Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИСТОРИЯ О РОССИЙСКОМ ДВОРЯНИНЕ ФРОЛЕ СКОБЕЕВЕ И СТОЛЬНИЧЕЙ ДОЧЕРИ НАРДИНА-НАЩОКИНА АННУШКЕ. 1

В Новогородском уезде имелся дворянин Фрол Скобеев; в том же Новогородском уезде, у стольника Нардин-Нащокина имелись его вотчины, и в тех вотчинах того стольника имелась дочь Аннушка, которая жила в тех вотчинах. Испроведал Фрол Скобеев о той стольнической дочери, и взял себе намерение, чтоб возъиметь любовь с тою Аннушкою и видеться; однакож, умыслил спознаться той вотчины с прикащиком, и всегда ездил в дом того прикащика. По некоторому времени случилось быть Фролу Скобееву в дом, и в то ж время пришла к тому прикащику мамка дочери Нардина-Нащокина; и усмотрел Фрол Скобеев, что та мамка живет всегда при Аннушке. И как пошла та мамка от прикащика к госпоже своей Аннушке, Фрол Скобеев вышел за нею, и подарил тое мамку двумя рублями. И та мамка объявила ему: «господин Скобеев, не по заслугам моим ко мне милость свою казать изволишь, для того, что моей услуги к вам никакой не находится». Фрол Скобеев отдал оные деньги той мамке и пошел от ней прочь, и ничего о том [4] ей не объявил. И мамка та пришла к госпоже своей Аннушке, ничего о том ей не объявила; а Фрол Скобеев посидел у того прикащика, и поехал в дом! И во время увеселенных вечеров, которые бывали в веселость девичеству, называемые, по девическому званию, святки, и та стольника Нардина-Нащокина дочь Аннушка приказала мамке своей, чтоб она ехала ко всем дворянам, которые в близости той вотчины стольника Нардина-Нащокина имеют жительство; у которых дворян имеются дочери девицы, чтоб тех дочерей просить к той стольничей дочери Аннушки, для веселости на вечеринку. И та мамка поехала просить всех дворянских дочерей к Аннушке, для веселости на вечеринку, и потому ее прошению все обещали быть. И ведает та мамка, что у Фрола Скобеева есть сестра девица; и приехала та мамка в дом Фрола Скобеева просить сестры его, чтоб она пожаловала в дом к дочери стольника Нардина-Нащокина, к Аннушке. И та сестра Фрола Скобеева объявила той мамке пообождать малое время: «я схожу к брату своему; ежели прикажет мне ехать, то вам о том объявлю». И как пришла сестра Фрола Скобеева к брату своему, и объявила ему, что приехала к ней мамка от стольничей дочери Нардина-Нащокина Аннушки, просить меня, чтоб я приехала в дом к ним. Фрол Скобеев сказал сестре своей: «поди, скажи той мамке, что ты будешь не одна, а некоторого дворянина с дочерью девицею». И та сестра Фрола Скобеева о том весьма стала думать, что брат ей сказать велел; однакож, боялась преслушать воли брата своего, и объявила той мамке, по приказу брата своего, яко она будет к госпоже ее сей вечер с некоторою дворянскою дочерью девицею. И та мамка поехала в дом к госпоже своей Аннушке.

