Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПРИЛОЖЕНИЯ

I

1653 г. октября 19 — Купчая воронежского пушкаря Клима Афанасьева сына Московкина на «турченина» Мустофу Муратова (Мератова), проданного московскому стрельцу приказа Михаила Зыбина Вавиле Созонтьеву

«Се аз Клим Афанасьев сын Московкин Воронежа города пушкарь продал есми купленаго своего турченина некрещеного Мустофу Мератова сына Михайлова приказу Зыбина стрельцу Вавиле Созонтьеву,

А взял я, Клин, у него, Зыбина, за того своего купленого турченина сорок пять рублев денег.

А тот мой купленой турченин некрещеный опроче ево, Вавилы, иным никому не продан, и не заложен, и ни в каких крепостех ни у кого не укреплен, и по душе в монастырь и нигде не отказан.

А кто в того моего купленаго турченина Мустофу Муратова учнет у него, Вавилы, вступатца по каким-нибуть крепостям, и мне, Климу, ево, Вавила, очищать по каким-нибуть крепостей и убытка никакова не донесть. А что ему, Вавиле, учинитца убытки в моем, Климове, неочищенье в том турченине, и те убытки, взять ему, Вавиле, на мне, Климе, по сей купчей, что ему станетца, и ту цену сорок пять рублев все сполна.

Да мне же, Климу, того своего купленого турченина Мустофу Муратова записать за ним Вавилом в Приказе Холопья суда в книге.

А на то послуси: Иван Нагаев, Василей Замощиков.

А купчую писал на Ивановской площеди стрелец Иванова приказу Боскакова Исачко Милютин лета 7162-го году октября в девятый на десять день».

На Л. 3 об. рукоприкладства: «К сей купчей Климко Московкин турченина продал и руку приложил.

Послух Ивашка руку приложил.

Послух Васка руку приложил».

На Л. 3 вверху перед текстом помета: «162-го октября в 19 день записать в книги. Сказал продавец того турченина продал».

На Л. 3 об. вверху помета: «162-го октября в 19 день перед Дмитрием Петровичем Волынским да перед дьяком перед Семеном Ключаревым ся купчая чтена, в книгу записана».

Ниже припись: «Диак Семен Ключарев».

Ниже справа: «Справил Гришка Творогов».

ГИМ ОПИ, Ф. 440 (Коллекция И. Е. Забелина), Оп. 2, №33, №. 3. [310]

II

Около 1677 г. апреля 30 — Наказ голове Василию Петровичу Сумароцкому по управлению [Первым Московским] стрелецким приказом в Пскове.

Начало и часть текста в середине утрачены

(В течение XIX столетия были опубликованы три наказа стрелецким головам, относящихся к первой половине XVII в. (ААЭ. Т, III. №34; №167; ДАИ. T.III. №16). Текст публикуемого документа наглядно иллюстрирует преемственность содержания и традиционных форм делопроизводства, сохранявшихся на протяжении длительного периода.)

«/Л. 32/ ...тех всяких людей приводить в Сьезжую избу и объявлять столнику и воеводе.

А стрелцов ему, Василью, по городом и по посадам никуды не отлучать. А жили б стрельцы всегда без съезду в городе.

А торговали б и промышляли живучи во Пскове своим рукодельем. И покупали навскуп, что носящее не от велика, от полтины или от рубля безпошлино. А которые стрельцы учнут торговать болши рубля или учнут в лавках сидеть, и тем стрельцом пошлину и оброк в государеву казну платить как и торговые люди.

А где тем стрельцом по указу великого государя велят быть на караулех, и они б на караулех были без отступно и беспременно не сходили. И воровства от стрельцов отнюдь не было никоде никоторыми делы.

И стрелцов смотреть и ходить на караулы и с караулов строем. И на поле учить перед собою почасту, чтоб из мушкетов стрелять были горазди. А на учебе велеть стрелцом стрелять своим зельем, а не казенным, потому что им дают великого государя денежное и хлебное жалованье ежегод.

А которые стрелцы стары или увечны и собою худы и с службу (!) их не будет, и ему, Василью, те[х] худых и увечных стрелцов приводить в Сьезжую избу и объявлять их стольнику и воеводе. А без указу великого государя от службы /Л. 26/ старых стрельцов не отставаливать. А которые стрелецкие дети и братья или племянники и подсоседники молоди и не прожиточны, и тех в стрельцы не писать, до тех мест как они подростут. А молотчие з животами зберутца и велеть им жить в Стрелецкой слободе с порукою, а из Стрелецкой слободы их не роспускать.

