Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Документы о помещичьем землевладении в национальных районах Среднего Поволжья во второй половине XVII века

В разные годы прошлого и нынешнего столетий отечественные археографы и историки выпустили ряд документальных сборников, полностью или частично посвященных истории помещичьего землевладения и хозяйства на территории Среднего Поволжья во второй половине XVI — начале XVIII веков 1.

Особое место среди таких сборников занимают «Материалы исторические и юридические района бывшего Приказа Казанского дворца», где было издано большое количество разнообразных «земельных» документов XVII-XVIII вв., извлеченных из личных архивов дворян Симбирской губернии (С. А. Пантусова, А. С. Волкова, П. С. Таушева и др.). Ввод в научный оборот материалов из архивов дворянских фамилий можно считать весьма удачным, ибо, во-первых, подборка документов, касающихся того или иного помещичьего рода, позволяет проследить историю формирования землевладения этого рода; во-вторых, совокупное изучение опубликованных источников, относящихся к различным феодальным семействам, дает достаточно ясную картину развития помещичьего хозяйства на территории, где располагались поместья данных семейств.

Опубликованные документы относятся к уездам с преобладающим дворянским землевладением (Алатырскому, Симбирскому). Документов же о дворянском землевладении и хозяйстве в чувашских и марийских уездах опубликовано мало. Такие документы сохранились в спорных делах Генерального межевания. Но пока не дошла до них рука историка. При скудости опубликованных источников предлагаемая публикация представляет определенный научный интерес.

Публикуется отложившаяся в архиве Ядринской приказной избы 2 группа документов о землевладении цивильского помещика А. И. Амачкина и его сыновей. Она представлена пятью актами (один из них сохранился в беловом и черновом вариантах) и двумя выписями, причем одна выпись сохранилась фрагментарно. [152]

Из публикуемых самым ранним документом (в приложениях — док. № 1) является поместная выпись, данная не ранее сентября 1650 г. «кокшаженину» Ф. Н. Нерадову на принадлежащую ему деревню Нерадову (ныне дер. Нерядово Мариинско-Посадского района Чувашской Республики).

Дата док. № 1 не сохранилась. Но в нем имеются упоминание наиболее поздней даты: [7]159 год, что соответствует времени с 1 сентября 1650 г. по 31 августа 1651 г. Из документа следует, что помещику Ф. Н. Нерадову выпись из писцовых книг Кокшайского уезда была выдана самими писцами И. Н. Траханиотовым, И. С. Сытиным и дьяком Г. Акишевым. Установить, где служили И. Н. Траханиотов и И. С. Сытин в 1650/51 г., не удалось. Известно лишь, что И. Н. Траханиотов с апреля 7153 [1645] г. до какого-то числа и месяца 7155 [1646/47] г. был воеводой Свияжского уезда 3. Грязной Акишев с 1649 по 1652 г. являлся дьяком Холопьего приказа 4. Можно считать, поместная выпись сделана не ранее сентября 1650 г.

Еще до проведения писцовой переписи Ф. Н. Нерадову была выдана ввозная грамота за подписью дьяка Пятого Спиридонова. Он служил дьяком в Приказе Казанского дворца с сентября 1642 г. по декабрь 1647 г. 5 Князь Андрей Болховский в 1645/46 г. служил, по-видимому, воеводой Кокшайского уезда 6.

