Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

О ПЕРВОМ УПОМИНАНИИ СЛОВА МЕЩАНИН
ПИСЬМО К РЕДАКТОРУ ИЗ ШУИ

С живейшим удовольствием имею честь представить вам три подлинные письма, известных в историческом мире особ. Два из них Графа Петра Ивановича Шувалова, писанные к Ярославскому воеводе в Шубину, а последнее Графа Михаила Михайловича Сперанского — к зятю его, протоиерею села Черкутина, М. Ф. Третьякову. Жалею, что другое письмо Графа, к его же зятю, бывшее у меня в руках, не могло попасть ко мне. Оно было писано в достопамятный 1812 год, из Нижнего-Новгорода, вероятно в то время, когда Французы, занявши Москву, покушались приблизиться с одним из своих отрядов к г. Покрову. Между тем слухи о приближении дошли и до Черкутина, которое находится недалеко от Покрова, а как, по Русской пословице у страха глаза велики, то Протоиерей О. Третьяков, опасаясь незваных гостей, решился удалиться из своего села и от своей паствы, и испрашивал на то совета Михаила Михайловича. Ответом на это был совет — лучше оставаться в селе, и между прочим прибавлены слова Св. Писания: что же будет стадо, неимущее пастыря, и пастырь, оставивший своих овец? Такие черты души Сперанского истинно драгоценны для Русского сердца.

Доставляя вам письма, предлагаю еще несколько кратких моих заметок о разных предметах, показавшихся на мои глаза несколько интересными. Если заметки эти покажутся для вас стоющими внимания, то не откажите дать им местечко в вашем Москвитянине. Не упоминаю вам о настоящих археологических поисках и раскопках в г. Суздале: они вам известны лучше моего. Прошедшим летом привелось мне быть в селе Лучкине, отстоящем от Шуи в 32 верстах, по направлению к г. Коврову. Село это, в старину, принадлежало, как видно из моих бумаг, Спасо-Евфимиеву Суздальскому монастырю, близ коего, между запаханными хлебом полями, находится старинное кладбище, окопанное небольшим валом и известное у местных [152] крестьян под именем Княжеского. Из выкапываемых тут надгробных, древней формы, памятников, сильно попорченных временем или неискусными руками крестьян, замечен мною один камень с следующим остатком надписи: «Князь.... во иноцех....» Какие же положены были тут князья, я не мог догадаться. Если бы порыться, покопать, то, может быть, нашлися бы камни и с неповрежденными надписями. Удивительно, что усыпальница эта не при церкви, или не под церковью села, потому что, особенно в старину, значительных лиц погребали более под церквами, или близ них, в особых зданиях известных под названием усыпальниц, например в слободе Мстере (Вязниковского узда) погребены под церковью тела Князей Ромодановских; в сел Тейкове (Шуйского уезда) погребен род Князей Прозоровских; в Коврове, в особом здании близ собора, погребен род Князей Ковровых.

Прошедшего 1850 года, в 21 N Москвитянина, в статье Г. Мельникова — о смутном времени 1612 года было сказано: «А в начальники кому идти под Москву, выбрали (Нижегородцы) Стольника Князя Дмитрия Михайловича Пожарского, который был в то время в своей вотчине, в Суздальском уезде, но не в Пурехе, который, между прочим, тогда не принадлежал Пожарскому, а пожалован был ему Царем Михаилом Феодоровичем». Я, с своей стороны, полагаю — не в Пурихе, не в Ландехах Нижнем и Верхнем, и не в Мыту, как некоторые предполагают, потому что эти волости и села тоже пожалованы Пожарскому Царем Михаилом Феодоровичем, а вероятне всего К. Пожарский тогда находился в своей родовой вотчине Мугреевской (Акты Историч. Археограф. Комм., том II, N 87), находящейся (ныне Вязниковского уезда) при реке Луке, в 15 верстах от Нижнего Ландеха и Мыта, вниз по р. Луху, и в 40 верстах от Пуреха. Мугреевская вотчина известна и до сих пор; она состоит из трех сел: Мугреева-Никольского, Мугреева-Дмитревского и Мугреева-Лукина с деревнями. Села эти расположены между собою на пространстве пяти верст.

О значении мещан у нас встречаются разные мнения. Мне попался в руки подлинный акт, который это слово довольно объясняет. Вот слова сего акта:


«Царю, Государю и Великому Князю Алексею Михайловичу всея Великие и Малые и Белые России Самодержцу, бьет челом и являет холоп твой мещенин Дорофейко Кузьмин, сын Угримов, на Суздальца, на Никиту Иванова, сына [153] Карпова. В нынешнем, Государь, 165 году Маия в 25 день, поехал я, холоп твой, на твою Государеву на службу, и заехал я ко церкви, престолу Преображенья Господа Бога Нашего — помолитца и с родители проститца, и пришел ко мне тот Никита Иванов, сын Карпов, с людьми своими и со крестьяны своими, учал меня бить и грабить, и людишек моих бил и грабил, и грабежу Государь с меня снял и с людишек с моих тот Никита Иванов сын Карпов с людьми своими и со крестьяны денег и збруи служивые, пистолей, и сабель, и платья, и седел, на сто рублев с полтиною, и впредь он, Никита Иванов, сын Карпов, с людьми своими и со крестьяны на меня холопа твоего и на людишек моих похвалитца убийством смертным и пожегом и иными делами лихими. Милосердый Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович всея Великие и Малые и Белые России Самодержец, пожалуй меня холопа своего, вели Государь мое челобитье и явку записать. Царь. Государь смилуйся, пожалуй». На обороте челобитной написано: «165-го (1657) года, Июня в 9-й день подал явку мещанин Дорофей Кузьмин, сын Угримов (в Шуе), земскому старосте Григорью Игнатьеву сыну, с товарищи».


Подобный же акт у меня был и другой, но на этот раз я не мог его отыскать. Оффициально слово мещанин, кажется, в первый раз употреблено было в Регламенте Петра Великого. Можно думать, что слово это перешло к нам в Poccию из Польши.

Я нашел также некоторые древние известия о Шуе; как-то: о воеводах, иконописцах, богаделенной избе, которые не попали в мою книгу (Описание Шуи). «1703 года, Октября 15 дня, по указу Царя и Великого Князя Петра Алексеевича всея Великие и Малые и Белыа России Самодержца, и по памяти из ратуши, за приписью бурмистра Курдюмова, Шуйские земские бурмистры Борис Ламанов с товарищи с Шуи, с посаду, выслали к Москве к Государеву делу рещика, да четырех человек иконников». Лета 7178 (1670) года (слова акта) Шуйский земский староста Лука Андреев с земскими целовальники Московских стрельцов голове Василью Трегубову показали, что «в Шуе на посаде беглых солдат нет, а живет-де у них на посаде старый солдат охочих людей Ивашко Семенов, сын Щеголев, а живет-де он в мирской богаделенной избе».

В. Борисов.

Июня 30, 1851 г.

Текст воспроизведен по изданию: Письмо редактору из Шуи // Москвитянин, № 14. 1851

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.