Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПИСЦОВАЯ КНИГА ГОРОДА ЦАРЕВОКОКШАЙСКА 1649 ГОДА

Писцовая книга города Царевококшайска 1649 года под названием «Книга писцовая посацким людем и отводная градскому выпуску за скрепою писца и воеводы Ивана Шадрина» — один из уникальных источников по истории Марийского края XVII века — привлекала внимание исследователей, начиная с середины XIX в. 1 Известный историк П. П. Смирнов, автор фундаментальных исследований по истории городов и посадских людей в России первой половины XVII в. справедливо называет ее «чрезвычайно обстоятельно составленным документом», «одной — единственной строельной книгой», сохранившейся «на всей обширной территории Казанского дворца с его многочисленными городами» 2.

Обстоятельства составления писцовой книги г. Царевококшайска таковы. Летом 1649 г. царевококшайский воевода И. Т. Шадрин получил из Приказа сыскных дел за приписью дьяка С. Чернышова грамоту царя Алексея Михайловича с предписанием привести в исполнение постановления главы XIX Уложения 1649 г. «О посадских людях», которая почти вся воспроизведена в грамоте. По установившемуся порядку, воевода собрал «перед себя» земского старосту Е. И. Лапшина, 5 целовальников и всех посадских людей и «сказал» им государев указ, затем 3 августа в присутствии тех же лиц, а также местных чиновников и дьяконов приступил к исполнению указа. Все участники «сыска» объявили, что «прежних государех было в выпуске и в выгоне к Царевококшаскому городу земли 3 и на той выгонной земле блиско Царевококшасково города деревни крестьянские 4, прежде сего были за государем, а в прошлом во 155-м году 5 отданы в поместье окольничему князю Василью Григорьевичу Ромодановскому 6. Да на той выгонной земле, на Ноле реке, слобода Новокрещенская служилых новокрещен, а торговых людей и ремесленных в ней нет». Далее «обыскные люди» указали на четырех человек, которые прежде «жили во крестьянех за государем в деревнях», но потом «вышли» оттуда, до отдачи этих деревень в поместье князю Ромодановскому, «на посад жить и в слободы» и имели там свои дворы и занимались торговлей, не состояли в государевом тягле и никаких податей не платили.

В переписной книге содержатся сведения о 36 торговых и ремесленных людях, проживавших в деревнях, принадлежавших князю В. Г. Ромодановскому — «хто именем и в которой деревне живет и хто чем торгует и ремеслом промышляет» Следует заметить, что некоторые из них «в отъезд ездят с товары на иные городы»,то есть вели довольно обширные торговые операции, свидетельствующие о втягивании Марийского края в систему всероссийского внутреннего рынка 7.

Во время проведения «сыска» царевококшайский воевода И. Т. Шадрин в соответствии с нормами статей Соборного Уложения предписал торговых людей, поселившихся на посаде города, «отдать в посад, в тягло и в службу», приведя их предварительно к крестному целованию и взяв с них так называемые «поручные записи» следующего содержания: «... им жить в Царевококшаску на посаде и государевы службы служите и всякие подати платити с царевококшаскими с посадскими людми вместе и впредь в закладчики ни за ково не закладыватца и ничьими людми и крестьяны не называтца и, живучи на посаде, никаким вороством не воровать».

Значительную часть документа занимает описание выгонной земли и расположенных на ней деревень.

После проведения переписи «особыми статьями, подлинно, порознь тое выгонную землю и выпуск и деревни» оказалось, что в поместье В. Г. Ромодановского проживали 186 человек мужского пола.

В. Борисов, изучавший материалы этого документа и опубликовавший статью о тяжбе г. Царевококшайска с окольничим князем В. Г. Ромодановским, считал, что после проведенной [194] переписи царевококшайский воевода И. Т. Шадрин четко не представлял, как дальше поступить. «Быть может, впрочем он и знал, — пишет он, — но имел в виду, что его распоряжения коснутся князя Ромодановского, и потому сделал вид, что не знает, как нужно поступить после переписи». В подтверждение своих мыслей он приводит фрагмент из документа: «А не отписано и граней не учинено тому выпуску и выгонной земле и деревень и в них крестьян за государя сажен или верст от города выпуск и выгонную землю к посаду отмежевать, и каковы грани учинить, и каковых крестьян их з деревнями и с починки взять за государя, или из деревень вывесть в слободы на посад, и каковым их тяглом или службами устроить, того в государевых царевых и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии грамотах из Приказу сыскных дел в Царевококшаск не написано».


[КНИГА ПИСЦОВАЯ ПОСАЦКИМ ЛЮДЕМ И ОТВОДНАЯ ГРАДСКОМУ ВЫПУСКУ ЗА СКРЕПОЮ ПИСЦА И ВОЕВОДЫ ИВАНА ШАДРИНА]

Приложение

1649 г. Писцовая книга города Царевококшайска, составленная воеводой И. Т. Шадриным

Лета 7157-го июля в 13 день в государеве цареве и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии грамоте ис Приказу сыскных дел за приписью дьяка Степана Чернышева писано в Царевококшайской к воеводе к Ивану Тимофеевичу Шадрину: указал государь царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Руси: велел около Москвы и на Москве и в городех слободы, которые на посадах и села и деревни, которые в ряд с посады и около посадов с торговыми и с ремесленными людьми и со крестьяны и з бобыли и з закладчики и со всякими ремесленными [195] людьми и с откупщики, взять и отписать за государя без сыску, где хто ныне живет на тяглых местах, опричь кабальных людей.

А кабальных людей по роспросу будет скажетца, что они их вечные, отдавать тем людем, чьи они, а велети их свести на свои дворы. А которые и кабальные люди или из государевых волостей и тех имать в посад жить, а впредь опричь государевых слободничьем слободам на Москве и в городех не быть.

А которые люди в городех живут на церковных землях поповы дети или церковные дьяки или пономари или иные какие-нибудь вольные люди или чьи-нибудь, а торговыми они всякими промыслы промышляют, а ни в каком тягле они не написаны и государевых податей не платят и служеб не служат и изделей не делают, и тех всех по торговым их промыслом взять в тягло, чтоб такие люди нигде в ызбылых не были.

А которые патриаршии, и властелинские, и монастырские, и боярских и окольничих и думных и всяких чинов людей слободы устроены в городех же, на государевых посацких землях или на белых местех на купленых и не на купленых или на животинных выпусках без государева указу, и те слободы со всеми людьми и з землями, по роспросу, взяти в посад без лет и безповоротно, за то, не строй на государеве земле слобод, и не покупай посацкой земли.

А которые в городех на посадах и около посадов патриарши и властелинские и монастырские вотчины, и боярские и окольничих и думных всяких чинов людей вотчины же и поместья, а владеют они теми вотчинами и поместьями по дачам и по крепостям, а сошлись те вотчины и поместья с посады, дворы з дворами или блиско посадов, и те вотчины и поместья взять за государя и устроити к посадам податьми и службами. А против тех взятых вотчин и поместей указано им дать из государевых сел в ыных местах. А которые патриаршии и митрополичьи и властелинские и манастырские вотчины села и деревни и боярские и окольничьих и думных и ближних государевых и всяких чинов людей вотчинные и поместные села и деревни в ряд с посады и которые около посадов, и те села и деревни указано взять за государя, и устроить их с посады, в ряд с тяглыми людьми, всякими податьми и службами. А которые в тех селах и в деревнях объявятся пашенные крестьяня, и тех крестьян указано писать себе статьею. А которые патриарши и митрополичьи и властелинские и монастырские вотчинные слободы и села, и деревни и боярские и окольничих и думных и ближних государевых и всяких чинов людей вотчинные и поместные слободы села и деревни от посадов неблиско, а в них живут торговые люди, а истари они бывали посацкие жильцы, и лавки у них и всякие торговые промыслы и по сыску тех торговых и промышленных людей указано имати в те же городы, в посады, на старые их тяглые места и устроить с тяглыми с посацкими людьми.

А будет в тех селах и в деревнях, которые крестьяня объявятца торговые, а у них будут лавки и всякие промыслы, а они наперед сего в посацких людех не бывали и тягла не платили, и тех крестьян указано давать на крепкие поруки, чтоб им впредь в лавках и погребах не сидеть и не торговать, и варницы и кабаков не откупать, а те лавки и погребы и варницы продать тяглым людем.

А выгонам быть в городех по-прежнему, как х которому городу были выгоны при прежних государех. А будет кто выгонную землю завладел, и те выгонные земли по сыску у тех людей взять и отмеживать х городам по-прежнему.

А которые стрельцы и казаки и драгуны всякими торговыми промыслы промышляют и в лавках сидят, и тем стрельцом и казаком и драгуном с торговых своих промыслов платить таможенным пошлины, а с лавок оброк, а с посацкими людьми тяглы им не платить и тяглых служеб не служить. А которые иных чинов служилые люди пушкари и затинщики и воротники и казенные плотники и кузнецы сидят в лавках и всякими торговыми промыслы промышляют, и им с торговых своих промыслов по тому ж платить государевы таможенные пошлины и быть им в тягле и всякие государевы подати платить и службы служить с посацкими людьми в ряд. А кто в тягле быть не похочет и тем людем лавки свои продать государевым тяглым людем.

А которые посацкие тяглые люди сами или отцы их в прошлых годех живали на посадех и в слободах в тягле и тягло платили, а иные жили на посаде жив слободах у тяглых [196] людей в сидельцах и в наймитах, а ныне они живут в закладчиках за патриархом и за митрополиты и за архиепискупы и епискупом и за манастыри и за бояры и за околничими и за всяких чинов людьми и на их дворах и в вотчинах и в поместьях и на церковных землях, и тех всех сыскивать и свозить на старые их посацкие, где кто живал наперед сего бездетно и безповоротно. И впредь тем всем людем, которые взяты будут за государя, ни за ково в закладчики не записыватца и ничьими крестьяны и людьми не называтца. А будет они впредь учьнут за ково закладыватца и называтца чьими крестьяны или людьми, и им за то чинить жестокое наказанье — бить их кнутом по торгом и ссылать их в Сибирь на житье на Лену. Да и тем людем, которые их учнут впредь за себя приимати в закладчики по тому ж быть от государя в великой опале, и земли, где за ними те закладчики впредь учнут жити, имать за государя.