Следует отметить, что в июле 1646 г. в Кокшайском уезде по наказу из Приказа Казанского дворца за подписью дьяка Пятого Спиридонова Афанасий Григорьевич Лодыженский и подьячий Андрей Булыгин составили переписную книгу. В ней указано, что в г. Кокшайск «нет ни единого человека» посадских людей. В нем были только военнослужилые люди и приказные служители (чиновники). В вотчине митрополита Сарского и Подонского Серапиона в селе Сундырь, деревнях Починок Костентиновский, Починок Ворошилов, Починок Моляков, Починок Кибачев, Починок Денисов, Починок Верхний Сундырь, Починок Брагин, Починок Подшивалов было переписано: 71 крестьянский двор, в них людей мужского пола 270 человек, 87 дворов бобыльских, в них людей м.п. 236 человек, итого 158 дворов, людей м.п. 506 человек. В помещиковых деревнях Починок Нерадов, Починок Сорокин, Починок Исаев, Починок на Кушщине истоке «на черемиском богомолье на Колодинском ключе» всего было переписано крестьянских и бобыльских 27 дворов, в них людей м.п. 48 человек. В поместье Ф. Н. Нерадова — в «Починке Нерадов на речке на Чемокшарке» числилось крестьянских 6 дворов, в них людей м.п. 16 человек, бобыльских 6 дворов, в них людей м.п. 13 человек. Среди бобылей один был кузнецом. Имелся еще 13-й двор — задворного человека П. И. Вязмитина. «И на тово Пантелейка Федор Нерадов положил крепость — служилую кабалу. А кабала писана в Нижнем Новегороде во 132 [1623]-м году декабря в 10 день. А у кабалы печать воеводы Ивана Дмитриева сына Плещеева да за приписью дьяка Семена Сабакнна, да за справкою подьячего Микифора Сомина» 7. Трудно сказать, в каком поместье держал Ф. Н. Нерадов кабального задворного человека до составления переписной книги 1646 г. Ввозная грамота, которая могла быть выдана Ф. Н. Нерадову в 1645/46 г., позволяет утверждать, что «Починок Нерадов на речке на Чемокшарке» был основан в начале 40-х гг. XVII в.

По своему происхождению док. № 1 непосредственно не связан с А. И. Амачкиным, но тем не менее он имеет прямое отношение к землевладению этого помещика, потому что именно ему впоследствии стала принадлежать дер. Нерядово.

Согласно переписным книгам Цивильского, Чебоксарского, Ядринского, Кокшайского и чувашской части Свияжского уездов 1646 г., Амачкины в этих уездах землевладельцами и душевладельцами не являлись 8. По-видимому, они появились в Чувашском крае в 60-х гг. XVII в. И в дальнейшем обзавелись поместьями в Цивильском (дер. Иваново Коловское тож, дер. Улешево) и Кокшайском (дер. Нерадово, дер. Амачкино) уездах. Переход дер. Нерадово в руки А. И. Амачкина произошел при следующих обстоятельствах.

24 марта 1668 г. А. И. Амачкин дал вдове умершего к тому времени Ф. Н. Нерадова П. Васильевой рядно-сговорную запись, в которой он оговаривал с П. Васильевой условия их бракосочетания (док. № 2). Согласно условиям, свадьба назначалась на август 1668 г. за неделю до Семенова дня (1 сентября). В течение пяти месяцев до свадьбы А. И. Амачкин, в соответствии со статьей 20-й главы XVI Соборного уложения 1649 г., должен был [153] «справить» (т.е. юридически оформить) за собой прожиточное поместье вдовы. Если за указанный период А. И. Амачкин не успевал справить за собой поместье, то свадьба переносилась на январь 1669 г. В случае отказа правительства передать прожиток П. Васильевой А. И. Амачкину брачный договор между ними расторгался. В случае, если бы А. И. Амачкин не стал хлопотать о закреплении за ним поместья и отказывался жениться на П. Васильевой, то вдова получала право взыскать с несостоявшегося супруга 300 руб. Документы последующих лет свидетельствуют о том, что А. И. Амачкин женился на П. Васильевой, и ее поместье, в том числе и д. Нерадово, стала принадлежать ему. Таким образом, главной целью бракосочетания А. И. Амачкина было не устройство его личной жизни, а расширение своих земельных владений за счет поместья жены.

