Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Из архива Тайных Дел

Печатаемые ниже сего документы получены из книгохранилища Киевского Выдубицкого монастыря, куда они поступили от г. Соломко, женатого на вдове известнато ученого А. А. Попова. Это обширный свиток. День за днем в нем отмечаются события придворной жизни Царя Алексея Михайловича, описываются царские приемы, выходы и т. д. Начало свитка утрачено. Запись событий начинается со второго сентября 1666 года.


...а царевич Николай Давыдович в то время был болен.

А после стола великий государь дарил святейш... вселенских патриархов да святейш... Иоасафа патриарха Москов... всем равно.

По кубку с кровлею,

По бархату зеленому г...

По 2 отласа,

По камке,

По 2 сорока собо...

Да им же, святейшим... царевича и великого князя Алек... Алексеевича по кубку с кровлею, по бархату золотному турскому, по бархату глаткому зеленому, по 2 отласа, по 2 камки, по 2 сорока соболей. Да жаловал Великий Государь для объявления сына своего государева, Государя Царевича и Великого Князя Алексея Алексеевича, митрополитом и епископом по кубку, по отласу, по сороку соболей; архимаритом и игуменом и протопопом по [35] росписи; и как стол отошол, и Великий Государь из грановитые полаты пошол к себе, Государю, в хоромы, а сним Великим Государем святейшие патриархи, и у Великого Государя в передней полате дарил святейших патриархов сын ево, Государев, Государь Царевич и Великий Князь Алексей Алексеевичу а подносил патриархом сам Государь Царевич: святейшим вселенским патриархом по бархату рудожелтому, двоемохр... святейшему Иоасафу патриарху Московскому и всеа русии бархат зеленой двоеморхой, и после того святейшие патриархи пошли к себе, и Великий Государь проводил святейших патриархов на деревяное крыльцо, и после того в передней же Государь Царевич и Великий князь Алексей Алексеевич жаловал воткою и романеею бояр и окольничих и думных и ближних людей.

Того ж дни у Великие Государыни Царицы и Великие Княгини Марьи Ильичны был стол во золотой полате, а ела грузинская царица Елена Леонтьевна, а у стола были боярыни приезжие, все без мест; и как грузинская царица поехала к себе, и от государыни царицы посылан с ествами стольник Петр, Иванов сын, Прончищев.

176-го году сентября в 3 де(нь) был у Государя стол во гранавитой полате, а у стола были бояре: князь Григорей Сунчелеевич Черкаской, князь Иван Андреевич Хованской да окольничей князь Иван Дмитреевич Пожарской, да думной дьяк Дементей Башмаков. Да у стола ж пожаловал Государь велел быть стольником и стряпчим и дворяном Московским и жилцом, да посацким людям всех сотен, а сидели стольники и стряпчие и дворяне и жилцы в большом и в кривом столе, а посацкие люди сидели в кривом столе. В столы смотрели стольники: в большой стол князь Борис, княж Лукин сын, Лвов, в кривой стол князь Петр, княж Лукин сын, Лвов. Вина нарежал князь Юрья, княж Михайлов сын, Одоевской. Пить наливал князь Иван, княж Борисов сын, Троекуров. У стола стояли кравчей князь Петр Семенович Урусов, да стольник Дмитрей, Микитин сын, Наумов, за кушеньем у Государя сидел боярин и оружничей Богдан Матвеевич Хитрово. [36]

176-го году, сентября в 5 де(нь), празновал Государь преподобной Марфе, ангелу Государыни Царевны и Великие Княжны Марфы Алексеевны. И того дни посылал Великий Государь к святейшим вселенским патриархом да к святейшему Иоасафу патриарху Московскому и всеа русии с ыменин дшери своей государевы, государыни царевны и великие княжны Марфы Алексеевны, с именинными пирогами и с ествами ближнева стольника князь Юрья, княж Михайлова сына, Одоевскова. А приставы были у святейших вселенских патриархов: полковник и голова стрелецкой Артемон, Сергеев сын, Матвеев, да дьяк Ларион Иванов; большой приставь стольник князь Петр Прозоровской в то время был болен.

176-го году сентября в 7 де(нь) был у Государя стол во грановитовой полате, а у стола были бояре: князь Иван Алексеевич Воротынской, князь Иван Андреевич Хованской, да окольничей князь Иван Дмитреевич Пожарской, да думные дьяки Дементей Башмаков, Лукьян Голосов. Да у стола ж пожаловал Государь велел быть полковником и головам стрелецким и полуголовам и греченам торговым людям, а сидели в большом столе, а гречена сидели меж голов стрелецких. Да у стола ж пожаловал Государь велел быть немцам: генералу и полковником рейтарским и салдацким и дохтуром и подполковников рейтарским и салдацким и всем начальним людям, а сидели все в кривом столе, а дохтуры сидели меж полковником. В столы смотрели стольники. В большой стол Михайло, Лвов сын, Плещеев, в кривой стол Федор, Лвов сын, Плещеев. Вина нарежал князь Юрья, княж Михайлов сын, Одоевской. Пить наливал князь Иван, княж Борисов сын, Троекуров. У стола стояли: кравчей князь Петр Семенович Урусов, да стольник Дмитрей, Микитин сын, Наумов. За кушеньем у Государя сидел боярин и оружничей Богдан Матвеевич Хитрово.

176-го году сентября в 8 де(нь) и [Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михаилович, всеа великие и малые и белые росии самодержец, и сын ево Государев, Государь Царевич и Великий Князь Алексей Алексеевич, слушали обедни у [37] праздника Рождества Пресвятые Богородицы, что на сенех) (Слова, поставленные в скобках, писаны на поле. Сбоку тотчас после этих слов, написано: “оставить". Первоначально в тексте стояло: “у великого Государя на сенех в церкве Рождества пресвятые богородицы". Затем слова эти зачеркнуты). А служили у праздника обедню святейшие вселенские патриархи: святейший Паисии, Папа и патриарх великого града Александрии и судия вселенней, святейший Макарий, патриарх божие града Антиохий и всего востока, святеиший Иоасаф патриарх Московский и всеа русии (В след засим в тексте стояло: “А в то время были у празника Рождества Пресвятые Богородицы Великий Государь царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всеа великие и малые и белые росии Самодержец, да сын ево Государев Государь царевич и великий князь Алексей Алексеевич". Слова эти зачеркнуты).

И того дни посылал Великий Государь к святейшим вселенским патриархом, да к святейшему Иоасафу патриарху Московскому всеа русии с ествами ближнева стольника, князь Ивана, княж Борисова сына, Троекурова, а приставы были у святейших патриархов: полковник и голова стрелецкой Артемон Матвеев да дьяк Ларион Иванов, а большой пристав стольник князь Петр Прозоровской в то время был болен.

176-го году сентября в 10 де(нь) Великий Государь пошол в поход в село Коломенское, а на Москве оставил Государь боярина князь Григорья Сунчелеевича Черкаскова, да окольничих: князь Дмитрея Алексеевича Долгоруково, Осипа Ивановича Сукина, а на завтрея, сентября в 11 де(нь), Великий Государь пошол из села Коломенскова в село Всевидное, а Государыня Царица и Великая Княгиня Марья Ильична и Государь Царевич и Великий Князь Алексей Алексеевич пошли совсем с Москвы в село Всевидное ж сего ж числа.

176-го году сентября в 17 де(нь), на именина Государыни Царевны и Великие Княжны Софии Алексеевны, посылал Великий Государь ис походу из села Всевиднова к Москве к святейшим вселенским патриархом, да к святейшему Иоасафу патриарху Московскому и всеа русии с ыменинными пирогами и с ествами ближнева стольника князь Ивана, княж Борисова сына, Троекурова, а приставы были у святейших вселенских патриархов: [38] полковник и голова стрелецкой Артемон Матвеев, да дьяк Ларион Иванов, а большой приставь князь Петр Прозоровской в то время был болен.

И сентября ж в 18 де(нь) Великий Государь пришел и з Государынею Царицею ис села Всевиднова к Москве.

176-го году сентября в 20 де(нь) был у Великого Государя в столовой избе аглинского и шкотцкого Карлуса короля посланник Иван Гебдон, а приставь был у посланника дворянин Абакум, Федоров сын, Иевлев, а при посланнике Великий Государь был в ферезее, бояре и окольничие и думные и ближние люди были в охобнях, а рынды были в ферезеях. Стольники: князь Яков, княж Васильев сын, князь Андрей, княж Андреев сын, Хилковы, князь Борис, да князь Петр, княж Лукины дети, Лвовы. И князь Борис да князь Петр Лвовы били челом Государю на князь Якова да на князь Андрея Хилковых, что им сними быть невместно, и Великий Государь указал думному дьяку Дементью Башмакову, князь Борису и князь Петру Лвовым, велел им сказать, что они бьют челом на Хилковых в отечестве не делом, а быти сними мощно, и преж сего они ж князь Борис и князь Петр Лвовы были в рындах сними ж с Хилковыми, а хто преж сего с кем бывал, и после того на тех не бивали челом, и указал Государь им в рындах с Хилковыми быти по прежнему, а будет не будут, и им быти в наказанье. И князь Борис и князь Петр Лвовы, бив челом, в рындах с Хилковыми были.