А как дадут стрельцом для службы зелье и свинец, и ему, Василью, то зелье и свинец держать в казне за своею печатью. А стрельцом давать зелье и свинец повестя приходу воинских людей, а не почаючи дела с воинскими людьми зелья и свинцу стрельцом не давать.

А где великий государь царь и великий князь Феодор Алексеевич всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержец укажет ему, Василью, с приказом быти на своей, великого государя, службе на городе или у бояр и воевод в полках, и Василью идучи ото Пскова по городом [311] с приказом над стрельцами смотреть и беречь накрепко, чтоб они шли дорогою смирно людей не били и не грабили и кормов своих и подвод ни у кого силно не имали. И великого государя на службе потому же на станех стояли смирно и никому обид и насильств не чинили.

А кому сторонним людей до стрельцов какое дело будет в бою или в грабежу, и Василью II /Л. 27/ тех людей своего приказу с стрельцами судить и росправу чинить до чего доведетца, опричь татьбы и розбою. А в татьбе и в розбое ведают стольник и воевода и дьяк.

А того ему, Василью, беречь накрепко, чтоб от стрелцов напрасных продаж никому ни чем однолично не было. И к посадцким и ко всяким людем стрелцы напрасно для своей корысти не приставливали, того смотреть и беречь накрепко.

А будет которой стрелец приставит к кому в пяти и во шти и в десяти рублех и болши, и не отходя в суд и после суда с кем помиритца не на великое, и про то сыскивать накрепко. И буде сыщетца, что тот стрелец приставливал и искал поклепав напрасно, и тому стрелцу перед Сьезжею избою при стрелцах бить батого нещадно, чтоб на то смотря иным неповадно было воровать и для своей безделной корысти напрасно приставливать. И заказывать о том стрелцом накрепко, /Л. 28/ чтоб они никому ни в чем не приставливали и продаж никому не чинили.

А хто будет стрельца изобидит, и они б били челом великому государю на тех людей, кому на кого дело искали правдою.

А из стрелецких исков з двунатцати рублев судных пошлин и пересуду и правого десятка не имати. А будет хто сторонней человек учент искати на стрельце на сто рублев, а по суду в том иску стрелец будет виноват, и с того иску со ста рублев пошлин не имати же. А которые стрельцы учнут на стороннем человеке искать больши двунатцати рублев, или сторон ней человек учнет на стрельце искати болши ста рублев, а стрелец в том иску будет виноват, и с того иску на стрельце имати пошлины с рубля по гривне да пересуду и правого десятка по семи алтын по две денги. А которой истец сторонней человек по суду будет виноват, и на тех людех доведетца пошлины взять, и стрелец с тем сторонним человеком помиритца, и те пошлины и пересуд и правой десяток сымет на себя для того, что на стрельцах со ста рублев пошлины имать не велено. И те пошлины взять на том стрельце потому, что он те пошлины сымет на себя с стороннего человека воровством.

А приставу быть у стрельцов в приказе одному человеку и переменяти их по годом. А давати /Л. 29/ приставство за явственне по слуги стрельцом добрым, которые б были не воры и не бражники, и имати по них крепкие поруки з записьми. А хоженого приставу имать с стрельца по четыре денги, а с стороннего человека по десяти денег.

А будет в которых делех ему, Василью, росправы учинить зачем немочно, и о тех делех докладывать стольника и воеводы и дьяка. [312]

А которые стрельцы взяв государево жалованье дети збежат, и тех велеть сыскивать порутчиком их неоплошно. И новоприборным стрельцом государево денежное и хлебное жалованье давать по розчету, хто с которого числа приверстан будет.

А с того числа, как хто збежит и покамест новик приверстан не будет, и на те дни денежное и хлебное жалованье вычитать у порутчиков их, да те вычетные денги и хлеб относить в Сьезжую избу и отдавть в государеву казну. А самому ему, Василью, теми вычетными деньгами и хлебом не корыствоватца, и порутчиком в беглых стрельцах в том никому не норовить, и искати во всем великому государю царю и великому князю Феодору Алексеевичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу.

А которых беглых стрельцов сыщут, и тем чинить наказанье бить батоги нещадно при их же братье, и сажать на время в тюрьму, и велеть быть в стрельцах попрежнему за крепкими /Л. 30/ новыми поруками.

