Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Из архива Тайных Дел

 

176-го году, генваря в 26 де(нь), в неделю мясопустную, святейший Иоасаф, патриарх Московский и всеа русии, со всем освященным собором был на действе страшного суда Христова, а выходу Великому Государю к действу не было. Были у действа, по указу Великого Государя, Касимовской царевич [68] Василей Арасланович, да боярин князь Иван Андреевич Хованской, да окольничей Осип Иванович Сукин, да розрядной думной дьяк Дементей Башмаков.

176-го году, февраля в 9 де(нь), на зборноя воскресенья, Великий Государь послал в святейшим патриархом с ествами своих государевых ближних людей: к святейшим вселенским патриархом стольника князь Петра, княж Иванова сына, Прозоровскова, к святейшему Иoacaфy, патриарху Московскому и всеа русии, стольника Ивана, Васильева сына, Бутурлина.

176-го году, февраля в 11 де(нь), Великий Государь ходил в Чюдов монастырь к празнику Алексею митрополиту к вечерне, а вверху оставил Государь боярина князь Никиту Ивановича Одоевскова, да окольничева Федора Васильевича Бутурлина.

Того ж месяца февраля в 12 де(нь), на празник Алексея, митрополита Московского и всеа русии Чюдотворца, Великий Государь ходил в Чюдов монастырь ко всеношному, а вверху оставил Государь боярина князь Ивана Алексеевича Воротынскова, да окольничева князь Дмитрея Алексеевича Долгорукого.

Того ж дни Великий Государь ходил в Чюдов монастырь к обедне, а с ним Великим Государем ходил сын ево государев, Государь Царевич Великий Князь Алексей Алексеевич, а вверху оставил Государь боярина князь Ивана Алексеевича Воротынскова, да окольничева Федора Васильевича Бутурлина.

Того ж дни были у Великого Государя и у Государя Царевича в передней святейшие патриархи: святейший Паисии, папа и патриарх великого града Александрии и судия вселенней, святейший Макарий, патриарх божие града Антиохий и всего востока, святейший Иоасаф, патриарх Московский и всеа русии, а с ними приходили власти. И Государь Царевич Великий Князь Алексеи Алексеевич подносил святейшим патриархом с своих государевых именин именинные пироги, а властей всех Государь Царевич жаловал пирогами ж, а стола у Великого Государя не было.

И того ж дни Великий Государь и сын ево государев, Государь Царевич, посылал к святейшим патриархом с ествами своих государевых ближних людей: к святейшим [69] вселенским патриархом столника князь Петра, княж Иванова сына, Прозоровскова, к святейшему Иоасафу, патриарху Московскому и всеа русии, стольника Григорья, Микифорова сына, Сабакина.

Того ж дни посылал Великий Государь в Великий Новгород окольничева и воеводу, князь Дмитрея Алексеевича Долгорукого, да дьяков Дмитрея Шубина да Ивана Рубцова, на перемену боярину и воеводе князь Васи лью Григорьевичю Ромодановскому, да дьяку Семену Углецкому, а укозал Великий Государь боярину и воеводе, князь Василью Григорьевичю Ромодановскому, и дьяку Семену Углецкому быть к себе Великому Государю к Москве.

176-го году, февраля в 13 де(нь), указал Великий Государь сидеть в большом приходе думному дворянину Ивану Офонасьевичю Прончищеву, да дьяку Гарасиму Головину, а до думнова дворянина Ивана Прончищева сидели в большом приходе окольничей Микита Михайлович Боборыкин, да дьяк тот же Гарасим Головин. И в прошлом во 175-м году, по указу Великого Государя, окольничей Микита Боборыкин послан в Казань, а в большом приходе до сего числа сидел один дьяк Гарасим Головин.

176-го году, февраля в 15 де(нь), указал Государь быти в Саранску от приходу воинских людей в полковых и в осадных стольнику и воеводе князь Миките, княж Иванову сыну, Приимкову-Ростовскому, а у руки был февраля в 18 де(нь).

Февраля, в 16 де(нь), писали к Великому Государю из малоросийских городов воеводы, что вор изменник гетман Ивашка Брюховецкой и черкасы ему, Великому Государю, изменили и его государевых ратных людей, которые были, по его государеву указу, у него гетмана, всех он, изменник Ивашка Брюховецкой, велел побить и почели приходить в ево государевы малоросийские городы войною татары.

И по тем вестям указал Великий Государь быти на своей государеве службе стольником против изменников, Ивашка Брюховецкова и черкас, боярину и воеводам: князь Юрью Алексеевичю Долгоруково, да окольничим: князь Петру Алексеевичю Долгоруково, да Осипу Ивановичю Сукину, да дьяком Офонасью [70] Зыкову, да Тимофею Бессонову, а збиратца с ратными людьми в Белеве. А з боярином и воеводой князь Юрьем Алексеевичем Долгоруково с товарыщи указал Великий Государь быть на своей государеве службе своему государеву двору: стольником и стряпчим и дворяном Московским и жилцом, да дворяном и детем боярским розных городов, да полковником рейтарским с рейтары, да головам стрелецким з девети приказы, и всяким и иным ратным людям; а у приказов головы стрелецкие: Богдан, Клементьев сын, Пыжов, Микифор, Иванов сын, Колобову Тимофей, Матвеев сын. Полтев, Иван, Васильев сын, Жидовинов, Иван, Дмитреев сын, Зубов, Григорей, Власьев сын, Остафьев, Ермолай, Михайлов сын, Баскаков, Федор, Полуехтов сын, Нарышкин, Матвей, Микифоров сын, Спиридонов. А срок учинен всем ратным людям стать в Белеве марта в 8 де(нь).

А с передовыми людми указал Государь иттить в Белев, наперед боярина и воеводы князь Юрья Алексеевича Долгорукого, товарыщю ево окольничему и воеводе, князь Петру Алексеевичю Долгоруково, да дьяку Тимофею Бессонову, а указал Государь ему в Белеве, собрався с ратными людми, которым указано с ними быти, и из Белева иттить в Севеск, и где будут изменники черкасы, и ему над изменники черкасы промышлять, сколко милосердый Бог помощи подаст, а с околничим и воеводою, с князь Петром Алексеевичем Долгорукого укозал Государь иттить с Москвы головам с приказы: Федору, Полуехтову сыну, Нарышкину, Матвею, Микифорову сыну, Спиридонову.

Того ж дни укозал Государь сидеть в монастырском приказе думному дворянину Семену Ивановичю Заборовскому, да дьяком Филипу Артемьеву, да Тимофею Антипину, а до думнова дворянина Семена Заборовскова сидел в монастырском приказе окольничей князь Дмитрей Алексеевич Долгорукого. И по указу Великого Государя окольничей князь Дмитрей Алексеевич Долгорукой послан на ево государеву службу в Великий Новгород, а дьяки с ним сидели теж.

176-го году, февраля в 17 де(нь), по черкаским же вестям укозал Великий Государь быти на своей государеве службе [71] в Бель городе с полком, [против изменников Ивашка Брюховецкова и черкасы] (Слова, поставленный в скобках, писаны на поле) боярину и воеводам: князь Григорью Григорьевичю Ромодановскому, да стольнику Петру, Дмитрееву сыну, Скуратову.

[176-го году, февраля в 18 де(нь), послал Государь в Белгород боярина и воеводу князь Григорья Григорьевича Ромодановскова, да стольника Петра Дмитреева сына Скуратова, а дьяки с ними готовы] (Эти слова, поставленные в скобках, в текста зачеркнуты).

А з боярином и воеводою, с князь Григорьем Григорьевичем Ромодановским с товарыщи, укозал Великий государь быти всему Белогороцкому полку: дворяном и детем боярским, и полковником рейтарским с рейтары, и всяких чинов ратным людям. А укозал Великий Государь боярину и воеводам, князь Григорью Григорьевичю Ромодановскому с товарыщи иттить тот час в Белгород. А пришед в Белгород и собрався с ратными людми, и иттить из Белагорода в молоросийские городы на изменников Ивашка Брюховецкого и черкасы и промышлять над ними, сколько милосердый Бог помощи подаст (На поле помета: оставить), [а дьяки с ним готовы в Беле городе: Степан Федоров, Иван Бородин] (Слова, поставленный в скобках, в рукописи зачеркнуты), а на отпуске боярин и воеводы князь Григорей Григорьевич Ромодановской с товарыщи были у великого государя у руки [на отпуске были у руки сего числа] (То же) февраля в 18 де(нь) и пошли в Белгород. А ныне в Беле-городе окольничей и воевода князь Юрья Никитич Борятинской, да князь Василей, княж Дмитреев сын, Борятинской, да дьяки Степан Федоров, да Иван Бородин.

И великий Государь укозал окольничему и воеводе, князь Юрью Никитичю Борятинскому из Бела города с ратными людми, которые ныне у кого есть в зборе, иттить под Платаву на изменников черкас, не дожидаясь в Белгороде боярина и воеводы князь Григорья Григорьевича Ромодановскова с товарыщи. А в Беле городе велено ему оставить в осадных товарыща своего [72] князь Василья Борятинскова и дьяков, а быти ему, князь Василью, в Беле-городе до тех мест, как придет в Бел город боярин и воевода князь Григорей Григорьевич Ромодановской с товарыщи, а как придет в Бел город боярин и воевода князь Григорей Григорьевич Ромодановской с товарищи, и князь Василья Борятинскова велено отпустить к Москве. А дьяком Степану Федорову да Ивану Бородину велено быти по прежнему в Беле городе з боярином и воеводы: с князь Григорьем Григорьевичем Ромодановским с товарищи. А как из Бела города боярин и воевода князь Григорей Григорьевич Ромодановской с товарыщи пойдет с полком на изменников черкас, и в Беле городе велено ему оставить в осадных из дворян, кого пригоже. И по указу Великого Государя его государев указ в Белгород к окольничему и воеводе, князь Юрью Никитичю Борятинскому, о походе из Бела города на изменников черкас послан сего ж числа, а с указом Великого Государя послан стряпчей Иван, Перфильев сын, Абрассов.

Того ж дни послал Государь х Киеву на выручку от изменников черкас стольников и воевод: князь Констянтина, княж Осипова сына, Щербатова да Ивана, Петрова сына, Лихарева, а с стольником и воеводы, с князь Костянтином Щербатово с товарыщи, укозал Государь в том походе быть Лучаном и Торопчавом, да Смоленской и Белской шляхте и рейтаром, а збиратца им с ратными людми в Смоленеску, а собрався с ратными людми и из Смоленска иттить им на Стародуб, а с Стародуба на черкаские городы, на помочь к Киеву, смотря по вестям. И стольники и воеводы, князь Костянтин Щербатово, да Иван Лихарев, у Великого Государя у руки были на отпуске сего числа, и как стольник и воеводы, князь Костянтин Щербатово с товарыщи, собрався с ратными людми, пошол из Смоленска и к Киеву не прошол, а стоял в Почепе.

