Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

НОВОЕ О ПЯНДЕ

В 1949 г. А. П. Окладников опубликовал интересную статью: «Пенда — забытый русский землепроходец XVII века» 1. В ней рассказывалось о «гулящем человеке» Пенде, который, согласно легендам, записанным в середине XVIII в., смог первым из русских землепроходцев еще в начале XVII в. прийти на р. Лену.

Статья А. П. Окладникова заметно усилила интерес у историков географии к деятельности легендарного землепроходца, имя которого ранее упоминалось крайне редко. И. П. Магидович в своем капитальном труде «Очерки по истории географических открытий» (М., 1957) посвятил походу Пенды даже две специальные подглавки «Землепроходец Пенда и открытие Лены» (стр. 303-306) и «Возвращение Пенды на Енисей по Ангаре» (стр. 306-308). Однако в целом ряде исследований по истории Якутии и истории русских великих географических открытий имя Пенды вообще не упоминается. По-видимому, авторы этих работ не считают имеющиеся сведения о походе Пенды достоверными.

Действительно, до сих пор мы знали о Пенде только по сказаниям сибиряков, записанным в середине XVIII в. Но опыт показывает, что рассказы о событиях столетней давности часто бывают весьма неточными. В ранее опубликованных сибирских документах начала XVII в. вообще не упоминается имя Пенды. Согласно легендам, Пенда смог попасть на Лену через Чечуйский волок. Между тем при ознакомлении с известными документами XVII в. создается впечатление, что первые русские пришли на Лену не через Чечуйский волок, а через Вилюй 2. Десять лет спустя русские начали ходить на Лену через Илим и Куту и лишь позднее иногда пользовались Чечуйским волоком. Все эти данные, естественно, рождают сомнения, с которыми можно будет покончить только после выявления документов о Пенде, относящихся к первой половине XVII в. Но дело осложняется тем, что до сих пор этот легендарный землепроходец был нам известен только под его прозвищем, а в документах XVII в. нередко сведения о походах тех или иных землепроходцев давались без упоминаний их фамилий или прозвищ.

Недавно нам посчастливилось найти в ЦГАДА следующую кабальную запись: «Се яз, Пантелей Демидов Пянда, промышлен[ной] человек [284] занял есми в Ленском остроге у енисейсково казака у Кирила Терентьева Ванюкова десять рублев денег московских ходячих прямых без приписи июля в 10 день до сроку до Петрова заговениа 151 года без росту. По сроце рост ис пяти шесть почну платить. За приставом все убытки кабальные на мне заимщике. Где ся кабала выляжет тут по ней суд и правеж, хто станет тот по ней истец. На то послух торговой человек Матфей Онтипин казанец. Кабалу писал Енисейсково острогу десятник казачей Вахромейко Максимов. Лета 7151 года» 3.

Текст кабальной записи ясно показывает, что в 1643 г. в Якутске побывал промышленный человек Пантелей Демидов Пянда.

Нетрудно убедиться в том, что перед нами первый подлинный документ, исходящий от интересующего нас легендарного сибирского землепроходца. В документе он назван не Пендой, а Пяндой. Но в этом нет ничего неожиданного. Еще А. П. Окладников указывал, что зимовья, основанные этим землепроходцем на Нижней Тунгуске, назывались не Пендинскими, а Пяндинскими. Очевидно, что землепроходца звали Пяндой, а не Пендой, как его сейчас называют почти все исследователи.

Из текста кабалы видно, что Пянда был хорошо знаком с енисейскими служилыми людьми К. Т. Ванюковым 4 и В. Максимовым. И это вполне понятно: легендарный Пянда жил на Енисее.

Согласно легендам, Пянда был «гулящим человеком». Но любой «гулящий человек», как только с разрешения местных властей уходил на промысел, механически становился «промышленным человеком».

Главное значение найденного документа состоит в том, что в нем оказалось полное имя легендарного землепроходца, а это значительно облегчит поиски документов о его историческом походе на р. Лену.


Комментарии

1. «Летопись севера», т. I. Л., 1949, стр. 94-102.

2. «Русская историческая библиотека», т. II. 1875, № 213, стр. 967.

3. ЦГАДА, ЯПИ, оп. 3, 1643 г., № 46, л. 20.

4. Кирилл Ванюков впервые прибыл на Лену вместе с Иваном Галкиным в 143 (1634-1635) г. (ЦГАДА, С. п., стб. 339, л. 273). Его брат Иван попал на Лену еще раньше. Сын Ивана Корнилий впоследствии писал: «А отец мой Иван Ванюков в прошлых давних годах до поставления Якутцкого острогу (т. е. до 1632 г. — Б. Я.) служил вашу великих государей службу на Лене реке охотою не верстан многие годы, подымаючись своими пожитками во многие походы и посылки ходил...». (ЦГАДА, С. п., стб. 985, л. 185). Эти данные позволяют высказать предположение, что Иван Ванюков был одним из участников похода Пантелея Пянды, а отсюда становится понятным, почему Пантелей Пянда, придя вновь на Лену в 1643 г., взял взаймы деньги у брата Ивана Кирилла Ванюкова.

Текст воспроизведен по изданию: Новое о Пянде // Сибирь периода феодализма, вып. 2, Экономика, управление и культура Сибири XVI-XIX вв. Новосибирск. Наука. 1965

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.