А которым людем по государеву указу на Москве и в городех даны загородные дворы и огороды, и тем людем на тех своих дворех и огородех держати в дворниках людей своих. А будет у кого людей нет и тем на тех своих дворах и огородех держати в дворниках крестьян своих или бобылей по одному человеку на дворе или на огороде, а будет кто после своих дворех и огородех учнут держать многих крестьян или бобылей, и тех их крестьян и бобылей по тому ж всех взять за государя в тягло, хотя те люди за ними и в писцовых книгах написаны.

А впредь чьи крестьяне учнут х кому приходить из их вотчин и поместей на их загородные дворы на время для ремесленого дела на вотчинников и на помещиков, и тех людей по сыску, в тягло не имати в городы приходить не заказывати.

А которые боярские и иных чинов люди и крестьяня на Москве и по городом покупали себе и в заклады поймали тяглые дворы, и лавки, и анбары, и погребы каменные, и соляные варницы, и торгуют всякими товары, и тем боярским и иных чинов людем и крестьяном те тяглые дворы и погребы и анбары и варницы продать тяглым торговым и посацким людем, а им теми дворами и лавками и погребами и анбары и варницами впредь не владеть и впредь ничьим людем и крестьяном, опричь государевых торговых посацких людей тяглых дворов и лавок и погребов и анбаров и варниц ни у кого не покупати. А будет впредь чьи люди и крестьяня у кого купят тяглые дворы или лавки и погребы и анбары и варницы и у них те дворы, и лавки, и погребы, и анбары, и варницы взять за государя безденежно, да им же за то быти от государя в великой опале и в торговой казни. А будет хто торговые и посацкие люди тяглые свои дворы или лавки и анбары и погребы и варницы напишут чьим нибудь людем или крестьяном в долгу в закладе до сроку, и те свои тяглые дворы или лавки и анбары, и варницы, и погребы просрочат и тем людем кому тяглые дворы или лавки, и анбары, и погребы, и варницы будут просрочены, после сроку продати государевым тяглым людем, а самим в тех тяглых дворах не жить, и в лавках, и в анбарах, и погребах не торговать, и в варницах соли не варити никоторыми делы. А будет они после сроку в тех тяглых дворах учнут сами жить или в лавках, и в анбарех, и в погребах торговати и в соляных вареницах соль варити и у них те дворы и лавки и анбары и погребы и соляные варницы по тому ж взять за государя безденежно.

А чьи крестьяня учнут к Москве и городы приежати из уездов со всякими товары или же товары продавати поволным торгом беспенно на гостине дворе, и с возов и стругов, а в рядех лавок не покупать и не наймывати.

А которые посацкие розных сотен и слобод тяглые люди взяты будут из закладчиков в тягло, и те люди, из-за ково они будут взяты, учнут на них бита челом государю по кабалам или по записям о заемных деньгах или о ссуде, и по таким крепостям и по записям на тех закладчиков тем людем, за кем они в закладе жили, суда не давати и те крепости имати у них в приказ, а им не отдавати. А которые Московских слобод посацкие люди ныне живут в городех, а городовые посацкие люди живут на Москве и в розных городех и тем тяглым посацким людем и впредь жити в тех местех, где они ожились, а с Москвы в городы по старине из городов к Москве из города в город посацких тяглых людей не переводити.

Да и тем всем посацким людем, которые ныне живут в городех за париархом и за властьми и за монастыри и за бояры, и за окольничьими, и за ближними государевы и всяких чинов людьми в слободах, и тем всем быть в тех городех, в посадех, где хто ныне живет. А [197] которые розвезены в уезды, в села и в деревни с посадов, и тех всех сыскивая свозити на посады тех городов, где хто сыскан будет.

А которые посацкие люди давали дочерей своих девок за вольных за всяких чинов людей, и тех вольных людей по женам их в черные сотни и в слободы не имати.

А которые вольные люди поженилися на посацких на тяглых вдовах и поженясь с тягла сошли, а прежние мужья тех их жон написаны в писцовых книгах на посадех в тягле и тех людей, которые женились тяглых людей на женах, имати в посад для того, что они поженились на тяглых женах и шли к ним в домы.

А которые посацкие люди зятей своих приимали в домы и за них давали дочерей своих для того, чтобы тем их зятем жити в их домех и тем всем жить в тягле в сотнях и в слободах, а будет за кого выдут и их взяти на посад.

А которые сами на тягле жили и тяглых отцов дети, а стали в стрелцы своею охотою, а не неволею, и тех людей, которые были на тягле и с ними дву сынов из стрелцов взяти в тягло, хто где жил, а третьяго сына, будет есть, оставить в стрелцах.

А которые московских и городовых посацких людей дети отходили от тяглых людей и писались в стрелецкую службу, а у отца только один сын, или два, и тех имать в тягло, а будет у отца три сына, а третей написан в стрельцы и третьева сына не имати — быти ему в стрельцах.

А которые московские и городовые посацкие люди были в посацком тягле и стали в пушкари и в затинщики и в воротники и в кузнецы и в ыные во всякие чины, и тех по сыску всех имать в тягло.

А которые тяглые люди в прошлых годех стали в казаки и служат с старопоместными казаки и денежными оклады они верстаны, и кормы месечными устроены, и тех черных людей и казаков не имати, а быти им в службе по-прежнему в тягле.

А которые московские и городовые посацкие черные люди писались в казаки вновь после Смоленские службы, а под Смоленским не были, и тем черным людем по сыску быть по-прежнему в тягле.

А которые московские и городовые посацкие черные люди стали в салдаты, а на тягле жили сами и тяглых отцов дети, и тех людей по сыску имати в тягло ж по-прежнему.

А которые посацкие люди стали в ямщики, а на тягле они сами жили, и тяглых отцов дети, и тех имать по сыску в тягло ж по-прежнему.

А которые тяглые ж люди жили на тягле сами, или тяглых отцов дети, а были в в полону в розныхъ местех, и тем жити где хто похочет для того, что они от тягла свободились полоном.

А которые городовые торговые люди написаны в гостиную и в суконную сотню, и велено им жити на Москве, а те городовые торговые люди живут по городом на старых своих дворех и торговыми всякими промыслы в тех городех торгуют, а тягла с тех своих дворов и промыслов в городех с посацкими людьми не платят, а тяглыми своими дворами владеют по-прежнему, и тем городовым и торговым людем, которым велено быть в гостиной и в суконной сотне, в городех тяглые свои дворы и промыслы продати тех же городов посацким тяглым людем, а самим жить на Москве в гостиной и в суконной сотне. А будет они тех своих городцких тяглых дворов и промыслов продать не похотят, и им с тех своих городцких тяглых дворов и с промыслов в городех з городцкими с посацкими людьми платить тягло по-прежнему.

А у которых приезжих у городовых тяглых людей на Москве построены дворы и лавки, и тем людем быть на Москве в тяглых сотнях, а в городех им подати платити и всякие службы служити; с тамошных городцких торгов и промыслов.

А у которых приезжих городовых всяких торговых и тяглых людей на Москве дворов своих нет, а товары свои привозят и в лавках торгуют в наемных и в своих, и тем людем впредь с товары своими приезжати на гостии двор и торговати на гостине дворе, а в рядех лавок не наймывати и свои лавки тем людем, у кого в которых рядех покуплены продати государевым тяглым людем москвичям.

А будет чьи-нибудь старинные или кабальные люди или крестьяня и бобыли, которые за кем написаны в писцовых книгах, бегаючи у ково женятца на Москве в городех у [198] посацких людей на дочерях на девках или на вдовах да их таких беглых людей по крепостям, а крестьян по писцовым книгам с посадов отдавати з женами их и з детми тем людем из-за ково они збежати, а в посад их в тягло по женам их не имати.

А будет которого посацкого человека дочь девка сбежит и в бегах выдет замуж за чьего кабального или старинного человека или за крестьянина или за бобыля или хто у посацкого человека дочь девку или вдову подговорит, и подговоря выдаст за своего кабалного или старинного человека или за крестьянина или за бобыля, а отец тое беглые или подговорные девки или вдовы учнет об ней бити челом государю и по суду и по сыску сыщетца про то допряма, что та ево дочь девка или вдова збежала или подговорена и ту посацкую девку или вдову с мужем ее и з детьми, которых она детей с тем своим мужем приживет, взяти в посад и велеть мужу ее жити на посаде в тягле.

А которые тяглые люди продают беломесцом тяглые свои дворы, а пишут вместо купчих закладные, и те свои дворы просрочивают, а те люди, кому они свои дворы заложа просрочат обеливают, и черным людем в черных сотнях и в слободах тех тяглых дворов и дворовых мест не нетяглым людем не закладывати и не продавати.

А хто продаст или заложит белым людем тяглый двор, и те дворы имати и отдавати безденежно в сотни, а по закладным у ково те дворы были заложены в деньгах отказывати.

А хто черные люди те свои дворы продадут или заложат, и тех черных людей за воровство бить кнутом.

