Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПЕТЕР АНТОНИН ЛОФЕЛЬДТ

КРАТКИЕ СВЕДЕНИЯ О РУССКОЙ ТОРГОВЛЕ

ГЕОГРАФИЯ РУССКОГО РЫНКА СЕРЕДИНЫ XVII В. ПО СВЕДЕНИЯМ ШВЕДСКОГО ЧИНОВНИКА П. ЛОФЕЛЬДТА

В Государственном архиве Швеции в Стокгольме сохранилось несколько сочинений середины XVII в. шведских чиновников, содержащих обзоры состояния экономики России, русской внутренней и внешней торговли. Наиболее известны из них давно опубликованные сочинения И. Родеса [3] и Кильбургера [4]. Недавно изданы хранящиеся там же сочинения Ф. Крузенштерна [10]; И. Петтер-Лилиенгофа [10] и П. А. Лофельдта.

Составление этих сочинений было вызвано следующими обстоятельствами.

До начала XVII в. основная часть торговли России со странами Западной Европы проходила через Балтийское море, через устье р. Невы и торговые города Восточной Прибалтики. Лишь в середине XVI в. возникло второе географическое направление русской внешней торговли — через северные моря и построенный в 1584 г. г. Архангельск. В начале XVII в. Швеция захватила берега Невы и по Столбовскому миру 1617 г. полностью отрезала Россию от Балтийского моря, рассчитывая взять основную часть русской внешней торговли под свой контроль; за 1561-1621 гг. под власть Швеции перешли и главные портовые города Восточной Прибалтики — Таллин, Нарва, Рига, через которые также проходила внешняя торговля России. Но расчеты правящих кругов Швеции не оправдались — после Столбовского мира 1617 г. основное направление внешней торговли России с Западом было перенесено на северные моря, большая часть русской внешней торговли стала производиться не через подвластное Швеции побережье Балтики, а через принадлежавшей России Архангельск [7, 9]. В середине XVII в. в шведских владениях возникла идея: добиться возвращения основного направления русской внешней торговли из Архангельска на Балтийское море, в подвластные Швеции порты балтийского побережья, чтобы Шведское государство могло получать доход от таможенного обложения русской торговли, а [50] купечество прибалтийских городов — посредническую прибыль от перепродажи русских и западноевропейских товаров. В 1650-1670-х гг. шведскому правительству было подано несколько сочинений, в которых давалось детальное обоснование этой идеи; авторы сочинений ставили своей целью убедить правительство Швеции, сколь значительные выгоды государству и купечеству сулит возвращение русской внешней торговли из Архангельска в подвластные Шведскому государству порты балтийского побережья; авторы призывали правительство принять действенные меры, чтобы добиться изменения географического направления внешней торговли России [3; 4]. На основании этих материалов в исторической литературе сложилось мнение, что «архангельско-балтийский вопрос» — стремление перенести основную часть русской внешней торговли из Архангельска на Балтику — стал главной задачей внешней политики Швеции в отношении России [2; 3; 4; 5]. Здесь не место вступать в полемику с данным мнением, отметим лишь, что шведское правительство в своих отношениях с Россией не предпринимало серьезных шагов по вопросу о перенесении торговли [8]. Но значительный интерес к этой проблеме действительно проявлялся, о чем свидетельствуют сохранившиеся в Государственном архиве Швеции сочинения о русском рынке. Сочинения должны были показать правительству, сколь велики экономические ресурсы России, внешнюю торговлю которой авторы хотели поставить под шведский контроль. Для этого в сочинениях давалось подробное освещение экономики России, русского сельского хозяйства и промыслов, внутренней и внешней торговли. Авторы собрали весьма обширные сведения по своей теме, и поскольку в самой России подобных обзоров развития экономики страны ни в XVII в., ни ранее создано не было, сочинения, сохранившиеся в шведском архиве, дают нам единственную возможность рассматривать общее состояние российской экономики, географии внутренней и внешней торговли, сельского хозяйства, промыслов.

В настоящей статье будет рассмотрено одно из сочинений о русской торговле, принадлежавшее перу шведского чиновника Петера Антонина Лофельдта. Сочинение это было обнаружено в наши дни в Стокгольском архиве и было издано в подлиннике в 1978 г. в Стокгольме, но в русском переводе еще не публиковалось. По имеющимся данным, П. Лофельдт в 1644-1647 гг. был шведским резидентом (официальным дипломатическим и торговым представителем шведского правительства) в Москве и собрал богатые сведения об экономике России. В Стокгольмском архиве сохранились обширные донесения Лофельдта своему правительству (общим объемом около 100 страниц), содержащие материалы по многим вопросам взаимоотношений [51] России и Швеции (обзор бумаг Лофельдта [1]; в числе донесений — сочинение с обзором состояния русского рынка, которое (в его основной части) исследуется и приводится в русском переводе в настоящей статье.