Объявлял Великому Государю посланника посольской думной дьяк Герасим Дохтуров, и как Великий Государь пошол из столовые избы и бил челом Великому Государю князь Лука, княж Яковлев сын, Лвов, в место детей своих, князь Бориса и князь Петра, на князь Якова да на князь Андрея Хилковых в отечестве о счете, чтоб Великий Государь пожаловал: велел детем ево, князь Борису и князь Петру, с Хилковыми в отечестве дать счот, а князь Василей да князь Андрей, княж Ивановы дети, Хилковы били челом Великому Государю в место детей своих, князь Якова и князь Андрея, на Лвовых за бесчестье и о оборони, и указу им против их челобитья никому не было. [39]

Того ж дни послал Государь на встречю к польским и литовским великим послом, к Станиславу Казимеру Беневскому воеводе с товарыщи, принять послов и быти у них дорогою до Москвы в приставех стольника Семена, Федорова сына, Толочанова, а указал Государь стольнику Семену Толочанову ехать встречю польским и литовским послом в Смоленеск, или где их в дороге встретит. И где их встретить, и ему, приняв послов, и иттить сними к Москве, и быти у них дорогою до Москвы в приставех. И стольник Семен Толочанов принял польских и литовских послов, не доходя Смоленска за тритцать верст, на реке на Хмосте.

176-го году сентября в 21 де(нь) Великий Государь ходил на поля тешитца, а на Москве оставил Государь боярина князь Якова Никитича Одоевскова да окольничего Василья Семеновича Волынскова.

176-го году сентября в 22 де(нь) Великий Государь ходил в поход в село Преображенское, а на Москве оставил Государь бояр: князь Григорья Сунчелеевича Черкаскова, князь Ивана Андреевича Хованскова, да окольничева Осипа Ивановича Сукина, а иттить было сего числа Великому Государю и сыну ево государеву, Государю Царевичю и Великому Князю Алексею Алексеевичю, в поход к Троице в Сергиев монастырь, к памяти чюдотворца Сергия. А на Москве указал было Государь быти бояром: князь Григорью Сунчелеевичю Черкаскому, князь Ивану Андреевичю Хованскому, да окольничему князь Ивану Дмитреевичю Пожарскому. Перед Государем посланы для станов: окольничей Андрей Васильевич Бутурлин, да Андрей, Павлов сын, Акинфов, да дьяк Андрей Шахов, а рындам сказано быти у саадаков. У Великого Государя рында стольник князь Юрья, княж Михаилов сын, Одоевской. У Государя Царевича рында стольник Иван, Васильев сын, Бутурлин. И Великий Государь царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всеа Великие и Малые и Белые Росии самодержец, изволил поход свой государев к Троице в Сергиев монастырь отложить до иного времяни, как он Великий Государь изволит, [иттить в которое время] (Слова, поставленные в скобках, в тексте зачеркнуты). А [40] послал Государь к Троице в Сергиев монастырь к празнику чюдотворца Сергия архимарита и братью кормить и с своим государевым жалованьем к архимариту и к братте с милостынею боярина и оружейничева Богдана Матвеевича Хитрово.

176-го году сентября в 25 де(нь), на празник преподобного Сергия чюдотворца, Великий Государь ходил на подворье Троицы Сергиева монастыря к празднику чюдотворцу Сергию к обедне, а вверху оставил Государь боярина, князь Никиту Ивановича Одоевского, а служил у праздника обедню святейший Иоасаф патриарх Московский и всеа русии.

И того дня посылал Великий Государь к святейшему Иоасафу патриарху Московскому и всеа русии с ествами [ближнева] (Слово это зачеркнуто и на поле написано: “не писать") стольника Ивана, Васильева сына, Бутурлина.

176-го году сентября в 26 де(нь) Великий Государь ходил в Чюдов монастырь ко бедне и на отпевания боярина Борисовы жены Ивановича Морозова, боярыни вдовы Анны Ильичны, а вверху оставил Государь боярина князя Никиту Ивановича Одоевскова, а служили обедню и отпевали святейшие вселенские, патриархи да святейший Иоасаф патриарх Московский и всеа русии.

И того дни посылал Великий Государь к святейшим вселенским патриархом, да к святейшему Иоасафу патриарху Московскому и всеа русии с ествами ближнева стольника, князь Ивана, княж Борисова сына, Троекурова. А приставы были у святейших вселенских патриархов: полковник и голова стрелецкой Артемон Матвеев, да дьяк Ларион Иванов, а большой приставь стольник князь Петр Прозоровской в то время был болен.

176-году сентября в 28 де(нь), на память преподобного Харитона исповедника (После, этих слов в текста было: у великого государя на сенех в церкве святые преподобномученицы Евдокии. Затем слова эти зачеркнуты), [Великий Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всеа великие и малые и белые росии самодержец, и сын ево Государев, Государь Царевич и Великий Князь Алексей Алексеевич, слушали обедню в церкви святые преподобномученицы Евдокии, что на сенех] (Слова, поставленный в скобках, написаны на поле, с припиской: “оставить"). А служили обедню [41] святейшие вселенские патриархи, а святейший Иоасаф патриарх Московский И всеа русии в службе не был за скорбью.

И того дни посылал Великий Государь к святейшим вселенским патриархом и к святейшему Иоасафу, патриарху Московскому и всеа русии, с ествами боярина и оружейничева Богдана Матвеевича Хитрово. А приставы были у святейших вселенских патриархов: полковник и голова стрелецкой Артемон Матвеев, да дьяк Ларион Иванов, а большой приставь стольник князь Петр Прозоровской в то время был болен (После сих слов в тексте было: и сего числа святейший Иоасаф патриарх Московский и всеа русии в службе не был за скорбью. Затем слова эти зачеркнуты).

176-го году сентября в 30 де(нь) Великий Государь ходил в поход в село Измаилова, а на Москве оставил Государь бояр: князь Григорья Сунчелеевича Черкаскова, князь Иван Андреевича Хованскова, да околничева Осипа Ивановича Сукина. И боярин князь Иван Андреевич был болен, того дни в город не выежжал, а были на Москве: боярин князь Григорей Сунчелеевич Черкаской да окольничей Осип Сукин.

176-го году октября в 1 де(нь) Великий Государь ходил за кресты к празнику к Покрову Пресвятые Богородицы, что на рву, а вверху оставил Государь боярина князь Никиту Ивановича Одоевскова, да окольничева князь Дмитрея Алексеевича Долгоруково, а в ходу были Архангельской епископ Иоаким, да архимариты и игумены, а святейший Иоасаф патриарх Московский и всеа русии приехал к празнику наперед образов и служил у празника обедню, и после обедни святейший Иоасаф патриарх Московский и всеа русии отпустил с образы того ж Архангельскова епископа Иоакима да архимаритов и игуменов, а Великий Государь шол за образы попрежнему.

Того ж дни Великий Государь пошол к Троице в Сергиев монастырь молитца, а на Москве оставил Государь бояр: князь Григорья Сунчелеевича Черкаскова, князь Ивана Андреевича Хованскова, да окольничева Федора Васильевича Бутурлина, да думнова дьяка Григорья Караулова. Перед Государем для станов околничей: Андреи Васильевич Бутурлин, да Андрей, Павлов [42] сын, Акинфов, да дьяк Андрей Шахов. Рында у саадака стольник князь Юрья, княж Михаилов сын, Одоевской. А пришол Государь е Троице в Сергиев монастырь октября в 3 де(нь) к вечеру, и октября в 4 де(нь) у Троицы в Сергиеве монастыре Великий Государь слушав обедни и пошол из монастыря, а стола не было, и в трапезе Государь не был, а к Москве пришол Государь октября в 5 де(нь) по утру.

176-го году октября в 16 де(нь) Великий Государь ходил за Тверские ворота в монастырь Пречистые Богородицы Страстные встречать образ Пречистые Богородицы Одигитрие, а привезли тот образ ис польши польские и литовские послы, и прислали послы тот образ к Великому Государю с подхожева стану, и до встречи поставлен тот образ в монастыре Пречистые Богородицы Страстные, а взят был тот образ Пречистые Богородицы Одигитрие в польшу в прошлом во 170-м году в полку боярина и воеводы князь Ивана Андреевича Хованскова с товарыщи в обозе, как у нево был бой с польскими и литовскими людми за Полоцком под Кушниковыми горами. И как Великие Государь пошол на встречю образа Пречистые Богородицы, а на Москве оставил Государь боярина князь Григорья Сунчелеевича Черкаскова, да окольничева князь Дмитрея Алексеевича Долгорукого, а в ходу были из монастыря за образом Пречистые Богородицы Крутицкой митрополит Павел и архимариты и игумены. И как пришли с образом Пречистые Богородицы к соборной церкве, и, из соборные церкви вышед, встретили образ Пречистые Богородицы святейшие вселенские патриархи: святейший Паисий, папа и патриарх великого града Александрии и судия вселенней, святейший Макарий, патриарх божие града Антиохий и всего востока, святейший Иоасаф патриарх Московский и всеа русии со всем освященным собором, и, вшед в соборную церковь, было молебное пение, и поставлен образ Пречистые Богородицы Одигитрие в соборной церкве против Государева места.

