от Великого Государя, а даров патриархом не было. Александрейской патриарх пошол к себе в шатры. Поставлены ему были шатры на государеве дворе, а с ним приставы (Зачеркнуты слова: “полковник и голова Артемон Матвеев да дьяк Ларион Иванов”), а Атиохиской патриарх поехал в карете к себе на струг (Зачеркнуты слова: “а с ним приставы: стольник князь Петр Прозоровской да дьяк Иван Давыдов"), а Московской патриарх поехал в монастырь в Николе на Угрешу. И после того, как патриархи поехали к себе, и Великий Государь посылал от себя, Великого Государя, из села Острова к святейшим вселенским патриархом о спасении спрашивать боярина и оружейничева Богдана Матвеевича Хитрово. И по указу Великого Государя боярин и оружейничей Богдан Матвеевич Хитрово ходил в шатры к святейшему Паисию, папе и патриарху Александрискому, и спрашивал ево о спасении, а приставы были у Александреиского патриарха: полковник и голова Московских стрельцов Артемон, Сергеев сын, Матвеев, да дьяк Ларион Иванов. И быв у Александриского патриарха, боярин и оружейничей Богдан Матвеевич Хитрово ездил на струг к святейшему Макарию патриарху Антиохискому, и спрашивал ево о спасении, а приставы были у Антиохиского патриарха: стольник князь Петр, княж Иванов сын, Прозоровской, да дьяк Иванов Давыдов.

И того ж дни, после полден, святейший Паисий папа и патриарх Александриский, по указу Великого Государя, из села Острова поехал на струг к святейшему Макарию, патриарху [114] Антиохискому, для провожанья. А с ним приставы ехали за каретою, а святейший Иоасаф, патриарх Московский и всея руст, по указу ж Великого Государя, поехал из монастыря Угрешского под село Остров берегом в струг же к Антиохискому патриарху для провожанья. И приехав, святейшие патриархи к стругу, и пошли в шатер. Поставлен был шатер против струга на берегу. А святейший Макарий патриарх Антиохиский ис струга пришол в шатер же к святейшим патриархом к Александрискому и к Московскому и ожидали в шатре все святейшие патриархи Великого Государя, и потом Великий Государь пошол из села Острова на струг к святейшему Макарию патриарху Антиохискому для провожанья, а с собою Государем в карете вез образ Пречистые Богородицы, а сидел Великий Государь в карете против образа Пречистые Богородицы. А с Государем в карете в дверех сидел Благовещенской протопоп Андрей. И как Великий Государь приехал к шатру, где патриархи, и, не дошед до шатра, Великий Государь вышел из кареты и пошол за образом Пречистые Богородицы к шатру, а образ нес Благовещенской протопоп Андрей, перед образом шли певчие и пели. И против образа Пречистые Богородицы вышли из шатра и встретили образ святейшие вселенские патриархи: Паисий, папа и патриарх Александриский, Макарий, патриарх Антиохиский, святейший Иоасаф, патриарх Московский и всеа русии. И встретя образ Пречистые Богородицы и пошли за образом в шатер Великий Государь и святейшие патриархи. И быв в шатре, и из шатра Великий Государь пошол за образом и святейшие патриархи на струг. И пришед на струг, Великий Государь поднес образ Пречистые Богородицы святейшему Макарию патриарху Антиохискому. И изволил Великий Государь стругом иттить провожать святейшего Макария патриарха Антиохиского и укозал Великий Государь стругу от берегу отчалить, и пошол Великий Государь, а с ним Великим Государем святейшие патриархи Паисий Александриский, Иоасаф Московский и всеа русии, стругом Москвою рекою версты с четыре, провожали святейшего Макария патриарха Антиохиского. А с Великим Государем были на стругу бояре [115] и окольничие и ближние люди, и на стругу ж святейший Иоасаф, патриарх Московский и всеа русии, поднесь святейшему Макарию патриарху Антиохискому сак бархат петельчетой золотной, аксамичен, круживо низаное. И проводя святейшего Макария патриарха Антиохиского, и укозал Великий Государь стругом стать в берегу. И на стругу подносил Великий Государь святейшим патриархом кубки и ковши питья, а святейшие патриархи подовали бояром и акольничим и ближним людем, и потом были у благословения у святейшего Макария патриарха бояре и окольничие и ближние люди и стольники и стряпчие, которые были в походе з Государем. И пошол Великий Государь с струга и святейшие патриархи пошли ж с струга, а святейший Макарий патриарх Антиохиский проводил Великого Государя на берег да кареты. И Великий Государь быв у благословения у святейшего Макария патриарха и пошол в село Остров, а святейшие патриархи: Паисий Александриский, Иоасаф Московский и всеа русии, сотворя прощение и целование о Христе з братом своим и сослужителем, с святейшим Макарием патриархом Антиохиским, а власти были у благословения, и поехали святейшие патриархи: Александриский патриарх поехал в село Остров, а Московский патриарх поехал в Угрешской монастырь, а святейший Макарий патриарх Антиохиский пошол в струг к себе, а с ним теж приставы, которым, по указу Великого Государя, велено быть у него в приставех до Астарахани: стольник князь Петр Прозоровской, да дьяк Иван Давыдов, да с патриархом же, по указу Великого Государя, послан провожать да Казани Сибирской митрополит Карнилей, а проводя до Казани велено ему ехать в себе в Тоболеск.

Июня ж в 12 де(нь) Великий Государь пришол из села Острова к Москве, а святейшие патриархи, слушав обедни в селе Коломенском, и пришли сего ж числа к Москве.

176-го году, июня в 13 де(нь), укозал Великий Государь послать с Москвы из разряду жилца в дорогу к стольнику князь Петру, княж Иванову сыну, Хованскому, а велеть ему князь Петра отвесть в полк к боярину и воеводе князь Григорью Семенович Куракину и, привезши, выдать ево, князь Петра, боярину [116] Григорью Семеновичю головою. И по указу Великого Государя сего числа послан из розряду жилец Лев, Давыдов сын, Амачкин, а велено ему ехать к стольнику князь Петру, княж Иванову сыну, Хованскому, где ево доедет в дороге. И приехав к нему и ехать, с ним князь, Петром, в полк к боярину и воеводе князь Григорью Семеновичю Куракину, где ево в дороге съедет. И приехав ему к боярину и воеводе князь Григорью Семеновичю Куракину и отвесть стольника князь Петра Хованскова к нему боярину, князь Григорью Семеновичю в стан, и выдать ему головою и сказать боярину князь Григорью Семеновичу Великого Государя указ, что бил челом на него, боярина князь Григорья Семеновича, стольник князь Петр Хованской, что ему с ним быть невмесно. И Великий Государь укозал ево, князь Петра, ему боярину, князь Григорью Семеновичю, за ево бесчестья выдать головою, что он князь Петр бил челом на него боярина, князь Григорья Семеновича, не делом и тем обесчестил. А на своей государеве службе укозал Государь ему, князь Петру, с ним з боярином, с князь Григорьем Семеновичем, в товарыщех быти по прежнему своему Великого Государя указу. И выдав головою и велеть стольнику, князь Петру Хованскому, быти в товарищех з боярином и воеводою с князь Григорьем Семеновичем Куракиным по прежнему Великого Государя указу и, сказав, ехать к Москве.

И по указу Великого Государя стольник, князь Петр Хованской, привезен в Севеск в полк к боярину и воеводе, князь Григорью Семеновичю Куракину в телеге. И, по указу Великого Государя, и в Севску боярину князь Григорью Семеновичю выдан головою, а на двор к боярину князь Григорью Семеновичю привожен в телеге ж. И велено ему быти з боярином, с князь Григорьем Семеновичем, в товарыщех по прежнему. И после того, как выдан головою, стольник князь Петр Хованской в Севску лежал болен, и к боярину, князь Григорью Семеновичю, на съезд не ездил многое время, а имя ево писали, а в отписках писали к Великому Государю боярин и воеводы, князь Григорей Семенович Куракин, да стольник князь Петр Хованской с товарыщи, а в грамотах от Великого Государя [117] писано к ним так же. А как стольник князь Петр Хованской не стал ездить к боярину князь Григорью Семеновичю Куракину на съезд и дела с ним ведать, и по указу Великого Государя велено писать в грамотах боярину и воеводам князь Григорью Семеновичю Куракину с товарищи, и в отписках писатца велено так же, а князь Петрова имени Хованскова в грамотах и в отписках писать не велено для того, что он указу Великого Государя стал ослушен: к боярину и воеводе князь Григорью Семеновичю Куракину на съезд не ездит и дел с ним не делает, и для того имени ево не велено и писать. И после того стольник князь Петр Хованской как обмокся, к боярину и воеводе князь Григорью Семеновичю Куракину на съезд ездил и дела с ним ведал вместе, и в посылки от нево ходил, а в грамотах Великого Государя писали по прежнему: боярину и воеводам князь Григорью Семеновичю Куракину с товарыщи, а не поимяному.

176-го году, майя в 14 де(нь), послал Государь на Коломну к святейшему Кир Макарию, патриарху божие града Антиохий и всего востока, о спасении спрашивати стряпчева Михаила, Микитина сына, Головнина.