Рассматриваемое нами сочинение Лофельдта о русской торговле не датировано; поскольку в тексте содержится упоминание «войны, начавшейся в 1656 г.», сочинение явно написано после 1656 г., но очевидно — до окончания русско-шведской войны 1656-1661 гг., ибо автор знает дату начала войны, но еще не знает даты заключения мира. Скорее всего, потребность в написании подобного сочинения возникла после начала шведско-русских переговоров о перемирии в 1658 г. и о заключении мира — в 1659-61 гг., когда настало время думать о путях дальнейшего развития торговли с Россией. Следовательно, сочинение Лофельдта — второе по времени написания после сочинения Родеса, написанного в 1653 г. [3].

Весьма важно установить, откуда Лофельдт брал свои весьма богатые сведения об экономике России; прежде всего, пользовался ли он сведениями, уже ранее собранными шведским резидентом в Москве в 1650-55 гг. Родесом. В те времена использование кем-то уже ранее подготовленных письменных материалов (даже дословное заимствование) не считалось плагиатом, считалось вполне допустимым. Однако при проведенном нами сравнении текстов сочинений Родеса и Лофельдта не обнаружилось текстуальных заимствований или сходства в расположении материалов; скорее всего, Лофельдт не видел сочинения Родеса (хранившегося тогда в архиве королевской канцелярии) и свои сведения собрал самостоятельно. Имеется определенное сходство в объеме излагаемого материала, в его освещении, в номенклатуре товаров русского ввоза и вывоза, но это сходство — лишь в общих чертах, и объяснимо тем, что оба автора, по-видимому, в значительной мере черпали свои данные из одинаковых источников — из сведений, собранных в Москве, а также — из сведений, имевшихся у прибалтийско-немецких купцов Нарвы, Ревеля, Риги, накопившихся в результате многих десятилетий торговли прибалтийских городов.

Как известно, в эпоху феодализма преобладало натуральное хозяйство, значительная часть производимой продукции не превращалась в товар, не шла на рынок, а потреблялась самими производителями-крестьянами или их господами-феодалами; лишь часть продукции превращалась в товар и шла на рынок. В России основным продуктом, производимым миллионами русских крестьян, был зерновой хлеб; однако он лишь в какой-то своей части попадал на внутренний рынок и лишь иногда по особым разрешениям правительства — на внешний рынок. В значительной степени не превращались в товар и некоторые другие продукты сельского хозяйства и промыслов. Все это Лофельдта не интересует, сведений о нетоварной части продукции русской [52] экономики у него нет (да и не может быть, поскольку у его информаторов, прибалтийско-немецких купцов, могут быть сведения лишь о товарах, поступающих на рынок). Лофельдт описывает не экономику России в целом, а лишь товарное производство, русский рынок. Но эти сведения достаточно богаты и многосторонни.

Свое сочинение Лофельдт начинает с перечня товаров, производимых в России; перечень дается в зависимости от ценности товаров, на первом месте — самые дорогие товары — меха, на последнем месте — самый дешевый товар, лишь изредка по разрешению правительства допускаемый к вывозу за рубеж — зерновой хлеб. Затем для каждого товара указывается, в каких местностях России он производится и по каким путям вывозится за рубеж. Далее даются сведения, какие товары и из каких стран ввозятся в Россию. При этом указываются основные пути внешней торговли: наиболее важный, ведущий из России через Архангельск и северные моря в Англию, Голландию, Францию и германский портовый город Гамбург; второй по значению, ведущий через Новгород и Псков и через города шведских прибалтийских владений (Нарву, Ревель, Ригу, Пернов, Ниеншанц) и далее через Балтийское море в Германию, Швецию и другие западные страны; есть, кроме того, путь на Запад по суше через Литву и Польшу; указываются для некоторых товаров и торговые пути на Ближний Восток, через Черное море в Турцию и по р. Волге и через Астрахань и Каспийское мoре в Персию.

Особенно ценны приводимые Лофельдтом географические сведения о местах производства различных русских товаров.

Самый ценный товар, пушнина, добывается главным образом в областях на северо-востоке России и в Сибири; наибольшую ценность имеют соболя. Менее ценные меха куниц, рысей, лис, горностаев, белок, волков, бурых медведей, выдр, бобров и норок добывались в Сибири, на северо-востоке Европейской России, в землях бывшего Казанского царства, в Нижегородском уезде, в землях черемисов и мордвы, в Псковской и Новгородской областях. Меха черных лис добывались на севере европейской России, включая Кольский п-ов и северную Карелию; меха белых лис и белых медведей привозились из самоедской (ненецкой) тундры и из района Новой Земли.