А однолично ему, Василью, по стрельцах имать поруки крепкие з записьми добрых людей и кому б в государеве службе и в жалованье мочно верить. А только поемлет поруки худые, и которые стрельцы взяв государево жалованье и незаслужа збежат или что истеряют, а на порутчиках их буде государева жалованья и мушкетов взять ненаком, и за тех беглых стрельцов государево жалованье, и за мушкеты, и за зелье, и за свинец взято будет на нем, Василье.

А посулов и поминков ему, Василью, с стрельцов ни от каких де не имати ни у кого ничего никоторыми делы. И насильства стрельцом не чинить.

А будет где доведетца стольнику и воеводе и дьяку послать стрельцов для государева дела, и ему, Василью, посылать стрельцов к стольнику и воеводе и к дьяку для государевых дел тотчас, где сколько послать велят, считая их по очередям. И записывать то у себя в книгах имянно, впредь меж стрельцов для счету в государевых службах. А в ызбылых нихто б не был.

И ото всяких обид стрельцов беречь, чтоб им ни от кого ни в чем обид не было.

А того беречь и сыскивать накрепко, чтоб стрельцы у себя корчемного питья, и табаку, и блядни, и зерни, и никакова воровства не держали. И по кабаком ходя не пили и людей не били и не грабили. И зернью не играли и вином и табаком не торговали. И лихим людем татем, /Л. 31/ и розбойником, и боярским беглым людем и крестьяном приходу и приезду к ним не было. И никаким воровством не промышляли.

А буде ево, Васильева, приказу стрельцы учнут у себя корчму, и блядни, и женок ведуней и ведунов или боярских беглых людей и крестьян держать. Или учнут у себя в Слободе и по дорогам людей побивать и грабить и татиным и розбойным делом промышлять, и на корчмах пить, и зернью играть, и вином и табаком торговать или иным [313] каким воровстом воровать. Или учнут с товаром или где-нибудь без ево отпуску отъезжая не на государево дело. Или которую обиду и насильства учнуть чинить. Или у которого стрельца вымут корчму, или в каком воростве ково уличат. И ему, Василью, тех стрельцов велеть имая приводить к себе и про то их воровство сыскивать и чинить наказанье, смотря по вине, бить батоги и метать на время в тюрьму. И неявленые питья и суды винные имать на великого государя и отдавати на псковские кабаки головам с распискою. А стрельцов по своему сыску выимая ис тюрьмы давать на крепкие поруки з записьми, чтоб им впредь корчемного питья, и табаку, и женок блядей, и ведунов и ведуней у себя не держать. И приезду к ним татем, и разбойником, /Л. 25/ и боярским беглым людем и крестьяном не было. И воровства никоторого не чинили. И у себя в Стрелецкой слободе и отъезжая по дорогам людей не побивать и никаким воровством не воровать.

А которые стрельцы учнут держать у себя ведунов или ведуней, и в том их уличать, и тех ведунов и ведуней имая сажать в тюрьму. А про воровство их сыскивать накрепко, сказывать про то стольнику и воеводе и дьяку. А их держать в тюрьме до государева указу с великим береженьем.

А о денежном и о хлебном жалованье государев указ во Пскове у стольника и воеводы и у дьяка. А у роздач, как учнут роздавать стрельцом государево денежное и хлебное жалованье, быти ему, Василью, потому же, для того, чтоб стрельцы государева жалованья не вылыгали и на новиков сполна не имали, а имали б в правду, хто с которого числа приверстан будет. А кому что дать государева жалованья, и то все велеть писать в книги порознь по десятком. И посулов и поминков у стрельцов из государева из денежного и хлебного жалованья и от иных, ни от каких дел, не имати.

А питье стрельцом велеть держать про себя, брагу безхмельную и квас житной. А которым стрельцом доведетца сварить пива к Рожеству Христову или к Велику дни и к иным Господьским празником или //

/Л. 33/ ...порутчиком в вычетных денгах учнет норовить, или теми денгами сам учнет корыстоватца, или стрельцы учнут каким воровством воровать, или по каким по корчмам ходить, ево, Васильевым, или сотничьим небреженьем или поноровкою, и за то по указу великого государя царя и великого князь Феодора Алексеевича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержеца быти ему, Василью, в опале и жестоком наказанье безо всякие пощады».

На обороте по сставам и в конце текста на Л. 33 скрепа: «Павел Симонов — Диак Павел Симонов».