176-го году октября в 17 де(нь) пришли к Великому Государю к Москве Яна Казимера, короля польского, свейского и великого князя литовского, руского и иных, великие послы Станислав Казимер Беневский воевода, Кипреян Павел Брестовский, [43] референдар и писарь великого княжества литовского, Владислав Шмелинг, подконюшей корунной и секлетарь посольственной, для подкрепленья мирного постановленья, а встреча была послом за городом за Тверскими вороты за тонною слободою, а на выезде, по указу Великого Государя, были против польских и литовских послов его Государевы ближние люди: спальники да стольники, и стряпчие, и дворяне Московские, и дьяки, и жилцы, и гости, дворовые люди, а росписаны были по сотням, а в сотнях знамена были государевы, а спальники были не в сотне, а у сотен были головы.

У выборной сотни голова стольник князь Никита, княж Семенов сын, Урусов, у стольников головы: князь Александру княж Иванов сын, Лобанов-Ростовской, Михайло, Лвов сын, Плещеев, князь Костянтин, княж Осипов сын, Щербатово, Федор, Лвов сын, Плещеев.

У стряпчих головы: князь Григорей, княж Веденихтов, сын, Оболенской, Михаило, Михаилов сын, Дмитреев, Иван, Федоров сын, Бутурлин, Иван, Андреев сын, Бутурлин, князь Иван, княж Михайлов сын, Кольцов-Мосальской.

У дворян головы: Александр, Данилов сын, Левонтьев, Федор, Иванов сын, Левонтьев, Петр, Дмитреев сын, Скуратову Григорей, Федоров сын, Бояшев, Василей, Микитин сын, Панин.

У жилцов головы: Иван, Михаилов, сын, Толочанов, князь Борису княж Еуфимов сын, Мышецкой, Михаило, Данилов сын, Павлову Иван, Петров сын, Лихарев, Игнатей, Степанов сын, Карсаков, Иван, Иванов сын, Вердеревской, Роману Устинов сын, Хрущову Андрей, Иванов сын, Спасителев, Иван, Васильев сын, Беклемишев, Иван, Дмитреев сын, Сонцов, Еремей, Офанасьев сын, Пашков, Федор, Яковлев сын, Вышеславцову Богдан, Федоров сын, Полибин, Иван, Петров сын, Давыдов, Иван, Савин сын, Крюкову Лукьян, Иванов сын, Писарев, Богдан, Иванов сын, Иванчин-Писарев, Елизарей, Иванов сын, Писарев.

У дьяков головы: Давиду Карнильев сын, Дерябкин, дьяк Иван Амирев. [44]

У патриарховых дворян и у властелинских детей боярских головы: Игнатей, Андреев сын, Волохов, у гостей голова гость Василей Шорин.

У дворовых людей головы: Иван, Федоров сын, Самарин, у окольников и у стремянных конюхов голова стрелецкой Микифор, Иванов сын, Колобов. У подьячих головы: дьяки Степан Шарапов, Иван Дмитреев.

Да загородом же, за Тверскими вороты, за тонною слободою, по указу Великого Государя, встречали послов и в приставех у послов им же быть: стольник Матвей, Степанов сын, Пушкин, да дьяк иноземскова приказу Василей Ушаков, а в дороге у послов был до Москвы в приставех стольник Семен, Федоров сын, Толочанов; а принел он послов не доезжая Смоленска за 30 верст на реке Хмосте. И Семену Толочанову указал Государь быти попрежнем, у послов в приставех, с стольником с Матвеем Пушкиным в товарищех, да сними дьяку Василью Ушакову. И от встретнова места польские и литовские послы сели в Государеву карету, которая к ним выслана на встречю ко встретному месту с приставы, и пошли к Москве, а против послов сидели в карете приставы: стольники Матвей Пушкин да Семен Толочанов, а в дверях сидели с правую сторону третей посол владислав Шмелинг, а с левую сторону в дверях сидел дьяк Василей Ушаков, а перед каретою у послов ехали спальники, а перед спальниками ехали королевские дворяне, а сотни шли наперед. А шли послы в Тверские ворота, да Тверскою улицею в Неглинские ворота, Красною площадью до Ильинского кресца, и Ильинским кресцом на большой посольской двор. А как послы шли в Неглинские ворота, и в то время на Неглинских воротех изволил смотреть послов Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всеа Великие и Малые и Белые Росии самодержец, а с ним Великим Государем смотрели на воротех святейшие патриархи: Паисеи, папа патриарх Александрискии, Макарей, патриарх Антиохиский, Иоасаф, патриарх Московский и всеа русии, и власти. Как Великий Государь пошол смотреть послов на Неглиненские ворота, а вверху оставил Государь боярина князь Ивана [45] Андреевича Хованскова, да окольничева князь Ивана Дмитреевича Пожарскова.

176-го году октября в 20 де(нь) Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всеа Великие и Малые и Белые и Росии самодержец, был в царском платье в грановитой полате, а с ним Великим Государем сидел по левую сторону сын Ево Государев, Государь Царевич и Великий Князь Алексей Алексеевичу всеа великие и малые и белые росии, а были у Великого Государя и у Государя Царевича на приезде Яна Казимера, короля польского, свейского и великого князя литовского, руского и иных, великие послы: Станислав Казимер Беневский воевода, Кипреян Павел Брестовский, референдарь и писарь великого княжства литовского, Владислав Шмелинг, подконюшей корунной и секлетарь посольственной и королевские дворяне, а приставы были у послов: стольники Матвей, Степанов сын, Пушкин, Семен, Федоров сын, Толочанов, да дьяк Василей Ушаков, а при послех сидели царевичи: Грузинской царевич Николай Давыдович, Касимовской царевич Василей Арасланович, Сибирские царевичи Петр да Алексей Алексеевичи, а были в ферезеях золотных, а бояре и окольничие и думные и ближние люди и стольники и стряпчие и дворяне были в ферезеях же золотных. Да при послех же у Великого Государя стояли у места с правую сторону бояре: князь Никита Иванович Одоевский, да Офонасей Лаврентьевич Ардин-Нащокин, да ближние люди. А с левую сторону у Государя царевича стояли у места дядки: боярин князь Иван Петрович Пронской, да окольничей Федор Михайлович Ртищев, да царевичевы стольники, а рынды были в белом платье, стольники князь Петр, да князь Андрей, княж Ивановы дети, Хованскова, Иван, Микифоров сын, Михайло, Иванов сын, Нащокины. А встречи от Великого Государя и от Государя Царевича были послом: первая меншая встреча вышед из гранавитых сеней на крыльце под шатром, стольник князь Андрей, княж Иванов сын, Хилков да дьяк Александр Алексеев. Вторая середняя встреча в сенех гранавитые полаты. Середи сеней стольник князь Василей, княж Иванов, сын Хилков, да дьяк Офонасей Зыков. [46] Третья большая встреча, вышед из гранавитые палаты. У дверей стольник князь Михайло Алегук, Мурзин сын, Черкасской, да дьяк Василей Брехов, а на встречах дьяки послом речи говорили от Великого Государя и от Государя Царевича. А как послы шли к Великому Государю и к Государю царевичю вверх, и в то время стояли от гранавитых сеней и по красному крыльцу жилцы в терликах с протазанами. Объявлял Великому Государю и Государю Царевичю послов и дары окольничей Василей Семенович Волынской, а с столом от Государя ездил к послом ближней стольник Никита, Иванов сын, Шереметев.

176-го году октября в 21 де(нь) Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всеа великие и малые и белые рост самодержец, был в царском платье в столовой избе, а были у Великого Государя Яна Казимера, короля польского, свейского и великого князя литовского, русского и иных, великие послы: Станислав Казимер Беневский воевода, Кипреян-Павел Брестовский, референдарь и писарь великого княжества литовского, Владислав Шмелинг, подконюшей корунной и секлетарь посольственной, и королевские дворяне, а приставы были у послов: стольник Матвей, Степанов сын, Пушкин, Семен, Федоров сын, Толочанов, да дьяк Василей Ушаков. А при послех сидели царевичи: Грузинской царевич Николай Давыдович, Касимовской царевич Василей Арасланович, Сибирские царевичи Петр да Алексей Алексеевичи, а были в ферезеях в бархатных, а бояре, и окольничие, и думные люди, и стольники, стряпчие, и дворяне были в ферезеях же в бархатных. Да при послех же у Великого Государя стояли у места: с правую сторону боярин князь Никита Иванович Одоевской, с левую сторону боярин Офонасей Лаврентьевич Ардин-Нащокин, да по обе стороны стояли ближние люди. А рынды были в белом платье. Стольники князь Петр, да князь Андрей, княж Ивановы дети, Хованские, Иван, Микифоров сын, Михаило, Иванов сын, Нащокины. А встречи были послом: первая меншая встреча, вышед из столовых сеней на рундуке: стольник князь Андрей, княж Иванов сын, Хилков, да дьяк Александро Алексеев. Вторая середняя встреча середи столовых сеней: стольник князь [47] Василей, княж Иванов сын, Хилков, да дьяк Офонасей Зыков. Третья большая встреча, вышед из столовые избы у дререй: стольник князь Михаило Алегук, Мурзин сын, Черкаской, да дьяк Василей Брехов. А как послы шли к Великому Государю, и в то время стояли в столовых сенех жилцы в терликах с протазанами.