И по государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии указу и по грамоте воевода Иван Титович Шадрин, собрав перед себя царевококшасцов посацких земских старост и целовальников и всех посацких людей и сказав им государев указ и взяв с собою царевококшайсских попов и дьяконов и посацких старост и целовальщиков и мужчин посацких людей, сколько человек прихож, и с теми людьми патриарши и властелниские и монастырские и боярские и окольничих и думных и ближних государевых и всяких чинов людей слободы, которые на посадех, и села и деревни, которые вряд с посады и около посадов, вотчинные и поместья и владеют теми вотчинами и поместьи по дачам, а дворы тех вотчин и поместей с посацкими дворы сошлися или блиско к посаду с торговыми и ремесленными людьми и со крестьяны и з бобыли и з заклатчики и со всякими ремесленными людьми и с откупщики, взять за государя царя и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии бездетно и без сыску, где хто ныне живет на тяглых и не на тяглых на дворовых местех. И в тех слободах и селах и в деревнях и на дворовых на тяглых и не на тяглых местех велел переписать в книгу торговых и ремесленых людей и откупщиков и крестьян и бобылей и всяких жилецких людей, их детей и братей и племянников и зятей и шурей захребетников и приимышев и подсоседников имяны с их торговыми промыслы и с ремеслом и с откупами, допрашивая самих их и тех слобод и сел и деревень попов и старост и целовальников и царевококшаских попов и дьяконов и старост и целовальников и посацких людей, которые к тому делу взыты имянно, хто чем торгует и промышляет и где у них лавки и анбары и соляные варницы в городех и на посадех или хто отъезжими торгами торгуют или откупы таможенные и кабацкие за кем или хто будет в тех слободах и в селех и в деревнях какие ремесленные люди, и устроить их к Царевококшаску к тяглым к посацким людем всякими государевыми податьми и службами. И взять по них поручные записи, чтоб им подать платить и службы служить и впредь с Царевококшаска от посадов не отставать и ни за ково не закладыватца, а жить им за государем царем и великим князем Алексеем Михаиловичем всеа Русии и привести их ко государеву крестному целованю, чтоб впредь в Царевокошаске, опричь государевых, ничьих слобод не было, а будет в тех взятых слободах и селах и деревнях или на посадах объявятца по роспросом боярские и окольничих и думных и ближних государевых и всяких чинов людей кабальные люди, а в роспросе скажются, что они их вечные, и на тех людей велел приносить кабалы и с тех кабал имать списки за их руками и справливая с подлинными кабалами, те списки имать к себе в столы, а тех людей отдавать тем, чьи они по кабалам, и велеть их свозить на свои дворы.

А которые и кабальные люди, а отцы их и родители были посацкие люди или из государевых волостей и тех по тому ж имать в Царев-Кокшайской на посад. И которые устроены в Царекокшаске на государевых посацких землях или на белых местех на купленых и не [199] на купленых или на животинных выпусках без государева указу, и те слободы со всеми тех слобод людьми и з землями по распросу отписать в посад бездетно и безповоротно. А в которых в тех селах и в деревнях объявятца пашенные крестьяня и тех крестьян описывать себе статьею.

А которые патриаршие и митрополичьи и властелинские и монастырские вотчины и боярские и окольничих и думных и ближних государевых и всяких чинов людей вотчинные же и поместные слободы и села и деревни от Царевокошаска от посаду не блиско, а в них живут торговые люди, а истари они бывали посацкие жильцы, и в Царевококшаску у них лавки и всякие торговые промыслы, и по сыску тех торговых и промышленых людей в Царев Кокшаской на посад на старые их тяглые места и устроить их с тяглыми с посацкими людьми в ряд всякими государевыми податьми и службами потому ж. А будет в тех селах и в деревнях которые крестьяня объявятца торговые и у них в Царевококшаску будут лавки и всякие промыслы, а они наперед сего в посацких людех не бывали, и тягла не платили, и тех крестьян велеть дать на крепкие поруки з записьми, чтоб им впредь в лавках не торговать и варниц и кабаков и тамгу не откупать и лавки свои и анбары и погребы в городе и на посаде продать тяглым царевококшаским посацким людем, чтоб от таких торгов и откупов обиды и тесноты государевым царевококшаским посацким людем и помешки в торгех не было.