Женитьба служилых людей по отечеству (дворян, детей боярских и др.) на представительницах своего класса с целью получения в качестве приданого земли, крепостных крестьян или какого-либо другого имущества была очень распространенным явлением в феодальной России. Наибольшую выгоду приносила женитьба на тех вдовах и совершеннолетних дочерях-сиротах служилых феодалов, которые имели за собой прожиток. Под последним подразумевается «часть поместья, выделяемая после смерти его владельца на содержание вдовы, дочерей, престарелых родителей, несовершеннолетних детей» 9. Размер прожиточного поместья определялся феодальным законодательством, и вдова или сирота имели право самостоятельно распоряжаться им 10. Если же дворянин или сын боярский «сговаривал» девушку, имевшую отца, то он получал столько приданого (земли и другого имущества), сколько выделял невесте ее отец. Так, в 1685/86 г. А. И. Амачкин выдал свою дочь замуж за цивилянина К. Ф. Хрипунова и выделил дочери и зятю «в приданыя, поместья своего, пашни паханныя добрыя земли, старыя дачи 11 четей в поле, а в дву по тому ж; да из той же дачи примерной пашни паханыя две чети с осминою, да перелогом поросло четь, и обоего пашни паханыя и лесом поросло и с примерною землею 14 четей с осминою в поле, а в дву по тому ж, сенных покосов 3 десятины, лесу пашеннаго в полях и по заполью десятина на двор крестьянской» 11.

В 1690 г. сын А. И. Амачкина Семен «сговорил» вдову помещика Ф. Кушникова Ульяну Васильеву. При этом невеста отказала жениху «прожиточное поместье в Кокшаском уезде в селе Троицком и в дер. Шульгине, 2 дв. крестьянских, Трошку Иванова, прозвище Сущенка, з детьми, да Ерофейка Назарова з детьми ж и з зятем, да Обрамка Софронова, людей в них 13 человек; пашни паханые 9 чети с осьминою в поле, а в дву по тому ж, со всеми угодьи; да в Яранском уезде в дер. Поле-Ашанове, Китаяново и Портяное тож, дв. помещиков, да 3 дв. крестьянских, людей в них 19 человек; пашни паханые 15 чети в поле, а в дву по тому ж, со всеми угодьи; да в Свияжском уезде в Босурманской слободе на реке на Сулице в пустоши, что было Старое Резаново, пашни 6 чети с осьминою в поле, а в дву по тому ж» 12. Вновь приобретенные земли Семен присоединил к своим «к кокшаскому, к нижегородцкому, к алатырскому, к синбирскому поместьям ко штидесят к осьми четям с третником» 13. Помимо приобретения новых земель, важной задачей феодалов являлась защита своих владений от посягательств со стороны представителей своего же сословия. В 1677/78 А. И. Амачкин «бил челом» (т.е. подал в суд) на кокшаженина Н. М. Онцыфорова «в Кокшаску о своей помесной даче Кокшаского уезду деревни Нерадовы о перепаханной земле и о владенье и о выжженых гранях и о бесчесье своем и детей своих». В результате кокшаженин проиграл дело и в 1680/81 г. выдал запись А. И. Амачкину с отказом от притязаний на его поместье (док. № 3). В декабре 1685 г. А. И. Амачкин, видимо, с целью подтверждения своего права на владение дер. Нерадово, потребовал на нее выпись у писцов И. А. Грибоедова и Ф. Протопопова 14.

В 1692 г. А. И. Амачкин отошел от дел и разделил свои поместные и вотчинные земли между сыновьями Ильей, Семеном и Сергеем. В свою очередь, 11 апреля этого года сыновья дали своему отцу «кормежную» запись с обязательством ежегодно «по смерть ево», выплачивать ему по 5 рублей с человека и выдавать определенное количество ржи, пшеницы и овса (док. № 4). [154]

Через год, 30 марта 1693 г., братья Амачкины заключили с цивилянином С. К. Ховриным договор об обмене земель (док. № 5). Братья передали своему контрагенту принадлежащую им «в Цывильском уезде в дер. Рындине на речке Каменке четырнатцеть четвертей с полуосьминою в поле, а в дву по тому ж, с лесы и с сенными покосы и со всеми угодьи и с усадною землею пустовую дачю». Взамен они получили от С. К. Ховрина находившееся в его распоряжении «Степанове поместье Сорокина два[тцеть ч]етвертей в поле, а в дву потому ж, с лесы и с сенными покосы и со всеми угодьи и с усадною землею». Сделка с С. К. Ховриным была для Амачкиных не только простым обменом, но еще и приобретением 5,75 четвертей земли в поле, «а в дву по тому ж». За перехожие (т.е. лишние) четверти братья выплатили С. К. Ховрину 6 руб. денег и взяли на себя обязательство платить подати с крестьянских дворов в приобретенном ими поместье. Судя по всему, основной причиной согласия С. К. Ховрина на столь неравноценный обмен послужили его финансовые затруднения и нежелание (или невозможность) платить подати с принадлежащего ему до обмена поместья С. Сорокина.