Объявлял Великому Государю послов окольничей Василей Семенович Волынской, и укозал Великий Государь польским и литовским послом Стиниславу Казимеру Беневскому воеводе с товарищи быти в ответе. И от Великого Государя послы пошли в ответь. А в ответе с послы были: боярин и намесник шацкой Офонасей Лаврентьевич Ардин-Нащокин, да посолские думные дьяки Герасим Дохтуров, Лукьян Голосов, да посольской же дьяк Ефим Юрьев, а в ответе были послы в золотой полате, а не в ответной (Слово "полате" зачеркнуто) (полате).

176-го году октября в 22 де(нь) Великий Государь ходил к празднику Пресвятые Богородицы Казанские за кресты и в ходу были за кресты святейшие патриархи: Макарий, патриарх антиохиский, Иоасаф, патриарх Московский и всеа русии, и весь освященный собор. А святейший Паисии, папа и патриарх Александриский, приехал к празднику наперед крестов. И как Великий Государь пошол в ход за кресты, а вверху оставил Государь боярина князь Никиту Ивановича Одоевскова, да окольничева князь Дмитрея Алексеевича Долгоруково, и как пришли со кресты к церкве Пречистые Богородицы Казанские и, из церкви вышед, встретил образ святейший Паисий, папа и патриарх Александриский, а пришед в церковь Пречистые Богородицы Казанские, отпустили святейшие патриархи со кресты иттить по городу витаю и кремлю Крутицкова митрополита Павла, а с ним архимаритов и игуменов, а за кресты послал Государь по городу касимовскова царевича Василья Араслановича, да боярина князя Ивана Андреевича Хованскова, да окольничева князя Ивана Дмитриевича Пожарскова, да думнова дворянина Ивана Офонасьевича Прончищева, да думнова дьяка Лукьяна Голосова, и у [48] праздника Пречистые Богородицы Казанские святейшие патриархи служили обедню, а после обедни Великий Государь пошол за кресты в соборную церковь. А святейшие патриархи были все в ходу, пошли за образы в соборную церковь.

И того ж дни посылал Великий Государь к святейшим патриархом с ествами своих государевых ближних людей. К святейшим вселенским патриархом стольника князь Петра, княж Иванова сына, Прозоровского, к святейшему Иоасафу, Патриарху Московскому и всеа русии, стольника Григорья, Микифорова сына, Сабакина.

176-го году, октября в 24 де(нь), укозал Великий Государь польским и литовским послом Станиславу Казимеру Беневскому воеводе с товары щи быти вдругоред в ответе, а в ответе укозал Государь быти с послы по прежнему боярину и намеснику Шацкому Офонасью Лаврентьевичю Ардину-Нащокину, да думным посольским, дьяком Герасиму Дохтурову, Лукьяну Голосову, да посольскому ж дьяку Ефиму Юрьеву, а по послов велено ехать на посольской двор и с посольскова двора ехать с послы к отвему приставом: стольником Матвею, Степанову сыну, Пушкину, Семену, Федорову сыну, Толочанову, да дьяку Василью Ушакову.

И бил челом Великому Государю стольник Матвей, Степанов сын, Пушкин, что велено ему Матвею ехать по послов и сними ехать к ответу, а в ответе с послы велено быти боярину Офонасью Лаврентьевичю Ардину-Нащокину, и ему Матвею для боярина Офонасия Лаврентьевича Ардина-Нащокина с послами ехать к ответу и менши ево Офонасия быти невместно. А боярин Офонасей Лаврентьевич Ардин-Нащокин в тоже время бил челом Великому Государю против Матвеева челобитья встрешно, что Матвей бьет челом на него Офонасья не делом. И Великий Государь сказал Матвею Пушкину, что он Матвей бьет челом и всчинает тут места не делом, а преж сего мест тут не бывала, и ныне нет. И Матвей Пушкин бил челом Великому Государю, что преж сего с послами бывали в ответе честные люди, а не в ево Офонасьеву версту, и потому в то время и челобитья не бывала; а ныне ему Матвею за Офонасьем никоими мерами по послов ехать не возможно, а отечество ево с [49] Офонасьем известно ему, Великому Государю; и что(б) Великий Государь пожаловал ево Матвея: велел ему Матвею в том свой Государев милостивый указ учинить. И Великий Государь укозал Матвею Пушкину ехати по послов по прежнему своему государеву указу, а то ему изволил Государь сказать, что тут мест не бывала, и ныне мест тут нет, и вперед не будет. И стольник Матвей Пушкин по послов ездил. И с послами ехали к ответу приставы: стольник Матвей, Степанов сын, Пушкин, да Семену Федоров сын, Толочанов, да дьяк Василей Ушаков и, приехав послы к ответу, и были в ответе в золотой полате. А в ответе были с послами: боярин и намесник Шацкой Офонасей Лаврентьевич Ардин-Нащокин, да думные дьяки Гарасим Дохтуров, Лукьян Голосов, да дьяк Ефим Юрьев, а после ответу ехали с послы на посольской двор приставы теж стольники: Матвей Пушкин, Семен Толочанов да дьяк Василей Ушаков.

176-го году, октября в 26 де(нь), польские и литовские послы, Станислав Казимер Беневской воевода с товарыщи, были в ответе в золотой полате, а в ответе были боярин и намесник Шацкой Офонасей Лаврентьевич Ардин-Нащокин, да посольские думные дьяки Гарасим Дохтуров, Лукьян Голосов, да посольской дьяк Ефим Юрьев, а приставы были у послов: стольники Матвей, Степанов сын, Пушкин да Семен, Федоров сын, Толочанов да дьяк Василей Ушаков и с послы к ответу ехали они ж.

176-го году, октября в 28 де(нь), польские и литовские послы Станислав Казимер Беневской воевода с товарыщи были в ответе в золотой полате, а в ответе были боярин и намесник Шацкой Офонасей Лаврентьевич Ардин-Нащокин да посольские думные дьяки Герасим Дохтуров, Лукьян Голосов, да посольской дьяк Ефим Юрьев, а приставы были у послов: стольники Матвей, Степанов сын, Пушкин, Семен, Федоров сын, Толочанов да дьяк Василей Ушаков, и с послы к ответу ехали они ж.

176-го году, октября в 30 де(нь), бил челом Великому Государю боярин Офонасей Лаврентьевич Ардин-Нащокин на [50] стольника Матвея. Степанова сына, Пушкина о бесчестье и о оборони, чтоб Великий Государь пожаловал: велел ему Офонасью с ним Матвеем в ево о бесчестье, что он Матвей бил челом на него Офонасья в отечестве, свой государев малостивой указ учинить и на него Матвея и оборону дать.

Того ж дни послал Государь в Смоленеск к боярину и воеводе, князь Ивану Борисовичю Репнину, в товарищи воеводу Ивана, Иванова сына, Вельяминова, а указал Великий Государь быти в Смоленску боярину и воеводам: князь Ивану Борисовичю Репнину, да Ивану, Иванову сыну, Вельяминову, да стольнику Ивану, Андрееву сыну, Вельяминову, а ныне стольник и воевода Иван, Андреев сын, Вельяминов в Смоленку з боярином и воеводою, с князь Иваном Борисовичем Репниным в товарыщех, а в отписках указал Государь писатца боярину и воеводам с товарищи.

176-го году, октября в 31 де(нь), Великий Государь ходил в поход в село Измайлова, а на Москве указал Государь быти боярину князь Ивану Андреевичю Хованскому, да окольничему Осипу Ивановичю Сукину, и боярин князь Иван Андреевич Хованской был болен, и Великий Государь прислал ис походу от себя Государя к Москве и велел быть без себя, Государя, на Москве боярина, князь Григорья Сунчелеевича Черкаскова, да окольничева князь Петра Алексеевича Долгоруково, а окольничему Осипу Сукину сними быть не велено.