На Л. 33 об. справа: «Справил Васка Никитин».

Судя по разрывам скрепы в начале не хватает двух листов (сставов), а между Лл. 25 и 33 — одного.

РГАДА, Ф. 1467, Оп. 1, №72, Лл. 25-33. Порядок листов в деле нарушен. [314]

III

1682 г. сентября 1 — Извлечение из киевского сметного списка денежной казны, ратных людей, военных запасов, лекарств и проч., с 1 сентября 1681 по 1 сентября 1682 г.

« ... Яковлевского приказу Лутохина: подполковник Никифор Лупандин (7 капитанов).

Московской надворной пехоты 662 челов.

В том же приказе полкового строенья в Севску принято:

2 пищали медных на станках и на колесах, в том числе: пищаль весом 19 пуд 6 гривенок, на ней вылит признак чешуя острая да птица гриф, длиною 3-х аршин 7 вершков, к ней по кружалу 2 гривенки ядро. Пищаль витая, весом 18 пуд 35 гривенок, длиною 3-х аршин 7 вершков, по 2 гривенки ядро. К тем пищалем 10 пуд зелья, 200 ядер железных.

Да Московской надворной пехоты 700 человеком принято для проходу зелья ручного по 2 гривенки, свинцу потомуж человеку, да по 3 сажени фетилю.

С Москвы пошло: знамя камчатое, писано золотом и серебром; посред того знамя образ Спаса Нерукотворенного, по правую сторону Московские чюдотворцы Петр и Алексей, по левую сторону Иона и Филип, по другую сторону того знамени образ Знамения пресвятые Богородицы; у Знамения Богородицы, по правую сторону, образы Николы чюдотворца да Сергия, Родонежской чюдотворец, по левую Иоанн Новгородцкий да Алексей, человек Божий. Круг того знамени бохрома розных шелков.

8 знамен сотенных тафтяных розных цветов:

На первом знамени земля черчетая, кругом земли поля желтые, на земли круг желтой, в кругу лев желтой, на главе у лва венец царской белой, в когтях у лва палаш белой, на кругу две звезды да четыре репья розных цветов, да на земли над кругом крест белой, по углам около круга четыре травы розметные белыя с зеленым, на полях по углом 4 звезды, да посреди 4 репья розных же цветов.

На другом знамени земля черчетая, кругом земли поля желтыя, на земли круг белой, в кругу лев блакитной, на главе у лва венец царской черчетой, в когтях полаш, да на кругу 6 репьев розных цветов, над крутом крест белой, около круга по углам 4 травы розных цветов, да на полях по углам 4 репья, да посреде поль 4 звезды розных цветов. [315]

На третьем знамени земля черчетая, кругом земли поля блакитная, на земли круг желтой, в кругу птица гриф белая, у птицы крылье желтые, на главе венец царский желтой, в когтях полаш зеленой, на кругу две звезды да 4 репья розных цветов, на земли над кругом крест белой, да на земли ж около круга по углам 4 травы розметныя розных цветов, а на полях по углам 4 репья, да посреде поль 4 звезды розных же цветов.

На четвертом знамени земля желтая, кругом поля черчетые, на земли круг черчетой, в кругу коруна Полская черчетая, на кругу две звезды да 4 репья розных цветов, на земли над кругом крест белой, да на земли ж по углам около круга 4 травы розметныя розных цветов, на полях по углам 4 репья, да посреде поль 4 репья розных цветов.

На пятом знамени земля черчетая, кругом земли поля желтые, на земли круг блакитной, в кругу птица гриф желтая, у птицы крылье белые, на главе венец царский зеленой, в когтях у птицы полаш белой, на кругу 2 звезды да четыре репья розных цветов, на земле ж над кругом крест белой, да на земли ж по углам около круга 4 травы розметныя зеленыя, а на полях по углам 4 звезды, да посреде поль 4 репья розных же цветов.

На шестом знамени земля желтая, круг земли поля черчетыя, на земли круг тусинной, в кругу коруна Полская черчетая, на кругу две звезды да 4 репья розных цветов, на земли над кругом крест белой, да на земли ж по углам около круга четыре травы розметныя розных цветов, а на полях по углам 4 репья, да посреде поль 4 звезды розных цветов.

На седмом знамени земля желтая, кругом земли поля черчетая, на земли круг блакитной, в кругу индрак блакитной, на кругу 4 репьи, 2 звезды розных цветов, на земли над кругом крест белой, да на земле ж по углам около круга 4 травы тусинныя с ответми зелеными, а на полях по углам 4 репья, да посреде поль 4 звезды розных же цветов.