1 марта 1702 г. А. И. Амачкин выдал своему сыну Илье расписку с заявлением о получении с Ильи денег и хлеба, которые тот должен был выплатить отцу по «кормежной» записи от 11 апреля 1692 г., и с отказом от дальнейших претензий к сыну (док. № 6). Этот документ написан тем же почерком, что и док. № 4. Из текста расписки видно, что к моменту ее выдачи А. И. Амачкин полностью ослеп и находился в Чебоксарском Преображенском монастыре как монах Аврамий. Очевидно, в названном монастыре и окончил свои дни этот несомненно предприимчивый и энергичный человек, потомки которого, используя удачные браки, земельные обмены и тому подобные операции в XVIII в. стали одними из крупных землевладельцев в национальных районах Среднего Поволжья.

Содержание рассмотренных документов показывает, что почти вес они, за исключением расписки 1702 г., так или иначе обязаны своим происхождением борьбе за право владения землей, которую вели А. И. Амачкин и другие упомянутые в них лица.


ПРИЛОЖЕНИЯ

№ 1

Не ранее сентября 1650 г. — Поместная выпись данная Ф. Н. Нерадову на его деревню Нерадово Кокшайского уезда.

/Л. 1:/ 15 ... [По государеву цареву и велико]го князя Алексея Михайловича [всеа Русии и самодержца, указу] писцы Иван Никифоров[ич Траханиотов] да Иван Семенович Сытин, да дьяк Грязной Акишев дали выпись с книг [пи]сь[ма] и меры кокшаженину Федору Нефедьеву сыну Нерадову, что за ним в Кокшаском уезде написано в поместье на Нагорной стороне по государеве ввозной грамоте за приписью дьяка Пятова Спиридонова 154-го [1645/46] году 16, каков список прислал [вое]вода князь Ондрей Болховской за своею рукою.

Деревня Нерадова на реке на Чемушкаре, а в ней двор помещиков, да крестьянских дворов: двор 17 Гарасимко Игнатьев да брат ево Наумко Ефремов; двор Ивашко Иванов, у него сын Петрушка да бра[т] ево Лукашко з детьми з Захарком да с Пронькою; двор Ивашко Прохоров з братьями з Захарком да з Давыдком, да у них же подсоседник Мосейко [Кузь]мин 18 з детьми; двор Ивашко Ортемьев, да брат ево Ондрюшка, да у него же подсоседник зять ево Логинко Данилов; двор Селиванко 19 Панкратьев да брат ево Елистратко; двор Лучка Прохоров да сын ево Васька, да брат ево Куземко да Пронька. Да пустых дворов: двор пуст Ивашка Семенова — отдан курмышенину Офонасью Дубенскому во 159 [1650/51]-м году; двор пуст Ивашка да Кирюшки Трофимовых — отданы Офонасью Мякинину во 157 [1648/49] году; двор пуст Федорка Семенова, а он збежал во 157[1648/49] году; двор пуст Ивашка /Л. 2:/ Трофимова, прозвище Чекменя, а он умер во 158 [1649/50]-м году.