И Фрол Скобеев стал говорить сестре своей: «ну, сестрица, пора тебе убираться и ехать в гости». И та его сестра, как стала убираться в девической убор, и Фрол Скобеев сказал сестре своей: «принеси, сестрица, и мне [5] девической убор: уберуся и я, и поедем вместе с тобою к стольничей дочери Аннушке» И та сестра его весьма о том сокрушалась, понеже, что ежели признают его, то, конечно, будет великая беда брату моему, понеже стольник Нардин-Нащокин весьма в великой милости при царе находится; однакож, не прослушалась брата своего и принесла ему девической убор. Фрол Скобеев убрался в девической убор, и поехал с сестрою своею в дом стольника Нардина-Нащокина к дочери его Аннушке. И собрались многих дворян дочери, и никто Фрола Скобеева в девическом уборе признать не может. И стали все девицы веселиться разными играми, и веселились долгое время, и Фрол Скобеев с ними же веселится, и признать его никто не может. И потом Фрол Скобеев пожелал идти… и был Фрол Скобеев... один, а мамка стояла в сенях со свечею. И так вышел Фрол Скобеев... и стал говорить мамке: «как, мамушка, много наших сестер, дворянских дочерей, а твоей к нам услуги изо всех много, а никто не может подарить ни чем за услугу твою». И мамка не может признать, что он Фрол Скобеев. И вынув пять рублев и подарил тое мамку с великим принуждением. И те деньги мамка взяла, а Фрол Скобеев видит, что признать она его не может, то Фрол Скобеев пал пред ноги той мамки, и объявил о себе, что он Фрол Скобеев, дворянин, и приехал в девическом уборе для Аннушки, чтоб с нею иметь обязательную любовь. И как усмотрела мамка, что подлинно Фрол Скобеев, и стала в великом сумнении, и не знает, что с ним делать; однакож памятуя его к себе два многие подарки: «добро, господин Скобеев, за твою ко мне милость; готова чинить все по твоей воле». И пришла в покой, где девицы все веселились, и никому о том не объявила. И стала та мамка говорить госпоже своей Аннушке: «полноте, девицы, веселиться, я вам объявлю игру, как мы прежде сего игрывали». И та Аннушка непреслушала воли мамки своей и стала ей говорить: «ну, мамушка, изволь, твоя воля на все наши девичьи игры». [6] И объявила им та мамка игру: «изволь, госпожа Аннушка, быть ты невестою сына Фрола Скобеева, сия девица будет тебе женихом». И повела их в особливые покои для почиву, как водится в свадьбе; все девицы пошли их провожать до тех покоев, и обратно пришли в те покои, в который веселились прежде. И та мамка веселилась с девицами, и велела петь громогласны песни, чтоб им крику от них не слыхать было. А сестра Фрола Скобеева весьма в печали великой пребывала, сожалела брата своего, и надеется, что конечно будут причины. И Фрол Скобеев... объявил ей о себе, что он Фрол Скобеев, а не девица. И Аннушка не ведает, что пред ним ответствовать, стала в великом страхе... Потом просила та Аннушка того Фрола Скобеева, чтоб он не обнес ее другим. Потом мамка и все девицы пришли в тот покой... и Аннушка стала быть в лице переменна, а девицы никто не могут признать Фрола Скобеева, для того, что он в девическом уборе. И та Аннушка никому о том не объявила, только взяла мамку свою за руку и отвела от тех девиц, и стала ей говорить искусно: «что ты надо мною сделала, что не девица со мною была: он мужественный человек, дворянин Фрол Скобеев». И та мамка ей объявила: «истинно, госпожа моя, я не могла признать его, думала, что она такая ж девица, как и прочие; а когда он такую безделицу учинил, ведаешь, что у нас людей много: можем его скрыть в смертное место». На то Аннушка, сожалея того Фрола Скобеева: «ну, мамушка, уже быть так, того мне не возвратить». И пошли все девицы в пировой покой, и Аннушка с ними же, и Фрол Скобеев в том же девическом убор, и веселились долгое время ночи. Потом все девицы стали иметь покой... И на утре стали все девицы разъезжаться по домам своим, и Аннушка Фрола Скобеева с сестрою его не отпустила, а оставила Фрола Скобеева, и был у нее три дни все в девическом убор, для того, чтоб его люди не признали, и веселились все с Аннушкою. По прошествии же трех день Фрол Скобеев поехал в [7] дом свой с сестрою своею. Аннушка подарила того Фрола Скобеева деньгами 500 рублев. Фрол Скобеев приехал в дом свой весьма рад, что спознался с Аннушкою, и делал банкеты и веселился с прочими дворянами со своею братиею.