Кожи крупного рогатого скота производились во внутренних областях России и в Поволжье от Ярославля до Астрахани; из них вырабатывались высшие сорта выделанных кож — красная и белая юфть — в Нижнем Новгороде, Москве, Ярославле, Новгороде и Пскове: нижнее и среднее Поволжье от Астрахани до Нижнего Новгорода, а также Новгородская и Псковская земли поставляли на экспорт и невыделанные засоленные кожи. [53]

Вяленое мясо и свиное сало для вывоза в шведские владения производились в пограничных Новгородском и Псковском уездах. Топленое сало изготовлялось в Поволжье от Астрахани до Нижнего Новгорода, в Новгородском и Псковском уездах и в Подвинье. Воск производился в Поволжье. Мыло варили в Ярославле, Новгороде и Пскове, а также в уездах. Смолу, курили в каргопольских лесах и в лесах Подвинья, в Холмогорах она большей частью перерабатывалась в корабельную смолу.

Икра вырабатывалась в районе Астрахани, где в низовьях Волги и других рек, впадающих в Каспийское море, вылавливались содержащие икру осетры и белуги.

«Рыбий зуб» — моржовые клыки — добывались в Ледовитом океане самоедами (ненцами). Ворвань (тюлений и китовый жир) добывались главным образом также самоедами в Ледовитом океане, а также поморами в Белом море.

Лен и льняное семя производились в Поволжье у Казани, Нижнего Новгорода, Костромы, Ярославля, а также под Псковом и в Сумерской волости (севернее Пскова). Большая часть льна перерабатывалась в пряжу, из которой изготовлялись льняные ткани (крашенина и др.). Конопля производилась во многих местах в России, из нее изготовлялась пенька; лучшая пенька изготовлялась в районе Вязьмы. Часть пеньки перерабатывалась иностранцами в Архангельске в корабельные снасти.

Во многих местах в России, в частности — в Новгородской и Псковской землях изготовляли из овечьей шерсти грубые сукна: лучшие сукна производились в Ярославле. Из шерсти изготовляли также войлоки для постелей и для саней (почти целиком для внутреннего употребления, очень мало — для вывоза).

В России в различных местах из болотных руд добывалось железо, из которого изготовлялись пушки, ядра, котлы и т. д. Лофельдт упоминает также устроенные в 1630-х гг. в 32 милях от Москвы иностранцами железные заводы, где изготовлялись крупные и мелкие изделия (подразумеваются Тульские и Каширские заводы).

В степи под Астраханью имелись водоемы, содержащие соль, там она выпаривалась солнцем и добывалась для нужд населения Поволжья. Соль добывалась также на Соловецких о-вах и в Новгородской области (подразумеваются солеварни в Старой Руссе). Вся эта соль низкого качества. Россия была вынуждена ввозить высококачественную соль из Испании.

Селитра добывалась вдоль белорусской границы, но она в основном поступала в казну и почти не шла на продажу.

В стране бывали большие урожаи зернового хлеба (рожь, просо, гречиха и др.), но правительством лишь изредка давалось разрешение на его вывоз. [54]

Очень ценны сообщаемые Лофельдтом сведения, по каким путям и направлениям вывозились из России за рубеж перечисленные им товары.

Наиболее ценная пушнина, особенно соболя, в значительной своей части поступала из Сибири в царскую казну в Москву, где частично оставлялась для правительственных нужд, частично отправлялась через Ярославль и Вологду в Архангельск для вывоза за море. Другая часть пушнины, добывавшаяся на северо-востоке европейской России, вывозилась через Устюг по Северной Двине прямо в Архангельск. Из Архангельска меха вывозились на кораблях (иноземных) в Англию, Голландию и крупнейший германский порт на атлантическом побережье — Гамбург. Из Москвы часть пушнины вывозилась также в порты Балтийского моря, Ригу и Ревель и по суше через Смоленск в Польшу для продажи в этой стране и для вывоза за море через Данциг. Меха вывозились также в Турцию и по Волге через Астрахань и Каспийское море в Персию. Меха рысей, лис и волков в значительной мере вывозились в Польшу. Бобровые меха в основном использовались в России, излишек их вывозился (через Архангельск) в Англию, Францию и Голландию. Меха куниц вывозились в Польшу и Ливонию.

Невыделанные лосиные и козлиные шкуры вывозились по двум направлениям: через Архангельск в Англию и Гамбург, а также через подвластные Швеции прибалтийские портовые города в Германию, где перерабатывались в высококачественные сорта кож — замшу, кордуан, и в этом виде частично привозились обратно в Прибалтику для продажи местному населению. Высшие сорта кож крупного рогатого скота — юфти — вывозились и через Архангельск в Англию и Голландию, и через прибалтийские порты Ригу, Пернов, Ревель, Ниеншанц в Стокгольм и далее на Запад. Невыделанные кожи крупного рогатого скота в засоленном виде тоже вывозились по двум направлениям — из Поволжья через Ярославль и Вологду в Архангельск и из Новгородского и Псковского уездов в торговые города шведской Прибалтики.

Вяленое мясо и свиное сало продавались за рубеж только по одному направлению — из Новгородского и Псковского уездов в Нарву и Стокгольм; видимо, эти товары не выдерживали длительной транспортировки через Архангельск (и были особенно нужны растущему городскому населению Нарвы и Стокгольма, не получавшим достаточного количества съестных припасов из окрестных местностей).