176-го году, февраля в 19 де(нь), послал Государь в Белев с передовыми людьми, наперед боярина и воеводы князь Юрья Алексеевича Долгорукого, товарища ево окольничева и воеводу князь Петра Алексеевича Долгорукого, да дьяка Тимофея Бессонова, а на отпуске и окольничей и воевода князь Петр [73] Алексеевич Долгорукого и дьяк были у Великого Государя у руки (После сих слов в тексте стояло: “были на отпуске". Засим слова эти зачеркнуты) сего числа, а боярину и воеводам князь Юрью Алексеевичю Долгорукого с товарыщи иттить после, а с окольничим и воеводы князь Петром Алексеевичем Долгорукого послал Государь голов с приказы, а указал Государь окольничему и воеводе, князь Петру Алексеевичю Долгорукого, иттить в Белев тот час, и пришед в Белев (город) (Слово город зачеркнуто) и собрався с ратными людми, которым указано с ним быть, и из Белева иттить в Севеск, и где будут изменники черкасы, и ему над изменники черкасы промышлять, сколько милосердый Бог помощи подаст.

176-го году, февраля в 20 де(нь), были у Государя у руки его Государевы (великие) (Слово великие зачеркнуто) послы, а были у польского и литовского короля Яна Казимера для подкрепленья мирного постановленья: думной дворянин и намесник Кадомской Богдан Иванович Нащокин, да дьяк Григорей Богданов и дворяне, которые были с послы.

[Того ж дни сказано воеводам в Сибирские городы: в Тоболеск, в товарыщи к стольнику и воеводе к Петру, Иванову сыну, Годунову, на князь Федорова места Бельскова, стольник и воевода Данило, Андреев сын, Вельяминов, в Мангазею стольник Федор большой, Григорьев сын, Хрущов, и после того стольник Данило Вельяминов от Тобольские службы отставлен, и иной нихто не послан, а Федор Хрущев от Томска отставлен, а сказано ему на Верхотурья, стольника на Иванова места, Яковлева сына, Колтовскова июня в 17 де(нь), а у руки был.

176-го году, февраля в 28 де(нь), пришел к Москве свейский посланник, а встретил ево пристав полуголова, Иванова приказу Полтева, Иван Кандратьев сын Елагин, а на выезде были подьячие, а встреча была за Тверскими вороты] (Слова, поставленный в скобках, в оригинале перечеркнуты наискось).

176-го году, марта в 1 де(нь), укозал Великий Государь [74] розрядному думному дьяку Дементью Башмакову сказать свой государев указ стольником и стряпчим и дворяном Московским и жилцом, которым велено но наряду быть з боярином и воеводы, с князь Юрьем Алексеевичем Долгоруково с товарыщи, против изменников черкас: у которых стольников и стряпчих и дворян Московских и жилцов вотчины и поместья есть в заоцких городех, которые городы за Окою, и тем указал Великий Государь, по прежнему своему государеву указу, быти на своей государеве службе и иттить на свою государеву службу тотчас в Белев, и приехав в Белев и записывать приезды свои в Белеве, а для того укозал Великий Государь с Москвы послать в Белев думнова дворянина Ивана Ивановича Баклановскова, да тайных дел дьяка Федора Михайлова, а велено им в Белеве стольников и стряпчих и дворян Московских и жилцов и всяких ратных людей приезды записывать, хто которого числа приедет на ево государеву службу в Белев, а стольником же и стряпчим и дворяном Московским и жилцом, которым указано ж быти по наряду з боярином и воеводы, с князь Юрьем Алексеевичем Долгорукого с товарыщи, а вотчин и поместей у них нету в заоцких городех, которые городы за Окою, и тем указал Великий Государь с Москвы не съезжать, и жить на Москве до своего государева указу, а на службу быть готовым, как ево государев указ будет, а запасы им свои указал Государь посылать по нынешнему ж зимнему пути в Севеск. И по указу великого государя ево государев указ розрядной думной дьяк Дементей Башмаков стольником и стряпчим и дворяном Московским и жилцом сказал на постельном крыльце, а боярину и воеводам, князь Юрью Алексеевичю Долгоруково с товарыщи, не указал государь иттить с Москвы до весны до больших вестей, [а у руки были марта в 2 де(нь)] (Слова, поставленный в скобках, в рукописи зачеркнуты).

176-го году марта, в 2 де(нь), послал Государь в Белев думнова дворянина Ивана Ивановича Баклановскова, да тайных дел дьяка Федора Михайлова, [а у руки были сего числа] (Слова, поставленный в скобках, в рукописи зачеркнуты). [75]

А указал Великий Государь им, приехав в Белев, и в Белеве записывать приезды стольников, и стряпчих, и дворян Московских, и жилцов, и городовых, и рейтар, и всяких разных людей, хто которого числа приедет на ево государеву службу в Белев, которым по наряду велено быти в полку з боярином и воеводы, с князь Юрьем Алексеевичем Долгорукого с товарыщи, а з запискою о приезды, которые приедут в розных числах марта по 13-е число, и с теми приезды марта с 13 числа указал Государь ехати к Москве к себе, Государю, дьяку Федору Михайлову. А вперед, марта с 13-го числа да марта ж по 22 день, указал Государь записывать приезды по прежнему думному дворянину Ивану Ивановичу Баклановскому, а марта с 22-го числа никово в приезды записывать не велено. А указал Государь с теми приезды, которые по 22-е число записываны, думному дворянину Ивану Баклановскому из Белева ехати в себе государю к Москве, а ратным людем всяких чинов, которые объевились по приезде, по записке думнова дворянина Ивана Баклановскова и дьяка Федора Михайлова, указал государь иттить всем из Белева в Севеск в полк к окольничему и воеводе князь Петру Алексеевичю Долгорукого и быти с ним.

Того ж дни послал Государь в Танбов думнова дворянина и воеводу Якова Тимофеевича Хитрово на Веденихтова место Змеева, [а для каких иных дел послан, и о том проведать] (Слова, поставленный в скобках, в рукописи зачеркнуты).

176-го году марта, в 5 де(нь), указал Государь быть на своей государеве службе, против изменников черкас, з боярином и воеводы, князь Юрьем Алексеевичем да с окольничим князь Петром Алексеевичем Долгоруково, в товарыщех стольнику и воеводе князь Борису, княж Еуфимову сыну, Мышецкому, и указал Государь стольнику и воеводе князь Борису Мышецкому иттить в Севеск к окольничему и воеводе князь Петру Алексеевичу Долгоруково и быти с ним в товарыщех, а из Севска указал Государь окольничему и воеводе князь Петру Алексеевичу Долгорукого да ему князь Борису с ратными людьми иттить на изменников черкас и над ними промышлять, сколько [76] милосердый Бог помощи подаст. И стольник князь Борис Мышецкой на отпуске у Великого Государя у руки был марта в 8 де(нь).

176-го году, марта в 10 де(нь), был у Великого Государя в столовой избе свейского Карла Густава короля посланной Густав. Великий Государь был в опашне, а рынд не было. Объявлял Великому Государю посланнова посольской думной дьяк Гарасим Дохтуров, а пристав был у посланнова Иванова приказу Полтева полуголова Иван, Кандратьев сын, Елагин.

[Того ж дни были у Государя крымские посланники в столовой же избе, а пристав у посланников.... Объявлял Великому Государю посольской же думной дьяк Гарасим Дохтуров, а на отпуске были крымские посланники марта в 29 де(нь)] (Слова, поставленный в скобках, в рукописи зачеркнуты).

176-го году, марта в 11 де(нь), Великий Государь ходил в поход в село Измаилова, а на Москве оставил Государь бояр: князь Ивана Алексеевича Воротынскова, князь Ивана Андреевича Хованскова, да окольничева Осипа Ивановича Сукина. Возница у Государя был стольник князь Василей, княж Васильев сын, Голицын. На ухабе стояли: стольник князь Борис, княж Васильев сын, Гарчаков, да страпчей Иван, Петров сын, Абрассов.

176-го году, марта в 12 де(нь), празновал Государь Пречистой Богородице Федоровской.

И того дни Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всеа великие и малые и белые россии самодержец, слушал обедню в церкве Рождества Пресвятые Богородицы, что у него, Государя, на сенех, а служил обедню святейший Иоасаф, патриарх Московский и всеа русии, а святейших вселенских патриархов не было.

Того ж дни посылал Великий Государь к святейшим вселенским патриархом, к Паисию Александрийскому, к Макарию Аотиохийскому, к святейшему Иоасафу, патриарху Московскому и всеа русии, с ествами ближнева стольника князь Петра, княж Иванова сына, Прозоровскова. [77]

176-го году, марта в 15 де(нь), па Вербное воскресенья, Великий Государь ходил в ход за образы к празнику, в ход Иеросалим, что на рву, а с ним, Великим Государем, ходил сын его государев, Государь Царевич и Великий Князь Алексей Алексеевичу а вверху оставил Государь боярина, князь Григорья Сунчелеевича Черкаскова, да окольничева Федора Васильевича Бутурлина. А как Великий Государь и сын ево государев, Государь Царевич, пошли за вербою с лобнова места в кремль, и от лобнова места на осляти ехал святейший Иоасаф, патриарх Московский и всеа русии, а осля вел по конец повода Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всеа великие и малые и белые росии самодержец, а сын ево государев, Государь Царевич и Великий Князь Алексей Алексеевичу вел осля посереди повода по блиску за ним, Государем, да посередь же повода вел осля за государем царевичем, по указу Великого Государя, боярин, князь Никита Иванович Одоевской, а под губу осля вел патриарш боярин Микифор, Михаилов сын, Беклемишев, да патриарш казначей. А святейшие вселенские патриархи в ходу не были, а были в то время у себя. И как Великий Государь и сын ево государев, Государь Царевич, шли за образы, и святейшие вселенские патриархи в то время смотрели из своих полат и Великого Государя и Государя Царевича осеняли. И Великий Государь и сын ево государев, Государь Царевич, посылали к святейшим патриархом о спасении спрашивать боярина князь Ивана Алексеевича...

И как пришли ис ходу в соборную церков, и святейшие вселенские патриархи приехали в соборную церковь и служили обедню все три патриарха с митрополиты и архиепископы и со всем освященным собором, а Великий Государь слушал обедни в соборной церкви, а сын ево государев Государь Царевич пошол к себе государю в хоромы.

Того ж дни ели у святейшего Иоасафа патриарха Московского И всеа русии святейшие вселенские патриархи: святейший Кир Паисий, папа и патриарх великого града Александрии и судия вселенней, святейший Кир Макарий, патриарх Божие града великие Антиохий и всего востока, да влати, а стол был в [78] патриаршей в крестовой полате. А у стола были, по указу Великого Государя, бояре: князь Никита Иванович Одоевской, князь Яков Никитич Одоевской, Офонасей Лаврентьевич Ардин-Нащокин, да окольничие: Василей Семенович Волынской, да думной дворянин Иван Офонасьевич Прончищев, да думной розрядной дьяк Дементей Башмаков. А после стола святейший Иоасаф патриарх Московских и всеа руст подносил святейшим вселенским патриархом по образу Пречистые Богородицы Владимерские, аклад чеканной, да им же святейшим патриархом даров по кубку с кровлею, по бархату золотному турскому, по отласу золотному, по 2 отласа глатких, по 2 камки, по сороку соболей. Да святейший же Иоасаф, патриарх Московский и всеа русии, благословил боярина князь Никиту Ивановича Одоевского: образ Пречистые Богородицы Владимерские, обложен серебром, да ему ж бархат серебреной персицкой, отлас золотной, 2 отласа глатких, 2 камки, сорок соболей.