176-го году, ноября в 2 де(нь), указал Великий Государь розрядному думному дьяку Дементью Башмакову сказать свой государев указ стольнику Матвею, Степанову сыну, Пушкину, и по указу Великого Государя думной дьяк Дементей Башмаков его государев указ стольнику Матвею Пушкину сказал на постельном крыльце: в нынешнем во 176-м году, октября в 17 де(нь), указал Великий Государь тебе, Матвею, быти у польских и литовских послов в приставех, и ты Матвей октября с 17-го числа да октября по 24 де(нь) в приставех у послов был и с послы к Великому Государю ездил, а октября в 24 де(нь) указал Великий Государь польским и литовским послом вдругоред быти в ответе, а в ответе с послы указал Великий [51] Государь быти по прежнему боярину Офонасью Лаврентьевичу Ардину-Нащокину, и ты Матвей бил челом Великому Государю, что велено тебе, Матвею, ехать по послов и с послы ехати к ответу, а в ответе с послы велено быти боярину Офонасью Ардину-Нащокину, и тебе де Матвею для боярина Офонасья Лаврентьевича Ардина-Нащокина с послами ехати к ответу и менши ево, боярина Офонасья Лаврентьевича, быти невмесно. И ты, Матвей, бил челом Великому Государю и всчал тут места сам на себя не делом, а преж сего мест тут не бывала и ныне нет, и указал Великий Государь и ныне то записать в розряде, что тут мест не бывала, и вперед не будет, и закрепить указал Великий Государь думному дьяку. И после того своего челобитья ты Матвей к послом на посольской двор многое время не ездил и тем государеву делу учинил многое мотчатья, а тебе Матвею з боярином с Офонасьем Лаврентьевичем Ардиным-Нащокиным быти мошно, и за бесчестья боярина Офонасья Лаврентьевича Ардина-Нащокина указал Государь и бояре приговорили тебя Матвея послать в тюрьму, а в приставех у послов указал Государь тебе Матвею быти по прежнему своему государеву указу, а не будешь в приставех, и тебе быти от Государя в великом разоренье: вотчины и помесья укажет Государь у тебя отписать на себя, Великого Государя.

И по указу Великого Государя ево государев указ стольнику Матвею Пушкину сказан, и послан Матвей в тюрьму с розрядным подьячим.

И того ж часу, по указу Великого Государя, прислан в тюрьму к Матвею Пушкину розрядной подьячей и сказал Матвею государев указ, что Великий Государь пожаловал: велел ево Матвея ис тюрмы выпустить и укозал Великий Государь ему, Матвею, по прежнему своему государеву указу быти у послов в приставех, а не будет в приставех и ему от Государя быти в великом розоренье, какое ему Матвею объявлено.

И после того прислан к Матвею розрядной подьячей, а велено ему быти вверху, И вверху, на красном крыльце, сказал Матвею Пушкину думной дьяк Дементей Башмаков, что Великий Государь укозал ему, Матвею, быти по прежнему своему [52] государеву указу у послов в приставех, а не будет в приставех, и ему быти от Государя в великом разоренье: вотчины и поместья укажет Государь у него отписать ва себя, Государя.

И Матвей Пушкин у скаски думному дьяку Дементью Башмакову сказал, что ему, Матвею, с Офонасьем отнюдь не бывать, хотя вели Государь казнить смертью, не только разорить, или вотчины ево и помесья на себя, Государя, отписать, а Офонасей Нащокин перед ним, Матвеем, человек молодой и не родословной, и родители ево Офонасьевы с ево Матвеевыми родители не только в товарыщех бывали, и в головах от них бывали, и с товарыщи их бывали бессловно, и прото б ево челобитье доложил Великому Государю (На поле пометка: оставить).

И после скаски стольник Матвей Пушкин на посольской двор к послом не ездил, и до отпуску и в приставех у послов не был, а был болен, а были у послов в приставех и до отпуску: стольник Семен Толочанов, да дьяк Василей Ушаков, а на Матвеево место Пушкина не хто в приставех не был до отпуску ж.

176-го году, ноября в 5 де(нь), Великий Государь ходил в поход в село Коломенское, а на Москве освил Государь боярина князь Никиту Ивановича Одоевскова, да окольничева князь Дмитрея Алексеевича Долгорукова, да думнова дьяка Григорья Караулова.

176-го году, ноября в 8 де(нь), на празник собор Архистратига Михаила Великий Государь ходил в соборную церковь Архангела Михаила к обедне, а вверху оставил Государь боярина князь Никиту Ивановича Одоевскова, да окольничева князь Бориса Ивановича Троекурова.

176-го году, ноября в 9 де(нь), Великий Государь ходил в поход в село Коломенское, а на Москве оставил Государь боярин Петра Михайловича Салтыкова да Василья Семеновича Волынскова.

176-го году, ноября в 12 де(нь), Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всеа великие и малые и белые росии самодержец, укозал быти у себя Государя к [53] докончанью польским и латовским послом: Станиславу Казимеру Беневскому воеводе с товарыщи, а наперед укозал Государь послом быти в ответе, а по послов ездили и к ответу сними ехали приставы: стольник Семен, Федоров сын, Толочанов, да дьяк Василей Ушаков (а стольник Матвей Пушкин был болен и после скаски ноября с 2 числа на посольской двор не ездил, за челобитьем на боярина Офонасья Лаврентьевича Ардина-Нащокина) (Против слов, поставленных в скобках, на поле значится: “Не писать"), и польские и литовские послы приехали к ответу и были в ответе в золотой полате, а в ответе с послами были боярин и намесник Шацкой Офонасей Лаврентьевич Ардин-Нащокин, да посольские думные дьяки: Герасим Дохтуров, Лукьян Голосов да посольской дьяк Ефим Юрьев.

И того ж дни Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всеа великие и малые и белые рост самодержец, был в царском платье в грановитой полате. А были у Великого Государя у подкрепленья мирного постановленья польские и литовские послы: Станислав Казимер Беневский воевода с товарыщи. А пришли послы к Великому Государю из золотой полаты. А приставы были у послов: стольник Семен, Федоров сын, Толочанов, да дьяк Василей Ушаков. А при послех бояре и окольничие и думные и ближние люди и стольники и стряпчие и дворяне были в ферезеях золотных.

Да при послех же у Великого Государя с правую сторону, по сторон его государева места, поставлен был налой, а на налое евангелие. А у евангелия стоял с правую сторону государева места Благовещенской протопоп Андрей в ризах.

Да при послех же у Великого Государя у места стояли: с правую сторону боярин князь Никита Иванович Одоевской, с левую сторону боярин Офонасей Лаврентьевич Ордин-Нащокин, да по обе стороны у места стояли ближние люди, а рынды были в белом платье. Стольники: князь Петр, да князь Андрей, княж Ивановы дети Хованскова, Иван, Микифоров сын, Михайло, Иванов сын, Нащокины, а стояли по прежнему по обе стороны.

А встречи быле послом: первая меншая встреча, вышед из [54] гранавитых сеней, на крыльце под шатром: стольник князь Андрей, княж Иванов сын, Хилков, да дьяк Александро Алексеев.

Вторая середняя встреча в сенех гранавитые полаты. Середи сеней стольник князь Василей, княж Иванов сын, Хилков, да дьяк Офонасей Зыков.

Третья большая встреча, вышед у грановитые полаты, у дверей. Стольник князь Михаило Алегук, Мурзин сын, Черкаской, да дьяк Василей Брехов. Да при послех же стояли от грановитых сеней и по красному крыльцу жилцы в терликах с протазанами.

И как послы пришли к Великому Государю в гранавитую полату, и объявлял Великому Государю послов окольничей Василей Семенович Волынской, а принесли послы к Великому Государю подтверженую грамоту, котороя с ними прислана от королевского величества, за королевскою печатью, а на той королевской грамоте Великому Государю укреплятца святым евангелием.

А нес грамоту подтверженую к Великому Государю и держал перед Великим Государем, вшед в полату, третей посол Владислав Шмелинг, подконюшей корунной и секлетарь посольственной. И пришед послы к Великому Государю и говорил речь большой посол Станислав Казимер Беневский воевода и после речи поднес Беневской к Великому Государю королевскую подтверженую грамоту. И Великий Государь изволил грамоту принять и отдать боярину, князь Никите Ивановичю Одоевскому, и боярин князь Никита Иванович Одоевской тое грамоту держал у места Великого Государя. И потом, по указу Великого Государя, говорил речь от Великого Государя послом посольской думной дьяк Гарасим Дохтуров, что Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всеа великие и малые и белые росии самодержец, укрепляетца з братом своим с великим государем их с Яном Казимером, королем польским, свейским и великим князем литовским, руским и иных, с его королевским величеством быти в мирном постановленье против договору, каков договор был в прошлом во 175-м году генваря в 20 де(нь) у Его Царского [55] Величества великих и полномочных послов: у боярина и намесника Шацкова Офонасья Лаврентьевича Ордина-Нащокина с товарыщи в деревне Андрусове с Их Королевского Величества великими послы и комисары: с Юрьем каралем Глебовичем с товарыщи и на всех тех статьях, которые в то время постановлены, он Великий Государь наш, Его Царское Величество, укрепляетца перед святым евангелием быти в мирном постановленье при них королевского величества великих послех. И после речи Великий Государь укреплялся перед святым евангелием о мирном постановленье при польских и литовских послех: при Станиславе Казимере Беневском с товарыщи.