Пашни паханыя помещиковы и крестьянские и перелогом и лесом поросло середине земли з доброю землею с наддачею сорок чети в поле, а в дву по тому ж; сена меж поль сорок копен; а лес хоромной и дровяной вопче с помещики с Микифором Омачкиным да з Борисом Сорокиным. А межа Федорове земле Нерадова з Борисом Сорокиным з большой дороги, что из Молякова починка дорога в деревню Нерадову, и за дорогою и от дороги налево лесом в дол. А в долу яма, в ней уголье. А у ямы дуб зелец. А на нем вновь положены две грани. А от того дуба прямо лесом и долом вниз по поточине до усть Шумушкари речки. И на усть Шумушкари у ключа, что долом впал ключ в Шумушкарку речку, поставлен столб дубовой, на нем положены вновь две грани по ключ. И по Шумушкарке речке направе земля Федора Нерадова, а налеве земля за ключем Бориса Сорокина. А от усть ключа, что впал в Шумушкарку речку, от столба вниз к Волге реке Ивачсвым врагом по Шумушкаре речке и по поточине до Волги реки налеве земля Крутицкого митрополита, а направе земля Федора Нерадова. А Волгою рекою вниз в Катеринкин большой враг. А врагом на липу виловатую на усть Вершин. А на липе вновь положены две грани. А у липы яма, в ней уголье. А от тое липы и от ямы ис Катеринина врага налево в гору на Дуб. А тот дуб подозжен, свалился знать пень, и грань подозжена ж. А грани знали же. А от того дуба от одного корени две липы: одна на восток, а другая на полдень. А на липе вновь положены две грани. А от тое липы на яму, в ней уголье. А от ямы и от липы на вяз. И тот вяз свалился, знать пень и старые грани. А от того вязавого пня на дуб виловатой, на нем вновь положены две /Л. 3:/ грани. А у дуба яма, в ней уголье. А от того дуба и от ямы направе земля Федора Нерадова. А налеве земля недоросля Микифора Романова — в черной [156] лес на дуб. На нем вновь положены две грани, возле ево яма, в ней уголье. А от того дуба и от ямы на дуб же, на нем вновь положены две грани. А от того дуба на дуб же, и на нем положили вновь две грани. Подле ево яма, в ней уголье. А от того дуба на дуб же кудреватой; на нем положены вновь две грани. Возле ево яма, в ней уголье. А от того дуба 20 к дороге, что из города в Чермышеву деревню. А за дорогою утинная межа земле Микифора Омачкина — яма, в ней уголье. А у ямы дуб стоит в раменном лесу. А дорогою, что в Черемышеву деревню, налеве земля Микифора Омачкина, а направе земля Федора Нерадова. А на меже были кокшаженин сын боярской Борис Сорокин, да Кокшаского города таможенной подьячей стрелец Сенька Кабатов, да площадной подьячей Савка Попугаев, да стрелец Федотко Начаев, да Федоровы крестьяне Нерадова староста Ивашко Ортемьев.

А у подлинной поместной выписи печати писцовы Ивана Никифоровича Траханиотова да Ивана Семеновича Сытина. А закрепил подлинную выпись дьяк Грязной Акишев.

Ед. хр. 672. Л. 1-3. Список.

№ 2

1668 г. марта 24. Рядно-сговорная запись А. Амачкина с вдовой Пелагеей Васильевой

/Л. 1:/ ...21 зговорил семи я, Онтон, за себя в Кокшаском уезде вдову Пелагею Васильеву дочь Федоровскую жену Нерадова в нынешнем во 176 [1667/68]-м году с прожиточным ея поместьем с Нижегородцким и с Кокшаским. И как меня великий государь пожалует тем ея прожиточным поместьем, велит справить, и мне, Онтону, на ней, Пелагее, женитца на срок в нынешнем во 176-м году за неделю до Семеня дни. А буде я, Онтон, на тот срок того ея прожиточного поместья справить не поспею, и мне женитца на иной срок во 177 [1668/69]-м году после Богоявленисва дни в первое воскресение; или как я, Антон, ея прожиточное поместье справлю, и мне, Антону, на ней, Пелагие, женитца и преже тех сроков. А буде я, Онтон, о том ея прожиточном поместье не стану бить челом великому государю, и на те сроки на ней, Пелагее, не женюся, и на мне, Онтоне, ей, Пелагие, взять по сей рядной записи триста рублев денег. А буде меня великий государь не пожалует, тем ся прожиточным поместьем не велит справить, и мне, Онтону, на ней, Пелагее, не женитца и те наши записи не записи.