176-го году, марта в 18 де(нь), был у Великого Государя в золотой полате свейского Карлуса короля посланной Густав на отпуске. Великий Государь был в опашне, а рынд не было. Объявлял Великому Государю посланнова посольской диак Гарасим Дохтуров, а пристав был у посланнова полуголова Иван, Кандратьев сын, Елагин.

176-го году, марта в 19 де(нь), в Великий четверк, Великий Государь ходил в соборную церковь к обедне, а вверху оставил Государь боярина князь Григорья Сунчелеевича Черкаского, а служили в соборной церкве святейшие патриархи: Паисий, папа и патриарх Александриский, Макарий, патриарх Антиохиский, Иоасаф, патриарх Московский и всеа русии, а действовал умовение ног Александриской патриарх.

Того ж дни посылал Великий Государь к святейшим вселенским патриархом, да к святейшему Иоасафу патриарху Московскому и всеа русии съествами ближнева боярина князь Ивана Алексеевича Воротынскова, а приставы были у святейших вселенских патриархов: стольник князь Петр, княж Иванов сын, Прозоровской, да полковник и голова стрелецкой Артемон, Сергеев сын, Матвееву да дьяк дворцовой Ларион Иванов. [79]

176-го году, марта в 22 де(нь), на велик день, ели у Государя, Царя i Великого Князя Алексея Михайловича, всеа великие и малые и белые рост самодержца, святейшие вселенские патриархи: святейший Кир Паисий, папа и патриарх великого града Александрии и судия вселенней, святейший Кир Макарий, патриарх Божие града Антиохий и всего востока, святейший Иоасаф, патриарх Московский и всеа русии; да ели: грузинской царевич Николай Давыдович, да власти Московские и Греческие: Крутицкой митрополит Павел, Газской митрополит Паисей, Грузинской митрополит Епифаний, Икониской митрополит Афонасий, Сибирской архиепископ Карнилей, Архангельской епископ Иоаким, да архимандриты и игумены, а стол был по гранавитой полате, а у стола были бояре: князь Иван Алексеевич Воротынской, князь Иван Андреевич Хованской, Офонасей Лаврентьевич Ардин-Нащокин, да окольничей Василей Семенович Волынской, да думной дворянин Иван Офонасьевич Прончищев, да думной розрядной дьяк Дементей Башмаков. В столы смотрели стольники: в большой стол князь Василей, княж Иванов сын, Хилков, в кривой стол князь Андрей, княж Иванов сын, Хилков. Вина нарежал князь Юрья, княж Михаилов сын, Одоевской. Пить наливал Великому Государю и патриархом князь Иван, княж Борисов сын, Троекуров. У Великого Государя у стола стояли: кравчей князь Петр Семенович Урусов, да стольник Дмитрей, Микитин сын, Наумов, у святейших вселенских патриархов у стола стоял Греческой дьякон Мелетий, у святейшего Иоасафа, патриарха Московского и всеа русии, у стола стоял ево патриархов дьяк Иван Калитин, потчивал Грузинского царевича стольник Микита, Иванов сын, Головин. У Великого Государя за поставцом сидел боярин и оружейничей Богдан Матвеевич Хитрово, за поставцом святейших вселенских патриархов сидел думной дворянин Иван Богданович Хитрово, за поставцом святейшего Иоасафа патриарха сидел ево патриархов дьяк Денис Дятловской, за царевичевым поставцом (На поле, против слов “за царевичевым поставцем" поставлено а, против слов: “за поставцем святейшего Иоасафа”—б.) сидел стольник Василей, Алферьев сын, Хитрово. [80]

А после стола Великий Государь дарил святейших вселенских патриархов, да святейшего Иоасафа, патриарха Московского и всеа русии, по кубку с кровлею, по отласу золотному, по объерям серебреным, по бархату глаткому, по 2 отласа глатких, по 2 камки, по таете, по сороку соболей, вселенским патриархом сорок по 100 руб., Московскому патриарху сорок в 80 руб.

Того ж дни указал Государь быти в прикащиках стольнику князь Петру, княж Иванову сыну, Прозоровскому.

176-го году, марта в 24 де(нь), на светлой неделе во вторник, праздновал Государь своему государеву Ангелу, преподобному Алексею человеку Божию, для того, что прилучился празник преподобного Алексея человека божие во вторник страстные недели.

И того дни Великий Государь ходил к завтрене в соборную церковь Успение Пресвятия Богородицы, а вверху оставил Государь бояр: князь Никиту Ивановича Одоевскова, князь Юрья Ивановича Ромодановскова, а в соборной церкве служили завтреню святейшие патриархи: Паисии, папа и патриарх Александриский, Макарий, патриарх Антиохиский. Иоасаф, патриарх Московский и всеа русии. И после завтрени Великий Государь, пришед из соборные церкви к себе, Государю, в хоромы, и ходил в Алексеевской монастырь к празнику преподобному Алексею человеку божию к молебну, а вверху оставлены были те ж, а у молебна был Крутицкой митрополит Павел, а к обедне Государь ходил в соборную ж церковь, а вверху ни хто не оставлен был.

Того ж дни ели у Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всеа великие и малые и белые рост самодержца, на ево государевых именинах святейшие вселенские патриархи: святейший Кир-Паисий, папа и патриарх великого града Александрии и судия вселенней, святейший Кир-Макарий, патриарх Божие града Антиохий и всего востока, святейший Иоасаф, патриарх Московский и всеа русии. Да ели: Грузинской царевич Николай Давыдович, да власти Московские и Греческие: Крутицкой митрополит Павел, Газской митрополит Паисий, Грузинской митрополит Епифаний, Икониской митрополит Офонасий, Сибирской [81] архиепископ Карнилий, да архиманриты и игумены, а стол был по столовой избе, а у стола были бояре: князь Иван Алексеевич Воротынской, князь Иван Андреевич Хованской, да окольничей Василей Семенович Волынской, да думные дьяки: Дементей Башмаков, Григорей Караулов, Александре Дуров, Гарасим Дохтуров, Лукьян Голосов. В столы смотрели стольники: в большой стол князь Василей, княж Иванов сын, Хилков, в кривой стол князь Андрей, княж Иванов сын, Хилков. Вина нарежал князь Михаило Алегук, Мурзин сын, Черкаской. Пить наливал Великому Государю и патриархом Иван, Васильев сын, Бутурлин. У Великого Государя у стола стояли: кравчей князь Петр Семенович Урусов, да стольник Дмитрей, Микитин сын, Наумов. У святейших вселенских патриархов у стола стоял Греческой дьякон Мелетий, у святейшего Иoacaфa патриарха у стола стоял ево патриархов дьяк Иван Калитин. Потчивал Грузинского царевича стольник Михаило, Лвов сын, Плещеев. У Великого Государя за поставцом сидел боярин и оружейничей Богдан Матвеевич Хитрово, за поставцом святейших вселенских патриархов сидел думной дворянин Иван Богданович Хитрово, за поставцом святейшего Иоасафа патриарха сидел ево патриархов дьяк, за царевичевым поставцом сидел стольник Василей, Алферьев сын, Хитрово. А после стола Великий Государь дарил святейших патриархов: святейшим вселенским патриархом по кубку с кровлею, по отласу золотному, по изарбаву золотному кизылбаскому, по камке кизылбаской золотной, по бархату глаткому, по 2 атласа, по 2 камки, по 2 сорока соболей, сорок во 100 руб., другой в 60 рублев; святейшему Иоасафу, патриарху Московскому и всеа русии, кубок с кровлею, отлас золотной, изарбав золотной кизылбаской, камка кизылбаская золотная, бархат глаткой, отлас глаткой, камка, 1 сорок соболей в 80 рублев.

Того ж дни у Государыни Царицы и Великие Княгини Марьи Ильичны был стол по золотой полате, а ела Грузинская царица Елена Леонтьевна, а у стола были боярыни приежжие, все без мест.

176-го году, марта в 25 де(нь), на светлой неделе в среду, [82] на празник Благовещение Пресвятые Богородицы, Великий Государь ходил к обедне к Благовещению Пресвятые Богородицы, что на сенех, а вверху оставил Государь боярина князь Никиту Ивановича Одоевскова, а служили у празника святейшие патриархи: Кир Паисий, папа и патриарх Александриский, Кир Макарий, патриарх Антиохиский, святейший Иоасаф патриарх Московский и всеа русии.

И того ж дни посылал Великий Государь в святейшим вселенским патриархом, да к святейшему Иoacaфу, патриарху Московскому и всеа русии, с ествами ближнева стольника князь Петра, княж Иванова сына, Прозоровскова.

176-го году, марта в 31 де(нь), Великий Государь ходил в Стретенской монастырь к празнику преподобные Марии Египецкие к малой вечерне и к молебну, а вверху оставил Государь бояр: князь Никиту Ивановича Одоевского, князь Юрья Алексеевича Долгорукого, а ко всеношному Великому Государю выходу не было.

176-го году, апреля в 1 де(нь), на празник преподобные Марш Египецкой, Великий Государь ходил в соборную церковь Успение Пресвятые Богородицы к обедне, а вверху оставил Государь боярина князь Никиту Ивановича Одоевского, а служили в соборной церкве (После сего в тексте стояло: обедню, затем слово это зачеркнуто) литургию святейшие вселенские патриархи: Паисии (Первоначально было написано: Кир Паисии, затем слово Кир зачеркнуто), папа и патриарх Александриский, Макарий (Было написано: Кир Макарий, затем слово Кир зачеркнуто), патриарх Антиохиский, святейший Иоасаф, патриарх Московский и всеа русии.

И того ж дни, на именина Государыни Царицы и Великие Княгини Марии Ильичны, посылал Великий Государь к святейшим патриархом с ыменинными пирогами и с столами своих государевых ближних людей: к святейшим вселенским патриархом стольника князь Петра, княж Ивановича сына, Прозоровскова, к святейшему Иoacaфy, патриарху Московскому и всеа русии, стольника Ивана, Васильева сына, Бутурлина, а стола у Великого Государя не было. [83]

176-го году, апреля в 2 де(нь), Великий Государь ходил в Семеновское, а на Москве оставил Государь боярина, князь Ивана Андреевича Хованскова, да думнова дворянина Ивана Офонасьевича Прончищева; возница был у государя стольник князь Василей, княж Васильев сын, Голицын, на ухабе стояли стольник князь Борис, княж Васильев сын, Гарчаков да стряпчей Иван, Петров сын, Абрассов.