И пишет из Москвы отец стольник Нардин-Нащокин в вотчину свою к дочери своей Аннушке, чтоб она ехала в Москву, для того что сватаются к ней женихи, стольничьи дети. И Аннушка не преслушалась воли родителя своего: собравшись вскоре, поехала в Москву. Потом проведал Фрол Скобеев, что Аннушка уехала в Москву, и стал в великом сумнении, не ведает, что делать, для того что он дворянин небогатой, а имел себе более пропитания — всегда ходил за делами. И взял себе намерение, как можно Аннушку достать себе в жену. Потом Фрол Скобеев стал отправляться в Москву, а сестра его вельми о том соболезнует. Фрол Скобеев сказал сестре своей: «ну, сестрица, не тужи ни о чем: хотя живот свои утрачу, а от Аннушки не отстану: либо буду полковник, либо покойник. Ежели что сделается по намерению моему, то и тебя не оставлю, а буде сделается несчастие, то поминай брата своего». И убрався, поехал в Москву. И приехал Фрол Скобеев в Москву, и стал на квартире близь двора Нардина-Нащокина. На другой день Фрол Скобеев пошел к обедне, и увидел мамку, которая была при Аннушке. И по отшествии литургии вышел Фрол Скобеев из церкви и стал ждать тое мамку. И как мамка та вышла из церкви, Фрол Скобеев, подошед к той мамке, отдал ей поклон и просил ее, чтоб она объявила о нем Аннушке. И как мамка пришла домой, то объявила о нем Аннушке и о приезде его. Аннушка на то стала в радости и просила мамку свою, чтоб она завтрашней день пошла к обедне и взяла с собою денег 20 рублев и отдала Фролу Скобееву, и мамка то учинила по воли ее. У того стольника Нардина-Нащокина имелась сестра, пострижена в девичьем монастыре. И тот стольник [8] приехал к сестре своей в монастырь. И сестра встретила с почестьми брата своего. Стольник Нардин-Нащокин у сестры своей был долгое время и много разговаривали. Потом сестра его просила брата своего покорно, чтоб он отпустил к ней в монастырь для свидания дочь свою Аннушку, а ее племянницу, для того что она с нею долговременно не видалась. И стольник Нардин-Нащокин обещал к ней отпустить дочь свою. И сестра ему объявила: «не надеюсь, государь братец, чтоб ты с нею учинил по просьбе моей, для тою что ты забудешь, а я прошу тебя, изволь приказать в доме своем, хотя когда в небытность твою дома, пришлю я по нее карету и возников, чтоб ты приказал ей ехать ко мне без себя». Случится по некоторому времени тому стольнику Нардину-Нащокину ехать в гости с женою своею, и приказывает дочери своей: «ежели пришлет сестра по тебя из монастыря карету и возников, то ты поезжай к ней». А сам поехал в гости. И Аннушка просит мамки своей, чтоб она как можно пошла к Фролу Скобееву, и скажи-де ему, чтоб он как можно где выпросил карету с возниками, и приехал сам к ней, и сказаться, будто от сестры стольника Нардина-Нащокина, и приехал по Аннушку из девичьего монастыря». И та мамка пошла ко Фролу Скобееву, и сказала ему все по приказу ее.