На осмом знамени земля желтая, кругом земли поля тусинная, на земли круг черчетой, в кругу индрак блакитной, на кругу 2 звезды да 4 репья розных цветов, на земли под кругом крест белой, на земле ж около круга по углам 4 травы розных цветов, на полях по углам 4 звезды, да посреде поль 4 репья розных же цветов ... »

ДАИ. Т. Х. № 33. С. 106-107. [316]

IV

1682 г. октября 20 — Купчая отставного стрельца полка стольника и полковника Семена Трофимовича Огибалова Анисима Егупьева сына Зяблицына на двор в Москве в Марьинской улице, проданный подполковнику московских стрельцов Григорию Максимовичу Рязанову

«Се аз столника и полковника Сеченова полку Трофимовича Огибалова отставной стрелец Анисим Егупьев сын Зяблицын, продал я, Анисим, двор свой в Марьинской улице со всем хоромным и дворовым строением подполковнику московских стрельцов Григорью Максимовичю Рязанову,

А на том моем дворе хоромные строенья: Горница черная на жилом подклете, против той горницы сени с чердаком. В нижних подклетных сенях чюлан дощатой, а в середних сенях два чюлана, забраны досками в косяк. А за сеньми погреб дубовой с напогребицею, на напогребице изба белая. Да на том же моем дворе, против той белой избы, другой погреб дубовой же с напогребицею, а на напогребице сушила.

А кругом того того (!) моего двора городьба — забор шесть прясел, да ворота большия об одном щиту с калиткою. Да на том же дворе па заборе на двух пряслах покрыто драто на один скат.

А мерою того моего двора и с огородом длиннику и поперешнику по старым межам и по писцовым книгам, как владел тем двором Новгородцкой сотни Иван Клементьев.

Да в том моем огороде яблоней всяких розных сорок три дерева. А огорожен тот сад частоколом, да три прясла забору.

А в межех тот мой двор — по правую сторону двор Новгоротцкой сотни Дмитрея Остафьева, а по другую сторону двор капитана московских стрельцов Тимофея Воронова.

А взял я у него, Григорья Максимовича, за тот свой двор со всяким дворовым и хо//(Л.32)ромным и огородным вышеписанным строеньем, с садом, пятьдесят рублев денег.

А тот мой двор и со всяким вышеписанным строеньем наперед сего кроме ево, Григорья Максимовича, иному никому не продан, и не заложен, и не в какия крепости не укреплен.

А будет хто в тот мой двор у него, Григорья Максимовича, учнет вступатца по каким-нибудь крепостям или бес крепостей, и мне, Анисиму, ево, Григорья Максимовича, в том дворе ото всяких своих крепостей очищать и убытка никакова не доставлять. А будет моим, Анисимовым, каким неочищением ему, Григорью Максимовичю, какия убытки учинятца, и ему, Григорью Максимовичю, взять на мне, Анисиме, убытки свои и проторы все сполна по своей скаске. И тому двору и со всяким вышеписанным дворовым и хоромным и огродным строеньем очистка ж вся сполна. [317]

А на то послуси: Степан Орлов, Михаила Феоктистов.

А дворовую купчую писал Ивановской площади подьячей Федка Бугаков лета 7191-го году октября в 20 день».

На Л. 31 об. и 32 об. рукоприкладства: «К сей купчей церкви Благовещения Пресвятыя Богородицы что за Тверскими вороты поп Ефтихий вместо продавца прихожанина своего Анисима Егупьева, что он двор свой продал и деньги взял пятдесят рублев все сполна, по ево велению руку приложил.

Послух Стенка руку приложил.

Послух Мишка руку приложил».

На Л. 31 об. помета XVIII в.: «Смотрела, к Тимашеву делу негодна».

ГИМ ОПИ, Ф. 440 (Коллекция И. Е. Забелина), Оп. 2, № 34, Лл. 31-32.