176-го году, апреля в 3 де(нь), Великий Государь ходил в монастырь к Спасу на новое к понахиде, а на Москве оставил Государь боярина, князь Ивана Андреевича Хованскова, да окольничева Осипа Ивановича Сукина. Возница был у государя стольник князь Юрья, княж Семенов сын, Урусов, на ухабе стояли стольник князь Борис, княж Васильев сын, Гарчаков, да стряпчей Ивану Петров сын, Абрассов.

176-го году, апреля в 4 де(нь), Великий Государь ходил в Новодевичей монастырь, а на Москве оставил Государь бояр князь Ивана Алексеевича Воротынскова, князь Ивана Андреевича Хованскова, да окольничева Осипа Ивановича Сукина, и боярин князь Иван Андреевич Хованской был болен, а были на Москве: боярин князь Иван Алексеевич Воротынской, да окольничей Осип Иванович Сукин. Возница был у Государя стольник князь Юрья, княж Семенов сын, Урусов, на ухабе стояли стольник князь Борис, княж Васильев сын, Гарчаков да стряпчей Иван, Петров сын, Абрассов.

176-го году, апреля в 9 де(нь), Великий Государь ходил в поход в село Измаилова, а на Москве оставил Государь боярина князь Ивана Андреевича Хованскова, да окольничева Осипа Ивановича Сукина.

176-го году, апреля в 15 де(нь), на Преполовеньев день, ходили власти со кресты на воду (После сего в тексте стояло: “а в ходу были, по указу святейшего Иоасафа патриарха Московского и всеа русии, власти”. Затем слова эти зачеркнуты и сделана помета: “не оставливать"): Крутицкой митрополит Павел, Сибирской архиепископ Карнилей, да архимариты и игумены, а за кресты, по указу Великого Государя, в ходу были: Касимовской царевич Василей Арасланович, да боярин князь Иван [84] Андреевич Хованской, да окольничей Осип Иванович Сукин, да розрядной думной дьяк Дементей Башмаков.

176-го году, апреля в 17 де(нь), на именина Государя Царевича и Великого Князя Симеона Алексеевича, Великий Государь ходил в соборную церковь к обедне, а вверху оставил Государь боярина, князь Никиту Ивановича Одоевского, а служили в соборной церкве литоргию святейшие вселенские патриархи: Паисий (Было: Кир Паисий. Затем слово ,,Кир” зачеркнуто), папа и патриарх (После сего зачеркнуто: “великого града") Александриский, и (После сего зачеркнуто: “судия вселенней, Кир”) Макарий патриарх (После сего зачеркнуто: “Божие града") Антиохиский (После сего зачеркнуто: “и всего востока"), святейший Иоасаф, патриарх Московский и всеа русии.

И того ж дни посылал Великий Государь к святейшим патриархом с ыменин сына своего государева, Государя Царевича и Великого Князя Симеона Алексеевича, с ыменинными пирогами и с столом своих государевых ближних людей: к святейшим вселенским патриархом, стольника князь Петра, княж Иванова сына, Прозоровскова, к святейшему Иoacaфy, патриарху Московскому и всеа русии, стольника Ивана, Васильева сына, Бутурлина, а стола у Великого Государя не было.

176-го году, апреля в 18 де(нь), указал Государь быти на посольском съезде с польскими послы в Курленской земле великим и полномочным послом: боярину Офонасью Лаврентьевичю Ардину-Нащокину, да дворянину Ивану, Офонасьеву сыну, Желабужскому, да дьяку Пушкарскова приказу Ивану Горохову, и боярину Офонасью Нащокину сказано сего числа, а Ивану Желябужскому и дьяку сказано апреля в 22 де(нь) (Против этих слов на поле помечено: “не писать").

176-го году, апреля в 19 де(нь), указал Великий Государь быти на своей государеве службе в Севску против изменников запорожских черкас, боярина на князь Юрьево место Алексеевича Долгоруково, боярину и воеводе князь Григорью Семеновичю Куракину, а боярина князь Юрья Алексеевича Долгоруково от тое службы указал Государь отставить, а з боярином и [85] воеводою, с князь Григорьем Семеновичем Куракиным, указал Государь быть тем же ратным людем всем, которым велено быти з боярином, с князь Юрьем Алексеевичем Долгоруково.

176-го году, апреля в 19 де(нь), ходили к Троице в Сергиев монастырь святейшие вселенские патриархи: святейший Паисий, папа и патриарх Александриский и судия вселенней, святейшей Макарий, патриарх Антиохиский, а с ними были власти: Газской митрополит Паисей, Грузинской митрополит Епифаней, да их Греческие архимариты и Игумены, а приставы были у святейших патриархов: стольник князь Петр, княж Иванов сын, Прозоровской, да полковник и голова стрелецкой Артемон, Сергеев сын, Матвеев да дьяк Ларион Иванов (После сего было написано: “а у Троицы в Сергиеве монастыре были патриархи апреля в 21 числа и 22, а к Москве патриархи пришли апреля в 23 де(вь)”. Затем эти слова зачеркнуты).

И апреля в 21 де(нь) (После сего зачеркнуты слова: “а как были патриархи”) у Троице в Сергиеве монастыре святейшим патриархом подносили троецкие власти, архимарит Феодосей, да келар старец Леонтей Дернов, да казначей старец Киприян Симоновской, по образу (Зачеркнуты слова: “Сергиево виденья") видение чюдотворца Сергия, по образу Пречистые Богородицы, оклады большие, да им же даров по кубку большому с кровлею, по бархату золотному, по бархату глаткому, по отласу золотному, по объерям, по отласу глаткому, по камке, по 2 сорока соболей, по 100 руб. денег, а к Москве патриархи пришли апреля в 23 де(нь).

176-го году, апреля в 29 де(нь), Великий Государь ходил по монастырем, а на Москве оставил Государь боярина князь Ивана Алексеевича Воротынскова, да окольничева Василья Семеновича Волынскова.

176-го году, апреля в 30 де(нь), на праздник Вознесение Господне, Великий Государь ходил в Вознесенской монастырь к обедне, а вверху оставил Государь боярина князь Ивана Алексеевича Воротынскова, а служили в Вознесенском монастыре литургию святейшие вселенские патриархи: Кир Паисий, папа и патриарх Александриский и судия вселенский, Кир Макарий, [86] патриарх Антиохиский, святейший Иоасаф, патриарх Московский и всеа русии.

И того дни посылал Великий Государь к святейшим вселенским патриархом да в святейшему Иоасафу патриарху Московскому и всеа русии с ествами ближнева стольника, князь Петра, княж Иванова сына, Прозоровского.

176-го году, майя в 1 де(нь), Великий Государь ходил в поход в село Измаилова, а на Москве оставил Государь боярина князь Алексея Андреевича Голицына, до окольничева Осипа Ивановича Сукина.

176-го году, майя в 2 де(нь), укозал Великий Государь быти на своей государеве службе против изменников черкас з боярином и воеводою, с князь Григорьем Семеновичем Куракиным, в товарыщех стольником и воеводам: князь Петру, княж Иванову сыну, Хованскому, да князь Григорью, княж Офовасьеву сыну, Козловскому. И стольник князь Григорей Козловской ныне на Вятке воеводою (Зачеркнуты слова: “и по нево”), и Великий Государь укозал на Вятку послать на него, князь Григорья, свою государеву грамоту, и по указу Великого Государя розрядной думной дьяк Дементей Башмаков стольнику князь Петру Хованскому сего числа (После сих слов в рукописи было: “думный дьяк Дементей Башмаков”. Затем эти слова зачеркнуты) сказал быти в товарыщех з боярином, с князь Григорьем Семеновичем Куракиным, и князь Петр Хованской у скаски сказал, что он на службе быти з боярином, с князь Григорьем Семеновичем быти готов, только он болен, и за болезнью своею быти ему на службе не мочно, да и о том бил челом, что з боярином с князь Григорьем Семеновичем будет сходной воевода из Бела города, боярин и воевода князь Григорей Григорьевич Ромодановской, и придет к боярину и воеводе князь Григорью Семеновичю в сходе с своим полком, а он князь Петр будет в товарыщех, и ему и за тем быти нельзе, и Великий Государь укозал князь Петру Хованскому сказать, что ему до боярина князь Григорья Григорьевича Ромодановского [87] дела и мест тут нет, а быти им всем з боярином с князь Григорьем Семеновичем Куракиным.

Того ж дни укозал Государь быти на своей государеве службе во Брянску в осадных стольнику и воеводе, князь Костянтину, княж Осипову сыну, Щербатово, стольника на князь Андреево место, княж Михайлова сына, Волконскова, а ныне князь Костянтин Щербатово с полком против изменников черкас стоит в малоросийских городех, и к стольнику и воеводе, к князь Костянтину Щербатово о том укозал Государь послать свою государеву грамоту; а укозал Государь ему тотчас иттить во Брянеск в осадные, на князь Андреево место Волконскова, а стольнику и воеводе князь Андрею Волконскому изо Брянска укозал Государь быти к Москве, а князь Костянтинову товарыщю Щербатово, стольнику и воеводе Ивану, Петрову сыну, Лихареву укозал Государь быти к Москве ж, а ратным людем, которые были с стольником и воеводою, с князь Костянтином Щербатово с товарыщи, укозал Государь быти з генералом с Филипиюсом Фанбуковиным.

Того ж дни укозал Государь быти на своей государеве службе в Севску в осадных воеводе князь Якову, княж Петрову сыну, Долгорукому (Зачеркнуто; “в Севску"), на перемену окольничему и воеводам: князь Миките Яковлевичю, да стольнику князь Ивану, княж Иванову сыну, Лвовым (Зачеркнуто: “воеводе князь Якову, княжь Петрову сыну, Волконскому"), а с воеводою, с князь Яковом Волконским, в товарыщех укозал Государь быти сыну ево, стольнику и воеводе князь Григорью Волконскому, а ныне князь Григорей в Севску в полку у окольничева и воеводы князь Петра Алексеевича Долгоруково с товарыщи, и как князь Яков Волконской приедет в Севеск, князь Григорью быти (Зачеркнуто: “с отцем”) с ним в товарыщех, а окольничему и воеводам, князь Миките Яковлевичю Лвову с товарыщи, укозал Государь быти к Москве.

И по указу Великого Государя сего числа воеводам сказано, а на Вятку к стольнику и воеводе, к князь Григорью Козловскому, послана Великого Государя грамота майя в 6 де(нь), а велено ему [88] тотчас быти к Москве, а к стольнику и воеводе, к князь Костянтину Щербатово с товарыщи, и во Брянеск к стольнику и воеводе князь Андрею Волконскому Великого Государя указ послан же июня в 19 де(нь).