Топленое сало вывозилось по двум направлениям — через Архангельск в Англию и Голландию, и через Новгород и Псков в Нарву и частично в Ревель (для дальнейшего вывоза на Запад). Воск в основном экспортировался через Архангельск, в небольшой мере через Прибалтику. Мыло отправлялось только [55] по балтийскому направлению для нужд населения Прибалтики и Стокгольма.

Поташ вывозился по воде в Нарву и Ниеншанц (для дальнейшей отправки па Запад). Смола экспортировалась из Архангельска.

Икра из Нижнего Поволжья по волжскому пути доставлялась в Архангельск и оттуда английскими и голландскими купцами перевозилась и продавалась в католические страны (Лофельдт, выросший в лютеранской стране, где в соответствии с учением Лютера не признавались посты, объясняет спрос на икру в католических странах тем, что там нужна была на время постов питательная постная пища.). По другим источникам [6] известно, что основным потребителем русской икры в Западной Европе XVI-XVII вв. почему-то была Италия, куда этот товар доставлялся через огромные расстояния от Астрахани до Архангельска и от Архангельска до Средиземного моря.

«Рыбий зуб» — моржовые клыки — вывозились в Турцию и Персию, где моржовая кость использовалась для замены более дорогой слоновой кости. Ворвань вывозилась из Архангельска (видимо — в Англию и Нидерланды).

Лен и льняное семя вывозились и через Архангельск в Англию и Голландию, и через балтийские порты Ригу, Пернов, Ревель и особенно Нарву. Льняные ткани и грубые сукна вывозились в Стокгольм и в Прибалтику для продажи местному населению. Пенька вывозилась и через Архангельск, и через прибалтийские порты.

Лофельдт дал также ценные сведения о географии русского ввоза.

Из Англии, Голландии и Гамбурга через Архангельск ввозились в основном дорогие товары, предметы роскоши — дорогие сукна и ткани, ювелирные изделия, весовое золото и серебро; из Англии также колониальные товары (сахар, пряности, бразильское дерево), олово и свинец; из Гамбурга — также и более дешевые товары промышленного изготовления (бумазея и др.). Через Архангельск ввозились французские и германские товары: ремесленные изделия, дорогие и дешевые вина (из Франции, Испании, рейнской Германии), огнестрельное оружие.

Из Любека и других городов западного побережья Балтийского моря через Ригу, Пернов, Ревель, Нарву и Ниеншанц ввозились в Новгород и Псков вина, серебро и золото и изделия из них, простые сукна и, что особенно важно — серебряная монета (талеры и испанские реалы). Из Швеции через те же прибалтийские города ввозились медь и железо и изготовленная из них проволока. [56]

Поступали товары и из восточных стран. Из Персии черeз Каспийское море и Астрахань привозились в Россию шелк-сырец, шелковые ткани и нитки, а также хлопчатобумажные ткани, ладан, индиго (синька). Из Средней Азии через Астрахань — индийские шелковые нитки, ревень.

В сочинении Лофельдта дано достаточно полное освещение географии русского товарного производства и русского рынка в середине XVII в.

Ниже приводим перевод сочинения Лофельдта, подготовленный И. Э. Клейненбергом. [57]


Краткие сведения о русской торговле

Если кто хочет быть осведомленным о русской торговле, то в первую очередь он должен знать: 1) какие товары (имеются) в России, из каких областей («Провинциями» автор называет административные и географические области и территории, входящие и состав Русского государства.) они происходят («Фаллен» — доел, «падать» в данном тексте употребляется в смыслах «производиться», «родиться», «иметься» при указаниях на место происхождения того или иного товара.) и могут быть вывезены; 2) что ввозится туда в свою очередь из других королевств и стран; 3) какие существуют препятствия этой торговле, из-за которых она может задерживаться и (временно) прекращаться («Студциг махен» — досл. «привести в тупик», «озадачить».), и каким путем эти препятствия могут быть устранены.

Товары, которые могут вывозиться из России, следующие: 1) во-первых, пушнина различных сортов, как-то соболя, соболиные брюшки, куницы, рыси, горностаи, белки; черные, белые и красные лисы, волчьи шкуры, шкуры белых и черных (Подразумеваются «бурые» медведи.) медведей, бобры, выдры, норки; правда, русские продают также подбои к шубам из кошачьего меха («Футтер» — доел, «подкладка» у предметов одежды, как товар в XVII в. — это сшитые из шкурок пушных зверей заготовки для подбоев к шубам, обозначавшиеся тогда русским термином «мех», «мешок».), но это не дикие кошки, а домашние; 2) во-вторых, различные шкуры крупного рогатого скота, козлов и коз, а также шкуры лосей; 3) в-третьих, красные и белые юфти, которые изготовляются из наиболее пригодных для этого шкур крупного рогатого скота; 4) в-четвертых, вяленое мясо, свиное сало, топленое говяжье сало, мыло, воск, поташ, деготь, смола, рыбий зуб, икра и ворвань; 5) в-пятых, лен, пенька, льняное и конопляное семя, крашенина разного цвета («Двеелк, двелд» совр. «цвиллих» — один из сортов холста; окрашенный в разные цвета холст, один из ходовых русских товаров XVII в., назывался «крашениной».), сделанные из их шерсти грубые сукна и войлоки; 6) в-шестых, слюда, железо, селитра, соль. Производились также за счет иноземных купцов (ибо великий князь ничего для этого не дает) поиски серебра и меди, но они не окупили себя; 7) в-седьмых, хлеб, как-то рожь, просо, гречиха, но их позволяют вывозить не постоянно, а только по специальному разрешению великого князя и в установленном количестве.