176-го году, июня в 17 де(нь), укозал Великий Государь Аглинскому посланнику Ивану Гебдону быти в ответе в посольском приказе. А пришол он к Москве к Великому Государю нынешнего 176-го году, сентября в 16 де(нь). А в ответе с посланником, по указу Великого Государя, были: думной дворянин и намесник Кадомской Богдан Иванович Нащокин, да посольские думные дьяки Герасим Дохтуров да Лукьян Голосов, да посольской же дьяк Ефим Юрьев, а отпущен был думной дворянин Богдан Нащокин на Вятку, и у руки был майя в 21 де(нь), а сего числа, по указу Великого Государя, остановлен, и до указу с Москвы на Вятку ехать ему не велено.

176-го году, июня в 18 де(нь), Великий Государь ходил в поход в село Коломенское, а на Москве оставил Государь боярина, князь Алексея Андреевича Голицына, да окольничева Осипа Ивановича Сукина.

176-го году, июня в 20 де(нь), укозал Великий Государь [118] ис Путивля окольничему и воеводам Михаилу Семеновичю Волынскому, да Семену, Захарьеву сыну, Дашкову быти к себе, Великому Государю, к Москве, а на их место в Путивле укозал Великий Государь быти стольнику и воеводе Михаилу, Михайлову сыну, Дмитриеву да дьяку Ивану Манамахову. А ныне стольник Михайло Дмитреев в полку у окольничева и воеводы князь Петра Алексеевича Долгоруково с товарыщи под Глуховым, а дьяк Иван Манамахов ныне в Путивле с окольничим и воеводою с Михаилом Волынским с товарыщи. И ему велено быти по прежнему в Путивле с стольником с Михаилом Дмитреевым, и о том укозал Великий Государь послать свои Великого Государя грамоты в Путивль к окольничему и воеводе к Михаилу Семеновичю Волынскому с товарыщи, и в полк под Глухов к окольничему и воеводам, князь Петру Алексеевичю Долгорукого с товарыщи, о отпуске в Путивль стольника и воеводы Михаила Дмитреева, и к стольнику и воеводе Михаилу Дмитрееву, что ему иттить в Путивль. И по указу Великого Государя ево государевы грамоты сего числа из розряду посланы.

Того ж месяца, июня в 22 де(нь), укозал Великий Государь быти в Севску в полковых з боярином и воеводы, с князь Григорьем Семеновичем Куракиным, да с стольником, с князь Петром, княж Ивановым сыном, Хованским в товарищех стольнику и воеводе Михаилу, Михайлову сыну, Дмитрееву в то место, что было с ним быть в товарыщех стольнику и воеводе, князь Григорью, княж Офонасьеву сыну, Котловскому. И князь Григорью Котловскому с ним быть не велено, и велено стольнику Михаилу Дмитрееву к боярину и воеводам: князь Григорью Семеновичю Куракину, да стольнику князь Петру Хованскому и быти с ним в товарыщех, а в Путивле ему быть не велено, да з боярином же и воеводы, с князь Григорьем Семеновичем Куракиным, да с стольником, с князь Петром Хованским, укозал Великий Государь быти в товарыщех стольнику и воеводе, князь Борису, княж Еуфимову сыну, Мышецкому. А ныне стольник князь Борис Мышецкой под Глуховым с окольничим и воеводою, с князь Петром Алексеевичем Долгоруково, в товарыщех. И ему, князь Борису, из под Глухова велено иттить в [119] Севеск к боярину и воеводам князь Григорью Семеновичю Куракину да в стольнику князь Петру Хованскому и быти с ним в товарищех. И о том укозал Великий Государь послать свою государеву грамоту к боярину и воеводам князь Григорью Семеновичу Куракину, что по его государеву указу велено быти с ним, боярином и воеводою, с князь Григорьем Семеновичем Куракиным, да с товарыщем ево, с стольником и воеводою с князь Петром Хованским, быти в товарищех стольником: Михаилу, Михайлову сыну, Дмитрееву, да князь Борису, княж Еуфимову сыну, Мышецкому, а в отписках и во всяких его государевых делах ему боярину и воеводам писатца с товарыщи. И по указу Великого Государя его государева грамота к боярину и воеводам, князь Григорью Семеновичю Куракину, из разряду послана сего числа. А окольничему и воеводе князь Петру Алексеевичю Долгоруково и дьяку Тимофею Бессонову из под Глухова укозал Великий Государь быти к Москве. И боярин и воеводы князь Григорей Семенович Куракин с товарыщи под Глухов не ходили потому, что окольничей и воевода князь Петр Алексеевич Долгоруково со всеми ратными людми отшол от Глухова, и стал не доходя Севска. И по указу Великого Государя окольничей и воевода князь Петр Алексеевич Долгоруково со всеми ратными людми пришол в Севеск, и полк свой боярину и воеводам, князь Григорью Семеновичю Куракину, да стольнику князь Петру Хованскому с товарыщи, отдал. И боярин и воеводы приняли полк у окольничева и воеводы июля в 5 де(нь), и окольничей князь Петр Долгоруково поехал к Великому Государю к Москве.

176-го году, июня в 23 де(нь). Великий Государь ходил в ход за кресты в Стретенской монастырь к празднику Пречистые Богородицы Владимерские, а вверху оставил Государь боярина, князь Никиту Ивановича Одоевскова, да окольничих Федора да Андрея Васильевичев Бутурлиных, а в ход за кресты святейший Иоасаф патриарх Московский и всеа русии не ходил, а отпустил в ход со кресты из соборные церкви Крутицкова митрополита Павла да архимаритов и игуменов.

176-го году, июня в 24 де(нь), пригнал к Великому [120] Государю Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всеа великие и малые и белые росии самодержцу, из под Котелвы от боярина и воевод, от князь Григорья Григорьевича Ромодановскова с товарыщи, с сеунчом рейтарской подполковник Петр сын Стремичевской, что приходил под Котелву в ночи на него, боярина, и воевод, и на его государевых ратных людей изменник гетман Дарашенко с казаки, с войском запорожским, а с ним приходили салтан и мурзы со многими крымскими людми, а с ними было татар 22000, и был у них бой по два дни, и милостию Божию и заступлением Пресвятые Богородицы и молитвами Московских чюдотворцов и всех святых, а ево государевых благородных чад: Благородного Царевича и Великого князя Алексея Алексеевича и Благородного Царевича и Великого Князя Федора Алексеевича и Благородного Царевича и Великого Князя Симеона Алексеевича и Благородного Царевича и Великого Князя Ивана Алексеевича, счастьем, он боярин и воеводы с его государевыми ратными людми Гетмана Дарашенка и черкас и татар побили и языки поимали. И збою гетман и черкасы и татаровя побежали и отошли семь, верст, а он боярин и воевода с его государевыми ратными людми после бою отшол в его государеву городу к Ахтырскому и стал, укрепясь обозом.

Того ж дни послал Государь в Путивль стольника и воеводу князь Михаила, княж Иванова сына, Волконскова на перемену окольничему и воеводам Михаилу Семеновичю Волынскому, да Семену, Захарьеву сыну, Дашкову, а укозал Государь ис Путивля окольничим и воеводам быти к себе, Государю, к Москве. А что был с ними в Путивле дьяк Иван Манамахов, и ему укозал Государь быть в Путивле, по прежнему, с стольником и воеводою с князь Михаилом Волконским, и стольнику князь Михаилу Волконскому сказано сего ж числа. И у руки был сего ж числа.

176-го году, июня в 25 де(нь), укозал Великий Государь сидеть в Пушкарском приказе з боярином, с князь Юрьем Ивановичем Ромодановским, в товарыщех стольнику Ивану, Павлову сыну, Акинфову, а дьяки с ним Иван Амирев. Яков Партамоин. [121]

176-го году, июня в 26 де(нь), послал Государь в полк к боярину и воеводам, князь Григорью Григорьевичю Ромодановскому с товарищи, и к ратным людям за их службу, что побили черкас и татар, с своим Великого Государя жалованьем, с милостивым словом, и о здоровье спрашивати стольника князь Никиту, княж Григорьева сына, Гагарина.

176-го году, июня в 28 де(нь), писали к Великому Государю из Царя-града его государевы послы, которые посланы были к Турскому Салтану: стольник и намесник Переславской Офонасей, Иванов сын, Нестеров, да дьяк Иван Вахрамеев, а писано об Александрейском патриархе и об иных его государевых делах.

176-го году, июня в 29 де(нь), на празник святых апостол Петра и Павла, Великий Государь ходил в соборную церковь к обедне, а вверху оставил Государь боярина, Никиту Ивановича Одоевскова, и в соборной церкве служили литоргию святейшие патриархи: святейший Кир Паисий, папа и патриарх великого града Александрии и судия вселенней, святейший Иоасаф патриарх Московский и всеа русии.

И того ж дни посылал Великий Государь к святейшим патриархом с ествами стольника, князь Василья, княж Васильева сына, Голицына, а приставы были у святейшего Паисия папы и патриарха Александриского полковник и голова стрелецкой Артемон, Сергеев сын, Матвеев, да дьяк Ларион Иванов.