176-го году, майя в 5 де(нь), на именина Государыни Царевны и Великие княжны Ирины Михайловны, Великий Государь ходил в соборную церковь к обедне, а вверху оставил Государь боярина, князь Никиту Ивановича Одоевского, а служили в соборной церкве обедню святейшие вселенские патриархи: Кир Паисий, папа и патриарх Александриский и судия вселенский, Кир Макарий, патриарх Антиохиский, святейший Иоасаф патриарх Московский и всеа русии.

И того ж дни посылал Великий Государь к святейшим патриархом с ыменин сестры своей государевы, Государыни Царевны и Великие Княжны Ирины Михайловны с ыменинными пирогами и с столами своих государевых ближних людей: к святейшим вселенским патриархом стольника князь Петра, княж Иванова сына, Прозоровскова, к святейшему Иоасафу патриарху Московскому и всеа русии стольника, князь Юрья, княж Михайлова сына, Одоевского, а стола у Великого Государя не было.

176-го году, майя в 6 де(нь), Великий Государь ходил в поход в село Коломенское, а на Москве оставил Государь боярина князь Ивана Алексеевича Воротынскова, да окольничева Василья Семеновича Волынскова.

176-го году, майя в 8 де(нь), Великий Государь ходил в поход в село Коломенское, а на Москве оставил Государь боярина, князь Алексея Андреевича Голицына, да окольничева Василья Семеновича Волынскова.

176-го году, майя в 9 де(нь), на Николин день, Великий Государь ходил к празнику к Николе Гастунскому в обедне, а вверху оставил Государь боярина князь Ивана Алексеевича Воротынскова, а служил у празника Чюдотворца Николы святейший Иоасаф патриарх Московский и всеа руст.

И того дни посылал Великий Государь к святейшему Иoacaфy патриарху Московскому и всеа русии с ествами стольника, князь Петра, княж Иванова сына, Прозоровскова. [89]

176-го году, майя в 10 де(нь), на Троицын день, Великий Государь ходил в соборную церковь к обедне, а вверху оставил Государь боярина, князь Григорья Сунчелеевича Черкасова, а служили в соборной церкве литоргию и вечерню святейшие вселенские патриархи: Кир Паисий, папа и патриарх великого града Александрии и судия вселенней, Кир Макарий, патриарх божие града Антиохии и всего востока, святейший Иоасаф, патриарх Московский и всеа русии. И Великий Государь пришол в соборную церковь к обедне, и перед часами подносил (Зачеркнуты слова: “Великий Государь") святейшим вселенским патриархом саки аксамитные, обнизанные жемчюгом, и облаченья, все новое, и митры, а святейшему Иоасафу, патриарху Московскому и всеа русии, Великий Государь поднес сак, а архимаритом и игуменом и дьяконом Греческим пожаловал Государь ризы и стихари золотные.

И того ж дни посылал Великий Государь в святейшим вселенским патриархом и к святейшему Иоасафу патриарху Московскому и всеа русии с столами ближнева боярина, князь Ивана Алексеевича Воротынскова.

176-го году, майя в 13 де(нь), празновал Государь Ионе, митрополиту Московскому и всеа русии чюдотворцу.

И того дни Великий Государь ходил в соборную церковь к обедне, а вверху оставил Государь боярина, князь Ивана Алексеевича Воротынскова, а служили в соборной церкве литоргию святейшие вселенские патриархи: Кир Паисий, папа и патриарх великого града Александрии и судия вселенней, Кир Макарий, патриарх божие града Антиохий и всего востока, святейший Иоасаф патриарх Московский и всеа русии.

И того ж дни посылал Великий Государь к святейшим вселенским патриархом и к святейшему Иоасафу патриарху Московскому и всеа русии с ествами ближнева стольника Михаила, Иванова сына, Морозова, а приставы были у вселенских патриархов: стольник князь Петр, княж Иванов сын, Прозоровской с товарыщи.

176-го году, майя в 15 де(нь), послал Государь на съезд [90] с польскими и литовскими послы о договоре своих государевых дел своих государевых великих и полномочных послов: боярина и намесника Шацкова Офонасья Лаврентьевича Ардина-Нащокина, да дворянина и намесника Курмышскова Ивана, Офонасьева сына, Желябужскова, да дьяка Ивана Горохова, а укозал Государь боярину Офонасью Лаврентьевичю Ардину-Нащокину с товарыщи съезжатца о своих государевых посольских делех с польскими и литовскими послы в Курлянской земле.

А на отпуске у Великого Государя у руки были сего числа в передней полате. А в посольском приказе укозал Государь ведать до тех мест, как придет с посольского съезду боярин Офонасей Лаврентьевич Ардин-Нащокин, товарыщем ево, думным дьяком: Гарасиму Духторову, Лукьяну Голосову, да дьяку Ефиму Юрьеву, а имя боярина Офонасия Лаврентьевича в посольском приказе укозал Государь писать по прежнему, как и при нем было.

И съезду с польскими послы не было потому, что польские послы на съезд не бывали, и послы—боярин Офонасей Лаврентьевич Ардин-Нащокин с товарыщи—пришли к Москве во генваря в 9 де(нь).

Того ж дни послал Государь под Глухов в полк, к окольничему и воеводам: князь Петру Алексеевичю Долгоруково с товарыщи своим государевым жалованьем о здоровье спрашивать стряпчева Богдана, Федорова сына, Полибина.

176-го году, майя в 17 де(нь), послал Государь против изменников черкас боярина и воеводу, князь Григорья Семеновича Куракина, да стольника—князь Петра, княж Иванова сына, Хованскова, да дьяков Ивана Михайлова да Филипа Артемьева, да з боярином же и воеводы с князь Григорьем Семеновичем Куракиным, да с стольником, с князь Петром Хованским, в товарыщех укозал Государь быти стольнику и воеводе, князь Григорью, княж Офонасьеву сыну, Козловскому. И стольник князь Григорей Козловской ныне на Вятке, и по нево послана Великого Государя грамота, а велено ему быть в Москве. И как князь Григорей Козловской будет в Москве, и ево после отпустят к ним, в боярину и воеводам: князь Григорью [91] Семеновичю Куракину и к стольнику князь Петру Хованскому в товарыщи. И укозал Великий Государь сего числа боярину и воеводам, князь Григорью Семеновичю Куракину да стольнику, князь Петру, княж Иванову сыну, Хованскому, и дьяком быти у себя Великого Государя у руки на отпуске. И боярин князь Иван Андреевич Хованской думному дьяку Дементью Башмакову сказал, что сын ево князь Петр болен, и Великий Государь укозал послать из розряду подьячева на двор к князь Петру Хованскому и сказать ему, чтоб он ехал в руке и велеть болезни ево досмотреть. И по указу Великого Государя в стольнику, князь Петру Хованскому, посылан на двор из розряду подьячей и государев указ князь Петру сказал. И князь Петр Хованской подьячему сказал, что он болен, и за болезнью (Зачеркнуто: “быть") ему своею быти на службе (Зачеркнуто: “нельзя") немочно, а з боярином, с князь Григорьем Семеновичем Куракиным, быти ему невместно, а как он, князь Петр, обможетца и он в полк быть готов в рядовых, а списков ему не имывать. И Великий Государь укозал князь Петра Хованскова вывесть к розряду больново и досмотреть думному дьяку Дементью Башмакову. И по указу Великого Государя стольник, князь Петр Хованской, в розряду вывезен в телеге, и думной дьяк Дементей Башмаков ево досматривал, и по осмотру болен, и про то думной дьяк Дементей Башмаков извещал Великому Государю.

И того ж дни были у Государя на отпуске у руки в передней: боярин и воевода князь Григорей Семенович Куракин, да дьяки: Иван Михаилов да Филип Артемьев, а стольник князь Петр Хованской, за болезнью, у руки не был. И как явил думной дьяк Дементей Башмаков иттить в государю в руке боярина и воеводу князь Григорья Семеновича Куракина, а после явил имя стольника князь Петра Хованскова и дьяков, и бил челом Великому Государю боярин князь Иван Андреевич Хованской с челобитную именем сына своего, князь Петра, в отечестве на боярина князь Григорья Семеновича Куракина [92] бил челом речью, что они с Куракиными в точных товарыщех николи не бывали. И Великий Государь говорил боярину, князь Ивану Андреевичю Хованскому, что сын ево, князь Петр, бьет челом на боярина князь Григорья Семеновича Куракина не делом, а мочно быть з боярином, с князь Григорьем Семеновичем, не только сыну ево и ему князь Ивану, да и сам он князь Иван был с ним, з боярином, с князь Григорьем Семеновичем, в прошлом во 167-м году: боярин князь Григорей Семенович был в Великом Нове городе, а он князь Иван был во Пскове, а по его Государеву указу велено ему, князь Ивану, о всем описыватца в Великий Новгород к нему боярину, князь Григорью Семеновичю, и быти с ним. И то он забыв, бьет челом, и челобитные у него не принял, а боярин князь Григорей Семенович Куракин бил челом Великому Государю встрешно (Было написано: “против челобитья". Затем слова эти зачеркнуты) на боярина князь Ивана Андреевича Хованскова (Зачеркнуты следовавшие после того: “бил челом Великому Государю") о бесчестье и о обороне, что он князь Иван бьет челом на него, князь Григорья, не по делу и тем своим челобитьем ево, князь Григорья, обесчестил. Дед ево, князь Иванов, князь Борис, княж Петров сын, Хованской в Смоленску был с Ываном, Борисовым сыном, Колычевым, а князь Федор, княж Дмитреев сын, Хованской пригонял с Сеунчем от Михаила, Андреева сына, Безнина, и чтоб Великий Государь пожаловал в ево бесчестье (Зачеркнуты следовавшие после сего слова: “и бил челом Великому Государю на князь Ивана о бесчестье и оборони"), на него князь Ивана велел оборону дать. А боярин, князь Иван Андреевич Хованской, говорил против того боярину князь Григорью Семеновичю, что Куракины бывали с Хабаровым да с Воронцовым и бил челом Великому Государю боярин, князь Иван Андреевич, чтоб Великий Государь на милость положил: велел у него челобитную принять и свой государев милостивой указ учинить. И Великий Государь челобитные у него не изволил принять, а велел ево думному дьяку Дементью Башмакову выслать вон ис передней (Зачеркнуты следовавшие после сего слова: “и как боярин князь Иван Андреевич вышел ис передней и государь укозал") [93] и укозал Великий Государь думному дьяку Дементью Башмакову сказать свой государев указ боярину князь Ивану Андреевичю Хованскому, И за бесчестья боярина, князь Григорья Семеновича Куракина (Зачеркнуто слово: “послать"), укозал Великий Государь (Зачеркнуто слово: “ево”) боярина князь Ивана Андреевича Хованскова послать в тюрму. И по указу Великого Государя розрядной думной дьяк Дементей Башмаков боярину князь Ивану Андреевичю Хованскому (Зачеркнуто слово: “ево") Великого Государя указ сказал в передних сенех: “Бил ты челом Великому Государю именем сына своего, князь Петра, на боярина князь Григорья Семеновича Куракина, что сыну твоему з боярином, с князь Григорьем Семеновичем Куракиным, быть невместно. И Великий Государь велел тебе сказать, что з боярином, с князь Григорьем Семеновичем, не токмо сыну твоему, и тебе быть мошно, и за бесчестья боярина, князь Григорья Семеновича Куракина, укозал Государь тебя, боярина князь Ивана Андреевича послать в тюрму, а сыну твоему, князь Петру, укозал Государь быти на своей государеве службе з боярином, с князь Григорьем Семеновичем Куракиным, в товарыщех, по прежнему своему государеву указу". И по указу Великого Государя его государев указ боярину, князь Ивану Андреевичю Хованскому, сказан. И послан боярин, князь Иван Андреевич Хованской, в тюрму с розрядным подьячим, и в тюрме сидела. И в тож время пожаловал Государь, велел ево из тюрмы выпустить; а стольнику князь Петру Хованскому укозал Государь сказать свой государев указ, что ему укозал быти, по прежнему своему государеву указу, на своей государеве службе з боярином с князь Григорьем Семеновичем Куракиным в товарыщех и иттить на его государеву службу, как обможетца. И укозал государь ево отпустить к себе на двор (На поле помета: оставить). И стольнику князь Петру Хованскому Великого Государя указ сказан у розряду, И велено ему ехать к тебе на двор (На поле помета: оставить). Да з боярином же и воеводы, с князь [94] Григорьем Семеновичем Куракиным, с товарыщи послал Государь своего государева двора стольников, и стряпчих, и дворян Московских, и жилцов. И стольники и стряпчие и дворяне Московские и жилцы сего ж числа у Великого Государя у руки были на отпуске. Да з боярином же и воеводы, с князь Григорьем Семеновичем Куракиным с товарыщи, укозал Государь быти стольником же и стряпчим и дворяном Московским и жилцом и полковником рейтарским и головам стрелецким с приказы, и городовым дворяном и полковником салдацким с полки, и драгуном и датошным людям, и всяких чинов ратным людем, которые ныне под Глуховым с окольничими и воеводы, с князь Петром Алексеевичем Долгорукого с товарыщи, и всем ратным людем, которым сказано было по наряду быть з боярином и воеводы, с князь Юрьем Алексеевичем Долгоруково с товарыщи. А укозал Великий Государь боярину и воеводам, князь Григорью Семеновичю Куракину, да стольнику князь Петру Хованскому, иттить в Севеск и, в Севску собрався с ратными людми, иттить под Глухов на изменников черкас, и как придет боярин и воеводы, князь Григорей Семенович Куракин с товарыщи, под Глухов, и из под Глухова окольничему и воеводе, князь Петру Алексеевичю Долгоруково, да дьяку Тимофею Бессонову, оддать ратных людей, которые с ним, боярину и воеводам, и оддав ехать к Москве, а товарыщю ево, стольнику и воеводе князь Борису, княж Еуфимову сыну, Мышецкому укозал Государь быти з боярином и воеводы, с князь Григорьем Семеновичем Куракиным, да с стольником, с князь Петром Хованским, в товарыщех на время, до тех мест, как будет стольник и воевода князь Григорей, княж Офонасьев сын, Козловской, а как князь Григорей приедет в полк, и князь Борису ехать к Москве.