И как услышал Фрол Скобеев, и не ведает, что делать, и как бы кого обмануть, для того что его знают: дворянин он небогатой, только ябедник великой, ходатайствует за делами. И пришло в память Скобееву, что весьма к нему добр стольник Ловчиков, и пошел к нему. И как пришел Фрол Скобеев к стольнику Ловчикову, и тот стольник имел с ним разговоры довольны. Потом Фрол Скобеев сталь просить того стольника, чтоб он ему пожаловал карету с возниками ехать для смотрения невесты. И Ловчиков дал ему карету с возником и кучера. И Фрол Скобеев поехал и приехал к себе на квартиру, и того кучера напоил вельми пьяна, а сам [9] убрался в лакейское платье, и сел на козлы и поехал к стольнику Нардину-Нащокину по Аннушку. И усмотрела та Аннушкина мамка, что приехал Скобеев, сказала Аннушке под видом другим того дому служителям, яко бы прислала тетка по нее из монастыря. И та Аннушка убралась и села в карету, и доехала на квартиру Фрола Скобеева. И тот кучер Ловчикова пробудился, и усмотрел Фрол Скобеев, что тот кучер Ловчикова и не в таком сильном пьянстве, и наноив его весьма жестоко пьяна и положив его в карету, а сам сел в козлы и поехал к Ловчикову. А как приехал ко двору, отворил ворота и пустил возников с каретою на двор. И люди Ловчикова видят, что стоять возники и с каретою на дворе, а кучер лежит в карете жестоко пьян, пошли объявили Ловчикову, что кучер жестоко пьян и спит в карете, а кто их сюды привел, не ведают. И Ловчиков велел карету и возников убрать и сказал: «то хорошо, что всего не уходил: на Фроле Скобееве, взять нечего». И на утре стал спрашивать Ловчиков того кучера, где он был со Фролом Скобеевым. И кучер сказал ему: «только помню, как приехал к нему на квартиру, а куда он, Скобеев, ездил, и что делал, не знаю». А стольник Нардин-Нащокин приехал из гостей и спросил о дочери своей Аннушке. И та мамка сказала, что по приказу вашему отпустила к сестре вашей в монастырь, для того что она прислала карету и возников. Стольник Нардин-Нащокин сказал: «изрядно».

И стольник Нардин-Нащокин долгое время не бывал у сестры своей, и надеется, что дочь его Аннушка в монастыре у сестры его. А уже Фрол Скобеев на Аннушке женится. Потом стольник Пардиш-Нащокин поехал в монастырь к сестре своей, и сидел у сестры своей долгое время, и не видал дочери своей, и спросил у сестры своей: «сестрица, что я не вижу Аннушки?» И сестра ему ответствовала: «полно, братец издеваться. Что мне делать, когда я бесчастна моим прошениям: к себе просила ее прислать; но [10] мне знатно, что ты мне не веришь, а мне время такого нет, чтоб послать по нея». И стольник Нардин-Нащокин сказал сестре своей: «как, государыня сестрица, что ты изволишь говорить о том, не могу рассудить, для того, что она отпущена к тебе уже тому месяц, за тем, что ты присылала по нее карету и возников, а я в то время был к гостях с женою, по приказу нашему отпущена к тебе». И сестра ему сказала: «никак я, братец, возников и кареты не посылала никогда, и Аннушка никогда не была». И стольник Нардин-Нащокин весьма сожалел о дочери своей, весьма много искал, и нигде не нашел, и горько плакал, и приехал в дом свой, и сказал жен своей, что Аннушка пропала, и сказал, что у сестры в монастыре нет. И стал мамку спрашивать, кто приезжал с возниками. И та мамка сказала: «приезжал с возниками и с каретою кучер, и сказал, что из девичьего монастыря от сестры вашей приехал по Аннушку, и по приказу вашему поехала Аннушка». И о том стольник с женою своею весьма соболезновали и плакали горько.