И к Великому Государю подносили налой с евангелием Благовещенской протопоп Андрей да боярин Офонасей Лаврентьевич Нащокин, а на налое положена королевская подтверженая грамота, которую принесли послы, а на грамоте положено евангелие.

И Великий Государь против евангелия, встав из своего государева места, и говорил послом свою государскую речь, что он Великий Государь, по Спасительной заповеди Христове, укрепляетца перед святым сим и божественным евангелием на том, что ему Великому Государю, Его Царскому Величеству, з братом своим, с великим государем Яном Казимером, королем польским, свейским и великим князем литовским, быти в мирном постановленье во всем против Андрусовского договору, на чом его царского величества послы с королевского величества послы и комисары договор учинили и статьи постановили. А изговоря речь, Великий Государь целовал святое евангелие.

А как Великий Государь укреплялся, и в то время с Великого Государя царскую шапку снимал и держал кравчей князь Петр Семенович Урусов, скипетр примал и держал ближней стольник князь Петр, княж Иванов сын, Прозоровской, блюдо держал ближней же стольник Борис, Васильев сын, Бутурлин, а бояр в чинех не было, а спальники стрепню держали не по имянному государеву указу (После сих слов в тексте, стояло: “что велено им быть, хто поспел, те и принели и держали шапку и скипетр и блюдо”. Засим слова эти зачеркнуты). А послы в то время, как [56] Великий Государь речь говорил, стояли подступи к налою с левую сторону, и пожаловал Великий Государь польских и литовских послов, велел быть у своего государева стола, а жаловал Государь послов сам звал к столу, а дворян королевских звал к столу думной дьяк Гарасим Дохтуров, и укозал Великий Государь послом иттить из гранавитые полаты в золотую полату и быти до стола.

И как послы пошли из гранавитые полаты, и провожали послов встрешники, где хто встречал, а с послы были в золотой полате до стола приставы: стольник Семен Толочанов, да дьяк Василий Ушаков.

А отпустя послов, Великий Государь пошол из грановитые полаты за евангелием, а енангелие нес Благовещенской протопоп Андрей. И проводя Государь евангелие в гранавитые сени, и отпустил с евангелием к Благовещению, а за евангелием послал Государь проводить к Благовещению бояр: князь Ивана Алексеевича Воротынскова, князь Ивана Андреевича Хованскова да окольничева Осипа Ивановича Сукина, и пошол Великий Государь к себе Государю в хоромы.

Того ж дня ели у Государя польские и литовские послы Станислав Казимер Беневский воевода, Кипреян Павел Брестовский, референдарь и писарь великого княжства литовского, Владислав Шмелинг, подконюшей корунной и секлетарь посольственной, а стол был во гранавитой полате. А у стола были бояре: князь Никита Иванович Одоевской, князь Юрья Алексеевич Долгоруково, Офонасей Лаврентьевич Ордин-Нащокин, да окольничей Василей Семенович Волынской, да думной дворянин Иван Иванович Баклановской, да думные дьяки Гарасим Дохтуров, Лукьян Голосов, да у стола ж были встрешники, и дворяне, и головы стрелецкие, а сидели в большом столе, а польские и литовские послы и королевские дворяне сидели в кривом столе, а потчивал послов и ел с ними стольник князь Василей, княж Иванов сын, Хилков, да с ними сидел пристав стольник Семен, Федоров сын, Толочанов. А звать послов к столу ходил в золотую полату стольник князь Андрей, княж Иванов, сын Хилков. А в столы смотрели стольники. В большой [57] стол Никита, Иванов сын, Шереметев, да князь Дмитрей, княж Иванов сын, Жирового-Засекин, в кривой стол князь Андрей, княж Михаилов сын, Солнцев-Засекин, да Иван, Максимов сын, Языков.

А укозал было Государь сказать в кривой стол смотреть с князь Андреем Солнцевым князь Михаилу, княж Федорову сыну, Жирового-Засекину, и князь Михайло Жирового-Засекин в городе не было, отпущен на свадьбу, а князь Дмитрей Жирового-Засекин бил челом Великому Государю в отечестве о счете на князь Андрея Солнцева-Засекина, что ему с ним быть невмесно. И Великий Государь сказал князь Дмитрею Жирового-Засекину, чтоб он ныне был, а после де велю счет дать, и укозал Государь ему в большой стол в товарыщех смотреть попрежнему с Никитою Шереметевым. И князь Дмитрей Жирового-Засекин бил челом Великому Государю, что ему с князь Андреем Солнцевым-Засекиным никоими мерами быти не возможно (После сего в тексте стояло: “и после того”. Засим слова эти зачеркнуты) и в стол смотреть не пошол. И Великий Государь укозал розрядному думному дьяку Дементью Башмакову князь Дмитрея Жирового-Засекина за непослушания, что он ево государева слова не послушал, бить батоги в подклете, и укозал Государь ему князь Дмитрею в большой стол смотреть с Никитою Шереметевым по-прежнему.

И по указу Великого Государя думной дьяк Дементей Башмаков князь Дмитрею Жирового-Засекину государев указ сказал, и в подклете князь Дмитрей бит батоги, и велено ему быть по прежнему. И князь Дмитрей Жирового-Засекин в большой стол с Никитою Шереметевым смотрел. А в кривой стол смотреть укозал Государь с князь Андреем Солнцевым-Засекиным, в князь Михайлово место Жирового-Засекина, стольнику Ивану, Максимову сыну, Языкову. Вина нарежал князь Юрья, княж Михаилов сын, Одоевской, пить наливал князь Иван, княж Борисов сын, Троекурову у стола стояли: кравчей князь Петр Семенович Урусову да стольник Дмитрей, Никитин сын, Наумов. Да при послех же у Великого Государя в стол [58] стояли: у стола по обе стороны с мечи в ферезеях стольники: князь Петр да князь Андрей, княж Ивановы, дети Хованские, да головы стрелецкие: Иван, Федоров сын, Матвеев, Микифор, Иванов сын, Колобов, Иван, Дмитреев сын, Зубов. У Великого Государя за поставцом сидел боярин и оружейничей Богдан Матвеевич Хитрово. За посольским поставцом сидел думной дворянин Иван Богданович Хитрово. А боярского поставца не было. Да в стол же в грановитой полате стояли по рундукам жилцы в терликах с протазанами. А в стол стольники были в долотах.

И как стол отшол, и Великий Государь укозал послом ехати к себе на посольской двор. И послы поехали на посольской двор, а с ними приставы. А после стола, по указу Великого Государя, ездили потчивать послов на двор: ближней стольник Никита, Иванов сын, Шереметев да думной посольской дьяк Лукьян Голосов. А как Великий Государь пошол после стола к себе Государю в хоромы, и бил челом Великому Государю князь Дмитрей Жирового-Засекина о счете на князь Андрея Солнцева-Засекина.

И ноября в 15 де(нь) бил челом Великому Государю князь Андрей Солнцев-Засекин на князь Жирового-Засекина о безчестье и о оборони с челобитною. И по указу Великого Государя челобитная у нево взята и укозал Государь по ней думному дьяку Дементью Башмакову в розряде велел выписать и доложить себе Великому Государю. И после того Дмитрей да князь Михаило Жировые-Засекины в розряде подали скаску, что с князь Андреем Солнцевым-Засекиным быти мошно и на него не челобитчики.

176-го году, ноября в 16 де(нь), Великий Государь ходил на поля тешитца, а на Москве оставил Государь боярина, князь Григорья Сунчелеевича Черкаскова, да окольничева князь Ивана Дмитреевича Пожарскова. Возница у государя был стольник князь Василей, сын Голицын, на ухабе стояли стольник князь Борис, княж Васильев сын, Гарчаков да стряпчей Иван, Перфильев сын, Абрассов.

[176-го году, ноября в 17 де(нь), Великий Государь ходил к празнику Григория Неокесариского к обедне, что в садовной [59] слободе, где жил духовник, а на Москве оставил Государь боярина князь Григорья Сунчелеевича Черкаскова да окольничева князь Дмитрея Алексеевича Долгоруково (Против слов, поставленных в скобках, на поле помечено: “Не писать")].

176-го году, ноября в 18 де(нь), Великий Государь ходил на поля тешитца (На поле помечено: ,,Писать”), а на Москве оставил государь бояр: князь Ивана Алексеевича Воротынскова, князь Ивана Андреевича Хованскова, да окольничева Осипа Ивановича Сукина, [а возница и ухабничей прежние ж (На поле против этих слов обозначено: “Не писать")]. Возница у Государя был стольник князь Василей, княж Васильев сын, Голицыну на ухабе стояли стольник князь Борис, княж Васильев сын, Горчаков, да стряпчей Иван, Перфильев сын, Абрассов.

176-го году, ноября в 19 де(нь), Великий Государь ходил в поход в село Коломенское тешитца, а на Москве оставил государь боярина князь Григорья Сунчелеевича Черкасскова, да окольничева Василья Семеновича Волынскова, [а возница и ухабничие были прежние (Против этих слов на поле помечено: “Не писать")]. Возница был у государя стольник князь Василей, княж Васильев сын, Голицыну на ухабе столи стольник князь Борис, княж Васильев сын, Горчаков да стряпчей Иван Перфильев сын Абрассов.