Того ж дни послал Государь в Севеск в осадные воеводу князь Якова, княж Петрова сына, Волконскова, а в товарыщех с ним укозал Государь быти сыну ево, стольнику, князь Григорью Волконскому, а ныне он князь Григорей под Глуховым в полку у окольничева и воеводы князь Петра Алексеевича Долгоруково с товарыщи, и о том к окольничему, князь Петру [95] Алексеевичю, послана Великого Государя грамота, а велено ево отпустить с полку в Севск, а из Севска окольничему и воеводам, князь Миките Яковлевичю, да стольнику князь Ивану, княж Иванову сыну, Лвовым укозал Государь быти в себе, Государю, к Москве.

176-го году, майя в 20 де(нь), Великий Государь ходил в Чюдов монастырь к празнику чюдотворцу Алексею, митрополиту Московскому и всеа русии, к обедне, а вверху оставил Государь боярина, князь Ивана Алексеевича Воротынскова, а служили в Чюдове монастыре литоргию святейшие патриархи (Зачеркнуто: “Кир"): Макарий, патриарх (Зачеркнуто: “Божие града") Антиохиский и всего востока, Иоасаф патриарх Московский и всеа русии, а святейший Паисий, папа и патриарх (Зачеркнуто: “великого града”) Александринский и судия вселенней, служил литоргию на подворье Троицы Сергиева монастыря, в церкве преподобного Сергия чюдотворца, над телом боярина Ильи Даниловича Милославского. И после обедни Великий Государь пошол из Чюдова монастыря переходами на Троецкое подвория на отпевания боярина Ильи Даниловича Милославского, а с Великим Государем пошли из Чюдова монастыря переходами ж на Троецкое подвория, на отпевания ж боярина Ильи Даниловича, святейшие патриархи: Макарий Антиохиский, Иосаф Московский и всеа русии, а святейший Паисий патриарх Александриский встретил Великого Государя на Троецком подворье, вышед из церкви чюдотворца Сергия, и отпевали боярина Илью Даниловича все три патриархи.

И того дни посылал Великий Государь к святейшим вселенским патриархом, да к святейшему Иосафу, патриарху Московскому и всеа русии, с ествами стольника, князь Петра, княж Иванова сына, Прозоровского.

176-го году, майя в 21 де(нь), Великий Государь ходил в ход за кресты в Стретенской монастырь к празнику Пречистые Богородицы Владимерские, а вверху оставил Государь боярина, князь Ивана Алексеевича Воротынскова, да окольничева Василья Семеновича Волынскова, а в ход за кресты святейший Иоасаф [96] патриарх Московский и всеа русии не ходил, а отпустил в ход из соборные церкви властей: Сибирскова архиепископа Карнилия, Архангельскова епископа Иоакима да архимаритов и игуменов.

Того ж дни посылал Государь на Вятку думнова дворянина и воеводу Богдана Ивановича Нащокина, стольника на князь Григорьева места, княж Офонасьева сына, Козловского, и князь Григорью Козловскому велено быти к Москве (После сего следовали слова: “а ныне на Вятке воеводы нет; велено быти на Вятке до воеводы подьячему с приписью, которой был с князь Григорьем Козловским”. Затем слова эти зачеркнуты).

176-го году, майя в 24 де(нь), в неделю первую Петрова поста, ходили (Зачеркнуто: “власти") со кресты кругом Белова города власти (Зачеркнуты слова: “а в ходу были, по указу святейшего Иoacaфa патриарха Московского и всеа русии, власти"): Сибирской архиепископ Карнилей, Архангельской епископ Иоаким да архимариты и игумены, а за образы, по указу Великого Государя, в ходу были: боярин князь Иван Андреевич Хованской, да окольничей Осип Иванович Сукин, да думной дьяк Лукьян Голосов.

176-го году, майя в 25 день, у Великого Государя на сенех, в церкве Нерукотворенного образа Спасова, служили на отпуске литоргию: святейший Кир Макарий, патриарх божие града Антиохий и всего востока, да служил же святейший Иоасаф, патриарх Московский и всеа русии, а в то время слушели литоргии Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всеа великие и малые и белые и белые росии самодержец, и Великая Государыня Царица и Великая Княгиня Мария Ильична, и Государь Царевич и Великий князь Феодор Алексеевич и Государь царевич и Великий князь Симеон Алексеевич, и Государь Царевич и Великий Князь Иван Алексеевич, и Государыни Царевны.

И в тож время в церкве Нерукотворенного образа Спасова перед литоргиею, после часов, повелением Великого Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всеа великие и малые и белые росии самодержца, святейшие патриархи: (Слово святейший было зачеркнуто. Затем сверху его написано: читать) [97] святейший Кир Макарий, патриарх божие града Антиохий и всего востока, святейший Иоасаф, патриарх Московский и всеа русии, благословили в Сибирь в Тоболеск в митрополиты Сибирского ж архиепископа Карнилия, и дали ему сак и клобук белой, что и прочим митрополитом.

И от сего числа учинена в Сибири в Тобольску митрополия, повелением Великого Государя, по совету со святейшими вселенскими патриархи: с святейшим Кир Паисием, папою патриархом великого града Александрии и судиею вселенней, с святейшим Кир Макарием, патриархом божие града Антиохий и всего востока, святейшим Иосафом, патриархом Московским и всеа русии, и со всем освященным собором, а по степени учинен Сибирской митрополит под Астараханским митрополитом, выше Ростовского митрополита.

А святейшего Паисия, папы и патриарха Александрийского, в службе не было за тем, что был скорбен, и после литоргии Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всеа великие и малые и белые росии самодержец, и Государыня Царица и Великая Княгиня Мария Ильична и Государи Царевичи и Государыни Царевны были у благословения у святейших патриархов, и поехали святейшие патриархи к себе.

Того ж дни ели у Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всеа великие и малые и белые росии самодержца, на отпуске: святейший Кир Макарий, патриарх божие града Антиохий и всего востока, да ели власти, которые были сего числа с патриархи в службе: Сибирской митрополит Карнилей, Грузинской митрополит Епифаней, Чюдовской архимарит Иоаким, Спаса нового монастыря архимарит Иосиф, а стол был по столовой избе, а у стола велел Государь быти бояром: князь Григорью Сунчелеевичю Черкаскому, князь Ивану Андреевичю Хованскому, да окольничему Василью Семеновичю Волынскому, да думному дияку Дементью Башмакову.

И боярин, князь Иван Андреевич Хованской, того дни в городе (Зачеркнуто: “того дни”) не был и (Зачеркнуто: “но нево”), Государь укозал (Зачеркнуто: “Государь") по него послать на [98] двор, и велено ему быть к столу, и по указу Великого Государя на двор по нево посылано (Зачеркнуто: “на двор") и боярин князь Иван Андреевич Хованской в город не выехал за тем, что был болен, и у стола не был, а на ево место нихто у стола не был же, а у стола были: боярин, князь Григорей Сунчелеевич Черкаской, да окольничей Василей Семенович Волынской, да думной дьяк Дементей Башмаков. Да у стола ж были приставы патриарши: стольник князь Петр, княж Иванов сын, Прозоровской, да полковник и голова стрелецкой Артемон, Сергеев сын, Матвееву да дьяк Ларион Иванов. А в столе сидел стольник князь Петр Прозоровской, сидел под боярином в лавке, а думной дьяк Дементей Башмаков сидел под акольничим в скамье.

В столы смотрели стольники: в большой стол князь Василей, княж Иванов сын, Хилков, в кривой стол сын ево, князь Яков Хилков, вина нарежал князь Михаило Алегук, Мурзин сын, Черкаской, пить наливал Государю и патриарху Иван, Васильев сын, Бутурлин, у Великого Государя у стола стояли: кравчей, князь Петр Семенович Урусов, да стольник Дмитрей, Никитин сын, Наумов, у святейшего Макария патриарха у стола стоял Греческой дьякон Мелетий, у Великого Государя за поставцом сидел боярин и оружничей Богдан Матвеевич Хитрово, за патриарховым поставцом сидел думной дворянин Иван Богданович Хитрово.