А которые царевококшаские патриарши и властелинские и монастырские и боярские и окольничих и ближних государевых и всяких чинов людей торговые и ремесленые люди и откупщики и закладчики и гулящие люди, а живут на церковных и монастырских землях и на их дворах и огородех, и в тяглых слободах и на церковных же и монастырских землях кабацкие и таможенные и перевозные и банные и всякие откупщики и церковного причету поповы и дьяконские и дьячков церковных и пономарей и просвирничи дети и церковные и съезжие и таможенные и земские избы сторожи и звонари и пришлые из иных городов посацкие вольные и всякие люди и дворцовых сел и слобод крестьяня или чьи-нибудь, которые торгуют в лавках и всякими торговыми промыслы и откупы и ремеслы промышляют, а ни в каком тягле они не написаны и государевых податей не платят и служеб не служат и изделей не делают, а живут в избылых, и тех всех велел во дворех писать поимяно: чей-хто сын и с прозвищи их жен и детей и братей и племянников и соседи и подсоседников и захребетников и хто чем торгует и каким промыслом промышляет и в рядех в своих ли лавках или в наемных и за каким товаром сидят. И велел то описать имянно, выпрашивая царевококшасцов посацких людей и самих тех торговых и промышленых людей по государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии крестному целованю и велел тем всем людем, которые по торгом и по промыслом объявятца быть в Царевококшаску за государем в тягле и всякие государевы подати платить, изделья делать и службы служить с царевококшасцы с посацкими людьми вместе без всякого ослушанья, а выгонные земли в Царевококшаску около посадов устроить по-прежнему как к Царевококшаску были выгону при прежних государех. А будет хто выгонную землю завладел и про те выгонные земли сыскивать архимариты и игумены и протопопом и попы и дьяконы и старосты и целовальники и земскими людьми, допрашивать вправду архимаритов и игуменов и протопопа и попов и дьяконов по священству, а старост и целовальников и земских людей по государеву цареву и великого князя Алексея Михаиловича всеа Русии крестному целованью, и по сыску у тех людей те выгонные земли взять и отмежевать к Царево-Кокшаску к посадом по-прежнему, а которые в Царево-Кокшаску стрельцы и казаки и драгуны всякими торговыми промыслы промышляют и в лавках сидят и тем стрельцом и казаком и драгуном с торговых своих промыслов велеть платить государевы таможенные пошлины, а с лавок — оброк, а с посацкими людьми тягла им не платить, а тяглых служеб не служить, а тяглым бы царевококшасцам посацким людем от них насильства и обид в торгех не было. А которые в Царево-Кокшаску и иных чинов служилые люди пушкари и затинщики и воротники и казенные плотники, и кузнецы сидят в лавках и всякими торговыми промыслы промышляют, и им с торговых своих промыслов быть в тягле и в службах как выше сего писано в государеве указе. А хто в тягле быть не похочет и тем людем велеть лавки свои продать государевым тяглым людем. А которые люди в Царевококшаску в тех слободах и на дворех в посаде и в [200] ряд с посады и около посаду в слободах же и в селах и в деревнях живут не торговые и не промышленые люди патриарши и властелинские и монастырские их вотчин крестьяне для домовые всякие работы и рукодельные жалованные люди и плотники и кузнецы, повары и хлебники, а емлют у властей из монастырей годовое денежное и хлебное жалованье, а лавок у них и никаких торгов нет и боярские и окольничих и думных и ближних государевых и всяких чинов людей дворники, их крестьяня и бобыли по одному человеку на дворе, а не торговые ж люди и не откупщики и не посацкие царевококшаските люди и не дворцовых сел и слобод крестьяня, и про тех людей сыскивать накрепко всякими сыски. И будет по сыску те люди будут тех властей, монастырей, домовые и ремесленые люди и емлют денежное жалованье и хлеб и на боярских и окольничих и думных и ближних государевых и всяких чинов людей на двореех их вотчины и поместей по одному человеку в дворниках, и тех людей за государя в Царев-Кокшаской на посад в тягло не имать. А которые всяких чинов люди, сведав государев указ, что в Царевококшаску торговым и промышленным людем и откупщиком ни за кем быть не велено, а велено их по государеву указу взять на посад, и они тех людей з Царево-Кокшаска с посаду розвели в поместья свои и вотчины и тех вывозных людей, сыскивая по тому ж, вывозить в Царев-Кокшаской на посад в тягло з женами и з детьми и со всеми их животы тех людей на подводах хто их вывез. А хто вывез и тех людей или их прикашиков и старост и крестьян в государеве пене и в розоренье давать на крепкие поруки з записьми до государева указу. А которые царевококшасцы посацкие тяглые люди сами или отцы их жили в Царевококшаску на посаде и слободах и тягло платили, а иные жили на посадех и в слободах у тяглых людей и в сидельцах и в наймитах, а ныне живут в закладчиках за патриархом и за митрополиты и архиепискупы и епискупом и за бояры и за окольничими и за думными государевы и всяких чинов людьми в Царево-Кокшаску на их дворех и розвезены в Царевококшаском у иных городов в уезды вотчины и в поместья и посажены на пашни или живучи в уездех торгуют и откупают сельские тамги и мыты и перевозы и на церковных землях живут и которые у гостей и гостиной и суконной и черных сотен и слобод у посацких людей в городех в прикашиках и в наемных людях на урочные лета живут и за их торгами и за промыслы ходят и промышляют, а с царевококшасцы с посацкими людьми государева тягла и податей не платят и служеб не служат, а живут дворами своими или у ково в соседях на дворех живут хотя ково и в лицах не будет к тем людем у царевококшасково у земсково старосты и у целовальников и у посацких людей взять за их руками роспись и сыскивать их и свозить в Царев-Кокшаской на посад в тягло на старые их тяглые места, где хто живал наперед сего бездетно и безповоротно. А будет в старых слободах тем новоприисканым людем под дворы мест не будет, и тех новоприисканых людей строить особными слободами на угожьих землях и вряд со старыми слободами в посад смотря по делу и по людем сколько будет в сыску. А которые посацкие люди розных городов сошли с тягла, а ныне они живут в Царевококшаску или будет царевококшасцы посацкие люди были в Царево-Кокшаску на посаде в тягле, а ныне они сошли в розные городы и живут на тягле ж за государем и тех посацких людей в тягло из городов в Царево-Кокшаской не имать, а из Царево-Кокшаска в городы на тягло ж не отдавать, а быть им в тягле, где хто ныне живет, да и тем всем посацким людем, которые живут ныне в Царево-Кокшаску за патриархом и за властьми и за монастыри и за бояры и за окольничими и за думными и за ближними государевы и всяких чинов людьми в слободах и в селах и в деревнях, а взяты будут за государя и тем в Цареве-Кокшаску всем быть по тому же в посаде, где хто ныне живет, чтоб тем людем новых строенем убытков не было и тем всем людем, которые взяты будут за государя и государев указ сказать, чтоб они впредь ни за кого в закладчики не записывались и ничьими крестьяны и людьми не назывались и жили б за государем, где кому указано будет. А будет они впредь учнут за ково закладыватца и называтца чьими крестьяны и людьми, и тем людем по государеву указу бедет жестокое наказанье бить кнутом по торгом и ссылать в Сибирь на житье на Лену. Да и тем людем, которые учнут впредь за себя принимать в закладчики по тому ж быть от государя в великой опале и земли, где за ними те закладчики впредь учнут жить, взяты будут за государя безповоротно. А которые митрополичьи и монастырские вотчинные земли блиско к посаду, а в них будут торговые и ремесленые люди и про те вотчиныя земли учнут власти сказывать, что они [201] владеют по дачам или по каким крепостям и тех крестьян по их промыслом по тому ж, описывая, иметь на посады в тяглые слободы и тем их речам и скаскам не верить. А будет они на те земли учнут класть святых отцов духовные и с тех духовных имать списки справя их перед собою слово в слово и тем списком велел властем руки свои прикладывать и писать те крепости в книги имяно особо статьею и о том писать и те списки и росписи с отписками за их и за своею рукою прислать ко государю царю и великому князю Алексею Михаловичю всеа Русии к Москве. А тех крестьян до государева указу на посады с тех земель не свозить. А которым людем по государева указу в Цареве-Кокшаском даны в городе и за городом под дворы и под огороды места, и на те дворовые и на огородные места досматривая, дач и всяких крепостей имать с них списки за их руками в столп и те места писать за ними в книги. И тем людем на тех своих дворех и огородех велети держати в дворниках людей своих. А будет у ково людей нет и тем на тех своих дворех и огородех держать в дворниках крестьян своих или бобылей по одному человеку на дворе или на огороде, а хто без дач владеет дворовыми и огородными месты и те места у них имать и отдавать в посады. А будет хто после нынешняго государева указу на тех своих дворех и огородех учнут держать многих своих крестьян и бобылей, по тому ж всех имать за государя в тягло, хотя те люди за ними в писцовых книгах написаны, а впредь чьи крестьяня учнут х тому приходить из их вотчин и поместей на их загородцкие дворы и на время для ремесленого дела на вотчинников же и помещиков, и тех людей по сыску в тягло не имать и в Царев-Кокшаской приходить не заказывать. А которые боярские и иных чинов люди и крестяня в Цареве-Кокшаску покупили себе и в заклады поймали тяглые дворы и лавки и анбары и погребы и соляные варницы и торгуют всякими товары, и тем боярским ииных чинов людем и крестьянам те тяглые дворы и лавки и погребы и анбары и варницы велеть продавать тяглым торговым и посацким людем, а им теми дворами и лавками и погребами и анбарами и варницами впредь не владеть и впредь ничьим людем и крестьяном опричь государевых торговых посацких людей тяглых дворов и лавок и погребов и анбаров и варниц ни у ково не покупать. А будет впредь чьи люди и крестьяня у ково купят тяглые дворы или лавки и погребы и анбары и варницы и те дворы и лавки и погребы и анбары и варницы взять на государя безденежно, да им же за то быть в великой опале и в торговой казни. А будет хто торговые и посацкие люди тяглые свои дворы и лавки и анбары и погребы и варницы напишут чьем нибудь людем и крестьяном в долгу и взакладе до сроку, и те свои тяглые дворы, или лавки и анбары и погребы и варницы просрочит и тем людем, кому тяглые дворы или лавки и анбары и погребы и соляные варницы будут прострочены, после сроку продать государевым тяглым же людем, а самим в тех тяглых дворех не жить и в лавках и в анбарех и в погребах не торговать и в варницах соли не варить никоторыми делы, а срок тем просрочным дворам и лавкам и анбарам и погребам и варницам в продаже учинить на три месяца. А будет они после того сроку в тех тяглых дворех учнут сами жить или в лавках и в анбарах и в погребах торговать и в соляных варницах соль варить, и у них же дворы и лавки и погребы и соляные варницы по тому ж имать на государя безненежно и велеть оценить земским старостам и целовальником те лавки и анбары и погребы и варницы вправду по государеву крестному целованю, а ценовные росписи за их руками велел приносить к себе и записывать ценовные росписи имянно в книгу по статьям. А тем людем, у кого будут взяты теми лавками и анбарами и варницами, впредь владеть не велеть, а товары ис тех лавок и анбаров и с погребов отдавать тем людям, чьи они будут и впредь ничьим людем и крестьянам, опричь государевых тяглых посацких торговых людей тяглых дворов и лавок и погребов и анбаров и варниц ни у ково покупать и в заклад имать и никаким торгом и промыслом промышлять и на варницах соли варить не велеть никоторыми делы и в том их велеть давать на поруки з записьми. А хто двор или лавки или анбар или погреб в ряду или варницу соляную посадкой человек кому продаст после нынешняго государева указу нетяглому государеву человеку, тех нетяглых людей, те купчие и закладные иметь и с продажами их на государя безсрочно и безденежно, а продавцов и закладчиков бить кнутом нещадно, чтоб иным впредь неповадно было мимо государева указу того делать. А чьи крестьяня учнут в Царево-Кокшаской приезжать из уездов и из ыных городов на возех и на водяных путех, в судех со всякими товары и тем людем те свои товары с возов и с стругов и на гостине дворе в [202] лавках велеть продавать по вольным торгом безпенно, а в рядех бы лавок себе и анбаров не покупали и в заклад не имали и не строили и кроме гостина двора не наймовали. А которые посацкие тяглые люди взяты будут изо всяких чинов и гулящие люди в тягло и те люди и за ково они будут взяты учнут государю бита челом по кабалам или по записям о заемных деньгах или о ссуде и по таким крепостям и по записям на тех закладчиков тем людям за кем они в закладчиках жили суда не давать и те всякие крепости имать у них в съезжю избу и велеть записывать в книгу. А исцом тех крепостей назад не отдавать. А которые царевококшасцы посацкие люди давали дочерей своих девок за вольных за всяких людей и тех вольных людей по женам их у ково торгу и промыслу не будет, в посад не имать. А которые вольные люди поженились на посацких на тяглых вдовах и поженясь, с тягла сошли, а прежние мужья тех их жон написаны в писцовых книгах в Царевококшаску на посаде в тягле и тех людей, которые женились тяглых людей на женах имать в Царев-Кокшаск на посад для того, что они поженились на тяглых жонах и шли к ним в домы. А которые царевококшасцы посацкие люди зятей принимали в домы и за них давали дочерей своих для того, чтоб их зятьям жить в их домех по их живот и кормити и тем всем людям велеть жить в Царевококшаску на посаде в тягле. А будет те их зятья, за ково вышли в закладчики или впредь выдут и их потому ж велеть вывозить в Царев-Кокшаской на посад в тягло. А которые царевококшасцы посацкие тяглые люди в тягле жили и тяглых отцов дети, а стали в стрельцы охотою своею, а не неволею и тех людей, которые были на тягле и с ними дву сынов из стрельцов велеть взять на посад в тягло, где хто жил, а третьево сына будет есть оставить в стрельцах. А которые царевококшасцов посадских людей дети отходили от отцов своих и с тягла и писались в стрелецкую службу а у отца только один сын или два и тех по тому ж велеть имать в Царево-Кокшаской на посад в тягло. А будет у отца три сына, а третий написался в стрельцы и третьево сына на посад имать не велеть. А велеть ему быть в стрельцах. А которые царевококшасцы посацкие люди в писцовых книгах написаны в посацком тягле и с тягла стали в пушкари и затинщики и в воротники и в кузнецы и в ыные во всякие чины и тех по сыску всех имать в тягло. И которые царевококшасцы тяглые посацкие люди в прошлых годех стали в казаки и служат с старопоместными казаки и денежными оклады они верстаны и месячными кормы устроены и про то сыскиват, где вновь они служат и где верстаны и на службах бывали и что кому государева жалованья оклад и месячного корму и во Смоленские службы верстаны и кормы устроены и под Смоленским были и есть ли в именных и смотреных списках. И будет которые до смоленские службы стали в казаки и тех людей и казаков не имать, а быть им в службе по-прежнему. А которые царевококшасцы посацкие люди писали в Царевококшаску вновь после смоленские службы, а под Смоленским не были и тем посацким людям по сыску быть по-прежнему в тягле. А которые царевококшасцы посацкие люди стали в солдаты, а иные в ямщики а на тягле они жили сами и тяглых отцов дети и тех людей по сыску имать в тягло по-прежнему. А которые царевококшасцы посацкие люди жили на тягле сами или тяглых отцов дети, а были в полону в розных местах и тем велеть жить где хто хочет для того что они от тягла сводились полоном. А которые царевококшасцы посацкие торговые люди написаны в гостиную и в суконную сотню, а велено им жить на Москве, а те люди живут в Цареве Кокшаску на старых своих дворех и торгом всяким промышляют в Цареве-Кокшаску, а тягла с своих дворов и с промыслов с царевококшаскими с посацкими людьми не платят, а тяглыми своими дворами владеют по-прежнему и тем царевококшаским людем, которым велено в Гостиной и в Суконной сотне в Цареве Кокшаску тяглые свои дворы и промыслы велеть продать царево-кокшаским же посацким тяглым людям а самим велеть жить на Москве в Гостиной и в Суконной сотне. А будет они тех своих тяглых дворов и промыслов в Царевококшаску продать не похотят и с тех своих тяглых дворов и промыслов велеть в Царевококшаску с посацкими людьми платить государево тягло по-прежнему. А у которых у царевококшаских у посацких тяглых людей на Москве построены дворы и лавки и тем людям велеть быть на Москве в тяглых сотнях, а в Цареве-Кокшаску подати платить и всякие службы служить с царевококшаских городцких их торговых промыслов. А у которых у царевококшаских у приезжих торговых людей на Москве дворов своих нет, а товары свои привозят и в лавках торгуют в наемных и в своих, и тем людем впредь с товары своими [203] велеть приезжать на Гостин двор и торговать на Гостине дворе. А в рядех лавок не наймывать, и свои лавки и тем людем у ково в которых рядех покуплены, велеть продавать государевым тяглым людям москвичем. А будет чьи-нибудь старинные и кабальные люди, и крестьяня, и бобыли, которые за кем написаны в писцовых книгах бегаючи у ково женятца в Цареве-Кокшаску у посацких людей на дочерях на девках или на вдовах и таких беглых людей по крепостям, а крестьян по писцовым книгам с посаду отдавать з женами и з детьми тем людем, из-за ково они збежали, а в Царев-Кокшайской в посад их в тягло по женам их не имать. А будет, которого царевококшасца посацкого человека дочь девка збежит и в бегах выдет замуж за чьего кабального или старинного человека или за крестьянина или бобыля или хто у посацково человека дочь девку или вдову подговоря выдал за своего кабального или старинного человека или за крестьянина или за бобыля, а отец тое беглые или подговорные девки или вдовы учнет об ней государю бити челом и по суду и по сыску сыщетца, а про то дочерями что та ево дочь девка или вдова збежала или подговорена и тех посацких девок или вдов с мужьями их и з детьми, которых они с теми своими мужьями прижили имать за государя в Царев-Кокшаску на посад в тягло. Да по тех по всех людях, которые по государеву указу и по сыску взяты будут в Царев-Кокшаску на посад, велеть взять крепкие поручные записи в том, что им жить в Цареве-Кокшаску на посаде и государевы службы служить и всякие подати платить с царевококшаскими с посацкими людьми вместе и впредь в закладчики ни за ково не закладыватца и ничьими людьми и крестьяны не называтца и живучи в посаде никаким воровством не воровать и те поручные записи отдавать царевококшаским земским старостам и имать с ымяны по ком те записи взяты будут отписи за их руками. Да которые слободы и села и деревни хто в тех слободах и в селах и в деревнях имяны по государеву указу и по сыску старые посацкие люди и их дети и племянники и из закладчиков и из за ково имянем и церковных и монастырских земель и з уезду взяты будут на посад торговые и всякие промышленные и ремесленные люди и хто на старых тяглых дворех и дворовых местех и в новых слободах устроены будут и у ково имянем всяких чинов людей и беломесцов тяглые дворы и в которых рядех лавки и анбары и погребы и варницы и всякие промыслы и хто те тяглые дворы и лавки и анбары и варницы и всякие промыслы у беломесцов у царевококшасцов посацкие люди купят и которые тяглые дворы и лавки и анбары и погребы и соляные варницы и всякие промыслы взяты будут на государя после нынешняго государева указного сроку безденежно и что двором, и лавкам, и анбарам, и погребам и варницам соляным будет цена и то все сыску и строенья велел написать в книгу подлинно порознь по статьям, чтоб в том впредь спору ни с кем не было. Да тех всех новоприписных посацких людей, которые будут взяты вновь в Царев-Кокшаской на посад, велел привести перед собою ко государеву цареву и великого князя Алексея Михаиловича всеа Русии крестному целованью по записи, какова прислана крестному целованью за писцов государевою грамотою да о том отписать и те книги за своею и за поповыми и Дьяконовыми и царевококшаских посацких тяглых старост и целовальников и лутчих посацких людей, которые у того сыску будут, и духовных отцов их давних за руками и с теми книгами подьячему, который подьячей у того дела будет прислан и о которых делех учинитца спор. А в сей государеве грамоте о тех делех указ не написан и о тех статьях в указе писать ко государю царю и великому князю Алексею Михайловичи) всеа Русии к Москве, а отписки подать и подьячему явитца в Приказе сыскных дел боярину князю Юрью Алексеевичю Долгоруково да дьяком Ивану Патрекееву да Степану Чернышеву.