V

1688 г. июля 20 — Память указная [из Стрелецкого приказа] подполковнику московских стрельцов стольнику Тихону Христофоровичу Гундертмарку о сопровождении со стрельцами 21 мая иконы Иоанна Предтечи во время крестного хода из Московского Ивановского монастыря в Кремлевский успенский собор и обратно

«196-го мая в 20 (Выделенные даты, слова и личные имена в тексте оригинала вписаны на оставленные чистые места В фамилии «Гундермарк» обе буквы «р» выносные) день по указу великих государей и великий князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича и великой государыни балаговерной царевны и великие княжны Софии Алексеевны всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцев столнику и подполковнику Тихону Христофоровичю Гундермарку (!) — утре майя в 21 день итить тебе в Ывановской монастыр и встретить образ Иоанна Предтеча и проводить в Соборную и Апостольскую церковь Успения Пресвятые Богородицы благочинно. А с собою взять Семенова полку Капустина стрельцов десять человек з батошки.

А как той образ после молебного пения из Соборные церкви понесут или ис ходу с путя отпустят, и тебе той образ проводить также благочинно, как и встречал. А стрельцом быть тем же».

На Л. 1 об. Пометы: 1) скорописью кон. XVII в.: «Александра Давин (Дявин?)»; 2) почерком XIX в.: «О привозе иконы 1688 года».

Лист форматом в половину столбца (16,4x17) был сложен в полосу около 2 см.

ОР РГБ, Ф. 67 (Коллекция Я. П. Гарелина), Картон 21, № 66, Л. 1. [318]

IV

После 1696 г. января 1 — Роспись вооружения и снаряжения, необходимаго для стрелецкого полка полковника Тихона Христофоровича Гундертмарка

(Датировано на основании упоминания «великого государя», т.е. после смерти царя Ивана Алексеевича, а также по помете XIX в.)

«/Л. 1/ Роспись, что надобно в полк полковника Тихона Христофорова с[ына] Гундертмарка.

В тот полк надобно священник и церковная утварь (Приписано между строк другим почерком).

12 знамен с чехлами.

25 барабанов с тесьмами.

908 мушкетов з багинеты с сумы, и с лядунки, и с ремнями, и с перевязьми. А будет багинеты отставить, вместо их надобно 908 (Написано по стертому) копей.

Полковой намет (?).

200 лопаток железных.

100 заступов железных.

40 мотык (!).

40 кирок.

3 лома.

4 телеги с палубами запасны, тем телегам 8 лошадей, к ним 4 хомута, 4 припряжи, 4 седла с потники.

8 узд.

2 топора болших, что свинец рубят.

40 топоров.

6 фурм.

24 косы.

4 рогожи рядных.

12 труб железных, что носят фетиль.

4 фляги на дегодь.

4 юфти сыромятных кож.

4 клепика сапожных.

6 шил.

2 коната болших, первозных (Написано (приписано?) в той же строке, что и предыдущая статья).

4 спуска возжей.

4 пилы терть дерево.

4 пилы терть железо. //

/Л. 2/ 6 буравов малых.

6 буравов больших.

12 долот больших и малых.

12 скобелей. [319]

12 напарей.

12 отрезов.

12 просеков.

12 пазников.

Снасть кузнечная со всяким железным заводом.

Точило кирюки (?).

3 щупа.

400 аршин холсту.

30 пуд железа.

12 кож сырых.

800 кремней.

64 юфти барабанных кож боевых, да подструнных тож число, да струн 64 пучка.

12 спусков к барабанам возжей.

2 юфти сыромятные кожи на бунты (!).

Бочка смол, бочка дехтю.

Пищая полатка.

6 стоп пищей бумаги.

2 фонаря.

Да до указанного места для пороху надобно по 2 фунта человеку пороху, свинцу тож число. //

/Л. 3/ И в тот полк о пушках, и к тем пушкам о ядрах, и о пороху, и под те пушки и под припас о подъемных лошадях, и о санях, и о телегах, и о шорах, и о хомутах, и о припрежах, и о седлах, и о волоках, и о уздах, и о колезных запасех, и на те припасы сани и телеги, и о ценовках, и о веревках, и о возжах, и о хрептугах, и о корму тех подъемных лошадям, и о пенке, что великий государь укажет».

На обороте по сставам л. 1 — 2 и в конце текста на л. 3 скрепа: «Тихон Гундертмарк». По сставам л. 2-3 неразборчивое слово другим пером (?),

Пометы XIX в,: вверху л. 1: «1682 (зачеркнуто)»; вверху на л. 1 об.: «1697 года».

ОР РГБ, Ф. 67 (Коллекция Я. П. Гарелина), Картон 21, №71, Лл. 1-3.

Текст воспроизведен по изданию: Стрельцы московские. Гос. публ. ист. библиотека России. М. 2004

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.