Сообщаем далее, какие примерно области в России дают вышеназначенные товары.

Во-первых, пушнина, среди которой самое дорогое это соболя, они добываются главным образом в областях и городах, [58] расположенных на северо-востоке и за рекою Обью, а также в Сибири, где также водится самая хорошая и мягкая белка. Поэтому почти вся поступающая из вышеназванных мест (пушнина) должна доставляться в Сибирь и таким образом в великокняжескую казну в Москву, кроме той, на которую гостям великого князя, иначе говоря, купцам даются разрешения («Асигнатионен» — «письменные документы для получения денег (ассигновки)», в данном случае документы на право получения определенных партий пушнины.) получить ее партиями на месте и по своему усмотрению развести по разным местам. (Часть этой пушнины) отправляется прямым путем через Устюг и Усолье, города, лежащие на реке Двине, в Архангельск, другая же из Москвы идет в Ярославль, Вологду и Архангельск. Из Архангельска она отправляется морским путем в Англию, Голландию, Гамбург и другие места. Кроме того, большие партии отправляются из Москвы в Ригу и Ревель, а также через Смоленск в Польшу и Данциг. Частично они идут в Турцию, а также вниз по Волге мимо Астрахани через Каспийское море в Персию, так как турки и персы считают меха самой изящной и легкой подкладкой (для своей одежды), и поэтому охотно их используют и делают это часто больше ради роскоши, чем из-за необходимости, так как они щеголяют в них как зиму, так и лето.

Куницы, рыси, красные, черные и скрещенные лисы, горностаи, белки, шкуры волков и черных медведей, выдры, бобры и норки добываются большей частью в тех областях России, где имеется лес и вода, как-то в Сибири, в местностях, расположенных на северо-востоке, в Казанском царстве и в окружающих его татарских местностях, под Нижним Новгородом, в землях черемисов и в Мордовии, также в Пскове и в большом Новгородском княжестве вдоль Двины до Архангельска.

Черных лис поставляют северные и северо-восточные земли, также и земля лопарей, которые живут до самой Колы и до границ шведской Лапландии. Эти (черные лисы) большей частью привозятся в Москву и используются русскими в большом количестве. Шкуры белых лис и медведей происходят большей частью из местностей, лежащих за Самоедией и Новой Землей. Шкуры белых медведей русские очень ценят, зимою расстилают их на своих санях и дают за одну шкуру, если она чисто белая, восемнадцать или даже двадцать риксдалеров.

Рыси, скрещенные лисы и хорошие белые волчьи шкуры идут в большом количестве в Польшу и используются там как подбой для шуб. Бобровым мехом русские оторачивают свою одежду снизу для украшения ее, женщины нашивают их на свои головные уборы, простой же народ берет для этого выдры и [59] норки, излишки вывозятся в другие страны, как Англию, Францию и Голландию, и (там) из бобрового волоса и шерсти делаются высококачественные касторовые шляпы.

Куницы и лисы используются русскими в очень большом количестве, они умеют из их брюшек и ланок делать изящные шубы и подбои, (куницы и лисы), кроме того, вывозятся в Польшу, Ливонию и другие места.

Горностаи и белки продаются также другим народам.

Упомянутые пушные товары, особенно, те, которые поступают из северных и северо-восточных областей, должны большей частью сдаваться в великокняжескую казну в Москве, как уже сообщалось выше.

Невыделанные шкуры лосей, козлов и коз отправляются в больших количествах в Архангельск и далее в Англию, Голландию и Гамбург. Кроме того, немалые партии этих шкур привозятся в Ригу, Пернов, Ревель и Нарву, но их в этих городах мало перерабатывают, и они невыделанными идут в Германию и оттуда к позору этих городов в виде замши и кордуана привозятся обратно и с прибылью в них продаются.

Кожи крупного рогатого скота сегодня в значительном количестве перерабатываются в красные и белые юфти в Нижнем Новгороде, в Москве, Ярославле, в Великом Новгороде и в Пскове и вывозятся в Архангельск, Ригу, Пернов, Ревель, Нарву, Ниеншанц и Стокгольм. Большие партии кож крупного рогатого скота засаливаются и в невыделанном виде везутся из Астрахани, Казани, Нижнего Новгорода вверх по Волге до Ярославля и оттуда сухим путем 50 миль в Вологду и вместе с теми, которые происходят из местностей вдоль Двины, в Архангельск и далее морским путем в другие страны.