Августа в 3 день Царево-Кокшасково города соборные церкви Воскресения Христова попы Иван Ильин, Алексей Александров да дьяконы соборные ж церкви Данило Федоров, Антипа Михайлов да приходские церкви Живоначальные Троицы попы Сергей Васильев, Сергей Иванов да дьякон Микифор Васильев да Новокрещенские слободы Рождественской поп Ондрей Марков да с пустыни черной поп Иосиф святых жен Мироносиц да тое ж пустыни черные старцы Лазор Караков и Асаф Бирин да земские посацкие люди староста Евсевейко Иванов сын Лапшин и целовальники Сенка Клементьев, Герасимко Максимов, Макарко Кормщиков, Петрушка Вошешник, Левка Кафтанников и рядовые посацкие и всяких чинов люди старожильцы Семейка Алменев, Ортюшка Ерофеев, Стенька Иванов Кормщиков, Евсичко Иванов сын Бирин, Мишка Михайлов сын Коростелев, Семейка Клементьев, [204] Шумилко Семенов, Исачко Григорьев, Волотыш Прокофьев сын Подурцев, Пятунка Васильев сын Кафтанников, Пашка Ананьев сын Пчелин, Сенька Лукоянов, Архипко Михайлов и все посацкие люди Царева города Кокшасково попы и дьяконы сказали по свещенству, а старцы по иноческому обещаню, а земские посацкие и староста и целовальники и старожильцы и всяких чинов люди сказали по государеву, цареву и великого князя Алексея Михайловича всея Русии крестному целованью: при прежних государех было в выпуске и выгоне к Царевокошаскому городу земли по Кокшаской дороге на Ноле реке мост, а от мосту в вверх по Ноле речке по новокрещенской двор Ларки Чюрина, а от того новокрещенскова двора нолинсково черемисина двор Келдыбайка Келдыбекова да Ештубайка Келдыбекова, а от черемисских дворов в Ошлинской волости двор черемисской Пайбулатка Степанова. А от того двора на Санчюрской дороге черемисское кладбище, а от того кладбища черемисской двор Яманька Пожкеева, а от того двора на Пележу реку на вершину, с Пележи речки по новокрещенской двор Васьки Шаманеева, а от того двора по Кокшагу реку выше Казанских лугов через Кокшагу на Манату реку. А с Манаги реки на Уржюмской дороге на Манате ж реке мост, а от того мосту по Кузнецовскую волость по Тансубин двор. А от Тансубина двора по Турунову волость, а от той волости через Казанскую дорогу вниз по Кокшаге реке по Ноле ж реку по устье, а по Ноле реке вверх по тот же Явлинский мост на Кокшаской дороге. И на той выгонной земле блиско Царева Кокшасково города деревни крестьянские прежде сего были за государем. А в прошлом во 155-м году отданы в поместье окольничему князю Василию Григорьевичю Ромодановскому, а имяна тем деревням: деревня Жукова да починок Кожин, деревня Пахомова да починок Марков, деревня Коряковская, деревня Вяткина, деревня Березовская да починок Мышино, деревня Лапшина да починок Гузнищев, да починок Фомин, деревня Вараксина, да через Кокшагу реку деревня Княжна, починок Семейкин, Коровин тож на суходоле, починок Екимка Ширшева, починок Игнашки Елизарьева.

Да на той же выгонной земле на Ноле реке слобода Новокрещенская служилых новокрещен, а торговых людей и ремесленных в ней нет. А Царева ж Кокшайсково городу торговые люди Незговорко Борисов, Варакска Григорьев, Безсонко Алексеев, Мишка Исаков преже сего жили ойи во крестьянех в Цареве Кокшаском за государем в деревнях и вышли они до отдачи, как отданы те государевы деревни в поместье окольничему князю Василию Григорьевичю Ромодановскому в Царев Кокшаской на посад жити и в слободы и дворы Незговорка Борисова, Варакски Григорьева на посаде, а Безсонка Алексеева и Мишки Исакова дворы их в слободах с посацкими людьми вместе. А торгу их:

Незговорко Борисов торгует шелком, и солью и воском и рыбою и с иными товары. И ныне он, Незговорко, в товарищах в откупу в таможне и на кабаке;

Варакска Григорьев торгует воском и лошадьми и иными товары;

Безсонко Алексеев торгует рыбою и солью;

Мишка Исаков торгует солью и хмелем и иными мелкими товары; а с посацкими людьми Незговорко и Варакска и Безсонко и Мишка тягла до сего государева указу не тянули и податей не платили.

А Незговорко Борисов, Варакска Григорьев, Безсонко Алексеев, Мишка Исаков сказали по государеву и цареву и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии крестному целованю то ж, что они торгом торгуют и таким промыслом промышляют и вышли на посад до отдачи, как отданы те деревни в поместье окольничему князю Василю Григорьевичю Ромодановскому. И ныне живут Незговорко и Варакска и Безсонко в Цареве Кокшаском на посаде, а Мишка Исаков отдан с посаду в деревню Княжну во крестьяне в прошлом во 156 году окольничему князю Василю Григорьевичю Ромодановскому и живет в той деревне с посацкими людьми. Тягла они до сего государева указу не тянули и податей не платили. Вместо Незговорка с товарыщи поп Сергей руку приложил.

Да попы ж и дьяконы сказали по священству, а черной поп и старцы по иноческому обещанию, а посадкой земской староста и целовальники и старожильцы посацкие и всяких чинов люди сказали по государеву, цареву и великого князя Алексея Михайловича всея Русии крестному целованью про торговых и про ремесленных людей, которые торговые [205] люди в тех деревнях окольничего князя Василя Григорьевича Ромодановсково живут, хто имянем и в которой деревне живет и хто чем торгует и ремеслом промышляет:

Деревни Вараксины:

Фетка Степанов, ремесло за ним — кожевенное делает;

Алешка Савельев, Ивашко Кузьмин, Дружинка Леонтьев, Власко Григорьев, а торгуют они солью и хмелем и кожами и иными мелкими товары и на иные городы в отъезд с товары ездят;

Пашка да Петрушка да Ротка Павловы дети, а ремесло за ними рукавишное;

Микифорко Леонтьев, а ремесло за ним кузнешное;

Ивашко Васильев Санников, а ремесло за ним — делает крашенинное;

Терешка Михайлов, а ремесло за ним кожевенное делает.