176-го году, июля в 1 де(нь), пришол к Москве польского и литовского короля Яна Казимера посланной Владислав Вольской, а встреча была посланному за городом. А на встрече были подъячие из приказов, да 50 человек стрельцов, да встретил посланного и в приставех ему у него быти Юрьева приказу Лутохина полуголова Александр, сын Карандеев.

176-го году, июля в 2 де(нь), был у Великого Государя в столовой избе польскова и литовскова короля Яна Казимера посланной Владислав Вольской. Великий Государь был при посланнике в опашне, а бояре и окольничие и думные и ближние люди были в охобнях чистых, а рынд не было. Объявлял [122] Государю посланнова посольской думной дьяк Гарасим Дохтуров, а пристав был у посланнова полголова Московских стрельцов, Юрьева приказу Лутохина, Александр, Федоров сын, Карандеев.

Того ж дни укозал Государь ехать в полк к боярину и воеводам, князь Григорью Семеновичю Куракину с товарищи, к ратным людем с своим государевым з денежным жалованьем и разбирать дворян и детей боярских, кому давать жалованья, стольнику князь Александру, княж Иванову сыну, Лобанову-Ростовскому.

176-го году, июля в 3 де(нь), укозал Великий Государь быти у святейшего Кир Паисия, паны и патриарха Александриского, в приставех стольнику, князь Петру большому, княж Семенову сыну, Прозоровскому, стольника на князь Петрова места, княж Иванова сына, Прозоровскова, племянника его. А князь Петр Прозоровской послан с святейшим Макарием патриархом Антиохиским до Астрахани в приставех, а что ныне у святейшего Паисия папы и патриарха в приставех полковник и голова стрелецкой Артемов, Сергеев сын, Матвеев, да дьяк Ларион Иванов, и им укозал Великий Государь, быти попрежнему у патриарха в приставех же с стольником, с князь Петром большим Прозоровским, в товарыщех.

176-го году, июля в 5 де(нь), послал Государь в полк к боярину и воеводе, князь Григорью Семеновичю Куракину с товарыщи, к ратным людем с своим государевым денежным жалованьем и разбирать дворян и детей боярских и по разбору давать, жалованья стольника, князь Александра, княж Иванова сына, Лобанова-Ростовскава, да дьяка Ивана Степанова, а о всем ему стольнику князь Александру Лобанову-Ростовскому докладывать, боярина и воеводу князь Григорья Семеновича Куракина.

176-го году, июля в 6 де(нь), был у Великого Государя в столовой избе на отпуске польского и литовского короля Яна Казимера посланной Владислав Вольской. Великий Государь был в опашне, бояре и окольничие и думные и ближние люди были в охобнях чистых, а рынд не было. Объявлял Великому Государю посланнова думной дьяк Гарасим Дохтуров, а пристав был у посланнова полуголова стрелецкой Александр Карандоев. [123]

Того ж дни послал к Великому Государю из Севска боярин и воеводы, князь Григорей Семенович Куракин, что по его Государеву указу велено с ним, з боярином и воеводою, да с товарищем ево, с стольником и воеводою с князь Петром Хованским, быти в товарищех стольником Михаилу, Михайлову сыну, Дмитрееву, да князь Борису, княж Еуфимову сыну, Мышецкому, а в отписках ему боярину и воеводам велено писатца с товарищи. И по его, Государеву, указу, его Государев указ он, боярин и воевода, стольником, которым велено быть с ним в товарыщех, велел сказать. И стольник князь Борис Мышецкой всчал места и сказал, что ему по росписи ниже Михаила Дмитреева писатца немочно, и Великий Государь велел бы ему боярину И воеводе о том свой Государев указ учинить.

176-го году, июля в 8 де(нь), Великий Государь ходил в ход к празднику Пречистые Богородицы Казанские за кресты, а вверху оставил Государь боярина князь Юрья Алевсеевича Долгоруково, а в ходу за кресты святейший Иоасаф, патриарх Московский и всеа русии, не ходил, а отпустил в ход со кресты из соборные церкви властей: Крутицкова митрополита Павла, Архангельскова епископа Иокима, да архимаритов и игуменов.

Того ж дни послал Государь на Вятку думнова дворянина и воеводу Богдана Ивановича Нащокина, и у руки был сего числа, а наперед сего у руки был же и остановлен был.

176-го году, июля в 9 де(нь), был у Великого Государя в столовой избе Аглицкого и Шкоцкого Карлуса короля посланник Иван Гебдон на отпуске, а пришол он к Москве нынешнего ж 176-го ж году в сентябре, а приставь был у посланника дворянин Кузма, Федоров сын, Малыгин, а при посланнике Великий Государь был в опашне, бояре и окольничие и думные и ближние люди были в охобнях чистых. Объявлял Великому Государю посланника посольской думной дьяк Герасим Дохтуров, а рынд не было.

Того ж дни послал: Великий Государь на межеванья межевать за Смоленском, с польским королем по договору, великих и полномочных послов, боярина и намесника Шацкова Фонасья Лаврентьевича Ардина-Нащокина с товарыщи, от Смоленска с [124] одну сторону дворянина Игнатья, Степанова сына, Карсакова, да дьяка Михаила Чирикова; от Смоленска ж з другую сторону стряпчева Кирила, Панкратьева сына, Пущина да дьяка Андрея Богданова, и межеванья не было потому, что польские люди на съезды на межеваньи не бывали, и которые посланы были на межеванья и им велено быть к Москве.

Того ж дни писал к Великому Государю из Севска стольник и воевода князь Борис, княж Еуфимов сын, Мышецкой, что по его Государеву указу велено ему князь Борису быть на его государеве службе з боярином и воеводы: с князь Григорьем Семеновичем Куракиным да с стольником с князь Петром Хованским в товарыщех; да з боярином же и воеводы: с князь Григорьем Семеновичем Куракиным да с стольником с князь Петром Хованским, велено быти в товарыщех стольнику Михаилу, Михайлову сыну, Дмитрееву, а в отписках велено писатца боярину и воеводам князь Григорью Семеновичю Куракину да стольнику князь Петру Хованскому с товарыщи, а в грамоте в боярину и воеводам: к Григорью Семеновичю Куракину да к стольнику князь Петру Хованскому, которая прислана к ним об них, написан он князь Борис после стольника Михаила Дмитреева и ему князь Борису менши Михаила Дмитреева быть невместно (После сего в рукописи было: “и против отписки и челобитья стольника, князь Бориса Мышецкова, указу ему никакого не было". Затем слова эти зачеркнуты). И Великий Государь укозал стольника князь Бориса Мышецкова в Севску посадить в тюрму на день за то, что он князь Борис всчал место, где мест не указано, и о том укозал Великий Государь в Севеск послать свою государеву грамоту к боярину и воеводе князь Григорью Семеновичю Куракину. И по указу Великого Государя его государева грамота в Севеск к боярину и воеводе князь Григорью Семеновичу Куракину (После сего в рукописи следовали слова: “с товарищи, а велено стольника, князь Бориса Мышецкого, посадить в тюрьму за то, что он, князь Борись, всчинает места, где мест не указано". Затем слова эти зачеркнуты.) из розряду послана за приписью розряднова дьяка Василья Семенова, а у грамоте пишет: от царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа великие и малые и белые росии самодержца, боярину нашему и [125] воеводе князь Григорью Семеновичю Куракину. По нашему Великого Государя указу велено быть тебе боярину нашему и воеводе с полком для промыслу над изменники Черкасы и над тотары, а с тобою боярином нашим и воеводою, да с товарыщем твоим, с стольником нашим и воеводою, с князем Петром Хованским, велено быть в товарыщех стольником нашим: Михаилу, Михайлову сыну, Дмитрееву да князь Борису Мышецкому, а в отписках и во всяких наших государевых делах тебе боярину нашему и воеводам велено писатца с товарыщи. Июля в 6-м числе писал к нам, Великому Государю, ты боярин наш и воевода князь Григорей Семенович, что наш государев указ стольником, которым велено быть с вами в товарыщех, ты боярин наш и воевода сказать велел. И стольник князь Борис Мышецкой всчал места, что ему по росписи ниже Михаила Дмитреева писатца немочно, и нам Великому Государю велеть о том наш государев указ учинить. И как к тебе ся наша Великого Государя грамота придет, и ты б боярин наш и воевода князь Григорей Семенович стольнику князь Борису Мышецкому велел сказать, что по нашему Великого Государя указу и по боярскому приговору нашей государской службе в полкех воеводам мест вчинать не велено, а что он места всчал не делом, мимо наш государев указ и боярской приговор, и за то его велено посадить в тюрьму, а сказав ему о том наш Великого Государя указ велел ево князь Бориса послать в тюрму на день, что вперед ему и иным никому не повадно было мест вчинать без дела, и нашему государеву делу порухи чинить, да о том к нам к Великому Государю писал, а о отписку велел подать в розряде дьяком нашим: думному Дементью Башмакову да Федору Грибоедову да Василью Семенову. Писан на Москве лета 7176-го году.