Большая часть невыделанных шкур из Новгородского и Псковского княжеств, обычно, вывозятся в Ригу, Пернов, Ревель, Нарву, Ниеншанц.

Вяленое мясо и свиное сало в настоящее время вывозятся водным путем самими русскими из Новгорода и Пскова в Нарву и Стокгольм, так как не всегда разрешается вывозить из их страны такие продукты питания.

Топленое сало поступает большими партиями из Астрахани, Казани, Нижнего Новгорода и других областей, расположенных по Волге, в Ярославль, потом везется пятьдесят миль сухим путем в Вологду. Равным образом все, что поступает из Каргополя и из местностей, расположенных вдоль Двины, доставляется в Архангельск, а затем увозится англичанами и голландцами. Но то, что поступает из Новгородских и Псковских областей, обычно везется водным путем в Нарву и в небольшом количестве в Ревель. Вывоз из России пчелиного меда почти никогда не разрешен, потому что они из-за недостатка вина варят из него разного рода хмельные напитки и сами потребляют их. [60]

Воск большей частью везется по Волге в Ярославль и далее в Архангельск, в небольшом количестве его везут к шведской границе.

Поташ иногда производится в больших лесах и его перед войной, начавшейся в 1656 году, также отправляли водным путем в Нарву и Ниеншанц.

Мыло варят в Ярославле, в Великом Новгороде, Пскове и в других городах и его большей частью вывозят в Ливонию, а также в Стокгольм.

Смолу дают каргопольские и другие леса, расположенные по Двине, и она большей частью перерабатывается в Холмогорах в корабельную смолу («Teep» и «Пек» обозначают разные сорта «смолы» и «вара», кроме того, может обозначать и «деготь». В данном контексте это продукт дальнейшей переработки добываемой в лесах «смолы», который служит экспортным товаром, почему мы и сочли возможным перевести Печ, как «корабельная смола».), которая везется в Архангельск.

Икра поступает исключительно из Астрахани, так как в Каспийском море и в впадающих в него реках, как и в Волге ловятся осетры, и белые рыбы, (называемые) по-русски белугами; их семя или икра очищается, солится и затем помещается в бочки и прессуется (Глагол «щраубен» досл. «винтить», в данном контексте «прессовать», ср. соответствующее орудие — «винтовой пресс».). Белуга — жирная и вкусная рыба; когда она еще свежа, ее считают большим деликатесом, особенно ее брюшные части; иногда ловятся значительно более крупные белуги, чем осетры, у них не такая толстая или чешуйчатая кожа, как у осетров. Эту икру русские потребляют, когда она еще свежа, как отличный продукт питания, хорошо сдабривая ее луком, уксусом и перцем. Засоленная икра отправляется вверх по Волге в Ярославль, а оттуда сухим путем в Вологду и далее в Архангельск и вывозится большей частью англичанами и голландцами в католические страны, где ее едят во время постов.

Рыбий зуб (происходит) от моржей; это морское животное ловится самоедами, имеет два крупных зуба, длиной в четыре пяди; их скупают турки и персы и используют по причине их особенной белизны, вместо слоновой кости, для изготовления рукоятей ножей. Самоеды привозят этот (рыбий зуб) в русские города, также и в Архангельск.

Ворвань большей частью привозится самоедами в Архангельск, потому что в Белом море, а также в море у самоедов ловится много тюленей, китов, а также других морских животных, из которых самоеды умеют вываривать ворвань; она из Архангельска вывозится иноземными судами. [61]

Бобровая струя имеется иногда в Москве, однако бухарцы и другие живущие за рекой Яик татары привозят ее также в Архангельск, Астрахань и Москву, много ее идет также в Персию.

Лен и льняное семя имеется в значительном количестве в Казани и вокруг нее, в Нижнем Новгороде, Костроме и других областях, до Ярославля, они сухим путем везутся в Вологду и далее в Архангельск, как было выше сказано, и оттуда вывозятся морским путем англичанами и голландцами. Также вокруг Пскова и в Сомерских волостях растет много льна, его вывозят в Ригу, Пернов и Ревель, большую же часть в Нарву.

Большая часть этого льна перерабатывается в России в пряжу, из которой ткут крашенину разного цвета и другие виды льняных тканей, которые вывозятся в Стокгольм и Ливонию.

Конопля растет также во многих местах России, ее везут в Архангельск, хотя до сих пор лучшая чистая пенька происходит из Вяземской округи, и ее зимой везут сухим путем частично в Витебск, а весной оттуда вниз по Двине в Ригу. Временами по причине недоброжелательного отношения к Швеции ее с большими накладными расходами зимой везут сухим путем к Москве-реке, Оке и Волге и по ним в Ярославль, затем 50 миль опять сухим путем в Вологду и оттуда на судах по Двине в Архангельск. Теперь русские начинают сеять коноплю также в Псковской земле и других областях, эта конопля, как говорят, довольно хороша. Небольшое количество пеньки перерабатывается иноземцами в Архангельске в судовые снасти и такелаж, которые вывозятся.