Деревни Лапшины:

Нехорошко Иванов, Ивашко Васильев, Алешка Титов, а торгуют они солью и рыбою и иными всякими товары; и в отъезд с товары на иные городы ездят.

Гузнищева починка:

Белка Иванов торгует рыбою и лошадьми и иными товары.

Деревни Березовы:

Стенка да Гаврилко Яковлевы дети; у них в Цареве Кокшаском на посаде в ряду лавки, а торгуют они солью и рыбою и иными мелкими товары и в отъезд с товары на иные городы ездят;

Евтюнка Гаврилов, а ремесло за ним — ростит солод и продает, а солодовня у него в Цареве Кокшаском в слободе;

Оксенко Яковлев, а ремесло за ними — рыбу ловит;

Евсичко Поспелов, Ротка Михайлов, а торгуют они солью и рыбою, и иными товары и в отъезд с товары ездят.

Деревни Коряковская:

Васька Ортемьев торгует солью и иными товары, а сын у него кузнец;

Гаврилко Микифоров, а торгует он хмелем и в отъезд в иные городы ездит;

Трофимко Степанов, а ремесло за ним бочкарное.

Деревни Пахомова:

Меркушка да Матюшка Трофимовы дети, а торгуют они солью и рыбою иными товары и в отъезд ездят с товаром;

Созонка Пахомов торгует солью и рыбою и ремесло за ним плотнишное, и горшешное дело делает.

Маркова починка:

Фетка Клементьев торгует он солью и рыбою и хмелем и в отъезд ездит и ремесло за ним крашенинное.

Деревни Жюковы:

Тимошка Макарьев з детьми Терешка, Кирил, торгуют они солью и рыбою и иными товары и в отъезд ездят.

Починка Ширяйкова:

Ивашко Макарьев, ремесло за ним — солод ростит и продает.

Деревни Княжны:

Пашка Ивутин з братом з Дружинкою, торгуют они солью и медом и воском и котлами и скотиною и иными товары и в отъезд ездят;

Аверка Вахромеев ремесло за ним делает чаны и колеса и сани;

Екимко Ширшев, а торгует он солью и железом и укладом и коровы скупает и иными товары и в отъзд ездит на иные городы.

А те торговые и ремесленные люди Фетка Степанов, Алешка Савельев, Ивашко Кузьмин, Дружинка Леонтьев, Власко Григорьев с товарыщи сказали по государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии крестному целовальню то ж что они такими торги торгуют и ремеслами промышляют {Вписано: "Вместо Федька Стефанова с товарыщи поп Сергей Иванов руку ж приложил}. [206]

Да попы и дьяконы сказали по священству, а черной поп и старцы по иноческому обещаню, а посацкой и земской староста и целовальники и старожильцы посацкие и всяких чинов люди сказали по государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии крестному целованю, что в Цареве-Кокшаску городе и в слободах и около Царево Кокшасково сел и деревень и в селах и в деревнях окроме тех деревень и что в них торговых и пашенных крестьян, что ныне за окольничим за князь Василем Григорьевичем Ромодановским и окроме служилых новокрещенских дворов и окроме городовых посацких жильцов и окроме тех всех торговых и ремесленых людей, которые в сем сыску и в скасках написаны в торговых и ремесленных людей и откупшиков и анбаров и соляных варниц и патриарших и властелинкских и монастырских и боярских и думных и всяких чинов людей никаких слобод и сел и деревень на государевых посацких землях и на белых на купленых и не на купленых местех и на животинных выпусках и на церковных землях никаких иных торгов и промыслов нет и впредь в ызбылых нихто не будет.

И по государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии указу и по скаске и по отводу попов и дьяконов и черного попа и старцов и посацкого земского старосты и целовальников и старожильцов посацких и всяких чинов людей, что сказали в отводе попы и дьяконы по священству, а черной поп и старцы по иноческому обещаню, а земской староста и целовальники и старожильцы и всяких чинов люди по государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии крестному целованю про Царево Кокшаскую выгонную землю и про деревни, что на выгонной земле и про торговых и ремесленых людей и по скаске ж тех самих торговых и ремесленных людей, что они про себя и про торги свои и промыслы сказали по государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии крестному целованю и по тем по всем допросом и скаскам что за их руками воевода Иван Тимофеевич Шадрин велел тое выгонную землю и выпуск и деревни, что на выгонной земле и в них торговых и ремесленых людей и пашенных крестьян и бобылей и зятей и шурей и захребетников переписать особыми статьями подлинно порознь, досматривая сами с теми попы и дьяконы и с черными попами и старцы и старостою земскими целовальники и старожильцы с посацкими и всяких чинов людьми, а торговых людей Незговорка Борисова, Варакску Григорьева, Безсонка Алексеева, Мишку Исакова велел отдать в посад в тягло и в службу приведчи их перед собою ко государевому цареву и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии крестному целованю по записи, какова запись прислана из Приказу сыскных дел под государевою грамотою за приписью дьяка Степана Чернышева в Царево Кокшаск и поручные записи по них взяты, а что той царевококшаской выгонной земли и выпуску и на той выгонной земле и на выпуске деревень и починков и в них дворов и в дворех торговых и ремесленых людей и пашенных крестьян и бобылей и зятей и шурей и захребетников и приимышев и подсоседников и их детей имяны и то писано в сей, книге подлинно порознь по статьям.

Выгонная земля

От Царево-Кокшаскова городу по Кокшаской дороге по мост, что на Ноле реке, а от того мосту вверх по Ноле реке на новокрещенской двор Ларьки Чюрина. От того новокрещенскова двора на черемисской на Келдыбайков да на Ештубайков дворы Келдыбековых. А от тех черемиских дворов на двор Ошлинские волости черемисина Пайбулатка Степанова, а от того двора на Санчюрской дороге по черемисское кладбище, а от того кладбища по черемиской двор Еманейка Пожкеева, а от того двора на вершину Пележи реки, а с Пележи реки по новокрещенской двор Васки Шаманеева, а от того новокрещенскова двора по Кокшагу реку выше Казанских лугов и через Кокшагу на Манагу реку. А с Манаги реки на Уржюмской дороге по мост, что на Манаге реке. А от того мосту по Кузнецовскую волость по черемиской по Тансубин двор. А от того двора по Турунову волость, а от той волости через Казанскую дорогу вниз по Кокшаге реке по устье Ноли реки. А по Ноле реке вверх до того ж Нолинской волости что на Кокшаской дороге.

А на той выгонной земле и на выпуске деревни, что преж сего были за государем во дворце, а в 155 году отданы в поместье окольничему князю Василю Григорьевичю Ромодановскому, а в них торговых и ремесленных людей и пашеных крестьян и бобылей.

Деревня Вараксина, Бережная тож, на реке Кокшаге, а в нем торговых людей: [207]

во дв. Фетка Степанов сын Кожевник с детьми с Парфенком да с Осипком;

во дв. Алешка Савельев з детьми с Пронкою да с Ваською;

во дв. Ивашко Кузьмин с сыном Петрушкою, да у него ж на дворе в другой избе живет пашенной бобыль Сергушка Тимофеев;

во дв. Дружинка Леонтьев з детьми с Левкою да с Елизарком, а Левки сын Федка;

во дв. Власко Григорьев з детьми с Ывашком да с Петрункой;

во дв. Пашка да Петрунка да Ротька Павловы;

во дв. Микифорко Леонтьев;

во дв. Ивашко Васильев Сальников;

во дв. Терешка Михайлов.

Да тое ж Вараксины деревни пашенных крестьян:

во дв. Ортюшка да у Олешки сын Федька ж да у них же на дворе в другой избе живет в захребетниках зять их пашенной Мелешка Евлампьев з детьми с Костянтинком да с Мартемьянком да с Стенькою и со Власком;

во дв. Онтонко да Евтифейко Семеновы дети прозвище Жюковы да у Онтонка сын Максимко, а у Евтифейка сын Ондрюшка;

во дв. Самсонко Ильин прозвище Казаринов с сыном Ортюшкою;

во дв. Бориско Яковлев да у него ж живет пашенной бобыль Ивашко Кузьмин;

во дв. Ивашко Ивутин з детьми з Дружинкою да с Стефейком;

во дв. Ивашко да Федулко прозвище Пятунка Савельевы дети;

во дв. Якунька Филипов з детьми с Якункою да с Ваською;

да бобылей пашенных:

во дв. Гришка Фомин с сыном с Макарком;

во дв. Терешка Михайлов;

во дв. бобыльская вдова Матренка Иванова дочь Софроновская жена Григорьева, а у ней детей пашенных Карпунка да Федька да Микитка.

Деревня Лапшина, безводна, а в ней торговых людей:

во дв. Нехорошко Иванов з братом з Зиновейком, прозвище Шумко, да Тимошка да у них же живет в другой избе в захребетниках пашенной Ивашко Степанов с пасынком с Колистратком Павловым;

во дв. Ивашко Васильев с сыном с Ивашком же, а у Ивашка сын Митка прозвище Селиванко;

во дв. Алешка Титов;

Да той же деревни Лапшины пашенных крестьян:

во дв. Дружинка Иванов сын Бабин с сыном Спиркою;

во дв. Потапко прозвище Шумилко Семенов с сыном с Еремкою да у него ж племянники ево Васька да Данилко Ортемьевы дети;

во дв. Мишка Юрьев;

во дв. Ондрюшка Тимофеев;

во дв. Микитка Фомин с шурином с Левкою Федоровым;

во дв. Петрушко Алексеев с сыном Кирилком, а у Кирилка сын Евсейко;

во дв. Васька Иванов;

во дв. Ивашко Васильев сын прозвище Житинка с сыном со Андрюшкою;

во дв. Федька Фочка, он же Анфиногенов сын прозвище Новогород.