Да июля ж в 20 день, по указу Великого Государя, послана его Великого Государя грамота в Севеск к боярину и воеводам, князь Григорью Семеновичю Куракину с товарыщи, а велено стольника князь Бориса Мышецкова отпустить к Москве. И стольник князь Борис Мышецкой в тюрму не посылан потому: которая грамота послана была к боярину и воеводе князь Григорью [126] Семеновичю Куракину, а велено ево князь Бориса посадить в тюрму, и та грамота князь Бориса Мышецкова в Севску не застала, уехал до той государевы грамоты к Москве.

176-го году, июля в 10 де(нь), на празник ризы Господни, Великий Государь ходил в соборную церковь к обедне, а вверху оставил Государь боярина князь Ивана Алексеевича Воротынского, а в соборной церкве служили литоргию святейшие патриархи: святейший Кир Паисий, папа и патриарх великого града Александрии и судия вселенней, святейший Иоасаф патриарх Московский и всеа русии.

И того ж дня посылал Великий Государь к святейшим патриархом (После сего в рукописи стояли слова: “своих государевых ближних людей". Затем слова эти зачеркнуты) с ествами: к святейшему Паисий, папе и патриарху Александрискому, боярина князь Ивана Алексеевича Воротынскова, к святейшему Иосафу патриарху Московскому и всеа русии стольника князь Ивана, княж Борисова сына, Троекурова, а приставы были: у Александрейского патриарха стольник князь Петр большой, княж Семенов сын, Прозоровской, да полковник и голова стрелецкой Артемон, Сергеев сын, Матвеев, да дьяк Ларион Иванов.

Того ж дни бил челом Великому Государю стряпчей Илья, Михайлов сын, Дмитреев Именем отца своего на стольника, князь Бориса Мышецкова, о бесчестье и о оборони, что князь Борис писал к нему Государю и бил челом на отца ево о местех, и чтоб Великий Государь пожаловал отца ево, велел ему на князь Бориса в ево бесчестье дать оборону. И Великий Государь изволил сказать Илье Дмитрееву, что тут мест нет и быти им без мест.

176-го году, июля в 11 де(нь), пригнал к Великому Государю Царю и Великому Князю Алексею Михайловичю, всеа великие и малые и белые росии самодержцу, из Севска от боярина и воевод, от князь Григорья Семеновича Куракина с товарыщи, с сеунчом стряпчей Федор, Григорьев сын, Арлов, что приходили под Севеск на него боярина и воевод и на ево государевых ратных людей крымские люди, изменники черкасы, и [127] он боярин и воеводы, со всеми ратными людми выступя на них из обозу, и был с ними бой, и милостию божиею и заступлением Пресвятые Богородицы и молитвами Московских Чюдотворцов и всех святых, и молитвами преподобного великого Чюдотворца Сергия, на ево Чюдотворцов празник июля в 5 де(нь), а ево Великого Государя и ево государевых благородных чад: благородного царевича и великого князя Алексея Алексеевича, и благородного царевича и великого князя Федора Алексеевича, и благородного царевича и великого князя Симеона Алексеевича, и благородного царевича и великого князя Ивана Алексеевича счастьем крымских людей и изменников черкас побили и языки поимали, и после бою крымские люди и изменники черкасы от Севска отошли, и он боярин и воевода послал за ними в поход товарища своего стольника и воеводу Михаила, Михайлова сына, Дмитреева с ратными людми, и товарыщ ево стольник и воевода Михаило Дмитреев сошолся с ними от Севска во 60 верстах, и был с ними бой, и милостию божиею, а их государским счастьем крымских людей побили и языки поимали, а в языцех взято 2 ч. мурз да татар 84 ч., и полон руской, которой было поимали татарове, весь отбили, и после того бою крымские люди побежали к Глухову, а товарыщ ево стольник и воевода Михаило Дмитреев со всеми ратными людми, которые с ним были в походе, пришли ис посылки в Севеск, дал Бог, здорово.

176-го году, июля в 12 де(нь), пошол Великий Государь и з Государынею Царицею в поход в село Преображенское, а на Москве оставил Государь боярина князь Алексея Андреевича Голицына, да князь Ивана Андреевича Хованскова, да окольничева Осипа Ивановича Сукина. Перед Государем рында у саадака стольник Иван, Васильев сын, Бутурлин.

176-го году, июля в 18 де(нь), послал Великий Государь от себя Государя ис походу из села Преображенскова в Севеск в боярину и воеводам, князь Григорью Семеновичю Куракину с товарыщи, которые с ним были на бою, и к ратным людям за службу, что побили крымских людей и изменников черкас, с своим Великого Государя жалованьем, с милостивым словом и [128] о здоровье спрашивать стольника князь Матвея, княж Веденихтова сына, Оболенскова, а товарыщ боярина и воеводы князь Григорья Семеновича Куракина, стольник и воевода князь Петр Хованской, на бою не был: лежит болен в Севску (После сего в рукописи было: “и стольнику, князь Матвею Оболенскому, о здоровье спрашивать ево не велено, и в наказе у него так написано. И у руки быль сего числа в походе в селе Преображенском". Затем слова эти зачеркнуты).

176-го году, июля в 19 де(нь), укозал Великий Государь из Севска боярину и воеводам, князь Григорью Семеновичю Куракину с товарыщи, со всеми ратными людми иттить в малоросиские городы к Нежину на изменников черкас, а з боярином и воеводою, с князь Григорьем Семеновичем Куракиным, укозал Великий Государь быти в сходе под Нежиным, з Белогороцким полком, боярину и воеводам, князь Григорью Григорьевичю Ромодановскому с товарыщи, а ныне он боярин и воеводы, князь Григорей Григорьевич Ромадановской с товарыщи, со всеми ратными людми, со всем Белогороцким полком, стоит в Ахтырском. А как боярин и воеводы, князь Григорей Григорьевич Ромодановской с товарыщи и со всеми ратными людми, придет в сход под Нежин к боярину и воеводе князь Григорью Семеновичю Куракину, и Великий Государь указал к себе Государю в отписках писать боярину и воеводам, князь Григорью Семеновичю Куракину с товарыщи. И по указу Великого Государя его государев указ в Севеск к боярину и воеводам, князь Григорью Семеновичю Куракину с товарыщи, о походе из Севска к Нежину и о сходе к нему боярину и воеводе, князь Григорью Семеновичю Куракину, з Белогороцким полком боярину и воеводе, князь Григорью Григорьевичю Ромодановскому с товарыщи, из розряду послан июля в 20 де(нь).

А в Ахтырской к боярину и воеводам, князь Григорью Григорьевичю Ромодановскому с товарыщи, Великого Государя указ из розряду послан же того числа, а велено ему со всем Белогороцким полком иттить к Нежину в сход к боярину и воеводе, князь Григорью Семеновичю Куракину. А з грамотами и с указом Великого Государя и с речью посланы в полки к бояром [129]

И воеводам: в Севеск к боярину и воеводам, князь Григорью Семеновичю Куракину с товарыщи, послан стряпчей Иван, Микифиров сын, Свиязев, а в Ахтырской к боярину и воеводам князь Григорью Григорьевичю Ромодановскому с товарыщи послан стольник Аврам, Иванов сын, Свиязев, а у Великого Государя у руки были июля в 19 де(нь) в походе в селе Преображенском.

176-го году, июля в 20 де(нь), укозал Великий Государь быти в Севску в полковых з боярином и воеводою, с князь Григорьем Семеновичем Куракиным, в товарыщех стольнику и воеводе князь Александру, княж Иванову сыну, Лобанову-Ростовскому, а ныне стольник князь Александр Лобанов-Ростовской в Севску: прислан, по указу Великого Государя, в Севеск к нему боярину и воеводе, князь Григорью Семеновичю, к ратным людем з жалованьем и для разбору (После сего следовали слова: “и ныне велено ему быть з боярином”. Затем слова эти зачеркнуты) дворян и детей боярских. И ныне ему князь Александру велено быти з боярином и воеводою, с князь Григорьем Семеновичем Куракиным, в товарищех, а разбирать ратных людей и жалованье им давать укозал Государь боярину и воеводам князь Григорью Семеновичю Куракину с товарыщи, да у раздачи ж быти дьяку Ивану Степанову, а ныне он в Севску: прислан с стольником с князь Александром Лобановым-Ростовским, и о том укозал Великий Государь в Севеск послать свою Великого Государя грамоту к боярину и воеводе князь Григорью Семеновичю Куракину, что велено с ним быти в товарыщех стольнику и воеводе князь Александру, княж Иванову сыну, Лобанову-Ростовскому, а з боярином и воеводою с князь Григорьем Семеновичем Куракиным в товарыщех ныне в Севску стольники и воеводы: князь Петр, княж Иванов сын, Хованской, Михаило, Михайлов сын, Дмитреев, князь Борис княж Еуфимов сын, Мышецкой, а укозал Великий Государь в ево государевых грамотах писать боярину Ии воеводам князь Григорью Семеновичю Куракину с товарыщи, и в отписках он к Великому Государю пишет также с товарыщи, а не поимяному. И ныне укозал Великий Государь в своих государевых [130] грамотах писать и к себе Великому Государю в отписках, по прежнему своему государеву указу, боярину и воеводам: князь Григорью Семеновичю Куракину с товарыщи, а не поимянному (После сего в рукописи стояли слова: "и в отписках к себе, Великому Государю, указал Великий Государь писать по прежнему ж: боярину и воеводам: князь Григорью Семеновичу Куракину с товарищи, а не по имянному”. Затем слова эти зачеркнуты), а стольника и воеводу князь Бориса Мышецкова укозал Государь из Севска отпустить к Москве.