Повсюду в России изготавливают из собственной овечьей шерсти грубые сукна для простого народа; то сукно, которое ткется в Ярославле, считают наилучшим. Псковичи и новгородцы вывозят его вместе с тем, которое выработано у них, в Ригу, Пернов, Ревель, Нарву и Ниеншанц, а также в Стокгольм. Равным образом из шерсти изготавливают много войлоков для постелей, красивые разноцветные войлоки для саней, которыми русские зимой покрывают свои сани, оберегая себя под ними от снега, дождя и другой непогоды, однако эти войлоки мало вывозятся из страны, так как в других местах в их употреблении нет особой нужды.

В России имеется также железо. Во-первых, они добывают из некоторых больших болот красноватый песок, который обрабатывают и обжигают, получая из него железо, однако последнее идет большей частью на изготовление крупных изделий, как пушки, ядра, котлы и тому подобное. Около 20 лет тому назад примерно в 32 милях от города Москвы иноземцы нашли месторождение железной руды и там ковали и отливали не только крупные изделия, но и сделали (добываемое там железо) пригодным (для изготовления) мелких предметов.

Соль находится в разных местах, как например, в большой [62] степи под Астраханью, где она в соляных бассейнах выпаривается солнцем, так что она имеет хороший запах и вкус; оттуда ее забирают и вывозят; население, живущее на берегах Волги, пользуется ею. Также на Соловецких островах, которые расположены в 8-9 милях от Архангельского порта в Белом море, и в Новгородских областях на худой конец имеется соль, однако она недостаточно солона и не слишком пригодна, чтобы солить и сохранять ею продукты питания. В Псков же привозится из Риги, Пернова, Ревеля и Нарвы большое количество испанской соли, чтобы солить и сохранять ею рыбу и мясо, так как Чудское озеро и Пскова-река богаты рыбой, а кроме того, там развито скотоводство.

Селитра находится вдоль Белорусской границы, но не каждому разрешается торговать ею, так как великий князь ее всю принимает в свою казну, и если кто хочет ее купить, то назначают на нее такие высокие цены, что только немногие имеют желание торговать ею, поэтому великий князь сохраняет эту селитру для себя одного.

Большой урожай бывает в землях великого князя на разные хлеба, однако, как правило, не разрешено их вывозить в другие страны, и если даже кто-нибудь с большим трудом и расходами доведет дело до того, что он получит разрешение вывезти (хлеб), то все же одновременно устанавливается количество вывозимого хлеба, которое он не имеет права превысить. Обычно дают разрешение на вывоз ржи, проса и гречихи.

2. Во-вторых, что касается товаров, которые ввозятся в Россию из зарубежных стран, то это в основном следующие:

Из Англии поступают сукна разного цвета, которые особым способом делаются легкими, чтобы они не были слишком тяжелыми для долгополой русской одежды; далее фиолетовый, темно-синий и других цветов камлот, изготовленная также из шерсти ткань, итальянский бархат, атлас, камка, тафта, золотая и серебряная парча, английские и нидерландские обойные ткани («Тапетен» может быть и «ковры».), кроме того, ювелирные изделия, жемчуг, серебряная посуда, весовое золото и серебро, олово, свинец, сахар и пряности, бразильское дерево и т. д.

Из Голландии как через Архангельск, так и через Лифляндию ввозятся различные итальянские шелка и шелковая одежда, изготовленная также в Италии, бархат, атлас, камка, тафта, золотая и серебряная парча, также шелковая ткань, богато расшитая (Значение слова «ангешеймендес», употреблено как определение к «сейден цеузк» — «шелковая ткань», неясно.) (узором) из цветов; далее позументы как высшего сорта, так и простые, атлас из Брюгге, камка, большей частью цветная и с узором из цветов; далее тонкие полотна и постельное белье, также сукно, изготовленное в Голландии из шерсти [63] английским способом; далее ювелирные изделия, жемчуг, серебряная посуда, весовое золото и серебро, также мишура, имитирующая рюсельскую («Брюссельскую» (?), тогда речь идет о плетеных из мишурной проволоки кружевах.) работу, и (мишурная) проволока. Далее разные французские и нюрнбергские товары, как например, маленькие часы, бритвы, инструмент для цирюльников, зеркала и тому подобное; далее значительные партии испанских н французских вин, рейнское вино в несколько меньшем количестве и только для знатных людей и гурманов; много красных французских вин любого качества, так как русские употребляют их при своем богослужении; далее сахар и сласти, пряности. Часто упомянутые предметы и товары дешевле купить в городе Москве, чем в шведских городах, потому что их ввозят в больших количествах и в Архангельске с них берется лишь незначительная пошлина, а подводы (Автор пользуется русским словом «подводы», придавая ему широкий смысл — «привоз любыми средствами сообщения».), иначе говоря, провоз по воде и суше очень дешевы.