Да бобылей пашенных:

во дв. Сидорко Микифоров да у него ж живет в захребетниках Хрисанко Иванов;

во дв. Оникейко прозвище Богдашко Федоров;

во дв. Сенка Савельев;

Деревня, что был починок

Гомзеев, Гузнищев тож, безводна, а в том починке торговых людей:

во дв. Белка Иванов сын Переплотин с сыном с Онкою;

да в той же деревне пашенных крестьян:

во дв. Обросимко да Микитка Абакумовы дети Игнатьева;

во дв. Сенька да Никитка Федоровы дети, а у Сенки сын Макарко; [208]

во дв. бобыль Ортюшка Федоров с сыном с Мартюшкою;

во дв. бобыль Ондрюшка Безсонов с сыном с Мосейком;

Деревня Березовская, безводна, а в ней торговых людей:

во дв. Стенка Яковлев, прозвище Мышь, з детьми с Онтропком да с Ывашком. да у него ж живет во дворе в другой избе пашенной бобыль Офонко Савельев а у него сын Митька;

во дв. Гаврилко Яковлев, прозвище Медведь, з детьми с Терешкою да с Трофимком, а у Трофимка сын Тимошка;

во дв. Евтифейко Гаврилов, прозвище Медведев, з детьми с Елфимком да с Ларкою;

во дв. Оксенко Яковлев з детьми с Ондрюшкою да с Федкою да у него ж живет пасынок ево Архипко Офанасьев с сыном с Олешкою;

во дв. Евсичко Онтропев прозвище Поспелов з детьми с Ывашком да с Терешкою;

да в той же Березовской деревне пашенных крестьян:

во дв. Гаврилко Пиминов сын Безсонова с сыном с Мишкою прозвище Безсонко;

во дв. Кирюшка Михайлов з братом с Ротькою, у Кирюшки сын Ивашко да Дмитрейко, а у Ротьки сын Ивашко;

во дв. Васька Онтропьев сын прозвище Поспелов с сыном з Гришкою, да у Гришки сын Ротька.

во дв. Богдашко Окулов, а у него детей; Филатко да Трофимко да Павлик Филимонко Иванов с сыном с Сенькою;

во дв. Гришка Иванов з детьми с Ваською да с Ывашком да с Кирюшкою да у него ж живет пашенной бобыль Фадюшка Онтропев з детьми с Потапом да с Якункою;

во дв. Якунка Карпов да братья ево родные: Офонка да Демьянко, а у Якунки сын Якушко ж прозвище Любимко;

во дв. бобыль Микитка Иванов прозвище Моторко с сыном с Офонком;

во дв. бобыль Ивашко Самсонов с пасынком с Ваською.

Починок Москин, а Фомин тож, на суходоле, а в нем пашенных крестьян:

во дв. Фомка Мокеев, а у него детей Микифорко да Пантелейко да Обросимко да Герасимко, да у Микифорки сын Васька;

во дв. Осипко Иванов.

Деревня Вяткина, безводна, а в ней пашенных крестьян:

во дв. Сенка Изотов з братьями с Микиткою да с Ывашком;

во дв. Савка Иванов у него детей Данилко да Якунка сын Матюшка;

во дв. Офонка Елизарев з детьми с Макарком да з Гришкою;

во дв. Микитка Аврамов, у него детей: Игнашко да Федька да Микитка Фомин сын Фофанов, а у него детей Елфимко да Гришка;

во дв. Павлик Обросимов з детьми с Феткою да с Петрункою;

во дв. Бориско Семенов, прозвище Шкура, а у него детей Ермолка да Акинфейка прозвище Тренка да Илюшка да Ларка, Лазарко он же да у него ж живет да на дворе в другой избе пашенной бобыль Пахомко Павлов з братьями с Петрушкою да с Родионком, а у Пахомка сын Федка;

во дв. Ларка Елизаров прозвище Докучка, а у него детей Ерофейко прозвище Любимко, да Макарко да Ромашко;

во дв. Бобыль Ивашко Федоров.

Деревня Коряковская, безводна, а в ней торговых людей:

во дв. Васька Ортемьев прозвище Кулак с сыном Федкою;

во дв. Гаврилко Микифоров с сыном с Ондрюшкою.

Да в той же деревне пашеных крестьян:

во дв. Илюшка Фалалеев сын прозвище Казаринов, а у него детей Панка, да Ротка да Фролко;

во дв. Ивашко Перфильев;

во дв. Лазарко Степанов сын Бочкарь,

во дв. Минко Родивонов с сыном с Бориском;

во дв. Емельянко Клементьев, прозвище Хорошей, с сыном Микифорком; [209]

во дв. Ивашко Иванов Глаткой с сыном с Ортюшкою, а у Ортюшки сын Ивашко.

Да бобылей пашенных:

во дв. Теренка Кирилов;

во дв. Филатко Богданов сын Окулов;

во дв. Васька Иванов з детьми с Матюшкою да с Тимошкою да с Ывашком да з Гаврилком;

во дв. Сергушко Филипев, прозвище Путилко;

Деревня, что был почниок Репин, а Кожин тож, безводна, а в ней пашенных крестьян:

во дв. Микитка Ондреев з детьми с Брофейком да с Офонкою;

во дв. Ондрюшка Иванов з детьми с Патейком, прозвище Шумилко да с Пантелейком;

во дв. Гришка Иванов Кожин з братом с Евсейком прозвище Дружинка да у Гришки детей Ивашко да Исачко.

Починок Марков на суходоле, Полагеин тож, а в нем торговых людей:

во дв. Фетка Клементьев сын Долгой с сыном Данилком да у него ж живет на дворе в другой избе пашенной бобыль Кондрашка Ермолин с шурином с Ларкою Григорьевым;

да в том же починке пашеных крестьян:

во дв. Першка Клементьев прозвище Шумилко с сыном с Фомкою, а у Фомки сын Фетка;

во дв. бобыль Офонка Кузьмин прозвище Первушка с сыном с Трофимком;

Деревня Пахомова, безводна, а в ней торговых людей:

во дв. Меркушко Трофимов з детьми с Федкою за Стенкою да у него ж на дворе в другой избе живет в захребетниках пашенной бобыль Богдашко Кузьмин;

во дв. Матюшка Трофимов да у него ж живет на дворе в другой избе пашенной бобыль Сидорко Костянтинов;

во дв. Созонко Пахомов.

Да той же деревни пашенных крестьян:

во дв. Савка Пахомов сын, прозвище Няня, з детьми с Родькою да з Бориском;

да бобылей пашенных:

во дв. бобылка вдова Алемпеица Селиверстовская жена с сыном с Ваською Селиверстовым прозвище Шумилком;

во дв. Мишко Трофимов;

во дв. Гришка Васильев да в том же дворе живет в захребетниках Сенка Фирсов;

во дв. Перушка Онтипьев с сыном с Матюшкою;

Деревня, что был починок Жиряйков, Ширяйков тож, на Кокшаге реке, а в нем торговых людей:

во дв. Ивашко Макарьев прозвище Хохол с сыном с Ывашкой;

да в той же деревне пашенных крестьян: бобылка Анютка Осипова дочь Максимовская жена Панфилова з детьми; с Родькою да с Ваською да с Панкою;

во дв. Нестерко Яковлев с племянником с Ывашком Микифоровым да у него ж живет в другой избе бобыль Сенка Степанов, а у него детей Федька да Якунка;

Деревня Жюкова, Ускова тож:, на реке на Кокшаге, а в ней торговых людей:

Тимошка Макарьев, у него детей Микитка да Офонка да Венедихтко прозвище Тренка да Исачко.

Да в той же деревне пашенных крестьян:

во дв. Сенка да Бориско Кузьмины дети да Фетка Павлов;

во дв. Вавилко Иванов Пердунов а у него детей Корнилко да Фадейко да Микитка да Игошко;

во дв. Васка Иванов прозвище Усков з детьми с Сенкою да с Микиткою;

во дв. Перфилко Сергеев прозвище Дружинка з детьми с Ыгнашком да с Елфимком;

во дв. Тимошка Егупев з детьми с Ваською да с Ларкою;

во дв. вдова бобылка Окулинка Филимонова дочь Михайловская жена Ускова да у нее же зятья Михейко Тимофеев прозвище Нехорошко да и Евсейко Софронов.

Починок Игнатьев на речке на Манате, а в нем пашенных крестьян: [210]

во да. Игнашко Елизарьев, а у него детей Корнилко да Ивашко да Костянтинко;

во дв. Елизарко Филатьев с сыном с Сенкою.

Починок Якимов, Ширшев томе, на речке на Манате, а в нем торговых людей:

во дв. Якимко Дмитриев Ширшев с сыном с Ывашком.

Да в том же починке пашенной бобыль:

во дв. Савка Дмитриев Ширшов же с сыном с Стенькою;

Деревня Княжна на суходоле, а в ней торговых людей:

во дв. Пашка Ивутин с сыном с Ывашком;

во дв. Аверкейко Вохромеев;

да в той же деревне пашенных крестьян:

во дв. Гришка Савельев прозвище Шабалин с сыном с Полуехтком;

во дв, Тимошка Якимов прозвище Шадра з детьми з Гришкою да с Офонкою;

во дв. Федька Ондреев прозвище Барсук с сыном со Власком да Федькою а у Власка сын Митька;

во дв. Тихонка Иванов з детьми с Нелидком да с Левкою:

во дв. Демка Фарафонов, да на том же дворе в другой избе живет бобыль Панка Федоров с сыном с Петрушкою;

во дв. Нифанко Трофимов, а у него детей Родька да Васька, а у Родьки сын Гришка;

во дв. Тимошка Ондреев, прозвище Первушко, с сыном с Москою;

во дв. Исачко Емельянов с сыном с Бориском да с Макарком;

во дв. Ларка Григорьев у него детей Тиминко да Куземко да Юрка;

во дв. Ермолка Ондреев, прозвище Худяк, да зять ево Ульянко Семенов, а у Ульянка сын Куземка, да у него ж живет племянник ево Данилко Савельев;

во дв. Крисанко Якимов;

во дв. Стенка Филиппов з детьми с Куземкою да с Карпункою;

во дв. Васка Федоров да брат ево родной Ортюшка;

во дв. Трифонко Федоров, прозвище Печеников, с сыном с Ывашком;

во дв. Якупка Михайлов, прозвище Дружинка Ивутин, да братья ево родные Сенка да Максимко;

во дв. Филька Иванов сын Ивутин з детьми с Петрушкою да с Ермолкою;

во дв. Тимошка Ортемьев с сыном с Осипком, прозвище Шумилко;

во дв. Филька Григорьев з детьми с Пронкою да с Максимком, да у него ж живет зять ево Фомка Гурьев;

во дв. Оска Иванов з детьми с Ваською да с Ысачком;

во дв. Ивашко Исаков;

во дв. Ефремко Иванов з братьями с Овдокимком Ивановым же;

во дв. Онофрейко Федоров да брат ево родной Микитка;

во дв. Левка Трофимов с сыном з Бориском;

во дв. Ефремко Григорьев з детьми с Федькою да с Фадейком;

во дв. Ромашко Ондреев, а у него детей Мишка да Фетка да Ивашко;

во дв. Панка Вохромеев;

во дв. Трофимко Федотов, прозвище Селдюков с сыном с Елфимком;

во дв. Стенька Дмитриев прозвище Ширшов з детьми с Ыгошкою да с Офонкою;

во дв. Ивашко Иванов прозвище Стачко, а у него детей Вохромейко да Сенка да Наумко;

во дв. Осипко Родионов с сыном с Палкою.