А от стола посылал Великий Государь к святейшим патриархом: к святейшему Кир Паисию, папе и патриарху великого града Александрии и судия вселенней, да к святейшему Иоасафу, патриарху Московскому и всеа русии, с столами стольника князь Петра, княж Иванова сына, Прозоровского, а после стола Великий Государь дарил на отпуске святейшего Кир Макария, патриарха божие града Антиохий и всего востока, 125 сороков соболей, ценою на 6000 рублев.

176-го году, майя в 27 де(нь), Великий Государь ходил провожать образ Всемилостивого Спаса, которому быти в походе [99] в Севску з боярином и воеводою, с князь Григорьем Семеновичем Куракиным, а проводя образ пошол Государь в поход в село Измайлова, а на Москве оставил Государь боярина, князь Ивана Алексеевича Воротынскова, да окольничева Василия Семеновича Волынскова.

Того ж месяца, майя ж в 28 де(нь), по указу Великого Государя, пошол с Москвы в Севеск боярин и воевода, князь Григорей Семенович Куракин (На поле против сих слов помета: оставить), а товарыщ ево стольник, князь Петр, княж Иванов сын, Хованской был болен, и Великий Государь укозал ему и больному ехать на службу.

176-го году, майя в 29 де(нь), на именина Государыни Царевны и Великие Княжны Феодосии Алексеевны, посылал Великий Государь к святейшим вселенским патриархом и к святейшему Иосафу, патриарху Московскому и всеа русии, с именинными пирогами и с ествами своих государевых ближних людей: к святейшим вселенским патриархом стольника, князь Петра, княж Иванова сына, Прозоровского, к святейшему Иоасафу, патриарху Московскому и всеа русии, стольника Григория, Микифорова сына, Сабакина, а стола у Великого Государя не было.

176-го году, майя в 31 де(нь), у святейшего Иоасафа, патриарха Московского и всеа русии, на ево патриарше дворе на сенех, в церкве Трех Святителей Петра и Алексея и Ионы, Московских и всеа русии чюдотворцев, служил литоргию на отпуске святейший Кир Макарий, патриарх божие града Антиохий и всего востока, а святейший Иоасаф, патриарх Московский и всеа русии, служил же, а с ними митрополиты и епископы и архимариты и игумены.

Того ж дни ел у святейшего Иосафа, патриарха Московского и всеа русии, на отпуске святейший Кир Макарий, патриарх божие града Антиохий м всего востока, да у патриарха ж ели власти: Сибирской митрополит Карнилей, Крутицкой митрополит Павел, да греческие: Газской митрополит Паисей, Икониской митрополит Офонасий, Грузинской митрополит Епифаний, [100] Архангельской епископ Иоаким, да архимариты и игумены (На поле помета: оставить). Да у стола ж были патриарши приставы: стольник, князь Петр, княж Иванов сын, Прозоровской, да полковник и голова стрелецкой Артемон, Сергеев сын, Матвееву да дьяк Ларион Иванов. А стол был в крестовой патриарше полате. А после стола святейший Иосаф, патриарх Московский и всеа русии, подносил святейшему Макарию, патриарху Антиохийскому, образ Пречистые Богородицы Владимерские, обложен серебром вчекан, дарил 2 кубка большие с кровлями, серебрены, золочены, бархат золотной турской, отлас золотной, отлас глаткой, камка, 5 сороков соболей.

176-го году, июня в 3 де(нь), укозал Великий Государь розрядному думскому дьяку Дементью Башмакову ехать на двор к стольнику, князь Петру, княж Иванову сыну, Хованскому и допросить ево: зачем он, князь Петр, по се время не ездит на его государеву службу. И по указу Великого Государя думной диак Дементей Башмаков к князь Петру Хованскому на двор ездил, и на дворе ево допрашивал. И стольник князь Петр Хованской сказал, что он болен и за болезнью ему своею на службу ехать (Зачеркнуто: нельзя) немочно, да и за месты ему ехать нельзя, что ему з боярином, с князь Григорьем Семеновичем Куракиным, быти невмесно, а и впред им на Куракиных бито челом, и последнему роду их Хованских с Куракиными не бывать (Зачеркнуто: и вперед бит челом). И думной дьяк Дементей Башмаков про то извещал Великому Государю.

И князь Петру Хованскому о том указ был июня в 10 де(нь), писано ниже сего.

176-го году, июня в 4 де(нь), Великий Государь ходил в поход в село Коломенское, а на Москве оставил Государь боярина, князь Алексея Андреевича Голицына, да окольничих Федора да Андрея Весильевичев Бутурлиных, да думнова дворянина Семена Ивановича Заборовскова.

176-го году, июня в 5 де(нь), Великий Государь, Царь и [101] Великий Князь Алексей Михайлович, всеа великие и малые и белые росии самодержец, был в царском платье в гранавитой полате, а был у Великого Государя на отпуске святейший вселенский Кир Макарий, патриарх божие града Антиохий и всего востока, а приставы были у святейшего Макария патриарха: стольник князь Петр, княж Иванов сын, Прозоровской, да полковник и голова стрелецкой Артемон, Сергеев сын, Матвеев да дьяки Ларион Иванов да Иван Давыдов. А при святейшем патриархе сидели царевичи: Грузинской царевич Василей Арасланович, Сибирские царевичи Петр да Алексей Алексеевичи. А сидели повыше бояр на той же лавке, а не в том месте, где садятца, а были в золотах, а бояре и окольничие и думные и ближние люди, и стольники, и стряпчие были в золотах (Зачеркнуто: “а рынд не было").

А ехал к Великому Государю святейший Макарий патриарх с подворья, где стоял, в ево государеве карете, а перед святейшим патриархом перед каретою от подворья и до гранавитые полаты во всю дорогу Великого Государя певчие пели, а с патриархом сидели в карете: Чюдова монастыря архимарит Иоаким, ис Переславля-Залеского Гарицкого монастыря архимарит Сергий, а сидели против патриарха. Да в карете ж сидел в дверех пристав, стольник князь Петр Прозоровской, а товарыщ ево, полковник и голова стрелецкой Артемон Матвееву да дьяки Ларион Иванов да Иван Давыдов шли подле кареты. Да подле кареты ж шли головы стрелецкие все.

И как святейший Макарий патриарх приехал к Благовещенской паперти к рундуку и вышел из кареты, и от Великого Государя святейшему Макарию патриарху были встречи: первая меньшая встреча, вышед от Благовещения ис паперти, на рундуке: у кареты стольник князь Петр большой, княж Семенов сын, Прозоровской, да дьяк большова дворца Денис Савлуков. И пошол святейший Макарий патриарх к Великому Государю Благовещенскою папертью и красным крыльцом, а вели под руки патриарха архимариты Чюдовской да Гарицкой, а перед [102] патриархом по-прежнему шли певчие и пели до дверей грановитые полаты. Да перед патриархом шли приставы, и архимариты, и старцы Греческие. А как шел святейший патриарх красным крыльцом, и в то время стояли на красном крыльце жилцы в терликах с протазаны.

Вторая середняя встреча, вышед из гранавитых саней, на крыльце под шатром: ближней боярин и намесник Костромской, князь Яков Никитич Одоевской, да дьяк приказу тайных дел Федор Михаилов. Третяя середняя ж встреча, вышед из гранавитые полаты, у дверей: ближней боярин и намесник Астраханской, князь Никита Иванович Одоевской, да розрядной думной дьяк Дементей Башмаков. Четвертая большая встреча в гранавитой полате у дверей: Грузинской царевич Николай Давыдович, да ближней боярин и оружейничей и намесник Ржевской Богдан Матвеевич Хитрово. И объявлял на встрече святейшему патриарху Грузинского царевича боярин и оружейничей Богдан Матвеевич Хитрово, и свое имя являл же с царевичем.

А как вшол святейший Макарий патриарх в гранавитую полату к последней встрече, и в то время Великого Государя певчие запели прокимен: кто Бог велий, яко Бог наш? Ты еси Бог творяй чюдеса. И вшед в гранавитую полату, и пошол святейший патриарх Макарий в Великому Государю рундуком. И великий Государь, встав из из своего государева места, и пошол против святейшего патриарха и, сшед с рундука, изволил стать против патриарха, не дошед столпа, и изволил снять с себя Государя царскую шапку, а святейший Макарий, патриарх, пришед, и стал против Великого Государя. И Великому Государю объявлял святейшего Макария патриарха боярин, князь Юрья Алексеевич Долгоруково. И как объявил, и Великий Государь изволил подступить к патриарху, встретить его (Зачеркнуто: святейшего патриарха). И про Великого Государя объявил святейшему Макарию патриарху боярин, князь Юрья Алексеевич Долгоруково.

А молыл: Великий Государь, Его Царское Величество, почитая твое архиерейство, изволил тебя, святейшего патриарха, [103] встретить сам. И Великий Государь, встретя патриарха и, подшед к нему, был у него у благословения. И, быв у благословения, Великий Государь, приняв за руку святейшего патриарха, и пошол с святейшим патриархом в своему государеву месту. И взашед на рундук, и говорил святейший Макарий патриарх славу по обычаю и осенял всех. И Великий Государь сел в своем государеве месте, а святейший. Макарий патриарх сел в креслах подле Великого Государя с левую сторону. И посидев, Великий Государь, встав из своего Государева места, сшод с колодки, и подступя к святейшему Макарию патриарху, говорил свою государеву речь, не снимая царские шапки. А святейший Макарий патриарх против Великого Государя, сшод с своего места и подступя к Великому Государю, стоял. И потом святейший Макарий патриарх говорил Великому Государю речь, а изговоря речь, святейший Макарий патриарх облачился в амфор и в епитрахелю и в митру. И Великий Государь подступил в патриарху и преклонил главу, сняв царскую шапку. А святейший Макарий патриарх, вступя, стал в креслах и возложил амофор свой на главу Великого Государя и говорил молитву над главою Великого Государя, и потом говорил патриарх над главою ж Великого Государя на листе разрешеную молитву, и проговоря молитву и поднес лист Великому Государю и разаблачился.

А как Великий Государь во время молитвы изволил с себя Государя снять царскую шапку, и в то время с Великого Государя царскую шапку снимал и держал кравчей князь Петр Семенович Урусов, скипетр примал и держал ближней стольник Иван, Васильев сын, Бутурлин, блюдо держал ближней стольник Григарей, Микифоров сын, Сабакин, а держали стрепню не по имянному Великого Государя указу. И после молитвы Великий Государи сел в своем государеве месте, а святейший Макарий патриарх сел по прежнему в креслах подле Великого Государя с левую сторону. И пожаловал Великий Государь на отпуске к руке патриарших архимаритов и старцов, да к руке ж пожаловал Государь стольника, князь Петра, княж Иванова сына, Прозоровскова, да дьяка Ивана Давыдова, а [104] быти им у святейшего Макария патриарха от Москвы дорогою до Астарахани в приставех, да с стольником же, с князь Петром Прозоровским, полуголова Московских стрельцов Борис, Андреев сын, Пазухин и у руки был же.