Далее (ввозится) вооружение: мушкеты, пистолеты, карабины и принадлежности к ним; далее бразильское дерево, которое расходуется не только у них, но также отправляется дальше в Персию.

Из Гамбурга привозятся в Архангельск почти те же самые товары, как и из Англии и Голландии, только исключительно много бумазеи и других общедоступных (товаров).

Из Любека и других городов, расположенных на Балтийском море, ввозят через Ригу, Пернов, Ревель, Нарву и Ниен в Новгород и Псков вина, весовое серебро и золото, жемчуг, серебряную посуду, ювелирные изделия, позументы и т. д., далее значительное количество простых силезских и марксских сукон и, что самое главное, из вышеназванных городов ввозят большие суммы хороших риксдалеров и испанских реалов, из которых великий князь с большой прибылью чеканит свою мелкую монету, как далее будет изложено.

Из Швеции идут медь и железо, медная, латунная и железная проволока.

Из Персии поступают различные ткани из персидского шелка, расшитые золотом и серебром, как-то атлас, тобин, тафта; далее бархат и индийская и китайская шелковая ткань.

Далее шелк-сырец, а также сприт (Современный термин для обозначения аналогичного товара «мулине» (сученые, но не крученые нити разного цвета для вышивания).), иначе говоря, сученый шелк (для вышивания), так как русские очень ценят вышитые (шелком) льняную одежду и другие предметы. Конечно, из Персии можно было бы с большим удобством и небольшими расходами привозить в Россию значительно большее количество [64] шелка, если бы эта торговля была объявлена свободной. Но англичане, как и голландцы не слишком этого добиваются, считая что они, надежнее и с меньшими затруднениями могут вывозить персидский шелк из Смирны, Алеппо, даже из Ормуза, из находящихся в Индии Сурата и Бенгалии, чем через Москву, так как право торговли шелком и другими персидскими товарами исключительно принадлежит великому князю, и последний поэтому может повышать (на них цены), как ему заблагорассудится. Действительно, ничто так не препятствует торговле, как отказ ей в свободе. Кроме того, привозятся в Россию различные пестрые покрывала, сделанные из хлопчатобумажной ткани, далее тонкие полотна и изготовленные из них вещи, далее камлоты, сафьян, ладан для использования при русском богослужении, также индиго и другие дорогие краски.

Бухарцы и другие татары, живущие восточнее Каспийского моря, привозят как в Астрахань, так и в Москву бобровую струю, ревень, а также немного индийского сученого шелка (для вышивания), иначе говоря, спритового шелка... (Далее автор излагает свои предложения шведскому правительству о практических мерах, которые могут быть предприняты для перенесения главного направления русской торговли из Архангельска на Балтийское море.).


ЛИТЕРАТУРА

1. Возгрин В. Е. Источники по русско-скандинавским отношениям XVI-XVIII веков. — В кн.: «Рукописные источники по истории Западной Европы в архиве Ленинградского отделения Института истории СССР. Л., 1982. с. 133-136.

2. Курц Б. Г. Донесения Родеса и архангельско-балтийский вопрос в половине XVII в. — Журнал Министерства народного просвещения, 1912, март, с. 72-105.

3. Курц Б. Г. Состояние России в 1650 -1655 гг. по донесениям Родеса. М., 1915, с. 143-207.

4. Курц Б. Г. Сочинение Кильбургера о русской торговле в царствование Алексея Михайловича. Киев, 1915, с. 85-212.

5. Форстен Г. В. Сношения Швеции и России во второй половине XVII в. — Журнал Министерства народного просвещения, 1898, февраль, с. 212, 213, 234-237; апрель, с. 232; май, с. 101; июнь, с. 325-327, 330, 347; 1899 июнь, с. 286, 292, 294, 296

6. Шаркова И. С. Россия и Италия: торговые отношения XV- первой четверти XVIII в. Л., 1981, с. 50-53, 56, 64, 73, 75-79.

7. Шаскольский И. П. Столбовский мир 1617 г. и торговые отношения России с Шведским государством. М-Л., 1964, 218 с.

8. Шаскольский И. II. Столбовский мир 1617 г. и торговые отношения России со Шведским государством в первой половине XVII в. Л., 1965, с. 32, 33.

9. Шаскольский И. П. Торговля России с Прибалтикой и Западной Европой в XVII в. В кн.: «Экономические связи Прибалтики с Россией». Рига, 1968, с. 59-74.

10. Экономические связи между Россией и Швецией в XVII в. Переводы документов. М., 1981, документы № 22, 39.


Текст воспроизведен по изданию: География русского рынка середины XVII в. по сведениям шведского чиновника П. Лофельдта // География России XV-XVIII вв. (по сведениям иностранцев). Л. 1984

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.