И по указу Великого Государя ево государев указ к боярину и воеводе князь Григорью Семеновичю Куракину из розряду послан сего числа, что велено с ним быти в товарищех стольнику князь Александру Лобанову-Ростовскому, а стольника князь Бориса Мышецкова велено отпустить к Москве, а к стольнику князь Александру Лобанову-Ростовскому Великого Государя указ о том послан же того ж числа. И как по указу Великого Государя его государев указ прислан в Севеск к боярину и воеводе князь Григорью Семеновичю Куракину, что велено с ним быти в товарыщех стольнику и воеводе князь Александру, княж Иванову сыну, Лобанову-Ростовскому, боярин и воевода князь Григорей Семенович Куракин велел указать стольнику князь Александру Лобанову-Ростовскому, что ему князь Александру, велено быти с ним, боярином и воеводою, в товарыщех. И стольник князь Александр Лобанов-Ростовской боярину и воеводе, князь Григорью Семеновичю Куракину, сказал, что по указу Великого Государя ныне с ним з боярином и воеводою с князь Григорьем Семеновичем в товарыщех стольник и воевода князь Петр, княж Иванов сын, Хованской и ему князь Александру за стольником, за князь Петром Хованским, быти нельзе и менши ему князь Петра Хованскова (Далее следовали слова: “ему князь Александру". Затем эти слова зачеркнуты) быть невместно.

И боярин и воевода князь Григорей Семенович Куракин о том писал к Великому Государю к Москве (После сих слов в рукописи следовало: “по его, Государеву, указу велено с ним, з боярином и воеводою, быти в товарищех стольнику и воеводе, князь Александру, княжь Иванову сыну, Лобанову-Ростовскому. И по его, Государеву указу, его Государев указ он боярин и воевода велел сказать стольнику, князь Александру Лобанову Ростовскому, что ему велено быти с ним боярином и воеводою в товарищех. И стольник князь Александр Лобанов-Ростовский сказал, что ему, князь Александру, за стольником, за князем Петром Хованским, быти нельзе и меньши ему князь Петра Хованскова быти невмесно”. Затем слова эти зачеркнуты и на поле против них помечено: “не писать"), а стольник князь [131] Александр Лобанов-Ростовской писал к Великому Государю, что по его государеву указу велено ему князь Александру быти на его Государеве службе з боярином и воеводою с князь Григорем Семеновичем Куракиным в товарыщех, а з боярином и воеводою с князь Григорьем Семеновичем Куракиным в товарыщех стольник и воевода князь Петр, княж Иванов сын, Хованской, и ему князь Александру (После сего в рукописи следовали слова: “на его государеве службе з боярином и воеводою, с князь Григорьем Семеновичем Куракиным, в товарищех". Затем слова эти зачеркнуты) за стольником, за князем Петром Хованским, быти нельзе потому, что ему менши князь Петра Хованскова быти невмесно и чтоб Великий Государь пожаловал ево, князь Александра, велел ему с ним, с князь Петром Хованским, в отечестве счет дать, а стольник и воевода, князь Петр, княж Иванов сын, Хованской писал к Великому Государю на стольника князь Александра Лобанова-Ростовского о бесчестье и о оборони, что он князь Александре бил челом на него не делом и челобитьем своим его, князь Петра, обесчестил, а ему князь Александру не токма с ним князем Петром и с товарыщи ево быти мошно, и чтоб Великий Государь пожаловал: велел ему князь Петру в ево бесчестье на него князь Александра свой государев милостивой указ учинить и оборону дать.

И Великий Государь укозал стольника князь-Александра Лобанова-Ростовскова в Севску посадить в тюрму за то, что он князь Александр всчал места, где мест не указано, и о том укозал Великий Государь послать свою государеву грамоту к боярину и воеводе князь Григорью Семеновичю Куракину. И по указу Великого Государя его государева грамота послана к боярину И воеводе князь Григорью Семеновичю Куракину, а велено ему стольнику князь Александру Лобанову-Ростовскому сказать, что он бил челом не делом и вчинает места, где мест не указано, и сказал [132] послать его в тюрму. И стольнику князь Александру Лобанову-Ростовскому Великого Государя указ сказан и в тюрму послан и стольник князь Александр Лобанов-Ростовской в тюрме сидел и на службе з боярином и воеводою, с князь Григорьем Семеновичем Куракиным, в товарыщех стольник князь Александре Лобанов-Ростовской был до отпуску, и челобитья ево после о том на стольника князь Петра Хованскова к Великому Государю не было, а к стольнику и воеводе к князь Петру Хованскому против ево отписки и челобитья Великого Государя указу никакова не было, и после того боярин и воевода князь Григорей Семенович Куракин к Великому Государю писался в отписках по прежнему ево государеву указу с товарыщи, а не пойманному и до отпуску и от Великого Государя в грамотах писано по прежнему его государеву указу к боярину и воеводам, князь Григорью Семеновичю Куракину с товарыщи, а не пойманному (После сего в рукописи следовали слова: “по прежнему его государеву указу". Затем слова эти зачеркнуты) и до отпуску.

176-го году, июля в 28 де(нь), пригнал к Великому Государю в поход в село Преображенское от боярина и воевод, от князь Григорья Григорьевича Ромодановскова с товарыщи, с сеунчом жилец Игнатей, Микитин сын, Логвинов, послал де он боярин и воевода сына своего князя Андрея, да товарыща своего стольника и воеводу Петра, Дмитреева сына, Скуратова с ратными людми и колмыков 500 ч. под черкаской город Грун и они, пришед, город Грун взяли, да в то ж время присланы были от изменника гетмана Дарашонка на выручку к городу, и с теми был бои, и милостию божиею, а ево государевым счастьем изменников черкас побили и языки поимали (Против этих слов на поле рукописи помета; “не писать").

176-го году, июля в 25 де(нь), на именина государыни царевны и великие княжны Анны Михайловны, ис походу из села Преображенскова посылал Великий Государь к Москве к святейшим патриархом: к Паисию Александрискому и к Иoacaфy Московскому и всеа русии с ыменинными прирогами и съествами стольника князь Петра большого, княж Семенова сына, Прозоровскова, а приставы [133] были: у Александрескова патриарха они ж: князь Петр Прозоровской да полковник и голова стрелецкой Артемон, Сергеев сын, Матвеев да дьяк Ларион Иванов.

176-го году, июля в 25 де(нь), в неделю Великий Государь приходил ис походу из села Преображенскова к Москве для молебства о благодарений божии о победах, что милостию божию и помощию и заступлением Пресвятые Богородицы и молитвами Московских Чюдотворцев и великого в чюдесех преподобного Сергия Чюдотворца и всех святых его государевы боярин и воеводы, князь Григорей Семенович Куракин с товарыщи, и с его Великого Государя ратными людми крымских людей и изменников черкас побили во многих местех и многих поимали, а пришед к Москве и пошол Великий Государь в соборную церковь Успение Пресвятые Богородицы, а в то время в соборную церковь пришли с образы, которые образы живут в ходу. И как с образы собрался и в соборной церкве Великий Государь слушал литоргию, а служили литоргию святейшие патриархи: святейший Кир Паисий, папа и патриарх великого града Александрии и судия вселенней, святейший Иоасаф, патриарх Московский и всеа русии, со всем освященным собором, а после литоргии святейшие патриархи с митрополиты и епископом и со всем освященным собором молебствовали о благодарений ко Господу Богу и пресвятей богородице и всем святым, что даровал Господь Бог, по своей неизреченней милости, за молитв матери своея пресвятые богородицы и молитв ради угодников своих Московских Чюдотворцов и великого Чюдотворца Сергия и всех святых, Великому Государю вашему победу и одоление на безбожные агаряны и на изменники черкасы. И по молебне Великих Государь подшед к святейшим патриархом и говорил речь: воздавал благодарение ко Господу Богу и пресвятей богородице и Московским чюдотворцом и всем святым и великому чюдотворцу Сергию, что на его святый празник над крымскими людми и над изменники черкасы великая учинилась победа и одоление, так же и их святейших патриархов молитвами, и жаловал Великий Государь: похвалял службы и крови своих государевых ратных людей, которые подвизалися за святую церковь и за него Великого [134] Государя бились с крымскими людми и с изменники черкасы, и потом святейшие патриархи Великому Государю поздравляли о благодарений божии з доброю победою. И пошол Великий Государь из соборные церкви за образы, которые принесены были в соборную церковь, а святейшие патриархи проводили образы, вышед из соборные церкви, а Великий Государь, проводя образы за переходы, и пошол за образом великого чюдотворца Сергия на Троецкое подворья, а власти провожали: Крутицкой митрополит Павел, Архангельской епископ Иоаким да архимариты. И проводя образ чюдотворца Сергия и пошол Великий Государь с Троецкова подворья по прежнему в поход в село Преображенское, а на Москве оставил Государь тех же, которые были на Москве оставлены, бояр: князь Алексея Андреевича Голицына, князь Ивана Андреевича Хованскова да окольничева Осина Ивановича Сукина, перед Государем рында у саадака стольник Иван, Васильев сын, Бутурлин, да на подворье ж был у Государя у руки акольничей князь Петр Алексеевич Долгоруково, а был в Севску с полком против крымских людей и изменников черкас.