И на утро стольник Нардин-Нащокин поехал к государю и объявил, что у него безвестно пропала дочь. И государь велел учинить публику. Не ведает Фрол Скобеев, что делать, и умыслил идти к полковнику Ловчикову и объявить ему о том, для того, что Ловчиков весьма к нему добр. И пришел Фрол Скобеев к Ловчикову и имел с ним многие разговоры. Стольник Ловчиков спрашивал Фрола Скобеева: «что, господин Скобеев, женился ли?» И Скобеев сказал: «женился!» — «Богатую ли взял?» И Скобеев сказал: «ныне еще богатства не вижу, что вдаль время окажет». И Ловчиков говорил Скобееву: «ну, господин Скобеев, живи уже постоянно; отстань за ябедою ходить; живи в вотчине своей; лучше, здоровее». Потом Фрол Скобеев стал просить того стольника Ловчикова, чтоб он был предстатель его в беде. И Ловчиков ему объявил: «скажи, что ежели сносно, буду [11] продстательствовать; ежели что несносно, и но гневайся». Фрол Скобеев ему объявил, что стольника Нардина-Нащокина дочь Аннушка у меня, и я на ней женился. И стольник Ловчиков сказал: «как ты сделал, так сам и ответствуй». И Фрол Скобеев сказал: «ежели ты предстательствовать не будешь обо мне, то и тебе будет не без худа, а мне уже пришло сказать на тебя, для того, что ты возников и карету давал; ежели бы ты не давал, и мне того не учинить бы». И Ловчиков стал в великом сумнении, и сказал ему: «настоящий ты плут; что ты надо мною сделал? Добро! как могу, то буду предстательствовать». И сказал ему: «завтрашний день приходи в Успенский собор, там и стольник Нардин-Нащокин будет у обедни, а я с ним буду. И после обедни будет стоять стольников все собрание на Иванской площади; и в то время приди пред ним, и объяви ему о дочери его, а я уже, как могу, буду предстательствовать». И пришел Фрол Скобеев в Успенский собор к обедне, и стольник Нардин-Нащокин, и Ловчиков, и другие стольники все у обедни были. По отшествии литургии, в то время имелось собрание на Иванской площади, против Ивана Великого; и все стольники собрались на оную площадь, и Нардин-Нащокин тут же, и имели оные стольники между собою разговоры, что им надобно. А стольник Нардин-Нащокин, больше соболезнуя, рассуждает о дочери своей, и стольник Ловчиков рассуждает о том же с ним, склоняя его к милости. И в те их разговоры пришел Фрол Скобеев, и отдал всем стольникам по обычаю поклон. Все стольники Фрола Скобеева знают, и кроме всех стольников, пал пред ногами Фрол Скобеев у стольника Нардина и просил прощения: «милостивой государь, стольник первой! отпусти винного, яко раба своего, который возъимел пред вами дерзновение». И стольник Нардин-Нащокин имелся летами древен и зрением от древности уже помрачен; однакож, человека усмотреть еще мог. Имели в то время обычай те старые люди носить в руках трости натуральные с клюшками. И поднимаете тою [12] клюшкою Фрола Скобеева и спрашивает его: «кто ты таков скажи о себе, и что твоя нужда к нам». И Фрол Скобеев только говорит: «отпусти мою вину». Стольник Ловчиков, подошед к стольнику Нардину-Нащокину, сказал ему: «лежит пред вами и просит отпущения вины своея дворянин Фрол Скобеев». И стольник Нардин-Нащокин закричал: «вот ты плут; знаю тебя давно, плута, ябедника; знать, что наябедничал себе несносно. Скажи, плут, что, буде сносно, стараться стану о тебе, а когда несносно, как хочешь; я тебе, плуту, давно говорил: живи постоянно. Встань, скажи, что твоя вина?» И Фрол Скобеев стал от ног его, и объявил ему, что дочь его Аннушка у него и женился на ней. И как стольник Нардин-Нащокин услышал от него о дочери своей, и залился слезами, и стал в беспамятстве. И мало опамятствовался, стал ему говорить: «что ты, плут, сделал? Ведаешь ли ты о себе, кто ты таков? несть тебе отпущения от меня вины твоей: тебе ли, плуту, владеть дочерью моею? Пойду ко Царю и стану на тебя просить о твоей плутовской ко мне обиде». И вторительно пришел к нему стольник, и стал его разговаривать, чтоб он вскоре к государю не возъимел идти. «Изволишь съездить домой и объявить о семь сожительнице своей, и по совету общему поступать как к лучшему: того времени не возвратить; а он, Скобеев, от гневу нашего никуда не может скрыться». И стольник Нардин-Нащокин совету стольника Ловчикова послушал и не пошел ко Царю, и сел в карету, и поехал в дом свой. А Фрол Скобеев пошел на квартиру свою и сказал Аннушке: «ну, Аннушка, что будет нам с тобою — не ведаю: я объявил о тебе отцу твоему». И стольник Нардин-Нащокин приехал в дом свой, и пошел в покой, жестоко плачет и кричит: «жена! что ты ведаешь? я нашел Аннушку».