176-го году, ноября в 25 де(нь), (На поле помечено: “Не писать") Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всеа великие и малые и белые росии самодержец, был в царском платье в гранавитой палате, а с ним Великим Государем сидел по левую сторону сын ево государев, Государь Царевич и Великий Князь Алексеи Алексеевичу всеа великие и малые и белые росии, а были у Великого Государя и у Государя Царевича на отпуске Яна Казимера, короля польского, свейского и великого князя литовского, русского и иных, великие послы: Станислав Казимер Беневский воевода, Кипреян Павел Брестовский, референдарь и писарь великого княжества литовского, Владислав Шмелинг, подконюшей карунной и секлетарь посольственной, и королевские дворяне. [60] А приставы были у послов: стольник Семен, Федоров сын, Толочанов, да дьяк Василей Ушаков, а при послех бояре и окольничие и думные и ближние люди, стольники, и стряпчие, и дворяне были в ферезеях золотных. Да при послех же у Великого Государя стояли у места, с правую сторону, бояре: князь Никита Иванович Одоевской, Офонасей Лаврентьевич Ордин-Нащокин, да ближние люди, а с левую сторону у Государя Царевича у места стояли дьяки: боярин князь Иван Петрович Пронской, да окольничей Федор Михайлович Ртищев, да царевичевы стольники, а рынды были в белом платье: стольник князь Петр да князь Андрей, княж Ивановы дети, Хованские, Иван, Микифоров сын, Михайла, Иванов сын, Нащокины.

А встречи от Великого Государя и от Государя Царевича были послом: первая меншая встреча, вышед из гранавитых сеней, на крыльце под шатром: стольник князь Андрей, княж Иванов сын, Хилков, да дьяк Александр Алексеев. Вторая середняя встреча в сенех гранавитые полаты, середи сеней: стольник князь Василей, княж Иванов сын, Хилков, да дьяк Офонасей Зыков. Третья большая встреча, вышед из гранавитые полаты, у дверей: стольник князь Михайло Алегук, Мурзин сын, Черкасской, да дьяк Василей Брехов. А на встречах дьяки послом речи говорили от Великого Государя и от Государя Царевича. Да при послех же стояли от грановитых сеней и по красному крыльцу жилцы в терликах с протозанами. [И как послы пришли к Великому Государю в гранавитую полату (Слова, поставленный в скобках, писаны мельче и против них на поле поставлено: “оставить")] и объявлял Великому Государю и Государю Царевичю послов окольничей Василей Семенович Волынской. И после того, по указу Великого Государя, посольской думной дьяк Герасим Дохтуров объявил послом, что Великий Государь, Его Царское Величество, и сын Ево Государев, Великий Государь Царевич отпущают их великих послов к брату своему, великому государю к Яну Казимеру королю польскому, свейскому и великому князю литовскому, рускому и иных, а с ними посылает Великий Государь [61] к королевскому величеству свою (Било написано: Государеву, затем зачеркнуто и сверху поставлено: “Царского Величества") Царского Величества грамоту. И подал Великий Государь послом свою государеву грамоту.

И потом Государь Царевич приказывал с послы к королевскому величеству поклон. И на отпуске пожаловали Великий Государь и Государь Царевич послов и королевских дворян к руке. И пожаловал Великий Государь польских и литовских послов и королевских дворян, велел им быть у своего государева стола, а объявил послом и дворянином государево жалованье к столу думной дьяк Гарасим Дохтуров. И укозал Великий государь послом иттить из гранавитые полаты в золотую полату и быть тут до стола.

И как послы пошли из гранавитые полаты, и провожали послов встрешники, где хто встречал, а с послы были в золотой полате до стола приставы: стольник Семен Толочанов, да дьяк Василей Ушаков, а отпустя послов Великий Государь и Государь Царевич пошли из гранавитые полаты в свои государевы хоромы.

Того ж дни ели у Государя польские и литовские послы: Станислав Казимер Беневский воевода с товарищи и королевские дворяне, а стол был по столовой избе, а у стола были бояре: князь Никита Иванович Одоевской, князь Юрья Алексеевич Долгоруково, Офонасей Лаврентьевич Ордин-Нащокин, да окольничей Василей Семенович Волынской, да думной дворянин Иван Иванович Баклановской, да думные дьяки: Гарасим Дохтуров, Лульян Голосов. Да у стола ж были встрешники: и дворяне, и головы стрелецкие, а сидели в большом столе, а польские и литовские послы и королевские дворяне сидели в кривом столе, а потчивал послов и ел с ними стольник князь Василей, княж Иванов сын, Хилков. Да с ним сидел пристав-стольник Семен Толочанов, а звать к столу послов ходил в золотую полату стольник князь Андрей, княж Иванов сын, Хилков, а в столы смотрели стольники: в большой стол Никита, Иванов сын, Жирового-Засекин; в кривой стол: князь Андрей, княж Михаилов сын, Солнцев-Засекин, да князь Михаило, княж Федоров сын, Жирового-Засекин. Вина нарежал князь [62] Юрья, княж Михаилов сын, Одоевской, пить наливал князь Иван, княж Борисов сын, Троекурову у стола стояли кравчей князь Петр Семенович Урусову да стольник Дмитрей, Никитин сын, Наумов. Да при послех же у Великого Государя в стол стояли у стола по обе стороны с мечи в ферезеях стольники: князь Петр, да князь Андрей, княж Ивановы дети, Хованские, да головы стрелецкие: Григорей, Власьев сын, Астафьев, Федор, Полуехтов сын, Нарышкин. У Великого Государя за поставцом сидел боярин и оружейничей Богдан Матвеевич Хитрово, за посольским поставцом сидел думной дворянин Иван Богданович Хитрово. А боярскова поставца не было. Да в стол же при послех в столовой избе стояли жилцы в терликах с протазанами. А в стол стольники были в охобнях с круживами.

А после стола Великий Государь на отпуске приказывал с послы к брату своему к Яну Казимеру, королю польскому, свеискому и великому князю литовскому и иных, от себя Великого Государя поклонитися и укозал Великий Государь послом ехати к себе на посольской двор. И послы, Великому Государю челом ударя, и поежали на посольской двор, а с ними приставы: стольник Семен Толочанов, да дьяк Василей Ушаков, а у руки Великого Государя не были послы после стола. Да после ж стола, по указу Великого Государя, ездил потчивать послов на двор ближней стольник Никита, Иванов сын, Шереметев.

176-го году, ноября в 27 де(нь), Великий Государь ходил в Знаменской монастырь к празнику к Знамению Пресвятые Богородицы к обедне. А вверху оставил Государь боярина князь Ивана Алексеевича Воротынскова, да окольничева князь Петра Алексеевича Долгоруково, а служили у празника святейшие вселенские патриархи, да святейший Иoacaф, патриарх Московский и всеа русии.

И того ж дни послал Великий Государь к святейшим патриархом с ествами своих государевых ближних людей: к святейшим вселенским патриархом стольника князь Петра, княж Иванова сына, Прозоровского, к святейшему Иоасафу, патриарху Московскому и всеа русии, стольника Григорья, Микифорова сына, Сабакина. [63]

176-го году, ноября в 28 де(нь), Великий Государь ходил в поход в село Хорошова, а на Москве оставил Государь бояр: князь Григорья Сунчелеевича Черкаскова, князь Ивана Андреевича Хованскова, да окольничева князь Ивана Дмитреевича Пожарскова. Возница у Государя был стольник князь Василей, княж Васильев сын, Голицын. На ухабе стояли: стольник князь Борис, княж Васильев сын, Гарчаков, да стряпчей Иван, Перфильев сын, Абрассов.

176-го году, декабря в 3 де(нь), Великий (Государь) ходил в поход в село Коломенское, а на Москве оставил Государь боярина князь Ивана Алексеевича Воротынскова, да окольничева Василья Семеновича Волынскова, да думнова дворянина Семена Ивановича Заборовскова. Возница и ухабничие прежние ж.

176-го году, декабря в 6 де(нь) Великий Государь ходил к празнику к Николе чюдотворцу гастунскому к обедне, а вверху оставил Государь окольничева князь Петра Алексеевича Долгоруково, а служили у празника святейшие вселенские патриархи и святейший Иоасаф патриарх Московский и всеа русии.

И того дни посылал Великий Государь к святейшим вселенским патриархом и к святейшему Иоасафу патриарху Московскому и всеа русии с ествами стольника князь Василья, княж Васильева сына, Голицына, а приставы были у Великих патриархов: стольник князь Петр, княж Иванов сын, Прозоровской, да полковник и голова стрелецкой Артемон, Сергеев сын, Матвеев, да дьяк Ларион Иванов, и стольник князь Петр Прозоровской послан в Савинской монастырь, а были товарищи ево у патриархов в приставех.