Того ж дни послал Государь к Троице в Сергиев монастырь для молебства и к архимариту Феодосию и к братие с милостиною и с кормом думнова дворянина Ивана Богдановича Хитрово.

Того ж дни, по указу Великого Государя, ходил к святейшим патриархом: к Паисию Александрискому, к Иоасафу Московскому и всеа русии с ествами стольник князь Петр большой, княж Семенов сын, Прозоровской.

176-го году, июля в 27 де(нь), Великий Государь ходил ис походу из села Преображенскова в Новодевичей монастырь к празнику Пречистые Богородицы Одигитрие.

Того ж месяца, июля в 28 де(нь), в Новодевичей монастырь к празнику Пречистые Богородицы Одигитрие приходили с Москвы со кресты власти, а в ходу были власти: Греческой Семиграцкой митрополит Сава, Архангельской епископ Иоаким да архимариты, а за образы, по указу Великого Государя, в ходу был с Москвы до монастыря окольничей Осип Иванович Сукин, и [135] как пришли (В рукописи было “со кресты". Потом слово это зачеркнуто) с образы к монастырю, и Великий Государь встретил (В рукописи было “кресты". Потом слово это зачеркнуто) образы, вышед из слободы, и встретя и пошол за (В рукописи было: “за кресты". Потом слово “кресты” зачеркнуто) образы к монастырю. А из монастыря вышед в святых воротех с образом пречистые богородицы Одигитрие, против (В рукописи было: “против крестов”. Потом слово “крестов" зачеркнуто) образов встретили святейшие патриархи: святейший Кир Паисий, папа и патриарх великого града Александрии и судия вселенней, святейший Иоасаф патриарх Московский и всеа русии, с митрополиты и со всем освященным собором. И после обедни святейшие патриархи отпустили со кресты из монастыря к Москве властей: Крутицкова митрополита Павла, Архангельскова епископа Иоакима да архимаритов и Игуменов, а за образы послал Государь к Москве Касимовскова царевича Василья Араслановича, Сибирскова царевича Петра Алексеевича, да с ними окольничих без мест: Федора Васильевича Бутурлина, князь Петра Алексеевича Долгорукова да думных дворян без мест же: Ивана Ивановича Баклановскова, Ивана Офонасьевича Прончищева, Семена Ивановича Заборовскова. И отпустя (В рукописи было: “со кресты". Затем это слово зачеркнуто) с образы, Великий Государь пошол из манастыря к себе государю в шатры, а святейшие патриархи поехали к Москве, а за Александрейским патриархом за каретою ехали приставы: стольник князь Петр большой, княж Семенов сын, Прозоровский, да полковник и голова стрелецкой Артемон, Сергеев сын, Матвеев, да дьяк Ларион Иванов, а ис Новодевичья монастыря Великий Государь пошол после кушенья (После сих слов в рукописи было: “Великий Государь из под девичья) по прежнему в село Преображенское.

Того ж дни, по указу Великого Государя, на Москве ходил к святейшим патриархом к Паисию Александрискому, к Иоасафу Московскому и всеа русии с ествами стольник князь Петр большой, княж Семенов сын, Прозоровской.

Того ж дни в Новодевичей монастырь пригнал к [136] Великому Государю из Севска от боярина И воеводы, от князь Григорья Семеновича Куракина с товарыщи, с сеунчом дворянин Иван, Тиханов сын, Зыков, что послал он боярин и воевода с товарыщи под черкаской город Воронежец полковника раитарскова Федора, Тиханова сына, Зыкова с рейтары, а с ним дворян городовых и детей боярских 15 сотен, и милостию божиею, а ево государевым счастьем город Воронежец взяли и изменников черкас вырубили, а сидело в том городке 700 ч. (Против означенного периода на поле рукописи помечено: “не писать").

Июля ж в 31 де(нь) Великий Государь пришол ис походу из села Преображенскова к Москве и з государынею царицею.

176-го году, августа в 1 де(нь), на просхождение Честного Креста Великий Государь ходил в ход за кресты на воду, а вверху оставил Государь боярина князь Никиту Ивановича Одоевскова, а в ходу были за кресты святейшие патриархи: святейший Кир Паисий, папа и патриарх великого града Александрии и судия вселенней, святейший Иоасаф патриарх Московский и всеа русии со всем освященным собором, и как пришли ис ходу со кресты в соборную церковь, и Великий Государь, проводя кресты в соборную церковь, и пошол к себе государю вверх, а обедни не слушал в соборной церкве, а святейший Паисий патриарх Александринский, проводя кресты, и поехал к себе на подворья, а не служил в соборной церкве, и Великий Государь пошол к себе государю вверх и послал провожать святейшего Паисия патриарха Александриского из соборные церкви до подворья боярина князь Якова Никитича Одоевскова да пристава патриарша, стольника князь Петра большова, княж Семенова сына, Прозоровскова, и по указу Великого Государя боярин князь Яков Никитич Одоевской да стольник князь Петр Прозоровской святейшего Паисия патриарха проводили от соборные церкви до подворья, а сидели с патриархом в карете.

Того ж дни посылал Великий Государь к святейшим патриархом к Паисию Александрискому, к Иоасафу Московскому и всеа русии с ествами стольника (После сего в рукописи было: “Ивана, Васильева сына, Бутурлина". Затем, эти слова зачеркнуты) князь Петра, а приставы были у [137] Александриского патриарха: стольник князь Петр большой, княж Семенов сын, Прозоровской да полковник и голова стрелецкой Артемон, Сергеев сын, Матвеев да дьяк Ларион Иванов (Против этих слов на поле помета: "не писать").

176-го году, августа в 2 де(нь), Великий Государь ходил к празнику к Василью Блаженному к обедне, а вверху оставил Государь боярина князь Никиту Ивановича Одоевскова да окольничева Федора Васильевича Бутурлина.

Того ж дни пригнал к Великому Государю от боярина и воеводы, от князь Григорья Григорьевича Ромодановскова с товарыщи, с сеунчом дворянин, Абакум, Федоров сын, Иевлев, что посылал он, боярин и воевода, ево Абакум, Иевлева под черкаские городы, под Харьков да под Калентаев, и тех городов черкасы ему Великому Государю добили челом.

Того ж дни писали Великому Государю из Севска боярин и воеводы князь Григорей Семенович Куракин с товарыщи: с стряпчим с Иваном, Микифоровым сыном, Свиязевым, что по его государеву указу он боярин и воеводы с товарыщи и со всеми ратными людми пошли из Севска к Нежину июля в 30 де(нь).

И боярин и воеводы, князь Григорей Семенович Куракин с товарыщи, и со всеми ратными людми под Нежин не ходили, а пришли ис Севска к Глухову и под Глуховом стояли и город осадили и от Глухова отступили и пришли в Путивль, а боярин и воеводы князь Григорей Григорьевич Ромодановской с товарыщи и со всеми ратными людми пришли в Путивль же в сход к боярину и воеводе князь Григорью Семеновичю Куракину. А как сошлися в Путивль, и по указу Великого Государя писано к боярину и воеводам, князь Григорью Семеновичю Куракину с товарыщи, а велено им со всеми ратными людми иттить тотчас из Путивля под Нежин, по прежнему его государеву указу, и в Путивле боярин и воевода князь Григорей Семенович Куракин занемог и писал к Великому Государю, что ему за болезнью иттить немошно, и по указу Великого Государя писано к боярину и воеводе князь Григорью Семеновичю Куракину, буде ему за болезнью иттить нельзя, и ему от себя велено [138] послить под Нежин товарищей своих, а с ними ратных людей, всякого с своим полком, а самому боярину и воеводе князь Григорью Семеновичю стояти в Путивле до указу, а с ним ратным людем, а боярину и воеводам князь Григорью Григорьевичю Ромодановскому с товарыщи велено ж иттить себе с своим полком под Нежен. И после того Великий Государь не укозал боярину и воеводе князь Григорью Семеновичу Куракину под Нежен посылать товарыщей своих, а укозал Великий Государь иттить под Нежен ис Путивля боярину и воеводе князь Григорью Григорьевичю Ромодановскому с товарыщи с своим полком, да ему ж боярину и воеводе князь Григорью Григорьевичю Ромодановскому укозал Великий Государь взять ратных людей у боярина и воеводы у князь Григорья Семеновича Куракина с товарыщи по росписи, какова роспись послана к ним бояром и воеводам, и с теми людми, которых возмет у боярина и воевод, у князь Григорья Семеновича Куракина с товарыщи, и з белогороцким полком, которой с ним, укозал Государь иттить под Нежен и к Чернигову на выручку ево государевым людям, которые сидят ево государевы люди в осаде в Нежине в верхнем городе, и промышлять над изменники черкасы, и к боярину и воеводам, князь Григорью Семеновичю Куракину с товарыщи, о том Великого Государя указ послан, а велено ему ис полку своего ратных людей по росписи отдать боярину и воеводам: князь Григорью Григорьевичю Ромодановскому с товарыщи, какова к нему боярину и воеводе послана роспись, а товарыщей ему своих посылать не велено, а укозал Великий Государь боярину и воеводе князь Григорью Семеновичю Куракину с товарыщи и со всеми ратными людми быти в Путивле до своего Великого Государя указу.