— А жена его спрашивает: «где она, батюшка?» И стольник Нардин-Нащокин сказал жене своей: «ведь, плут и ябедник Фрол Скобеев женился на ней». Жена его услышала от него речи, и не ведает, что говорить, [13] соболезнуя о дочери своей. И стали оба горько плакать, а в сердцах своих бранить дочь свою, и проклинают и не ведают, что чинить над нею. И пришли в память и, сожалея дочери своей, стали рассуждать: «надобно послать человека, где он, плут, живет, и проведать о дочери своей, жива ли она». И призвали человека своего и послали сыскать квартиру Фрола Скобеева, и приказывали проведать про Аннушку, что жива ли она, и имеете ли пропитание. И поехал человек искать квартиру Фрола Скобеева, и усмотрел Фрол Скобеев, что от тестя его пришел человек, и велел жене своей лечь на постелю и притвориться, яко бы жестоко больна. И Аннушка учинила по воле мужа своего, и присланный человек вошел в покой, и отдал, как по обычаю, поклон. И Фрол Скобеев спросил: «что за человекъ? и какую нужду имеешь во мне?» И человек тот сказал, что он прислан от стольника Нардина-Нащокина проведать про Аннушку, здравствует ли она. И Фрол Скобеев сказал тому присланному человеку: «видишь ты, мой друг, какое здоровье? Таков-то родительский гнев: они заочно бранят и клянут, и от того она при смерти лежит. Донеси их милости, хотя они заочно словесно благословение ей дали». И человек тот отдал им поклон и пошел от них. И пришел к господину своему стольнику Нардину-Нащокину, и спросил его стольник: «что нашел ли квартиру, и видел ли Аннушку? жива ли она, или нет?» И человек тот объявил, что Аннушка жестоко больна, едва будет жива, и требует от вас хотя словесно заочно благословение. И стольник с женою жестоко о дочери соболезновали, рассуждая, что с вором и плутом делать, но более сожалели о дочери своей. Стала жена Нардину говорить: «ну, мой друг, уже так Бог судил; надобно, друг мой, послать к ним образом их и, хотя заочно, благословить; а когда сердце наше умилостивится к ним, то можем и сами видеться с ними». И сняли со стены образ, который обложен был златом и драгим камением, и прикладу всего на 500 рублев, и послали с тем же [14] человеком, и приказали сказать, чтоб она сему образу молилась, а плуту и вору Фролке Скобееву скажи, чтоб он его не промотал. И человек, приняв образ, пошел на двор Фрола Скобеева, и усмотрел Фрол Скобеев, что пришел тот же человек, сказал жене своей: «встань, Аннушка!» И жена его, Аннушка, села вместе с Фролом Скобеевым, и человек тот вошел в покой и отдает образ Фролу Скобееву. И приняв образ, поставил где надлежит, и сказал тому человеку: «таково-то родительское благословенье! и как заочно намерены благословить, и дал Бог Аннушке легче; теперь, слава Богу, здрава». И сказал Фрол Скобеев, також и Аннушка: «благодари батюшку и матушку за их родительскую милость». И человек пришел к господину своему и объявил ему об отдании образа и о здравии Аннушки и о благодарении их, и пошел в показанное свое место. И стольник Нардин-Нащокин стал рассуждать с женою своею, и сожалеет о дочери своей: «как, друг, быть! Конечно, плут заморит Аннушку: чем ему, вору, ее кормить? и сам, как собака, голоден; надобно, друг мой, послать какого есть запасу на шести лошадях». И послали тот запас, и при том запасе реестр. И Фрол Скобеев, не смотря по реестру, приказал положить запас в показанное место, и приказал тем людям за оказанные родительские милости благодарить. Уже Фрол Скобеев живет и ездит роскошно везде по знатным персонам; и весьма Скобеев удивлялся, что он сделал такую причину смело .