А у сей записи сидел кокшаженин Иван Никифоров сын Омачкин. На то послуси: Давыд Володимеров. Запись писал кокшаские площеде подьячей Тимошка Тихомиров. Лета 7176-го году марта в 24 день.

На обороте 1-го листа рукоприкладства: к сей записи рядной Антон Амачкин руку приложил. Я, Иван, у сей рядной записи сидел и руку приложил. Послух Давыдко руку приложил.

Ед. хр. 111. Л. 1. Подлинник. [157]

№ 3

1680/81. — Запись кокшаженина Н. М. Анцыферова, данная им цивилянину А. И. Амачкину с отказом от претензий на поместье последнего

/Л. 1:/ Се яз, кокшаженин Нефед Матвеев сын Онцыфоров, в нынешнем во 189 [1680/81]-м году дал есми сию на себя з[а]пись 22 в Кокшаску цывиленину Онтону Иванов[у] сыну Амачкину втом, что в прошлом во 186 [1677/78]-м году бил челом великому государю он, Онтон Амачки[н], в Кокшаску о своей помесной даче Кокшаского уезду деревне Нерадовы — о перепаханной земле и о владенье, и о выжженных гранях, и о бесчесье своем и детей своих на меня, Нефеда, и у меня с ним, Онтоном, в том деле в Кокшаску был суд. И по тому судному делу я, Нефед, во всем обвинен. И что было ему, Онтону, довелось по тому судному делу за перепаханную землю и за владенье, и за грани, и за бесчесье взято на мне, Нефеде, сто рублев денег. И я, Нефед, ему, Онтону, за те деньги добил челом. И впредь мне, Нефеду, и детем моим, того судного дела, что с ним, Онтоном, не спорить, и на него, Онтона, и на детей ево, против того судного дела, великому государю не бить челом ни о чем. А владеть ему, Онтону, тое своею поместною землею, что смежно со мною, Нефедом, по тем граням и межам, что, по государеву указу и по грамоте, поднавливал межи и грани по писцовой выписи кокшаский воевода Артемей Сытин. И тем граням и межам и впредь быть по ево, Артемья Сытина, письмам. И тех граней и меж мне, Нефеду, не портить и не спорить. А от последней грани, от дуба утиннова и от ямы, что по конец наших поль с ним, Онтоном, владеть ему, Онтону; прямо к большему врагу, как грань насечена. А буде я, Нефед, или мое дети, против того судного дела, что с ним, Онтоном, впредь станем спорить и бить челом на него, Онтона, или на детей ево, и грани, и межи, что по письму ево, Артемья Сытина, испорчю, или 23 тое грани утинной прямо ко врагу владеть не дам, и на мне, Нефеде, и на детях моих взять по сей записи триста рублев денег. В том я, Нефед, на себя сию запись дал.

А на то послуси... 24

На нижнем крае основной части листа вклейка, на которой почерком XVIII в. написано: Нефед Анцифаров дал на себя запись Антону Амачкину о перепаханной земле и о позжена грани.

Припись на оброте 1-го листа почерком XVII в.: или землю перепашу или впредь я, Нефед, стану владеть.

Отметка почерком XIX в.: 1681 год. Рукопись. Запись Нефеда Матвеева Онтону Амачкину 25... О перепаханных землях.

Ед. хр. 259. л. 1. Подлинник. Черновик записи в Ед. хр. 258. л. 1.

№ 4

1692 г., апреля 11. — Кормежная запись, данная сыновьями А. И. Амачкина своему отцу

/л. 1:/ Список з записи слово в слово.