176-го году, августа в 4 де(нь), были у Государя у руки акольничей и воеводы: князь Никита Яковлевич (В рукописи било: “Лвов”, затем слово это зачеркнуто) да стольник князь Иван, княж Иванов сын, Лвовы, а были в Севску в осадных.

176-го году, августа в 6 де(нь), Великий Государь ходил к обедне к празнику Преображению Господню, что на его [139] государеве дворе, а вверху оставил Государь боярина князь Никиту Ивановича Одоевскова, а у празника Преображения Господня служили литоргию святейшие патриархи: Паисии Александриский, Иоасаф Московский и всеа русии.

И того ж дни посылал Великий Государь к святейшим патриархом к Паисию Александрискому, к Иоасафу Московскому и всеа русии с столами ближнева боярина, князь Якова Никитича Одоевскова, а приставы были: у Александриского патриарха стольник князь Петр большой, княж Семенов сын, Прозоровской, да полковник и голова стрелецкой Артемон, Сергеев сын, Матвеев, да дьяк Ларион Иванов.

Того ж дни послал Государь в полк к боярину и воеводам, князь Григорью Семеновичю Куракину с товарыщи, с наказам и с списками стольника князь Петра, княж Лукина сына, Лвова, да ему ж укозал Государь боярину и воеводе князь Григорью Семеновичю Куракину с товарыщи спросити о здоровье, а в наказе писано боярину и воеводам, князь Григорью Семеновичю Куракину с товарыщи, а товарыщей ево имен в наказе не написано.

Того ж дни пригнал к Великому Государю от боярина и воевод, от князь Григорья Григорьевича Ромодановсково с товарыщи, с сеунчом болховитин Евсевей Логвинов, что ходил он боярин и воеводы со всеми ратными людми под город Опошню на изменников, на полковника Полтавскова и черкас, и милостию божиею, а ево государевым счастьем, полковника Полтавскова и черкас побили и обоз ево взяли и городы Опошню да Судища взяли (На поле рукописи против этих слов помета: "не писать").

176-го году, августа в 10 де(нь), Великий Государь ходил в поход в село Измайлово, а на Москве оставил Государь боярина князь Григорья Сунчелеевича Черкаскова, князь Плана Андреевича Хованскова да окольничева Василья Семеновича Волынскова

176-году, августа в 12 де(нь), по указу Великого Государя, послан к табуну встречю стольник и воевода Федор Иванов Левонтьев. [140]

Того ж дни (В рукописи было: “указано". Затем слово это зачеркнуто) укозал Великий Государь быти во Брянску в осадных стольнику и воеводе князь Семену, княж Лукину сыну, Щербатово, стольника на князь Костянтиново место, княж Осипова сына, Щербатово, а стольнику князь Костянтину Щербатово быти к Москве, и стольник князь Семен Щербатово на отпуске у руки был 177-го сентября в де(нь) и послан.

176-го году, августа в 14 де(нь), Великий Государь ходил в соборную церковь к малой вечерне и к молебну, а вверху оставил Государь боярина князь Никиту Ивановича Одоевскова да окольничева Федора Васильевича Бутурлина, а как Великий Государь ходил ко всеношному в соборную церковь, а вверху оставлен был боярин князь Иван Алексеевич Воротынской.

176-го году августа в 15 де(нь), на Успение Пресвятые Богородицы, Великий Государь ходил в соборную церковь к обедне, а вверху оставил Государь бояр князь Никиту Ивановича Одоевскова, князь Юрья Ивановича Ромодановскова.

176-го году, августа в 15 де(нь), на Успение Пресвятые Богородицы Великий Государь царь и великий князь Алексей Михайловичу всеа великие и малые и белые росии самодержец, ел у святейшего Иоасафа патриарха Московского и всеа русии, да у патриарха ж ел святейший Кир Паисии, папа патриарх великого града Александрии и судия вселенней, да ели Грузинской царевич Николай Давыдович да власти: Крутицкой митрополит Павел, Газской митрополит Паисей, Икониской митрополит Офонасей, Грузинской митрополит Епифаний, Архангельской епископ Иоаким да архимариты и Игумены, а у стола были бояре: князь Иван Алексеевич Воротынской, князь Иван Андреевич Хованской, акольничей Василей Сименович Волынской, думные дьяки Дементей Башмаков, Григорей Караулов, Гарасим Дохтуров. В столы не смотрели. Вина нарежал князь Юрья, княж Михаилов сын, Одоевской, пить наливал Великому Государю и патриархом князь Иван, княж Борисов сын, Троекуров, у Великого Государя у стола стояли кравчей князь Петр Семенович Урусов да стольник Дмитрей, Никитин сын, Наумов, у [141] святейшего Паисия папы и патриарха у стола стоял греческой дьякон Мелетий, у святейшего Иоасафа патриарха у стола стоял ево патриархов дьяк Иван Калитин, потчивал Грузинского царевича пристав ево, стольник Василей, Алферьев сын, Хитрово, у Великого Государя за поставцом сидел боярин и оружейничей Богдан Матвеевич Хитрово, за поставцом святейшего Паисия папы и патриарха сидел патриархов боярин Микифор, Михаилов сын, Беклемишев и к царевичю Грузинскому отпущал есть он же с того ж поставца. За поставцом святейшего Иоасафа патриарха сидел ево патриархов дьяк Денис Дятловской, а после стола великий господин, святейший Иоасаф патриарх Московский и всеа русии, благословил Великого Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всеа великие и малые и белые рост самодержца образ Успение Пресвятые Богородицы, обложен серебром, аклад чеканной, да ему ж Великому Государю подносил даров: 3 кубка больших с кровлями, алтабас, бархат золотной турской, 2 бархата золотных персицких, отлас серебреной, 3 бархата глатких, 3 отласа глатких, 3 камки, 3 сорока соболей, святейшему Кир Паисию, папе и патриарху великого града Александрии и судий вселенней, образ Успение Пресвятые Богородицы обложен серебром, да ему ж даров: кубок с кровлею, 2 бархата золотных, отлас золотной, бархат глаткой, 2 отласа глатких, 2 камки, 2 сорока соболей.

176-го году, августа в 16 де(нь), на празник Нерукотворен образа Спасова, у Великого Государя на сенех в церкве Нерукотворенного образа Спасова служил литоргию Крутицкой митрополит Павел, а святейшие патриархи у празника не были.

И того ж дни посылал Великий Государь к святейшим патриархом с ествами: к святейшему Паисию, папе и патриарху Александрискому, боярина князь Ивана Алексеевича Воротынскова, к святейшему Иоасафу патриарху Московскому и всеа русии стольника Григорья, Микифорова сына, Сабакина, а приставы были у Александриского патриарха: стольник князь Петр большой, княж Семенов сын, Прозоровской да полковник и голова стрелецкой Артемон, Сергеев сын, Матвеев да дьяк Ларион Иванов, а стола у Великого Государя не было, [142]

176-го году, августа в 17 де(нь), (Против этих слов на поле помета: "не писать") Великий Государь ходил в Вознесенской монастырь к панахиде по матери своей государеве блаженные памяти по великой государыне царице и великой княгине Евдокее Лукьяновне, а вверху оставил Государь боярина князь Никиту Ивановича Одоевскова.

176-го году, августа в 19 де(нь), Великий Государь ходил в ход за кресты в монастырь Пречистые Богородицы Донские, а на Москве оставил Государь боярина князь Никиту Ивановича Одоевскова, да окольничева Андрея Васильевича Бутурлина, да думнова дворянина Прокофья Кузмича Елизарова, а в ходу был Крутицкой митрополит Павел да архимариты, а святейший Иоасаф патриарх Московский и всеа русии в ходу не был, проводил кресты из соборные церкви до дворца.

176-го году, августа в 26 де(нь), был у Великого Государя в столовой избе польскова и литовскова короля Яна Казимера посланник Ян Котович, сидел он послом в Кизылбаши, а при посланнике Великий Государь был в ферезее, бояре и окольничие и думные и ближние люди были в охобнях чистых, а рынды были в ферезеях. Стольники: князь Юрья да князь Федор, княж Семеновы дети, Урусовы, Дмитрей, Никитин сын, Наумов да стряпчей Иван, Лаврентьев сын, Наумов, а встреча была посланнику перед столовою в сенех: стольник Андрей, Иванов сын, Колычев, да посольской дьяк Ефим Юрьев, объявлял Великому Государю посланника окольничей Иван Богданович Милославской, а приставь был у посланника сотник стрелецкой Кирило Копышев, а с столом посылки к нему к посланнику не было, а на отпуске у Великого Государя был 177-го году сентября в 9 де(нь).