176-го году, декабря в 7 де(нь), Великий Государь ходил в поход в село Хорошова, а на Москве оставил Государь боярина князь Ивана Андреевича Хованскова, да окольничева Осина Ивановича Сукина. Возница и ухабничие были прежние ж. (И декабря в 8 де(нь) Великий Государь пришол к Москве) (Против слов, поставленных в скобках, на поле значится: “не писать").

176-го году, декабря в 9 де(нь), Великий Государь ходил молитца в Звенигород в монастырь в Саве, чюдотворцу [64] Сторожевскому, а на Москве оставил Государь боярина, князь Ивана Андреевича Хованскова, да окольничева Осипа Ивановича Сукина. Возница был у Государя стольник, князь Василей, княж Васильев сын, Голицыну на ухабе стояли: стольник князь Борис, княж Васильев сын, Горчаков, да стряпчей Иван, Перфильев сын, Абрассов.

Того ж дни пошли с Москвы польские и литовские послы: Станислав Казимер Беневский воевода с товарыщи, а по указу Великого Государя провожали послов за город за Тверские ворота приставы: стольник Семен, Федоров сын, Толочанов, да дьяк Василей Ушаков. И до Смоленска посланы провожать послов и в приставех у них быть они ж: стольник Семен Толочанов, да дьяк Василей Ушаков, а из Смоленска велено проводить послов до рубежа голове стрелецкому.

176-го году, декабря в 19 де(нь), Великий Государь ходил в монастырь к Спасу на новое к понахиде, а на Москве оставил Государь боярина князь Ивана Андреевича Хованскова, да окольничева Василья Семеновича Волынскова, да думнова дворянина Семена Ивановича Заборовскова. Возница и ухабничие были прежние ж.

176-го году, декабря в 21 де(нь), на память Петра митрополита Московского и всеа русии чюдотворца, ели у святейшего Иоасафа патриарха Московского и всеа русии святейшие вселенские патриархи: святейший Кир Паисии, папа и патриарх великого града Александрии и судия вселенней, святейший Кир Макарий, патриарх божие града Антиохий и всего востока, и власти все. А стол был в патриаршей в крестовой полате, а у стола, по указу Великого Государя, были бояре: князь Иван Алексеевич Воротынской, князь Иван Андреевич Хованской, да окольничей Василей Семенович Волынской, да розрядной думной дьяк Дементей Башмаков, а после стола святейший Иoacaфy патриарх Московских И всеа русии, подносил святейшим вселенским патриархом по образу Петра митрополита, оклад чеканной, да им же даров по кубку с кровлеми, по бархату золотному персицкому, по бархату глаткому, по 2 отласа, по 2 камки, по 2 сорока соболей. [65]

176-го году, декабря в 25 де(нь), на Рождество Христово, ели у Великого Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всеа великие и малые и белые росии самодержца, святейшие вселенские патриархи: святейший Кир Паисии, папа и патриарх великого града Александрии и судия вселенней, святейший Кир Макарий, патриарх божие града Антиохий и всего востока, святейший Иоасаф патриарх Московский и всеа русии. Да ел грузинской царевич Николай Давыдович, да власти: Крутицкой митрополит Павел, да греческие власти: газской митрополит Паисей, грузинской митрополит Епифаней, икониской митрополит Офонасей, Смоленской архиепископ Филарет, архангельской епископ Иоаким, да архимариты и игумены, а стол был по столовой избе, а у стола были бояре: князь Иван Алексеевич Воротынской, князь Иван Андреевич Хованской, Офонасей Лаврентьевич Ардин-Нащокин, да окольничие: князь Петр Алексеевич Долгоруково, Осип Иванович Сукин, да думные дьяки Дементей Башмаков, Григорей Караулов, Александр Дуров, Гарасим Дохтуров, Лукьян Голосов. В столы смотрели стольники: в большой стол князь Василей, княж Иванов сын, Хилков, в кривой стол князь Андрей, княж Иванов сын, Хилков. Вина нарежал князь Юрья, княж Михаилов сын, Одоевской, пить наливал Великому Государю и патриархом князь Иван, княж Борисов сын, Троекуров. У Великого Государя у стола стояли: кравчей князь Петр Семенович Урусов, да стольник Дмитрей, Никитин сын, Наумов. У святейших вселенских патриархов у стола стоял греческой дьякон Мелетий, у святейшего Иоасафа патриарха у стола стоял ево патриарш дьяк Иван Калитин, потчивал грузинского царевича стольник Микита, Иванов сын, Головин. У Великого Государя за поставцом сидел боярин и оружейничей Богдан Матвеевич Хитрово. За поставцом святейших вселенских патриархов сидел думной дворянин Иван Богданович Хитрово; за поставцом святейшего Иоасафа патриарха сидел стольник Василей, Григорьев сын, Нечаев, за царевичевым поставцом сидел стольник Василей, Алферьев сын, Хитрово.

А после стола Великий Государь дарил святейших [66] патриархов: святейшим вселенским патриархом по кубку с кровлею, по бархату золотному турскому, по 2 отласа глатких, по 2 камки, по сороку соболей, святейшему Иоасафу патриарху Московскому и всеа русии кубок с кровлею, отлас золотной, 2 отласа глатких, 2 камки, сорок соболей. Да им же святейшим патриархом от Государя Царевича и Великого Князя Алексея Алексеевича: святейшим вселенским патриархом по кубку с кровлею, по отласу золотному, по отласу глаткому, по камке, по сорока соболей. Святейшему Иоасафу, патриарху Московскому и всеа русии, кубок с кровлею, бархат зеленой глаткой, отлас глаткой, камка, сорок соболей.

176-го году, декабря в 27 де(нь), Великий Государь ходил в поход в село Измаилова, а на Москве оставил Государь боярина князь Ивана Андреевича Хованскова, да окольничева Осипа Ивановича Сукина. Возница был у Государя стольник князь Василей, княж Васильев сын, Голицын. На ухабе стояли стольник князь Борис, княж Васильев сын, Горчаков, да стряпчей Иван, Перфильев сын, Абрассов.

176-го году, декабря в 28 де(нь), Великий Государь ходил в поход в село Коломенское, а на Москве оставил Государь бояр: князь Иван Алексеевича Воротынскова, князь Иван Андреевича Хованскова, да окольничева Осипа Ивановича Сукина. Возница был у Государя и ухабничие были прежние ж.

176-го году, декабря в 30 де(нь), Великий Государь ходил в поход в Семеновское, а на Москве оставил государь боярина князь Ивана Андреевича Хованскова, да окольничева Осипа Ивановича Сукина. Возница и ухабничие были прежние ж.

176-го году, генваря в 2 де(нь), Великий Государь ходил в Семеновское, а на Москве оставлены теже, что декабря в 30 де(нь), и возница и ухабничие были прежние ж.

176-го года, генваря в 3 де(нь), Великий Государь ходил в поход в Семеновское, а на Москве оставил Государь боярина князь Ивана Андреевича Хованскова, да окольничева князь Ивана Дмитреевича Пожарскова, а возница и ухабничие были прежние ж.

176-го году, генваря в 4 де(нь), Великий Государь ходил в Домодедово, а на Москве составил Государь боярина князь [67] Ивана Андреевича Хованскова да окольничева Осина Ивановича Сукина, а возница и ухабничие были прежние ж.

176-го году, генваря в 6 де(нь), на Богоявление Господне, Великий Государь ходил на воду за образы, а с ним Великим Государем ходил сын ево государев, Государь Царевич и Великий Князь Алексей Алексеевича А в ходу были святейшие вселенские патриархи: святейший Кир Паисии, папа и патриарх великого града Александрии и судия вселенней, святейший Кир Макарий, патриарх божие града Антиохий, святейший Иоасаф, патриарх Московский и всеа русии, и власти. А как Великий Государь пошол на воду, а вверху оставил Государь боярина князь Ивана Андреевича Хованскова.

И того ж дни посылал Великий Государь и Государь Царевич к святейшим патриархом с ествами своих государевых ближних людей: к святейшим вселенским патриархом стольника князь Петра, княж Иванова сына, Прозоровского, к святейшему Иоасафу патриарху Московскому и всеа русии стольника князь Ивана, княж Борисова сына, Троекурова.

176-го году, генваря в 7 де(нь), Великий Государь ходил в поход в село Коломенское, а на Москве оставил Государь боярина, князь Якова Никитича Одоевскова, да окольничева Василья Семеновича Волынскова. Возница и ухабничие были прежние ж.

176-го году, генваря в 9 де(нь), послал Государь в польшу к Яну Казимеру, королю польскому, свейскому и великому князю литовскому, рускому и иных, в посланниках стольника Ивана, Павлова сына, Акинфова, да дьяка Якова Поздышева.

176-го году, генваря в 19 де(нь), укозал Государь быти на своей государеве службе в Великом Новегороде окольничему и воеводе, князь Дмитрею Алексеевичю Долгоруково, на перемену боярину и воеводе князь Василью Григорьевичю Ромодановскому.

Текст воспроизведен по изданию: Из архива Тайных дел // Старина и новизна, Книга 15. 1911

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.