Починок Семейкин, Коровин тож, на суходоле, а в нем пашенных крестьян:

во дв. Семейка Петров сын Коровин з детьми з Гришкою да с Митькою, да у него ж живет в захребетниках бобыль Ортюшка Федоров;

во дв. Мишка Федоров, прозвище Коровин же, с сыном с Ылюшкою.

И всего в тех деревнях и в починках что на выгонной земле торговых ремесленных людей тритцеть два двора, а в них их торговых я ремесленных людей 32 человека. Да у них детей и братей и племянников 39 человек. Да в тех же деревнях и в починках пашенных крестьян 136 дворов, а в них пашенных крестьян и бобылей 136 человек, да у них детей и [211] брати и племянников 179 человек. И обоего в тех деревнях и починках торговых и промышленных и ремесленых людей и пашенных крестьян и бобылей и захребетников и приимышев и зятей и шурей и подсоседников и их детей и брати и племянников 386 человек. А не отмежевано и граней не учинено тому выпуску и выгонной земле и деревень и в них крестьян за государя не отписано, потому что по скольку сажен или верст от города в выпуск и выгонную землю к посаду отмежевать и каковы грани учинить и каковых крестьян и з деревнями и с починки взять за государя или из деревень вывесть в слободы на посад и каковым их тяглом или службами устроить того в государевых царевых и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии грамотах из Приказу сыскных дел в Царево Кокшаск не написано.

А что до тех деревень и починков что на выпуске и на выгонной земле от Царево-Кокшаского города от посацких дворов до крестьянских дворов по мере сажен, и о том в нынешнем 158-м году октября в 20-й день в государеве Цареве и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии грамоте из Приказу сыскных дел за приписью дьяка Богдана Оборова писано в Царево-Кокшаск х воеводе к Ивану Титовичу Шадрину по челобитью окольничево князя Василя Григорьевича Ромодановскова: дано де ему окольничему князю Василю Григорьевичю Ромодановскому поместье в Цареве Кокшаском уезде из государевых дворцовых волостей деревни Кузнецовская да деревни Вараксина з деревнями и починки и з заимищи пашенных крестьян с пашнею и с сенными покосы и со всеми угодьи, как де те крестьяня изстари владели по дозорным и по переписным книгам и отписано де у него окольничего князя Василя Григорьевича Ромодановского деревня Вараксина з деревнями и с починками и з займищи с пашнею и сенными покосы и со всеми угодьи к посаду на выпуск неведомо почему. А та де ево деревня Вараксина з деревнями и с починки и ближняя в версте, а иные в версты по три и по четыре и по пять и больши. И в том де ево поместье учинилось розоренье: крестьяня людей ево, которые в том ево поместье живут, не слушают и во всем цареве и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии грамоте велено окольничему князю Василю Григорьевичю Ромодановскому тем поместьем и крестьяны и землею владеть против прежнего государева указу, как было за государем в дворце до государева указу.

И Царево-Кокшаского уезду поместным ево крестьяном деревни Кузнецовской и деревни Вараксины з деревнями и починки, что ему дано из государевых дворцовых волостей людей ево, которых он, окольничей князь Василей Григорьевич Ромодановской в то свое поместье пришлет, велено слушать по-прежнему до государева указу. А от города от посадов до деревни Вараксины з деревнями и с починки до крестьянских дворов велено воеводе Ивану Титовичю Шадрину измерять трехаршинною саженью, сколько от посацких дворов до деревни Вараксины з деревнями с починки до крестьянских дворов сажен.

И по государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии указу и по грамоте из Приказу сыскных дел за приписью дьяка Богдана Ободурова воевода Иван Титович Шадрин до тех ево окольничево князя Василя Григорьевича Ромодановсково поместных деревень до деревни Вараксины з деревнями и с починки от городу от посаду до крестьянских дворов трехаршинною саженью измерил. А сколько по мере от города от посаду до деревни Вараксины з деревнями и с починки да крестьянских дворов сажен, и то писано в сей книге и в мерной росписи подлинно порознь по статьям:

От посацких тяглых дворов до деревни Вараксины и до крестьянских дворов 300 сажен.

От посацких же дворов до деревни Лапшины до крестьянских дворов 748 сажен.

От посацких же дворов до починка Гузнишева до крестьянских дворов 1148 сажен.

От посацких дворов до деревни Вяткины до крестьянских дворов 960 сажен.

От посацких же дворов до деревни Березовской до крестьянских дворов 1400 сажен;

От посацких же дворов до починка Ширякова до крестьянских дворов 810 сажен;

От посацких же дворов до деревни Княжны до крестьянских дворов 2542 сажени;

От посацких же дворов до починка Игнатьево, что на речке на Манате, до крестьянских дворов 4142 сажени. [212]

От посацких же дворов до починка Якимова, Ширшов тож, до крестьянских дворов 4422 сажени;

От посацких же дворов до починка Коровина 3422 сажени;

А до деревень Кузнецовских и до починка Юшкова не меряно, потому что те Кузнецовские деревни и починок Юшков не на выпуске и не на выгонной земле.

По листам снизу скрепы:

"К сим книгам соборныя церкви Воскресения Христова дьякон Антипа руку приложил".

"К сим книгам новыя пустыни черной поп Иосиф руку приложил".

"К сим книгам соборной церкви Воскресения Христова поп Алексей руку приложил".

"К сим книгам с посаду Троицкой дьякон Микифор Васильев и вместо соборново дьякона Данила Федорова, потому что он писать не умеет, по его веленью троицкой дьякон Микифор Васильев руку приложил".

По краям листов скрепа:

"К сим книгам воевода Иван Шадрин руку приложил".

РГАДА, Ф. 1209, кн. 523, лл. 1-71 об. — Подлинник.


Комментарии

1. Пупарев А. Очерк расселения русского племени в Царевококшайском уезде // Казанские губернские ведомости. — 1857. — № 23; Борисов В. Л. Тяжба города Царевококшайска с окольничим кн. В. Г. Ромодановским из-за выгонной земли (один из случаев практического применения Уложения царя Алексея Михайловича) // Известия Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете. Т. XVI. Вып. 3. — Казань, 1899. С. 1-6; он же. Некоторые данные для истории городов Казанского края в XVII в. // ИОАИЭ. Т. XVI. Вып. 2. — Казань, 1900; Смирнов П. П. Города Московского государства в первой половине XVII в. Т. 1. Вып. 2. Количество и движение населения. Киев, 1919.

2. Смирнов П. П. Посадские люди и их классовая борьба до середины XVII в. Т. 2. — М.-Л. , 1948. — С. 502-503.

3. Участниками «сыска» были подробно описаны границы выгонной земли. — См. : РГАДА, ф. 1209, кн. 523, лл. 40-42 (см. с настоящей публикации).

4. Имеются в виду деревни Жуково, Пахомово Коряковская, Вяткино, Березово, Лапшино, Вараксино, Княжна, починки Кожино, Маркове, Мышино, Гомзово (Гузнищев), Фомин, Семейкин (Коровин), Якимово, Игнатьеве. Постановлением ВЦИК от 2 марта 1938 г. деревни Вараксино, Лапшино, Коряково, Пахомово, Марково, Жуково и Ширяйково включены в черту г. Йошкар-Олы. — См. : Йошкар-Ола. 1584-1991. Документы и материалы по истории города. — Йошкар-Ола, 1994. — С. 234,238.

5. Здесь: 7155-й, то есть 1647 год.

6. Ромодановские — русский княжеский род, отрасль князей стародубских. В XVII в. входили в число 16 фамилий знатнейших бояр. Окольничий — придворный чин и должность в Русском государстве, участвовал в организации придворных церемоний. О В. Г. Ромодановском см. : Дворянские роды в Российской империи. Т. I. — СПб. , 1993. — С. 319-322; Русский биографический словарь: Романов-Рясовский. — Птг., 1918. — С. 79-84.

7. Перечислены следующие предметы торговли: соль, хмель, кожа, рыба, мед, воск, котлы, железо, «уклад», а также лошади, коровы; названы виды занятий ремеслом: «кузнешное», «кожевенное», «бочкарное», «рукавишное», «горшечное», «плотнишное», «делает крашенинное», «растит солод», «делает чаны и колеса и сани», «рыбу ловит». — См. : Айплатов Г. Н. Из истории развития ремесла и торговли в Марийском крае в XVII веке // Вопросы истории и археологии Марийской АССР. Труды МарНИИ. Вып. 17. — Йошкар-Ола, 1962. — С. 113-131.

Текст воспроизведен по изданию: Писцовая книга города Царевококшайска 1649 г. // Марийский археографический вестник, № 8. 1998

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.