И на отпуске являли ево Великому Государю посланным, а не посланником потому, что он Великого Государя оболгал: сказался сам посланником, а в листе от королевского величества написано посланным, и для того ему на отпуске встречи не било, и рынд при нем не было, и окольничей ево не обявлял, а объявлял ево посольской думной Гарасим Дохтуров, [143] а пристав был у него тот же сотник стрелецкой Кирило Копышев и отпущен посланной Ян Котович в Кизылбаши.

176-го году, августа в 29 д(ень), на Усекновение Честные главы Иоанна Предтечи Великий Государь ходил в Ивановской девичей монастырь к празнику к Иоанну Предтече к обедне, а служили у празника святейшие патриархи Паисий Алесандриский, Иоасаф Московский всеа русии.

И того дни, на именина государя царевича и великого князя Ивана Алексеевича, посылал Великий Государь к святейшим патриархом с ымениными пирогами боярина, князь Якова Никитича Одоевскова, да к святейшим же патриархом посылал Великий Государь съествами: к святейшему Паисию патриарху Александрискому стольника князь Петра большова, княж Семелова сына, Прозоровского, к святейшему Иoacaфy патриарху Московскому и всеа русии стольника ис комноты Григорья, Микифорова сына, Сабакина, а приставы были: у Александриского патриарха стольник князь Петр большой, княж Семенов сын, Прозоровской, да полковник и голова стрелецкой Артемон, Сергеев сын, Матвеев да дьяк Ларион Иванов.

Того ж 176-го году, по указу Великого Государя, сидели у его государевых дел на Москве по приказом, в судных приказех: в Володимерском судном приказе стольник Никита, Иванов сын, Шереметев да Василей, Дмитреев сын, Овцын, да дьяки Андрей Галкин да Тимофей Бессонов. И дьяк Андрей Галкин взят в казенной приказ, а дьяк Тимофей Бессонов послан на службу, а на их место сидели дьяки Семен Звягин, Тимофей Кузмин. В судном Московском приказе стольник князь Андрей, княж Михайлов сын, Солнцев-Засекин, да стряпчей Володимер, Иванов сын, Бастанов, да дьяки Александре Алексеев да Ермолай Воробьев. В посольском приказе боярин Офонасей Лаврентьевич Ардин-Нащокин, да думные дьяки Гарасим Дохтуров, Лукьян Голосов, да дьяк Еким Юрьев. В Новгороцкой четверти сидели они ж, да дьяк Иван Степанов. В Молоросиском приказе и в Галицком и в Володимерских четвертях ведали они ж боярин Офонасей Лаврентьевич Ардин-Нащокин с товарыщи, в розряде думной дьяк [144] Дементей Башмаков, да дьяк Федор Грибоедов, Василей Семенову в помесном приказе думной дьяк Григорей Караулов да дьяки: Андреян Яковлев да Степан Венедиктов. В стрелецком приказе думной дьяк Александро Дуров да дьяк Иван Гаряинов; в большой казне боярин князь Никита Иванович Одоевской да думной дворянин Иван Иванович Баклановской, да дьяки Василей Брехов да Степан Шарапов. В рейтарском и в ыноземском приказех он же боярин князь Никита Иванович Одоевской да князь Савелей, княж Иванов сын, Козловской. А дьяки в тех приказех сидели: в рейтарском Иван Михайлов да Фома Микифоров, и Иван Михаилов послан на службу в Севеск и на ево места Фома Микифоров. В ыноземском дьяки Ушаков да Иван Чернеев. В казанском дворце боярин князь Юрья Алексеевич Долгоруково, да думной дворянин Ларион Дмитреевич Лопухин, да дьяки Офонасей Зыков, Петр Самойлов. В большом дворце боярин и оружейничей Богдан Матвеевич Хитрово, да думной дворянин Иван Богданович Хитрово, да дьяки: Семен Титов да Андрей Силин, Денис Савлуков, Ларион Иванов. Во дворце ж в судном дворцовом приказе: Воин, Калинников сын, Селифонтов да дьяки: Иван Балакшин да Микита Шарапов. В золотой и оружейной он же боярин и оружейничей Богдан Матвеевич Хитрово, да стольник Офонасей, Иванов сын, Нестеров, а дьяки в тех приказех сидели: в золотой и в серебреной Богдан Силин; в оружейной Ларион Иванов; в Пушкарском приказе окольничей Иван Михайлович Молославской, да дьяк Иван Десятого; в Сибирском приказе окольничей Родион Матвеевич Стрешнев, да дьяки Григорей Порошин да Лев Ермолаев; в Ямском приказе боярин князь Иван Андреевич Хованской, да дьяки Микита Головнин, Иван Чистого. И дьяки Микита Головнин умер, а Иван Чистого отставлен, а на их место дьяки Василей Екимов, да Михаило Чертовской. В Пушкарском приказе боярин князь Юрья Иванович Ромоданоской, да стольник Иван, Павлов сын, Акинев, да дьяки Иван Горохову Иван Амирев, Яков Портомоин. И Иван Горохов послан на посольство. В розбоином приказе окольничей Василей Семенович Волынской да Смирной, Григорьев сын, [145] Свинин, да дьяки Микита Арцыбышев, да Дмитрей Шипулин. В большом приходе думной дворянин Иван Офонасьевич Прончищев, да дьяки: Гарасим Головнин, Тимофей Кузмин. Тимофей Кузмин взят из Володимерскова приказу. В челобитенном приказе окольничей Осип Иванович Сукин, да дьяки: Андреян Ерохов да Александро Анисимов; в новой четверти думной дворянин Григорей Михайлович Аничков, да дьяки: Микифор Кривской да Иван Патрекеев. На казенном дворе казначей Офонасей Самойлович Нарбеков, да дьяки: Андрей Галкин, Яков Петелин. В государеве мастерской полате постельничей Григорей Иванович Ртищев, да стряпчей с ключем Федор, Алексеев сын, Полтев, да дьяки: Анофрей Гаврилов да Иван Чаплыгин. В мастерской государыни царицы стольник Федор, Прокофев сын, Соковнин, да дьяки: Иван Взимков да Иван Васильев. В приказе великого государя тайных дел дьяк Федор Михаилов; у печати печатник Алмаз Иванович, да дьяк Исай Нефедьев. В земском приказе думной дворянин Прокофей Кузмичь Елизаров, да Семен, Васильев сын, Ларионов да дьяки: Федор Протопопов, Иван Рагозин. В Костромской четверти он же думной дворянин Прокофей Елизаров, да дьяк Алмаз Чистого. В манастырском приказе думной дворянин Семен Иванович Заборовской, да дьяки: Филип Артемьев, Тимофей Антипин, и дьяк Филип Артемьев послан на службу в Севеск. В холопье приказе стольник Иван, Иванов сын, Стрешнев, да дьяки: Иван Степанов да Иван Андреянов. В приказе камены(х) дел стольник Иван, Богданов сын, Комынин, да дьяк Иван Дмитреев; в Устюжской четверти дьяк Офонасей Башмаков; в хлебном приказе стольник Иван, Савостьянов сын, Хитрого; в конюшенном приказе дворянин Дмитрей, Кузмин сын, Булгаков да дьяки: Тимофей Марков, Иван Микулин, а яселничева не было.

Того ж 176-го году по городом были воеводы: в Володимере стольник и воевода Андрей, Алексеев сын, Вельяминов-Воронцов, в Суздоле Богдан, Васильев сын, Яковлев, в Нижнем Новегороде воевода Максим, Иванов сын, Нащокин да дьяк Евсевей Кобелев, в Арзамазе воевода Григорей, Иванов сын, Бесстужев, на Алатаре стольник и воевода Тимофей, Устинов [146] сын, Хрущову от литовские украины в Вязме стольник и воевода Александро, Тимофеев сын, Измайлов; в Дорогобуже стольник и воевода Иван, Павлов сын, Селунской; на Белой, в Смоленску—боярин и воеводы: князь Иван Борисович Репнин да Иван, Иванов сын, да Иван, Андреев сын, Вельяминовы, да дьяки: Аврам Кощеев да Ларион Ермолаев. В Севеских городех: во Брянску стольник и воевода князь Андрей, княж Михаилов сын, Волконской, и князь Андрея Волконскова во Брянску не стало, а был он во Брянску со 175 году, и 176-го прислан на ево место во Брянеск стольник и воевода князь Костянтин, княж Осипов сын, Щербатово: в Путивле окольничей и воеводы Михаило Семенович Волынской да Семен, Захарьев сын, Дашкову да дьяк Иван Манамахов, а были они в Севску со 173 году.

И 176-го в июне прислан в Путивль стольник и воевода князь Михаило, княж Иванов сын, Волконской, а окольничему Михаилу Волынскому и Семену Дашкову велено быть к Москве, а дьяку Ивану Манамахову велено быти с стольником 1 воеводою, с князь Михаилом Волконским. В Севску окольничей и воеводы князь Микита Яковлевич Лвов, да стольник князь Иван, княж Иванов сын, Лвов, да дьяк, а были они в Севску со 174-го году.

И 176-го в июне присланы в Севеск воеводы: князь Яков, княж Петров сын, Волконской, да сын ево стольник князь Григорей Волконской, а окольничему князь Миките Лвову и князь Ивану Лвову велено быти к Москве.

Текст воспроизведен по изданию: Из архива Тайных дел // Старина и новизна, Книга 15. 1911

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.