Се яз, Илья, да яз, Семен, да яз, Сергей, Онтоновы дети Ома[чк]ины 26, дали есми сию запись отцу с[воему Онтону] Ивановичю в том: в нынешнем в двусотом году апреля в 11 день розделили мы, Илья и Семен, и Сергей, великих государей жалования, а ево, отца нашего [158] Онтона Ивановича, поместья и вотчины по жеребьям и по третям и всякие животы. И за то нам, Илье и Семену, и Сергею давать отцу своему, Онтону Ивановичю, на платье денег на год по пяти рублев человеку; да хлеба на год же — ржи по семи четвертей, пшеницы по три четверти, овса по шти четвертей по вся годы по смерть ево. А буде мы, Илья и Семен, и Сергей, тех вышеписанных денег и хлеба погодно давать не учнем, и ему, отцу нашему Онтону Ивановичю, взять на нас по дватцети рублев на человеке. А ся запись и впредь в запись.

А на то послух Василей Васильев сын Родионов. А запись писал кокшаские площади подьячей Ивашко Короткое.

Лета 7200-го году апреля в 11 день.

У подлинной записи назади пишет: Илья Омачкин руку приложил. К сей записи Троицкой поп Иван, вместо детей своих духовных Семена да Сергея 27 Антоновых детей Амачкина, по их веленью, руку приложил. Послух Васька руку приложил.

Ед. хр. 551. Л. 1. Список. Бумага гербовая.

№ 5

1693 г., марта 30. — Меновная запись на землю, данная цивилянами братьями Амачкиными цивилянину С. К. Ховрину

/Л. 1:/ Се яз, цывиленя Илья да Семен, да Сергей Онтоновы дети Омачкины. В нынешнем двести первом году марта в тридесятый день променили мы, Илья и Семен, и Сергей, государева жалованья своей вотчиные и помесные земли в Цывильском уезде в деревне Рындине на речке Каменке четырнатцеть четвертей с полуосьминою в поле, а в дву по тому ж, с лесы и с сенными покосы и со всеми угодьи и с усадною землею пустовую дачю без крестьян цывиленину Степану Костентинову сыну Ховрину. А у него выменяли в Кокшаском уезде на Нагорной стороне Волги реки Степановское поместье Сорокина два[тцеть ч]етвертей 28 в поле, а в дву по тому ж, с лесы несенными покосы, и со всеми угодьи, и с усадною землею. А за перехожие четверти придали мы, Илья и Семен, и Сергей, ему, Степану, шесть рублев денег. А менялися мы с ним, Степаном, пусто на пусто, без [кре]стьян. А которые дворы были написаны по переписным книгам за Степаном Сорокиным, и нам, Илье и Семену, и Сергею, с тех дворов всякие великих государей подати платить с нынешняго двусот перваго году, и до него, Степана, убытков никаких не довесть. А справливать нам, Илье и Семену, и Сергею, те меновные поместья и вотчины за него, Степана, и за себя, и отказывать своими ден[ьгами]... 29

На обороте 1-го листа рукоприкладства: к сей меновной записи Антон Амачкин, вместо детей своих, Семена и Сергея, руку... 30

К сей меновной записи Илья Омачкин руку приложил.

Ед. хр. 575. л.1. Подлинник. [159]

№ 6

1702 г., марта 1. — Расписка А. И. Амачкина своему сыну Илье

/Л. 2:/ 1702-го году марта в 1-й день Чебоксарскаго Преображенскаго монастыря монах Аврамий Омачкин дал сие письмо сыну своему родному Илие Омачкину ж в том, что дал он, Илия, з братьями своими с Семеном да Сергеем Антоновыми детьми Омачкиными ж кормежную на себя запись, что поить и кормить по смерть мою. И давать было им на год денег по пяти рублев, да хлеба всякаго против записи. И я, монах Аврамий, с сына своего, Илии, деньги и хлеб ево повытье треть все сполна взял. И впредь мне, монаху Аврамий на сыне своем, Илии, тех денег и хлеба не спрашивать. И кому та запись отдастся в монастыре или инде где, також де на нем, Илие, не спрашивать, и на жене ево и детех, что на них не спрашивать же. В том ему и росписку дал.

А сию росписку писал по ево, монахову Аврамиеву, велению отец ево духовной Преображенскаго монастыря иеромонах Илия, а к сей росписке руки своей не приложил, потому что он, Аврамий монах, очми не видит ничего. А сия росписка верна.