И пожаловав к руке, Великий Государь встал из своего государева места, сшод с колодки, и подступил к патриарху, а святейший Макарий патриарх против Великого Государя, сшод из своего места, и подступил к Великому Государю и стоял.

И в то время, по указу Великого Государя, объявил святейшему Макарию патриарху боярин, князь Юрья Алексеевич Долгорукого, а молвил: “Великий Государь, Его Царское Величество, к тебе, по духу отцу своему и богомольцу, святейшему Кир Макарию, патриарху божие града Антиохий и всего востока, посылает от своего государева стола еству и питие". И после того святейший Макарий патриарх говорил отпусть по обычаю, и пошол от Великого Государя из гранавитые полаты. И Великий Государь провожал святейшего Макария патриарха, прошод столп, и проводя был у него у благословения и целовался с ним в уста, а встрешники провожали святейшего патриарха до тех мест, где хто встречал. И поехал святейший Макарий патриарх к себе на подворья по прежнему в карете Великого Государя, а с патриархом в карете сидели по прежнему Чюдовской архимарит да Гарицкой архимарит, и сверху под руки вели патриарха они ж, да в карете ж попрежнему сидел приставу стольник князь Петр Прозоровской, а товарыщи ево и дьяки шли у кареты, да у кареты ж шли все головы стрелецкие, а перед святейшим Макарием патриархом от гранавитые полаты и до подворья шли Великого Государа певчие и пели. И как святейший Макарий патриарх приехал к себе на подворья, и Великий Государь посылал к святейшему Кир Макарию, патриарху божие града Антиохий и всего востока, с столом ближнева стольника, князь Петра, княж Иванова сына, Прозоровскова.

176-го году, июня в 6 де(нь), пошол с Москвы святейший вселенский Кир Макарий, патриарх божие града Антиохий и всего востока, в Антиохию на свой пристол в Домаск, а пошол из соборные Апостольские церкви Пресвятые Богородицы [105] честного и славного Ее Успения, а провожали святейшего Макария патриарха ис соборные церкви до живого мосту, до струга, со кресты, с образом Пречистые Богородицы Чюдотворные иконы Владимерские, и с ыными святыми иконами (Зачеркнуто: “и животворящими кресты”), святейший патриархи: святейший вселенский Кир Паисии, папа и патриарх великого града Александрии и судия вселенней, святейшие Иоасаф, патриарх Московский и всеа русии, с митрополиты и епископоми, и с архимариты, и игумены, и со всем освященным собором, а пошли из соборные церкви со кресты после обедни, а в ходу были власти: Сибирской митрополит Карнилей, Крутицкой митрополит Павел, Газской митрополит Паисии, Икониской митрополит Офонасей, Грузинской митрополит Епифаней, Архангельской епископ Иоаким, Диакович сербо славонии, Троицы Сергиева монастыря Архимарит Феодосий, Чюдова монастыря архимарит Иоаким, всемилостивого Спаса нового монастыря архимарит Иосиф, Симонова монастыря архимарит Варсонофий, Андронникова монастыря архимарит Пафнутей, ис Переславля-Залеского Гарицкого монастыря архимарит Сергий, Петровскова монастыря архимарит Феодорит, из Звенигорода Савина монастыря архимарит Варнава, с Костромы Ипацкого монастыря архимарит Кирил, Богоявленского монастыря из заторгу архимарит Герасиму Знаменскова монастыря, что на Москве, игумен Арсеней, с Волокаламскова Иосифова монастыря архимарит Ермоген, из Ростова с устья Борисоглебского монастыря игумен Семеон, Николы Чюдотворца Угрешского монастыря игумен Викентей, Воздвиженского монастыря игумен Тихон, Новинского монастыря игумен Моисей, Даниловского монастыря игумен Варлам, Стретенского монастыря игумен, большого собора протопоп Михайло, Архангельского собора протопоп Кондратей, и всех соборов протопопы и священники и от прихоцких церквей священники (Первоначально было: “и священники всех соборов и от прихоцких церквей". Затем эти слова зачеркнуты).

А как святейшие патриархи пошли из соборные церкви за кресты, и в то время Великий Государь, Царь и Великий Князь [106] Алексей Михайлович, всеа великие и малые и белые росии самодержец, смотрел из гранавитые палаты. И святейшие патриархи, пришед против гранавитые палаты, и осеняли Великого Государя и пошли святейшие патриархи в ход за образы, а за образы, по указу Великого Государя, в ходу ж были: боярин, князь Яков Никитич Одоевской, да розрядной думной дьяк Дементей Башмаков, да за образы ж шли у святейших вселенских патриархов приставы: стольник князь Петр, княж Иванов сын, Прозоровской, да полковник и голова стрелецкой Артемон, Сергеев сын, Матвеев, да дьяки: Ларион Иванов да Иван Давыдов (После сего в рукописи следовали слова: “и пошли святейшие патриархи а ход за образы". Затем слова эти зачеркнуты).

И как пришли с образы к собору Архангела Михаила, и святейшие патриархи пошли в церковь Архангела Михаила, и в церкве Архангела Михаила святейшие патриархи служили (Первоначально стояло "пели". Затем это слово зачеркнуто) панахиду малую по государских родителех. А с образы в то время, как были патриархи у Архангела, стояли на мосту, прошод Архангельскую церковь, и ожидали святейших патриархов. И вышед из церкви Архангела Михаила, святейшие патриархи пошли за образы ж. И как пришли с образы к Вознесенскому монастырю, и святейшие патриархи пошли в Вознесенской монастырь, и в церкве Вознесения Господня святейшие патриархи пели панахиду малую по государских родителях, а с образы в то время, как были патриархи в Вознесенском монастыре, стояли, прошод монастырь, и ожидали патриархов. И в Вознесенской монастырь присылал Великий Государь к святейшим вселенским патриархом и к святейшему Иоасафу, патриарху Московскому и всеа русии, их святейших патриархов о спасении спросити ближнева боярина, князь Никиту Ивановича Одоевского. И из Вознесенского монастыря святейшие патриархи пошли за образы на лобное место, и пришед на лобное место и соверша, по обычаю, Евангелие и ектению, и пошли святейшие патриархи за образы к стругу на Живой мост. И пришед на Живой мост к стругу, и на мосту соверша молебен и [107] отпуск и, по указу святейшего Иоасафа, патриарха Московского и всеа русии, от его святейшего патриарха лица говорил святейшим вселенским патриархом речь Крутицкой митрополит Павел, и потом святейшие патриархи прикладывалися у икон. И после того святейшие патриархи: Паисий, папа и патриарх Александриский, Иоасаф, патриарх Московский и всеа русии, о Христе з братом своим и сослужителем, святейшим Макарием, патриархом Антиохийским, на отпуске получили меж себя целование и прощение. И потом у святейшего Макария патриарха были у его святительского благословения и о Христе прощения преосвященные митрополиты и епископы и архимариты и игумены и весь освященный собор. И сотворя прощение меж себя, святейшие патриархи и власти быв у благословения. И пошол святейший Макарий патриарх в струг к себе, а святейший Паисий, патриарх Александриский, пошол провожать ево в струг же. А отпустя патриархов в струг, святейший Иоасаф, патриарх Московский и всеа русии, отпустил с образы з Живого мосту в соборную церковь властей: Крутицкого митрополита Павла, Архангельского епископа Иоакима и архимаритов и игуменов всех, которые были в ходу, и весь освященный собор. И отпустя с образы, святейший Иоасаф патриарх, разоблачась на мосту, и поехал к себе, а за кресты пошли провожать до соборные церкви по прежнему боярин князь Яков Никитич Одоевской, да думной дьяк Дементей Башмаков. И после того святейший Паисий, папа и патриарх Александриский, проводя в струг святейшего Макария патриарха Антиохийского и сотворя с ним прощение, и поехал к Москве к себе на подворья в карете Великого Государя (На поле помета: “писать чисто". Непосредственно после слов: “в карете Великого Государя" в рукописи следовали слова: "а за ними приставы: полковник и голова стрелецкой Артемон Матвеев да дьяк Ларион Иванов"). А провожать святейшего Макария патриарха Антиохийского послал Государь до Казани Сибирского митрополита Карнилия, и проводя до Казани, укозал Государь ему ис Казани ехать к себе в Сибирь в Тоболеск, да святейшего ж Макария патриарха послал Государь [108] провожать до Астарахани и быти у него дорогою до Астарахани в приставех ближнева стольника, князь Петра, княж Иванова сына, Прозоровского, да дьяка Ивана Давыдова, а с стольником, с князь Петром Прозоровским, послал Государь полуголову Московских стрельцов, Федорова приказу Александрова, Бориса, Андреева сына, Пазухина. А укозал Государь ему быти с князь Петром у патриарха ж. И проводя патриарха до Астарахани, укозал Государь стольнику, князь Петру Прозоровскому, и дьяку Ивану Давыдову ехать к себе, Великому Государю, к Москве, а с патриархом из Астарахани укозал Государь иттить провожать и быти у него до Терека в приставех полуголове Борису Пазухину. И проводя до Терека, и ехать к Москве, а на Москве у святейшего Паисия, папы и патриарха Александрийского, в приставех укозал Государь быти полковнику И голове Артемону Матвееву, да дьяку Лариону Иванову. И как патриарх поехал с струга к Москве и за ним ехали они ж.

А как святейшие патриархи Александриской и Московской приехали в Москве, и Великий Государь посылал к святейшим патриархом: к святейшему Паисию, папе и патриарху Александрийскому, да на струг к святейшему Макарию патриарху Антиохийскому, да к святейшему Иoacaфy, патриарху Московскому и всеа русии, с столами боярина князь Якова Никитича Одоевскова.

И того ж числа святейший Макарий патриарх отпустился стругом и начевал под монастырем Спаса Нового, и на завтрее в неделю слушел обедни в монастыре у Спаса на Новом, а пошол святейший Макарий патриарх на Коломну, на Переслав Резанской, на Нижней, в Казань, в Астарахань, на Терек, с Терека в Грузи, и из Грузии к себе ва Антиохию в Дамаск, на свой престол.

А по городом, на которые городы патриарх поедет, укозал Великий Государь и святейший Иоасаф, патриарх Московский и всеа русии, владыкам, а в которых городех властей нет, протопопам встречать святейшего Макария патриарха со кресты: на Коломне Мисаилу, епископу Коломенскому и Каширскому, на Резани Илариону, архиепископу Резанскому и Муромскому, в Казани Лаврентью, митрополиту Казанскому и Свияжскому, и ис [109] Казани проводить да Синбирска, в Астарахани Иосифу, митрополиту Астараханскому и Терскому.

Текст воспроизведен по изданию: Из архива Тайных дел // Старина и новизна, Книга 15. 1911

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.