И уже чрез долгое время родители обратились сердцем и соболезновали душою о дочери своей, також и о Фроле Скобееве, и приказали послать человека к ним просить их, чтоб Фрол Скобеев и с женою, а их дочерью, приехали к стольнику Нардину-Нащокину хлеба кушать. И пришел присланный человек и стал просить Фрола Скобеева, чтоб он изволил приехать сей день с женою своею кушать. И Фрол Скобеев сказал человеку: «донеси батюшке: [15] готов быть сей день к их милости». И Фрол Скобеев убрался с женою своею Аннушкою, и поехал в дом тестя своего стольника Нардина-Нащокина. И как приехал в дом его и пошел в покой, и жена его Аннушка пришла ко отцу своему, и пала пред ноги родителей своих. И смотрел Нардин-Нащокин на дочь свою, и стал ее бранить и наказывать гневом своим родительским, и смотря на нее, жестоко плакали, что она так учинила без воли родительской; однакож, оставя весь свой гнев родительской, отпустили ей вину, и приказали сесть с собою, а Фролу Скобееву сказал Нардин: «а ты, плут, что стоишь? садись тут же, тебе ли, плуту, моею дочерью владеть?» И Фрол Скобеев сказал: «ну, государь батюшка, уже тому так Бог судил». И сели все вместе кушать. И стольник Нардин-Нащокин приказал людем своим, чтоб никого в дом посторонних не пускать; ежели кто приедет и станет спрашивать, что дома ль стольник Нардин-Нащокин, сказывайте, что время такого нет, чтоб видеть стольника, для того что с зятем своим, с вором и плутом Фролкою, кушает. И по окончании стола, Стольник Нардин-Нащокин спрашивает: «ну, плут, чем ты станешь жить?» И Фрол Скобеев объявил: чем мне жить, изволишь ты ведать обо мне более нечем, что ходить за ябедою?» — «Имеется вотчина моя в Симбирском уезде, которая по переписи состоит в трех стах дворех, справь, плут, за себя, и живи постоянно с женою своею Аннушкою». И Фрол Скобеев принес пред ним благодарение. «Плут, не кланяйся; поди сам справь за себя». И посидев немного время, поехал Фрол Скобеев с женою своею на квартиру. И стольник Нардин-Нащокин приказал его воротить, и стал ему говорить: «чем ты справишь? если у тебя деньги?» — «Известно, государь батюшка, какие у меня деньги». И приказал дать ему денег 500 рублев. Скобеев взял деньги и поехал на квартиру, и со временем справил тое вотчину за себя. И пожил стольник Нардин-Нащокин не многое время, к учинил прижизни своей во всем своем движимом и не [16] движимом имении Фрола Скобеева наследником, и стал жить Фрол Скобеев в великом богатстве, а стольник Нардин-Нащокии умре и с женою своею, а Фрол Скобеев остался со своею Аннушкою, и стал в великом знатии, а сестру свою с великим награждением выдал за некоторого стольничего сына замуж, и тем сия история кончилась.

И. КУПРИЯНОВ.

Новгород. 15 ноября 1859 г.


Комментарии

1. Эта старинная повесть найдена в прошлом году И. Д. Беляевым, при описании моих рукописей, поступивших в Императорскую Публичную Библиотеку, в одном из сборников прошедшего столетия. Недавно прислал мне ее почтенный корреспондент Москвитянина, И. П. Куприянов, в новой копии, с коей она теперь и напечатана. Варианты приложатся после. — М. П.

Текст воспроизведен по изданию: История о российском дворянине Фроле Скобееве и стольничей дочери Нардина-Нащокина Аннушке // Москвитянин, № 1. 1853

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.