Ед. хр. 551. Л. 2. Бумага гербовая. Подлинник.


Комментарии

1. См.: Акты исторические и юридические и древние царские грамоты Казанской и других соседственных губерний, собранные С.Мельниковым. Казань, 1859. Т. I.; Материалы исторические и юридические района бывшего Приказа Казанского дворца. Симбирск, 1882-1914. Т. I-VI (Далее МИЮ); Список с писцовой и межевой книги города Свияжска и уезда письма и межевания Никиты Васильевича Борисова и Дмитрия Андреевича Кикина (1565-1567 гг.). Казань, 1909; Древние грамоты и разные документы: Материалы для истории Казанской епархии, собранные протоиереем Е. Маловым. Казань, 1902; Документы и материалы по истории Мордовской АССР. Саранск, 1940-1951. Т. I. Ч. I-II. (Далее ДММ); Писцовая книга Казанского уезда 1602-1603 гг. Казань, 1978; Документы по истории Казанского края из архивохранилищ Татарской АССР (вторая половина XVI — середина XVII вв.). Казань, 1990.

2. Архив Санкт-Петербургского филиала Института российской истории РАН. Ф. 157. (Далее АСП ФИРИ РАН).

3. Корсакова В. Д. Список начальствующих лиц в городах теперешней Казанской губернии. Казань, 1908. С.9.

4. Веселовский С. Б. Дьяки и подьячие XV-XVII вв. М., 1975. С.13.

5. Димитриев В. Д. Чувашия в эпоху феодализма. Чебоксары, 1986. С.233.

6. Болховский Андрей Иванович — князь, атемарец. Известно о его службе на административных должностях с 1638 г., в 1648-1649 гг. «состоял в московском приказе для государевых и земских дел», в 1649 г. расписался за себя и за ядринского и царево-санчурского неграмотных дворян под рукописью Соборного Уложения как участник Земского собора 1648-1649 гг., в 1651 г. был назначен воеводой Курмышского уезда (Русский биографический словарь. СПб., 1908. Т. Бетанкур-Бякстер. С. 205; Тихомиров М. Н., Епифанов П. П. Соборное Уложение 1649 года: Учебное пособие. М., 1961. С.427.

7. Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф. 1209. Оп. 1. Д.6448. 4.1. Л. 532-557.

8. Там же. Л. 463-598, 614-1268.

9. Маньков А. Г. Уложение 1649 года кодекс феодального права России. Л., 1980. С. 70.

10. Там же. С. 70-72.

11. МИЮ. Т. VI. С. 37.

12. ДММ. Т. I. Ч. II. С. 228.

13. Там же.

14. АСП ФИРИ РАН. Ф. 157. Ед. хр. 489. Л. 1.

15. Начало документа не сохранилось. Утраченные слова и буквы, там, где это возможно, восстановлены по смыслу.

16. В дате «154-го году» чернила в цифровой букве добро (4) размазаны по бумаге. Возможно чтение веди (2) — «152-го [1643/44] году».

17. Здесь и далее в тексте слово «двор» написано в виде буквы «д» в кружочке.

18. Фамилия восстановлена предположительно.

19. Возможно чтение «Сельванко».

20. В тексте написано два раза.

21. Начало документа не сохранилось.

22. Край листа оторван. Здесь и далее утраченные буквы восстановлены по смыслу.

23. Над строкой зачеркнуто «землю ( или «земль») их».

24. Далее текст прерывается.

25. Далее написанные по краю листа четыре слова восстановить не удалось.

26. Лист документа местами порван. Здесь и далее утраченные буквы восстановлены по смыслу.

27. В рукописи «Серья».

28. Лист документа местами порван. Здесь и далее несохранившиеся буквы восстановлены по смыслу.

29. Край листа с окончанием документа оторван.

30. Далее текст недописан.

Текст воспроизведен по изданию: Документы о помещичьем землевладении в национальных районах Среднего Поволжья во второй половине XVII века // Марийский археографический вестник, № 10. 2000

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.